Встречи с тобой 129

Katzze автор
Toshimasa бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, NEGA, Deluhi, SCREW, Matenrou Opera, MUCC, A (ACE), NOCTURNAL BLOODLUST, THE BLACK SWAN, Far East Dizain (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 180 страниц, 32 части
Статус:
закончен
Метки: AU ER PWP Songfic Ангст Групповой секс Драма Мистика Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС Повседневность Романтика Смерть основных персонажей Элементы гета Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Мини и драбблы по джей-року

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Работа планируется как сборник – очень редко, но все же бывают моменты, когда меня посещают идеи на три страницы. Думаю, это не повод плодить сотни фанфиков в профиле, потому сделаю один общий. Фандомы будут разными, рейтинги, жанры и тэдэ – тоже. Статус "закончен", потому как каждая история сама по себе тоже законченная. Сколько их будет в итоге – не знаю.

Чаша терпения (Screw, Kazuki/Manabu, PG-13)

17 марта 2016, 16:21
Фэндом: Screw Пейринг: Kazuki/Manabu Рейтинг: РG-13 Жанр: slash, romance Предупреждение: ненормативная лексика Примечание: написано на закрытый драббл-фест – опять. Посвящение: и снова история по мотивам жизни автора, потому посвящаю ее моему однокласснику, ставшему прототипом Казуки, а также Кенко, которая, сама того не планируя, напомнила мне о той давней истории, да еще и отдала свое задание на фест ^^ - Манабу, это я! - Пошел нахер. - Манабу, ну открой, пожалуйста… Скрипнув зубами, Манабу замер у входной двери, прислушиваясь. Там, за тонкой перегородкой из металла, пластика и чего-то еще – Манабу не знал точно, из чего именно делают двери, – стоял Казуки. Казуки, который был очень и очень перед ним виноват. - Манабу, прости меня! - Нет, - произнес Манабу – тихо, но Казуки все равно услышал. - Как это нет?! – взвыл под дверью он. – Я же смысл твоей жизни, ты сам говорил! - По-моему, это ты говорил, а не я, - нахмурился Манабу. - Ну пожа-алуйста... У меня есть для тебя кое-что. Казуки явно старался, чтобы голос прозвучал интригующе, но Манабу в этих словах послышалась прямая угроза. В прошлый раз, когда Казуки заявил, что у него есть что-то для Манабу, он приволок в его дом кота. "Славный же котенок, на тебя чем-то похож", - ворковал Казуки, пока Манабу сморкался в пятый по счету бумажный носовой платок. На кошек у него была аллергия. Манабу вообще кошек терпеть не мог. "Свали по-хорошему", - мысленно взмолился Манабу, отрываясь от дверного косяка, который подпирал до этого плечом. Слушать вопли Казуки дальше он не собирался, впускать его в квартиру – тем более. Однако уже через мгновение он замер как громом пораженный, когда из-за двери послышалось: - There's no beginning there's no end... There is no reason to pretend... Заунывные звуки Манабу сначала принял за волчий вой и успел испугаться, что Казуки допился и повредился рассудком. Лишь с запозданием до него дошло, что Казуки не подавился и не умирает, а просто поет на английском. - Crying from help from above!.. – надрывались за дверью. – We've got to save our love!... - Ну это уже ни в какие не лезет... – пробормотал Манабу, распахивая дверь. Намного больше общения с пьяным Казуки Манабу пугала перспектива ругани с соседями – часы показывали начало первого. - Манабу, дорогой... – заплетающимся языком еле произнес Казуки и улыбнулся так, словно перед ним был не злой взъерошенный Манабу, а долгожданный подарок на Рождество. – А вот и я! - Сейчас ты выйдешь на улицу, поймаешь такси и свалишь на все четыре стороны, - прошипел Манабу, но вопреки собственным словам схватил Казуки за отворот пиджака и втащил его внутрь, захлопывая дверь и ограждая их обоих от любопытных глаз соседей. - Манабу, ну чего ты злишься... – пробубнил Казуки. - Даю тебе две минуты, чтобы успокоиться, и после этого ты исчезнешь из моего дома! Казуки все еще был очень пьян. Волосы растрепались, ботинки были пыльными, на рубашке отсутствовала одна пуговица. Вдобавок даже дорогой парфюм не спасал от жуткого спиртового запаха, а в руках Казуки сжимал горлышко бутылки какого-то игристого вина – Манабу заметил, что на дне плескалось уже совсем немного. - И злюсь я, потому что ты надрался как свинья, полвечера ржал со своими дружками надо мной, а потом ты облапал какую-то девку! – вдогонку ответил Манабу на вопрос Казуки. "Боже, кому я рассказываю! Он же не соображает сейчас вообще!" – мысленно протянул он, когда Казуки часто заморгал пьяными глазами, пустыми в этот момент, как стекляшки на мордочке плюшевой игрушки. - Мы н-не ржали, а просто шутили... И это... Я не лапал никого, она просто упала мне на колени, вот... Казуки заметно покачивался, хотя и пытался стоять ровно. Манабу не был уверен, что тот сможет пройти хотя бы пару шагов и не свалиться навзничь. - Мы поговорим об этом завтра, - собрав всю свою волю в кулак, Манабу смог произнести эти несколько слов спокойно. – Когда ты протрезвеешь. В глубине души Манабу признавал, что тогда, в кафе, все же погорячился. Казуки и правда перебрал – смысл обижаться на пьяного? Веселились и смеялись они весь вечер, а над Манабу подтрунивали совсем немного, просто тот действительно плохо понимал шутки – Бё как-то заявил, что у лежащего в лесу гнилого полена с чувством юмора лучше, чем у Манабу. Разумеется, Манабу тогда страшно на него обиделся. Да и страшненькая девчонка с прыщами, которая признала в поддатом Казуки любимого гитариста, сама к нему полезла, и кто, как ни Манабу, знал, что шансов у нее нет. Теперь, немного остыв, Манабу понимал, что Казуки надо срочно прощать, потому что еще непонятно, кто больше виноват в дурацкой ссоре: он или Манабу со своими надуманными обидами. Но делать это сейчас не имело смысла, в таком состоянии Казуки вряд ли запомнил бы хоть слово из разговора. - Я же трезвый, Манабу! – с настойчивостью истинно пьяного человека выпалил Казуки. – И я не просто так пришел. Манабу не успел ничего сделать, ни подхватить, ни остановить, когда Казуки вдруг грохнулся перед ним на колени. - Манабу! Это тебе! Казуки глядел снизу вверх с какой-то истинно детской преданностью в глазах и протягивал что-то на раскрытой ладони. Без очков Манабу видел плохо, потому прищурился, склонившись, чтобы разглядеть сомнительный подарок. - Манабу! – еще торжественней произнес Казуки. – Выходи за меня! Если бы в этот момент Манабу не рассмотрел, что именно предлагал ему взять Казуки, он бы рассмеялся, до того комичной была ситуация. Однако развеселиться он не успел, потому что Казуки с щедростью Санта-Клауса совал ему скрученную в несколько раз проволоку, видимо, от пробки с бутылки вина, которая теперь беспомощно валялась на полу рядом. - Это что такое? – ледяным тоном спросил Манабу, кивнув на протянутую ладонь Казуки. - Кольцо же! – охотно пояснил он. – Дай сюда руку... Манабу отшатнулся и тут же впечатался спиной в стену крохотной прихожей. - Казуки, ты совсем спятил? – у Манабу вдруг пропал голос, и он заговорил шепотом. - П-почему?.. – замешательство пьяного Казуки выглядело искренним дальше некуда. - Похрен уже на твое дебильное предложение! – взбеленился Манабу, чувствуя, как от гнева кровь отливает от лица. – Но, мать твою, Казуки, ты что, даришь мне сейчас проволоку?! Растерянный Казуки с приоткрытым ртом выглядел на редкость глупо. Он перевел взгляд с Манабу на свое самодельное кольцо, а потом обратно на Манабу. Если бы дело происходило в кино, возможно, Манабу и посчитал бы это смешным, однако быть участником такого представления он не желал. - Меня так еще никто не оскорблял! Пошел вон отсюда! Он с силой распахнул дверь, та ударилась о противоположную стену и наверняка перебудила тех соседей, которые не проснулись до этого. Но Манабу было уже плевать. - Это было внезапное решение, - оправдываясь, промямлил Казуки, неуклюже поднимаясь с колен. - Я уже понял! - Но потом я бы обязательно купил бы нормальное кольцо... - Ты, блять, еще на воздушном шаре с розами прилетел бы! – гаркнул Манабу, выталкивая Казуки за порог. – Жених хренов! Дверь хлопнула оглушительно громко, но у Манабу так стучала кровь в ушах, что он этого даже не заметил. Где-то на периферии мелькнула мысль, что завтра вся эта сцена покажется ему забавной, а вот жалобы соседей на полуночный шум – нет. Однако сейчас Манабу был не в силах думать связно. - Вот придурок, - чуть слышно выдавил он, только сейчас замечая, что от злости до боли сжал кулаки, впиваясь ногтями в кожу. – Совсем рехнулся... Ему надо было срочно выпить, что Манабу и сделал, отправившись на кухню. ~ А тем временем под подъездом Манабу Казуки, с пятого раза набрав нужный номер телефона, прижал трубку к уху. - Джин, привет... – постарался говорить ровно он и, когда услышал в ответ недовольное ворчание, только отмахнулся: - Да не знаю я, который час... Слушай, а ты не в курсе, где можно достать воздушный шар?