Встречи с тобой 129

Katzze автор
Toshimasa бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, NEGA, Deluhi, SCREW, Matenrou Opera, MUCC, A (ACE), NOCTURNAL BLOODLUST, THE BLACK SWAN, Far East Dizain (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 180 страниц, 32 части
Статус:
закончен
Метки: AU ER PWP Songfic Ангст Групповой секс Драма Мистика Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС Повседневность Романтика Смерть основных персонажей Элементы гета Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Мини и драбблы по джей-року

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Работа планируется как сборник – очень редко, но все же бывают моменты, когда меня посещают идеи на три страницы. Думаю, это не повод плодить сотни фанфиков в профиле, потому сделаю один общий. Фандомы будут разными, рейтинги, жанры и тэдэ – тоже. Статус "закончен", потому как каждая история сама по себе тоже законченная. Сколько их будет в итоге – не знаю.

Незваная гостья (A (ACE), Nimo/Rookie Fiddler, PG-13)

17 февраля 2016, 17:55
Фэндом: A (ACE) Пейринг: Nimo/Rookie Fiddler Рейтинг: PG-13 Жанр: slash, AU Предупреждение: ОЖП Примечание: Написано на закрытый драббл-фест. Когда придумала сюжет, сразу вспомнила об этой паре. Пускай похожий фанфик с таким же пейрингом у меня уже был, рискну повториться. - Меня зовут Таэми. Мы не знакомы, но вы хорошо знаете моего мужа. Хотя Руки никогда в жизни не видел ее прежде, ни в реальности, ни на фото, он вдруг осознал, что как-то так ее себе и представлял. В первый момент, когда открыл дверь, он подумал, что девушка на пороге не старше его. Но теперь, присмотревшись, понял, что ошибся – ей было лет тридцать пять, может, сорок, она была ухожена и достаточно привлекательна. Красива неброской красотой – на таких женщин не обращают внимания на улице, но, присмотревшись к ним внимательней, в их внешности, в тонких чертах лица сложно найти хоть один изъян. Перед Руки в дверях его квартиры стояла Таэми – жена Нимо. - Здравствуйте, - медленно произнес он, неосознанно крепче сжимая дверную ручку. Руки было не по себе и очень неловко. - Разрешите мне войти? – ровным голосом спросила Таэми. – Я не займу много вашего времени. Пожав плечами, Руки отступил, пропуская гостью, когда хотелось с силой захлопнуть дверь перед ее носом. Руки в сердцах проклял тот миг, когда отказался от приглашения одногруппников сходить в караоке и поехал домой. Таэми разулась и прошла на кухню, куда ей указал Руки. Легкое пальто она снимать не стала – видимо, действительно не планировала задерживаться, хотя Руки от понимания этого было не легче. Аккуратная, стильно одетая женщина со строгой прической, из которой не выбивался ни единый волосок, и даже со строгими духами, аромат которых был едва уловим, но ненавязчив, смотрелась в маленькой, не слишком чистой квартире Руки как инопланетное создание. Руки сразу стало неудобно и за бардак, и за пыль по углам, и за собственные спортивные штаны, растянутую футболку и босые ноги. Хотя смущаться надо было другого. - Чаю? – вежливо выдавил Руки, когда Таэми присела за стол. Но та лишь отрицательно покачала головой, а Руки почувствовал укол досады. Положение было и так из рук вон неудобным, а эта Таэми еще и отказывалась от угощения. Последняя надежда занять себя хоть чем-то и собраться с мыслями погибла, так и не оформившись, и Руки ничего не оставалось, как усесться на жесткий табурет, пристроить один локоть на кухонный стол, а влажную ладонь другой руки опустить на колено. Таэми сохраняла спокойствие, ее лицо казалось безмятежным, и лишь нездоровая бледность выдавала волнение. - Как вас зовут? – вдруг спросила она. - Руки, - голос прозвучал непривычно хрипло. - Что ж, Руки, - кивнула женщина и наконец подняла на него глаза. – Ответьте мне на вопрос. Как вы считаете, то, что происходит между вами и моим мужем, нормально? С Нимо Руки познакомился чуть больше полугода назад. Был благотворительный концерт, где собрали всех наиболее талантливых студентов консерватории. Разумеется, Руки был в списке первых. Выступать перед богатыми толстосумами Руки не хотелось, но кто его спрашивал? А когда концерт закончился, к нему подошел Нимо, один из тех самых толстосумов, из которых пытались выудить побольше денег на очередную благую цель – теперь Руки уже и не помнил, на что тогда собирали средства. Нимо был почти на двадцать лет его старше, но выглядел замечательно и очень молодо. Ухоженный и стильный, подтянутый и с отпущенными волосами, он выгодно выделялся на фоне остальных гостей этого скучного мероприятия. Руки тогда переживал неприятный разрыв и не был настроен на новые отношения. Нимо подходил ему идеально – его тоже интересовал только секс. Слово за слово, и Нимо сделал Руки лестное предложение: в обмен на его близость Нимо был готов поспособствовать в карьерном продвижении молодого музыканта и замолвить за него словечко в соответствующих кругах. Руки это даже не возмутило: он расхохотался в лицо Нимо, сказал, что всего добьется сам, и, развернувшись на каблуках, пошел прочь. - Подожди! Я не хотел тебя обидеть… Да стой же! Нимо догнал его уже в вестибюле. Он так смущался и просил прощения, что Руки сдался. Через час они уже были в отеле. - Совершенно не важно, что я считаю, - после паузы наконец произнес Руки. – Важно, что считает он. И что бы вы себе не возомнили, это не я начал. Последнюю малодушную фразу Руки выдал из-за неловкости. Он все ждал, что Таэми набросится на него с кулаками за то, что уводит ее мужа, а ведь все это действительно даже не он, не Руки, начал. - О, в этом я не сомневаюсь, - горько усмехнулась его гостья. – Мой супруг всегда интересовался молодыми мальчиками. Вы далеко не первый и, к моему сожалению, далеко не последний. Я уверена в этом. "Вот гад", - с какой-то злой веселостью подумал Руки. Он хорошо помнил тот вечер в отеле. Нимо вел себя странно, он смущался и долго забавно пыхтел за спиной Руки. А потом так засадил ему, без подготовки и предупреждения, что Руки стало не до смеха – чуть глаза из орбит не вылезли от боли. Потом Нимо долго извинялся и уверял Руки, что тот у него первый, прежде Нимо имел дело только с женщинами. Потому и знакомство вышло таким неловким, и первый секс таким неприятным. - Если я не первый и не последний, зачем вы тогда пришли? – спросил Руки. Сцена была неприятной, Руки чувствовал себя любовницей-разлучницей из какого-то тупого сериала. В эту минуту он истово ненавидел Нимо и мысленно уже сочинял, что скажет ему при встрече. Чтобы в дальнейшем контролировал свою взбалмошную жену. Руки не нанимался слушать претензии от родственников своего любовника. - Я пришла, потому что еще ни одна его интрижка не тянулась так долго. Руки медленно поднял взгляд на женщину перед собой. - Все его… мальчики, - Таэми сглотнула, слово она подобрала не сразу, - не оставались с ним дольше месяца. Ему надоедает. А с вами все иначе, вы уже долго вместе. И теперь я понимаю, почему. Вы очень красивый, Руки. И очень необычный. Не зная, как на это реагировать, Руки кивнул. Интрижка, как сказала Таэми, и правда затянулась. А то, что Руки был "красивый и необычный", он и так слышал регулярно. Хотя необычным был не столько он сам, сколько его имидж: длинные белоснежные волосы и голубые глаза привлекали внимание. Наверное, в свое время Нимо в нем заметил именно это. Неординарность. Нимо был хорош в постели, несмотря на свою неопытность. Точнее, это раньше Руки думал, что тот неопытен. Они подходили друг другу: Нимо был в меру нежным и в меру грубым, ненасытным и требовательным – Руки льстило это. Еще Нимо был щедрым, и Руки никогда не отказывался от подарков, как от приятного бонуса этих отношений. Нимо же в нем нравились раскованность и изобретательность в постели, нравились молодость Руки и сама их непохожесть. - Я бы не пришла к вам, если бы речь шла только обо мне, - продолжила Таэми, не дождавшись от Руки ответа. – Но когда речь идет о моем ребенке, я не могу сидеть и смотреть, как рушится семья. Почему Таэми упомянула одного ребенка, Руки не знал. Нимо говорил, что у него была жена и двое детей – двое маленьких сыновей. Он никогда не называл их имен, и пару раз, когда в присутствии Руки у Нимо звонил телефон, тот заметил, что фото родных на звонок Нимо не ставил. Руки не имел ни малейшего представления, как выглядят члены семьи Нимо, как их зовут, и никогда не интересовался. "Как она меня нашла?" – спрашивал себя Руки, глядя на женщину перед собой, и не знал, что думать. В телефоне Нимо его номер бы сохранен под именем "господина Матсумото". Нимо свято верил, что его жена вообще не подозревает о существовании Руки. - У вас было счастливое детство, Руки? – тихо спросила Таэми, вновь вырывая его из размышлений. О да, у него было очень счастливое детство – Руки невольно улыбнулся, когда услышал вопрос. Его родители тоже были музыкантами, старшие сестры с раннего детства играли в школьном театре, а Руки был баловнем и всеобщим любимчиком. Они жили в большом доме, у них была собака и огромный аквариум. И на Рождество они всей семьей ездили в горы. - Да, у меня было очень счастливое детство, - честно ответил Руки, хотя по выражению его лица Таэми и так должна была догадаться. - Я не вправе просить вас заботиться о благе моей семьи, полагаю, вас не волнует наше благополучие. Я лишь прошу вас подумать. Если то, что происходит между вами, не… не любовь, если это несерьезно и ни к чему не ведет… Подумайте о том, как много вы можете разрушить из-за минутной прихоти. "Если бы ваш отец спал с мужчиной? Если бы он изменял вашей матери с мальчишкой-студентом, когда вы были еще маленьким, было бы ваше детство счастливым?" – вот о чем говорила ему Таэми, и Руки слышал эти ее слова куда отчетливее тех, что она произносила вслух. По спине поползли неприятные мурашки. Руки никогда не питал иллюзий относительно собственной порядочности. Он понимал, что поступает не очень хорошо, но, с другой стороны, как верно заметила Таэми, на близких Нимо ему было плевать. Нимо сам знал, чем рискует, и не слишком переживал. Какое ему, Руки, было дело до его семейных перипетий? Но теперь он на секунду – всего лишь на одно мгновение – представил, как его мать, унижаясь, идет к мальчишке, который в два раза моложе отца, и просит того прекратить порочную связь, если он не любит по-настоящему. А его отец… "Нет, стоп… Нет", - скомандовал себе Руки, гоня прочь образы один отвратительней другого. Это было и правда ужасно. - Никакой любви нет, - сухо произнес Руки, глядя в глаза Таэми. – Вам не стоит переживать из-за этого. И вам следовало бы поговорить со своим мужем, а не со мной. - Я… Я не могу, - прежняя спокойная уверенность Таэми вдруг исчезла, и Руки понял, что и не было ее – женщина держалась лишь одним усилием воли. – Я боюсь потерять его. Руки в очередной раз кивнул. Он не считал, сколько раз за последние десять минут сделал это, но уже чувствовал себя игрушечным болванчиком в коробке, который только и может, что мотать головой. - Я вас услышал, Таэми, - негромко произнес он. Как еще закончить этот разговор, Руки не знал. Потрясать воздух пустыми обещаниями он не хотел. Таэми кивнула, будто даже с благодарностью, и встала. Руки последовал за ней. Ровной походкой она вышла в коридор, хотя Руки не сомневался, что его гостья охотно припустила бы отсюда со всех ног. Не спеша, молча, она обулась, но уже стоя в проеме двери, она остановилась. - Спасибо вам, Руки, - тихо произнесла он, не глядя в глаза. - За что же? – Руки даже не было смешно слышать благодарность из уст жены Нимо. Просто дико. - За то, что пустили и выслушали, - серьезно ответила та. – Вы неплохой человек, я вижу это. Просто так получилось. А Каору… Каору любит нас, но он всегда легко увлекался. Я думала, что с возрастом это пройдет, но стало только хуже. И теперь вы единственный, кто… В чем дело? Таэми увидела, как переменился в лице Руки, и непонимающе нахмурилась. - Каору? – полушепотом переспросил тот. - Да. Мой муж, Каору, - в голосе Таэми зазвучала сталь. – А о ком мы, по-вашему, все это время говорили? Руки не нашел в себе сил вымолвить хоть слово, а в глазах Таэми промелькнула смутная догадка. Она резко раскрыла свою маленькую элегантную сумочку и вытащила такой же элегантный кошелек. - Вот. Это моя семья, - произнесла она, сунув раскрытый кошелек Руки едва ли не под нос, а у того мелькнула неуместная мысль, как же это старомодно – носить фотографии близких в бумажнике. Сейчас люди в лучшем случае ставили фото на заставку в телефоне… С маленького фотоснимка на Руки смотрела улыбающаяся Таэми и немолодой круглолицый мужчина – с бородкой и заметной проседью. Точно не Нимо, его полная противоположность. А еще – девочка лет пяти с двумя хвостиками и круглыми щечками. - Я не знаю этого человека, - Руки будто со стороны услышал свой голос. - Но как же… - Таэми окончательно оторопела. – Подождите… Это ведь двадцать восьмой дом? - Двадцать седьмой. Двадцать восьмой следующий, через дорогу, - Руки сам не знал, что чувствовал, когда говорил это. - Господи, какой позор, - Таэми прижала руки к щекам. Ее и без того бледное лицо стало восковым. – Как же неудобно… Но подождите, Руки, почему же вы все это время слушали и ничего не сказали? Не сказали, что… Таэми запнулась и уставилась на него широко распахнутыми глазами, в которых отражалась такая буря эмоций, что в них было почти невыносимо смотреть. - Я… - начал неуверенно Руки. – Просто у меня похожая ситуация, и… Таэми не дослушала. Ее глаза наполнились слезами так резко, как – Руки думал – бывает только в мультфильмах, губы дрогнули, и она со всех ног бросилась к лестнице, проигнорировав лифт. С полминуты Руки стоял на месте, не в силах пошевелиться, и смотрел вслед своей гостье. Потом медленно закрыл дверь, провернул задвижку замка, но все равно еще какое-то время задумчиво топтался в прихожей, приходя в себя и пытаясь осмыслить то, что произошло. Из мыслей его вывел звонок мобильного – телефон разрывался в комнате, Руки не помнил, где именно его бросил. Неторопливо войдя, он обнаружил трубку на столе и внимательно всмотрелся в экран, на котором светилось имя Нимо. Подумав немного, Руки сбросил вызов. А потом и вовсе выключил телефон.