Джейкей к вашему досугу и странным услугам!

Слэш
NC-17
Завершён
3786
автор
Размер:
20 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3786 Нравится 69 Отзывы 1192 В сборник Скачать

Джейкей и его нереальный медвежонок!

Настройки текста
Примечания:
Чонгук стример. Действительно популярный стример, что годами добивался своей аудитории, пробивался сквозь кучу взлетов и неудач, ссорился с ньюфагами и недовольно огрызался на все поучения олдфагов. Участвовал в немалой части скандалов и конечно, создавал конфузные ситуации на стримах. Близкая дружба с юнминами и не до такого доведет. Милашка Чимин со странными фетишами и бэд-бой Юнги, раскрепощенный до тошноты. Самый популярный шип, между прочим. Хоть и не встречаются. Поэтому новоприбывший в свое время Чонгук, постоянно выкидывал что-то до одури смешное на совместных стримах. То спросит что-то лишнее, то пьяный заявится, то заснет вообще. Самой курьёзной стала ситуация, которая произошла год назад.

-год назад-

— Чонгук! Ты выключишь стрим или нет? — орет с кухни его лучший друг Тэхен. Из той же комнаты исходит до дури вкусный аромат только что приготовленной еды, и даже окна, открытые почти нараспашку не рассеивают запах. — Та вырубаю уже, чего верещишь? — также недовольно возмущается стример. Его чат мигом разрывается от посыпавшихся комментариев, но альфа успевает уловить пару из них.

sunsssayyy:

иди уже, тебя муженёк ждет!

waenuk4a:

у кого-то сегодня будет чудесная ночка)

heynanana_oh:

АХАХАХА

— Вы чего там себе навыдумывали уже?! — знатно ахуев, выкрикивает Чонгук, и он вообще-то пытается не сматериться потому что.. Какого хера происходит? — Теперь верещишь ты, — в комнату входит Тэхен, вытирая руки об полотенце. На щеках легкий румянец, футболка немного замазана, а волосы пропахли будущим ужином, — Что уже случилось? Омега подходит к Чонгуку, пытаясь заглянуть в монитор, но тот резко разворачивается, спинкой кресла закрывая половину экрана. — Ничего, хён! Ни-че-го, — быстро тараторит он, а у самого лицо на помидор похоже. Глаза Кима медленно, но верно ползут на лоб. — Чонгук, ты только что назвал меня хёном, — уже не скрывая усмешки произносит старший, — Там точно что-то стоящее, дай посмотрю. Тэхен с напорством пытается отодвинуть кресло Чонгука, но меньшие габариты, и крупное телосложение Чона упорно мешают забаве. Парни начинают в шутку бороться, размахивая руками в разные стороны. В один момент омега чуть ли не падает на пол, и поэтому забирается на колени Чонгука. Ну а что? Так он точно не упадет, а младший и вовсе зафиксирован в кресле. Не будь они друзьями, Чон точно захлебнулся бы в таком жесте, но пока они нелепо дерутся, лыбясь как влюбленные дураки. И когда Тэхен уже почти добирается до монитора, альфа резко встает с места, подхватывая старшего за упругие бедра. Тем временем чат разрывается от обсуждения настолько шипперского момента. Да, они давно были знакомы с Тэхеном, и с самого начала его появления часть аудитории перешла в активное сватовство. В рекомендациях ТикТока Чонгук довольно часто натыкался на эдиты, и даже зарисовки по фанфикам, но не суть. — Так ты чего хотел-то? — опуская Кима на ноги, спрашивает Чон, абсолютно забыв про стрим. От омеги несет вкусным ужином, но парень так и не смог разобрать, что именно сотворили эти волшебные ручки. — Я приготовил твое любимое рагу, давай поужинаем пока горячее, — довольно улыбается Тэхен, замечая блеск в глазах альфы. — Ты сказал рагу? О боги, это же знаменитое рагу Ким Тэхена. Пошли быстрее! — под веселые смешки старшего скачет на кухню Чонгук. Тем временем в чате происходит полная вакханалия. Смесь шипперов и хейтеров, новоприбывших, непонимающих фанатов и радостно визжащих фикрайтеров, чей мозг только что подкинул две, а то и три идеи для великолепного фанфика. Но после в чате появляются скандально известные юнмины, и теперь всё внимание аудитории переведено на них.

agustd:

даже у Джейкея есть пара, где мой цыпленок?

an_plo:

АОАОАОА ШУГА ЗДЕСЬ

j.m:

я могу быть твоим цыпленком, Юн-и

agustd:

ты сам это сказал, заметь

выезжаю

uarmyhope:

ЮНМИНЫ РЕАЛЬНЫ ВЫКУСИТЕ БИТЧЕС

И да, Чонгук действительно забывает про стрим, вкусно ужинает только что приготовленным рагу, успевает принять душ и даже полистать ТикТок в телефоне. С мокрыми волосами он валяется на кровати, ожидая Тэхена. Сегодня он остается на ночевку, поэтому следующие четыре часа они будут наминать попкорн, ржать как не в себя и шугаться от скримеров в фильме, оценивая их по страшности от нуля до десяти орущих Ким Тэхенов. В комнату входит сам омега. От румяных щечек всё еще исходит пар, с волос стекает вода, а на изящном теле как всегда идеально сидит Чонгукова футболка и.. боксеры. Младший замер на долю секунд, оценивая прикид друга. В последнее время мысли о Киме заводили далеко не туда, куда надо было. — Чего пялишься? Будто в трусах меня не видел, — без капли смущения говорит Тэхен, после чего на четвереньках заползает на кровать, и мостится рядом с Чоном. Холодными руками пробирается под футболку альфы, обнимая. Для младшего это уже не в новинку. Шатен легко мерзнет, поэтому без зазрений совести может греться о горячее тело Чонгука. Младший заводит руку за спину омеги, позволяя удобно устроиться на собственном предплечье. Мокрые волосы немного щекочут, но не мешают. И пока альфа одной рукой настраивает проектор, освещающий половину потолка, Тэхен задумчиво напевает песенку своего авторства (да, этот медвежонок будущий певец, так и знайте) Повисшую тишину прерывает звук пришедшего доната, и на секунду Чонгук зависает, пытаясь вникнуть в происходящее.

«Докатились, теперь и галлюцинации появились от недостатка сна»

Но нет, Тэхен также удивленно привстал на локтях, вглядываясь в сторону рабочего стола.

«Теперь и массовые галлюцинации бывают?»

Младший встает с кровати и подходит к компьютеру, прежде чем отодвинуть кресло, так удачно скрывающее от его взора невыключенный стрим. Чат буквально разрывает, аудитория увеличилась в 2 раза, а донат, удачно прилетевший до того как парни начали смотреть фильм, оказался неплохой суммой от Юнги, и подписью снизу:

«Ты Чонгук, конечно лох, но я не могу скрывать того факта, что эта ситуация меня до безумия забавляет»

И как выяснилось позже, стул, который вроде как закрывал стрим от взора Чонгука, вовсе не мешал зрителям, открывая вид на добрую часть происходящего. Тэхен тогда ещё долго материл альфу, но после просто залился диким смехом, потому что Чонгук выглядел будто ребенок, у которого отобрали любимую конфету.

-сейчас-

В один момент дверь в комнату отворяется. Чон, как увлеченный стример, не замечает на четвереньках пролезшего в помещение Кима. Старший не щадит нежную кожу коленок, трущуюся о жесткий ворс ковра, и быстро, но не менее скрытно подползает ближе. Альфа обращает на него внимание уже у своей ноги, но всеми силами не подаёт виду. Что Ким Тэхен забыл под столом? Чонгук хитро улыбается своим же мыслям, и обещает себе обязательно подрочить на него сегодня ночью. Но видимо не придётся. Старший полностью залезает под стол и, разворачиваясь лицом к ногам альфы, протягивает руку к штанам.

«Какого черта он делает?» — проносится в голове Чонгука, но в реале он продолжает беседовать с чатом, мимолётно взглянув на неожиданного гостя.

Ловкие пальцы омеги начинают расстегивать ширинку того, и ловя эффект неожиданности стягивают штаны ниже. Чон слегка подпрыгивает на месте и, молясь на слепость своих фанатов, продолжает ведать чату о чём-то. Кончиками пальцев Тэхен цепляет резинку нижнего белья, и медленно, дабы не отвлекать друга от работы, стягивает их ближе к штанам. Ошарашенный альфа в этот момент бьет по кнопке микрофона и, не палясь, прикрывает рот ладонью. — Ким-блять-Тэхен, что ты творишь? — Ничего особенного, хочу отсосать тебе под столом, пока несколько сотен тысяч человек наблюдают за тобой в прямом эфире. Только не пались, Чонгук-и, — исподлобья наблюдая за альфой, произносит Тэ. Часть его волос подобрана в аккуратный хвостик, губы как обычно смазаны бальзамом, а на щечках играет легкий румянец. Из дырочки похабно течет, будто во время течки, хоть ничего ещё даже не произошло. Омега внутри о стенку бьется, насколько развратно он выглядит в данный момент. Сидит под столом у ног альфы, и не может скрывать, что ему это нравится. Чертовски возбуждает, на самом деле. — Пиздец, — единственное, что говорит Чонгук, перед тем как снова включить звук. Член Чонгука не маленький, внушительный размер немного пугает, и Тэхен, мысленно уже вставив этот агрегат в себя, искренне негодует. Он не уверен, сможет ли принять такой член в задницу, что уж говорить о рте. Но, раз он начал это — значит пойдет до конца. Омега резко помещает бо́льшую часть эрегированного (какого черта этот засранец так легко возбудился?) члена в рот, пытаясь не зацепить его зубами, и начинает неторопливо ласкать ствол языком. Через долю секунд член возбужденно дергается, а его собственник блаженно (но не менее скрытно) закатывает глаза. На лице Тэхена проскакивает легкая улыбка. Парень проходится языком от основания до головки, мимолетно взглянув на альфу. Тот временами поглядывает под стол, приоткрытыми губами издавая что-то похожее на тихие вздохи. Парень берет член в руку и начинает стимулировать его, принимаясь ласкать головку губами. Заостренный язык медленно проходится по уздечке вверх-вниз, тем самым заставляя младшего вцепиться в подлокотник собственного кресла. Ещё несколько похожих манипуляций и Чонгук, уже подходящий к логическому завершению, торопливо выключает стрим, мимолетно прощаясь со зрителями. Альфа чуть ли не ломает подлокотники, когда Ким делает последнее движение. Тёплая жидкость вкуса апельсина разливается во рту того, и он поспешно её глотает, переводя взгляд на Чонгука. Тот тяжело дышит. Всё-таки риск спалиться придаёт невероятных ощущений, а ротик Ким Тэхена это вообще что-то волшебное. Чон пару секунд смотрит на друга, а после, придерживая его за подбородок, жадно впивается в губы. Сладкий вкус мармеладок смешивается с ароматом апельсиновых феромонов альфы. Омега, отстранившись, вылезает из-под стола и уже собирается уходить, как тут Чонгук всем телом прижимает его к столу, заставляя ягодицы вжаться в деревянное покрытие. — Чего же ты жаждал в процессе своей рискованной выходки? — спрашивает, и всё больше вжимает бедного Тэхена в стол. — Новых ощущений, — ехидно отвечает тот, ни на секунду не упуская их зрительного контакта. — И какие именно ощущения ты ищешь?

«О, Боже. Он что, серьезно хочет, чтобы я сказал это?»

— Ты знаешь, какие, — мастерски уходит от ответа, но альфа сам читает по глазам. Ухмыляется, и опускает взгляд на колени омеги, дабы взглядом оценить до боли сексуальную одежду друга. — Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя? — спрашивает, переводя взгляд на губы Тэхена, на которых застыло немое «да», не смея произносить это вслух. Парень тихонько засмеялся. И всё же, Ким был дерзким, прямолинейным, насмешливым.. омегой. Это так забавляло. Сам Тэхен, часто показывающий свои эмоции в слегка грубом контексте, сейчас желал плавиться в горячих руках своего (что?) альфы, блаженно закатывая глаза, и громко стонать, вытягивая имя Чонгука как можно сексуальнее. Чон хватает парня за бедра и усаживает прямо на стол. Он поспешно снимает с себя худи, открывая вид на оголенный торс. Принимается за одежду старшего, что уже успел стянуть с себя рубашку. Штаны поспешно летят в сторону кровати, куда ранее улетело его объемное худи. Настойчиво впивается в губы парня, исследуя каждую их частицу. Прикусывает, слизывает, сминает их так чувственно, что на секунду Тэхен думает, что целуется с Богом. Хотя, парня смело можно сравнивать с Богом, пускай, и не в самом праведном ключе. Чонгук запускает руку в пушистые волосы брюнета, второй притягивая того ближе. Разгорячённое тело альфы соприкасается с холодным телом напротив. Между ними — холодная Антарктида тает от горячих прикосновений раскалённой лавы. Лёд в огне. Огонь во льду. Парень понемногу отстраняется, переводя свой взор на медовую кожу Тэхена. Прильнув к шее, оставляет багровые засосы и спускается к ключице, прикусывая выпирающую кость. Ким тяжело дышит. Он и не думал, что всё так далеко зайдет. Оглаживает пресс младшего и откидывает голову назад, шумно выдыхая. Чонгук до боли сжимает бедра друга, после чего рывком снимает его нижнее белье.

«Красивый. Везде-везде-везде.»

Аппетитные бёдра перетекают в упругие ягодицы. Такой талии позавидовало бы множество девчонок — она такая узкая, что её, кажется, можно обхватить двумя руками. Тело такое манящее и горячее. Хочется то ли прижаться к нему и обнимать, то ли завалить на кровать и трахать, вырывая такие приятные для ушей стоны. Насладившись видом, он аккуратно раздвигает ноги Кима, тем временем спускаясь к соскам и лаская их. Шершавым языком проходится вокруг, немного вдавливает, прикусывает. Хочется вылизать этого парня с ног до головы. Вообще-то всегда хотелось, пусть альфа и не признавал этого многие годы. Тэхен стонет от горячих прикосновений настолько громко, что кажется, соседи вызовут полицию. Из раскрасневшейся дырочки сочится смазка, а парень недовольно ёрзает на твердой поверхности, от неприятной пустоты. Хочется почувствовать этот чертов член в себе, о котором Тэ грезил, кажется, целую вечность. Сложно не заметить горячую внешность, крепкое телосложение, и заботливый характер Чона. А таких в наше время мало. Вот и влюбился, сам того не понимая. Но ждать первых шагов от альфы было бы глупо, Чонгук всегда проверял есть ли взаимные чувства, перед тем как признаться. Да и Тэхен не дурак, сам подкатить способен. Неожиданно омегу подхватывают на руки, заставляя обвить торс Чонгука ногами. Задница предательски зудит, требует внимания, и уже полностью готова принять альфу в себя. Тэхен инстинктивно выгибается в спине, сокращая между ними проклятое расстояние. Впивается в сладкие губы, дразнит и оттягивает удовольствие, прикусывая нижнюю. Обводит языком клыки альфы, и понимает, что гон, припадавший на следующие выходные, неизбежно начинается сейчас. Рядом омега, запах которого Чонгук вдыхает чуть ли не каждый день, а значит альфа внутри неосознанно переносит свой гон. Потому что омега уже его, хочет она того или нет. Отпустит сейчас — в гон будет ограничен сухой дрочкой и невыносимым жаром. Чонгук опускает Тэхена на кровать и нехотя, насколько позволяет внутренний альфа, отстраняется. — Гон начался, тебе лучше уйти, пока я с ума не сошел, — немного хмурясь говорит Чон. Альфа внутри доминантный, и если решил, что эта омега теперь будет принадлежать ему, то так и будет. Сдержать это сложно, но возможно. И всё бы ничего, если бы Тэхен, разнеженный от таких желанных ласк, не притянул бы Чонгука за волосы к себе, впечатывая губами прямо в пахучую железу на шее. Мармеладки. Так сладко отдающий аромат Тэхена, заполнил лёгкие, от чего сдерживаться стало ещё сложнее. Но последней каплей стала фраза, от которой сердце начало биться быстрее, а дыхание и вовсе остановилось. — Чувствуешь это? Это всё твоё. Я принадлежу тебе. И не уйду. А Чонгуку вообще крышу снесло. Окончательно и бесповоротно. — Чонг.. — не успевает Тэхен закончить фразу, как настырный язык проникает в его рот, по-хозяйски. Так, как умеет только Чонгук. Младший явно никуда не спешит, и поэтому Ким недовольно хнычет, потираясь об каменный стояк. Ну сколько можно тянуть? Тэхен вот-вот кончит от этих обжигающих прикосновений, а ведь альфа даже не коснулся дырочки. Чон тем временем оставляет на шее багровые засосы, мокрой дорожкой спускаясь всё ниже. Он уже говорил что хочет вылизать Тэхена? Это он и сделает. Почувствовав что-то неладное, омега приподнимается на локтях, когда Чонгук поцелуями переходит на впалый живот. Это щекотно, а ещё до одури нежно. Как он вообще свой гон контролирует? Тэ знает что альфы в гон просто заваливают и трахают, без лишних прелюдий, но Чон был другим. Он поднялся, стоя на коленях у разведенных ног омеги. Любуется, зараза. Но и Тэхен не промах. Он до боли сексуально касается сосков, оттягивает и немного скручивает. Сам же постанывает от собственных манипуляций, рукой спускается к миниатюрному, аккуратному члену, разводит ноги и.. о боже, его взгляд так и говорит..

«Смотри, Чонгук, это всё твоё. Каждый миллиметр этого прекрасного тела.»

В глазах Чонгука, обычно темных и неприступных, вспыхивает огонек. Этот омега ведет себя слишком развратно, и кажется, сам требует весьма приятного наказания. Альфа обвивает лодыжку Тэхена, и кладет себе на плечо, не разрывая зрительного контакта. Целует один раз, второй, третий. Поцелуями покрывает всю ногу, понемногу сокращая расстояние. Снимает лодыжку со своего плеча, и за бедра подтягивает омегу ближе. Хочется стонать только от одного его взгляда. Пожирает глазами, передает всё желание и возбуждение, от чего Тэхен закусывает тыльную сторону руки. Чонгук переводит внимание на раскрасневшуюся дырочку, из которой сочится ароматная смазка. Руками придерживает бедра омеги и впервые облизывает горячую плоть. Тэхен откидывает голову на подушку, блаженно прикрыв глаза. С губ срывается что-то непонятное, граничащее между вздохом и стоном, но так правильно звучащее в данной ситуации. Ким хватается за собственные бедра, тем самым помогая Чонгуку. Скулит, от того насколько долго альфа кружит вокруг дырочки, не уделяя ей должного внимания, а поэтому недовольно ёрзает на простынях. — Чёрт, Чонгук, хватит медлить, прошу.. — ресницы подрагивают, а голос предательски надрывается, не выдерживая. И альфа, последний раз облизывая пульсирующую плоть, проникает внутрь языком. Блаженный стон срывается с губ омеги. Язык, непростительно длинный, практически достает до простаты, активно мечется внутри, очерчивает стенки и временами выходит из горячего нутра, дабы укусить Тэхена за ягодицу, возвращая в сознание. Вкус смазки дурманит голову, ведь Ким такой сладкий. Запах его феромонов прекрасно сочетается с внешностью и характером, и так же идеально оседает на губах Чонгука. Младший отстраняется, закусывая губу, и тянется к тумбочке, извлекая оттуда презервативы. — Они нам не понадобятся, Чонгук-и, — притягивает альфу к себе, завлекая в очередной поцелуй, и на выдохе продолжает, — Я выпил противозачаточные, можешь не волноваться. Презервативы летят в сторону. Чонгук ненавидит эти резиновые хераборины, поэтому искренне радуется такому исходу. Омега перед ним не только настойчив, но и ещё и предусмотрителен, какая прелесть. Чон ухмыляется, затягивая Тэхена в очередной поцелуй, а сам аккуратно приставляет палец к дырочке, медленно входя по самые костяшки. Шумный вздох прямо в рот, и старший инстинктивно прогибается в пояснице, требуя большего. А Чон и не возражает. Вставляет второй палец, двигаясь также глубоко и размеренно. Омега тихо стонет от этих манипуляций. Всё так тягуче, медленно и горячо, что кажется он скоро отключится от переизбытка эмоций. Как там гон Чонгука вообще? Он с ума ещё не сошел? — Чонгук. У тебя же гон, как ты вообще.. Ах! — прерывается под конец вопроса, потому что чувствует в себе третий палец, резко присоединяющийся к первым двум, — держишься? — продолжает, ибо всё это слишком в новинку. Про альф в гоне он слышал только от друзей, и те утверждали, что сдержать его невозможно. — Держусь? — ухмыляется на столь резкий вопрос, но отвечает, смысла скрывать нет, — Я хорошо растяну тебя, после чего оттрахаю как следует. У нас будет два часа на передых, и снова всё по новой. Следующие два дня мы будем вставать с кровати только для того чтобы поесть, и потрахаться в душе. Ну а потом ещё два дня валяться в кровати уже будешь ты, пока я в послегонном состоянии буду обхаживать тебя, приносить еду в постель, пропитывать вещи твоим запахом и всё такое. Но знаешь, что самое главное в этом процессе? — Мм? — не в состоянии связно говорить, мычит Тэхен. — Твоё удовольствие, — произносит альфа и вынимает пальцы из раскрасневшейся дырочки. Она пульсирует, готовая принять в себя нечто побольше пальцев, истекает смазкой и приковывает взгляд, ну потому что не может существовать настолько красивая задница. Ее хозяин недовольно хнычет, раскрывая глаза. Внутри пусто и это чертовски расстраивает. — Чонгук, войди блять, прошу.. — уже скулит, поглядывая на альфу, что целует впалый живот. — Не терпится почувствовать мой член в себе? — дразнится, ухмыляясь, — Потерпи, малыш, и скоро ты будешь срывать свой прекрасный голос от стонов, рвущихся наружу. — Черт, у тебя что кинк на подчинение? — спрашивает Тэхен, выгибаясь в спине. — Поверь, он не больше твоего. Я видел твои глазки, когда ты отсасывал мне под столом. Нравится подчиняться? — поцелуями переходит на член омеги, но отсасывать не планирует, лишь разжигает внутри старшего пламя. — Ах.. Нравится, но только тебе. — Малыш хочет, чтобы именно я вставил в него свой член? — отрывается от паха и поднимается выше, целуя прямо в пахучую железу. — Хочу.. — Тогда седлай его, детка, — оставляет поцелуй за ушком и перекатывается на спину, хватая за собой Тэхена. Тот оказывается прямо на бедрах Чонгука, своим членом касаясь чужого. В глазах двоится от резкой смены позиции, но всё быстро возвращается на свои места, стоит альфе ухватится за упругую задницу, призывая к действию. Он подталкивает его немного выше, устраивая прямо над своим членом. Ствол омега берет уже сам, мысленно представляя узел на горячей плоти. Как же он хочет почувствовать его в себе. Тэхен приставляет головку к пульсирующей дырочке, и медленно опускается на выдохе. Внутри распирает, член Чонгука большой и толстый, с еле заметными венками и гладко выбритым лобком. Нет ни единого изъяна в этом изумительном теле. Омега уже убедился. Привыкнув к размеру за считанные секунды, старший начинает двигаться, с каждым разом всё больше и больше насаживаясь на член. Как только он входит по самое основание, Тэхен с непривычки охает, открывая свой рот в виде идеальной «О». Чонгук ухмыляется такому виду, тянет на себя и заставляет омегу упереться руками в постель рядом с его плечами. До Тэхена только сейчас доходит настолько открыто он выглядит. С растрепанными волосами, искусанными губами, засосами на шее и членом в заднице. Он понемногу начинает двигаться, чувствуя железную хватку на бедрах. Чонгук помогает как может, но в один момент убирает левую руку с бедра, перемещая ее на губы старшего. Проводит по нижней, немного вдавливая, скользит внутрь по вторую фалангу. — Какой же ты сладкий. — выскальзывает изо рта, оттягивая нижнюю губу, — Хочешь кончить? — и снова возвращает палец внутрь. Всё, что может Ким Тэхен, это согласно промычать. Если Чон не поторопится, он кончит от одних только разговорчиков. — Так попроси, — убирает палец, но руку на бедро не возвращает, приподнимает Тэхенов подбородок, правой рукой заставляя замедлиться. — Чонгук, пожалуйста, я очень хочу.. — на выдохе произносит. — Хочешь чего? Ты очень плохо просишь, Тэ. Давай, будь хорошим мальчиком и сделай то, о чем я прошу, — а Чонгук острый на язык. Кажется, все кинки и фетиши Тэхена смешались в этом человеке. Почему они не сошлись раньше? — Чонгук.. Ах! — альфа подмахнул бедрами, проезжаясь прямо по простате, — Я очень хочу кончить, хочу почувствовать твой узел в себе. — Хочешь мой узел? Не думаю, что это возможно, после того как ты чуть не сорвал мне трансляцию, — за подбородок притягивает ближе, так, что омега практически лежит на альфе. Он всё ещё двигается внутри, временами стимулируя небольшой комочек нервов. Ким громкий, стонет похабно и тягуче, не в силах себя контролировать. — Я больше так не буду, честно.. — а у Тэхена звездочки перед глазами, и сильное желание кончить. — Хороший мальчик, — хвалит Чон, приподнимая задницу омеги, и вбивается в податливое тело самостоятельно. Он затыкает рот Кима своими губами, целуя. Рукой обхватывает чужой член и в такт толчкам стимулирует его. Тэхена ведет от этого, и он стонет в последний раз, изливаясь Чону в ладонь. Буквально за ним кончает и Чонгук, чувствуя как понемногу набухает узел. — Ах! — омегу распирает изнутри. Он чувствует как жидкий огонь разливается по телу, как узел давит на стенки, не позволяя сдвинуться с места, и как бешено стучит его сердце, не веря в происходящее. Тэхен ложится на Чонгука, чувствуя ласковые поглаживания по спине. Странные чувства окатывают волнами, узел в заднице отдает легкой болью и наслаждением, чередуясь с каждой секундой. Сцепка и правда приятная штука, но до жути длинная. Час, не меньше. Всё это время придется пролежать на альфе, в самой удобной позе из всех возможных. Выдыхая от вновь накатившей волны наслаждения, омега решает поближе изучить тело Чонгука. Смоляные волосы, черные глаза, небольшой шрам на щеке, и его любимые татуировки. Возможности рассмотреть их до этого не возникало, поэтому с диким интересом Тэ разглядывает черные, а порой и цветные рисунки. Рукой блуждает по груди Чона, обводит каждую татуировку и взглядом натыкается на одну новую. Прямо под сердцем.

«thv»

Три буквы аккуратно выведены черным цветом, а рядом, буквально в нескольких миллиметрах от буквы v, красуются два мармеладных медвежонка. Зеленый и красный. Тэ глазам не может поверить, привстает на локтях, больно упираясь в ребра альфе, от чего тот шипит. — Ты чего? — интересуется недовольный Чонгук. Он ещё как минимум час должен был провести в объятиях омеги, наслаждаясь сладкими феромонами и узостью в чужой заднице. — Чонгук, это же мишки.. — будто прознав истину, говорит Тэхен. А альфа два плюс два сложить не может. Что этот сумасбродный только что сказал? — Тебе узел на мозг надавил? Какие нафиг мишки? — отшучивается и сжимает бедра Тэхена, будто это поможет вернуть его в реальность, но тот лишь фыркает и легонько бьет ладонью прямо по татуировке. — Чон Чонгук, это что такое? — уже полностью сидит на младшем, выровнявшись, и смотрит настолько серьезным взглядом, что аж страшно. Чонгук переводит взгляд на место удара, и ухмыляется. Тэхен заметил татуировку раньше, чем он предполагал. — Нравится? — самодовольно складывая руки за головой, произносит он, наблюдая за изменившимся в лице омегой. — Это же мои инициалы и наши мишки.. — Тэхен проводит подушечками пальцев по татуировке, и не может сдержать слез. Мармеладки на Чонгуке, красный и зеленый мишки — их общий знак.

-два года назад-

— Тэ, знаешь, ты как зеленый мармеладный медвежонок, — разворачивается на кресле Чонгук. На кровати звездочкой развалился Тэхен, поглощающий любимую сладость. — Это ещё почему? — привстает на локтях омега. Бровь изогнута, недавно выкрашенные в желтый волосы торчат в разные стороны, на губах персиковый тинт и зажатый между ними красный мишка. — Ну смотри, — начинает загибать пальцы альфа, — Твой запах это мармеладки, любимый цвет зеленый, сам ты похож на медвежонка, к тому же характер у тебя не сладкий, но и не горький. Прямо как вкус зеленого мармеладного мишки. — Ой, да иди ты! — кидает в младшего сладость и смеется, но тот успевает ее перехватить. Омега вытягивает из пачки нового мишку. Красный. — Тогда ты будешь красным медвежонком, — довольствуется собой омега, пихая в рот мармеладку, — Такой же опасный и агрессивный снаружи, но мягкий и заботливый внутри. Альфу немного клинит от такого комплимента, на что омега лишь злобно смеется, запуская в Чонгука новую сладость. Желтый мармеладный мишка.

-сейчас-

— Почему ты не сказал мне о татуировке? — немного обиженно произносит Тэхен, но счастливая улыбка сдает его с потрохами. — А что я должен был сказать? Что люблю тебя, и в честь этой любви сделал себе тату? — ухмыляется, проводя ладонью по пояснице омеги. Слишком рано он признался в любви, потому что если Ким отвергнет его чувства, даже не сможет уйти из-за узла в заднице. Было бы смешно. — Подожди.. Что ты сказал? — снова упирается локтями в ребра альфы, но тот, кажется, не замечает. — Что люблю тебя. Уже очень давно, — запускает пальцы в каштановые волосы напротив. Возможно, это последний раз, когда он видит эти мягкие кудри. Чонгук ожидает увидеть что угодно, но не слезы. Горячие капли стекают по щечкам омеги, доходят до подбородка и капают на грудь альфы, обжигая кожу. — Эй, ты чего? Болит что-то? — паникует Чон, беря в руки лицо Тэхена. Заставляет посмотреть ему прямо в глаза, но не видит в них ничего, кроме безразмерного счастья. — Я тоже люблю тебя, Чонгук, — шмыгает носом и обхватывает младшего за шею, упираясь в пахучую железу. Альфа облегченно вздыхает, укладывает руки на спину Тэхена и носом зарывается в волосы, вдыхая аромат мармеладок. — Я хочу, чтобы ты поставил мне метку сегодня же, — серьезным голосом требует омега. — Не хочешь медлить? — весело хмыкает Чонгук. Как Тэхен так резко переходит с одной темы на другую? — Я слишком долго ждал этого, чтобы шугаться от тебя будто девственный, — перестает обнимать, укладывая голову на грудь альфы, — Как думаешь, что на это скажут твои фанаты? — Они заметили любовь между нами раньше, чем мы приняли свои чувства. Фанаты 100% поймут, что происходит. Особенно с тем фактом, что половина шкафа будет забита твоими вещами. — Уже предлагаешь съехаться? — игриво тянет омега. Ему льстит такое внимание. Очень. — Почему бы и нет? Ты уже буквально живешь в моей квартире, и я этому несказанно рад, — говорит спокойно, а внутри искра, буря, эмоции. Запах апельсинов сильный, у альфы гон, и кажется что каждый кусочек этой квартиры теперь пропитан им. Но у самого Чона, в лёгких аромат мармеладок, перед глазами прекрасный омега, а в сердце невероятный Ким Тэхен.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.