Встречи с тобой 129

Katzze автор
Toshimasa бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, NEGA, Deluhi, SCREW, Matenrou Opera, MUCC, A (ACE), NOCTURNAL BLOODLUST, THE BLACK SWAN, Far East Dizain (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 180 страниц, 32 части
Статус:
закончен
Метки: AU ER PWP Songfic Ангст Групповой секс Драма Мистика Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС Повседневность Романтика Смерть основных персонажей Элементы гета Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Мини и драбблы по джей-року

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Работа планируется как сборник – очень редко, но все же бывают моменты, когда меня посещают идеи на три страницы. Думаю, это не повод плодить сотни фанфиков в профиле, потому сделаю один общий. Фандомы будут разными, рейтинги, жанры и тэдэ – тоже. Статус "закончен", потому как каждая история сама по себе тоже законченная. Сколько их будет в итоге – не знаю.

Никто не заплачет (Screw, Kazuki/Manabu, PG-13)

28 августа 2016, 20:40
Фэндом: Screw Пейринг: Kazuki/Manabu Рейтинг: РG-13 Жанр: slash, romance, AU Примечание: Однажды меня прокляли этим пейрингом, и теперь как для автора, который не любит Казуману, я слишком часто по ним пишу. Когда-нибудь я сниму это проклятие. А пока еще одна история. Посвящение: Для поднятия боевого духа замечательной Kirara-san! "Любая черная полоса рано или поздно заканчивается. Главное – ухитриться дожить до того момента, когда снова начнет фартить". (с) Макс Фрай Не вешай нос, лови покемонов, пиши фанфики! *)) Когда любишь кого-то одного – все просто. Ты стараешься изо всех сил, чтобы сделать своего избранника счастливым, и становишься счастливым сам. Когда любишь несколько человек, все намного сложнее. Об этом думает Манабу, пока крутит педали велосипеда, преодолевая одну за другой улицы ночного Токио. Лето в самом разгаре, Манабу жарко, хотя время давно перевалило за полночь. Футболка липнет к телу, а взмокшие волосы – к затылку, но Манабу не обращает на это внимания. Он очень торопится, до встречи с Казуки осталось всего пятнадцать минут, а ехать еще прилично. Казуки не очень аккуратный, он часто опаздывает и что-то забывает, но только не в те дни, когда они с Манабу договариваются увидеться. В этой части города набережная почти всегда безлюдна днем, а ночью и подавно. Манабу останавливается возле синего моста и прислоняет велосипед к поручню. Здесь нет велопарковки и можно получить штраф, но Манабу надеется, что в это время суток полиции рядом не окажется. Манабу спускается по ступенькам с дороги на набережную и, достав телефон, смотрит на часы. Он приехал немного раньше, Казуки еще нет, и это хорошо – он успеет отдышаться. Манабу останавливается у поручня, опирается на него локтями и смотрит вниз, на черную гладь реки. Прямо напротив башня СкайТри тонет в дымке – Манабу не знает, из-за чего это, от влажности или еще по каким-то погодным причинам. Но синие и белые огоньки в тумане выглядит красиво, и, задрав голову, Манабу смотрит на них через смеженные ресницы. До встречи с Казуки осталось всего несколько минут. Казуки никогда не опаздывает. В отличие от Манабу, ни о чем философском или серьезном Казуки не размышляет, пока едет на набережную. Он думает о том, как здорово было бы сейчас нестись по городу на мотоцикле, как в их первую встречу. Но мотоцикл Казуки надежно заперт в гараже, да к тому же пришлось немного выпить, прежде чем удалось вырваться с вечеринки. Казуки разумно предпочитает такси. В этот вечер у Казуки был концерт, он приехал в город всего на два дня, чтобы потом уехать снова – тур продлится до самой осени, отдыхать его группе некогда. Он знает, что в зале, скрываясь за ярким светом слепящих софитов, из-за которых музыканты практически не видят зрителей, на него сегодня смотрел дорогой ему человек. Поэтому на концерте Казуки ощущал небывалый подъем и совершенно не чувствовал усталости после. Отвертеться от посиделок с согруппниками и пришедшими друзьями в соседнем баре ему не удалось, и для вида Казуки согласился пойти, чтобы после первого же бокала пива незаметно сбежать. На этот вечер у Казуки совсем другие планы, и он не променяет их даже на самый веселый праздник. - Остановите здесь, - просит Казуки водителя, когда в поле зрения появляется синий мост. - Прямо здесь нельзя, - отвечает таксист и проезжает вперед еще немного, прежде чем тормозит в положенном месте. Казуки расплачивается и торопливо выбирается из машины. До назначенной встречи осталась минута: Казуки не опаздывает, но даже не сомневается, что Манабу, как обычно, приехал раньше. ~ Это случилось пять лет назад. Пять лет и два месяца – было самое начало лета, Казуки точно помнит это, пускай множество других незначительных деталей давно забыл. Например, память не сохранила, куда он так спешил и почему превысил скорость – сказать по правде, на своем любимом байке Казуки частенько по мелочи нарушает правила. Инстинкт самосохранения или здравый смысл все же заставили его тогда притормозить на повороте, и возможно, именно это спало жизни и ему, и Манабу. Казуки не знал, куда тот торопился, но на велосипеде он летел со скоростью кометы, не меньше. Казуки даже сообразить ничего не успел, лишь заметил боковым зрением движение, а после почувствовал удар и кубарем полетел вперед через руль. Несколько секунд он пытался прийти в себя, прислушивался к ощущениям и не шевелился. Непутевую голову спас шлем, руки и ноги он не переломал каким-то чудом. Когда Казуки приподнялся на локтях, он увидел рядом мелкого тощего парня, выбирающегося из-под покореженного велосипеда. Секундный страх за жизнь другого человека вытеснила злость, и Казуки резко встал, тут же покачнувшись на неверных ногах. - Какого хрена, придурок?! – рявнул он. – На тот свет несешься? - Псих конченный, - не менее зло огрызнулся парень. – Водить сперва научись, мудак. Несколько секунд они стояли друг напротив друга и буравили взглядами. Парень был мелкий – Казуки показалось, что тот ниже него раза в два и легче во столько же. То, что Казуки его не зашиб, было великой удачей. Из носа мелкого бежала темная кровь, ссадина на лбу дополняла картину. Гнев медленно отступал, на смену ему пришло какое-то неясное, пока не понятное Казуки чувство. - Пойдем. Тебе надо умыться, - наконец произнес он. - На себя посмотри, - огрызнулся незнакомец. Казуки провел рукой по лицу, а потом посмотрел на свою ладонь. Та была в крови. Казуки даже осознать не успел, что он себе все же повредил, когда парень негромко рассмеялся. - Извини, - тут же покаялся он. – У тебя просто такое лицо недоуменное. Наверное, нам и правда надо умыться. Через полчаса они уже сидели в ближайшей раменной и посмеивались над дурацким, но счастливо завершимся происшествием. Еще через два часа Казуки поцеловал Манабу. Потому что не поцеловать его было просто невозможно. ~ Развернувшись спиной к реке, облокотившись на перила и прижавшись к ним поясницей, Манабу смотрит, как Казуки неторопливо спускается по ступенькам. Манабу знает, что это спокойствие напускное, и что тот не меньше его до дрожи в пальцах ждал этой встречи. Просто когда предстоит что-то очень приятное, само предвкушение можно превратить в удовольствие. - Где твой велосипед? – улыбается Казуки, подходя вплотную и опуская руки на перила справа и слева от Манабу, словно отрезая ему путь к отступлению. - Где твой мотоцикл? – парирует тот, улыбаясь. - У меня не мотоцикл, у меня теперь гитара, - качает головой Казуки. Манабу хочет ответить, но ему не дают, закрывая рот поцелуем еще до того, как он придумывает, что сказать. Вокруг тихо и пусто. И почти темно. Шум города доносится издалека, как сквозь пелену. Когда они вместе, Манабу не кажется, что они одни на всей планете. Но верится, что мир замирает, разрешая им недолго побыть наедине. ~ У Казуки есть девушка, ее зовут Юка. С Юкой они познакомились еще в школе и тогда же начали встречаться. Казуки любит ее больше всех на свете и никогда не обидит. Юка живет в Иокогаме, и Казуки ездит к ней так часто, как может позволить его концертный и студийный график. Юка – художница, она красивая и хрупкая. Почему-то многие думают, что если человек – рок-музыкант, его пассии сменяются каждый месяц. Казуки знает, что это не так. По крайней мере, не всегда так. Юка очень дорога ему, они многое прошли вместе и, наверное, когда-нибудь поженятся. Жизнь Казуки можно было бы назвать самой обыкновенной, если бы пять лет и два месяца назад в него не врезался на велосипеде Манабу. У Манабу любимой девушки нет, но есть большая семья: родители и три младших сестры. Отец Манабу всю жизнь тяжело трудился, у него свой частный стоматологический кабинет. Он положил себя всего на создание и развитие бизнеса, и семья Манабу верит, что сын продолжит начатое. Они долго жили бедно, но теперь, когда Манабу стал старше, закончил учиться и помогает отцу, дела пошли на лад. Родители и сестры возлагают на Манабу огромные надежды, и Манабу никогда не обманет их. Он очень любит свою семью. Семья – самое важное для него. Манабу жил спокойно, даже немного скучно, но в целом счастливо, и ничем не выделялся из толпы, пока однажды прямо под колеса его велосипеда не влетел байк Казуки. ~ Оба, Казуки и Манабу, помнят самый тяжелый и мучительный первый год после их неожиданного знакомства, двойную жизнь и скачки от безумного счастья к горькому отчаянию. Сначала им казалось, что их связала страсть и что в скором будущем они охладеют друг к другу. Но они ошиблись. Потом Казуки мучился необходимостью выбора. Он не мог оставить Юку, не мог даже мысли такой допустить, когда представлял, как та будет плакать, если он уйдет. И дело было даже не в самой Юке – вся сложность заключалась в том, что Казуки не хотел от нее уходить. Вот только жить дальше без Манабу тоже не мог. Манабу вообразить боялся, что станет с его семьей, если он вдруг заявит, что уезжает вместе с Казуки, музыкантом и раздолбаем, что он любит его и хочет быть рядом. Манабу не был уверен, что его мать это вынесет. Но расстаться с Казуки было выше его сил. А потом решение нашлось само собой. Как-то раз проснувшись утром рядом с Юкой, обнимавшей его во сне одной рукой, Казуки подумал о том, что если выхода не видишь, быть может, не стоит его искать? Манабу неожиданно согласился с ним. Бывают в жизни ситуации, когда любое решение – зло. И если это так, проще не решать ничего и оставить все как есть. Казуки знает о Манабу все. Они переписываются в сети целыми днями, как только появляется свободная минута. Манабу пытается бросить курить, но не слишком уверенно, и потому начинает снова. Он не любит сладкого, за исключением клубничной карамели, потому что это лакомство помнит еще с детства. Манабу может обходиться пятью часами сна в сутки, не носит очков, хотя у него очень плохое зрение, и отлично рисует. Рисует постоянно: на салфетках в кафе, на полях блокнотов и на запотевших стеклах в транспорте. Манабу знает о Казуки все. В последнее время он вообще не выпускает телефон из рук – вдруг Казуки он срочно понадобится? Казуки боится летать самолетами, но в силу своей профессии ему нередко приходится это делать. При этом ему часто снится, что у него есть крылья. Как ни странно, это самые любимые сны Казуки. Он обожает смотреть на огонь, а еще всегда подолгу принимает душ. Над бровью у Казуки тоненький шрам – все думают, что это след от пирсинга, но на самом деле, это он в детстве споткнулся и упал на ступеньках. И еще у Казуки есть две маленькие родинки за левым ухом. Они оба любят целоваться и, несмотря на то, что вместе уже пять лет и два месяца, при каждой встрече делают это как впервые. Потому что видятся не часто – раз в месяц, а то и в два, когда обоим удобно. Когда ни одному из них не надо идти на жертвы и обман ради встречи. ~ - Жарко сегодня, - произносит Казуки через несколько минут, когда у него наконец получается разорвать поцелуй. – Может, сразу в отель? - Нет, - Манабу отрицательно качает головой. – Давай немного погуляем. Смотри, как красиво. Он кивает в сторону башни, и Казуки, проследив за его взглядом, слабо улыбается. Он так спешил к Манабу, что даже не заметил необычной дымки и тонущих в ней огоньков. - Ладно, - соглашается он. – Давай. Но только недолго. Манабу тихо смеется и первым делает шаг в сторону – бездумно, без цели, просто вперед. Ему совершенно безразлично, куда идти, если Казуки рядом. И Казуки идет следом. Он не берет Манабу за руку и вообще никак не прикасается – пускай вокруг безлюдно, Манабу не очень любит нежности в публичных местах. Разве что для первого поцелуя делает исключение. Впрочем, Казуки и без физического контакта чувствует, что они вместе, они едины. Он всегда помнит об этом, даже когда Манабу далеко. А сейчас – тем более. В голове Манабу удивительно пусто, а его душу наполняет спокойствие. Как всегда, когда с ним Казуки. Момент их встречи – самый любимый у Манабу, потому что впереди целая ночь и даже небольшой кусочек утра, когда рассвет заберется в незашторенное окно, а они все еще будут рядом.