Встречи с тобой 129

Katzze автор
Toshimasa бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, NEGA, Deluhi, SCREW, Matenrou Opera, MUCC, A (ACE), NOCTURNAL BLOODLUST, THE BLACK SWAN, Far East Dizain (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 180 страниц, 32 части
Статус:
закончен
Метки: AU ER PWP Songfic Ангст Групповой секс Драма Мистика Насилие Нецензурная лексика ОЖП ООС Повседневность Романтика Смерть основных персонажей Элементы гета Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Мини и драбблы по джей-року

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Работа планируется как сборник – очень редко, но все же бывают моменты, когда меня посещают идеи на три страницы. Думаю, это не повод плодить сотни фанфиков в профиле, потому сделаю один общий. Фандомы будут разными, рейтинги, жанры и тэдэ – тоже. Статус "закончен", потому как каждая история сама по себе тоже законченная. Сколько их будет в итоге – не знаю.

Пепел страниц (Matenrou Opera, Sono, G)

29 января 2017, 02:30
Фэндом: Matenrou Opera Персонажи: Sono Рейтинг: G Жанр: gen, AU Предупреждения: ОЖП, ООС Примечание: История родилась под впечатлением от фильма "Искупление", идея позаимствована оттуда же, пускай сам рассказ совершенно о другом. В этот день Марико Оно ужасно волновалась: ей предстояла чрезвычайно важная встреча. Марико была начинающей журналисткой, которой впервые поручили взять серьезное интервью, и не у кого-нибудь, а у начинающего, но уже достаточно популярного писателя. На счету Соно – именно под этим псевдонимом творил молодой гений – было два романа, а совсем недавно вышел сборник небольших историй, который назывался просто – "Двадцать восемь коротких рассказов". За первые же недели книга стала хитом продаж, и именно ее Марико Оно следовало обсудить с Соно. К современной литературе девушка относилась прохладно, ничего приличного ей почти никогда не попадалось, да, к тому же, на чтение из-за плотного графика работы оставалось слишком мало времени, чтобы размениваться на очередной литературный мусор. О предстоящем интервью журналистка узнала едва ли не накануне и, получив задание, схватилась за голову: она физически не успевала прочитать все книги Соно. После недолгих раздумий Марико решила сделать упор на последнюю книгу, осилить столько рассказов, сколько успеет, а что касается более старых произведений – ограничиться рецензиями критиков и отзывами в интернете. По пути домой Марико зашла в книжный и купила нашумевший сборник, чтобы сразу после ужина, удобно устроившись на диване, погрузиться в чтение. ~ Старшая коллега Марико когда-то уже пересекалась с молодым писателем и сказала, что волноваться девушке не о чем: с ее слов, Соно был мрачноватым типом, но вел себя исключительно вежливо. Однако этого слабого успокоения Марико было мало, и потому перед встречей она вся извелась. К тому же, сказывалась бессонная ночь. Открыв вечером книгу своего будущего интервьюируемого, Марико смогла оторваться, только когда за окном забрезжил рассвет, а последняя страница была прочитана и перевернута. Ошеломленная, Марико сидела неподвижно, впиваясь пальцами в глянцевую обложку, смотрела перед собой, но ничего не видела. Книга задевала за живое, однако если бы девушку попросили объяснить, что именно так поразило ее, она вряд ли подобрала бы верные слова. Сюжеты рассказов Соно были простыми, а сами они действительно недлинными. Он описывал простых людей, по большей части попадавших в обыкновенные жизненные ситуации. Герои Соно встречались, влюблялись, расставались, но истории неизменно заканчивались счастливо. Это не помешало Марико несколько раз расплакаться – просто от радости, и в каждом рассказе ей виделась глубокая, завуалированная мораль. После прочтения книги хотелось верить в людей и в то, что счастье рано или поздно найдет каждого. Марико влюбилась в книгу, и от того, чтобы побежать за другими произведениями автора, ее удержала лишь необходимость идти на работу. А именно – на встречу с самим Соно. Редакция договорилась с ним в последний момент. В отличие от большинства знаменитостей, Соно не потребовал заранее прислать ему перечень тем, которые будут подниматься в интервью. А на вопрос, куда подъехать журналисту, назвал простенькое недорогое кафе где-то неподалеку от своего дома. Делать выводы было определенно рано, но по пути на эту встречу Марико думала о том, что Соно ей уже нравится, пускай она его еще не видела. Приехав на полчаса раньше и заняв столик так, чтобы видеть вход, Марико заказала кофе, припудрила нос, выпила залпом свой эспрессо, заказала еще один... Время тянулось медленно, в большие панорамные окна лился весенний солнечный свет. Вид открывался на парк, где на детской площадке даже в столь ранний час было около десятка детей. Марико волновалась и переживала, постоянно поглядывала на дверь, но когда человек, которого она так ждала, наконец появился, ее мысли словно по закону подлости ушли в сторону, и, засмотревшись на парк, девушка не заметила, как к ее столику подошел новый посетитель кафе. - Полагаю, у меня с вами назначена встреча, - услышала она голос и неловко дернулась, перевернув стакан с водой, стоявший на столе. Соно – а это был именно он, его фотографии Марико заранее просмотрела в интернете – чуть насмешливо улыбнулся и вежливо поклонился, отвечая на приветствие. Неуклюжая выходка девушки и ее безграничное смущение быстро отступили на второй план. Соно действительно оказался вежливым и спокойным, он сообщил, что в его распоряжении целый час, в течение которого он готов обсудить с журналисткой любые вопросы. - Любые в рамках разумного, - улыбнувшись, уточнил Соно. У него были короткие черные волосы и чересчур близко посаженные, как показалось Марико, глаза. Из-за высоких скул и носа с горбинкой он немного напоминал птицу, а черная простая рубашка и брюки такого же цвета только усугубляли впечатление. Говорил Соно негромко и неторопливо, улыбался сдержанно и в целом производил приятное впечатление. Уже через десять минут после знакомства и первых вопросов "для затравки" Марико удалось немного расслабиться и успокоиться. - Признаюсь честно, вашу последнюю книгу я прочитала сегодня, - сказала она, откинувшись на спинку стула. – Читала всю ночь напролет. - Видимо, вы только вчера узнали об интервью, - улыбнулся ей Соно. - Это правда, - рассмеялась девушка. – Но от чтения я получила огромное удовольствие. Не могла оторваться, пока не закончила. - Мне приятно это слышать, - кивнул Соно. - Обсудить каждый ваш рассказ мы не сможем, просто не хватит времени, поэтому позвольте спросить вас хотя бы о нескольких. И когда Соно снова качнул головой, выражая согласие, Марико открыла блокнот, в котором заранее сделала заметки непосредственно о книге. - Один из рассказов, который понравился мне и тронул своей глубиной больше остальных, был "Мечты о прошлом", - начала она. – Не расскажете, что вдохновило вас на его создание? - Абсолютно все рассказы в моей новой книге написаны по реальным событиям, - отозвался Соно и, сжав стакан с водой своими длинными пальцами, поднес его к губам. - Неужели? – искренне удивилась журналистка. – Абсолютно все события этих историй имели место в жизни? - Не совсем так, - мотнул головой Соно, но тут же поправился: - То есть я хотел сказать, что не придумал не единого персонажа, каждый описанный мною человек живет или жил в реальности, я лишь изменил имена. И еще кое-что... ~ История, легшая в основу рассказа "Мечты о прошлом", произошла с институтской подругой младшей сестры Соно. Он услышал ее полгода назад, когда на Рождество поехал проведать семью. - Это так печально, - делилась с ним сестра. – Какие мужики все же сволочи... - Как тебе не стыдно, Миса, - возмутилась их мать. – Нельзя так говорить. - Вообще не стыдно, - невозмутимо дернула подбородком Миса. – Послушай, что произошло с Рико. И она рассказала о своей подруге, которую Соно даже смутно помнил: когда-то давно на каникулах Рико приезжала к Мисе в гости. Со своим женихом Ю она познакомилась еще на первом курсе. Все студенческие годы они встречались, и любовь между ними была до звезд в глазах, как выразилась Миса. После окончания учебы они собирались пожениться, вот только сперва Ю должен был поехать в Европу на стажировку, всего-то на полгода. Рико обещала его ждать. Сначала Ю часто звонил ей и писал, говорил, что скучает и ждет возвращения. Предлагал Рико приехать к нему, но та только устроилась на работу, и отпуск ей не полагался. Прошло не так много времени, и Ю стал писать реже, звонить тоже, и в итоге их общение сократилось сперва до одного звонка в неделю, а потом в месяц. Конечно, Рико обеспокоилась, она дергала Ю и спрашивала, все ли в порядке, на что ее жених реагировал равнодушно или даже раздраженно. Прошло полгода, но в Японию он не вернулся, сообщив, что ему продлили контракт. В гости Рико он уже не звал. - Ясное дело, у него там кто-то появился, - рассказывала Миса, сердито щурясь. – Но Рико такая доверчивая! Ю ведь не сказал, что уходит от нее. И она ждала, представляешь? - Долго ждала? – спросил Соно. - Три года! Три гребаных года! - Миса, ну что за выражения! – опять возмутилась мать. - Прости, мама, - выпалила сестра, но искренности в ее извинении было мало – как будто просто отмахнулась от родительского укора. – Я возмущена! - А что случилось через три года? – спросил Соно. - Через три года, то есть совсем недавно, Ю написал, что у него в Германии жена и ребенок. Видите ли, он никак не мог набраться смелости признаться Рико, они ведь собирались пожениться. И он, и его семейство морочили ей голову так долго! Теперь у Рико страшная депрессия, на нее смотреть больно... Миса продолжала рассказывать, эмоционально размахивая руками и сверкая глазами. Их с Соно мать удрученно качала головой, соглашаясь, как непорядочно поступил неверный жених и какая доверчивая, даже глупенькая эта Рико. Но Соно уже не слушал. Он задумчиво смотрел за окно и думал о своем. ~ - Но как же так? – растерянно смотрела на него Марико. – Ведь в "Мечтах о прошлом" жених возвращается через пять лет, просит простить его, потому что понимает, как сильно ошибся, и что любит он на самом деле свою девушку, все это время дожидавшуюся его дома... - Совершенно верно, - согласился Соно. – Меня огорчила эта история, и я подумал о том, что такая верность должна быть вознаграждена. Ведь не обязательно Рико была глупой. Быть может, она очень любила своего жениха. И верила ему всей душой, не могла даже предположить возможность предательства. Вам не кажется, что такая верность достойна награды? Соно пристально посмотрел Марико в глаза, и та смешалась. - Конечно, заслуживает, - ответила она убежденно. – Просто это так печально. Получается, в жизни все закончилось плохо? - Жизнь еще не закончилась, - слабо улыбнулся Соно. – Но пока что Ю не вернулся. На несколько долгих секунд за столиком повисла тишина, пока Марико обдумывала то, что услышала. Признание Соно стало для нее неожиданностью, она даже подумать не могла, что у тронувшего ее рассказала была столь грустная основа. - Давайте вернемся к нашему разговору, - опомнилась девушка, сжав в пальцах карандаш. – Хотела обсудить еще один рассказ. "Дорога ненужных побед". Такое красивое название. - Рад, что вам нравится. - Меня восхищает, как вы описываете женщин в ваших историях. Иногда мне даже было сложно поверить, что автор – мужчина. Должно быть, вы очень тонко чувствуете женскую душу и отлично нас понимаете. Девушка запнулась. Говорила она искренне, но вдруг поняла, что со стороны такие слова могут прозвучать как лесть. Однако Соно только тихо рассмеялся, в очередной раз сглаживая неловкость. - Мне кажется, никто в мире не может понять женщину. - Однако вы так живо описываете представительниц слабого пола. И этот рассказ... Он ведь о женской дружбе, а многие считают, что ее не существует. - Я так не думаю, - уверенно произнес Соно. - Какая же история легла в основу "Дороги ненужных побед"? Невольно Марико подалась вперед, внимая Соно, который, улыбнувшись уголками губ, отвел глаза. Эта улыбка показалась Марико горькой. ~ Азуми и Киоко были подругами много лет. Они встретились поздно: Азуми как раз вышла на пенсию и из шумного мегаполиса переехала в небольшую деревню, где и познакомилась с Киоко, коротавшей одинокую старость в домике по соседству. Кто сказал, что настоящих друзей встречают лишь в юности? Азуми и Киоко доказали на своем примере, что для теплых отношений никогда не бывает поздно. Подруги созванивались каждое утро, днем в хорошую погоду пили чай в саду, а зимой коротали холодные вечера за неспешной беседой и вязанием. Рядом с настоящими друзьями люди позволяют себе тоже быть настоящими, с близкими часто бывают куда более несдержанными, чем с чужими и посторонними. У Азуми был вспыльчивый характер, что неоднократно становилось причиной ссор и конфликтов. Из мухи она умудрялась сделать настоящего слона, а для того, чтобы выйти из себя, ей хватало надуманного, порой откровенно мифического повода. Как-то раз Азуми услышала, что Киоко разговаривает с соседкой, и ей почудилось, будто подруга сплетничает о ней самой. Скандал, который она устроила вечером, слышала вся округа, и Киоко, молча выслушав претензии, холодно ответила, что больше не желает видеть Азуми на пороге своего дома. - Тетя Азуми, ну что же вы все время одна? – увещевал престарелую родственницу Соно каждый раз, когда по просьбе родителей привозил ей продукты и оставался на чашку чая. – Сходили бы погулять с кем-нибудь из подруг... - Нет у меня подруг, - ворчала сварливая старушка. Ей было одиноко, Соно видел это, и наверняка она уже сама не помнила, почему разругалась с соседкой. Иногда Соно замечал, что старенькая Киоко одиноко сидит перед своим домом в раскладном кресле и понуро листает книгу или пьет лимонад. Счастливой она не выглядела. А потом у Киоко случился инфаркт, и она скончалась в машине скорой помощи по пути в больницу. Помириться с ней Азуми не успела. ~ - Я назвал рассказ "Дорогой ненужных побед" потому, что каждый день без лучшей подруги на жизненном пути тети Азуми был своего рода победой. Собственными глазами видел, какой болью ей даются гордость и независимость. Однако кому были нужны эти мученические победы? - Постойте, - возразила Марико. – Ведь в рассказе, когда Киоко попадает в больницу, Азуми осознает ошибку, приезжает к ней и просит прощения, чтобы наконец помириться. - В жизни этого не случилось, - развел руками Соно. Сглотнув, журналистка рассеянно поглядела на тонкую кружевную бумажную салфетку под чашкой кофе. Ей больше не хотелось продолжать разговор. Книга, которую она читала всю ночь, которая укрепила ее веру в людей, как будто горела в воображении, и каждая страница осыпалась серым пеплом. - Я вижу, что расстроил вас, - заметил Соно. – Если хотите, можем на этом закончить. Думаю, вам хватит материала для статьи. - Нет-нет, что вы, - запротестовала Марико и тут же соврала: – Наоборот, мне кажется, я теперь до ночи готова обсуждать с вами каждый из рассказов. И уж точно я не могу обойти вниманием "Любовь и ее тени". Читатели мне не простят этого. - Один из самых резонансных рассказов, - понимающе кивнул Соно. – Некоторые меня за него осудили. "Только снобы могут осуждать вас", - чуть было не выдала Марико, но вовремя сдержалась. Такое заявление прозвучало бы почти как признание в любви. - Я не согласна с некоторыми, - сказала вслух она. – Напротив, этот рассказ заставил меня о многом задуматься. Хотя сложно поверить, чтобы подобные события имели место в действительности. - Однако это так, - пожал плечами Соно. – Я лично знал этих людей. ~ Соседи понятия не имели, как давно Йо и Анзи были вместе: некоторые говорили, что они познакомились еще в детстве, другие – что вскоре после окончания учебы. Лишь одно все знали доподлинно: эти двое, с позволения сказать, друзей уже много лет жили вместе, а окружающим врали, что являются братьями, потому и делят одну квартиру на двоих. Их отношения были практически идеальными, они никогда не ссорились, с удовольствием проводили свободное время вместе и ездили в отпуск всегда вдвоем. Но однажды в их жизни появился Аямэ. Аямэ был на несколько лет младше их обоих и впервые переступил порог дома как ученик: чтобы подзаработать, Анзи дал объявление о том, что дает уроки игры на гитаре. Соно часто слышал, как в квартире наверху занимаются музыкой, но даже неумелые попытки Аямэ украсть у инструмента приличную мелодию никогда его не раздражали. Соно любил музыку, и пока другие соседи жаловались и возмущались, с улыбкой прислушивался. Картонные стены дома не могли утаить чужих секретов. А потом все пошло наперекосяк. Однажды Анзи понял, что давно не испытывает к своему ученику те чувства, которые полагаются учителю. Он полюбил Аямэ, но что самое поразительное, Йо тоже привязался к молодому симпатичному парню. Счастливая жизнь превратилась в ад. Анзи и Йо скандалили так громко, что уже ни у кого из соседей не осталось сомнений: братскими чувствами между ними даже не пахло. Что испытывал Аямэ, Соно не знал, но уйти тот почему-то тоже не мог, и иногда Соно замечал одинокую фигурку, топчущуюся у подъезда. Наверное, мальчишка тоже не остался равнодушен к необычной паре – соседям Соно сверху. Возможно, эта история могла разрешиться как-то мирно, если бы однажды, после очередной ссоры, Анзи, напившись, не сел за руль мотоцикла. Шел дождь, дорога стала мокрой и скользкой. Впрочем, это было не так уж важно: в крови Анзи нашли столько алкоголя, что было неясно, как ему вообще удавалось что-то видеть перед собой. Он умер на месте, даже не успев осознать случившееся. Соседи долго судачили об этой истории, но что было правдой, а что – домыслом, Соно уже не узнал. Говорили, что Аямэ пытался наложить на себя руки и вскрыл вены, но его успели спасти, и теперь он лечится в психиатрической больнице где-то в Миэ. Навещал ли его Йо, Соно не имел представления. Но нередко, засиживаясь допоздна или мучаясь бессонницей, он слышал одинокие тихие шаги в квартире наверху. Йо часто не спалось. ~ - Ваши истории взяты из жизни, но у всех у них несчастливый конец, - наконец поняла Марико. – Однако в своих рассказах вы придумываете им другую развязку. У героев рассказа "Любовь и ее тени" все закончилось благополучно – они остались втроем. Читая эту историю, Марико сперва поразилась, ей показалось, что такое поведение немного нелогично. Но перечитав еще раз две последние страницы, она осознала, насколько глубоко смотрел автор в корень проблемы и как хорошо прочувствовал своих персонажей. В ситуациях, когда не можешь выбрать, возможно, выбирать и не стоит. В конце рассказа Йо, Анзи и Аямэ решили попробовать быть вместе вопреки всему. Ведь нигде не написано, что человек может любить только кого-то одного. Моногамия навязана обществом, и выход из сложной ситуации может быть ближе и проще, чем кажется. - Не совсем так, - возразил Соно. – То есть, технически вы правы, но когда я пишу, рассуждаю немного иначе. Мне хочется думать, что я не просто "придумываю развязку". Затаив дыхание, девушка слушала, боясь любым неловким движением спугнуть откровение, пока Соно, поглаживая кончиками пальцами бок запотевшего стакана, говорил ровно и спокойно. Как сам с собой, словно не было у него слушательницы. - Мне кажется, что реальность часто несправедлива или даже слишком жестока к нам. Что за незначительные ошибки люди платят порой чересчур высокую цену. В своих произведениях мне хотелось дать героям второй шанс. Дать возможность все исправить и прожить жизнь счастливо. Вот что я хотел сделать, когда рассказывал эти истории. Марико не знала, что ответить на это. Она почувствовала ком в горле, а в носу защипало. Соно говорил искренне, он не красовался и не пытался придать своей работе большей значимости, чем та имела. Девушка просто чувствовала это. А еще осознала, что уже провалила задание: она не сможет описать на бумаге простыми словами то, что почерпнула из этой беседы. - Можно я задам вам напоследок личный вопрос? - севшим от волнения голосом спросила она и, когда Соно кивнул, выдохнула: - Скажите, а ваша история есть в этом сборнике? Писатель улыбнулся ей так неожиданно открыто и добродушно, что Марико почувствовала себя немного глупо и тоже выдавила неуверенную улыбку. - Перед вами самый скучный и самый заурядный человек на свете, - сказал ей Соно. – В моей жизни не было ничего, достойного стать рассказом. Потому мой ответ "нет". В сборнике только чужие истории. - Тогда я вам желаю никогда не писать о себе самом, - от души сказала Марико. – Чтобы не пришлось давать себе второй шанс на страницах книги. - Это самое лучшее пожелание, что я когда-либо слышал, - рассмеялся Соно. Когда писатель ушел, оставив Марико одну, та еще некоторое время сидела за столиком, постукивая кончиком карандаша по раскрытой странице блокнота и обдумывая то, что услышала сегодня. Ее коллега была совершенно права, беспокоиться из-за интервью не стоило. Соно производил хорошее впечатление, что и неудивительно. Человек, пишущий такие рассказы, просто не может быть плохим. Марико он показался скорее печальным и немного задумчивым. ~ А в это время Соно шел по набережной, но в какой-то момент остановился, достал из кармана пачку сигарет и оперся на поручни заграждения. Закурив и сделав первую затяжку, он долго смотрел на бегущую внизу воду, прежде чем опомнился и затянулся снова. Мыслями он был далеко отсюда. Сама того не осознавая, молодая журналистка сказала на прощание фразу, глубоко зацепившую писателя. Соно даже себе не признавался в том, что больше всего боится однажды написать свою историю, давая себе же возможность исправить ошибку, с которой не смог справиться вовремя. Соно не врал, когда говорил о заурядности своей жизни, но если быть точным, она казалась ему откровенно пустой. Порой Соно думал, что он не человек, а лишь тело, которые просыпается по утрам, ест и курит, выполняет определенные функции, вращается между сотнями людей, но ничего не чувствует, кроме глухой тоски. Соно был одинок в самом худшем значении этого слова – одинок в толпе. Но все еще верил, что однажды это изменится. Глядя на темные речные воды, неосознанно сжимая пальцами фильтр сигареты, Соно думал о том, что, возможно, именно сейчас неизвестный автор пишет его историю, рассказывает своим читателям о молодом писателе, который на уродливых руинах реальности создает светлые рассказы. И кто знает, вдруг этот автор приготовил и для Соно что-то хорошее? Нечто замечательное, какой-то невероятный поворот судьбы, который ждет его совсем скоро. Быть может, уже на следующей странице.