ID работы: 13605887

What you see

Слэш
NC-17
Завершён
404
Горячая работа! 151
автор
Размер:
243 страницы, 12 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
404 Нравится 151 Отзывы 280 В сборник Скачать

Глава 7. Дистанция

Настройки текста
Примечания:

Ghostly Kisses - Touch

— Танни! — восклицает Тэхён, когда перед ним распахивается дверь квартиры Чимина. Комочек прыгает и встает на задние лапки, пытаясь дотянуться до хозяина. Тэхён подхватывает щенка на руки, бросая сумку на пол, и посмотрев на друга говорит, — Привет, Чимин. — Привет, Тэ. Проходи, — и отойдя от проема дает доступ в квартиру. Обняв и поцеловав несколько раз в макушку щенка Тэхён опускает его на пол и снимает обувь. — Пицца уже приехала — Отлично, — с улыбкой — Кофе будешь? — парень кивает и идет в ванную помыть руки и умыться. Закончив свои дела, он проходит в гостиную, что совмещена с кухней и выдержана, как и вся квартира в минималистично-белых тонах, заваливается на диван, Танни просится на ручки и все-таки уложившись, довольно устраивается на коленях. — Ну рассказывай, как там Пусан? — поставив на журнальный столик две чашки кофе, парень тоже плюхается на диван рядом. — Лучше бы я не ездил, — со вздохом. — Почему? — скептичный взгляд в ответ и делает первый укус пиццы. — Ну начнем с того, что Чонгук видел мои руки, а закончим тем, что я теряюсь от его поведения, — Тэхён смотрит на друга, а Чимин перестает жевать. — А вот про руки поподробнее, — через несколько мгновений с набитым ртом говорит он. — Ну… Чимин, я… — парень теряется. — Ты, блять, снова это сделал? — восклицая. — Да, но уже почти все зажило. — Я хочу знать все и только попробуй мне щас что-то не рассказать, я с тебя не слезу, — в ответ Тэхён кивает, соглашаясь, ему самому очень хочется все рассказать и послушать мнение со стороны. Весь рассказ от того разговора в галерее с Ёнсу и до перевязки собственной руки Чонгуком в его номере, занимает минут семь. Все это время Чимин молча слушает и даже не пытается задавать вопросы. — То есть он даже ничего не спросил, я имею ввиду, зачем ты это делаешь? — тихим и задумчивым голосом спрашивает Чимин. — Нет. Я и сам удивился, но он вел себя как будто ничего страшного не произошло и я просто по неосторожности поранил руку. — И что было дальше? — А дальше ничего. Вот об этом я и хотел поговорить, — пожевав с секунду губу, парень продолжил, — В какой-то момент мне показалось, что… — Тэхён замялся, глубоко вздохнув, но всё же продолжил, — черт, это даже звучит глупо, что ему как бы не все равно. Что, как будто ему не плевать на меня. Не смотри на меня так,Чимин. — Тэ, — сделал паузу, как бы выделяя свою мысль, — я не буду говорить, что ты не прав, потому что думаю так же, в противном случае он бы не поступил так, когда узнал про руки. И… и что было дальше? А что было дальше? А дальше ничего кроме кучи сомнений и мыслей не было ничего. — На следующее утро я пришел отдать ему пиджак и сказать спасибо. Он вел себя, как будто я маленький ребенок и он мне делает поблажку, закрывая глаза на эту ситуацию. Я спросил зачем это все, он сказал, что не имеет привычки лезть в личную жизнь своих сотрудников. А после, блять, снова включил режим заботы. Да даже, сука, сейчас, когда он привез меня к твоему дому, сказал, что подождет пока я заберу Танни, и он отвезет нас домой. Вот как это называется, а? Я же не мог так просто спутать интерес с просто добротой? — к концу фразы повышая голос от возмущения. — Когда у вас открытие выставки? — взглянув на Тэ, спросил Чимин. — В понедельник, завтра и все выходные мы работаем. А что? — Хочу прийти и посмотреть на этого Чон Чонгука. — Чимин…— вздыхая — Что Чимин? Знаешь я бы также подумал, что ты ему интересен, потому что обычно всем плевать на всех, но тут…может у него биполярное расстройство? — Это у меня скоро оно будет, — ухмыляясь. — Тэ, а ты замечал, чтобы его привлекали парни? Ну может у него кризис ориентации вот он и мечется? — Я вообще не видел, чтобы его кто-то привлекал. — Забавно… — Боже, Чимин, мы как две курицы сидим тут и сплетничаем, — смеясь заключает парень. — Тэ, ответь мне, только честно, — парень кивнул, — Он тебе интересен? — Я понимаю куда ты клонишь и… — вздыхая, — за все это время он первый, кто действительно стал мне интересен, хотя головой я понимаю, что это просто невозможно. К тому же, он после открытия выставки сразу улетает обратно в Нью-Йорк , и у него нет в планах возвращаться сюда. Так, что… — Почему невозможно? — Чимин… — Хватит, — резко перебивая, — Ты когда себя в последний раз видел в зеркало? Ты очень красивый, Тэ, это как минимум, а как максимум в тебе классно всё . — Я тоже тебя люблю, Чим, но твое мнение предвзято — Я тебе говорю, как есть. А то, что ты там сам себе придумал в голове, ну извините, оно не коррелируется с действительностью. Тем более, как не потащу тебя в клуб или куда-то обязательно кто-то пытается с тобой познакомиться. А сколько раз в кофейне к тебе пытались подкатить? М? Забыл? Поэтому прекрати нести бред! — Чим…. Ладно, в любом случае, было и было. Осталось сколько… три- четыре дня и все будет как раньше. Все….не хочу больше об этом говорить. Лучше расскажи как ты?... ________

Majik - Closer

Воскресенье, вечер. Чонгук выходит из галереи самым последним, на часах около десяти вечера, а внутри какая-то необоснованная пустота и злость. Мужчина решил для себя, что перетерпит эти четыре дня в компании Тэхёна и спокойно улетит, но все оказалось наоборот, это Тэхён, как будто терпел и специально обходил компанию Чонгука. После прилета Хосока из Японии, Тэ взял в помощь Сонэ и они, болтая и смеясь продолжили работу над выставкой, встречали и делали опись картин, развешивали их в соответствии с согласованной композицией, в некоторые макеты вносили изменения прямо на месте, занимались расстановкой акцентных предметов. То есть просто работали. Если Сонэ или Хосока не было рядом, то Тэ надевал наушники и уходил в работу с головой. Так ему было легче, за работой он успокаивался и постепенно все стало приходить в норму. Чонгука это бесило. Бесила эта отстраненность, парень разговаривал с ним преимущественно по рабочим моментам, не было той легкости, что была раньше. Мужчина сам не знал, что он хотел, близко - плохо, далеко - еще хуже. Его прекрасный план разбился, впервые в жизни не он говорил своими действиями “ты мне не нужен”, а ему, и как раз это было непривычно и очень сильно раздражало. На фоне этого он злился на всё: на курьеров, что привезли свет и опоздали на десять минут, на Сонэ, что вошла в кабинет и не поклонилась в приветствии, на Хосока, что тот слишком громко говорил по телефону в общем пустом зале, создавая эхо, на Тэхёна, что тот общался с ним, как начальник-подчиненный. К концу третьего дня Чонгуку хотелось кого-то ударить, поэтому сейчас выйдя из галереи он ехал в спортзал. Бокс всегда давал ему время подумать и выплеснуть весь негатив. Отбоксировав около часа, он все-таки остановился, почувствовав боль в костяшках. Сев на ближайший мат, прислонившись спиной к прохладной стене, он взял в руки телефон и увидел три пропущенных от Намджуна. Видимо тот уже приземлился в Сеуле. Разблокировав телефон, мужчина нажал кнопку “вызов” и приложив к уху телефон услышал гудки, которые потом сменились голосом. — Чонгук. — Привет, Джун. Ты уже в Сеуле? — Да, часа два уже, я звонил, но ты видимо не слышал. — Да, я в спортзале был. Ты у меня дома? — каким-то обреченным голосом. — Да. Тогда я заказываю ужин, есть хочется ужасно. — Окей. Мне какой-нибудь стейк. — Хорошо. Ты через сколько будешь? — Примерно час. Еще хочу заехать за виски. — Ладно. Закончив вызов, он отбросил телефон куда-то в сторону и облокотившись затылком об стену, закрыл глаза и выдохнул. Он устал сам от себя, от своих метаний. Сейчас все, как хочет он, но это всё уже не приносит той радости и удовлетворения, что были раньше. Раньше он бы с головой ушел в открытие выставки, нашел бы девушку, провел хорошо ночь и вернулся бы под утро довольным и свободным, а уже утром довольный и уверенный открывал галерею. Только в какой-то момент эта свобода стала удушающей и не приносящей кроме одиночества ничего. В голове всплыли мысли о последней поездке в машине с Тэхёном и о желании вместе где-то поужинать, поговорить, потом они сменились призрачным ощущением этого тела под собой и, блять, это то, что ему сейчас не хватает. Человека. Одного конкретного человека. К черту, к черту всё и вся. Одним резким движением он встает и идет в душ, наспех ополоснувшись и одевшись, покидает фитнес-центр и оказавшись в машине едет в ближайший магазин за виски. Достав бутылочку своей новой зависимости, что имела такой же оттенок, что и глаза виновника этой зависимости, мужчина все-таки добрался до дома. В квартире его ждал Намджун, что сейчас разбирал пакеты с едой из доставки. — Привет, — говорит Чонгук, входя в гостинную. — Привет. Что такой недовольный? — Устал, — с этими словами достает из шкафа стакан, наливает виски и опустошив одним глотком, поворачивается к старшему, — Тебе налить? — в ответ получает кивок. Расположившись на диване с едой и алкоголем, Намджун наблюдает за Чонгуком и буквально чувствует, что есть проблема.        — Чонгук, что ты заливаешь виски? — все-таки не выдержав, спрашивает. — Не что, а кого, Нам, — сделав глоток виски. — Ясно. Что произошло пока меня не было? — Ну для начала я переспал с Ми Соль, — Чонгук произносит это так, словно обычное дело и он просто сходил в магазин. — Ми Соль — проблема? — с сомнением спрашивает Нам. — Она — нет, а вот секс с ней — да, — ответил Чонгук, смотря в глаза напротив, но увидев в тех немой вопрос, продолжил, — Пока это все происходило я, блять, представлял на ее месте Тэхёна и даже кончил с его именем. Это проблема. — Спасибо за такие подробности. — Ты хотел знать — я рассказал, глупо уже скрывать что-то, — сухо в ответ. — Раз ты сегодня за честность, что произошло в Пусане? Я помню, что ты ездил с Тэхёном. — Ничего, кроме того, что кажется он мне небезразличен — Тогда какого хера ты трахал Ми Соль? — в несвойственной манере спросил Джун. — Да, блять, потому что я думал, что этот секс все исправит, а он только сделал хуже. Я стал противен сам себе. А еще Тэхён… — осекшись, — Блять, он теперь меня стороной обходит, после моих довольно резких слов, меня это бесит, а он ведет себя как будто ничего не было, словно… словно я для него никто. — Но ты и есть для него никто. Просто начальник. После этой фразы повисла тишина, а внутри Чонгука что-то сдавило грудь так, что он понял, что не может больше молчать, ему надо все рассказать и освободить свою голову. — Блять…я устал. Нам, то, что я сейчас скажу, надеюсь, навсегда, останется между нами, я не хочу причинить вред Тэхёну, — мужчина кивнул, — У него случаются панические атаки и он от безысходности режет себе руки. Видимо один приступ случился накануне поездки в Пусан, потому что там, пока мы сидели в галерее у него началось кровотечение. Ну я и помог ему, обработал порез и отправил в машину успокоиться. Потом он сказал, что уволится, я устроил скандал, потому что он решил все за меня. Наутро он пришел в мой номер, отдал пиджак и попросил прощения за неудобства и спросил почему я все-таки взял его в галерею. Я попытался замять этот вопрос, но в итоге я вспылил, рассказал про картину, а про его ситуацию с руками сказал, что мне все равно на личную жизнь сотрудников, главное чтобы работа выполнялась хорошо. И после этого он замолчал. В прямом смысле. Если раньше мы разговаривали на разные темы, то после тех слов он стал вести себя действительно, как с начальником. — И тебя это бесит…— заключил Намджун. — Да. — Ты получил то, что хотел и тебе это не понравилось, — факт. — Знаю, звучит глупо, но как есть, — мужчина снова налил порцию виски и опустошив ее, продолжил, — Спустя два дня после того разговора, мы вернулись в Сеул, и я сорвался, поехал к Ми Соль. Ну а эти последние три дня в галерее, он продолжает сохранять чисто деловые отношения. — Я думал, ты будешь рад такому исходу событий. Кто последние месяцы кричал, что тебе никто не нужен и так далее, а тут оказалось вон как… — Ты сейчас издеваешься? — с сомнением в голосе, спрашивает Чонгук. — Нет. Цитирую тебя. Ты все мечешься куда-то непонятно. Просто признай, что он тебе нравится и действуй. — Да, блять он мне нравится! Доволен? — всё же не выдержав, мужчина почти выкрикнул эти слова, ему скрывать больше ничего, да и бессмысленно, — И не только он сам, но и…с ним разговаривать, работать, смеяться, есть и заботиться, да, блять, мне нравится все с ним делать. Я никогда такого не чувствовал, — эти слова прозвучали уже тихо, словно он признавал свою капитуляцию перед Тэ. — Тогда держи то, что тебе нравится. Хватит бегать, — также тихо, словно делясь чем-то тайным. — А тебя не смущает, что он парень? — хмыкнув, Чон приподнял голову и заглянув в глаза спросил то, что его самого беспокоило. — Если тебя это не смущает, то почему должно меня? — немного расширив глаза в вопросительной манере, парировал Нам. — Да потому что Тэхён не девушка и это все я хочу делать не с девушкой, а, блять, с парнем! Со своим полом, который я раньше не воспринимал в таком ключе и это честно немного пугает даже меня. — Тебя стал привлекать кто-то еще помимо Тэхёна? — Нет. Все остальные для меня как раньше. Только он так влияет на меня. — Тогда я не вижу проблемы. Не спорю, мне немного странно слышать от тебя, что у тебя чувства к парню, но это лишь потому, что сколько я тебя помню, кроме девушек никого не было, но что плохого в том, что тебе понравился человек? — он сделал паузу, подчеркивая последнюю фразу, будто говоря, что ничего страшного в этом нет, — Не его пол, статус или еще что-то, а просто человек? Тебе нравится с ним проводить время и заметь тебе это стало нравиться прежде, чем вы переспали, да даже поцеловались. — Ты хочешь сказать что это нормально? — с сомнением в голосе. — А кто скажет, что нормально? — откинувшись на спинку дивана со стаканом виски в руках, — Думаешь обычный классический брак это нормально? Спроси у Джина, он тебе расскажет многое про брак с женщиной. А сколько разводов каждый день этого “нормально”? Возможно, еще лет пять-десять назад я сказал бы, что ты сошел с ума, устроил бы скандал и так далее, но сегодня в свои сорок пять, я могу сказать, если ты нашел человека с которым тебе комфортно даже молчать, держи его. Потому что не всем выпадает такое счастье. Вернемся к тому же Сокджину, это его четвертый брак и что? Он сильно счастлив? Он всю жизнь мечтает о детях, но как-то ни одна не захотела ему родить ни одного ребенка. Снова повисла тишина, каждый думал о своем, Джун думал о том, что даже рад, что именно Тэхён оказался тем, кто смог, пусть и неосознанно, но дотронуться до сердца Чонгука. А мужчину мучили совершенно другие мысли, точнее страхи. — А еще я не думаю, что ему все это надо. Он ведет себя в любой ситуации, как будто ничего не меняется, — тихо, озвучив свои мысли. — А что ты бы хотел увидеть? Интерес в твою сторону? — Да хоть что-то! — вскинув руки, — А когда в ответ тишина и он… — Ты не думал, что если он даже что-то и чувствует, то не показывает этого, потому что уверен, что тебе это все не надо? Хотя бы даже потому, что ты не интересуешься своим полом? — перебив, спросил Джун. — И что бы ты сделал на моем месте? — Для начала понял бы хочу ли с ним отношений. Ты думал об этом? — Да. — И? — И мне понравилось, но блять… — поставив локти на колени и зарывшись в ладони лицом, признался Чон. — Тогда подумай еще в таком ключе, что это не обычные отношения. Ты знаешь наше общество, а особенно в Корее, которое не одобряет такого рода отношения. Будут ограничения, ты не сможешь свободно взять его за руку, поцеловать, прийти на какой-то ужин держа его за руку. Ты готов к этому? — А как же “он никогда не подарит тебе детей”? — приподняв слегка голову, заглядывая в глаза старшего и ухмыляясь. — Так ты же ему тоже их не подаришь, — мужчины засмеялись, — А если серьезно, дети наименьшее, что должно волновать, всегда есть другие пути получить их, были бы деньги. — Да. — пауза, — Блять, Нам, какие дети? — сев, откинувшись на спинку дивана, — Я никогда не думал даже о них. — Тогда тем более. — Все, что ты сейчас озвучил, меня не волнует. Плевать, кто и что скажет, как посмотрит, что подумает. А жить можно и в Нью-Йорке, там, сам знаешь, с этим легче. — Отпусти свои страхи, Чонгук, и сделай шаг вперед, потому что очень может быть, что ты будешь очень счастлив. Мужчина ничего на это не ответил, но эта фраза почему-то разлила по телу тепло, не страх, как прежде, а именно тепло. Он пообещал сам себе, что еще раз все обдумает и взвесит, прежде чем откроется Тэхёну. ________________

Meteor - Narcose

— Тэ! — окликнул из-за спины парня, Чимин. — Чимин, — подскочив на месте от неожиданности, воскликнул парень и обернулся на голос, — Ты все-таки пришел? — Конечно! Я не мог не прийти на твою первую выставку. — Спасибо, — теплая улыбка осветила лицо Тэ. Тэхён сегодня предпочел светло-серый костюм и белую рубашку, расстегнутую сверху. Галстуки он ненавидел априори. — Что делаешь? — поднимая голову и изучая баннер на фасаде галереи, на который до этого увлеченно смотрел Тэ. — Проверяю, висит ли вывеска ровно, а то сейчас приедет Чонгук и устроит скандал, последние дни он уж очень нервный, — после этих слов послышался шум шин по асфальту. Парни обернулись на шум, Тэхён узнал в паркующейся машине, Чонгука, — Ну вот, приехал. Тэхён с Чимином не сдвинулись с места, стояли и смотрели как мужчина, припарковав машину, вышел из нее и сейчас шел прямо к ним. Он был одет в темно-серые брюки и чёрную рубашку, расстегнутую на три верхние пуговицы, в руках он нес пиджак того же цвета, что и брюки. — Доброе утро, — первым поздоровался Чон, обращаясь к обоим. — Доброе утро. — Доброе утро. Пак Чимин, друг Тэ, — с улыбкой и протянув руку, поздоровался Чим. — Рад знакомству. Чон Чонгук, директор галереи, — пожав руку в ответ и кивнув, ответил Чон, а после кинул взгляд на Тэхёна, что стоял полубоком и смотрел на фасад здания, словно избегая мужчину. Чонгук улыбнулся своим мыслям и продолжил, — Чем занимаешься, Чимин? — Работаю помощником дизайнера в журнале. — Тогда мне стоит познакомить тебя с моим другом, он тоже работает в журнале, но редактором, надеюсь, что это спасет его от скуки на выставке, — последние слова, мужчина бросил уже с улыбкой. — Буду рад, — бросил Чимин в ответ и перевел взгляд на друга, что очень упорно продолжал рассматривать фасад. Поразмыслив пару секунд, он произнес, — Чонгук, мы сейчас с Тэ, обсуждали баннер на фасаде. Я говорю, что он висит отлично, но Тэхён не согласен. Ты, что скажешь? Мужчина понял, что этот друг затеял какую-то игру, поэтому Чон перевел взгляд на вывеску, от которой Тэ за это время так и не оторвал взгляда, осмотрел ее и решил подыграть Чимину. — Думаю, она висит идеально. — Отлично, — отозвался Тэхён и повернувшись к мужчинам, продолжил, — Тогда я пойду, посмотрю, что там у Сонэ, и тогда мы можем открываться через час, Чонгук. — Хорошо, — кивнул в ответ мужчина. — Пойдем, Чимин, покажу тебе галерею, — с этими словами, парень пошел в сторону входа в здание. — Тэ, куда ты так спешишь? — нагнав в вестибюле, спросил Чимин. — Мне правда необходимо проверить, готовы ли буклеты у Сонэ. — Я все равно тебе не верю, — и уже тише, — Перестань от него бегать. — Ни от кого я не бегаю, просто не вижу тем для разговора. Ладно, Чим, посмотри залы пока один, я пойду все проверю и вернусь, — на это парень кивнул, а Тэхён пошел в сторону кабинетов. Тэхён убегал. От Чимина, Чонгука и просто от себя и своих мыслей. Он не хотел, но других путей пока не нашел. Каждый раз Чонгук вызывал в нем новые ранее неизвестные чувства, хотелось кому-то принадлежать, Тэхён старался, как можно быстрее их пресекать, пока они не породили чувство влюбленности. Через сорок минут Тэхён закончив свои дела, шел в сторону вестибюля, найти друга. Подходя, он заметил группу людей, среди которых был его друг, Чонгук и Намджун. — Добрый день, — подойдя ближе поздоровался Тэ, с незнакомыми ему людьми. В ответ ему также раздались приветствия, а Чонгук отошел немного в сторону, давая пространство для парня, Тэхёну ничего другого кроме, как встать рядом не осталось. — Тэхён, с Намджуном ты знаком, а это его брат Сокджин, — сказал Чонгук, указывая в сторону высокого мужчины в черном безупречно сидящем костюме. Тэхён кивнул в знак приветствия, получая такой же кивок в ответ, — А это Мин Юнги, главный редактор журнала, — мужчины также кивнули друг другу. Подняв глаза, Тэхён поймал на себе заинтересованный взгляд Намджуна, что буквально изучал его и следил за каждым действием. От этого стало как-то не по себе, да и вся атмосфера и то, как произошло знакомство с друзьями Чонгука не давали покоя парню, будто его принимали в какой-то определенный круг. А Чонгук отчего-то был рад, что Тэхён познакомился с близкими ему людьми. И снова эта теплая волна чувств к парню окатила мужчину, создавая призрачное чувство, что Тэхён его. И на этот раз Чонгука эта мысль уже не пугала, видимо разговор с Намджуном пошел на пользу.        _____ Открыв выставку, на которую, к удивлению пришло достаточно много людей, все разбрелись в разные стороны. Юнги увлек Чимина в разговор, Намджун с Сокджином прогуливались по залам и наслаждались проделанной работой. Чонгук что-то обсуждал с Хосоком, а Тэхён болтал с Сонэ, слушая забавный рассказ о курьере. Рассмеявшись на слова девушки, парень случайно повернул голову в сторону и сфокусировав взгляд, замер. Женщина. Красивая женщина лет пятидесяти стоит и неотрывно смотрит на Тэхена. Она красива, подтянутую фигуру обволакивает легкое бежевое платье по колено свободного кроя, туфли лодочки в тон и чёрные волосы уложены каскадом, слегка прикрывая скулы. Слишком она ему знакома. Она, та, что ушла, когда Тэхён нуждался в ней больше всего. Сначала ему кажется, что это игра воображения, но нет. В голове у Тэхена как кадры из кинофильма мелькают моменты из детства, точнее крупицы, которые он не смог просто забыть или не захотел. А женщина продолжает смотреть, не двигаясь с места. Внутри зарождается паника — Тэхён-щи, что случилось? Тебе плохо? — Я сейчас…— с этими словами он срывается с места и быстрым шагом, не разбирая дороги идет в сторону служебной части галереи, оставив девушку в замешательстве. Добравшись, он, хватаясь за стены, спотыкаясь, дергает ручки кабинетов, и наконец, найдя открытую заваливается туда и опускается на пол. — Сонэ, где Тэхён? — спрашивает подошедший к девушке Чонгук. — Э… Чонгук-щи, мы разговарили, а потом он почему-то резко ушел в какой-то панике. — Куда он пошел? — Тэхён и паника в одном предложении не нравятся Чонгуку, рождая неприятные картинки в голове. — В сторону кабинетов Чонгук кивает и срывается следом спешным шагом преодолевая выставочное пространство. — Тэхён? — говорит мужчина заглядывая в кабинет, но тут пусто. — Тэхён? — он идет дальше по коридору, окликая парня, проходя мимо кабинета, который никому не принадлежал, слышит стон. Резко дернув за ручку мужчина открывает дверь и видит сидящего на полу Тэхёна, который откинув голову на стену, держится рукой за грудную клетку и тяжело дышит, жмуря глаза. — Тэхён, — буквально бросаясь к парню на пол, мужчина встав на колени обхватывает руками плечи и слегка трясёт пытаясь обратить внимание парня на себя. Тэхён приоткрывает глаза и смотрит в большие, чёрные, взволнованные напротив. — Тэхён, у тебя приступ? — тихо спрашивает Чонгук, голосом, наполненным волнением. В ответ ему кивают, потому что парень на большее не способен, — Хорошо. Смотри на меня, — обхватив сильнее руками за плечи, Чонгук фокусирует внимание на себе, — Не закрывай глаза, смотри. Я здесь. Дыши, — тихо и даже ласково, — Ты в безопасности. Дыши со мной. Вдох, выдох… еще раз вдох, — мужчина дышит вместе с Тэхёном, который завороженно смотрит в глаза напротив и следуя голосу, делает, что ему говорят, — Всё хорошо. Ещё раз давай, вдох - выдох… продолжай дышать. Молодец, — дыхание из хаотичного и загнанного, слегка успокаивается. Еще пару минут они дышат вместе, не отрывая глаз друг от друга. Пусть Чонгук пытается своим поведением подарить уверенность парню и показать , что все хорошо, внутри него все равно страх, он думает о том, чтобы произошло не пойди он искать Тэхёна. — Сколько кресел в комнате? — когда дыхание Тэхёна становится не такое тяжелое, спрашивает мужчина. — Три, — еле слышным шепотом в ответ. — Да, — мужчина кивает и слегка тянет губы в улыбке, продолжая еще более нежным голосом, — Молодец, сколько ручек в стакане на столе? — Тэхён переводит взгляд на стол и пытается сфокусировать взгляд, его дыхание еще немного замедляется, а черты лица слегка расслабляются. — Две, — Чон опять кивает с полуулыбкой. — Сколько картин на выставке? — Тэхён закрывает глаза и пытается вспомнить сколько картин он развесил за последние три дня. Его дыхание ещё сильнее затихает, становясь практически нормальным, а мужчина продолжает слегка поглаживать по плечам, периодически их сжимая и внимательно наблюдать за любыми изменениями на лице парня. — Тридцать пять, — открыв глаза, говорит Тэ. Чонгук улыбается. — Молодец. Дыши, вдох-выдох… Ещё какое-то время парень продолжает дышать, и с каждым вздохом паника становиться все меньше и меньше, успокаиваются мысли, выравнивается сердцебиение. В итоге, он прикрывает глаза и продолжает дышать, сосредотачиваясь на успокаивающих поглаживаниях на своих плечах, что разливают даже через одежду тепло по телу, на нотках мускуса витающих в воздухе от духов Чонгука, и все это дарит чувство безопасности. Мужчина не отводит глаз, стараясь уловить едва заметные изменения на лице напротив, чтобы если что, подавить очередную волну паники. Через несколько минут, Тэхён открывает глаза, встречаясь с большими черными, что еще хранят в себе нотки волнения, а мужчина видит перед собой потерянные, загнанные, карамельные. Этот беспомощный взгляд ломает что-то внутри Чонгука, вызывая нежные и пугающие чувства, но это не мешает ему на коленях приблизиться ближе к парню и обхватывая руками податливое тело, прижать к себе. Он всем своим телом ощущает дрожь в чужом, что порождает новые и до сегодняшнего дня ненужные желания: защитить, спрятать, оставить себе и в своих руках. Тэхён в объятьях потихоньку расслабляется, от теплоты, от ощущений тела, от запаха мужчины и просто потому что это Чонгук. Внутри появляется теплое чувство защищенности и поэтому он позволяет себе вольность — парень слегка поднимая голову выше, носом утыкаясь в сгиб шеи мужчины, делает вдох, наполняя свои легкие дурманящим ароматом. В ответ, к удивлению парня, объятие усиливается, прижимая теснее, его буквально не хотят выпускать из рук, не позволяя ни миллиметру быть между ними. Ведомый всей ситуацией, Чонгук, наклоняет голову вперед, также хороня лицо в сгибе шеи, глубоко вздыхая. Обычно от Тэхёна пахло ели уловимой лавандой, но сейчас это что-то травянистое, что смешиваясь с запахом тела рождает какой-то дурманящий коктейль, провоцирующий еще сильнее притянуть это податливое тело и почти, что повалить на себя. Тэхён в ответ на эти действия начинает слегка водить носом по открывшемуся участку кожи на шее, не скрытой воротом рубашки, иногда еле-еле случайно касаясь кожи губами. У Чонгука бегут мурашки по спине от всего происходящего и приходит осознание, что он ужасно хочет чувствовать эти губы на своих. Проходит не менее десяти минут, как Чонгук чувствует, что дрожь в теле сошла на нет, положив ладонь на затылок парня и ослабив объятие он отстраняет от себя Тэхёна. — Как ты? — почти шепчет он,заглядывая в глаза. В ответ парень кивает, как бы говоря “хорошо”, а мужчина продолжает на него смотреть с нотками беспокойства в глазах. Сейчас Тэхен в его руках кажется таким беззащитным, потерянным и сломанным, хочет его обнять, укрыть от всего. Рука мужчины как-то неосознанно перемещается с затылка на щеку парня и слегка поглаживает, а у Тэхёна сердце учащает свой ритм и глаза слегка расширяются. Чонгук ведомый своими чувствами подается вперед и соприкасается губами с губами напротив и замерев, ждет. Его не отталкивают, не сопротивляются, и это все дает ему разрешение. Он сминает губы своими один раз, а потом еще, еще, еще, вторая рука обхватывает талию Тэхена, подвигая ближе и провоцируя приоткрыть рот от неожиданности, что дает Чонгуку возможность углубить поцелуй и заласкать его внутри. Тэхён слегка стонет в поцелуй и прижимается ближе, отвечая, одной рукой зарывается в мягкие черные локоны на затылке, слегка сжимая. У Чонгука снова бегут мурашки от этих действий, он хочет ближе, он хочет еще и сильнее, поэтому вторая рука ложится на талию, окончательно заключая парня в свои объятия, и поворачивает голову вбок, углубляя поцелуй насколько это возможно. Он вылизывает рот, ласкает язык, обводит кромку зубов и оторвавшись на мгновение, проводит теплым и мягким языком по губам Тэхёна, собирая их общую слюну и снова припадает к губам. Тэ окончательно забывает все, и отдавшись чувствам, запускает вторую руку в волосы, обнимая, притягивая ближе, сходя с ума от всех ощущений. Они просто потерялись в друг друге, стоя на коленях в кабинете, в тесных объятиях друг друга, что не позволяют ни миллиметру быть между ними, упиваясь друг другом. Неприятное ощущение покалывания в губах через некоторое время, привносит частичку реальности Чонгуку. Он выплывает из охвативших его чувств, ощущая внутри панику от происходящего. Ведомый ей он отрывается от этих сладких губ и смотрит на парня в своих руках, немного растрепанного, с легким румянцем на щеках и опухшими блестящими губами. Очень красиво. Мужчина первый раз в жизни не знает, что ему делать и как поступить. Всегда такой уверенный, расчетливый и холодный, сейчас - растерянный и уязвимый, и это все с ним сделал Тэхён. Чонгук хочет прямо сейчас снова поцеловать парня, забрать его себе, но и хочется убежать от противного чувства уязвимости перед кем-то. Убрав руки с талии Тэхёна и его со своей шеи, Чонгук встает и ни слова не говоря выходит из кабинета, хлопая дверью. Он идет по коридору погруженный в свои мысли, войдя в выставочное пространство, пересекает его, не смея оглянуться на оклики кого-то. Добравшись до выхода, ищет ключи от машины и оставшийся путь до машины, он преодолевает почти бегом. Она резко срывается с места и набирает сразу достаточно высокую скорость, тормозит ее красный свет светофора и остановившись, Чонгук выдыхает, крепко сжав руль. Он до сих пор ощущает на своих губах прикосновения чужих губ, а в волосах - пальцы, так приятно притягивающие к себе. Он снова хочет это все почувствовать, извиниться, все объяснить и снова сжав в объятиях, поцеловать. Но чувство зависимости от другого человека пугает его, поэтому под свет зеленого светофора, он снова срывается с места, понимая, что влюбился. Влюбился в Тэхёна. Осознание бьет наотмашь, совсем не жалея хозяина, а будто смеясь и радуясь. Чонгук бежит от себя и своих чувств, давит на газ, как может позволить себе в городе и бежит в квартиру, где пока ничего не напоминает о Тэхёне, ведь даже в машине он оставил свои следы - воспоминания. Хлопнув входной дверью квартиры, он судорожно ищет ноутбук, найдя, заходит на сайт в поисках самого ближайшего рейса до Нью-Йорка на сегодня. Он не хочет завтра видеть уже любимые глаза, не хочет давать надежду, он просто не готов. Поэтому обновляет и обновляет страницу в надежде, что найдет хоть один билет. Но билетов нет, как будто даже вселенная против него и его поступка. Чонгук прикрывает глаза от досады на себя и мир в целом, а перед глазами снова мелькают картинки напуганных глаз, учащенного дыхания, а потом мягких губ и пальцев в волосах. Еще вчера, говоря с Намджуном он боялся, что его чувства не взаимны, но сегодня он, получив то, что хотел - ответные чувства, убегает. Мужчина своими руками отталкивает то, что желает больше всего - Тэхёна. Обновив снова сайт и не найдя ни одного билета, он идет в сторону кухни в поисках бутылки виски. Найдя, делает большой глоток прямо из бутылки, а затем второй, идя в сторону спальни. Завалившись на кровать, снова делает глоток и пытается понять, что чувствует. Страх. Страх быть зависимым от человека, любить кого-то так, что готов отдать всё. Испытывать счастье из-за человека, а потом потерять все, когда от тебя уйдут. Оставят пустоту и жалкие болезненные воспоминания, как его мама. Вспомнив ее и отца снова делает глоток, чтобы хоть как-то заглушить боль и злость, для каждого человека по своему чувству. Любить - значит иметь слабое место, любить - значит быть уязвимым перед кем-то. Так думает мужчина, поэтому никого не подпускает к себе. Точнее не подпускал до сегодня. Встав с кровати и захватив бутылку, снова подходит к ноутбуку, обновляет страницу и снова пусто. Бессилие одолевает его, он со злостью кидает бутылку с остатками виски об стену, она столкнувшись с плоскостью разлетается на тысячи осколков и как дождь осыпается на пол. Внутри все закипает, поэтому горшок следом разбивается об стену, дальше пара ваз, опрокидываются стулья и стол, запыхавшись, Чонгук останавливается на пару минут и чувствует, как в кармане штанов вибрирует телефон. Достав его видит входящий и кучу пропущенных от Намджуна, но у мужчины нет ни сил ни желания говорить с кем либо. Внутри поднимается отвращение к себе и он начинает снова шариться по всем шкафам в поисках алкоголя, находит только небольшую бутылочку виски, осушает ее одним глотком. Алкоголь, наконец, одурманивает голову, поэтому Чонгук идет к дивану и падая в него лицом практически сразу отключается. Просыпается он словно от резкого толчка, распахнув глаза, не сразу фокусирует взгляд, видит только, что горит приглушенный свет, но через несколько мгновений боковым зрением замечает силуэт. Пересилив себя он поворачивает голову и встречается с задумчивыми глазами Намджуна, что смотрят не отрываясь на Чонгука. — Доволен? — слишком спокойно спрашивает старший. — Чем? — прочистив горло, хриплым голосом спрашивает Чон, пытаясь сесть на диване. — Тем, что устроил. — Вызову клининг, они уберут. — Я не об этом, — слишком холодно и спокойно. — Не понимаю, — эта фраза вызывает тяжелый вздох у старшего. — Я видел вас в кабинете. Так понятнее? — Нам, это мое дело. — Действительно. Поэтому ты напился и устроил тут это? Что происходит Чонгук? — Ничего. — Ты не говоришь, я скажу. — пауза, — Ты влюбился, — бьет словами. — Замолчи, — с раздражением. — Влюбился в Тэхёна, — еще удар. — Блять, замолчи! — подорвавшись с дивана, орет Чон. — Я лишь озвучил то, чего ты боишься больше всего, — слишком спокойно, отзывается Джун. — Да, я боюсь! Боюсь верить людям и любить кого-то, потому что все рано или поздно уходят. — Не все, как твоя мать, Чонгук. Нельзя судить всех по одному человеку. Тэхён не она. — Откуда ты знаешь? А? Почему так уверен в этом? — Вижу. И ты это тоже видишь и знаешь, в противном случае ты даже не посмотрел бы в его сторону. Просто, ты не хочешь признать это, так проще жить, когда у тебя ни перед кем нет обязательств. Можно делать, что хочешь, говорить, что хочешь, целовать, когда хочешь и уходить, когда хочешь. И тебе за это ничего не будет, не будет чувства вины, сожаления. Я понимаю это удобно. Ты уверен, что любовь делает человека слабым, и не смотри на меня так, я знаю. Но ты ошибаешься. Те чувства, когда ты понимаешь, что человек тебя любит и готов отдать всё, лишь бы тебе было хорошо, готов перешагнуть даже через себя ради любимого человека, это делает тебя сильным. Дает тебе то, ради чего ты идешь вперед, а если и упадешь по пути, то не страшно, за твоей спиной всегда будет тот, кто поднимет или не даст упасть вовсе. Любя кого-то ты не становишься уязвимым. — Ты так говоришь, словно любил кого-то. Я что-то не знаю о тебе? — Да. Я никогда не говорил с тобой на эту тему и сейчас очень сильно жалею. Я любил в молодости и меня любили в ответ, да так, что она пошла против своей семьи и хотела бежать со мной, ее родители были против нашего брака, из-за того, что тогда у меня не было денег. До побега, мы встречались тайно и в наш последний раз ее отец вернулся раньше, чем мы рассчитывали. Когда он узнал, что Ёна была со мной, он очень сильно ее избил и запер дома. Я пытался ей помочь, хотел взять кредит и выкрасть ее, чтобы улететь в другую страну, но через пять дней ее насильно выдали замуж за угодного отцу мужчину и увезли. Я до сих пор не знаю куда и очень долгое время я винил себя, что медлил и не смог ей помочь. Поэтому да, я знаю о чем говорю. И сейчас ты повторяешь мою ошибку, вместо того, чтобы держать человека, который тебе важен ты убегаешь и сам отталкиваешь. — Нам, я не могу. Не сейчас…я… — А когда, Чонгук? Когда настанет тот момент, когда ты сможешь, засунуть свои необоснованные страхи подальше и сделать шаг вперед? Тем более, что твои чувства взаимны. — Он что-то говорил? — обернувшись и посмотрев с беспокойством. — Нет. Тэхён вернулся к нам минут через десять после твоего ухода и все оставшееся время молчал, — Чонгук запустив руки в волосы, пару раз провел по ним, а после вздохнув, взял ноутбук и снова открыл сайт с билетами. — Что ты делаешь? — Ищу билет на рейс на сегодня. Не хочу больше тут оставаться ни дня. — То есть все что сейчас было сказано для тебя ничего не значит и ты стоишь на своем? — Намджун, пожалуйста, мне надо улететь, я не могу быть тут и все осмыслить самому. Я столько лет бежал от любых чувств, а ты предлагаешь сразу в них упасть с головой. Не получится, — при очередном обновлении он видит, что появился билет, все таки он сегодня улетит. Он судорожно его бронирует под осуждающий взгляд старшего. — Я надеюсь что ты не пожалеешь потом о том, что сейчас делаешь. — Я улечу, все обдумаю и когда буду готов вернусь. — Ты не думал, что Тэхёну это уже будет не надо. — Значит ему это и не надо было и раньше. — Забавно. То есть ты обрекаешь человека на ожидание, причем не сказав ему об этом ни слова, на ожидание непонятно чего и непонятно когда и говоришь, что его чувства это игра. Не заставляй меня разочаровываться в тебе. Чонгук ничего не ответил, лишь посмотрел на мужчину задумчивым взглядом, и пошел в комнату, ему просто необходимо собрать вещи. Быстро ополоснувшись в душе, он наспех одевается и также закидывает вещи в чемодан. Готовый, он выходит в гостиную и замечает, что Намджун не сдвинулся с места, лишь нечитаемым взглядом смотрит в окно. Услышав шаги, он отвекается от своего созерцания и оглядывает Чонгука. — Намджун, привези, пожалуйста, картину сам. — Конечно, я привезу картину. Надеюсь ты доволен своим выбором, — Джун говорит холодно и с немым осуждением. — Спасибо. Пока, — кивает Чонгук и выходит из квартиры. А в машине его уверенность в собственных действиях терпит крах. Он отчаянно желает развернуть машину и поехать к Тэхёну домой, но при этой мысли внутри снова поднимается страх. Страх подпустить в себе кого-то близко. За мыслями он не замечает как добирается до аэропорта и бросив машину на крытой парковке, достает чемодан из багажника и идет в сторону входа в здание. Дойдя до дверей он останавливается, достав телефон заходит в мессенджер и открыв чат с Тэхёном, пишет: “Тэхён, прошу прощения за поцелуй, этого больше не повторится.” Сообщение доставлено, но не прочитано, оно и к лучшему. Взяв чемодан в руку он заходит в здание, как бы ставя окончательную точку. На пока.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.