Another life +33

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Основные персонажи:
До Кёнсу (ДиО), Ким Чонин (Кай)
Пэйринг:
Чонин\Кёнсу
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Миди, написано 72 страницы, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Планирование, контроль, порядок - точнейшее описание жизни До Кёнсу. Его устраивала работа, устраивала машина, устраивала квартира, но в какой-то момент перестала устраивать такая жизнь в целом. В порыве острой жажды изменений Кёнсу встретил Чонина и попросил показать ему какая она, другая жизнь.

Посвящение:
Nanao_Rina и ее бесконечной поддержке :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
P.S. Мелькают ЛуМины и БэкЁли. Куда без них вообще? xD

Глава 6.

1 февраля 2017, 21:32
Еще на подъезде к театру, Кенсу охватила непонятная тревога.

Чонин же нахмурился, когда они вошли в театр, а на пороге и в фойе не было ни одного работника, слышался только приглушенный гул голосов из глубины актового зала. Предполагалось, что с самого утра все дружно займутся уборкой и приведением как внешнего, так и внутреннего вида театра в порядок, а вечером пойдут расклеивать и раздавать рекламные листовки и постеры, оставляя целый день на продажу билетов. Тактика, конечно, не блестящая, но вполне оправданная, учитывая прошлые провалившиеся попытки дать разные спектакли.

- Почему никого нет? – осторожно спросил Кенсу, уверенный, что Чонин в курсе происходящего.

Но Чонин, видимо, не был. Он хмуро шел дальше, к входу в зал, оставляя Кенсу необъяснимое чувство неизбежной катастрофы.

- Крис, ну откуда я мог знать? – возмущенно кричал парень, судя по всему ответственный за заказ флаеров и постеров.

- Ты должен был их проверить! – возмущался режиссёр, а Исин гладил его по руке, стараясь успокоить.

- Интересно, каким образом? – не отступал парень, - Прийти к ним с ордером? С какого перепуга?

Крис в порыве злости сделал несколько шагов вперед, а потом развернулся в противоположную сторону и с рыком обернулся вокруг своей оси. Он был мало сказать взбешен, и Кенсу было почти понятно почему.

- Что происходит? – сухой голос Чонина отвлек труппу, но большая часть людей просто глубоко вздохнула или покачала головами, словно складывая руки, сдаваясь.

- Ты помнишь, что мы заказывали рекламные листовки? – осторожно начал Исин, поглядывая на Криса, закрывшего глаза и пытающегося дышать по фен-шую.

- Наш заказ отменили, - выплюнул Тао, запуская бумажным шариком в Чонина.

Танцор ловко поймал брошенное и, развернув скомканную бумагу, уставился в несколько официальных строчек с гравюрой крупной рекламной компании, в которой еще дедушка Криса делал заказы на афиши и постеры.

«Уважаемый мистер Ву,

Мы с глубоким сожалением вынуждены сообщить Вам, что Ваш заказ удовлетворен не будет. Компания оставляет за собой право отказать в объяснении причин. В связи с запоздавшей заявкой, возврат средств не предусмотрен, поэтому мы желаем Вам хорошего дня и спасибо, что воспользовались нашими услугами,

Директор отдела продаж,
мистер Ким Джэсок».



Чонин читал вслух, выразительно и с холодеющим с каждой минутой голосом, который звенел яростью, как только это короткой сообщение, совершенно бессмысленное и жестокое, закончилось.

- Что значит «без объяснения причин»? – практически прорычал он, разрывая листок на две части.

- Значит, что они просто не хотят выполнять заказ, - сухо ответил Кенсу, прекрасно понимая деловой подтекст.

- И что нам делать? – покачивая ногами, грустно спросила партнерша Чонина. Кенсу опять забыл, как ее зовут.

- Ну, можно быстро организовать новый заказ, - задумчиво проговорил рекламщик, прикидывая, сколько времени займет выполнение, - К завтрашнему утру, если заплатить чуть больше, все может быть готово.

- Нечем платить, - безжизненно подал голос Крис, со шлепком садясь, практически падая, на край сцены и пряча лицо в ладонях.

- Совсем? – практически без надежды уточнил Чонин.

- Мы последние деньги отдали на эту рекламу, - ответил за мотающего в безысходности головой Криса Исин.

- А если скинуться? – предложил кто-то из труппы.

Его идею подхватили остальные, но в совершенно другую сторону – денег ни у кого не осталось. Все, что было можно, уже было вложено в театр. Они четко рассчитали практически никакой бюджет и оставили на рекламу необходимую сумму.

- Все пропало, - выдохнул Крис, окончательно поникая.

Кенсу же, слушая спор, не верил, что подобная наглость вообще возможна. Очевидна была и причина отказа и невозврата средств, да и все остальные ее видели, но главной проблемой была именно нехватка средств и, как выяснилось, доверия к агентствам и страх очередного возможного провала.

Правда у рекламщика еще давно, на задворках мыслей, появилась идея. Отличная, совершенно шикарная идея, зажегшая в нем его профессиональную креативную душу. Он даже не смог сдержать счастливой улыбки, едва только в голове всплыло это великолепное решение проблемы.

- Чонин, пойдем, - уверенно позвал Кенсу, хватая танцора за руку, - У меня есть одна идея и мне нужна твоя помощь.

- Что за идея, - с вселенской усталостью простонал Крис, не веря в Кенсу ни на секунду, по всей видимости, - Хочешь продать нас с молотка?

- Кажется, мы это уже проходили, Крис, - приторно улыбаясь, проговорил рекламщик и обернулся к остальной труппе.

- Ребята, все будет хорошо, - со стопроцентной уверенностью начал Кенсу, - Мы сможем это преодолеть, и я помогу вам, но для этого мне нужно кое-что сделать. Я прошу вас успокоиться и продолжать наводить порядок, как только мы с Чонином закончим, то тут же вернемся и поможем доделать, что нужно.

- Почему мы должны тебе доверять? Кто ты такой вообще? – проворчали некоторые артисты.

- Потому что ему доверяю я, - вступился Чонин, приводя до этого уверенного Кенсу в смятение. Он не ожидал, что танцор так быстро положится на него, учитывая, что именно Кенсу все это время вел себя как маленький не смышлёный ребенок.

Крис, отчаявшись окончательно, встал со своего места и подавленно поплелся в сторону своего кабинета, а за ним пошел и Исин, лишь ненадолго обернувшись и прошептав «Удачи, я прослежу, чтобы все готовились».

- Куда мы едем? – по-деловому поинтересовался танцор, заводя мотоцикл.

- Ко мне домой, - даже с какой-то непонятной тоской ответил Кенсу, крепко прижимаясь к парню, набирающему скорость, но так ничего не ответившему.

***

Возвращаться в собственную квартиру, с которой было связано много не совсем приятных воспоминаний, было даже немного страшно. Кенсу еще на лестнице захотелось сбежать обратно в студию Чонина и забыть, что причина, приведшая его сюда, благородна и оправданна. Но с этими стенами ассоциировались месяцы отчуждения, ссор с родителями и бесконечный контроль. Единственная вещь, не позволявшая сбежать, лежала где-то в ящике компьютерного стола.

- А квартира у тебя неплохая, - присвистнул Чонин, лениво оглядывая обстановку.

- Ага, - глухо отозвался Кенсу, стремительно проходя вглубь квартиры и вытаскивая ящик за ящиком, в поисках необходимых вещей.

Он хорошо помнил, что оставил визитку с номером телефона своего хорошего друга где-то в документах на увольнение, только и их найти не мог. А без этого самого друга он вряд ли сумеет найти способ помочь театру. Подцепив кипу документов разной степени давности и важности, парень выронил на пол свою сберегательную книжку. В голове возникла еще одна идея и он, после короткого поиска личной печати, убрал все вместе в карман куртки.

В столе визитки не оказалось, поэтому Кенсу, игнорируя заинтересованный и несколько растерянный взгляд Чонина, примостившегося в проеме двери, кинулся обыскивать другие места, где мог хранить или затерять важные документы: корзинку с почтой в коридоре, свою рабочую сумку и даже прикроватную тумбочку. Но нужная бумажка все не находилась.

- Черт, черт, черт, - сквозь зубы проругалсяКенсу, оглядывая квартиру в поиске дополнительных возможностей хранения.

- А в мобильник ты его номер не забил? – поинтересовался заскучавший Чонин, которому Кенсу до этого успел вкратце рассказать, что они ищут и зачем.

- Нет, - покачал головой рекламщик, - Он дал мне свою визитку, когда меня уволили. Я как раз собирал вещи, Хенщик пришел попрощаться…

Кенсу, наконец, вспомнил, куда засунул визитку друга, поэтому чуть ли не бегом побежал в спальню, ища на дне шкафа небольшую коробку с личными вещами, которую от злости запихнул куда подальше, потому что увольнение радостным событием не было. Высыпав содержимое на пол, рекламщик очень быстро среди рамок и разных офисных штучек нашел небольшую белую карточку с названием своего старого рабочего места.

- Вау, и кровать у тебя побольше, - присвистнул Чонин, проследовавший за Кенсу.

- Я нашел визитку, Чонин, - отвлекая танцора и одновременно безнадежно краснея, позвал рекламщик.

- И что мы будем делать дальше?

- Во-первых, уйдем отсюда, - Кенсу не утруждал себя уборкой, а просто перешагнул разбросанные вещи и направился на выход, даже не заглянув на кухню или в ванную, например, чтобы проверить, все ли в порядке в его отсутствие.

Однако в коридоре Кенсу внезапно остановился, поймав свое отражение в зеркале и вспомнил, что за эти несколько дней ни разу не менял свои вещи. Белье он стирал на ночь, занимая треники Чонина как пижаму после того, как принимал у него душ, но вот джинсы были не очень чистыми, как и общее ощущение, замечать которое раньше не было сил.

- Чонин, - коротко позвал он парня, - В холодильнике должно было остаться что-то из нескоропортящихся продуктов, чайник найдешь, а если устал – моя кровать в твоем распоряжении.

- Ты куда-то собрался? – удивленно спросил танцор, подходя ближе к Кенсу.

- Хочу зайти в душ, побриться своей бритвой и сменить одежду, - пояснил рекламщик, возвращаясь в комнату и доставая из шкафа свежую пару черных джинс и черную же футболку. – Я быстро.

- Ладно, - отмахнулся парень и с удобством устроился на двуспальной кровати.
На выходе из дома спустя час у рекламщика даже закружилась голова, словно от глотка свежего воздуха, после пребывания в вакууме. Его не тянуло обратно, он совершенно не скучал. Это место все ещё приносило тупую боль и неприятные эмоции.

- Не могу понять, почему ты сбежал от того, что имел, - пожал плечами Чонин, - Хотя ты бы не понял и меня, узнав от чего отказался в свое время я.

***

Разговор с Хёнщиком поднял настроение и Кенсу и Чонину, потому что парень согласился отменить все дела и встретиться с ним в свой обеденный перерыв, дабы обсудить важность и скорость проекта, который предстояло оформить в кратчайшие сроки. Хенщик вообще-то был очень рад слышать, что с Кенсу все в порядке и он (на вид) не унывает.

- Здравствуй, давно не виделись, - с улыбкой поздоровался посвежевший Кенсу, присаживаясь за столик в Старбаксе.

- Привет, Кенсу, - поприветствовал темноволосый парень в строгом костюме, широко улыбаясь и Чонину. – А ты?

- Ким Чонин, - вежливо представился танцор, присаживаясь на стул недалеко от Кенсу.

- Кенсу сказал, ты работаешь в этом театре? – с интересом поинтересовался Хенщик, отпивая из кружки свой кофе.

- Чонин ведущий актер, - пояснил за танцора рекламщик, чувствуя себя как никогда легко в общении с человеком, с которым раньше всегда смущался и нервничал. Собственно, как и со многими другими.

- А ты изменился, Кенсу, - точно подметил его бывший коллега, - Приятно увидеть тебя спустя столько времени. Я беспокоился. Увольнение было для тебя ударом, я сразу почувствовал.

- Было, - согласился Кенсу, - Но я справился и пережил этот момент, во многом благодаря Чонину. Он вовремя встретился на моем пути.

- Круто, - кивнул парень, подмигивая Чонину, у которого складывалось двоякое и почему-то не очень приятное отношение к Хенщику, - Так в чем проблема?

- Нам нужен срочный заказ, - Кенсу сразу перешел к делу, пододвигая стул ближе,

- Пять десятков постеров, тысяча обычных листовок, афишы и, если ты сможешь помочь, размещение информации на всех интернет кассах, которые согласятся продавать нас в короткие сроки.

- Не хило, - протянул Хенщик, откинувшись в кресле и задумываясь, - А когда премьера?

- В пятницу, - ответил Чонин.

- Это же через два дня, - Хенщик нахмурился, обдумывая объем работы и данное ему на это время, - Кенсу, ты же в курсе, что срочный заказ оформляется минимум за неделю до события, если это касается театральных представлений, концертов и выставок. Это и в рекламных соображениях тоже. Мы можем сделать все и за несколько часов, но данного времени мало, чтобы заставить публику прийти в ваш театр.

- Я знаю, Хенщик, - согласно кивнул Кенсу, - Но у меня есть несколько идей для ускорения распространения информации. Нам нужны от тебя только материалы.

- Допустим, но даже с дружеской скидкой все это будет стоить прилично в главной степени из-за ограниченных сроков.

- Кенсу… - протянул Чонин, вспомнивший, что эту проблему они еще не обсуждали.

- У меня достаточно денег, - уверил друга Кенсу, специально не глядя на Чонина, который еще сильнее помрачнел от этих слов.

- Тогда давай эскиз, я сделаю все к вечеру, - потер руками Хенщик, но тут же замер, глядя в шокированное лицо рекламщика, который с каждой секундой все сильнее хмурился.

- Только не говори, что у вас нет эскиза, - положив руку на лицо, простонал темноволосый парень, - Ты же понимаешь, что без готового эскиза даже до завтра листовки не напечатать.

Кенсу поглядел на Чонина, который все прекрасно понял и уже по-настоящему расстроился. Он хотел помочь, но отсутствие эскиза ставило в тупик. А его глупая забывчивость сильно раздражала, потому что как можно было считать себя профессионалом и забыть, что чтобы что-то напечатать надо иметь, что печатать. И теперь их Снежная королева обречена на провал. Им перекрыли воздух, и тут даже наличие денег не спасет, потому что постер должен быть оригинальным, а его создание займет много времени, потому что этот процесс самый трудоемкий в их работе.

И видимо застывший за долгие месяцы простоя мозг Кенсу наконец решил начать выдавать отличные идеи, как когда-то во время рабочего мозгового штурма. Он нашел, за что зацепиться и быстро сбегав на кассу, удивив своим порывом и Чонина и Хенщика, вернулся с карандашом и листком бумаги. Быстро набросав эскиз под заинтересованные поначалу и весьма одобрительные в конце взгляды, Кенсу подписал в углу цветовую гамму и необходимые поправки вместе с названием и списком актеров, а затем передал Хенщику.

- Печатайте так.

- Ты уверен? - скептически уточнил Хенщик, рассматривая нарисованные линии и штрихи.

- Как ты думаешь, Чонин? – Кенсу передал листок в руки танцора, все-таки это была его постановка.

- Мне нравится, только… - с одобрительной улыбкой согласился Чонин, разглядывая бумагу в руках и исправляя название театра и постановки. – Теперь все правильно.

***

Хёнщик позвонил ближе к вечеру и объявил, что поднял на уши всю компанию, но в кратчайшие сроки напечатал необходимое количество постеров и флаеров. Он даже успел кинуть информацию по многим сайтам и разослать приглашения в Клуб пенсионеров, которых пригласил Кенсу.

К сожалению, не все Интернет-ресурсы, получившие запросы, согласились участвовать в продаже, но три более-менее крупных разместили у себя информацию о спектакле и театре. Но для усиления эффекта, Хенщик и несколько его знакомых блоггеров кинули посты о «восхитительной, новейшей танцевальной постановке», используя отсканированный эскиз Кенсу.

Кенсу и Чонин посоветовавшись, решили воспользоваться машиной рекламщика, чтобы забрать и завести в театр все образовавшиеся коробки. Им пришлось сделать крюк, чтобы оставить мотоцикл Чонина около его дома и забрать машину Кенсу, но прибыв в указанную Хёнщиком типографию, это оказалось вполне оправданным действием. Все коробки и свертки едва уместились в салоне и багажнике машины, а в мотоцикле их сложить было бы в принципе негде.

- Почему ты поменял название? – запоздало вспомнил свой вопрос Кенсу, выезжая на шоссе, ведущее к театру.

- Потому что мы не ставим стандартную Снежную королеву, - серьезно объявил Чонин, чувствуя себя странно без своего мотоцикла, да и не за рулем. – Главный герой – Кай. Кай – мальчик со своими трудностями взросления, взаимопонимания с семьей, поиска себя. И то, какой выбор он в итоге сделает, - наш сюжет. Ты же не видел всего спектакля.

Чонин вдруг тепло улыбнулся, резко поворачиваясь к Кенсу.

- Я только сейчас понял, что еще никто не видел целого спектакля. Даже актеры. Это одновременно пугает и будоражит. Я верю, что Крис знает, что делает,- парень скрепил руки в замок, немного ерзая на стуле, пока Кенсу вел машину и одним глазом поглядывал в его сторону. – Ты знаешь, что только я и Крис видели полный сценарий?

- На самом деле? – Кенсу резко повернулся к танцору. Хорошо, что они стояли на светофоре, и ничего опасного не могло произойти.

- Да, - кивнул Чонин, теперь глядя в окно и замечая вдалеке здание театра. – Надеюсь, все получится.

Кенсу снял руку с руля и уверенно улыбнулся парню, стараясь поделиться с ним своей убежденностью.

- Все получится, Ким Кай.

***

- Это просто охрененно! – Тао пищал от восторга, размахивая флаерами.

Он был первым, кого парни встретили на входе в театр, но вскоре на его крики сбежались и остальные артисты, да и режиссер подоспел.

- Вау, - нахмурившись, выдохнул Крис.

Он как-то странно уставился в постер среднего размера, очень внимательно разглядывая его и словно что-то выискивая. Крис задумчиво и придирчиво изучал каждую черточку, каждое имя и название. И молчал.

- А почему название другое? – поинтересовалась партнерша Чонина (и Кенсу наконец вспомнил, как ее зовут).

- По многим причинам, Минё, - ответил Кенсу, нервно глядя в сторону хранящего гробовое молчание режиссера. – Его Чонин поменял, вообще-то.

- Это название нашего спектакля, - наконец выдохнул Крис. – Я его изначально таким задумывал. Откуда ты знал, Чонин?

- Ты хранишь рукописи в неподходящих местах, Крис, - виновато улыбнулся танцор, - Да я и до этого догадывался.

- А кто рисовал эскиз? – дернув губой в кривой полуулыбке спросил их режиссер. – Наша версия была совершенно другой.

- Кенсу, - посмотрев на смущенного рекламщика, ответил Чонин.

Крис перевел нечитаемый взгляд на рекламщика и несколько мгновений молчал, прежде чем аккуратно положить постер сверху на коробку к остальным, а потом, преодолев в несколько шагов разделяющее их расстояние, обнял Кенсу. У того даже сердце чуть не остановилось. Преимущественно от страха, потому что неожиданные нежности от вечно ругающегося и ворчащего на него Криса для парня были в новинку.

- Спасибо, - выдохнул режиссер, сжимая объятия еще сильнее.

- Ты его задушишь, Крис, - с ноткой игривой ревности протянул Исин, вставая рядом с Чонином. – Ну что, когда будем развешивать?

Крис отпустил Кенсу так же резко, как и схватил.

- Ты и я останемся здесь, чтобы повесить афиши и привести в порядок кассы, - командирским голосом ответил Крис, у которого в глазах горела решимость. - Чонин и Кенсу идут клеить постеры возле всех возможных достопримечательностей в центре, желательно взять с собой немного флаеров, чтобы по возможности раздавать заинтересованным людям.

- Крис, - осторожно позвал Кенсу, - Нужно обязательно приклеить несколько постеров возле крупных кинотеатров и станций метро. И конечно университеты.

- Хондэ с Мёндоном, - протянув руку, вскрикнула Минё, - Мы с девочками берем эти улицы. Народу всегда много, повесим постеры и раздадим флаеров.

- Отлично, - согласился Крис одновременно с Кенсу, а потом они одновременно улыбнулись друг другу, сочтя это хорошим знаком, - Все остальные выбрали себе точки и бегом, нужно успеть сделать это сегодня вечером, от нашей скорости зависит наш успех!

- Файтин! – закричали артисты в разнобой.

- Не так, - поправил Крис, затем показывая отсчет пальцами, - Раз, два, три!

- ФАЙТИН!!! – одним голосом на два десятка работников и артистов.

Чонин и Кенсу дали пять друг другу, а потом и остальным парням и девушкам, набившим сумки и рюкзаки важнейшими в их жизни бумажками. Воодушевление царило среди всех этих людей, мигом забывших многие месяцы проблем и невзгод.

***

Довольные и веселые, парни завалились в квартиру Чонина в двенадцатом часу ночи. Задорный смех и глупые шутки сопровождали весь их путь до дома. Замученные физической работой, они все же не могли перестать получать удовольствие от происходящего, мечтая о завтрашнем дне.

Скинув с себя ботинки, Кёнсу откинулся спиной о стену, прикрывая глаза. У противоположной стены его действия, словно в зеркале, продублировал танцор. Оба парня пытались отдышаться от захвативших их радостных эмоций. Это было странное и непередаваемое чувство, будто все скрытые переживания освободились и вырвались наружу в виде смеха и какого-то подобия счастья. Особенно для Кёнсу.

- Давно я так не смеялся, - со смешком высказался парень, приоткрывая глаза, но тут же замирая и чувствуя, как его захватывают какие-то неконтролируемые эмоции.

Дело было во взгляде Чонина, который откровенно любовался стоящим возле стены невысоким парнем. Его пересохшими от долгих разговоров губами, неспокойно вздымающейся грудью и чуть покрасневшими щеками. Чонин в какой-то момент осознал, что держаться невозмутимо в стороне уже больше не сможет, но постарается, если Кёнсу не проявит ответных эмоций, действий.

Но для Кёнсу взгляд был всего лишь изучающим и немного похотливым. Или не немного, потому что когда танцор поднял глаза и встретился с парнем взглядом, того затопило. Просто лавиной, волной затянуло на дно, откуда уже не хотелось, если честно, выбираться. Чонина встретил прямой, все понимающий, и такой согласный взгляд. Зеленый свет был дан.

Мгновение спустя, оба парня сорвались со своих мест навстречу друг другу, все так же молчаливо, но весьма целенаправленно.

Первый поцелуй вышел скомканным, они стукнулись зубами, но спустя пару секунд оба парня подстроились друг под друга, словно всегда знали, чего хотели. Кенсу целовал, задыхаясь от охватившего безумия. Чонин целовал, настойчиво прокладывая себе путь к сердцу рекламщика, копая себе глубокую яму, из которой не собирался вылезать.

Их обоих охватила настолько сильная эмоциональная волна, что с огромным усилием воли оторвавшись друг от друга, парни смотрели друг другу в глаза и часто дышали. Чонин обхватил голову Кенсу за шею, зарывая пальцы в волосы на затылке и не отрывая взгляда. Кенсу дублировал его действия.

- Боже, Кенсу, - прохрипел Чонин, прикрывая веки.

- Да, - выдохнул Кенсу, следуя за ним, - Да, я тоже это чувствую.

Чонин втянул воздух с шумом, а потом вновь коснулся губ рекламщика, проводя языком по нижней губе. Он не торопился углублять поцелуй, просто обводил контур пухлых губ Кенсу. Спустя несколько мгновений, он все же поцеловал парня, делая это медленно, но очень чувственно.

Кенсу горел.

Хотелось отдать себя без остатка, раствориться в этом чувстве и больше не существовать, но единственным доступным действием было снять с Чонина куртку. Снять с Чонина рубашку, снять с Чонина ремень и расстегнуть брюки, пока тот целовал так, что помутнялось сознание, подкашивались коленки и становилось безумно горячо.

- Ты торопишься, - зачем-то прошептал Чонин.

- Это ты слишком медленный, - передразнил Кенсу, стягивая собственную футболку.

- Ах, - только и мог выдохнуть танцор, рассматривая обнаженного Кенсу словно в первый раз.

Рекламщик мог бы смутиться, но именно сейчас ему было глубоко наплевать, как он выглядит и как его можно понять, ему просто очень хотелось, наконец, почувствовать, что значит быть с Чонином до конца.

Танцор сделал шаг вперед, прижимая Кенсу к холодной стене и вновь горячо целуя. Парень словно не мог напиться воды в знойный день. Он делал короткие перерывы лишь для глотка воздуха и продолжал целовать и целовать, оглаживая спину, руки и грудь рекламщика, чувствуя, как парень делает это в ответ с нарастающим нетерпением.

Подхватив Кенсу под ягодицы, Чонин приподнял его и прижал к стене. Рекламщик, почувствовав интимное соприкосновение с танцором, закинул голову назад от непередаваемых ощущений и судорожно вдохнул.

- Держись, - сказал Чонин, прижимаясь губами к ключице парня и направляясь к кровати.

Упав на простыни вместе, парни весело засмеялись и вновь посмотрели друг на друга, понимая, что теперь им обоим не выбраться. Поцелуи возобновились, а горячие руки исследовали тела. Чем меньше оставалось одежды, тем меньше оставалось секретов.

***

Пережитые эмоции не давали парням уснуть, каждый из них обнимал другого крепко, но думал о своем, хотя в целом об одном и том же.

- Мне нужно еще в одно место съездить, - утомленный парень резко приподнял голову с плеча Чонина, на котором лежал последние полчаса.

- Мы разве что-то забыли? – удивился Чонин, полусадясь на кровати и глядя на сидящего с краю Кенсу.

- Не совсем, - покачал головой рекламщик, вставая с кровати и ища взглядом свои джинсы. – Но это важно.

- Так поздно? – танцор нахмурился, глядя на часы и за окно, а потом снова на Кенсу, - С тобой съездить?

- Не надо, - парень покачал головой, находя на полу и свою футболку. – Я быстро. Тем более тебе стоит выспаться, завтра важный и тяжелый день.

Перед выходом Кенсу наклонился и поцеловал Чонина горячо и настойчиво, у танцора снова перехватило дыхание. Так, словно давал обещание.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.