Ученик Дракона.

Naruto, Fairy Tail (кроссовер)
Гет
R
Заморожен
686
автор
shadow_mouse бета
Размер:
Макси, 152 страницы, 18 частей
Описание:
Кто такие Скитальцы? Души с сильным магическим потенциалом и помнящие свои прошлые жизнь? Что будет, если одни из них займет место Нацу Драгнила? Что в таком случае ждет мир Фейри Тейл?
Примечания автора:
Уважаемые читатели, оставляйте пожалуйста свое мнение о данной работе. Мне интересно знать чем вас привлекла работа, какие вы увидели недостатки и раскрытие каких моментов вы бы хотели увидеть в первую очередь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
686 Нравится 157 Отзывы 463 В сборник Скачать

Глава VIII.

Настройки текста
      Полуденное солнце щедро одаривало землю летним теплом, у строящегося здания гильдии Фейри Тейл было многолюдно. Сидя за барной стойкой, Нацу отстранено наблюдал за всем происходящим. Лишь несколько дней назад он смог выбраться из лап Грандины, которая не хотела выпускать его до полного выздоровления, и лишь вмешательство Макарова избавило его от пристального надзора целительницы. Но вот пользоваться магией бывшая драконица всё же запретила, ссылаясь на то, что из-за неё некоторые настойки теряют свою целебную силу, и лечение может затянуться.       — Внимание всем! Начиная с сегодняшнего дня мы снова можем принимать заказы на работу! — радостно сообщила Мираджейн всем собравшимся. — Хотя прошло много времени, мы должны трудиться изо всех сил!       Округу тут же огласили радостные крики магов гильдии, уставших заниматься строительством и нескончаемым допросом от рунических рыцарей, и с большим энтузиазмом бросившихся к доске заданий. Зал тут же заполнился ещё большим шумом и гамом.       — Чему ты так радуешься? — спросила подошедшая к стойке Люси Миру. — Обычно они только пьют и валяют дурака. Кстати здесь нет Локи?       — А что, ты тоже поддалась его обаянию? — ехидно поинтересовалась Штраус.       — Нет! — быстро отреагировала Хартфилия, энергично замахав руками. — Просто, кажется, он помог найти мои ключи, поэтому я хотела поблагодарить его…       — Хм.. Если увижу его — передам, — сказала сребровласка, выставляя на стойку очередную партию выпивки. — Ты так просто говоришь о том, что потеряла ключи. Звездные духи разозлились?       — Это… уже… гораздо хуже, — убито ответила блондинка, вспоминая вечерний разнос от Водолея. — У меня от одной мысли об этом попа гореть начинает…       Дальше разговор девушек Драгнил уже не слушал, обратив внимание на начинающуюся перепалку Эрзы и Лексуса. В ауре последнего Нацу явственно ощущал наличие чего-то чужеродного.       — Ты посмел сказать это снова! — зло проговорила Скарлетт, отправляя в полет столик, за которым сидел громовой убийца драконов.       — Я выражусь яснее! В этой гильдии нет места слабым ублюдкам! — нагло заявил внук Макарова, наслаждаясь происходящим.       — Ублюдок… — прошипела обладательница огненно-красных волос, потянувшись за клинком, но вовремя себя одернувшая.       — Когда на тебя смотри свысока гильдия вроде Фантом, это так унизительно… На вас смотреть противно, — продолжал гнуть свою линию громовой убийца драконов.       — Лексус вернулся? — удивленно спросил Хэппи, усевшись рядом со своим напарником.       — Этот ублюдок не успел вернуться, а уже начал поливать нас грязью, — зло сплюнув, проговорил Грей.       — Лексус же лорд-маг… — пролепетала Люси, внутренне содрогнувшись.       — Я говорю о вас! — указывая в сторону подошедших членов команды Теневой механизм, проговорил Дрейар. — Я слышал что вас, детишки, побил Железный Убийца Драконов Гажил? Кстати как вас зовут? Кто вы, детишки? Я вам скажу! Вы — позор Гильдии!       Напряжение нарастало. Леви с напарниками молча выслушивали Лексуса. Не выдержав, Люси вмешалась .       — Ты слишком много… — попыталась возразить Дрейару Хартфилия.       — Ая-яй-яй, уж не принцесса ли это, из-за которой весь сыр-бор? — смерив блондинку холодным взглядом, спросил драконоубийца.       — Лексус! — громко прокричала Мираджейн, привлекая его внимание к себе. — Тема закрыта! С самого начала никто никого ни в чем не обвинял! Ты не участвовал в битве, так что не подливай масла в огонь! Так сказал Мастер!       — Конечно, это не имеет ко мне отношения, — согласился блондин, — но если бы я был там, я бы не проиграл, тем более, там позорно.       — Хм… И это говорит маг, который в то время, пока гильдия сражалась против Фантома, находился в Магнолии, но не решился вмешаться в бой, — не отрываясь от своего обеда проговорил Нацу. — Ты просто жалок, Лексус.       Все собравшиеся перевели взгляд на огненного мага, который, взяв стакан чая, повернулся лицом к Дрейару. Многие с удивлением для себя отмечали перемены, произошедшие с огненным магом за время его двухнедельного отсутствия.       — Нацу, — удивлено прошептала Эрза, боясь, что Лексус сейчас устроит с ним драку, а тот практически не может пользоваться магией.       — И это мне говорит тот, кого и близко не было рядом с Магнолией? — оскалившись, проговорил блондин, перемещаясь вплотную к Драгнилу. — Ты сейчас даже не способен за себя постоять, и все равно пытаешься меня позлить?       — Я бы на твоем месте спросил у старика, где я был, и чем занимался, пока ты смотрел, как разрушаю нашу гильдию. И, на твоем месте, я бы не был так самоуверен, иначе род Дрейар, может прерваться на тебе, — едва слышно ответил Нацу, указывая глазами вниз, где в опасной близости к достоинству драконоубийцы находился кунай, — если я не могу создать заклинания, это не значит, что я не могу прикончить выскочку вроде тебя.       — Если я стану следующим главой гильдии, то вышвырну к черту всех слабаков! И всех, кто попытается идти против меня! — перемещаясь подальше от огненного мага, заявил Лексус, на последних словах бросая убийственный взгляд на Нацу. — Я создам сильнейшую гильдию! Гильдию, на которую уже никто не посмеет смотреть свысока. Сильнейшую гильдию в истории!       — Давай, давай, катись уже отсюда, клоун, — себе под нос пробормотал Драгнил, возвращаясь к уже остывшему обеду.       — Следующим главой гильдии… Что за чушь он несет? — возмутилась Люси, которую всё случившееся сильно озадачило.       — Вообще-то, не совсем чушь… — вздохнула Мира, решив просветить блондинку. — Лексус — внук Макарова.       — Что? — удивлено, воскликнула Хартфилия.       — Поэтому, если мастер уйдет в отставку, вероятность того, что его место займет Лексус, очень высока, — неутешительно констатировала Штраус.       — Как? Как такое может быть? Но… я совсем не хочу, чтобы мастером стал человек, который вот так относится к своим товарищам… — растерянно проговорила блондинка.       — Ходит слух, что именно поэтому Мастер, не может уйти в отставку, — поделилась информацией Мираджейн.       — Ждет, когда этот парень повзрослеет? — с надеждой спросила Хартфилия.       — Возможно, но это только слух. На самом деле, Мастер ещё ни слова не сказал насчет приемника, — обнадеживающе улыбнулась Штраус, стараясь успокоить собеседницу.       — Вот ублюдок, весь аппетит испортил, — недовольно проворчал Нацу, отставляя свой обед. — В следующий раз я ему точно врежу. Спасибо, Мира, было вкусно.       — Забудь… Свяжешься с ним — проблем не оберешься, — решила остудить Нацу Эрза. — Как насчет кое-чего другого? Не хочешь немного поработать?       — Чегось? — удивленно смотря на мило улыбающуюся Скарлетт, спросил огненный маг.       — Естественно, Грей и Люси тоже должны пойти, — обломала Ученика Дракона обладательница огненно-красных волос.       — А? — непонимающе выдавил из себя Фуллбастер, не понимая, к чему клонит Титания.       — Чего? — растеряно пробормотала Люси, уже собираясь убраться подальше.       — Еще с Эйзенгардского инцидента мы держимся вместе. Мы как маленькая команда, вы так не думаете? — поинтересовалась Алая, обводя их взглядом. — Нас четверо, а если считать и Хэппи, то пятеро.       В зале сразу стало шумно, многие стали кричать, что наконец сформирована сильнейшая команда гильдии, согласны с этим были не все, но под кучей доводов от остальных магов они быстро поменяли точку зрения.       — У нас и работа уже есть! Надо разобраться с нелегальной магической школой в пригороде Лобинасу, — известила остальных Эрза, даже не обращая внимания на их удивленные лица. — Идем!       Вечер этого же дня.       Сидя поздно ночью на вершине каркаса строящегося здания гильдии и медленно попивая пиво, Макаров размышлял о прошедшем суде, на котором гильдию оправдали, и о том, кто бы мог стать его надежной заменой на посту.       — Уйти в отставку... — делая очередной глоток, спросил сам себя Дрейар. — Вместо старого здания гильдии построили новое. Если смотреть с этой стороны, то и мастер тоже должен быть новым. Лексус? Но его образ мышления - сплошная проблема, так что не вариант… Мистиган? Тоже нет, он же отшельник до мозга костей… Если смотреть под таким углом… Будь Эрза чуть постарше… Ну, и, конечно же, Нацу, он бы легко справился с местом мастера гильдии, но вот как объяснить такое назначение, просто ума не проложу, да и у него одна Эрза на уме. Ромео недоделанный… Беда, однако…       — Мастер, так вот где вы прячетесь! — прервала его раздумья Мира.       — Э? — глубокомысленно изрек Макаров, чуйка которого вопила об очередных неприятностях, устроенных его детками.       — Похоже, снова кое-что случилось, — мило улыбаясь, помахала пачкой листов Мираджейн. — Эрза и Грей уничтожили половину дороги, пока выполняли свою работу. Совет требует, чтобы мы возместили ущерб... Ой! Мастер? Что с Вами?       — И как я могу уйти в отставку в такой ситуации? — громко прокричал Дрейар, со злостью пиная кружку, и выкидывая куда-то вдаль свой посох.       Утро следующего дня.       Наутро Мира, как всегда, работала за барной стойкой, когда напротив села Люси, и просто рухнула лицом вниз.       — Выглядишь усталой, Люси. Что-то случилось? — поинтересовалась обеспокоенная Штраус.       — Я без сил, — всхлипывая, ответила блондинка.       — Ну, это похоже на принцессу, — собирая в пачку бумаги, заметила серебровласка.       — Я не она! Я не возьму из дома ни гроша! — возмутилась Хартфилия, бросая на Миру недовольный взгляд. — С другой стороны, даже если у меня будет хорошо оплачиваемая работа, Нацу и Грей разрушат что-нибудь, и на оплату ремонта уйдет вся награда… Кстати где они?       — Ну, Грей ушел куда-то с Джувией, ну, ты её должна помнить, а Нацу Эрза утащила на тренировку, — проговорила Мира, покачав головой.       — Кстати, что решил Мастер на счет Джувии? — с интересом спросила Люси.       — Пока за ней будет проглядывать Фуллбастер, всё же, с его специализацией, проще всего справиться с этого магерессой, а там мастер решит, — пожала плечами Штраус.       — И на какую тренировку потащила Эрза Нацу? Разве он может нормально пользоваться заклинаниями до того, как Полюшка-сан снимет с него все лечебные примочки? — непонимающе проговорила Хартфилия.       — Поверь мне, Люси, умения Нацу не ограничиваются только заклинаниями и магией драконоубийцы. А теперь, извини, мне пора работать, — исчезая в подсобном помещении, сказала Мираджейн.       Где-то в горах близь Магнолии.       Небольшой горный луг, покрытый невысокой травой, с большой относительно ровной площадкой, с небольшим ручьем, делящим его практически на две равные половины. Драгнил в сопровождении Эрзы несколько часов искал это место.       — Ну, что? Думаю, можем начинать, — призывая из печати на руке простую катану, предложил Нацу, чем вызвал у Алой некоторое замешательство, ведь призыв оружия - магия магов-эпиков.       — Когда ты научился призывать оружие? — недоуменно спросила мечница, число вопросов к огненному магу росло ежедневно. — И как ты с этим собираешься противостоять мне?       — Это не магия экипировки. Увидишь. Нападай! — скомандовал огненный маг, решив оставить разговоры на потом.       Второй просьбы не понадобилось. Призвав один из клинков, девушка стала наседать на Драгнила. Но, к её удивлению, тот легко парировал удары, и в момент, когда она уже решила, что достала его, резко вывернулся из-под удара, и выбил клинок из её рук.       — Вижу, ты не воспринимаешь меня всерьез. В таком случае, я сделаю вот так. Техника печати: подавление, — мгновенно складывая серию ручных печатей и прикасаясь ко лбу замершей Эрзы, недовольно проговорил Нацу. — Вот теперь мы на равных.       Но Скарлетт вряд ли была с этим согласна, привычный доспех стал вдруг на удивление тяжелым, так что Титании пришлось сменить его на простую белую рубашку и свободные серые брюки, руки едва могли держать клинок, так что его место быстро заняла легкая катана.       — Что ты такое со мной сделал? — удивленно спросила девушка.       — Ничего особенного, просто лишил тебя возможности пользоваться девятью десятыми твоей манны и части твоей физический силы, то есть создал ситуацию, когда ты близка к магическому и физическому истощению, — спокойно ответил юноша, вставая в атакующую стойку. — Именно в такой ситуации маг способен совершать, то, что он не мог даже вообразить.       Последовав его примеру обладательница огненно-красных волос приняла защитную стойку. Мгновение, и огненный маг оказался рядом с ней, нанося сильный рубящий удар, сменившийся в конечной точке колющим выпадом, уклониться от которого девушка смогла только благодаря своей отменной реакции. После чего Нацу стал юлой крутиться вокруг нее, осыпая градом ударов с разных сторон, под разными углами и с разной силой.       Постепенно, на рубашке Эрзы появилось множество порезов и отверстий от лезвия катаны Драгнила, штаны непонятным образом превратились в короткие шорты, но при этом на теле не было видно не одного пореза или синяка. Скарлетт так же смогла несколько раз подловить своего соперника и оставить на его теле несколько кровавых отметин. С каждой минутой защищаться становилось проще, тело девушки уже само реагировало на удары, умело парируя и блокируя коварные выпады.       — Думаю, на сегодня хватит, — разрывая дистанцию и устало дыша, пропыхтел юноша.       — Ты плохо выглядишь, с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросила Скарлетт, видя, как с партнера градом течет пот, и что тот едва стоит на ногах.       — Все нормально, сейчас просто немного посижу, отдышусь, и буду как новенький, — переводя дыхание, ответил Драгнил. — А ты, гляжу, почти в норме.       — Да, странное ощущение, словно в меня, кто-то влил силу извне, — бодро рассекая катаной воздух, ответила Эрза, после чего, пристально посмотрев в глаза огненного мага, задала вопрос. — Может, расскажешь, где научился так владеть катаной?       — Давай сначала смоем пот, а потом я расскажу тебе все, что твоей душе угодно, — убирая катану обратно в печать, предложил Драгнил.       — Хорошо, но потом не пытайся отказываться, — протягивая руку сидящему на земле магу, сказала мечница.       С благодарностью приняв помощь, Нацу побрел в сторону ручья, погрузившись в свои мысли. Найдя небольшой бочаг в нем, маги быстро привели себя в порядок. Собрав хвороста и дров, развели костер, развесив вокруг одежду.       — Можешь начинать свой допрос, — устало вздохнув, проговорил Саламандр после того, как снял печать подавления.       — Если ты не хочешь, то можешь мне ничего не рассказывать. Прошлое членов гильдии — только их дело, — сидя напротив в одном купальнике, проговорила Скарлетт, понимая, что возможно, не стоит сейчас распрашивать Нацу.       — Не, уж лучше ты узнаешь все, что хочешь, от меня, чем будешь пытаться выяснить это через третьи лица, — улыбнувшись краешком губ, ответил юноша.       — Тогда, для начал, расскажи мне, где ты так научился владеть катаной. Ведь, даже учитывая твое нынешнее состояние, ты превратил мою одежду в лохмотья, и несколько раз мог убить. И что это за катана, что не оставляя ран на теле? — внимательно наблюдая за собеседником спросила девушка, понимая, что собеседник в курсе её попыток расспросить Миру, Хэппи и мастера.       — Умение обращаться с катаной осталось у меня из прошлой жизни. Не делай такое удивленное лицо, Эрза. Сама ведь прекрасно понимаешь, что в свои семнадцать я не мог приобрести те знания и умения, что есть у меня сейчас. А с катаной все просто — это тренировочная катана клана Узумаки, убить ей невозможно, при соприкосновении с телом человека она просто растворяется, — объяснил Нацу, наблюдая за изменениями на лице Алой.       — О какой прошлой жизни ты говоришь? И что за клан Узумаки? — спросила Скарлетт, решив начать с самых очевидных вопросов.       — О той, что была до того, как я стал сыном Игнила. Понимаешь, существует такая вещь, как круг перерождения, в который попадают души всех разумных существо после смерти. Некоторые из них способны сохранять память о прошлых жизнях. Их называют Скитальцами по мирам, которых во вселенной огромное число. И я один из таких людей, этот мир для меня далеко не первый, их у меня было не меньше сотни. Некоторые похожи на этот, у них есть магия, в других же развитие пошло по техническому пути, там люди даже летают к звездам. Скитальцев обычно отправляют в миры, где идет война, именно это объясняет многие мои умения. А клан Узумаки - огромная семья шиноби, бойцов и воинов, тех, кто рождался с оружием в руках, имя которому Фуиндзюцу или, как называли его простые люди, техники печати, — проговорил Драгонил, стараясь не встречаться взглядом с собеседницей. — Именно с его помощью я призвал катану, и пользоваться ими могут научиться даже местные маги.       — А что ты помнишь из прошлых жизней? — подобрав колени, спросила обладательница огненно-красных волос, внимательно слушая рассказ Нацу и стараясь как-то уложить в свое понимание мира услышанное.       — Много чего. Первый мой мир был миром технологий, который в постоянной войне старались поделить между собой две мировые корпорации. Там я был простым работягой, погибшим под авионалетом. После попал в мир шиноби, вот от него у меня остались самые яркие воспоминая, — задумчиво ответил Нацу, всматриваясь в безоблачное небо, где уже зажглись первые звезды.       — Расскажешь? — почти шепотом попросила Скарлетт.       — Не боишься потом во мне разочароваться? — отстраненно спросила Драгнил, помня как реагировали многие на такую правду.       — Нет, — уверенно ответила Эрза, стараясь заглянуть в глаза Саламандру.       — Хорошо, мир шиноби — это мир бесконечной войны, в которой нет правил и хороши все методы. Да, там есть магия и манна, но называют их по-другому. Там убивать противника детей шиноби учат с пяти лет. А здесь многие маги даже просто вида крови пугаются. Себя в том мире я помню лет с трех, помню первую тренировку, когда отец начал заниматься моей физической формой и контролем манны. После, помню, как в четыре года смог создать первую технику печати, за что снискал славу гения, ибо большинство делало это годам к семи. Затем в семь лет попал в академию для будущих убийц. Пять лет обучения всем тонкостям этого искусства, владения холодным оружием, от сенбона до катаны, развитие владения Фуиндзюцу, техник стихии, что получалось у меня на ура. Почти сразу после академии, на второй миссии, я попал в серьезную заварушку с шиноби противника, их было больше чем нас в четыре раза. Наши люди падали на землю один за другим, успевая при этом забрать с собой на тот свет нескольких соперников, а ведь они были всего лишь двенадцатилетними детьми. А потом в какой-то момент я остался один, эти твари убили всех, и хотели взять меня в качестве трофея. Живой Узумаки, ценился на вес золота. Потом я плохо помню, что было, я впал в ярость. Пришел в себя лишь после того, как прибывшее подкрепление из клана наложило на меня печать подавления. Все вокруг было залито кровь, на деревьях висели останки тех, кто напал на нас. В живых не осталось никого, там даже не было останков, по которым можно было бы опознать нападавших. За тот бой я получил звание командира отряда и четырех бойцов в подчинение, с ними мы пролили реки крови, вырезая всех, кто угрожал клану. Нет, мы никогда не зверствовали, просто приходили под покровом ночи, и оставляли после себя трупы, женщины и дети по традициям клана всегда были неприкосновенны. Пролить кровь ребенка или беззащитной женщины для нас было большим позором. Их после, прибывшее люди из клана, забирали в селение, давая им жилье и возможность стать шиноби. А потом началась Вторая Война Шиноби. Два года в непрерывных боях на выживание, постоянно балансирование на острие ножа. Тысячи оборванных жизней за эти два бесконечных года. Жертвы даже никогда не видели меня, смерть приходила к ним из ночной тьмы, за это меня стали звать «Ночным Охотником». В открытом же бою, мы просто уничтожали всех без разбора. А потом случилось страшное, три селения объединили силы для того, что бы стереть наш клан с лица земли. Они собрали огромное количество шиноби, в десять раз больше, чем было у нас. Тридцать тысяч противников, два часа боя. Наш клан пал, но нам удалось прикрыть отход трех десятков кораблей, которые увезли с острова почти тысячу женщин, детей и стариков, что были главными носителями знаний клана. Ни одна действительно сильная техника фуиндзюцу не записывалась на бумагу, все они передавалось из уст в уста. Последними уходили те из нас, кто ещё бы мог защитить наше будущее на новом месте. Я должен был быть в их числе, но судьба распорядилась по-другому, противник прорвал два последних рубежа обороны, усилиями двух Кагэ, сравнимых по силе с Мастером. К этому моменту на пристани осталось всего два шиноби, способных прикрыть отход наш кораблей. Глава клана и я. Акайо сам все понял, у меня к тому времени уже не было причин жить: растерзанный отец, изнасилованные и убитые мать и сестры, погибшие товарищи. Не было ничего, что бы тогда могло удержать меня от применения самой чудовищной техники нашего клана. Оставив со мной три десятка бойцов, корабли уплыли. Мы пытались выиграть для них как можно больше времени, двенадцать минут кровавой мясорубки. Деревянный пирс, залитый кровью и заваленный телами, вода в небольшом заливе окрасилась в красный цвет. Над селением в это время уже полыхало огромное зарево, были не слышны крики и шум боя, последним оплотом сопротивления остались мы, хотя трех едва стоящих на ногах шиноби сложно назвать таковым. Когда в нашей схватке образовался перерыв к нам вышел один из предводителей нападавших, он что-то предлагал нам, даже не понимая, что в этот самый момент я готовил технику, чтобы уничтожит всех шиноби на острове. А потом был холодный ад, вся манна, что была в округе, превратилась в лед, везде: в воде, в воздухе, земле и даже в людях, которые от такого умирали особенно мучительно, медленно превращаясь в ледяные скульптуры. Затем был взрыв, уничтоживший всех шиноби вокруг — я за всем этим наблюдал с высоты птичьего полета. Тысячи душ в этот момент устремились в небо. Шинигами в тот день получил знатную жертву, — стеклянными глазами смотря на огонь, закончил свой рассказ Драгнил.       — Извини, — едва слышно проговорила Эрза, которую рассказ заставил вспомнить собственное детство.       — Тебе не за что извиняться. Для Скитальцев это нормальная жизнь, я уже привык. Я стал чудовищем, и сам принял это. Просто теперь ты знаешь обо мне больше, и можешь для себя решить, стоит ли со мной иметь хоть что-то общее, — положив руку на голову Алой, и чуть улыбнувшись ответил Саламандр, не чувствуя в ауре девушка страха или отвращения.       То, что произошло дальше, выбило юношу из колеи: резко встав на ноги, Эрза отвесила Драгнилу звонкую пощечину, после чего прижала его к себе.       — Не смей, слышишь? Не смей больше никогда так себя называть, — дрожащим голосом сказала девушка. — Ты не монстр и не чудовище, ты Нацу, добрый и отзывчивый маг нашей гильдии, верный друг, вечно рискующий своей жизнью ради защиты товарищей. Мне плевать, кем ты был в прошлой жизни, и сколько крови на твоих руках было там, у каждого из нас есть свои скелеты в шкафу и кровь на руках, но это не делает нас монстрами.       — Спасибо тебе, Эрза, — прошептал Драгонил, крепко прижимая к себе Скарлетт. — Ты плачешь?       — Чуть-чуть. Совсем чуть-чуть, — тихо ответила мечница, быстро смахивая слезинки и пытаясь улыбнуться.       Внимательно смотря в глаза Эрзы, Нацу пытался найти в них ответы на свои не заданные вопросы, она отвечала ему таким же внимательным взглядом, но оказалась решительнее огненного мага, и поцеловала его. Замерев на мгновение от такого поворота событий, юноша ответил на поцелуй. Разорвав поцелуй, Эрза мило покраснев, уткнулась в грудь юноши.       — Я люблю тебя, — тихо прошептал тот ей на ушко.       — Я тоже люблю тебя, — подняв взгляд на счастливо улыбающегося мага ,ответила Скарлетт.       Ночное небо было усеяно сотнями звезд, в костре потрескивали поленья, а два влюбленных мага сидели, обнявшись, в полной в тишине. Слова сейчас были лишними. Акайо* — умный человек.
Примечания:
Отредактировано 27.06.15 г.
И отбечно 24.11.15 г.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net