ID работы: 13605887

What you see

Слэш
NC-17
В процессе
334
Горячая работа! 142
автор
Размер:
планируется Макси, написано 173 страницы, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
334 Нравится 142 Отзывы 243 В сборник Скачать

Глава 8. Внутри себя

Настройки текста
Примечания:
Seoul Полтора месяца спустя По помещению бегут стоны и шлепки тел друг об друга с хлюпаньем смазки. Запах секса и алкоголя туманит голову, а стоны под мужчиной окончательно увлекают в бессознательное состояние. Похоть и алкоголь течет по венам, привычное состояние, но давно забытое. — Сильнее, — шепчет парень, а следом высоко стонет, его услышали и стали входить резче, срывая не у него одного вдохи. Изголовье кровати слегка бьется об стену, но вот оно стихает, а податливое тело, обхватив за щиколотки резко переворачивают на живот и притянув бедра к себе, снова резко входят, провоцируя громкий стон. И снова по комнате гуляют шлепки тел и учащенное дыхание, а член все входит и входит в податливое тело каждый раз растирая комок нервов. — Блять, сейчас кончу, — выстанывая каждое слово. — Давай, — шипит мужчина и толчки меняются от резких и глубоких до быстрых и поверхностных. Через несколько минут тело в руках замирает, сжимаясь вокруг чужого возбуждения, а после дрожит, скуля и пачкая под собой простынь спермой. Спустя пару толчков мужчина также кончает в презерватив, загоняя член глубоко в обмякшее тело. Seoul Месяц назад

Shane Alexander - Feels like the end

Тэхён стоит напротив зеркала и поправляет волосы, они темно-коричневыми, почти черными, переливающимися прядями падают на глаза. Взгляд бежит дальше по отражению: черная хлопковая футболка заправлена в такого же цвета джинсы, а сверху накинута кожаная куртка в тон. То, что он видит в отражении ему нравится, последние две недели он пытался убежать от себя и хоть немного приблизиться к себе прошлому пятилетней давности. На это у него было много причин, но главной продолжает оставаться - Чонгук. Тот поцелуй будто разбудил его от глубокой спячки в которой все было безразлично. Сейчас даже чашка кофе ощущалась на вкус по-другому. Возможно, он даже должен сказать “спасибо”, хотя это “спасибо” будет с нотками фальши, ведь последствия остались и сейчас они осознавались в полной мере - он влюбился. Влюбленность прекрасное чувство, если обе стороны его разделяют, но если только одна, то это превращается в своего рода пытку. К счастью или к сожалению, но Тэхён избавлен от лицезрения Чонгука уже две недели. Оставшись один на коленях в кабинете, сначала он почувствовал себя брошенным всем миром, потом его захлестнули смешанные чувства радости и отчаяния, а уже после он понял, что влюбился. Хотелось как можно скорее уйти из этого кабинета и этих стен. За дверью послышались шаги и разговоры, следом за ними начала играть спокойная музыка - начало открытия основной выставки. Пора было собирать себя по кусочкам и возвращаться в зал. Вернувшись на выставку, он практически больше не произнес ни слова, лишь выполнил, что от него требовалось и тихо ушел домой. Позже Тэхён понял, что за последние пять лет это были лучшие дни, даже не смотря на какие-то проблемы или недомолвки. Он занимался тем, чем хотел, работал с картинами, чувствовал себя нужным, а остальное было неважно. Спустя несколько дней он почувствовал, что его спокойные дни в галереи подошли к концу. С отъездом Чонгука, Ёнсу возобновил свои подколы и придирки к Тэхену, ведь больше того ничего не сдерживало. Сначала Тэ переживал и расстраивался, отвечал колкостью на колкость, но потом просто забил. Хосок также старался пресекать подобного рода выходки Ёнсу, но все равно оставались моменты, когда Хосока поблизости не было. Тэхен, как мог старался избегать общества Ёнсу и с течением времени ему это стало удаваться лучше. Иногда мысленно Тэхен продолжал возвращаться к тем строкам, он так и не удалил то сообщение и оно продолжало напоминать о Чонгуке, о человеке, которого хотелось сейчас забыть. “Тэхён, прошу прощения за поцелуй, этого больше не повторится.” Это сообщение, пришедшее вечером, ударило словно пощечина. Оно отрезвило, давая понять, что все произошедшее было лишь инцидентом, а лучше сказать экспериментом со стороны мужчины. По крайней мере они с Чимином пришли к такому выводу в один из вечеров полного соджу и роллов. Чонгук стал один из. Один из тех, кто приходит в нашу жизнь, чтобы чему-то научить или показать, а потом уходит. Но это все дало Тэхёну шанс, начать жить по-другому, чувствовать по-другому и просто быть. Пару раз моргнув, выйдя из своих мыслей, он в последний раз бросил взгляд в зеркало и пошел на поиски бумажника. Через десять минут приедет такси . Сев в такси на телефон приходит сообщение: — “Ты едешь?” — “Да. 20 минут” — пишется в ответ. Заблокировав телефон и кинув его в карман куртки, Тэхён удобнее устраивается на сиденье и невидящим взглядом следит за пролетающими мимо домами и людьми. Вечерний Сеул прекрасен, прохладный воздух середины сентября, что просачивается сквозь небольшую щель приоткрытого окна, шум города и тихая музыка на фоне дарят комфорт на эти минуты. Доехав до необходимого места и расплатившись, Тэхён ныряет в вечерний город. — Тэхён! Парень развернувшись на свое имя встречается с черными улыбчивыми глазами. Инсон. Пару недель назад он позвонил и сказал, что планирует провести отпуск в Сеуле, к тому же у него появился клиент в этом же городе, что очень уж хотел выиграть дело о разделе имущества при разводе и отсудить приличную коллекцию картин. Так одним вечером после работы они встретились выпить кофе, проболтали до глубокой ночи, а через пару дней Инсон позвал Тэ в бар. К ним присоединился Чимин, а чуть позже и Юнги, который все-таки уговорил Чимина на свидание. — Привет. Ты один или позвал Чимина? — Привет. Да, он обещал приехать. — Отлично! Пойдем? На это Тэхён только кивнул и развернувшись в направлении входа в здание пошел прочь, через пару мгновений Инсон нагнал его и они вместе вошли в темноту. В нос ударил яркий запах дыма от сигарет, алкоголя и разнообразных духов. Гремела музыка, да так, что пульсация от нее ощущалась под ногами, неоновые лампы и прожекторы ослепляли. Интерьер клуба был классическим - темные стены и пол, ряды диванов со столиками вдоль стен, большая барная стойка овальной формы в центре зала, остальное пространство занимают танцующие люди. Заняв забронированный ранее столик, Тэхен снял с кожаную куртку и расположившись поудобнее на диване, стал рассматривать толпу. — Нет настроения? — наклонившись достаточно близко к уху прокричал Инсон. — Нет. Просто непривычно. В галерее слишком тихо ,— с легкой улыбкой ответ Тэ. — Что тебе принести? — Апельсиновый сок. — Ты не будешь пить? — Подождем, когда Чимин придёт. Инсон лишь кивнул и встав с дивана двинулся в сторону барной стойки. Вернулся он через несколько минут с двумя стаканами сока. Следующие пятнадцать минут прошли под разговоры на общие темы. То есть обо всем и ни о чем. — Вот вы где! — пытаясь перекричать музыку проговорил подошедший Чимин. — Привет, — улыбнулся и протянул руку Инсон. Чим плюхнулся рядом с Тэ и взяв его стакан с соком сделал пару глотков. — Что такие кислые? Сами позвали в клуб и сами хмурые. — Тебя ждали ,— ответил Тэ с улыбкой. — Тогда начинаем этот вечер! Следующие два часа прошли за алкоголем и танцами. Уставшие и вспотевшие Тэхен с Чимином сидели на диванчике, а Инсон ушёл покурить. — Тэ, все хочу спросить - вы встречаетесь? — ну не мог пьяный Чим не спросить такое! — С кем, Чим? — а Тэ не понял самого вопроса. — С Инсоном или есть другие варианты? — Нет. Мы друзья. И других вариантов нет. — Ну во-первых, другие варианты есть и мы оба это знаем, просто этот вариант сбежал. А во-вторых, вы явно не друзья. Ну по крайней мере с его стороны. — У тебя классно получается шутить. — У меня есть хороший учитель. А Инсону ты определенно нравишься. Он весь вечер не сводит с тебя глаз. — Передай Юнги, что шутки стали не смешные. И сейчас, Чим, я меньше всего хочу с кем-то отношений. — Ну тогда просто с ним трахнись! Ну что? Не смотри на меня так. Секс ещё никому не вредил, к тому же он симпатичный. — Предлагаю все-таки сменить тему. Не те условия, Чим. — Но мы ещё это обсудим. — Даже не буду спорить - бесполезно. ____ Сквозь потоки дождя желтое такси рассекает мокрые улицы Сеула, а на заднем сиденье Тэхён нечитаемым взглядом следит за сменяющимися пейзажами за окном. В салоне еле ощутимо пахнет мускусом и этот чертов запах бросает снова и снова в тот день в галерее. Теперь Тэхёна тошнит от мускуса. Он приоткрывает окно, впуская в салон свежий озоновый воздух. Он дышит полной грудью в надежде избавить легкие от аромата, через несколько вздохов ему это удается. Остаток дороги проходит в мыслях о том, как строить свою жизнь дальше. Выйдя из такси и поднявшись на второй этаж небольшого жилого комплекса, Тэхён постучал в дверь и через минуту она открылась. — Ну, наконец-то, привет! — Инсон, сияя улыбкой встречал его в джинсах и белой свободной рубашке. — Привет. Такси долго ждал, — заходя в квартиру и снимая куртку, проговорил Тэ. — Да, сейчас такой ливень. Ты голодный? — Ага. Для вечера кино все готово? Я принес соджу. — Попкорн и крылышки на столе, а пицца должна приехать через минут десять. Ты выбрал фильм? — Я думал о “Братья Блюз” 1980 года. — Не смотрел, иди ищи, а я пока разберусь с соджу. — Помощь точно не нужна? — Нет. Все хорошо. Вымыв руки, Тэхён все же дошел до дивана и расположившись на нем, стал искать фильм. Через несколько минут Инсон принес соджу и рюмки, а еще минут через пять курьер привез пиццу. Удобно расположившись на диване они стали смотреть фильм. Периодически Тэхён ловил на себе взгляды, но списывал это на геометрическую зависимость скорости уменьшения запасов соджу и частоты взглядов в свою сторону. Это был классический американский фильм периода 80-х годов, с кучей спецэффектов и музыки. Особого сюжета он не имел, поэтому можно было между диалогами разговаривать на свои темы. Почти под конец фильма, Инсон совсем охмелев положил голову на плечо Тэхёна, сначала парень напрягся, но потом убедив себя в том, что ничего страшного нет и это просто Инсон, расслабился и продолжил смотреть фильм. За финальной погоней, Тэ не сразу понял, как на его шеи стали таять поцелуи. Осторожные, опасливые, теплые и еле ощутимые. — Инсон, — шепотом прохрипел Тэ. — Ммм, — прозвучало тихо около шеи. — Ты что, — поцелуй, — делаешь, — конец фразы был уже на выдохе. Алкоголь и приятная компания разморили Тэхена совсем. — А на что похоже? — шепотом около уха, а после поцелуй в мочку. А после настойчивая рука Инсона, обхватив щеку, повернула к себе лицо Тэ и прижалась губами к полуоткрытым чужим. Теплая волна окатила тело парня и он невольно сам прижался ближе, давая своим телом зеленый свет действиям Инсона. А тот не растерявшись, приподнялся на руке и удобнее обхватил лицо Тэхёна и углубил поцелуй. Парень мысленно сравнивал свои ощущения сейчас и те, что накрыли его с головой в галерее и, конечно же, то, что он чувствовал сейчас ни шло ни в какой сравнение с руками и поцелуями Чонгука. В мужчине хотелось утонуть и не отпускать, а сейчас… Сейчас буквально все тело кричало о том, что это ошибка. Ошибка целовать эти губы, ошибка обнимать этого человека. И от этого Тэхён злился и лишь сильнее целовал и обнимал, создавая иллюзию взаимности чувств. — Инсон…нам надо остановиться, — прохрипел Тэхён, когда влажные губы скользнули на его шею. — Я хочу тебя, — Тэ больше почувствовал эти слова на коже, нежели услышал. — Инсон, стой, — и все-таки что-то не давало перейти ему эту невидимую грань. — Ну что? — все же оторвавшись от шеи и заглянув в глаза. — Мы не должны. Это все разрушит. — Что разрушит? — Дружбу. Я не буду тебе врать, я… я просто не могу дать тебе отношения. Быть в отношениях. — Мы ничего не разрушим. Это просто секс. — Только секс и ничего больше? — с сомнением. — Да. Это было честно. Что Тэхену терять? — Тогда… как ты хочешь? — Мне все равно, я просто хочу тебя. Этой ночью впервые за последние пять лет Тэхён был с кем-то. С кем-то в одной кровати, с кем-то, кого подпустил к своему телу, но не к душе. Внутри у него все ещё находился лишь один человек и пока он не готов был его заменять. Проснувшись утром, Тэхен, не сразу понял, что находится в чужой кровати, но через несколько минут осознание накрыло его и ко всему прочему подкинуло картинки прошедшей ночи. Первая мысль в голове - уйти пока не проснулся Инсон. Вторая - больше не спать с ним. Справа послышалось шевеление, видимо Инсон тоже решил проснуться, как это все не вовремя. Тэхен замер и прикрыл глаза, а после шевеление рядом продолжилось и вот он почувствовал прикосновение ко лбу, ему нежно убрали упавшие за ночь пряди. — Тэ, просыпайся, — а следом поцелуй в скулу. Поцелуи продолжились, они потекли по скуле вниз и постепенно дошли до шеи. Хотелось отстраниться, уйти от этих губ. Тэхён чувствовал себя грязным, липким, хотелось отмыться от этих рук и губ. С Инсоном ему было комфортно и приятно, но лишь, как с другом, на большее он не был способен. Он решил попробовать, дать шанс хотя бы на свободные отношения и вроде все было хорошо вчера, но лишь до того момента пока алкогольный разум не подкинул буквально на пару секунд лицо Чонгука вместо лица парня, в которого так остервенело вбивался ночью Тэ. Он снова разозлился на себя и на мир в целом, и лишь ускорил движения, подводя их обоих к финалу. Позже, в темноте спальни, смотря в потолок, он улыбнулся, осознав, что все-таки что-то полезное Чонгук оставил после себя - если раньше всё вызывало слезы у Тэ, то сейчас - злость. Сейчас, лежа в кровати Тэхёну ничего другого кроме, как открыть глаза не оставалось. — Доброе утро, — заметив, что парень просыпается, нежным голосом сказал Инсон. — Привет, — слишком отстраненно для совместной ночи. — Как спалось? — Хорошо… ты? — Мне даже сны не снились, — улыбка появилась на губах, но заметив хмурое лицо напротив, парень все же спросил, — Что-то случилось? — Нет, просто проголодался. — Тогда сходим вместе в душ и позавтракаем. — Инсон, извини, но у меня была договоренность с Чимином, так что… — Все хорошо, Тэ. Я понимаю. Тогда поужинаем завтра? — Да, — осекшись, — Думаю, да… я позвоню. Наспех собрав свои вещи и натянув их, Тэхён буквально выбежал из квартиры и поймав первое такси, поехал домой. — Чимин, ты мне нужен, — сидя в такси, парень все же позвонил другу. — Тэ, что случилось? Снова руки? — Нет. Нет, я…ты мне просто нужен, пожалуйста. — Ты дома? — Почти, в такси еду. — Хорошо. Буду примерно через час. — Спасибо. А дома, стоя в душевой кабине под каскадом слишком горячих капель, Тэхён ощущал фантомные прикосновения и вместе с этим ощущения грязи на своем теле. Он жалел, что поддался на поцелуи и слова Инсона и сейчас водя по телу мочалкой, он снова и снова смывал ночь. За мыслями он не заметил, как кожа в некоторых местах приобрела красноватый оттенок, а где-то даже саднила, а он продолжал тереть себя мочалкой, уделяя особое внимание шее, плечам и ключицам - тем местам, которых губы Инсона касались больше всего. Наконец, выйдя из душа он просто завалился на кровать и прикрыв глаза, позволил себе провалиться в пустоту. Звонок в дверь вывел его из полудремы. Прошаркав до двери, он наконец ее раскрыл. На пороге стоял слегка взлохмаченный Чимин, с легким румянцем на щеках. — Что случилось? — первое что спросил Чимин. — Я провел ночь с Инсоном, — бросив как-то что-то обычное, Тэ развернувшись, поплелся обратно в гостиную и упал на диван. Повисла тишина, а после Чим все-таки вошел в квартиру, сняв верхнюю одежду, он присоединился к Тэхёну на диване. — Радостным от этого факта ты не выглядишь. — Да. А еще до сих пор чувствую себя грязным, хотя провел в душе около получаса. — Тогда зачем спал с ним? — как бы Тэхён тоже хотел бы знать ответ на свой вопрос. — Не знаю. Вчера на алкогольную голову это показалось неплохой идеей, но сегодня, когда я проснулся… — Так, я заказываю еду, потому что этот разговор надолго, а я голодный. Ты собираешься с мыслями и все мне выкладываешь. — Чиим, — прохрипел Тэ и завалился на диван, зарывшись головой между подушек. Сделав заказ, парень снова расположился на диване рядом с Тэхёном и многозначительно посмотрел. — Ну и, ночью все было прекрасно, а утром хрустальный замок разрушился? — Не люблю твои сравнения, — взглянув одним глазом, из-за подушки. — Придется потерпеть, — пауза, — Это из-за Чонгука? — Я не знаю…я о нем не думаю, но потом, он будто из ниоткуда появляется в мыслях и я не знаю, что делать. Это все моя глупая влюбленность. — Она не глупая, Тэ. — Пользы пока от нее я не нашел. — Если тебе некомфортно с Инсоном, не надо себя принуждать. Минимизируй или вообще закончи общение. Не надо мучить ни себя ни его. Ты же ему нравишься и сейчас, ведя себя так, даешь надежду. Не давай. — Он сам сказал, что это просто секс. — Ты ему небезразличен, конечно, он скажет что угодно лишь бы быть с тобой. — Блять, ну почему я не встретил Инсона раньше? — Тэ, — Чимин позволил запустить руку в волосы Тэхёна и слегка помассировать, — даже если бы ты встретил его раньше, ничего бы не изменилось. Разве, что Чонгук быстрее бы понял, что теряет. — Он ничего не потерял, потому что ничего не имел. Давай не будем говорить о том, чего нет. — Я…ладно… New York

Black Atlas - Never Enough

Убежав на другой континент, легче не стало. Это не решило его проблему, а создало только новые. Чонгук спорил сам с собой, злился. Алкоголь стал его постоянным спутником. Намджун начал переживать о его состоянии и несколько раз пытался поговорить, но все заканчивалось ничем. Вернее сказать, фразой “ я разберусь сам” и Джун не лез. На свой день рождения - первое сентября, Чонгук впервые не пошел праздновать куда-то в клуб или ресторан и первый раз провел эту ночь один. Ему было противно от чужих касаний, губ, а о чем-то большем он не мог даже думать. Возможно, это глупо, но один раз Чонгук был уверен, что видел Тэхёна в ресторане, когда ужинал с Намджуном, Сокджином и его женой. Увидев знакомую макушку волнистых темных волос он сначала замер, потом его замешательство сменилось волнением с привкусом радости и он, ведомый этим чувством, встал из-за стола. Подойдя, он на выдохе произнес имя и слегка коснулся ладонью плеча, парень обернулся, но это был не Тэ. Чонгук извинился и бросив “обознался” вернулся обратно за стол. Сокджин не придал этому инциденту значения. Намджун все понял. Старший не сказал ни слова, они лишь обменялись взглядами, в которых и так все стало понятно друг другу. Чонгук скучал. Чонгук жалел. Чонгук влюблен. _______ Середина октября пришла в город, окрасив деревья в яркие тона и создав шумиху вокруг приближающегося Хэллоуина. Почти полтора месяца, как мужчина убегает. Он прячется за ночной работой, за дополнительной работой в галерее Джуна, за бутылками виски и в спортзале. Бокс стал отдушиной последнего времени, принесшей с собой разбитые костяшки и часы головы без мыслей. Одним октябрьским вечером, вооружившись едой и алкоголем, Намджун решил все-таки вмешаться в этот непрекращающийся поток времени под названием “принятие”. Так, он с Чонгуком оказались сидящими на диване в гостинной. — Я вижу, что ты жалеешь. Может вернешься? — после нескольких порций виски, мужчина понял, что пора начать разговор. — Я все чаще думаю об этом, но… — тихим голосом, смотря на стакан в руках. — Но? — Нужно ли ему это? Я как снег свалюсь на его голову со всеми чувствами… — Я все больше расстраиваюсь, смотря на тебя. — Почему? — подняв глаза с нотками удивления. — Потому что упускаешь время. Ты уже мог бы быть счастлив. Я уверен, что у него тоже есть к тебе чувства, в противном случае, он не позволил бы себя поцеловать. — Хотел бы я в это верить… Повисла пауза, в которой нуждались оба. — Когда я был моложе, я был уверен, что у меня все будет, пусть не сейчас, но потом, поэтому многое не ценил. Сейчас я понимаю, что у меня не так много и осталось. — Ты хотел семью? — Не скажу, что хотел…после Ёны я не хотел ничего. Потом шло время и становилось легче. Я был уверен, что еще раз влюблюсь и на этот раз я поступлю правильно. Но… всех кого я встречал, я неосознанно сравнивал с ней и никто не смог с ней соперничать. Поэтому обрывал связи. А потом в моей жизни появился ты и в тот момент я понял, что должен стать сильнее, ответственнее, потому что от меня стала зависеть судьба другого человека. — Я всегда хотел спросить… ты…ты жалеешь, что взял меня к себе? — Никогда. Даже не думай об этом. Я ни минуты не жалел, что в тот момент поступил так. Я бы снова и снова поступил так - взял тебя к себе. Ты моя семья, Чонгук. И ты сразу стал семьей и для Сокджина. Он именно благодаря тебе загорелся идеей детей. — Я знаю, что никогда не говорил это, но… Спасибо, Джун. Тогда я был потерян, в один момент я потерял смысл жизни, но ты… Ты стал тем с кого я брал пример, я хотел, чтобы ты смотря на меня гордился и тебе никогда не было стыдно за меня. Я тоже считаю тебя своей семьей, и… ты не стал заменой отцу, ты стал для меня отцом. Намджун не выдержав, первым преодолел небольшое расстояние между ними и обнял, похлопав по спине ладонью. Чонгук обнял в ответ и от слов, сказанных ранее и от ситуации в целом он на мгновение снова почувствовал себя ребенком. Ребенком покинутым своими родителями. Одиноким и ненужным. Очередное похлопывание по спине привело его в чувства. Разорвав объятие они улыбнулись друг другу. — Будешь еще? — отойдя и взяв со столика бутылку с виски спросил Нам. Чонгук кивнув, протянул стакан, что стал наполняться янтарной жидкостью. — Я понимаю почему ты боишься подпустить к себе Тэхёна. Ты боишься потерять его. — Да, — еле слышно в ответ. — Ты… ты сейчас, как человек, что обожает животных, но не берет себе никого, потому что рано или поздно оно умрет. Ты лишаешь себя счастливых моментов и думаешь сейчас только о своей стороне, но подумай о другой. Он тоже может потерять тебя. Чонгук резко поднял голову и заглянул в глаза собеседника. Об этом он не думал. Всегда он боялся, что уйдут от него, оставят его, но чтобы ушел он, оставил он - никогда. В воздухе повисло молчание. Тот вид молчания когда каждый думает о своем и эти думы можешь ощутить в помещении. — Я…хорошо…я вернусь в Сеул и поговорю с Тэхёном. Как можно скорее решу тут дела и улечу. Намджун на эти слова кивнул и улыбнулся. Больше он давить не будет, свое дело он сделал, теперь шаг за Чонгуком. Seoul Тэхён воспринял слова Чимина, сказанные утром после первой ночи с Инсоном, всерьез. На две недели. А потом, он отпустил себя. Начались вечера в клубах полные алкоголя, травки и секса. Чимин злился, ругался на Тэхёна и просил прекратить так себя вести, но тот не слушал. Аргументами были рассуждения о том, что это его жизнь и все под его контролем, что он очень просто бросит наркотики в любой момент, к тому же они были легкими. А Чимин уже сотни раз пожалел, что посоветовал подпустить Инсона к себе и попробовать с ним отношения. Одним октябрьским вечером Тэхён с Инсоном, как обычно танцевали в клубе, как обычно были слегка под дозой после косячка и как всегда слегка пьяны. Во время танца Инсон, прижав Тэ к стене стал остервенело его целовать, на что тот ответил практически сразу. Разорвав через некоторое время поцелуй, они поспешили вызвать такси, им просто не терпелось остаться наедине. Добравшись до квартиры Инсона и кое-как держа себя в такси, чтобы не целоваться и не смущать водителя, парни ввалились в коридор и срывая друг с друга одежду добрались, наконец, до кровати. И сейчас стоны и шлепки тел друг об друга с хлюпаньем смазки наполняют помещение. Запах секса и алкоголя туманит голову, а стоны под мужчиной окончательно увлекают в бессознательное состояние. Похоть и алкоголь течет по венам, привычное состояние, но давно забытое. — Сильнее, — шепчет Инсон, а следом высоко стонет, его услышали и стали входить резче, срывая не у него одного вдохи. Изголовье кровати слегка бьется об стену, но вот оно стихает, а податливое тело, обхватив за щиколотки резко переворачивают на живот и притянув бедра к себе, снова резко входят, провоцируя громкий стон. И снова по комнате гуляют шлепки тел и учащенное дыхание, а член все входит и входит в податливое тело каждый раз растирая комок нервов. — Блять, сейчас кончу, — выстанывая каждое слово. — Давай, — шипит Тэхён и толчки меняются от резких и глубоких до быстрых и поверхностных. Через несколько минут тело в руках замирает, сжимаясь вокруг чужого возбуждения, а после дрожит, скуля и пачкая под собой простынь спермой. Спустя пару толчков мужчина также кончает в презерватив, загоняя член глубоко в обмякшее тело. Выйдя из Инсона, Тэ заваливается рядом на кровать и сняв презерватив, бросает его куда-то на пол. Глаза устремляются в потолок, а дыхание потихоньку приходит в норму. Все таки секс под кайфом это что-то супер приятное. Все чувства и ощущения обострены, а оргазм сильнее, чем обычно. — Ты буквально вытрахал из меня душу, — лежа рядом и смеясь говорит Инсон. — Приму за комплимент, — также смеясь отвечает Тэ. — Надеюсь завтра я смогу ходить мне еще в суд ехать. — Так все таки какой шанс, что картины останутся у твоего клиента? — Думаю процентов девяносто, если, конечно, она не найдет ребенка и не скажет, что и ему нужны деньги — Да, это было бы проблемой. Одновременный смех разгуливается по помещению спальни. Пролежав еще минут пять, Тэхён все же встает с кровати и ищет свои вещи на полу, по очереди надевая их на себя. — Ты снова уходишь. Останься хоть раз. — Не могу. Завтра надо быть в галерее пораньше, я не успею привести себя в порядок. — Как всегда отговорки — Инсон, это не отговорки, к тому же мы договорились, что у нас просто секс. — Да-да, я помню, — глубокий вздох, — Завтра встретимся вечером? — Не могу, у нас с Чимином встреча. Ладно, я пошел. Пока. — Иди, иди и больше не приходи, — лениво в ответ. — Как скажешь, — бросая ухмылку, парень выходит сначала из спальни, а потом и из квартиры. _______

breathe - Are you all good?

День в галерее тянулся долго, а может так казалось лишь Тэхёну, что утром проснулся слегка разбитым и с адской головной болью. Все-таки вчера они перебрали с Инсоном. Как вчера и сказал Тэхён, сегодня у них с Чимином по плану вечер кино. Чим любит романтические комедии и сладкий попкорн, поэтому когда он предложил организовать такой вечер только для них, то Тэ не смог отказаться. По правде сказать он сам был рад, что проведет время с другом. Поэтому сейчас, он старался как можно скорее закнчить работу и поехать домой. Еще необходимо было заехать за жареной курицей и другими закусками, Чим обещал принести попкорн и соджу. Назревал прекрасный вечер. Стоя лицом к окну в общем кабинете, Тэхён читал отчет о статистике посещения выставки. Там было много цифр и букв, что давали в общей сумме вердикт - выставка превзошла ожидания. На звук шагов за спиной он не обратил внимания, мало ли кто ходит. — Здравствуй, — тихо и слегка неуверенно послышалось из-за спины. Тэхён обернувшись на голос застыл. Перед ним стояла красивая женщина, та, что он видел в день открытия выставки. Со временем стало казаться, что воображение сыграло с ним злую шутку, но нет. И подтверждение этого “нет” стояло буквально перед ним. Его мама. Ким Сохи. Помнил, он ее молодой и веселой, точнее помнил только обрывки воспоминаний о ней. Как она читала ему сказки перед сном, или хвалила и восхищалась новым рисунком. Тогда казалось, что Тэхён центр ее мира, но позже жизнь показала, что он не был центром, он просто был и был где-то сбоку. Закрыв и бросив папку на стол, он нырнул ладонями в карманы брюк и поднял глаза на эту женщину, давая молчаливое разрешение на продолжение разговора. Ему было интересно, что она могла сказать еще. — Мы…мы можем поговорить? — снова тихо и слегка неуверенно сказала Сохи. — О чем? — холодно и спокойно. — А не о чем? — Мне - нет. Говорите, что хотели сказать и уходите, — Тэ внутренне мысленно сам себя похвалил за выдержку. — Я знаю, что ты на меня обижен, но… я твоя - мама. Обращайся ко мне на “ты”, пожалуйста. Я специально ради тебя прилетела из Америки. — Я должен сказать спасибо за ваш поступок? Или мне оплатить билеты туда и обратно за то, что эта поездка станет бесполезной? Что мне надо сказать или сделать? Ведь, я уверен, что вы столько раз представляли этот разговор, — пауза, — Матери не бросают своих детей. А что касается обиды, я не обижен. Вы просто перестали иметь для меня значение, как и я для вас. — Тэхён, я… я очень виновата перед тобой. Я признаю это и прошу прощения. — Мне не нужны извинения. Говорите, что хотели или уходите. — Тэхён, я… пожалуйста, дай мне шанс все исправить. — Исправить что? То, что ты бросила меня и за двадцать лет ни разу даже не позвонила? Как ты это исправишь? — Я понимаю, но… у меня были причины. — Какие? — Я… у нас не было денег и я… я думала, что если я удачно выйду замуж, то все будет хорошо. — Судя по тебе ты прекрасно устроила свою жизнь и однако все равно даже не позвонила и если бы не выставка, то мы так бы и не встретились. — В какой-то момент я потеряла связь с тобой и с семьей… — Не надо лгать, — перебив Сохи, — Ты знала, что мы жили в Тэгу и ты также знала адрес и не говори, что это неправда. Знаешь, может еще лет пять назад если бы пришла и захотела бы начать все с начала, я бы принял. Серьезно. И даже бы не спросил почему ты так поступила, но сейчас… Нет. У меня нет желания даже знать тебя. Если мои слова звучат грубо, то значит так тому и быть. Двадцать лет я был не нужен, а сейчас ты просишь меня начать сначала… Забавно, не находишь? — Я… я не хотела так, ты… — Посмотри на это с моей стороны. Ты бы смогла принять меня или бабушку если бы про тебя просто забыли? — Видишь и ты не можешь сказать “да”, поэтому не проси об этом меня. Молчание. — Ответишь на один вопрос? — спросил Тэ. Он просто не мог не спросить. Сохи кивнула и он продолжил, — Ты пришла на выставку, потому что знала, что я там буду? — Я…Ким Сокджин мой муж и я пришла с ним, — слишком тихо и печально в ответ. Кажется женщина все поняла. — Брат Намджуна? — Да. — Надеюсь, ты счастлива сейчас и те деньги, за которыми ты гналась, ломая все и жертвуя своей семьей окупают в полной мере все потери. — Тэхён… — Нет. Не нужно. Ты давно сделала свой выбор. Уходи. Женщина так и осталась стоять, смотря своими печальными глазами в которых в любой момент могут образоваться слезы. Тэхен не мог больше оставаться здесь, ему было просто некомфортно и слишком больно, поэтому кивнув своим мыслям, он взял телефон со стола. — Видимо, в этот раз моя очередь уходить. Внутри было пусто и холодно. Эта встреча не растопила лед внутри и не открыла старые раны. Это обман. Это ложь в которой он пытался сам себя убедить пока ехал в такси. Войдя в квартиру он ощутил в полной мере кровоточащие раны внутри. Он снова чувствует себя ребенком. Никому ненужным, брошенным ребенком. Это чувство ненужности и потерянности никуда не ушло, оно снова здесь, прорвавшееся сквозь тысячи преград внутри. Налив в стакан воды и сделав глоток, тэ уперся взглядом в стену, а по щекам покатились горькие слезы. Слёзы одиночества и бессилия. Стакан с грохотом разбивается об стену и оседает вниз. Он никому не нужен. Виниловый проигрыватель разбивается следом. Ёнтан не понимает, что происходит, запрыгивает на кровать, забиваясь между подушками, а Тэхен плачет и со стоном оседает коленями на пол. Всхлипы сотрясают тело. Он раскрывает рот в немом крике и упирается ладонями в пол. Новая волна слез заставляет прогнуться в спине и беззвучно завыть, словно одинокий раненый зверь, будто боль пытается вырваться наружу сквозь грудную клетку. Приступы безмолвного крика повторяются. Он думал, что раны зажили, но нет. Одна встреча и все, что сидело в нем столько лет вырвалось наружу. На смену слезам приходит снова это удушающее ощущение и сейчас причинить самому себе боль уже не кажется неправильным. Теперь даже приступы были больнее чем раньше, ведь они напоминали о Чонгуке. Терять больше нечего. Потеряно все. Ничего не осталось. Добравшись на коленях до осколков стакана, Тэхен хватает первый попавшийся и прикладывает его к внутренней стороне предплечья, но что-то не дает ему сделать последнее решающее движение рукой, что может избавить его от боли навсегда. Сделать последний шаг. Прикрыв глаза, он делает вдох, потом еще один. Откуда то из глубин его воспоминаний появляется одно. Оно яркое и теплое. Его обнимают, его буквально вдавливают в себя, его держат в руках так, словно он самое ценное в жизни. Его целуют нежно, но в то же время будто хотят испить до последней капли. Его снова обнимают. Это последнее, что он хочет помнить. Соленые потоки снова потекли по щекам, капая на пол, из груди все-таки вырвался всхлип и этот всхлип стал точкой. Нежное касание стекла обожгло кожу, так осторожно, но твердо. Оно прошлось вдоль всего предплечья до локтя и принесло за собой теплую алую влажность, что каплями потекла по руке вниз, оседая, то на одежду, то на паркет. Вторую руку ждала та же участь нежного и теплого прикосновения, что подарила и ей алые капли. Осколок выпадает из ладони и с глухим звуком падает на пол. Сейчас все закончится. Сейчас не будет больно, ведь боль только внутри. Сладковатый запах крови ударяет в нос, он словно обнимает все тело, позволяя потихоньку расслабить скованные спазмом мышцы. Тэхен осел полностью на пол, уложив на его холодную и жесткую поверхность голову и приоткрыл глаза. Сквозь оставшиеся в них слезы он смотрел, как вечер опускается на Сеул, как в соседнем здании пришедшие домой люди включают свет, как просто жизнь идет дальше, не замечая и не придавая значения, что один человек сейчас лежит на холодном полу и медленно покидает ее. Захотелось очень спать и он позволили себе эту вольность, закрыв глаза. New York Сейчас На часах по Нью-Йоркскому времени одиннадцать утра. В воздухе квартиры витает аромат свежесваренного кофе и тостов с беконом. Мужчина сидит на стуле за столом и неспешно завтракает, смотря на город, под неспешный рассказ Хосока о делах в галерее. В Сеуле час ночи, поэтому голос на другом конце слегка уставший, но твердый, продолжающий убеждать. — Чонгук, нам надо что-то делать, иначе суда не избежать. — Я понимаю, но разве у нас не было договора с ними, — отпив кофе, заключает Чон. — Был, но он нам не поможет. Нам надо найти декларации о приеме и сдаче картин, их принимал в тот день Тэхён с Сонэ, но она не знает делались ли фотографии исходного состояния картины на момент приема. — Спроси у Тэхёна. Что мешает? — отставив чашку с черным напиток. Внутри на звук этого имени все скребется. — Чонгук…— пауза, — ты не знаешь? — слишком осторожно. — Не знаю что, Хосок? — резко приняв сидячее положение на стуле, от сторонних мыслей не осталось ни следа. — Тэхён в больнице, — настороженным голосом отвечает мужчина. — Что с ним? — а внутри, что-то сдавило в тугой узел. — Чимин не сказал. Лишь знаю, что он там уже несколько дней и не приходит в себя. Я думал тебе известно об этом. Холодный липкий пот выступил на теле мужчины, даже руки покрылись этой холодной испариной волнения. Тэхён в больнице без сознания несколько дней. Блять. — Я перезвоню, — хриплым голосом говорит Чонгук и не дождавшись ответа, сбрасывает звонок. Слегка трясущимися руками он пытается найти нужный номер, и как только ему это удается, подносит телефон к уху, слушая гудки.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.