Ученик Дракона. 649

Keitaro Ryuu автор
shadow_mouse бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto, Fairy Tail (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Нацу Драгнил, Эрза Скарлет, Мираджейн Штраус
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 152 страницы, 18 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU ООС Романтика Фантастика Фэнтези Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Кто такие Скитальцы? Души с сильным магическим потенциалом и помнящие свои прошлые жизнь? Что будет, если одни из них займет место Нацу Драгнила? Что в таком случае ждет мир Фейри Тейл?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Уважаемые читатели, оставляйте пожалуйста свое мнение о данной работе. Мне интересно знать чем вас привлекла работа, какие вы увидели недостатки и раскрытие каких моментов вы бы хотели увидеть в первую очередь.

Глава XII.

11 августа 2014, 20:31
      Ночное небо было усеяно звездами, с моря доносился шум волн, разбивающихся о скалы, с первого этажа отеля лилась красивая мелодия, в танце кружились пары, среди которых Эрза смогла разглядеть Грея и Джувию. Уже три дня они находились здесь после событий в райской башне, Нацу за это время так ни разу и не пришел в сознание, его аура постоянно менялась, зачастую пугая страшными выбросами всех постояльцев на их этаже. Зато пришло письмо от мастера, с требование вернутся в гильдию, как только Драгнил придет в себя. Друзья дежурили у его кровати поочередно, чтобы предупредить остальных, если он очнется или, если ему станет хуже. Сейчас за ним присматривала Люси.       Сидя на каменных перилах, Скарлетт погружалась в собственные воспоминания, пытаясь понять, когда Нацу из просто близкого друга превратился в кого-то большего. Но даже для себя самой она не могла четко определить этого момента. С Драгнилом были связанны самые светлые воспоминания её жизни в Фейри Тейл. В детстве он всегда отвлекал её от грустных мыслей, в самый подходящий момент, устраивая очередную драку с Греем или еще какую-нибудь ерунду.       Позже, когда они все стали взрослее, он был одним из первых, кто признал её силу, на пределе сражаясь с ней в тренировочных боях, даже не смотря на то, что остальные никогда в полную силу с ней не сражались, ну, за исключением, разве что, Миры. Это заставляло её тренироваться с полной отдачей, ведь она не могла позволить себе проиграть тому, кто был младшее её. Чем старшее они становись, тем сильнее Скарлетт привязывалась к огненному магу, ведь от него всегда веяло спокойствием, уверенностью, мощью, при этом он оставался веселым и жизнерадостным, от души улыбаясь и радуясь разным мелочам, заряжая своим оптимизмом всех в гильдии.       До момента нападения на Фейри Тейл Фантома, она свое отношение к Нацу считала просто симпатией, но на грани сознания все чаше мелькало осознание, того что она просто влюбилась в Драгнила, а когда тот не позволил ей принять удар «Юпитера» на себя, появилось четкое понимание это факта. Вот так не заметно, день за днем, Ученик Дракона вытеснил из её сердца детскую влюбленность в Джерара, раз и навсегда. Из раздумий девушку вырвал голос.       — О чем задумалась? — запрыгивая на перила, спросил Хэппи.       — О многом, — уклончиво ответила Скарлетт, смотря в сторону моря.       — Так уж и о многом? — с ехидной улыбкой задал вопрос иксид.       — Хэппи, ты хочешь разозлить меня и стать начинкой для шаурмы? — изогнув бровь, спросила Титания, понимая, к чему клонит собеседник.       — Оу, зачем же сразу угрожать-то? — возмутился кот, плюхаясь на задницу.       — Просто это личное, — сердито заявила Эрза, которой не нравился.       — А, то есть о вас с Нацу задумалась, — совершенно серьезно проговорил Хэппи, пристально смотря на магерессу.       — Даже если и так, то что дальше? — сверля взглядом кота, спросила волшебница.       — Дальше? Ну, дальше может быть много чего интересного, — смеясь, пояснил иксид.       — Хэппи, ты точно нарываешься на то, чтобы я тебя хорошенько отделала, — грозя коту пальцем, сказала девушка, понимая намек собеседника.       — Да ладно тебе, Эрза, я всего лишь немного над тобой шучу, нечасто мне приходится видеть тебя смущенную. Да и Нацу мне уши оторвет, если я что-то не то скажу или сделаю по отношению к тебе, — поднимая глаза к ночному небу, ответил кот. — Знаешь, если честно, я рад.       — Чему? — отстранено спросила Скарлетт, скосив взгляд на собеседника.       — Тому, что вы с Нацу теперь вроде как пара. Я его раньше никогда таким не видел, по-настоящему счастливым, — проговорил Хэппи, довольно улыбаясь.       — Знаешь, я тоже чувствую себя счастливой. Когда он рядом, мне становится хорошо, от его прикосновений по телу словно разливается тепло, всего парой невинных фраз он способен заставить смущаться, словно десятилетнюю, а от понимания, что мои чувства к нему взаимны, за спиной, словно отрастают крылья, — прикрыв глаза, проговорила Титания.       — Что, однако, с людьми делает любовь, — засмеялся Хэппи, но затем вдруг стал совершенно серьезен. — Но я хотел тебя о кое-чем предупредить.       — О чем? — задала вопрос девушка.       — О Нацу, — спросил кот.       — Конкретнее, — переводя взгляд на иксида, проговорила Скарлетт.       — Что ты знаешь о том, кто он такой? — поинтересовался собеседник.       — Ты про его прошлые жизни? Да, я знаю об этом, — уверенно заявила Эрза.       — Да. Ты ведь тоже встретилась с ним? — осведомился кот, задумчиво смотря в небо.       — Ты ведь говоришь о том, о чем я думаю? — проговорила Титания, вспоминая недавнее происшествие в райской башне.       — Угу. Я тогда почувствовал, его присутствие рядом, и там был кто-то еще очень сильный, от него просто могильным холодом веяло, — подтвердил её догадки кот.       — Откуда у тебя такие возможности? — спокойно спросила Алая.       — Можно сказать, сейчас во мне много манны Игнила, именно поэтому я могу почувствовать его появление рядом с собой. Скоро и ты так сможешь. О чем он с тобой говорил? — поинтересовался Хэппи.       — А тебе, зачем знать? — спросила Скарлетт, изогнув бровь.       — Потому, что, скорее всего он говорил, про то что Нацу нужны люди, которые будут удерживать его от сумасшествия, одной тебя будет не достаточно. Да, и про ауру Императора Огненных Драконов, он, наверное, ни слова не сказал, — вздохнул иксид, поднимаясь на ноги и начиная расхаживать туда-сюда.       — Не говорил, — подтвердила Титания, — а ты что про неё знаешь?       — Лишь, то, что она убойно действует на противоположный пол. Через пять-шесть лет девушки будет виться вокруг него, будто пчелы вокруг меда, — усмехнувшись ответил иксид, наблюдая за недовольным лицом Титании, фантазия которой уже нарисовала вероятную картину событий.       — Значит, Нацу из-за своей драконьей природы вряд ли будет только со мной, так ведь? — спокойно спросила Скарлетт, осмыслив услышанное.       — Угу, ты же понимаешь, что это не его вина, даже он не сможет вечно бороться с собственной природой, хотя ради тебя, думаю, будет очень стараться это сделать, — усмехнулся кот.       — Выкладывай, что ты еще знаешь, ты бы не завел этот разговор на пустом месте, — проговорила Титания, пристально смотря на Хэппи.       — Хочешь знать, как этого не допустить? — спросил иксид, останавливаясь напротив девушки.       — Выкладывай уже, — начиная закипать, проговорила Алая.       — В таком случае, что ты думаешь о Мире? — задал вопрос кот.       — Причем тут Мира? — прошипела Титания, ещё не понимая, куда клонит собеседник       — Если рядом с Нацу будет две сильные магерессы, его аура, будет замкнута на них, а на других девушек будет влиять крайне слабо, — объяснил иксид.       — В таком случае с её присутствием рядом с Нацу я готова мириться, но ты думаешь, она захочет этого? — сжимая кулаки, проговорила Скарлетт.       — Эрза, ты хотя бы раз обращала внимание на то, как она на него смотрит? Если нет, то я тебе скажу: она его пожирает взглядом, но зная, что он любит тебя Мира не станет подбивать к нему клинья, хотя, если Нацу со временем сам придет к ней, тоже вряд ли пошлет его, — усмехнулся Хэппи. — Нет, Нацу в отношении тебя однозначно повезло, ведь ты сильнейшая девушка-волшебница в нашей гильдии, да и любите вы друг друга, но также ты способна мыслить рационально и находить выход даже из таких ситуаций.       — Мира… — едва слышно проговорила Скарлетт, после чего, решив перевести тему, она спросила. - Чего еще я не знаю о Нацу?       — Много чего, например, недавно я наткнулся на черновики документов в нашем с Нацу доме, в которых было много чего интересного: финансирование некой организации, что подготавливает солдат и магов для полномасштабной войны, серьезные изменения в системе гильдий и геополитической карте нашего материка, и много чего ещё. Все это разработано и составлено Нацу, его почерк я ни с каким другим не спутаю, а рядом лежал свиток, с гербом правящей семьи, а это наводит на определенные мысли. Так что Драгнил всегда останется для нас открытой книгой, которую мы сможем прочесть, но понять, что скрыто между строк, нам не дано, — ответил кот, вставая на лапы, призывая крылья и пикируя вниз. — Доброй ночи тебе, Эрза, и о нашем разговоре Нацу лучше не знать.       Оставшаяся в одиночестве, девушка долго смотрела вдаль, осмысливая разговор с Хэппи. И ведь заговорил он об этом не просто так, скорее всего, кто-то надоумил, и этот кто-то мог быть далеко не человеком. Это заставляло Титанию хмуриться все сильнее, ведь за последние несколько месяцев её представление о мире серьезно пошатнулись, а встреча с Игнилом лишь подлила масла в огонь сомнений. Из раздумий Скарлетт вывели сильные руки, заключившие её в объятия, и знакомый голос.       — Ты почему ещё не спишь? — тихо спросил Драгнил.       — Вообще-то, я должна было сменить Люси у твоей постели. И как ты тут оказался? — строго спросила Скарлетт, млея от сильных и нежных объятий.       — Очень просто. Взял и пришел, — усмехнувшись, ответил Нацу, целуя девушку в ушко.       — То есть, тебе совершенно не стыдно, что ты заставил нас три дня волноваться, а сейчас как ни в чем не было разгуливаешь по отелю? — наигранно злясь, поинтересовалась Алая.       — Не злись, тебе не идет, — примиряющее проговорил юноша, сильнее прижимая красноволосую к себе. — Я ведь не хотел этого, просто даже моему организму потребовалось много времени, чтобы придти в себя после пропуска через него такого количества единиц магии и справиться с её остатками внутри.       — Значит, сейчас уже все в порядке? — поинтересовалась Эрза, наслаждаясь близостью любимого человека, которая отгоняла все дурные думы.       — Почти. Полюшка сказала, что мне следует использовать какие-нибудь затратные заклинания, чтобы быстрее вывести из организма остатки манны из райской башни, иначе это может ударить по моему здоровью, — спокойно ответил огненный маг.       — Полюшка? А она-то, что здесь делает? — удивилась Титания. — И какие именно за проблемы может вызвать остаточная манна Райской башни?       — Она прибыли сюда вместе с Мастером, обсудить недавнее происшествие, — объяснил Драгнил. — Ну, могу на время потерять зрение, слух, нюх и осязание, или все вместе.       — О нем уже даже в Магнолии знают? — спросила Эрза, обнимая юношу за шею.       — Конечно. Это здесь на побережье было не видно вспышку от уничтоженного Эфириона, а вот в Магнолии все имели возможность наблюдать, как прямо посреди ночи высоко в небе расцвело новое солнце, а после по небу пронеслись огромные огненные волны на несколько минут разогнавшие ночную темноту, — рассказал юноша.       — Ты уничтожил Эфирион? — шокировано спросила Скарлетт. — Ты хоть понимаешь, что теперь будет?       — Ну, вообще-то это не только я был, — фыркнул Нацу. — Да ничего не будет.       — Что значит, не только ты? И с чего ты решил, что нам это простят? — непонимающе задала вопрос девушка.       — Я лишь провел через себя ту манну, и выстрелил в небо своей самой затратной техникой, а вот направление удара выбирала ты — объяснил Саламандр, заставляя девушку смутиться. — У совета земля под ногами горит, они со своим Эфирионом чуть не натворили бед. В паре километров отсюда четыре дня назад состоялась встреча двух королей и их советников, и если бы нам не удалось перенаправить взрыв, то те с большой долей вероятности были бы мертвы. А это, сама понимаешь прямой путь к развязыванию полномасштабной войны между нами и соседним королевством, и как следствие, отправка на виселицу всех членов совета и полное уничтожение Высшего Совета Магов, как органа государственной власти. Пока об этом их промахе никто кроме нас, Макарова и тех, кто присутствовал при этом в зале совета не знает, и они очень хотят, чтобы мы поведали Совету Знати их версию произошедшего тут.       — И что же они такое предложили Мастеру, что он согласился? — поинтересовалась Скарлетт, поворачиваясь лицом к Нацу.       — Сотню миллионов золотых, списание всех наших прегрешений за последние несколько лет и место советника при высшем совете одному из наших магов, и много чего еще по мелочам, — рассказал Саламандр.       — Однако, — пораженно проговорила Титания. — Неужели все настолько серьезно?       — Ага. Теперь главное отбрыкаться на предстоящем визите в Совет Знати, — недовольно проворчал Драгнил.       — Я уверена, что ты придумаешь, как это сделать, — проговорила Эрза. — Что еще рассказал Мастер?       — Ничего важного, лишь то, что завтра с первым поездом мы возвращаемся в Магнолию. Так, что если у тебя есть какие-то предложения, как провести остаток нашего отдыха я весь во внимании, — проговорил Нацу.       — Может, сходим на пляж? — предложила девушка, без особого энтузиазма.       — Знаешь, у меня тут появилась идея. Идем на крышу, я думаю, тебе понравится, — проговорил Саламандр, подхватывая девушку на руки и в несколько прыжков оказываясь на крыше.       С высоты почти сотни метров открывался прекрасный вид на окрестности. Аккуратно поставив девушку на покатую крышу, юноша на мгновение замер, а затем рядом с ним стала появляться абсолютно черная масса, которая в скором времени приняла облик дракона. Два зеленых глаза внимательно смотрели на Эрзу, огромные крылья за спиной едва заметно подрагивали, хвост в нетерпении бил по черепице. Мотнув рогатой головой, существо склонило её, как бы приглашая подняться на его спину.       — Ну как тебе? — спросил тяжело дышащий Саламандр.       — Что это? — прикладывая руку к холодной чешуе зверя, поинтересовалась Скарлетт.       — Это материальная иллюзия, создавать я её могу только за счет манны Райской башни внутри моего тела, — ответил Нацу,.       Подойдя вплотную к своему творению, юноша одним движением запрыгнул к нему на шею и протянул руку Титании. Как только Эрза оказалась на драконе, тот расправил свои огромные крылья и, сделав несколько взмахов, с легкостью оторвался от крыши, поднимая столбы пыли. С каждым взмахом он поднимался все выше, открывая чудесный вид, на утопающий в огнях курортный город. С шумом рассекая воздух, он нес своих наездников высь, позволяя им насладиться чувством полета, что недоступно, простым смертным. Утро следующего дня.       Поезд медленно катился по железной дороге в сторону Магнолии, колеса мерно отбивали свою, одним им известную мелодию, Грей и Люси спали на своих местах, Джувия с Эрзой сидели за небольшим столиком, Нацу же был в купе у Макарова, что-то обсуждая с тем.       — Так значит, это такое заклинание? — спросила Локсар, указывая на небольшого черного дракончика, сидевшего на плече Скарлетт и внимательно смотревшего в окно.       — Да, просто Нацу, похоже, вложил в него слишком много манны, но не только Эпириона, но и своей собственной, в результате чего она не развеялось, когда он захотел, — ответила Титания, поглаживая существо по голове, отчего, то довольно заурчало. — Конечно, драконом он не является, хоть и выглядит точно как они.       — И что он умеет? — поинтересовалась Дождия.       — Он телепат, может передавать мысли Нацу всем, кто находится рядом с ним, если сам Драгнил далеко. Хотя, понять их бывает зачастую сложно, ибо передает их мыслеобразами, а не фразами или картинками, — объяснила девушка. На это дракончик повернул голову на бок, что-то явно пытаясь донести до Эрзы. — Да-да, Изи, я тебя поняла.       — Что он говорит? — с интересом спросила Джувия.       — Ничего важного, — улыбнувшись, ответила Скарлетт, как в это мгновение дверь в купе открылась, и вошел Нацу. По нему было сразу видно, что тот не в духе.       — Ты снова за старое? Еще раз повторишь, и я из тебя драконий шашлык сделаю! — почти прорычал огненный маг, сверля взглядом дракончика.       — Спокойно, Нацу, он же не виноват, что ты сделал его таким, — тихо засмеялась Титания.       — Если бы я знал, что у того заклинания будут такие последствия, ни за что бы его не применил. А ты, Изи, заруби на носу — решишь передать эти мысли кому-то, кроме Эрзы, и навечно будешь запечатан, — фыркнув, проговорил Драгнил, на что дракончик часто закивал головой, перспектива быть запечатанным ему была явна не по вкусу. После чего сполз на броню Скарлетт и превратился в рельефный узор с изображением скалящегося огненного дракона.       — Он и так может? — удивилась Джувия, округлившимися глазами смотря на броню Алой.       — Он же чистое воплощение магии, так что легко может присоединяться к другим заклинаниям или становиться частью магических вещей, — ответил Ученик Игнила, кладя голову на колени мечницы.       — Ага, а еще он превращается в ходячий генератор пошлости как только Нацу перестает его контролировать, — проговорила Скарлетт, тихонько посмеиваясь над скорчившим гримасу юношей.       — Ну зачем? — страдальчески простонал Драгнил.       — В смысле? — непонимающе спросила Локсар, которую последнее предложение несколько выбило из колеи.       — В прямом. Изи, — проговорила мечница, после чего дракончик почти мгновенно оказался на плече Дождии, а девушка с каждой секундой краснела все сильнее. — Достаточно. Ну, как тебе?       На этот вопрос водяная волшебница не ответила. Встав со своего места, она стремглав вылетала в тамбур вагона, оставив в недоумении магов.       — Изи, ты чего там ей такого напоказывал-то? — изогнув бровь, спросила Эрза, запуская свои пальчики в волосы задремавшего Нацу, на это дракончик лишь пожал плечами, мол ничего такого, вновь занимая свое место на броне.       Дальнейший путь до гильдии прошел в тишине и спокойствии, по прибытию все могли лицезреть полностью отстроенное здание гильдии. Оно сильно отличалось от предыдущего: здание стало несколько больше, на улице, рядом с входными воротами, располагалось кафе на открытом воздухе, в котором присутствовали, как и члены гильдии, так и простые жители города. У входа в здание их встретила Кана, предложившая пройти внутрь. Макаров с Полюшкой и Джувией к этому времени уже исчезли из поля зрения магов. Увлеченно рассказывая об изменениях, Кана не заметила, как Драгнил отделился от их группы и присел за столик в дальнем углу, который был надежно укрыт тенями.       — Вижу, ты все же решил присоединиться к нам? — обратился он к сидящему магу.       — Да, Драгнил, решил, тем более делать для этого мне ничего не пришлось, — усмехнувшись, ответил собеседник.       — Надеюсь, ты выполнил условия нашего договора, Гажил? — спросил едва слышно Нацу.       — Да. Макаров уже получил все, что ты просил. Теперь я жду, когда ты выполнишь свою часть договора, — спокойно ответил Редфокс.       — Об этом можешь не беспокоиться, старик против не будет, я уже переговорил с ним на эту тему. Остальное тебя волновать не должно, — поднимаясь из-за стола, проговорил огненный маг. Ученик Металиканы на это ничего не ответил.       Тем временем Макаров привлек к себе внимание всех собравшихся и представил двух новых членов гильдии. Некоторые пытались возмущаться, помня, что именно он напал на команду Леви, но их смог успокоить Дрейар. После было выступление Миры, быстро переросшее во всеобщую драку, причиной которой стали Нацу с Гажилом, что-то не поделившие между собой. Успокаивать всех пришлось Мастеру, ввиду того, что на следующий день был запланирован визит журналиста из еженедельного журнала «Волшебник».       После визита журналиста Люси пыталась найти себе одиночную миссию, ибо Грей с Джувией ушли на задание вдвоем, а Нацу и Эрза отправились на тренировку. Хотя, у Хартфилии были на счет этого серьезные сомнения, ввиду событий, произошедших в Райской башне. Не найдя ничего подходящего на доске объявлений, девушка отправилась на поиски Миры, но той тоже не оказалось в гильдии. После всего этого блондинка решила прогуляться в парке и стала свидетелем небольшого происшествия.       Джой и Дрой вдвоем нападали на не оказывающего сопротивления Гажила, Леви с ужасом наблюдала за этим, спрятавшись за стволом огромного дуба. Появление сильного мага рядом блондинка почувствовала сразу же, как и все остальные.       — Ну и выбрали же вы место, — хмуро проговорил новый участник действия.       — Лексус? — удивленно проговорил Дрой.       — Значит... Ты один из лорд-магов Фантома, что посмел устроить беспорядок в моей гильдии? — недовольно проговорил Дрейар. — И этот старый пердун позволил тебе присоединиться к нам после этого?       Гажил спокойно проигнорировал реплику блондина, уже собираясь уходить по своим делам, как тот атаковал его с помощью молнии.       — Стой! Лексус! Ты зашел слишком далеко! — попытался остановить того Джой.       — Не имеет значения, насколько силен Лексус, Гажил должен был защищаться, — вымолвил Дрой, не понимая действий Редфокса.       — Это все твоя вина, что мы стали посмешищем! С какого ты не сдох?! Я убью любого, кто пойдет против Фейри Тейл! — нанося очередной удар, прорычал внук Макарова.       — Достаточно, Лексус! — прокричал Джой, пытаясь образумить разбушевавшегося мага.       — Заткнись! Маленькая сволочь должна затихнуть! — рявкнул блондин, выставляя руку, объятую молниями, в сторону команды Леви, которые устремились к девушке, вышедшей чуть ранее из-за ствола дерева, но на их пути встал Гажил, полностью приняв удар на себя.       — Гажил... — ошарашено проговорила МакГарден, увидев перед собой спину ученика Металиканы.       Лексус внимательно смотрел в глаза Редфокса. Злой, полный холодной ненависти и готовности убить взгляд отрезвлял, с юноши как будто спало наваждение.       — Он защитил Леви? — шокировано проговорил Дрой.       — Ты... — попытался что-товымолвить Джой.       — Может, хватит уже? — не обращая внимания на полученные раны, спросил Редфокс. — Меня ждет работа.       — Это, Это... — начала было Леви, но была прервана.       — Не боись за меня, — проговорил Гажил, покидая место стычки, покачиваясь и стирая левой рукой кровь с лица.       Лексус же повернулся спиной к остальным и зашагал прочь, погрузившись в свои мысли. Команда Леви с удивлением смотрела на удаляющихся в разные стороны магов. Люси с открытым ртом наблюдала за всем происходящим, ведь она прекрасно понимала, что Редфокс мог справиться с Лексусом, ведь он, как и Нацу, Ученик Дракона, а силу того она видела собственными глазами.

Тем временем на тренировочной поляне.

      Мира внимательно наблюдала за тренировкой Эрзы и Нацу, пригласивших её составить им компанию. Сначала она хотела отказаться, но Скарлетт настояла на её присутствии. Смотря на две мелькающие по поляне тени, девушка с грустью бросала взгляд на свою метку гильдии, ведь именно под ней скрывается печать, сдерживающая её силу, что она сама попросила поставить Мастера после случая с Лиссаной. В этот момент на землю прямо перед ней приземлилось что-то черное. Подняв взгляд, девушка увидела перед собой небольшого дракончика, зеленые глаза которого внимательно её изучали. В голове от этого взгляда раздавался набатный звон, метку словно обожгло раскаленным железом. Штраус со стоном сползла на траву.       Заметив это, Эрза почти мгновенно оказалась рядом, но была вынуждена тут же отступить. Объятая голубым свечением манны, Мираджейн встала на ноги. Взгляд был затуманенным. Еще миг, и она использует одну из своих сильнейших способностей, принимая облик Дух Сатаны.       — Какого черта?! — уворачиваясь от удара не контролирующей себя девушки, воскликнула Скарлетт.       — Поток Тьмы! — не своим голосом проговорила Штраус, отправляя в сторону Титании и Саламандра несколько десятков отростков, напоминающих трехпалые лапы.       — Рев Огненного Дракона! — защищаясь от заклинания, крикнул Нацу. Часть отростков исчезла во вспышке взрыва от столкновения, часть продолжила двигаться в его сторону, но была развеяны клинком Эрзы, призвавшей Драконий Доспех.       — Есть идеи, как её остановить? — поинтересовалась Скарлетт, пока не контролирующая себя Мира готовила очередную атаку.       — Есть. Во время этой её атаки спрячься за меня, удар я полностью приму на себя. Не спорь, у меня все равно не хватит скорости, чтобы её достать. После у тебя будет две секунды чтобы добраться до Миры и нанести один удар, который вырубит её, — ответил Ученик Игнила.       — Угасание Духа! — вымолвила Мира, после чего с её рук в сторону Драгнила устремилась черная сфера, которую он встретил ударом кулака, объятого пламенем. Сфера на секунду поглотила его, после чего развеялась.       Не упуская своего шанса, Эрза мгновенно оказалась рядом, нанося рубящий удар и отправляя Штраус в полет до ближайшего дерева. Легко пробив его и еще несколько, та встала на ноги. Её взгляд прояснился. Подняв свою руку, она внимательно посмотрела на запястье, после чего подняла взгляд на замершую в ожидании Титанию.       — Эрза? Что здесь произошло? Где Нацу? — спросила Мира, принимая свой обычный облик.       — Здесь я, — послышался тяжелый вздох Драгнила откуда-то слева. Сам юноша сидел, прислонившись к поваленному дереву.       — Что ты помнишь последнее? — спросила Эрза, садясь рядом с Нацу и осматривая его. Под жилеткой с левой стороны обнаружился длинный и глубокий рваный порез с явными следами ожога.       — Два зеленых глаза, потом нестерпимый шум в голове и боль в печати, — помогая Титании снять мешающую одежду с юноши, ответила Штраус.       — Изи, ящерица ты тупоголовая, какого хрена ты полез к Мире в голову со своей телепатий? — прокричал Саламандр, при это охнув от боли в ребрах.       — Кто это? — удивленно спросила Мираджейн после того, как из-за ствола появился маленький дракон.       — Это? Самая моя большая ошибка в качестве мага, — категорически заявил огненный маг, на что существо недовольно стало клацать пастью.       — Что он такое? — извлекая откуда-то из глубин своего наряда бинты, спросила Штраус.       — Заклинание материальной иллюзии с частичной моей сущностью, — указывая на Изи, проворчал Нацу.       — Изи вообще безобидный, кроме телепатии он ничего не может. Странно, что он так повлиял на тебя, — пояснила Скарлетт, закончив с раной Драгнила.       — Ничего странно. Он просто разбудил её зверя, которого она так усердно сдерживала последнюю пару лет, — устало вздохнул Саламандр.       — Откуда ты знаешь об этом? — спрятав глаза за челкой, спросила волшебница.       — От него. Он, вообще-то, является проявлением моего зверя в материи, — ответил огненный маг, натягивая свою жилетку обратно.       — Что за бред ты несешь? — зло спросила Мира. — Откуда у тебя зверь?       — От Игнила. Или ты думала, я его так просто называю отцом? — усмехнулся Нацу. — И знаешь, у твоего зверя довольно-таки извращенная фантазия.       — И что ты видел? — стремительно краснея, спросила Штраус. Все же её мысли относительно огненного мага очень часто были крайне откровенными.       — Те из них, что мелькали у тебя во время нашей с Эрзой тренировкой, — улыбаясь, ответил Драгнил. — Ауч, за что, Эрза?!       — Прекрати смущать Миру, ничего такого сверх пошлого в её фантазиях нет. Или забыл о том, какие фантазии у самого блуждают? — недовольно проговорила Титания, стараясь угомонить разошедшегося Саламандра. — Сходи пока умойся, а то чумазый, как землекоп.       — А ты откуда об этом знаешь? — с удивлением спросила Мираджейн, смотря в спину удаляющемуся юноше.       — Изи и мне их показывает, — пожала плечами Скарлетт, — я не вижу в этом ничего постыдного. Мы же уже не дети, и это нормально, что нас интересует противоположный пол.       — То есть тебя не смущает то, что ты видела? — непонимающе спросила Штраус, старясь взять себя в руки.       — Нет. Что плохого в том, что тебе понравился Нацу? Сильный, умный, красивый, надежный, верный. Можно еще много чего вспомнить о его положительных качествах, так что ничего удивительно, что нас обеих тянет к нему, — садясь на поваленное дерево, ответила Титания, бросая внимательный взгляд на вошедшего в ручей Драгнила.       — Я тебя не понимаю, Эрза, — садясь рядом, проговорила Мира.       — Что именно ты не понимаешь? — изогнув бровь, спросила мечница.       — Ты так просто об этом говоришь, словно вас с ним ничего не связывает, — тихо ответила волшебница.       — С чего ты так решила? Из-за моего спокойного к этому отношения? Не строй излишних иллюзий, я просто знаю больше о нем, он видит в тебе такую же достойную пару для себя, как и я. Я знаю, что тебе он не безразличен, точно так же, как и мне. Знаю, что он любит меня, но и к тебе он хорошо относится. И мне не улыбается перспектива в один прекрасный день обнаружить его в постели с тобой, — чуть улыбнувшись, ответила Титания.       — От чего ты так в этом уверена? И ты с этим смирилась? — смотря прямо в глаза Скарлетт, спросила Штраус.       — Мира, давай не будет строить из себя наивных девушек. Мы с тобой уже достаточно взрослые, чтобы научиться принимать эту суровую действительно такой, как она есть. Нацу сильный маг, с огромными перспективами и очень скоро вокруг него будет виться море всяких девиц, и, рано или поздно, кто-нибудь из них окажется с ним в постели, как бы он не противился. Смириться с этим? Нет, конечно. Скорее, просто приняла это как должное, ведь даже он не сможет вечно идти против собственной природы. Да и проще делить его с тобой, чем с кем-то чужим, — пожав плечами, сказала Титания.       — Я все равно не понимаю, как ты так спокойно об этом говоришь, — покачала головой Мираджейн, стараясь понять такое отношение давней подруги-соперницы.       — Просто я знаю об этом мире чуть больше, чем ты, и этого достаточно, чтобы спокойно относиться к таким вещам и научиться ценить то, что имеешь, — улыбнулась Эрза, садясь рядом с Штраус, и указывая на выбравшегося из воды юношу.       Их беседу прервал вернувшийся к ним Драгнил, предложивший пообедать в одном из ресторанов Магнолии, на что те согласились.
Примечания:
Отредактировано 27.06.15 г.
И отбечено 25.11.15 г.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.