Попаданец (рабочее) 3147

кыха бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Mass Effect

Пэйринг и персонажи:
ф!Шепард
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 626 страниц, 112 частей
Статус:
заморожен
Метки: Гендерсвап Попаданчество Фантастика Элементы фемслэша Юмор

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Очередной, стотыщпицотый, попаданец в Mass Effect в качестве капитана Шепард.
«Спокойствие, Женя, только спокойствие. Дело-то житейское. Ну, подумаешь, - Шепард. Ну, Джейн Шепард. Фигня какая... И вообще, могло быть и хуже...»

Посвящение:
Моей музе. Ибо нефиг улетать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Подумалось, - вот все пишут о попаданцах, а я что, рыжий?! (посмотрев в зеркало, и убедившись, что нет, не рыжий, решил тут вот накорябать)

Обложка =)
http://jpeg.im/3qo9

Картинки:
http://dark-cat.ru/
Лиара Т`Сони http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa00/liara-tsoni.jpg
Гаррус Вакариан http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa00/garruswakarianarhangel.jpg
Миранда Лоусон http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa00/miranda_lawson1.jpg
Барла Вон http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa00/barla-von.jpg
На прием у Хока http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa31/platxjakostjum2.jpg
М-44 "Молот" http://samlib.ru/img/t/temnyjkot/glawa00/molot.jpg

Глава 89. Безумство храбрых

9 апреля 2016, 19:28

      Пишут нам много... Погубит нас всеобщая грамотность.       (вице-адмирал Г. А. Радзевский)

      Всё же «Нормандия» — это «Нормандия». Едва мы с Рексом разлили по второй, как пришла Чаквас, немного нас поругала, пообещала всякие нехорошие вещи, под ехидные комментарии крогана потыкала в моё бренное тело медицинским сканером… После чего как-то странно покосилась на результаты, отобрала у Рекса полную мензурку, и, махнув её залпом, как только военные медики умеют, пробормотала, что церберовцам из «Лазаря» за моё тело надо памятник поставить. И лучше всего на могиле. Я с готовностью согласился, клятвенно пообещав, что постараюсь. Затем в медотсек ворвалась Лиара. Остановилась в дверях, обвела взглядом нашу компанию (Чаквас уже конфисковала у Рекса спирт, выудив откуда-то почти полную бутылку бренди), тяжело вздохнула, и ТАК на меня посмотрела, что сразу захотелось куда-нибудь в тихое безопасное место. Обратно на Тучанку, например. Затем зашла в комнату, отобрала у Рекса мензурку с бренди, махнула, закашлялась, и пообещала, что в следующий раз сама меня убьёт. Чтобы сам не мучился и других не мучил. Ну и последним приковылял Гаррус с упреками, что некоторые поступают абсолютно не по-товарищески. Бухать в тихушку под одеялом (полный укоризны взгляд на замотанного в простыню меня), когда друзья жестоко страдают от ран (испуганный взгляд на мгновенно подобравшуюся Чаквас и торопливое уточнение, что страдают исключительно морально)… В общем, чисто по-русски организовалась пьянка. Рассевшиеся вокруг моей кровати соратники приняли на грудь по сотне капель и начали наперебой вспоминать времена первой «Нормандии»: забавные случаи на вылазках, увольнительные на берег… Поминутно дергая друг друга «А помнишь, как..?», «А он ему…», «А мы… а они…» и тому подобное, как бывает при встрече немало переживших вместе людей.       Сам я в разговоре практически не участвовал. Во-первых, большую часть этих случаев просто не помнил, а во-вторых, спиртное как-то неожиданно сильно дало в голову. Так что я уютно свернулся на кровати, отделываясь многозначительными кивками и междометиями.       Вспомнили и Алкеру. Вообще-то Альянс собирался поставить там памятник, чтобы, значит, увековечить подвиг героев вообще и самой героической Шепард в частности, два года назад в экстранете даже мелькали эскизы эпичных сооружений и имена знаменитых скульпторов... Но потом шумиха утихла и на это дело, разумеется, забили. В конце концов, героев много и каждому памятник ставить, да ещё в такой дали… оно им надо? Так что предложение Гарруса послать политиков в то самое место, где им самое место, и слетать на Алкеру самим, чтобы почтить память погибших, как положено, без идиотского пафоса и репортеров, было принято единогласно. Тем более в кои-то веки собралась вся десантная группа первой «Нормандии», за исключением Тали (про отсутствующего Аленко, старательно не глядя в мою сторону, тактично забыли).       Короче, когда Чаквас, заметив, что я уже откровенно клюю носом, всех разогнала, Сюзи получила приказ считать курс на Алкеру, а Рекс отправился вниз, чтобы назначить заместителя на время своего отсутствия и вытащить нашего идеального из женских объятий.       

***

      После посиделок я проснулся только через сутки, зато полностью здоровым. И даже смог убедить в этом Чаквас. Меня всячески осмотрели, профилактически отругали, на всякий случай напичкали какой-то хренью, но всё же выпустили на свободу. С категорическим наказом: никаких нагрузок и тренировок. Совсем никаких! Сюзи проследит.       Добравшись до своей каюты, я чуть озадаченно потоптался, прикидывая, чем бы таким заняться, и от нечего делать затеял наведение порядка в рабочем столе. Перебирая содержимое одного из ящиков наткнулся на черт знает когда купленный косметический набор… и тут меня осенило. Раз уж выдалось свободное время, нужно научиться женской боевой раскраске. Хотя бы в пределах покраски губ. Тем более в наборе оказалась даже инструкция по нанесению макияжа. Совсем несложно это, оказывается.       Так… кисточка, помада, салфетка… ну-с, приступим!       К исходу третьего часа, я начал подозревать, что тут что-то не так. Сильно не так.       — Капитан, к вам доктор Т`Сони, — сообщила Сюзи.       — Умгу, — промычал я, елозя салфеткой по физиономии.       Блин, в этой долбанной инструкции явно забыли упомянуть, что для нанесения макияжа требуется диплом об окончании художественной школы. Как минимум.       — Шепард… — вошедшая азари удивленно замерла на пороге. — А… что ты делаешь?       — Губы крашу.       — Да? — Лиара с сомнением оглядела заваленный использованными салфетками стол.       — Ну, пытаюсь, — тяжело вздохнул я, — Пока не получается.       — Ох, Шепард, это делается не так.       Она присела передо мной на край стола и, отобрав помаду, достала из набора контурный карандаш. Сдвинула сенсор, устанавливая оттенок, наклонилась вперед, оперевшись ладошкой мне на плечо…       — Вот, смотри, сначала надо обвести контур. — Кончик карандаша коснулся моих губ и мягко заскользил по ним, прорисовывая линию. — Вот так. Затем…       Я, выпав из реальности, просто завис, любуясь Лиарой. Её очаровательно серьезным личиком, забавной морщинкой между нахмуренными бровками, вспыхивающими в самой глубине глаз искорками… Когда же она чуть прикусила нижнюю губу, у меня окончательно снесло крышу от умиления.       — Шепард, ты меня слушаешь? — возмутилась Т`Сони, заметив, что я витаю в облаках.       — Что? А, да. То есть, нет. В смысле… э-ээ… извини, ты не могла бы повторить?       Лиара, страдальчески закатив глаза, легонько стукнула меня кулачком по плечу.       — Ты невыносима.       — Угу. — Мои руки как-то сами собой оказались у неё на талии. — Как скажешь.       Словно в тумане, я подхватил её, усаживая к себе на колени. Будь что будет, но я сейчас поцелую эту девушку!       — Шепард, что… — начала было Лиара, но тут её губы оказались в плену моих.       «Ты чего творишь, идиот?! — придушенно вякнул внутренний голос. — Ты же… Ария… тебя ж сейчас…»       Ну и пусть! Даже если Лиара потом мне головенку биотикой снесет, — плевать! Это будет потом!       Но меня не оттолкнули. Наоборот, опомнившись, обхватили за шею, отвечая на поцелуй. Неумело, зато от души.       Господи, я самый счастливый человек в этой галактике!       Мы сидели и целовались. Сначала осторожно, словно изучая друг друга, а затем жадно, словно стремясь наверстать упущенное.       — М-мм… Шепард, терминал.       — Плевать!       — Капитан, на ваш адрес поступило сообщение, — раздался из интеркома голос ИскИна.       — Сюзи, какого черта?! — сквозь зубы прошипел я, поднимая глаза к потолку.       — Извините, капитан, но сообщениям от данного абонента присвоен высший приоритет, поэтому я обязана продублировать факт получения, — твердо заявила ИскИн.       Мать-перемать! Да что за жизнь такая, на минуту в покое оставить не могут!       Злобно пробормотав:       — Ну, кто там такой важный ко мне ломится, — я протянул руку, активируя терминал… Да так и замер с вытянутой рукой, потому что развернувшийся экран любезно проинформировал:       «Получено 1 новое сообщение.       От кого: лтн. Кайден Аленко»       Причем рядом с именем отправителя мигал значок, обозначающий, что для данного абонента я всегда доступен и его сообщения приходят вне всякой очереди.       Как это?! Почему у меня Аленко в «белом списке»?!       Лиара, проследив за моим взглядом, на мгновение замерла и, отчаянно посинев, вскочила на ноги, ринувшись к двери. Так, что я едва успел поймать её за руку.       — Ли!       — Шепард, не надо, — негромко но твердо произнесла она, высвобождаясь.       — Да какого черта?! Я этого Аленко вообще не знаю и не помню! Он мне никто!       — Я всё понимаю, — спокойно, даже чуть отстраненно кивнула Т`Сони. Вот только искорки из её глаз пропали, а лицо словно застыло, превратившись в ничего не выражающую маску.       — Ли, подожди, пожалуйста!       — Извини, не хочу тебе мешать, там, наверное, что-нибудь важное.       — Да какое, нахрен, важное?! — не выдержав заорал я. — Там сопливое письмо: «А-аа, прости меня, я больше не буду»! Что ещё он может написать?!       — Вот видишь, — тихо произнесла Лиара, коснувшись голограммы замка. — А ты говоришь, что не знаешь его. Извини, мне надо идти.       Молча разевая рот, я с минуту, наверное, стоял, тупо глядя на закрывшуюся за ней дверь, а затем рухнул в кресло, в отчаянии обхватив голову руками.       Господи, ну почему так?! Почему?!       Терминал снова запиликал, напоминая о непросмотренном сообщении.       Резко развернувшись, я хлопнул по сенсору, вызывая виртуальную клавиатуру.       «Удалить сообщение?»       Да!       «Вы действительно хотите удалить непросмотренное сообщение?»       Да! Да! Да!!! Я в бешенстве замолотил кулаком по клавиатуре, попадая по нескольким кнопкам сразу. Удалить нахрен это долбаное сообщение!!!       «Ошибка! Команда не распознана» — тревожно замигал экран.       Бессильно уронив руки на стол, я уткнулся в них лицом.       Хотелось завыть. Протяжно, по-звериному.       Господи, ну за что мне все это?       «Тряпка» — презрительно сплюнул внутренний голос.       Да пошел ты!       «Ой, я же Шепард, ой, у меня же характер… — исчезать голос не собирался. — Ты вообще подумал, чего сейчас наделал, идиот? Что, решил себе в коллекцию ещё одну азари добавить?».       Нет!!!       «Что, правда? А выглядело весьма похоже».       Проклятье, надо пойти и… и… рассказать, объяснить…       «О, безумству храбрых поем мы песню, безумство храбрых сродни психозу».       Да заткнешься ты, наконец?!       Выскочив в коридор, я на секунду тормознул было у лифта, но тут же сорвался дальше. К черту, по лестнице быстрее будет.       Дверь лиариной каюты встретила меня красной голограммой блокированного замка.       — Сюзи, Лиара у себя?       — Да, капитан.       — Ли, открой, пожалуйста! — взмолился я, коснувшись голограммы.       В ответ — тишина.       — Ли, мне надо с тобой поговорить!       По-прежнему молчание.       — Лиара, прошу!       Ноль. Ни ответа, ни привета.       Черт! Черт! Черт!       С минуту покусав губы, я решительно сдвинул голограмму, вызывая кодовую панель, и быстро, чтобы не давать себе времени на раздумья, какого черта творю, забегал пальцами по сенсорам, набирая капитанский пароль, открывающий любую дверь на корабле.       Дверь, протестующе пискнув, отворилась, и я замер на пороге, глядя на сидящую перед панорамным окном Лиару.       — Ли?       Т`Сони не обернулась. Кажется, она вообще меня не услышала.       Обойдя кресло, я опустился перед ней на колени.       — Ли.       — Шепард, зачем ты пришла? — тихо спросила азари, глядя куда-то поверх моей головы.       — Ли, посмотри на меня, пожалуйста.       — Зачем?       — Я хочу, чтобы ты увидела. — Осторожно взяв её за руки, чуть сжал тонкие пальчики. — Ли, ну пожалуйста.       — Шепард…       — Ли, черт возьми! Сделай это, прошу! Один раз! Сейчас! Обещаю, потом я уйду и никогда больше не буду тебе надоедать!       — Хорошо.       Она, наконец, опустила глаза, поймав мой взгляд.       

***

      Уже знакомое ощущение: обволакивающая теплая тьма, безмолвие и пустота… Только рядом ощущается присутствие Лиары. Словно синий огонек, но не яркий, как тогда, у неё на квартире, а будто бы подернутый пеплом.       «Ли…»       Это не было словами, скорее образы, чувства, отголоски мыслей.       «Ли, помоги мне, пожалуйста» — просьба, страх, нетерпение, желание настоять на своем.       «Что ты хочешь увидеть?» — равнодушие, обречённость, затаенная боль.       «Иллиум, нашу первую встречу»       «Хорошо»       Из памяти выплывает картинка: я вхожу в кабинет и мне навстречу бросается ослепительно красивая девушка. В полном обалдении осторожно прижимаю к себе гибкое стройное тело и мысленно матерю металлокерамику брони, которая нас разделяет. А так же старательно отгоняю от себя мысли о том, что вообще-то в фильмах для взрослых, женщины неплохо справляются и без самой главной мужской детали.       Эк-хм… н-да-а. Подобные слова девушку не красят. А уж мысли, тем более.       «Шепард…» — удивление, слабый интерес.       «Лучше Хагалаз, корабль Посредника» — торопливость, смущение.       Новая картинка: стою посреди зала управления «Серого трона». Тоска и одиночество. На краю сознания мелькает подлая мыслишка, — взорвать нахрен этот корабль прямо сейчас, пока Лиара не увидела терминал Посредника. Ведь тогда она останется на «Нормандии», со мной, и будет шанс… А Ферон… а что Ферон? Ящерица может и внезапно скончаться в медотсеке. Два года пыток, сердце не выдержало, соболезную. Уж Солус-то, с его опытом службы в ГОР, наверняка способен устроить все так, что даже одна очень умная азари никогда не докопается до истины.       Мыслишка со злостью запихивается подальше. Во-первых, этот долбаный «Трон» — то, о чем Лиара всегда мечтала, а во-вторых, вообще нехрен лезть со своим попаданским рылом в чужие отношения.       Черт, тут ещё хуже. Ну что я за человек такой?!       «Шепард?»       «Ли, прости! Это… я… лучше Горизонт».       «Шепард…» — беспокойство, страх, протест.       «Пожалуйста» — настойчивость, упрямство.       Огонек Лиары словно гаснет, становясь едва заметным.       «Хорошо»       Разрушенная перевалочная база на Горизонте, Кайден, выкрикивающий обвинения мне в лицо, дикая усталость и обида. А потом, холод. Черт его знает, чего я ждал от этой встречи, но в итоге лишь пустота в душе и понимание, что Аленко мне чужой. Просто чужой. «Коммандер Шепард погибла, господин лейтенант» — бросаю я через плечо.       «Шепард…» — сочувствие, облегчение и тут же жгучий стыд за свою радость — «Ой, прости».       «Не за что, он мне действительно чужой» — отголосок старой обиды, равнодушие.       Собрав волю в кулак и словно камнем в витрину, бухаю:       «Ли, ещё… «Омега»       «Зачем?» — недоумение, настороженность.       «Это… будет честно» — страх, стыд и отчаянное стремление идти до конца.       «Хорошо»       Апартаменты Арии. Я встаю с кресла, скидываю пиджак и направляюсь к дивану, под вяло трепыхающуюся в голове мысль, что этот способ забыться ничуть не хуже пьянки до соплей.       Легкий толчок в грудь опрокидывает меня на диван, руки Арии проникают под рубашку, мягко скользят по груди, спускаются на живот, ещё ниже, забираются под тонкую кружевную полоску… Смущенно отворачиваюсь. Вся решительность куда-то испарилась и сейчас смотреть в лицо хозяйке «Омеги» откровенно неуютно.       «Ли, это не то!» — страх переходит в дикую панику, а стыд в желание куда-нибудь провалиться.       «Извини» — ирония, смех, легкое любопытство.       Утро в апартаментах Арии. Привожу себя в порядок перед зеркалом и в отражении наблюдаю за валяющейся на кровати азари. Словно между прочим интересуюсь: «А разве вы с Шепард друзья?».       Та чуть улыбается и, соскочив с постели, ловит меня за руку, разворачивая к себе: «Нет, с Шепард мы не друзья».       Украдкой облегченно вздыхаю, — все же после того что было между нами ночью, подсознательно напрягали возможные проблемы в отношениях. Пусть Ария и восьмисотлетний матриарх, но ведь женщина. А женщины способны из поцелуя в щечку целый роман нафантазировать.       Прижавшись к ней всем телом, легонько касаюсь её щеки губами: «Спасибо за… Ну, в общем, спасибо».       Ария в ответ только насмешливо фыркает, возвращаясь к образу крутого босса: «Чарн тебя отвезет. Только проследи, чтобы Шепард не убила его по дороге».       Меня начинает разбирать смех от понимания, что единственная здесь женщина способная нафантазировать… это я.       «Всё, Ли, мне больше нечего показать» — беспомощность, усталое ожидание.       «Джейн…» — огонёк Лиары ярко вспыхивает, рассеивая темноту.       

***

      Вывалившись из Объятий Вечности, я очумело потряс головой, с некоторым трудом приходя в себя.       — Ты глу-упая! — всхлипнула Т`Сони, соскальзывая с кресла.       — Конечно, конечно, как скажешь, — с готовностью закивал я, подхватывая это синее чудо и устраивая у себя на коленях.       — А я — ду-ура!       — Чушь! Ты самая красивая и умная азари из всех, что я когда-либо видела. И слышала. И знала. И… вообще.       Ну вот, в слезы. А у меня, как назло, платка нет!       — Но почему?!       Я тяжело вздохнул.       — Ли, война ещё даже не началась, а я уже из медотсека не вылажу. Теперь представь мои шансы выжить, когда Жнецы заявятся. Я не хочу, чтобы в шесть часов вечера после войны ты вместо свидания пришла на могилу.       В ответ меня стиснули в объятиях, лихорадочно забормотав куда-то в плечо:       — Джейн, никто не знает, что с нами будет. Даже год вместе — это больше, чем ничего!       — Но потом будет больнее.       — А сейчас?! — Лиара резко отстранилась, утирая слезы ладошкой. — Сейчас мне не больно?! Хватит, Джейн! Не надо решать за меня!       Мне в глаза смотрела уже не миленькая азари, а один из влиятельнейших информационных брокеров Иллиума.       — Ли…       — Хватит, — перебила Лиара, мотнув головой. — Джейн, я устала получать краткие отчеты и радоваться каждому твоему звонку. Если ты… если ты не хочешь, чтобы мы… чтобы… так и скажи. Но только не надо решать за меня.       Ну вот что тут делать? Только обнять и целовать это заплаканное чудо.       — Ох, Ли, посредник ты мой синий, ну куда же я от тебя денусь?       Обмякнув, словно из неё выдернули стержень, Лиара снова прижалась ко мне, пряча лицо на груди, и тихо пробормотала:       — Я устала быть Посредником, синим, серым…       — Как скажешь, — закивал я. — Тогда взорвем «Серый трон» и дело с концом.       — Не на-адо, он хороший, — шмыгнули в ответ.       — Ну конечно хороший, не будем же мы его взрывать.       — Да-а… чтоб он провалился, этот «Трон».       — Ну я и говорю, — заряд в двигатели, и сам рухнет.       Не переставая шмыгать носом, Лиара подняла голову, возмущенно уставившись на меня.       — Шепард…       — Что?       — Ты невыносима!       

***

      Конечно, ни во что такое... ну, во взрослом смысле, этот разговор у нас не перешел. Просто мы ещё немножко поцеловались, чуть-чуть поревели, только уже на пару (я не хотел, честное слово, оно само как-то получилось), а потом Лиара задремала, прямо у меня на руках. Всё же Объятия Вечности весьма утомительны для «ведущей» азари.       Так что уложив тихо сопящую Т`Сони в кровать, я вернулся к себе в каюту. С твердым намерением разобраться, как с письмом Аленко, так и вопросом: откуда у этого, биомать его, рыцаря упрёка, такой приоритет в моей адресной книге?       — Сюзи, почему у сообщений Аленко такой приоритет? — хмуро поинтересовался я, усаживаясь за рабочий стол.       — Указан в настройках вашего «Ежедневника», — немедленно пояснил возникший над терминалом шарик ИскИна.       — В настройках... — медленно повторил я, с трудом подавляя желание побиться о стол головой. «Ежедневник» же был восстановлен из архива с первой «Нормандии». А в настройках я толком и не копался. Сначала как-то не до этого было, а потом закрутился и забыл. Идиот. Полный, законченный, безнадежный.       Мысленно вздохнув, открыл, наконец, письмо Аленко, прочёл, задумался.       Наверное, мне сейчас нужно растаять, обнять терминал и оросить его слезами счастья. Ну в самом деле, какая женщина не растает, читая: «Прости за то, что наговорил… я страдал… ты помнишь ту ночь… она была для меня всем…» и так далее. Хорошее письмо, чувственное. Вот только не совсем понятно, что Аленко имел в виду под фразой: «Джейн, за два года так много произошло, но я готов забыть об этом». Это типа, он два года, пока меня не было, с кем-то там койку мял, но теперь готов «забыть об этом»? Или это он в том смысле «ты умерла, и мне было так плохо, но теперь я тебя прощаю и готов забыть»? Короче, непонятно. Но всё равно трогательно.       — Сюзи… — я уже собрался было приказать запихнуть Аленко в самый черный список, но через секунду передумал. Какой смысл устраивать представление «ты мне больше не дружок»? Это уже на сцену из фильма смахивает: «Я гналась за вами три дня, чтобы рассказать, как вы мне безразличны!».       Так что после краткого раздумья, ограничился коротким:       — Сюзи, перенеси этого паладина Альянса в общий список.       — Выполнено, капитан.       — Ага, спасибо.       Ещё раз перечитав письмо (ну, может я с первого раза чего упустил в порыве пылких чуйств), пожал плечами и отправил его в корзину.       Любовь, конечно, зла… но Зло уж как-нибудь само разберется.       
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.