Звездочет +3195

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Пэйринг и персонажи:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон, Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс, прочие канонные, Шерлок Холмс, Джон Хэмиш Ватсон, Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс, Салли Донован, Мэри Элизабет Морстен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Детектив, Психология, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, UST, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 164 страницы, 13 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Если вы остановитесь-мы умрем!» от Rioka_lut
«Спасибо за чудо! =^.^=» от Nao Asano
«За потрясающую работу!» от Энни Нейтер
«За лучший фанфик, который я ко» от Энни Нейтер
«Bellissimo! Brillant! Sugoi!» от Ekanaka
«Один из лучших в фандоме.Браво» от Desna_Krisa
«Идеальный джонлок» от karnape
«Можно перечитывать сотни раз!» от art deco out on the floor
«Невозможно забыть эту работу.» от opennessoff
«За Ваш талант! Спасибо!» от Lydia Bennet
... и еще 15 наград
Описание:
Всё началось с трупа.
Собственно, большинство историй, связанных с Шерлоком Холмсом, начинались с какого-то трупа, но этот конкретный покойник был особенным. Он изменил всё.

Посвящение:
Посвящаю эту работу Бенедикту и Мартину, Стивену и Марку, чей творческий союз вдохновил меня на слишком многое.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"Звездочет" написан и выложен до выхода третьего сезона, поэтому полное АУ по отношению к нему.

У "Звездочета" появился свой арт! Прекрасная Puhnatsson сделала несколько иллюстраций к главам:
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65423017162
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65447153914/7
http://puhnatsson.tumblr.com/post/65516627303/9
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66083477650/12
http://puhnatsson.tumblr.com/post/66262494808/12

Дорогой друг Безумный Арчи совершенно неожиданно подарил мне арт!

http://romashka-b.tumblr.com/image/82591742084

Совершенно бесполезная информация: фамилии второстепенных персонажей взяты по большей части из англоязычных песен, при этом характер и судьба конкретного персонажа с сюжетом песни не коррелируют никак. Остальные фамилии (на которых песен не хватило) я "одолжила" у мэтра детективной прозы - Рекса Стаута, из его романа "Бокал шампанского", с которого когда-то началось наше знакомство.

Глава тринадцатая

5 ноября 2013, 16:59
Знакомство с Такерами

*Через две недели после событий 12 главы*

- Шерлок, прекращай дёргаться. Мы всего лишь совершаем дружеский визит, а не спускаемся в преисподнюю.

Шерлок закатил глаза.

- Ах, ну да, о чем я говорю - в преисподнюю ты бы спустился с куда большим энтузиазмом, да? Столько нового материала для исследования!

Шерлок обиженно поджал губы.

- И помни, что ты мне обещал: не говори гадостей, не напоминай Молли о Мориарти, не издевайся над Дэном и постарайся не орать от ужаса, когда Эмма будет слишком близко от тебя.

Шерлок насупился.

Холмс и Уотсон стояли перед квартирой Такеров, где Джон раздавал последние указания. Он хотел сказать что-то еще, но дверь внезапно распахнулась, и материализовавшаяся на пороге Молли воскликнула:
- Они пришли!

Вообще-то Джон был уверен, что все пройдет хорошо и без дополнительных напоминаний - Шерлок в последние недели демонстрировал сверхвосприимчивость к обучению социальным навыкам. Но все-таки в глубине души Уотсон побаивался… срыва. Однако Шерлок не подвел - он шагнул к Молли, протягивая обе руки и улыбаясь ровно настолько, чтобы не казаться неискренним.
- Молли, счастлив видеть тебя. Ты прекрасно выглядишь! - промурлыкал Холмс, слегка обернувшись и сверкнув в сторону Джона глазами, как бы говоря “ты смел усомниться во мне, смертный!”.

Молли смотрела на Уотсона как-то по-новому, в ее взгляде смешались нежность и восторг. Ласково обняв Джона, она прошептала:
- Я счастлива, что это именно ты.

Джон от ее слов немного покраснел.
- А уж я-то как! - тихо ответил он.

В гостиной на полу сидел Дэн с малышкой Эммой на руках. Та завороженно наблюдала за огромным плюшевым цветком, по которому ползала огромная плюшевая пчела. Молли взяла Шерлока за руку и подвела поближе:
- Шерлок, познакомься - это наша Эмма!

Шерлок явно заинтересовал Эмму больше пчелы. Слегка запрокинув голову, покрытую светлым рыжеватым пушком, она уставилась на высокого и черного, который пах не как мама и не как папа, но довольно неплохо. Черный издавал приятные, хоть и непонятные звуки, и никак не догадывался, что Эмму надо взять на руки и дать подержать палец. Эмма хорошо умела держать чужой палец, она была в этом деле большим мастером. Черный пальца Эмме не давал, зато второй, невысокий и теплый, что-то проворковал в сторону мамы, она кивнула, и теплый наклонился, подхватил Эмму на руки и ласково провел ладонью по голове.

- Шерлок, понюхай, макушка младенцев пахнет совершенно потрясающе.

И да, Джон немедленно продемонстрировал, как именно нюхают детские головы и как при этом изображают удовольствие.

Пожалуй, такого Шерлок ожидать не мог. Он к разным испытаниям был готов этим вечером: сказать комплимент Молли - сделано, пожать руку Дэну - как только тот помоет ее, похвалить квартиру и ужин - сразу, как накормят, поддерживать светскую трескотню… ну ради Джона на что не пойдешь.

Обнюхивание младенческой макушки стояло в этом списке где-то между “игрой в покер на раздевание” и “никогда”. Или даже после “никогда”.

- Джон, что ты делаешь, позволь поинтересоваться? - уточнил Шерлок вполголоса, наклоняясь к уху любовника.
- Я общаюсь с ребенком, Шерлок, а вот ты почему такой напряженный? - Джон попытался успокаивающе улыбнуться Молли и Дэну, которые стояли чуть поодаль и наблюдали за разворачивающимся действом.
- Джон, я уже молчу о том, что невозможно общаться с четырехмесячной девочкой, которая даже на имя свое не реагирует. Но общаться с ней посредством обнюхивания?! Ты шимпанзе?
- И очень даже реагирует, правда, Эмма? - Джон сделал “козу”, и Эмма с готовностью ухватилась за его палец. За указательный, потому что он выглядел солиднее. - И вовсе я не шимпанзе, просто ну в самом деле, Шерлок, маленькие детки пахнут совершенно особенно.

Шерлок растерянно посмотрел в сторону Молли. Та спасла его от ужасной участи второй раз (за первый можно было посчитать прыжок с крыши) - она подошла и протянула руки к дочери:
- К сожалению, маленькой сладкой девочке пора спать, поэтому мама пойдет и уложит ее, а гости сядут за стол с папой и начнут ужин.
Она забрала Эмму у Джона и строго сказала:
- Не ждите меня, приступайте к еде. Я скоро приду.
Дэн поцеловал дочку на ночь, и Молли с Эммой удалились.

- Что-нибудь выпьете? - спросил Дэн гостей.
- Да, пожалуйста! - довольно торопливо ответил Шерлок, чем вызвал изумленный взгляд Джона.
Дэн рассмеялся:
- Поверь, Шерлок, ко мне на прием регулярно приходят дети куда страшнее Эммы!

Холмс застыл как изваяние, а потом процедил:
- Я вовсе не испугался.

Джон и Дэн переглянулись и улыбнулись.
- Конечно, нет, Шерлок, никто так не думает, - ласково подтвердил Джон, усилием воли стерев ухмылку с лица. Разберусь с ним дома, пообещал себе Холмс.

- Так, если я вас двоих сейчас не усажу за стол и не начну кормить, Молли устроит мне взбучку, - всплеснул руками Дэн и, как заботливая наседка, погнал гостей в сторону еды. На столе стояли легкие закуски - мясные, из морепродуктов и вегетарианские, гигантская сырная тарелка с медом и грецкими орехами и несколько бутылок с алкогольными напитками, из которых Джон и Шерлок, не сговариваясь, выбрали белое вино.

Около двадцати минут прошло за ленивыми разговорами ни о чем и неторопливой дегустацией. Со стороны могло показаться, что это самый обыкновенный вечер троих мужчин, но каждый из них чувствовал растущее напряжение, пока не слишком сильное, но еще чуть-чуть - и игнорировать его стало бы невозможно. Тот факт, что человек, с которым работали все четверо, совершил десять убийств и чуть не совершил одиннадцатое, было нереально замолчать. Джону казалось, что он вполне был готов к такому разговору - все-таки это Молли и Дэн, люди, которым он доверяет.

Шерлок отнесся к лояльности Джона без особого понимания.

- Ты собираешься потакать их желанию услышать нечто сенсационное из первых уст. Стоит ли поощрять такие слабости в тех, кого ты считаешь друзьями? - раздраженно спросил Шерлок, когда они обговорили с Такерами окончательную дату визита.

Это был один из самых спокойных домашних вечеров за последние несколько недель. Шерлок с Джоном устроились на диване: Уотсон читал роман Донны Тарт, а Шерлок - чудовищных размеров книгу об оружии Второй мировой. Холмс закинул ноги на любовника, а тот не возражал, поглаживая их рассеянными движениями.

Поэтому звонок Молли и последовавшая за этим вспышка раздражения испортили Шерлоку настроение.
Джон недоуменно приподнял брови:
- Предлагаешь оставить близких друзей в неведении?
- Всё им ведомо. Они знают, что ты был похищен, они знают, что ты был спасен. О чем тут говорить?

Примерно минуту Джон сосредоточенно размышлял. Он не собирался соглашаться с Холмсом, а планировал убедить в верности собственной позиции:
- Шерлок, во-первых, они переживают за нас обоих, а скудная и неполная информация порождает домыслы, ты же сам понимаешь. Домыслы все запутывают и пугают людей сильнее, чем правда. Во-вторых, ты забываешь, что некоторым людям - с более земными потребностями, чем у тебя, - иногда хочется банально выговориться.

- Меня в качестве слушателя тебе недостаточно? - прохладно уточнил Шерлок.

- Ты совсем другое дело. Ты был в этом с самого начала, а они - нет. Быть может, они спросят меня о чем-то, о чем бы нам с тобой и в голову не пришло поговорить, ведь мы оба прошли через это. Ты улавливаешь мысль? Снижение остроты стресса посредством проговаривания, все такое.

Шерлок выпрямился и придвинулся к Джону, оставляя, впрочем, длинные ноги на месте:
- У тебя стресс? Как после Афганистана, когда ты тратил часы и часы на визиты к психологу и слова не мог вымолвить?

Джон растерялся: Шерлок выглядел так, будто собирается напасть.
- После Афганистана все было иначе, Шерлок. Тогда это была действительно травма, о которой мне было тяжело даже думать - не то что говорить.

Холмс сверлил Джона требовательным взглядом:
- То есть теперь у тебя травмы нет? Ты считаешь, что все в порядке, это просто стресс, от которого ты избавишься путем светской болтовни?

Уотсон сбросил с колен ноги Шерлока и порывисто вскочил:
- Черт возьми, о чем ты вообще? У меня нет никакой травмы, и нет ничего необычного в том, что я хочу обсудить с немногочисленными своими друзьями свои же злоключения!

- “Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав”, - тихо и совершенно серьезно сказал Холмс.

Джон со стоном вцепился в волосы и прорычал:
- Я не понимаю, что происходит, Шерлок! На твой вкус я недостаточно страдаю после этого всего, так получается?

Шерлок, прикусив нижнюю губу, смотрел на Джона внимательно и… ласково? Приглядевшись, Уотсон убедился, что от недавней требовательности не осталось и следа, лишь легкая обеспокоенность и нескрываемая нежность, от которой у Джона подкашивались ноги. Он подошел обратно к дивану, сел на пол и устало положил голову на колени Шерлока. Тот легко провел кончиками сухих пальцев по бровям, по краю ушей, помассировал мочки, переместился на затылок, и Джон был готов урчать и тереться, как кот. Но, пока дар речи не покинул его, Уотсон все-таки прошептал:
- Что сейчас случилось, Шерлок?
- Ничего не случилось, Джон. Ты прав, ты не должен держать друзей в неведении, если разговор о произошедшем не вызывает у тебя боли.

Джон с трудом поднял расфокусированный взгляд на мужчину своей жизни:
- Ты согласился со мной? Я хочу отметить это редкое событие.
С этими словами Уотсон нашел в себе силы перебраться к Шерлоку на колени, и в тот вечер они не возвращались к чтению.


Теперь же трое мужчин пили вино и болтали о пустяках, чтобы с приходом Молли перейти к той теме, которая действительно беспокоила всех.
Вскоре молодая мать вернулась в комнату и утомленно рухнула на стул. Выпив почти залпом стакан воды, заботливо предложенный мужем, она улыбнулась:
- Сегодня еще быстро справились. Обычно Эмма укладывается по часу.

Шерлок с плохо замаскированным превосходством в голосе спросил:
- Тогда, может, есть смысл укладывать ее на час позже, чтоб она сразу засыпала?
Трое собеседников секунду удивленно смотрели на Холмса, а потом дружно рассмеялись.
- Что? - возмутился Шерлок. - Это было бы адекватным ответом на очевидные потребности ребенка!

Джон постарался объяснить как можно мягче:
- Шерлок, нервная система детей функционирует не так, как у взрослых. Они не всегда способны понять, что хотят именно спать, поэтому, если их вовремя не уложить, они устраивают страшные истерики - и тогда часом не обойтись.

Шерлок выглядел как всегда, когда выяснял, что ему неизвестен какой-то достаточно распространенный факт - одновременно сердитым и пренебрежительным. Он мог бы сказать какую-нибудь колкость, но тут Джон накрыл его ладонь своей. Запрещенный прием, возмутился Шерлок в глубине души.

Глаза Молли увлажнились. Несколько мгновений она улыбалась Джону, а потом лицо ее исказилось и она ожесточенно воткнула вилку в кусок сыра:
- Господи, как омерзительно думать, что Далтон чуть все не разрушил!

Имя было названо.

Джон почувствовал, как напряглась под его пальцами рука Шерлока.

- Трентон “Трейси” Джекс, если быть точнее, - на удивление ровным голосом произнес Холмс.

Молли, запнувшись, все же спросила:
- Джон… Шерлок, почему он это сделал? Почему убил этих людей и похитил Джона? Слухи ходят разные, но никто ничего точно не знает. Кто-то считает, что Джон был приманкой, чтобы убить тебя, но Брюс… Джекс сорвался и не довел дело до конца.

- Это не так, - ответил Шерлок.

Странно: именно Уотсон требовал права говорить с Такерами об этой истории, но теперь у него в горле разбухли слезы, которые мешали связывать слова в предложения.

- Джон никогда не был приманкой, - продолжал Холмс таким же ровным тоном. - Джон всегда был целью. Джекс был одержим им пятнадцать лет - с тех пор, как они случайно встретились в колледже. Джон забыл ту встречу, а Джекс не смог, даже превратившись в Брюса Далтона.

Джон в эту секунду испытывал к Шерлоку всепоглощающую благодарность: тот излагал информацию именно в таком виде, какой бы ее предпочел предоставить слушателям он сам. По существу, но без чересчур интимных подробностей.

- Получается, - уточнила Молли, - Брюс любил тебя? Простите, никак не могу привыкнуть называть его Джексом!

- Все немного сложнее, - откашлялся Джон. Голос его звучал глухо и невыразительно.
- У Джекса были своеобразные отношения с человеком по имени Кори Блэкуэлл. Мы предполагаем, что Джекс любил его, но убил ради совершения побега из психиатрической лечебницы. После этого одержимость мною полностью вырвалась из-под контроля, так что Брюс Далтон появился на свет уже для того, чтобы с чистыми документами и новой историей искать меня. И он нашел.

Молли вдруг охнула и закрыла рот руками:
- Это же я его с тобой познакомила! Тогда, в Бартсе!..

Джон успокоительно покачал головой:
- Нет, Молли, тут нет твоей вины. Далтон к тому моменту знал, что я бываю в Бартсе, он видел меня там. Думаю, он пришел к тебе в моем присутствии абсолютно преднамеренно - скорее всего, хотел убедиться, что я не вспомню его.

Дэн почти все время молчал - все-таки среди этих троих, сплоченных общими воспоминаниями и серьезными переживаниями, он был человеком относительно новым. Но наконец он спросил:

- Мне кое-что непонятно. Брюс увидел Джона в Бартсе больше трех лет назад. Почему, когда все считали, что Шерлок мертв, он не попытался сблизиться с Джоном? Хотя бы подружиться?

Джон уставился на Такера ошарашенно - эта мысль явно не приходила ему в голову раньше.

Шерлок тихо фыркнул:
- Пффф! Это очевидно.
- Вообще-то нет, - немного растерянно сказал Уотсон. - Действительно, у него было столько времени. Почему он не начал… ухаживать? Я бы, конечно, сразу это пресек, но Брюс же не пытался!

Шерлок сложил ладони перед собой и обвел слушателей внимательным взглядом, словно проверяя, все ли готовы к очередной порции откровения:
- Психическое расстройство, толкнувшее его на убийство, мешало ему заводить обычные отношения, те, которые принято считать здоровыми и полноценными. Даже если бы Джон благосклонно отнесся к ухаживаниям, вряд ли Брюс смог бы преодолеть свою ненависть к геям - она слишком долго в нем произрастала. Боюсь, он бы убил Джона раньше, чем кто-либо понял, что происходит. Реализовав свою одержимость в настоящем, а не иллюзорном мире, Далтону было бы уже сложнее обманывать себя в том, что это какая-то космическая связь, что-то неземное и волшебное. Он бы стал в собственных глазах просто мужчиной, у которого связь с мужчиной. А это, как мы помним, плачевно кончалось для всех его партнеров. Быть может, он даже по-своему боялся за тебя. Боялся убить тебя, если ты ответишь ему взаимностью.

- Кстати, - Шерлок развернулся к Уотсону, - думаю, твоя связь с Мэри на время притушила его безумие. Он простил бы тебе любую женщину - отношения с женщиной прекрасно вписывались в идеальный образ, к которому он все эти годы испытывал платонические чувства. Но мужчину он не простил бы тебе... Джон?..

Пальцы Джона безжалостно выкручивали полотняную салфетку, глаза невидяще уставились в пространство. Капельки испарины блестели на висках, дыхание стало прерывистым и поверхностным, а бледностью Джон мог бы соперничать с измятым куском ткани в своих руках. Молли бросила тревожный взгляд на Шерлока. Холмс, нахмурившись, пытался просчитать дальнейшие действия. Джон говорил, что все в порядке.

Джон, безусловно, ошибался.

Скрипнул стул - Дэн нагнулся к Шерлоку и сказал:
- Похоже на паническую атаку. Постарайся уговорить его дышать животом, глубоко и с паузами между вдохами - так мы избежим гипервентиляции.

Холмс вздрогнул: он не отдавал себе отчета, что до сих пор воспринимал Такера лишь как рыжеволосое приложение к Молли, а не как врача.

- Джон, - Шерлок обхватил одной рукой Уотсона за плечи, а другой накрыл судорожно сжимающиеся пальцы. Голос его стал глубоким и низким, проникающим в самое нутро. - Джон, слушай меня. Ты должен дышать медленнее, Джон, вот так, да… - Шерлок придвинулся к Уотсону вплотную, чтобы тот мог чувствовать его дыхание и следовать за ним, как за огнем маяка. - Да, Джон, еще глубже и медленнее… Дыши животом, не грудью.
Джон задышал ровнее, и его глаза наконец перестали разглядывать пустоту. По телу прошла дрожь. Он повернулся к Шерлоку - на лице его было написано недоумение.

- Все хорошо, Джон, я с тобой, все нормально. Сделай паузу перед следующим вдохом.

Джон послушно задержал дыхание, а потом медленно вдохнул.

Дэн снова заговорил:
- Как бы мне ни хотелось продолжить этот вечер, боюсь, Джону нужно лечь и выспаться.

Молли закивала.

Джон огорченно развел руками:
- Простите, я вовсе не хотел испортить нам ужин. Не представляю, что на меня нашло.

Молли ободряюще улыбнулась:
- Джон, вам с Шерлоком пришлось многое пережить за последние недели, стоит ли удивляться, что ты еще не совсем пришел в себя? Мы повторим ужин в другой раз, ладно? - последний вопрос был обращен скорее к Холмсу. Он коротко кивнул и подал Джону руку.

Квартиру Такеров они покинули быстро.
В такси Шерлок крепко держал Уотсона за руки - за обе сразу - но упорно молчал и разглядывал вечерний мокрый Лондон через окно. Джон чувствовал себя так, будто не спал несколько дней. Глаза закрывались, тело наливалось чугунной тяжестью, голова неодолимо склонялась к любовнику на плечо. Уотсон с трудом запомнил, как поднялся по лестнице, как был раздет Шерлоком и как оказался в их постели.

Ему не снилось ничего.

Когда он проснулся, в комнате было сумрачно. Белье, обмотавшееся вокруг мягкого тела Джона, было горячим, влажным и причиняло дискомфорт. Джон заметил Шерлока - тот сидел в кресле, и лицо его подсвечивалось синеватым мерцанием экрана ноутбука, стоявшего на коленях.

- Выспался? - спокойно спросил Холмс. - Как ты себя чувствуешь?

- Кажется, неплохо, - хрипло отозвался Джон. - Сильно вспотел. Хочу в душ и есть. Ты не ложился еще?

В полумраке Джон не видел выражения лица Шерлока, но почему-то решил, что оно было изучающим.

- Ложился. Более того, я спал, дважды поел и прочитал книгу о клинике посттравматических расстройств. Сейчас вечер воскресенья, Джон, ты проспал почти девятнадцать часов.

Вот поэтому-то, сам себе сказал Уотсон, я и чувствую себя таким разбитым. Нельзя столько спать!

- Я могу приготовить тебе омлет с помидорами, пока ты моешься.

Джон, пытавшийся выбраться из постели, чуть не стал жертвой одеяла, в котором запуталась нога.

- Почему ты никогда не говорил, что умеешь готовить?!

- Быть может, потому, что ты слишком часто демонстрировал свои кулинарные таланты. Я не люблю готовить, но процесс мало чем отличается от химии. Я одолею омлет. Верь в меня, Джон.

В любой другой момент Уотсон пришел бы в неописуемый восторг от мысли, что Шерлок Холмс собственноручно приготовит ему еду - любую еду, лишь бы она была номинально съедобна.

Но радоваться обещанному омлету мешало странное поведение Холмса. Он не подошел к проснувшемуся Джону, не помог ему встать, его голос был… прохладным. Страшно признавать, но Джон уже привык к тому, насколько Шерлок мог быть заботливым и нежным, не стесняясь проявлять свои чувства. Откат к позициям прошлого был бы для Джона ударом. Сейчас Шерлок был вежливым, но чересчур отстраненным. Уотсон ощутил в груди что-то тоскливое и вязкое, разливающееся как болотная жижа.

- Ну… я пойду? - нерешительно уточнил он.
- Конечно, - легко кивнул Холмс. - Жду тебя на кухне.

Контрастный душ снял остатки томительной усталости, но напряжение не отпускало. Мрачные предчувствия одолевали доктора с каждой минутой все сильнее, поэтому даже изящно сервированный ужин, приготовленный любимым человеком, не поднял настроения Уотсона.
Шерлок спокойно разглядывал его, сидя с другой стороны стола, пододвигая то чашку с чаем, то тарелку с тостами. Джон бы наслаждался этой почти семейной идиллией, если бы Шерлок не смотрел на него как на любопытный незавершенный эксперимент.

Наконец Джон не выдержал:
- Шерлок, в чем дело? Ты пугаешь меня.

- Разве я сделал что-то страшное? Неприятное? - осведомился Холмс тем особенно бархатистым тоном голоса, от которого - он знал наверняка - Джон чувствовал возбуждение.

- На первый взгляд будто бы нет… - с подозрением ответил Уотсон, понимая, что пока еще слабое, но вполне определенное желание растекается по телу как горячий шоколад.

- Джон, я бы хотел кое-что проверить. Ты позволишь мне? - слова отдавали чем-то опасным, связанным с научными опытами, но голос по-прежнему сигнализировал о сексе.

Это же Шерлок.

Джон постарался максимально расслабиться. В последние недели они через многое прошли - прошли вместе, и Джон знал, что если не сможет доверять Шерлоку, то не сможет уже никому.

- Делай, что считаешь нужным.

Шерлок встал со своего места, медленно обошел стол и наклонился к сидящему Уотсону.
- Я не причиню тебе вреда, Джон. Никогда.

Джон почти ощутил поцелуй на своих губах, но Шерлок выпрямился и потянул Уотсона за собой. В гостиной он усадил Джона в кресло, встал перед ним на колени и наконец поцеловал - впервые с момента пробуждения.
Ничего дразнящего и легкого в поцелуе не было - он сразу стал слишком глубоким, чтобы Джон мог связно размышлять. Шерлок словно возвращал себе захваченную территорию, только Уотсон не мог понять, с кем воюет его любовник, - ведь сам Джон капитулировал уже тысячи и тысячи лет назад.

Шерлок потянул футболку Джона вверх, тот с готовностью выпрямился и помог освободить себя от одежды. Шерлок обхватил запястья Джона и прижал их подлокотникам кресла, лишая любовника возможности прикасаться и трогать. Джон от такого ограничения недовольно выгнулся, но Шерлок выбрал именно этот момент, чтобы начать покрывать шею и грудь Уотсона обжигающими влажными поцелуями, от которых тот застонал сильнее.

Никакой томительной прелюдии - легко различимая атака.

- Господи, Шерлок… - прошипел Джон. - Дааааа, сильнее!
Холмс ощутимо прихватывал кожу зубами, отчего Джон стонал еще громче. Голова сама собой опустилась на спинку кресла, глаза закрылись, и Джон постарался сосредоточиться только на чутких пальцах, уже поглаживающих член через ткань домашних штанов, и на губах, точно знающих, где их поцелуй-укус нужнее всего. Все тело Джона словно было одной огромной жаждой, и Шерлок насыщал, напитывал его живительной влагой, парадоксальным образом умудряясь делать это не только на поверхности кожи, но и под ней, в самой глубине уотсоновского существа.

Сквозь марево желания Джон не сразу понял, что Шерлок просит его приподняться, чтобы удобнее было снять одежду. Стащив штаны и отбросив их в сторону, Шерлок посмотрел на Уотсона снизу, и Джона поразило выражение неуверенности, проскользнувшее в глазах любимого. Он хотел уточнить, все ли в порядке, но в этот момент Шерлок спросил:
- Ты веришь?

И пальцы его сжали член теплым кольцом. Джон смог только кивнуть, а потом вновь откинул голову назад. Если какая-то часть Джона разумного и удивилась, что Шерлок все еще в одежде - секс последних двух недель был очень жадным, и они оба раздевались с пугающей скоростью - то это слабое недоумение испарилось со всхлипыванием, когда Шерлок вобрал в рот истекающий смазкой член Джона.

Таланты Шерлока в области орального секса изумляли Джона необычайно: сложно поверить, что такой минет не является результатом многочасовых ежедневных тренировок. Джон тоже кое-что умел в этом плане, но когда Шерлок брал в рот - Уотсон готов был расписаться в том, что он полный профан.

- Шерлок, я сейчас… Черт-черт-черт… ещёёё… что ты делаешь, не останавливайся! Аггрррхх! - зарычал Джон, почувствовав, что Шерлок поднял голову, а член сжал пальцами у основания.
- Что?.. Я уже почти…- пытался что-то выдавить Джон, глядя в удивительно спокойные глаза Шерлока. Рука на члене слегка двигалась, Джону казалось, что не хватает самой малости, чтобы кончить, но вместо того, чтобы вернуться к минету, Холмс сказал:
- Джон, ты принадлежишь мне, ты помнишь?
- Шерлок… я не понимаю…

- Джон. Ты мой. Ты знаешь это? - и большой палец скользнул по уздечке, вызывая сдавленное шипение.
- Да, Шерлок, да, я твой.

Джон готов был закрыть глаза снова, но голос Шерлока, отчетливый и тихий, приказал:
- Посмотри сюда, Джон.

Уотсон опустил глаза, чтобы увидеть, как указательный палец левой руки Холмса проводит по ковшу Большой медведицы на бедре. Джон невольно скривился и облизал губы:
- Не надо, Шерлок, просто… не трогай это.

Правая рука сделала движение по члену, привлекая к нему внимание.
- Джон, ты мой. Полностью. Целиком.

Движение по изнывающему члену.
- Ты принадлежишь мне с каждой своей родинкой. Ты понимаешь?

Давление указательного пальца усилилось, вызывая у Джона смешанные чувства.
- Шерлок, прекрати, пожалуйста!

Движение пальцев по влажной головке члена.

Стон.

- Я хочу, чтобы ты запомнил навсегда, Джон. Ты не можешь ненавидеть то, что принадлежит мне.

Движение по члену становится сильнее.
- Ты не можешь ненавидеть себя.

Рука на члене уже не останавливается, а Джон не может оторвать взгляд от широко раскрытых глаз Шерлока и ощущает, как слезы собираются под веками.

- Я люблю тебя, Джон. Ты веришь мне?

Джон слабо кивает, чувствуя, как оргазм приближается, несмотря на указательный палец, оставляющий болезненные метки вдоль бедра.

- Я так люблю тебя, Джон.

Джон задыхается, выгибается, умелая рука Шерлока ведет его к самому краю:

- Ты не виноват, Джон.

И Уотсон взрывается одновременно оргазмом и слезами, захлебываясь, крича, прижимая кулаки к глазам, всхлипывая от раздирающего напряжения последних недель, ошметки которого, как шрапнель, впиваются в тело изнутри, отделяя плоть от костей. Он не пытается сдерживаться, рыдания вырываются из него толчками, слезы стекают по шее, остывающая сперма стекает по животу, а рука Шерлока почти неощутимо поглаживает бедро, не давая полностью выпасть из реальности.

Потом становится тепло - Шерлок садится поудобнее, оперевшись спиной о кресло, а Уотсона стягивает к себе в объятья, обхватив длинными руками, прижимая к груди и покрывая невесомыми поцелуями лоб. Джон продолжает всхлипывать, не чувствуя неловкости, оплакивая девятерых мертвых незнакомцев и одного почти коллегу.

- Ты не виноват, - шепчет Шерлок ему в волосы. - Не виноват, Джон, помни это всегда.

Джон кивает, зная, что Шерлок этого не увидит, но почувствует, и они сидят на полу, пока мышцы не начинают протестовать болезненными прострелами.

Шерлок помогает Джону встать, и они идут в спальню, потому что девятнадцать часов сна явно недостаточны для такой встряски.

Уже лежа в постели, лицом к Шерлоку, Джон находит в себе силы улыбнуться:
- Ты рисковал, ты знаешь? Могла появиться другая связь в мозгу, и это сильно бы осложнило нам секс.

Голос Джона все еще подрагивает от недавних слез, а глаза припухли и болят.
- Знаю, - серьезно отвечает Шерлок. - Но ты своим упорным отрицанием проблемы не оставил мне выбора.
- Предпочитаешь радикальные меры, да, Шерлок? - Джон улыбается шире от распирающего грудь облегчения, словно со слезами вышел весь яд, впрыснутый под кожу Джексом.

Холмс долго молчит, разглядывая лицо Джона, потом медленно приближается и целует мягкий рот. Они соприкасаются губами, почти не шевелясь, и Шерлок думает, что, возможно, он совсем чуть-чуть вернул долг за застреленного таксиста.

Джон словно читает его мысли:
- Получается, в этот раз ты меня спас. Для разнообразия.
- Постарайся не привыкать к этому, - ворчит Шерлок, устраиваясь поудобнее.
- Я к этому никогда не привыкну, - шепотом отвечает Джон после долгой паузы.

Шерлок сжимает его в объятьях сильнее, понимая, что слова Джона относились вовсе не к сегодняшнему вечеру.

И это восхитительно.


Примечания:
Послесловие-1.
Вы знаете, что это мой первый фанфик, и благодаря вашей поддержке и комментариям он не станет последним. Мне очень приятно, что удалось ненадолго захватить вас в плен. Надеюсь, вы не уйдете далеко. Огромное спасибо за эти четыре волнующие недели.

Послесловие-2.
К 12 главе появилась картинка от дорогой Puhnatsson:
http://25.media.tumblr.com/618d94c1c19af31690f7ee22af171725/tumblr_mvsfcaugv61s6sfdyo1_500.jpg

Послесловие-3.
По просьбе аж двоих читателей представляю список песен, откуда брала фамилии для половины своих персонажей:

America – Inspector Mills
Simon And Garfunkel – Mrs. Robinson
Martha and The Vandellas - Jimmy Mack
Bruce Springsteen - Old Dan Tucker
The Eagles – Doolin-Dalton
Arthur Alexander - Old John Amos
Arthur Alexander – Sally Sue Brown
The Beatles – Eleanor Rigby
Blur – Tracy Jacks
Bruce Springsteen - Mrs McGrath
KISS - Mr. Blackwell
https://vk.com/wall-81693478?amp%3Bown=1&amp%3Bw=wall-81693478_385&offset=100&w=wall-81693478_385%2Fall

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.