Ученик Дракона. 653

Keitaro Ryuu автор
shadow_mouse бета
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto, Fairy Tail (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Нацу Драгнил, Эрза Скарлет, Мираджейн Штраус
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 152 страницы, 18 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU ООС Романтика Фантастика Фэнтези Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Кто такие Скитальцы? Души с сильным магическим потенциалом и помнящие свои прошлые жизнь? Что будет, если одни из них займет место Нацу Драгнила? Что в таком случае ждет мир Фейри Тейл?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Уважаемые читатели, оставляйте пожалуйста свое мнение о данной работе. Мне интересно знать чем вас привлекла работа, какие вы увидели недостатки и раскрытие каких моментов вы бы хотели увидеть в первую очередь.

Глава XIII.

25 ноября 2014, 16:30
      Утро нового дня для Нацу началось отвратительно: каждое движение отдавалось сильной болью во всем теле, голова звенела как набатный колокол, в ушах стоял постоянный гул, попытка встать с постели закончилась падением на холодный пол. Приподнявшись на локте, юноша попытался позвать Хэппи, но зашелся сильным кашлем. Прикрыв рот рукой, он несколько минут пытался его унять, удалось это только после того, как он выплюнул на пол сгусток почерневшей крови вперемешку с мелкими темно-красными кристаллами. От этого перед глазами все поплыло, а звон в ушах и боль в голове только усилились.       — Изи... — мысленно позвал свое творение Драгнил. Тот откликнулся моментально, даже не смотря на расстояние, разделявшее их. — Пусть Эрза приведет ко мне Полюшку.       После это Саламандр завалился на бок и потерял сознание. Дракончик же принялся будить Скарлетт. Девушка проснулась лишь после того, как тот укусил её за палец, та едва не прибила его за это. Но посланные им мыслеобразы заставили Алую подскочить с кровати, мгновенно призвать один из доспехов и рвануться из комнаты прямо в окно. До дома целительницы Титания добралась за считанные минуты, его хозяйка обнаружилась во дворе.       — Эрза? — удивленно спросила Грандина, выбитая из колеи неожиданным появлением девушки. — Что случилось?       — Нацу, с ним что-то стряслось, — шумно дыша, пояснила волшебница, стараясь не сорваться на крик.       — Черт, вот же глупый мальчишка, — гневно проворчала себе под нос Полюшка, при этом даже не замечая, как в её руках в прах рассыпались травы, которые она собрала. — Быстро отправляйся к нему, я сейчас прибуду.       На это Титания лишь кивнула, срываясь на бег. До дома Драгнила она добралась через десять минут. К её удивлению дверь была открыта нараспашку. Пройдя внутрь, она обнаружила там Мираджейн и Хэппи, которые уложили бессознательного Нацу на кровать. Штраус мокрой тряпкой обтирала его от крови. Саламандр был бледен, как мел, на полу перед кроватью были видны следы наспех затертой крови. На руках и груди юноши, под кожей, виднелись темные пятна, которые медленно двигались.       — Что с ним? — подойдя вплотную, спросила Алая, внимательно наблюдая за тем, как серебровласка заканчивает обтирать юношу.       — Не знаю. У него сильный жар, сердце колотится, как бешеное, манна в его теле движется совершенно беспорядочно. К тому же, его рвет кровью вот с этим, – махнув рукой в сторону небольшой стеклянной банки с темно-красными кристаллами, перемазанными в крови, проговорила Дьяволица, принимая из дрожащих лап иксида намоченную в холодной воде тряпку и укладывая её на лоб огненному магу. — И рана, которую я ему вчера нанесла, полностью затянута такими кристаллами.       — Последствия от поглощения им манны Райской башни, все же намного серьезнее, чем я думала, — проговорила вошедшая Полюшка — женщина была в ярости, неосознанно выпуская сильное ки. — Нам нужно переложить его на твердую поверхность. Хэппи, у вас в доме есть большой стол?       — Да, в гостиной, — заторможено ответил кот.       — Веди, — скомандовала целительница. — Эрза, Мира, берите его и понесли.       Девушки быстро выполнили её указания, и через минуту Драгнил уже лежал на большом столе. Полюшка же раздавала указания присутствующим, попутно вырезая на крышке стола символы древних целительских заклинаний. Штраус была услана на кухню, готовить горячую воду, Скарлетт Грандина отправила на поиски веревок, в чем ей помогал Хэппи. Через десять минут целительница закончила с подготовкой заклинаний, бессознательное тело юноши было закреплено на столе с помощью веревок, рядом на стуле разложены различные хирургические инструменты, рядом стояла горячая вода.       — Как только я активирую последнюю руну, будьте готовы держать его, — вливая манну в начертанные символы, проговорила женщина.       Нарисованная на крышке стола система рун засветилась ярким фиолетовым цветом, после этого тело Нацу выгнулось дугой, а Полюшка скальпелем стала вырезать кристаллический нарост на месте раны. Титания с Дьяволицей прекрасно видели, как со всего тела юноши движутся черные пятна, образуя все новые и новые кристаллические наросты, на месте вчерашнего ранения..       Закончила Грандина через час, когда свечение заклинания стало сходить на нет. Обработав рану Драгнила и перевязав его, Полюшка устало опустилась в одно из кресел.       Мира с Эрзой переложили Нацу на диван, он по-прежнему был бледен. Однако, жар прошел, пульс пришел в норму. Обе девушки сели на стулья рядом с ним, Хэппи же сидел в ногах огненного мага, уставившись в одну точку. Изи занял место на спинке дивана.       — Полюшка-сан, с ним все будет в порядке? — тихо спросила Мираджейн.       — Да, через пару дней придет в себя, — после минутного молчания ответила целительница. Все же, заклинание и операция отняли у нее много сил. — Сейчас для него главное - восстановить баланс манны в теле и оправиться от кровопотери, а это лучше всего делать во сне. Если ничего не случится, через пару недель будет как новенький.       — Спасибо вам, вы, как всегда, спасаете нас, — поблагодарила целительницу Алая.       — Не стоит меня благодарить, Эрза. Вы лучше организуйте присмотр за ним, ведь скоро праздник Фантазии, к нему он будет в полном порядке. Думаю, многие захотят узнать, что с ним случилось, а ему нужен покой. Макарова я сама предупрежу, повязки надо менять раз в сутки, рану обрабатывать вот той настойкой, и только потом накладывать новые, — указывая на баночку с голубоватой жидкостью, проговорила Полюшка, вставая со своего места. — Если ему вдруг станет хуже, тут же отправляете за мной. Доброго вам дня.       — И вам доброго. Мы вас поняли, Полюшка-сан, — проговорила Штраус, провожая уходящую целительницу.       После ухода женщины дом Драгнила погрузился в тишину, лишь большие настенные часы в гостиной нарушали её своим мерным тиканьем. Каждый из присутствующих впал в некую задумчивость, за исключением Изи, тот впал в спячку. Первой пришла в себя Алая. Встав со своего стула, она стала собирать осколки кристаллов со стола, затем её примеру последовала и Мира.       — Хэппи, куда это все можно выбросить? — дотронувшись до находящегося в состоянии транса кота, спросила Штраус. Тот отозвался не сразу, несколько секунд он пытался сосредоточить на ней взгляд.       — А? Чего? — переспросил иксид, которого явно оторвали от важного процесса.       — Куда, говорю, у вас тут можно это выкинуть? — указывая на запачканные кровью тряпки, спросила Дьяволица.       — На кухне, там под раковиной мусорное ведро, — наконец пришел в себя кот, поняв чего от него хотят.       — С тобой все в порядке? — обеспокоенно спросила Алая, видя заторможенную реакцию иксида.       — Да, все нормально, просто сильно задумался. Вы бы лучше шли пока, отдохнули, я за ним просмотрю. Там наверху есть гостевые комнаты, — указывая на лестницу, ведущую на второй этаж, проговорил Хэппи.       — Хорошо, — согласилась с ним Титания, уводя с собой ничего не понявшую Штраус.       Как только девушки скрылись из виду, иксид снова впал в состояние транса, медленно, капля за каплей, передавая огненному магу драконью манну, надеясь таким способом помочь тому.       В себя Драгнил пришел, как и предсказывала Полюшка, через два дня. Ранним утром, с первыми лучами солнца, медленно открыв глаза и сосредоточив взгляд на потолке, Нацу несколько секунд пытался понять, где он находится. Переведя взгляд на стены, он, наконец, догадался, что лежит на своей кровати, а рядом с ней на стуле, положив руки под голову, спала Мираджейн. Но сон её был, по всей видимости, тревожным, что можно было сказать по сосредоточенному лицу. Легонько коснувшись её щеки, Саламандр заставил Миру проснуться.       — С добрым утром, — улыбаясь, проговорил огненный маг.       — Привет, ты как? Ничего не болит? — сразу завалила вопросами Саламандра Штраус, смотря прямо в глаза Ученику Дракона, которые прямо таки светились от оптимизма и радости жизни.       — Я почти в порядке, только вот бок немного тянет, — принимая сидячее положение, ответил Драгнил, в этот же момент ему на плече едва заметной тенью забрался Изи, спавший до этого на спинке кровати. Погладив его по выпяченной колесом груди, Нацу добавил. — И тебе доброе утро, мое магическое недоразумение. А где Эрза?       — Она спит наверху, я сменила её пару часов назад, — ответила Штраус, вставая со своего стула, садясь на край кровати, и сладко зевая. Сейчас на ней была темно-синяя обтягивающая футболка и такого же цвета штаны.       — Знаешь, на мой взгляд, тебе этот наряд подходит больше, чем старомодные платья. Выгодно подчеркивает все достоинства твоей фигуры, — проговорил Саламандр, наблюдая за смутившейся, но польщенной такой похвалой Мирой.       — Спасибо за комплимент. А не боишься, что Эрза тебе за это по шее съездит? — улыбнулась в ответ Дьяволица.       — Ну, знаешь, вы с ней, похоже, забываете, кто я, — с нотками обиды в голосе проговорил Драгнил. — Я все же Ученик Дракона, и я прекрасно слышал ваш с ней разговор, там, на поляне, да и все последующие, что вы с ней вели у моей постели, пока я был без сознания, ибо вы похоже не учли, что Изи их передаст мне.       — То есть, ты слышал абсолютно все? — удивленно спросила Мира, бросая на дракончика убийственный взгляд, от которого тот спрятался на спине хозяина.       — Да. Эрза, может, ты уже прекратишь стоять за дверью? Тебе еще очень многому нужно научиться чтобы суметь обманывать мой слух дракона, — усмехнулся Нацу, после этих слов дверь открылась и комнату вошла Титания в белой рубашке-безрукавке и синей юбке чуть ниже колена.       — А я-то, наивная, надеялась устроить розыгрыш, знаешь, так даже не интересно, — недовольно проговорила Алая, забираясь на кровать и целуя Драгнила. — С добрым утром.       — Ну, извини, я же не знал, в следующий раз исправлюсь. Кстати, у нас есть что-нибудь перекусить? А то я что-то проголодался, — заявил Саламандр, желудок, которого при этих словах напомнил о себе.       — Сейчас, я приготовлю что-нибудь и позову вас, — проговорила Мираджейн, быстро покидая комнату.       — Ты действительно всё слышал? — серьёзно спросила Титания, усаживаясь на колени к Драгнилу.       — Угу, — односложно ответил Нацу, обнимая девушку.       — И что ты по этому поводу думаешь? — поинтересовалась Алая, которой нужно было знать, как ко всему этому относится сам юноша.       — Что я думаю? Да ничего я не думаю, раз ты так решила, то пусть так оно и будет, — спокойно проговорил юноша. — Мне намного интереснее, откуда ты об этом узнала?       — То есть, ты вот так легко согласен на то, что кроме меня у тебя еще кто-то будет? — изогнула бровь Эрза, озадаченная отсутствием хоть какой-нибудь реакции.       — Вообще-то, ты сама так решила, даже не поговорив со мной об этом, — напомнил огненный маг. — Если ты сама на это согласна, то я не буду препятствовать. Для меня самое главное - что ты будешь рядом со мной. И на мой последний вопрос ты не ответила.       — Извини, — тихо ответила Скарлетт, понимая, что, похоже, в горячке наломала дров. — Там в райской башне, я как будто умерла, и видела свои похороны, а потом оказалась на острове с вулканом, где встретила Игнила, и он говорил о том, что одной мне тебя от безумия не удержать.       Выдала заранее подготовленную легенду Алая, не желая нарушать слово, данное иксиду, и подставлять того перед Нацу. На несколько минут Драгнил впал в серьезную задумчивость.       — И что он еще говорил? — поинтересовался Саламандр, откидываясь на спину и утягивая за собой девушку. — Что еще такого, что ты решилась на эту идею с Мирой?       — Ну, он еще говорил про ауру Императора Драконов, и о том, как она влияет на окружающих, — поудобнее устраиваясь на груди Нацу, ответила Скарлетт.       — И ты поверила в это? И как это связанно с Мирой? — неверяще спросил Драгнил.       — А почему я не должна была верить тому, что сказал Игнил? С ней вдвоем нам будет проще отгонять от тебя особо ретивых девиц, — недовольно проворчала Алая.       — Неужели ты думаешь, что я променял бы тебя на какую-нибудь малознакомую девицу? — усмехнувшись, поинтересовался Нацу, поглаживая спину девушки.       — Нет, но вот они вполне могли бы сами затащить тебя в постель. Или ты точно можешь сказать, что смог бы отказать одной из тех красоток, что мелькают на страницах Еженедельного Волшебника, или справился с любовными зельями? — вздохнув, спросила Титания.       — С первым точно бы справился, а вот со вторым пятьдесят на пятьдесят, зависит от силы зелья, — честно признался Нацу.       — Вот видишь, а так мы с Мирой сможем приглядывать за тобой, даже, если одна из нас будет где-то далеко, и не бояться, что потом, какая-нибудь пигалица заявится в гильдию с ребенком на руках и потребует на ней жениться, ты у нас все-таки видный и сильный маг, — усмехнулась Алая.       — Если тебе так будет спокойнее, то так тому и быть, — спокойно ответил Саламандр.       — Ты так спокойно говоришь об этом, как будто тебе все равно, — тихо проговорила Скарлетт.       — Просто для меня это обыденно, в прошлых жизнях и не такого насмотрелся. Для меня важно лишь твое счастье. Я готов оградить тебя от любой опасности, но решать все проблемы и вопросы, встающие перед тобой, я не собираюсь, ты все же не маленькая, да и слабой тебя не назовешь. Сейчас все будет зависеть от тебя. Всё ещё можно вернуть назад, но готова ли ты переступить через Миру ради только собственного счастья, или нет, — пояснил маг, садясь на край кровати. — А я приму любое твое решение.       — А кто для тебя Мира? — оставаясь лежать посреди кровати, спросила волшебница.       — Друг, и всегда им была, а дальше все зависит от тебя, — пожал плечами Драгнил. — К любому варианту развития событий я готов.       — Тогда, пусть все остается как есть, — уверенно проговорила Эрза, садясь рядом с юношей.       — Я в тебе не ошибся, моя фея, — добро улыбнулся Нацу, притягивая девушку к себе и целуя.       — Всё готово, прошу к столу, — послышался крик с кухни.       Переглянувшись, молодые маги отправились на завтрак, после которого долго разговаривали, сидя в гостиной.       Следующие две недели пролетели быстро, и совсем скоро должен был состояться праздник Фантазии. Магнолию наводнило множество людей из ближайших городов, приехавших своими глазами увидеть одно из чудес города. Пробираясь через людской поток, Нацу кожей ощущал опасность, нависшую над городом.       — Ох, не нравится мне все это, — проговорил Саламандр, направляясь к зданию, где должен был проходить конкурс «Мисс Фейри Тейл», к началу которого он уже опаздывал. Быстро преодолев оставшееся расстояние, Драгнил прошел внутрь, устраиваясь за одним из дальних столов, рядом с Греем. На сцену как раз выскочила Люси, не давая Максу, бывшему ведущим конкурса, назвать её фамилию.       — Нет! Не говори мою фамилию! — прокричала Хартфилия.       — Почему? — послышалось где-то справа от огненного мага.       — Она милая! — донеслось откуда-то с первых рядов.       — Я буду танцевать со звездными духами, — проговорила блондинка, готовясь начать выступление, как была прервана.       — Номер восемь, — послышалось из-за спины заклинательницы.       — Подожди, я только начала... — неуверенно ответила Люси.       — Если ты говоришь о феях, то это я, если ты говоришь о красавице, то это тоже я, правильно, это все обо мне! — проговорила девушка с темно-русыми волосами, представшая перед публикой в образе феи из сказок. — И победительница, естественно, тоже я, Эвергрин! Собственно, на этом мы и закончим конкурс!       — Что?! — в недоумении выкрикнула Хартфилия.       По залу пошли шепотки, многие знали, что девушка в одиночку в Магнолии не появляется, и является одним из членов команды Лексуса, именующейся «Громовержцами».       — Эвергрин!? — шокировано проговорил Фуллбастер.       — Она вернулась?! — подал голос сидевший рядом Эльфман.       — Вот дерьмо. То-то мне с самого утра не по себе, — уткнувшись лицом в стол, пробормотал Нацу.       — Прочь со сцены! — прокричала взбешенная заклинательница. — Я ещё не закончила выступление!       — Люси! Не смотри ей в глаза!!! — прокричала Грей, попытавшись предупредить блондинку об опасности.       — Пожалуйста, все покиньте помещение! — прокричал Макс после того, как девушка превратилась в каменную статую.       — Что ты делаешь, Эвергрин? Ты хочешь испортить Фестиваль?! — почти рычал Макаров, его лицо исказились от гнева.       — Так вроде фестиваль сейчас уже не главное шоу, — поджигая занавес, проговорила девушка. — Так?       За мгновенно сгоревшим занавесом оказалось ещё шесть девушек, превращенных в статуи, к этому моменту в здании остались только маги Фейри Тейл.       — Она превратила всех за кулисами в камень? — пятясь назад, прошептал Макс.       — Сестра! — выкрикнул Эльфман.       — Даже Эрза! — шокировано прокричал Хэппи, уже прикидывая, куда бы спрятаться от надвигающейся бури в лице Нацу.       — Все это зашло слишком далеко! Верни их в норму! — свирепел с каждой секундой Макаров, в этот момент в центр сцены ударила молния, осветив зал яркой вспышкой.       — Эй, неудачники из Фейри Тейл, — проговорил объятый всполохами молнии блондин. — Настоящий праздник только начинается!       — Лексус! — замерев на месте, проговорил Дрейар.       — Фрид и Бикслоу тоже тут... — констатировал факт Грей, а от сидевшего рядом с ним Нацу начали исходить волны пока ещё слабого КИ.       — Громовержцы, телохранители Лексуса! — прокричал кто-то из членов гильдии.       — Почему бы не сыграть в игру... Старикашка? — с безумным блеском в глазах проговорил маг молнии.       — Не делай глупостей, мы должны подготовиться к параду. Верни их в норму сейчас же! — взяв себя в руки, ответил Макаров, прекрасно ощущая, как по залу расходятся волны жажды убийства и ярости, идущие от уткнувшегося лицом в стол Нацу.       — Парад «Фантазия» поздно ночью и, мне кажется, кое-кто на него сегодня не успеет, — проговорил Дрейар, призывая молнию которая устремилась к статуе Люси.       — Стой! — прокричал Мастер, понимая, что если он не остановит внука раньше, чем тот навредит кому-то из девушек, попавших под магию Эвергрин, то Саламандр убьет того.       — Я возьму этих девушек в заложницы, — обнимая за шею статую Хартфилии, проговорил Лексус. — Я поломаю их одну за другой, если вы нарушите правила... Разве я не говорил, что праздник только начинается?       — Подобными вещами не шутят, Лексус! — зло прокричал Мастер.       — Естественно, я до безобразия серьёзен. Ну что ж, а сейчас мы начнем игру: кто сильнейший человек здесь, в Фейри Тейл... — ответил блондин. — Это всего лишь игра. Правила просты – последний выживший выигрывает! Ну что же, начнем битву Фейри Тейл!       В следующий момент в сцену полетел один из дальних столиков, но его на подлете испепелил Дрейар, переведя взгляд туда, откуда прилетел тот.       — Хочешь поиграть, Лексус? — холодно спросил Драгнил, полностью высвобождая свое КИ. — Тогда опусти девушек!       — Какой ты, однако, непонятливый, Нацу. Они заложники, без них игра не будет такой интересной, — оскалился внук Макарова.       — Если хотите освободить этих леди, одолейте сперва нас, — проговорила Эвергрин. — Ограничение по времени – три часа. Если не сможете победить нас до истечения этого срока, то эти девочки... Будут раздроблены в песок. Поле битвы – вся Магнолия. Как только найдете одного из нас, битва начнется.       — А вы, однако, психи, — вздохнул Саламандр, покачав головой.       — Не шути со мной!!! — прорычал Мастер, используя свою магию увеличения.       — Я сказал тебе сидеть тихо, разве нет? — концертируя манну, проговорил Лексус. — Давай насладимся представлением.       В следующий момент зал потонул в ярчайшей вспышке и сильнейшем грохоте, после чего блондин и его команда исчезли. А далее вся гильдия рванулась к выходу с криками и руганью, мешая друг другу.       — Лексус! Я покажу тебе, где твое место!!! Чертов сосунок!!! — яростно кричал Макаров, устремляясь за остальными, но на выходе врезался в невидимую стену.       — Ты так развлекаешься, старик?! — удивленно спросил спокойно вышедший Грей.       — Что это? Я не могу пройти дальше! Это невидимая стена! — рычал Дрейар, лицо которого покраснело от гнева и натуги.       — Нашли время прикалываться! Я не вижу никакой невидимой стены! — пытаясь вытащить Мастера, проворчал Фуллбастер. — Надпись в воздухе?!       — Это.. .Колдовство Фрида? — удивленно проговорил старик.       — Колдовство?— спросил ледяной маг.       — Форм-барьер. Это особая форма магии, размещенная вокруг определенного места. Она исполняет роль ловушки, которая не выпускает жертву наружу. Эти символы, должно быть, начертаны вокруг всей гильдии! Для тех, кто внутри колдовства, действуют особые «правила»... Нельзя обойти их, сбежать невозможно. Смотри, — указывая на группу символов, проговорил Макаров. — Правило: « Для тех, кому за восемьдесят и для каменных статуй — они не могут выйти».       — Что за фигня с этой магией? Как будто какой-то ребенок заявил: «Потому что я так сказал» и это работает! — возмутился Фуллбастер.       — Нужно время чтобы начертать колдовство, подобное этому... Надо обладать огромным практическим опытом и эффективно использовать свои умения, чтобы ловушка сработала, — объяснил Дрейар.       — И что, из-за этой магии ты не можешь выйти отсюда?! — выходил из себя Грей. — Может, просто разрушить её?! Попробуй!       — Правила колдовства абсолютны! Они включают два запрета: «Возраст» и «Сущность». Черт тебя возьми, Фрид... Когда ты успел стать таким сильным?! – негодовал старик, чертыхаясь про себя, что в своё время не уделял данному разделу магии соответствующее внимание.       — Другими словами он планировал не позволить тебе участвовать в этом с самого начала, хех... А он хитер, — усмехнулся Фуллбастер. — Хорошо, тогда я просто покажу наш лучший удар!       — Грей! — прокричал Дрейар в спину удаляющемуся магу.       Вернувшись назад в зал, Макаров обвел взглядом образовавшийся беспорядок, на глаза ему попался один из магов, оставшихся в здании.       — Ридус! — удивлено проговорил Мастер.       — Я... Я... Сожалею... Я... Я боюсь Лексуса... — выглядывая из-за столба, ответил маг-художник.       — Отлично! Ты ведь знаешь, где живет Полюшка, так? — спросил старик, решив переиграть внука и отобрать у него заложников. — У неё хватит силы излечить окаменение. Можешь попросить её за меня?       — Уг-угу. Хорошо! Я... Я могу ручаться за это! — согласился Ридус, быстро покидая здание.       Только после этого Макаров заметил сидящего в темном углу Драгнила. Его удивлению не было предела. Юноша сидел в позе лотоса, сложив руки в странном знаке.       — Чего ты ждешь, Нацу? — Подходя вплотную к юноше, спросил Дрейар.       — Я пытаюсь найти брешь в заклинании Фрида, но ничего не выходит, силен, чертяка. Но ничего, как только я выберусь отсюда, налысо его обрею. Будет знать, как меня запирать в клетке, — огрызнулся Саламандр, явно недовольный тем, что его отвлекли.       — Значит, барьер и тебя держит? — удивился Мастер.       — Конечно, в основе лежит запрет на возраст и сущность, выйти может только человек не старше восьмидесяти, а моей сущности, сам понимаешь, намного больше чем восемьдесят, да и сущность моя далека от человеческий, — устало ответил юноша. — Нет, я этого умника точно побрею, и Лексуса заодно.       — И как ты собираешься отсюда выбраться? — поинтересовался старик с надеждой в голосе.       На это Нацу ничего не ответил, полностью погружаясь в себя, а мастер вынужден был ходить туда-сюда, ожидая чуда от Драгнила, хотя, в этом и сомневаться не приходилось.
Примечания:
Отредактировано 28.06.15 г.
И отбечено 25.11.15 г.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: