Правило двух. С исключениями.

Джен
NC-17
В процессе
7800
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 217 страниц, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7800 Нравится 2842 Отзывы 3358 В сборник Скачать

Интерлюдия 2. Реальность иллюзии

Настройки текста
Во избежание ненужных вопросов, заданных по невнимательности, напоминаю читателям: действие происходит не на нашей Земле, а в параллельном мире. Там «Звездные войны» были созданы с подачи ностальгирующего Виктора, снимал не Джордж Лукас, а Лукас Джордж, исполнителя роли Люка Скайуокера звали не Марк Ричард Хемилл, а Маркус Хемилтон, и выглядел оный Маркус как настоящий Скайуокер: натуральный блондин, голубоглазый, немного выше ростом. И стал этот Маркус ситхом с подачи Виктора, принявшего его в Дом Сит-ари. — Милорд, я вам поражаюсь... — с нечитаемым выражением лица прокомментировал изложенный план действий высокий блондин с золотыми глазами. Сидящий напротив шатен с точно такими же золотыми глазами рассмеялся. — А что, Маркус, не хочешь тряхнуть стариной? Это будет весело, я гарантирую! — Да я и не сомневаюсь, — озадаченно почесал левую щеку тот. — Привыкай. Тридцать пять лет прошло. Достаточный срок. А это... — Виктор кивнул на лежащую на столе толстую пачку отпечатанных на принтере листов, скрепленных пружиной, — войдет в историю. Вдумайся, Маркус! В историю! — Да я уже как бы в нее вошел, — тоскливо протянул Маркус, ерзая на комфортабельном стуле. — Еще как вошел! И не вышел... — Ничего... Еще раз войдешь! Или... — голос стал вкрадчивым, — ты отказываешься?.. — Что?! — встрепенулся Маркус, подтягивая к себе листы и погружаясь в чтение. — Еще чего! И упустить такой шанс... Как же можно... отказаться войти... в историю! Сидящие в большом, уютном кабинете молодые мужчины, похожие друг на друга телосложением, ростом, глазами и каким-то странным ощущением, исходящим от них, весело рассмеялись, демонстрируя острые, нечеловеческие клыки.

***

Бульвар Сансет. Голливуд — Великая Сила... — присвистнул Маркус, оглядываясь по сторонам. — Как все изменилось... — Да, а кафе все то же... — хмыкнул его спутник, выглядящий как образцовый английский денди. Костюм, пальто, перчатки... Даже трость в руке присутствовала. Маркус, одетый в подобном же стиле, лишь опытный глаз сразу определил бы — вещи произведены в Италии, — только хмыкнул и указал на сидящего в кафе мужчину. Средний рост, серебряная грива волос, короткая бородка... и его любимые клетчатая рубашка и джинсы. — Начинаем? — После вас, мастер... — склонил голову Маркус. — Поехали, аппрентис...

***

Мужчина вздохнул, в раздумьях потирая подбородок. Поступившие на днях предложение было крайне выгодным... и крайне невыгодным. Вот так, одновременно. Выгодное — потому что денег и прочего ему отвалят неслабо. Да и избавиться от немного поднадоевшей темы хотелось... С другой... невыгодно в плане будущей репутации. Что с ним сделают фанаты... промолчим. Только в памяти почему-то всплывают «Молот ведьм» и прочие ужасы инквизиции. Как на грех, настроение портила висящая напротив кафе реклама последней части саги, идущей в маленьком кинотеатрике по просьбам фанатов. Смотрящие с плаката лица героев были суровыми, и смотрели на него они крайне осуждающе, словно предчувствуя, какое решение будет принято. Вздохнув, Лукас допил кофе, подал знак поглядывающему на него официанту, дождался новой чашки с ароматным напитком и пары пирожных на блюдце, сделал глоток... и едва не подавился, выпучившись на севших за соседний столик двух молодых, не старше тридцати, мужчин, дорого и хорошо одетых. Схватившись за сердце, он залпом выхлебал кофе, не чувствуя вкуса и температуры, бросил чашку на блюдце, едва не расколотив, и попытался отдышаться. Потерев лицо ладонями, Лукас посопел, вернул снятые очки на место и снова уставился на соседей, не обращающих на него никакого внимания. Чем дольше он разглядывал сидящего напротив золотоволосого блондина, тем сильнее белел. — Да нет, бред какой-то... — пробормотал он, закрыл глаза, посчитал до двадцати, потом до сорока для верности... и, открыв глаза, снова вперился в блондина. Наконец, после долгих разглядываний, Лукас, облегченно выдохнув, тихо произнес: — Не он. Действительно, хотя на лицо блондин и тот, о ком вспомнил Лукас, были похожи как две капли воды, отличия также присутствовали. Этот был выше ростом дюймов на пять минимум, более крепким и мускулистым. — Но как же похож! Черт! Ну один в один! — Простите? — повернулся к нему блондин, и Лукас замер под прицелом невероятно ярких голубых глаз. — Маркус? — робко произнес он, ожидая чего угодно. Включая и визит к психиатру после утвердительного ответа. — Хемилтон? Блондин душераздирающе застонал, закатывая глаза: — Нет. Седовласый облегченно выдохнул. — Ричард. Ричард Маркус Хемилтон. Маркус Хемилтон — мой отец. — Что?! Через полчаса расспросов и уточнений у пересевших за его столик мужчин Лукас повеселел. Еще через полчаса он обнаружил себя читающим толстый сценарий, извлеченный, как оказалось, сыном его давнего партнера из портфеля, на ходу исправляющим некоторые режущие взгляд неточности и строчащим дополнения на широких полях. — Прямо семейный подряд! — хмыкнул режиссер, подчеркивая особо интересный момент карандашом. — Ваш отец помогал мне финансово еще с самым первым фильмом... — Я знаю, — кивнул шатен. — Он о вас крайне положительно отзывался. Я думаю, он будет счастлив узнать, что скоро увидит продолжение... «Звездные войны» — его любимый сериал! — Какое продолжение? — поднял голову Лукас. Шатен, оказавшийся тоже Виктором Марка, только с приставкой «младший», указал на сценарий. — Вот это. — А когда я согласился?! Виктор взглянул на часы. — Да уже минут двадцать как. — Да? — Да. — Гхм! Лукас задумался, сверля взглядом сценарий. Обдумал поступившее ему предложение... и пожал плечами: — А почему бы и нет?!

***

Через неделю после судьбоносной встречи в кафе мир поразила сенсация, вызвавшая истерику у всех фанатов великой саги и просто сочувствующих. Автор шедевра всех времен и народов готовился поразить вселенную в очередной раз. Щелкали фотоаппараты, словно затворы, вспышки слепили глаза, представители прессы штурмовали здание, как десант, идущий на прорыв. За длинным столом расположился инициатор всего этого безобразия, рядом его помощники и некто, одетый в джедайскую мантию с капюшоном, сейчас затенявшим лицо. Пресс-конференция шла своим ходом, Лукас отбивался от вопросов вцепившихся в него с энтузиазмом бойцовых собак журналистов, Виктор, стоящий в углу, невидимый и неощутимый никем, счастливо улыбался, ожидая главного момента. — А теперь, — Лукас обвел резко замолчавшую братию взглядом, полным непонятного предвкушения, — я хочу представить вам... концепт... да, можно и так сказать, данного фильма. Первого в трилогии... Мисс Чемберс, прошу... По знаку помощницы со стены сняли закрывавшую ее ткань, и в зале воцарилась тишина. Люди потрясенно смотрели на изображенного на плакате человека, молодого мужчину в джедайской мантии, с длинными, по плечи, волосами цвета золота, с яркими голубыми глазами, с ямочкой на подбородке, держащего в руке зажженный сейбер зеленого цвета. — Позвольте представить исполнителя главной роли... Неизвестный, сидящий за столом, встал и скинул с головы капюшон. Кто-то потрясенно выругался, даже не понижая голос. Все собравшиеся смотрели на наблюдающего за ними с искренним весельем в глазах мужчину как на привидение. Или выходца с того света. — Ричард Маркус Хемилтон. Сын Маркуса Хемилтона. От воплей журналистов здание едва не рухнуло. У следящих за всем этим в прямом эфире зрителей началась массовая истерия.

***

— И вот зачем? Сидящий в кресле брюнет недовольно смотрел на расположившегося напротив отца. — «Зачем» что, Марволо? — поднял бровь Виктор, вертя в пальцах очередную редкую фигурку, изображающую Палпатина-сенатора. — Зачем это все? Я понимаю, в первый раз это была ностальгия. Так ты тогда выразился? Во второй раз... м-м-м... ты захотел продолжения банкета. Я правильно цитирую? А сейчас? — А сейчас я хочу достойно завершить эту шутку. Первая трилогия была сказкой, рассказанной детям, — сверкнул золотом глаз Виктор. — Вторая — обнажила корни этой сказки... — А третья? — А третья покажет, что происходит после того, как герой убивает дракона.

***

На экране разворачивалась драма. Горело на костре тело Люка Скайуокера, погибшего непонятно каким образом, рыдала Лея, ее утешал Хан, нечитаемыми взглядами смотрели остальные шишки из руководства Республики. Корвин Скайуокер, сын Люка и Мары Скайуокер, стоял, сгорбившись, погруженный в свое горе, не замечая направленного ему в спину странного взгляда синих глаз. Молодой мастер-джедай переживал потерю, уже вторую — его мать погибла за полгода до этого. Он не видел никого и ничего, смотря на сгорающее в бешеном пламени тело... А в отдалении стоял некто светящийся в темной мантии, сжимающий в кулак затянутую в перчатку правую руку... а его за плечо удерживала высокая фигура в черных доспехах. — Еще не время... События неслись вскачь. Корвин рыл, как одержимый, пытаясь прояснить тайну произошедшего, вокруг творилось черт знает что, извлекаемые на свет божий секреты воняли, как недельной давности труп. Орден лихорадило, Джейсен мутил воду, Джейна действовала всем на нервы... пропал Энакин. На Республику надвигалась буря — границы подверглись атакам неизвестных. Нашли пропавшего Соло — мертвым. Семья, потрясенная произошедшим, сплотилась перед ликом неизвестной опасности. Бои с чужаками, горе и потери, победы и празднования... Корвин становился сильнее и мудрее, в Ордене на него начали коситься, а вскоре происходит нечто, перевернувшее его мировоззрение... Парня навестил призрак Силы. Люк Скайуокер. О чем они беседуют, на экране не показывают, но вот последствия этого видны очень хорошо — глаза Корвина из синих на мгновение становятся желтыми. — Клянусь... — горячечный шепот стоящего на коленях Корвина разносится в напряженной тишине. — Клянусь... я отомщу, отец. Отомщу! Радужка его глаз пылает золотом. Первая часть взорвала мозги фанатам, принеся невиданные кассовые сборы и глубокое моральное удовлетворение Виктору, а также головную боль Маркусу, вспомнившему, что такое бремя славы. Разработка сценариев шла полным ходом, спецэффекты жрали финансы, как не в себя, фанаты штурмовали магазины с фирменной продукцией, в ассортименте которой появились желтые линзы для глаз. Мир замер, ожидая очередного потрясения, которое не замедлило наступить.

***

Война продолжается, но, кажется, успех на стороне Республики. Джедаи выкладываются по полной, их бросают на самые опасные участки, а в верхушке руководства кто-то проворачивает невиданные интриги. Нет единства, начинается грызня за власть, смещают Лею. Хан только грустно качает головой. — Я тебя предупреждал. Кто-то настойчиво выбивает Скайуокеров. Терпеливо. По одному. На семейном кладбище прибавляется памятных надписей. Лея Скайуокер-Соло и Хан Соло, ее супруг. Оставшиеся сиротами Джейна и Джейсен никуда не выходят по одному, а Корвин постигает тайны Силы... под руководством своего отца. Призрак учит его жестко и даже жестоко... а за этим наблюдает высокая темная фигура, одобрительно кивающая. Глаза парня все чаще меняют цвет. Заподозрившие неладное двойняшки подкарауливают своего брата и вынуждают открыться. Разговор на повышенных тонах переходит в драку. Они сражаются друг с другом отчаянно, двойняшки загоняют Корвина в угол, неожиданно побоище останавливают призраки Силы. Люк Скайуокер... и Энакин Скайуокер, Дарт Вейдер. Замок Баст дрогнул, но устоял. Двери захлопываются: пора им узнать, кто убил Великого магистра Ордена Джедаев. И каким образом. Узнавшие правду Джейсен и Джейна, посовещавшись, меняют фамилию. Теперь они не Соло, а Скайуокеры... и все трое носят черное, оправдываясь трауром. А еще они приносят клятвы верности друг другу. Им доставляют послание. Некто в форме высшего военного чина Империи предлагает им сотрудничество... но не просто так. На резонный вопрос «почему» звучит простой ответ. Потому что иначе не выжить. Они долго совещаются, и призраки и живые. — Мы согласны. Высокий экзот в белоснежной форме склоняет голову. Орден трещит по швам. Война сильно сократила число обученных одаренных. Их и так было немного, а теперь и вовсе — мизерное количество. И не все погибшие — жертвы агрессоров, пришедших с дальних рубежей. Кто-то выбивает джедаев, подлавливая в удобный момент. Скайуокеры собирают остатки Ордена и разъясняют ситуацию. Это геноцид. Одобренный руководством Республики, возмутившимся, что Люк Скайуокер решил вывести свое выстраданное детище из-под влияния Сената. Сделать его неподконтрольным бюрократам. Вновь заполучившие власть сенаторы не желают ее терять. Именно поэтому погиб Люк. А еще стало известно, кто мутит воду в Республике. — Наш враг... Дарт Сидиус. — Но он же мертв! — Нет. Его почерк. — А Сенат? — Большинству наплевать. Меньшинство его поддержит открыто. На этот раз он поступил хитрее. Он уже среди них. — Что будем делать? — Восстанавливать Империю, раз Республика нас в очередной раз списала со счетов. Они уходят, и остатки Ордена следуют за ними.

***

— М-да, милорд... наворотили вы дел... — уважительно констатировал Маркус, листая сценарий последней части. В последнее время он практически не выходил из замка Виктора, а если выходил — то только под иллюзией. Во избежание встреч с фанатами. — Суровая правда жизни... — отсалютовал бокалом с легким вином ситх. — А что? — Да ничего... Вот думаю... Бедные фанаты! Какой сюрприз их ждет! Сидящие вокруг пять молодых мужчин, неуловимо похожих друг на друга, сверкающих золотом глаз, рассмеялись. Шушукающиеся в уголке две невысокие девушки захихикали. — Боишься попасть им в лапы? — медовым голосом протянула брюнетка. — Резонно опасаюсь! — сверкнул глазами Маркус. — Фанаты, они такие... страшнее ядерной войны. — Это да... впрочем, это уже неважно. Позвольте сделать объявление... Все замерли, внимательно уставившись на Виктора. — Испытания начались. Все переглянулись... и под сводами зала забился счастливый хоровой вопль: — Да-а-а-а!

***

Объединение с Трауном, выжившим после предательства его же телохранителей, приносит свои плоды. Эскадра обрастает кораблями, к ним присоединяются те, кто держал нейтралитет или не мог выстоять под ударами конкурентов. Корвина провозглашают Великим магистром. Они борются за существование, растут в мастерстве, за чем, гордо улыбаясь, наблюдают призраки. Республика трещит по швам, но им нет больше до нее дела. У них — своя дорога. В Сенате появляется новый сенатор — молодой рыжеволосый мужчина. Скайуокеров это не сильно беспокоит — они ищут уязвимые места своего врага, собирают сведения, помогают Трауну. Их союз выгоден всем. Орден в очередной раз меняется. В этой галактике нет места джедаям... но и ситхами в чистом виде быть они не хотят. Значит... Да здравствует Орден Равновесия, соединяющий в себе три пути. Джейна и Джейсен становятся магистрами, образуя вместе со своим братом триумвират. Они верны друг другу, не допуская раскола в семье. Раскол — верный путь к гибели... Поэтому Джейсен принимает имя Дарта Кейдуса, а Джейна — магистр-джедай. Отныне будет так. Корвин — Великий магистр Дже'дайи. Все направления. Ситхи, джедаи, дже'дайи. Больше никаких расколов и религиозных войн. Чужаки уничтожены, ведь они были прикрытием для интриг вернувшегося Палпатина, он идет к вершине власти, плетя свою паутину. Когда Республика обнаруживает, что у нее под боком крепкое государство, начинается паника. Тем временем Скайуокеры находят информацию о Сидиусе и его потайное убежище. Они немного ошиблись. Не сам Сидиус... его сын. Им от этого не легче — у ситха вырос достойный потомок. Посовещавшись, Скайуокеры связываются с Косом Палпатином — сыном приснопамятного Шива Палпатина. Нейтралитет. Они не трогают его, он не трогает их. Хочет Республику — пусть забирает. Это достойная кара сенаторам за их преступления. Достойная месть за погибшего Люка, Лею и Хана. А им и своей Империи хватит. Кос смеется и дает согласие. И пусть все очень неопределенно, теперь они идут своим путем. Только своим.

***

Ричард Хемилтон больше не снимался, отказываясь от поступающих его агентам предложений. Он исполнил свою мечту и мечту Виктора, и больше экранная жизнь его не интересует. У ситхов есть дела поважнее... Начались испытания портала с проектируемыми свойствами. Пусть это займет годы — но практически бессмертным существам спешить некуда. Их ждут другие миры... и далекая, далекая галактика. Их ждут звезды.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.