Забудь, оставь и не проси... +282

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Джон, Майкрофт, Лестрейд
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Детектив, POV, AU
Размер:
Миди, 43 страницы, 10 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За грохот сердца!» от exor-agonia
Описание:
После взрыва в басейне у Шерлока обнаруживается очень специфическая амнезия. Кейс с благодарностью взят у АКД и любое сходство не случайно.
Писалось после первого сезона, так что AU относительно событий второго.
POV Шерлока

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая часть цикла "Искусство жизни Шерлока Холмса".
Продолжения тут:
http://ficbook.net/readfic/191888
И тут:
http://ficbook.net/readfic/200160

Пожалуй этот мой рисунок можно считать иллюстрацией к фику. Джон немного суровый, немного решительный и отчасти встревоженный, но скрывающий это:
http://img-fotki.yandex.ru/get/5213/4756802.26/0_71c32_b5b42d73_XL.jpg

Level I, глава 6

27 марта 2012, 14:41
– Спасибо, – отвожу взгляд и спрашиваю. – Куда ты вчера дел фотоаппарат?

– А? Не помню, – Джон смущён. – Сейчас поищу.

Идёт к входной двери и начинает оттуда: правильно, так можно восстановить последовательность действий. Не метаться всполошено по квартире, а спокойно отыскать потерю. Действительно, Джон победно снимает кофр с полки у двери:

– Вот.

– Спасибо.

Заряжаю новую пленку. Отснятое в ходе расследования мы оставили полиции. Впрочем, я бы и не стал экспериментировать с доказательствами, пусть их проявляют профессионально. А я попробую свои силы фотолюбителя на нынешней плёнке.
Правда, фотолюбитель я довольно-таки относительный – мне интереснее поскорее перейти к проявке и печати, но перед тем надо что-то отснять. Задача: сделать кадры разных цветов. Вероятно, в печати будут интересны контрасты. Оглядываюсь.
Смайлик на стене. Хорошо. Щёлк. Череп на каминной полке. Щёлк. Книжные полки. Щёлк. Джон. Щёлк.

– Что ты делаешь?

Поразительная неспособность понять очевидное.

– Развлекаюсь, – отвечаю я и ухожу на кухню. Делаю ещё пару кадров, и Джон не выдерживает. Прибежав следом, он отнимает у меня фотоаппарат.

– Хватит снимать беспорядок! Хочешь увековечить наш быт, так хоть приберись сначала!

– Я вовсе не собирался запечатлевать наш быт.

– А что тогда?

– Заполняю пленку. Недавно я нашёл в доме оборудование для проявки и печати. И миссис Хадсон любезно разрешила им воспользоваться.

– Понимаю. Это тоже твоя любимая химия.

– Да, – хорошо, когда не надо дополнительно объяснять. Разумеется, даже из этой затеи можно извлечь практическую пользу... наверное. Но мне просто хочется размяться.

– Я сам отсниму, договорились?

– Спасибо. – Это тактическая ошибка: Джон тут же начинает наводить фотоаппарат на меня. – И ты весьма обяжешь, если не будешь фотографировать меня непричесанным и одетым в домашнее.

Люди весьма предсказуемы. Не стоит и надеяться на то, что Джон оставит меня в покое, пока не получит желанные кадры.
Ухожу в спальню. Но вскоре мне там делается скучно. Прежде чем выйти и стать объектом фотоохоты, я лениво одеваюсь и расчесываюсь. Джону повезло: он и растрепанным хорошо выглядит, а мне, со специфической внешностью, необходимо следить за собой. Тогда удается выглядеть эффектно.
Как и следовало ожидать – стоило мне показаться в дверях, как в глаза блеснуло вспышкой. Дайте дураку веревку, так он и повесится.

– Джон, не будь ребенком. Не надо меня подстерегать.

Он выглядывает из-за камеры и спрашивает:

– А ты согласишься позировать?

– Несколько кадров – и ты оставишь меня в покое.

Джону очень идет это довольное и немного лукавое выражение лица. Он командует, где мне встать, и устанавливает фотоаппарат на каминную полку. О, совместное фото. Закатываю глаза. Джон замечает и со смешком говорит:

– Зато я смогу доказать внукам, что действительно был знаком со знаменитым Шерлоком Холмсом.

– Только не надо грубой лести. Раз я обещал, значит, будут совместные кадры.

Джон ставит фотоаппарат на автоспуск, подбегает ко мне, и пытается взлохматить мне волосы.

– Что за детский сад, – перехватываю руку Джона, а он заразительно хохочет над своей попыткой и моим возмущением. Не могу не улыбнуться, глядя на него. И очень хочу наклониться, чтобы поцеловать шею Джона сейчас. Интересно, как бы он отреагировал, если бы я пошёл на поводу своих желаний?

ЩЁЛК.


Ещё по негативу я понял, что первое фото из совместных будет неудачным. Слишком запрокинул голову Джон. Слишком откровенно смотрю на него я. Потому, печатая этот кадр, я позволил себе отступления от нормального процесса, и на фото получились два до изумления зелёных смешных человека. Даже Джон не стал возражать против того, что это фото я выкину. Хотя некоторые другие кадры со мной он чрезмерно отстаивал.
Но я соврал. Высушив снимок, припрятал его. Все-таки он вышел забавным.

***

Мориарти исчез с горизонта, будто его и не бывало. Обрывки его сетей вяло шевелятся в интернете – люди ищут связь с консультантом и не получают ответа. Джим поиграл со мной и пропал вместе с куском памяти. Будто это была единственная его цель – лишить истинных воспоминаний об Уотсоне.
Сама по себе амнезия не проходит. Есть шанс, что всё так и останется, но подобный вариант развития событий меня не устраивает. Я пытаюсь вспомнить. Старательно расспрашиваю Джона и окружающих о тех месяцах, надеюсь расшевелить истинными подробностями действительные воспоминания и вытеснить ложную память. Но пока могу лишь заново привыкать к тому, что такое жить с Джоном.
Жить с Джоном – это внезапно узнать, что у него есть девушка по имени Сара, с которой мы, оказывается, были знакомы, но её я тоже забыл. И расстроиться от очередного упущенного эпизода – от чего же ещё?
Жить с Джоном – это подсесть на его комплименты, как на наркотик, и огорчаться, если он не восхищен моими действиями. Хотя расстройство я стараюсь не демонстрировать.
Жить с Джоном – это всегда вовремя принимать лекарства, потому что обязательно напомнят. И периодически подвергаться утомительным допросам по поводу самочувствия. Кроме того, выслушивать, как он беспокоится из-за обыкновенного головокружения, стоит в нём признаться. А ведь после сотрясения мозга это естественно, врачу ли не знать.
Жить с Джоном – это узнавать его привычки: от любимого сорта пива, до времени, когда он начинает зевать – и почему-то не терять к ним интереса.
Жить с Джоном – это постоянно одергивать себя, напоминая, что я предпочитаю нынешнее положение друга положению любовника, которое быстро останется в прошлом, как это всегда происходило раньше.
Жить с Джоном – это смеяться гораздо чаще, чем до встречи с ним.
Жить с Джоном – это бегать по крышам не в одиночку.

***

Квартира последней жертвы находится на последнем этаже дома напротив. Есть шанс, что маньяк выслеживал её с этой крыши.
Мы взбегаем по лестнице, и голова опять начинает кружиться. Я замедляю шаг, пропуская Джона вперед. Крыша со скатом и Джон, споткнувшись о выступ кровли, начинает падать. Я успеваю рефлекторно схватить его и остановить падение раньше, чем соображаю, что именно произошло. Смотрю на стоящего рядом ошарашенного Джона, а перед глазами разворачиваются сцены того, что случилось бы, если бы я не успел. Джон на асфальте. Джон в больнице. Похороны…
Мне дурно. Голова кружится, сердце бьется, как при беге, ноги подкашиваются, так что я едва успеваю опереться о дверь чердачного выхода.
И Джон – только что едва не погибший Джон – кидается ко мне с вопросом:

– Шерлок ты как, тебе плохо?

– Нет, мне хорошо, я просто в восторге. Смотри под ноги внимательнее, Джон! Я не всегда смогу тебя поймать! – Рявкнув на друга, обнаруживаю, что ноги уже не дрожат. И иду проверять свою догадку к парапету. Там действительно недавно сидел наблюдатель. Что ж, это вписывается в самую вероятную из концепций.
Мы сдаем полиции Томаса Хейна Катбуша до исхода дня. Неизвестная нам девушка – или несколько – теперь останется в живых.

Сон не идёт. Воспоминания о предательской слабости угнетают. Нормально ли, что за месяц головокружения не уменьшились? Возможно, стоило соблюдать режим, о котором в один голос твердили врачи и Джон?
Показателен ли приступ на крыше? Скорее нет – это психосоматическая реакция на испуг. Я отчаянно боюсь потерять Джона. Он слишком важен для меня – сильнее, чем я думал, сильнее, чем должно волноваться даже за друга. И возникает один вопрос: правильно ли я интерпретировал это острое чувство зависимости от другого человека?
Мелкие детали складываются в картину.
Жить с улыбкой Джона, жить с его дыханием за спиной, ощущать себя хорошо просто в его присутствии и ревновать к Саре.
Жить с одобрением Джона.
Жить со страхом потерять Джона.
И навязчиво, болезненно желать обладать Джоном.
Какая странная дружба. Довольно прятать голову в песок. У этого чувства есть другое, слишком красивое имя – влюблённость.
Я влюблён.
Убийственно.
Сердце бьется заполошно, будто радуется новой свободе. Глупости какие! Я прекрасно обходился раньше без подобных эмоций и подозревал, что просто не способен на них. У моего организма нет желания самостоятельно взбадриваться дофамином и адреналином, так что мне приходится даже прилагать некоторые усилия для повышения производства нейромедиаторов. И вот, пожалуйста, новые фокусы!
Но что с этим делать дальше?
В голове каша.
Ничего не делать, само пройдет, или… Избавиться от чувств… Хотя его присутствие… Выставить Джона из дому немедленно… Сразу не выйдет, ну ладно, за неделю-то я от него точно избавлюсь… Пойти к нему сейчас же и сказать, что я… Нет, не спешить. Подготовить позиции, составить план и затащить в постель… А вдруг он… Попробовать переспать с кем-то другим… Отвлечься...
Жалкая пародия на нормальный мыслительный процесс.
Пожалуй, я слишком тороплюсь. А ведь я пока даже не понял, чего собственно хочу. Так, стоп. Любые действия нужно предпринимать, успокоившись. Я умею наводить порядок в своей голове, я смогу быть спокойным даже в таких обстоятельствах. Просто нужен новый, более спокойный ритм, это сердце сбивает меня с толку. Нахожу в мыслях файл с мелодией Бетховена, если не хватит мысленного проигрыша – достану скрипку. Я смогу успокоиться и всё решить.
С этой мыслью я засыпаю.

Примечания:
Та самая фотография:
http://cs7003.vk.me/c540101/v540101305/169fe/bkXCE2oEGco.jpg
Арт мой.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.