Волшебная сила зонтика +2991

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Автор оригинала:
WeasleyForMe
Оригинал:
http://www.fanfiction.net/s/4370970/1/The-Power-of-the-Umbrella

Основные персонажи:
Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Гермиона Грейнджер (Уизли), Драко Малфой
Пэйринг:
Драко/Гермиона
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Фэнтези, Повседневность
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Тинэн_
«Отличная работа!!! :)» от KAROLINA...
Описание:
Драко и Гермиона даже не подозревали, как приятно может оказаться сидеть под одним зонтиком на дождливом матче Гриффиндор-Слизерин...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Оригинальное название — "The Power of the Umbrella"

Мой первый перевод с английского. Это оказалось сложнее, чем я думала...

Миленькая зарисовка на тему того, что (чисто теоретически) могло бы случиться во время учебы в Хогвартсе.

Понравился фанфик? Напишите отзыв автору оригинала! Регистрироваться для этого не обязательно, блестяще знать английский — тоже. Вам несложно, человеку приятно!
5 апреля 2014, 21:01

«She stuck her what, where?» ©



Гермиона хмурилась, поднимаясь со своего сидения на трибунах поля для квиддича. Матч Гриффиндор-Слизерин даже не успел начаться, а девушку уже прогнали с ее места собственные товарищи по факультету.

— Пожалуйста, иди и посиди где-нибудь в другом месте, Гермиона, — сердито сказала Лаванда, и несколько человек одобрительно закивали, поддерживая ее.

Им никогда не нравилось смотреть матчи вместе с Гермионой. Впрочем, это были их собственные проблемы, верно?

Спустившись вниз по деревянным ступеням, с зонтиком в руке, девушка поглядела на затянутое облаками небо и резко потрясла головой. Она старалась игнорировать тот факт, что никому не было дела до Невилла, возящегося со своей напоминалкой в течение всей игры. И, конечно, всем было абсолютно наплевать, когда братья Криви начинали играть в волшебные шахматы вместо того, чтобы смотреть матч. Все еще покачивая головой, Гермиона остановилась и огляделась по сторонам. Почти все места были заняты, кроме одного, находящегося в непосредственной близости от слизеринской части трибун. Выбирать было не из чего, и Гермиона, гордо выпрямившись, отправилась занимать свое новое место, провожаемая недружелюбными взглядами болельщиков.

Все игроки были объявлены, и теперь Гермиона наблюдала, как слизеринская команда гордо маршировала к своей скамейке. Девушка сидела к ним так близко, могла слышать даже то, как они обсуждали свою стратегию. Жаль, не было возможности поделиться этой информацией с Гарри и Роном… Девушке оставалось только сидеть, скрестив руки на груди и глядя прямо перед собой.

Драко медленно доковылял до дальнего конца скамьи и присел. Он обернулся, намереваясь помахать расположившимся выше на трибуне друзьям, и был несказанно удивлен, увидев Гермиону Грейнджер, устроившуюся на соседнем с ним сидении. Юноша быстро опомнился, скрыв свое удивление за злобной усмешкой.

— Грейнджер, какого черта ты тут делаешь?

Она повернулась к нему, сердито прищурившись.

— Не твое дело, Малфой.

— Все, что касается этой скамьи — мое дело. А вот ты, между прочим, сидеть здесь не имеешь права.

Храбро выдержав его взгляд, Гермиона провела пальцем по нарисованной на деревянной скамье линии, проходящей как раз между ней и слизеринцем. Драко взглядом проследил за тем, как она прочертила невидимую черту прямо вдоль своего стройного правого бедра.

— Видишь, Малфой? Вот тут заканчивается скамья твоей команды и начинаются места обычных болельщиков. Так что я не сижу на твоей драгоценной лавочке, — достаточно грубо произнесла девушка.

В этом Гермиона убедилась еще заранее, чтобы предотвратить нападки со стороны всяких неприятных типов. Девушке не хотелось даже прикасаться к территории слизеринцев.

Драко оставалось только восхититься ее выдержкой и заодно ее очаровательной фигурой. Ему пришлось очень постараться, чтобы не позволить себе расплыться в глупой улыбке. Теперь они сидели молча, задумчиво глядя на поле. Обе команды уже поднялись в воздух, и Гермиона заметила, что на этот раз в качестве ловца сборной Слизерина выступила Пэнси.

— Почему ты сидишь, а не играешь? — спросила гриффиндорка у Драко.

Слизеринец повернулся к девушке, наигранно изображая восхищение.

— Ах, принцесса все же решила заговорить со мной, — произнес он, прижимая руки к своему сердцу.

Потом юноша нахмурился, принял нормальную позу и продолжил, на этот раз подражая интонациям Гермионы:

— Не твое дело, Грейнджер.

— Я просто спросила, — обиженно ответила девушка, возвращаясь к наблюдению за игрой.

По сравнению с Гарри, Пэнси держалась на метле просто отвратительно.

— Паркинсон играет куда хуже тебя, — прошептала девушка достаточно громко, чтобы парень смог ее услышать.

Драко самодовольно вздохнул.

— Ну, если тебе так необходимо знать, почему я здесь, то во всем виноват Гойл. Он оттолкнул меня, когда бежал за последней тарталеткой с арахисовым маслом, и я сломал себе голень. Мадам Помфри велела мне отсиживаться.

Гермиона тихо усмехнулась, вновь обращая на себя внимание Драко.

— А почему ты здесь? — повторил свой вопрос слизеринец.

Гермиона прищурилась.

— У меня были кое-какие разногласия с товарищами по факультету.

Драко закатил глаза, раздраженный ее расплывчатым ответом. Но куда больше парня рассердило осознание того, что его действительно волновали проблемы гриффиндорки. Почему она вынуждена сидеть рядом с его командой, а не с теми людьми, которые должны быть ее друзьями?

Стоило Гриффиндору забить свой первый гол, как оглушительный раскат грома прозвучал над стадионом, заставив всех болельщиков поднять глаза к небу. Черная туча разразилась первыми тяжелыми каплями дождя. Гермиона вытащила из-под сидения заранее спрятанный туда большой черный зонтик. Она быстро раскрыла его, как раз вовремя, чтобы остаться совершенно сухой. Несколько минут девушка наблюдала за матчем, пытаясь игнорировать буравящий ее взгляд Драко. Наконец она не выдержала и резко повернулась вправо.

— Что? — грубо спросила гриффиндорка, глядя Малфою прямо в глаза.

Он продолжал таращиться на девушку, и та наконец поняла, что падающие на ее зонтик капли дождя водопадом стекают на левое плечо и руку слизеринца. Он и так весь промок из-за дождя, а ее зонтик только усугублял положение. Гермиона подавила тихий смешок и взглянула в темпераментные глаза юноши. И хотя их обладатель был невероятно сердит, в них почему-то читался смех. К собственному удивлению, девушка вдруг подумала, что слизеринец выглядел поразительно симпатичным.

— Неужели мой зонтик тебя беспокоит? — спросила гриффиндорка приторно сладким голосом.

— Вообще-то да, — пробурчал Драко сквозь стиснутые зубы.

— Это ужасно. Но, видишь ли, я и так сижу на самом краю скамейки, и дальше мне двигаться уже некуда.

Приторный тон ее голоса действовал слизеринцу на нервы непередаваемо сильно.

— Но я думаю, что могла бы поделиться с тобой моим зонтиком, если бы ты перестал вести себя, как тролль, и поделился со мной твоей скамейкой, — довольно закончила девушка, наблюдая, как на слизеринца водопадом льется вода.

— Ладно, — прорычал он.

Гермиона победоносно расправила плечи и подвинулась вправо, располагая зонтик так, чтобы он накрывал их обоих. Теперь ее правая нога почти касалась левой ноги Драко, зато с другой стороны места было много. Посидев в молчании еще некоторое время и понаблюдав за достаточно скучным и мокрым матчем, Драко спросил:

— Ну так ты расскажешь мне, почему сидишь тут, или нет?

Девушка повернулась к нему, и их лица оказались всего в нескольких сантиметрах друг от друга. Гермиона прислушивалась к звуку падающих на зонтик капель, думая, стоит ли что-либо рассказывать слизеринцу. В конце концов, он ведь был ее врагом. С другой стороны, искренность в его глазах выглядела очень убедительно.

— Остальные гриффиндорцы не ценят то, как я поддерживаю нашу команду. Они все сидят там, глупо надеясь на победу, вечно оптимистичные. Я единственная, кто пытается смотреть на вещи без предвзятости. Если наша команда выглядит, как стадо книззлов, то я так и говорю! Но им это не очень нравится, — сказала девушка, глядя в сторону трибуны гриффиндорцев.

Драко медленно кивнул.

— Звучит разумно. Вечный оптимизм выводит тебя из себя, по-моему, это абсолютно нормально.

Гермиона тепло улыбнулась, и он не мог не последовать ее примеру. Юноша взглянул вверх, задержавшись взглядом на Лаванде Браун.

— Хотя это не объясняет, почему Лав-Лав выглядит такой раздраженной.

Гермиона закатила глаза. Она глубоко вдохнула и затараторила так быстро, что Драко едва разбирал ее слова.

— Стоп-стоп-стоп! Давай еще раз, только медленнее! — прервал он ее монолог. — Она подвесила свое чтокуда?

Он никак не мог понять, о чем говорила эта всезнайка.

— Я сказала, что Лаванда подвесила свой большой, отвратительный плакат со львом в воздухе прямо у меня перед носом. И я попросила убрать его, чтобы я могла нормально следить за матчем, который наша команда собирается проиграть, — гораздо медленнее и разборчивее повторила Гермиона.

Драко заливисто рассмеялся.

— Это действительно пессимистично! Ты и правда сказала это прямо перед твоими драгоценными гриффиндорцами?

Гермиона едва заметно покраснела.

— Да, но это было до того, как я узнала, что ты в игре не участвуешь. Теперь у Гриффиндора есть шанс.

Драко, по правде говоря, был ошарашен. Гермиона Грейнджер действительно считала его хорошим игроком в квиддич! Он никогда не думал, что она разбирается в этом спорте, а девушка, оказывается, замечала даже то, как он играл. Польщенный, он сидел под ее зонтиком, плотно прижимаясь к ней плечом.

— Спасибо.

Судя по всему, девушка чувствовала себя не очень комфортно и хотела сменить тему.

— Ну, по крайней мере я отомстила перед тем, как уйти. Поменяла буквы на ее плакате. Раньше там было написано: «Гриффиндор — номер один».

Драко проследил за взглядом Гермионы и прищурился, стараясь разглядеть надпись. Лаванда Браун держала яркий, красочный плакат, который гласил: «Я надоедливая дура». Драко не смог сдержать смех, особенно когда заметил, что многие люди видели надпись, но сообщать об этом Лаванде не спешили.

— О Мерлин, Гермиона! — выдохнул он. — Тебя явно отправили не на тот факультет!

Она засмеялась вместе с ним, обрадованная, что ее поняли, и в то же время удивленная, что тем, кто заставил ее смеяться, оказался Драко Малфой.

Они смеялись и разговаривали в течение всего матча, так что под конец никто из них не знал, какой же факультет в итоге одержал победу. Каждый из них просто наслаждался компанией единомышленника, интеллигентного человека, с которым приятно было общаться.

— Драко, смотри, — наконец произнесла Гермиона, которая, отвернувшись от собеседника, с удивлением обнаружила, что кроме них на стадионе уже никого не осталось.

Гриффиндорка и слизеринец покраснели и быстро поднялись со своих мест. Не говоря ни слова, Драко, прихрамывая, отправился обратно в замок, все еще не выходя из-под зонтика Гермионы. Их пальцы, держащиеся за ручку зонта, нежно касались друг друга. Гермиона старалась идти как можно медленнее, потому что помнила о травме юноши, а еще потому что ей хотелось касаться его руки настолько долго, насколько это было возможно. Как бы удивительно это ни было, она вовсе не желала, чтобы проведенное вместе со слизеринцем время подходило к концу.

— Спасибо за зонтик, — прошептал парень, когда они входили в вестибюль Хогвартса.

— Спасибо за сидение, — с улыбкой ответила девушка.

Он уже собирался свернуть в сторону подземелий, когда вдруг остановился и коснулся ее губ легким поцелуем, чем несказанно удивил не только гриффиндорку, но и себя самого. Гермиона долго смотрела ему вслед, внезапно преисполнившись благодарности к Грегори Гойлу и его любви к тарталеткам с арахисовым маслом.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.