Hear no evil / Не слышу зла +71

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Автор оригинала:
Gaelicspirit
Оригинал:
http://gaelicspirit.livejournal.com/14059.html

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Сэм Винчестер
Пэйринг:
Дин, Сэм
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Экшн (action), POV, Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 231 страница, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Охота на неведомого монстра усложнилась состоянием одного из братьев.
Таймлайн - между 2-15 "Tall Tales" и перед 2-16 "Roadkill".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Беты - Илерена, Alrami, volhinskamorda. За помощь в поиске опечаток спасибо galiandra.

Глава 1

6 мая 2014, 23:17

Думай, как человек дела, действуй, как человек мысли.
Анри Луи Бергсон.



– Странно, да?

Озон наполнял воздух, делая его почти осязаемым, и ощущался на губах легким привкусом свежести. Сэм, свесив голову и задевая волосами могильную плиту, скептично наблюдал за братом. Очередная молния осветила Дина, который прижимался спиной к внушительному надгробию и был наполовину скрыт его постаментом. Сильные мозолистые руки Дина скользнули по стволу разряженного дробовика, переламывая его. Ослепленный внезапной вспышкой яркого света, Дин прищурился и прикусил губу.

– А поподробнее? – отозвался Сэм.

Дин быстрым движением зарядил очередной патрон и оглянулся на брата.

– Молния, а грома нет.

– Так это ж нечисть вообще-то, Дин.

Сэм проверил обойму. Пусто. Он сунул бесполезное оружие в карман куртки, дернув плечами, чтобы оно провалилось глубже, и крепко сжал лук в левой руке.

– Что ты хочешь этим сказать?

Он видел, как Дин махнул рукой, не обращая внимания на насмешку брата. Ночь темным одеялом лежала над маленьким кладбищем, осыпая рваными потоками лунного света землю, покрытую сухими листьями, когда вдруг облака заполонили небесную ширь. Сэм мгновенно почувствовал себя лилипутом. Глубокий вой духа, раздавшийся с другой стороны кладбища, заставил Сэма ощутить себя гигантом. Могильная плита, за которой он сидел, явно была недостаточным укрытием.

– Это демон шторма, старик, - продолжил Сэм, подтягивая длинные ноги, тяжелые ботинки цепляли и тянули за собой пучки травы. – Молния – как его... его Импала.

Дин взглянул на Сэма, игриво приподнимая бровь. Дин щурился, лицо его бледнело в свете молний, но губы растягивались в улыбке.

– Тогда, думаю, будем стрелять по шинам, – он почти что хихикнул.

Сэм длинными пальцами провел по земле в поисках стрел. Против монстра им нужны были стрелы. Стрелы, которые пару мгновений назад были у него, прямо перед тем, как дух холодным завывающим воздухом куда-то отбросил Дина. Стрелы были рядом, когда Сэм перекатился за надгробие в попытке спрятаться и лихорадочно высматривал во тьме очертания брата. Стрелы были рядом, пока не ударила молния и ослепила его ярким белым светом, отдаваясь резкой болью в затылке и заставляя укрыться. Его пальцы касались сосновой хвои, перебирали листья и тонкие ветки.

Никаких стрел.

– Вот дерьмо! - Сэм вытянул шею, чтобы выглянуть за плиту. Молния сверкнула всего в пяти футах, отчего он вскрикнул и бессознательно свернулся, чтобы защитить себя.

– Не высовывай свою чертову голову, Сэмми! - сквозь какофонию внезапного ветра прорычал Дин.

Сэм на мгновение взглянул на темную фигуру, зависшую над выжженной землей, только что опаленной молнией.

– Я потерял стрелы! – крикнул Сэм Дину в надежде, что тот не думает сейчас о своих обидах и помнит, что против сербского духа им нужны стрелы в крови.

– Знаю! - крикнул в ответ Дин. – Я нашел их!

– Какого хрена ты мне не сказал? – Сэм обернулся на фигуру, толкающую их ветром и мощью.

– Только увидел!

Дин высунул руку из-за спасительного памятника незнакомцу и выстрелил последними зарядами соли в черное облако с очертаниями человека. Одновременно с криком порывы ветра прекратились, и братья остались будто в пустоте, шумным дыханием нарушая неверную тишину. Сэм убрал челку с глаз и внимательно наблюдал, как Дин прикрыл рот тыльной стороной ладони в попытках выровнять дыхание.

– Еще чуть-чуть, - прошептал Дин во внезапной ночной тишине.

Сэм кивнул, хотя и знал, что Дин не смотрит на него. Больше не на него. Они наблюдали за небом, за тем, как земные тени подобно затмению медленно пожирают серебристый свет полной луны.

Сумерки быстро расползлись вокруг, и со скрипучим протяжным стоном перед Сэмом начала проявляться звероподобная тень.

Он услышал сухое дыхание.

– Сэм, сюда, - приказ Дина подействовал так, будто он рукой дотянулся до Сэма и подтянул его к себе.

Сэм схватил лук и подполз к Дину по грязной земле, не отводя взгляда от впечатляющей фигуры монстра.

– Дай мне лук.

– Я ближе, - возразил Сэм. – Дай стрелы.

– Сэм! Дай. Мне. Лук!

– Дин! Хватит... – спор прервал внезапный порыв зловонного воздуха.

Сэм оглянулся на брата, только щетина и плотно сжатые губы темнели на бледном лице в странном мерцающем синем свете. Заметив что-то у ног Сэма, Дин в ужасе широко распахнул глаза. Внутри все сжалось от необъяснимого страха. Сэм проследил взгляд Дина.

Земля шевелилась, расползаясь в стороны.

– Твою мать! - выдохнул Сэм. - Что за...

Невиданное зрелище вселяло ужас. Сэм почувствовал, как Дин вцепился в его рукав. А когда брат резко разогнулся в прыжке, Сэма накрыло отчаянием.

– Забирайся! - скомандовал Дин с широкого основания памятника, подтягивая Сэма с такой легкостью, будто тот ничего не весил. Сэм стряхнул с себя ступор ужаса и, мимолетом проведя пальцами по выгравированным буквам, сложенным в имя «Мартин Виктор», быстро вскарабкался на постамент вслед за братом. Таким образом, они оба оказались в нескольких десятках сантиметров над содрогающейся землей.

– Какого дьявола?! - Сэм схватился за выступ, который одновременно разделял и защищал их с Дином, и смотрел на то, как внизу оживает мертвая земля. – Они не поднимают зомби!

– Это не они, - ответил Дин, одной рукой хлопая по карманам, а другой - держась за узкий выступ памятника. - Он поднимает корни и тому подобное. Смотри!

Сэм взглянул в темноту и убедился: демон бури, используя власть над рождением и уничтожением земной жизни, высвобождал корневую систему деревьев по всему кладбищу, вытаскивал гробы из грязи в ночной воздух. Сэм поперхнулся, когда гробы раскрылись, вываливая содержимое на землю.

Когда мы жгли кости, это не было так ужасно...

– Где, черт возьми, моя зажигалка?! - воскликнул Дин.

Сэм не мог отвести взгляда от земли, извергающей мертвое по указанию тени.

– В заднем левом кармане, - отозвался он.

– Твою ж мать, - выдохнул Дин. - Откуда ты...

– Ты всегда кладешь ее туда, - ответил Сэм, глядя на почти идеально сохранившееся лицо девочки-подростка.

– Ха! Ладно, это будет интересно, - прокомментировал Дин голосом, приглушенным от сжатой в зубах стрелы, и достал зажигалку.

– Мы могли бы... спуститься, – с опаской предложил Сэм, посматривая на Дина. Земля, благодаря демону, полная разлагающихся тел – последнее место, где он хотел побывать.

– И оказаться погребенными заживо в открывшейся могиле? Нет уж, спасибо, - Дин поджег кончик стрелы, которую все еще держал в зубах.

Дождь без долгих вступлений и лишней жалости хлынул удушающей стеной. Огонек на конце стрелы потух, а волосы Сэма мгновенно облепили лицо. Сквозь такой поток воды было сложно даже моргнуть.

Демон дышал дождем.

Водяные потоки кровожадно струились по земле вокруг едва ли спасительного островка, ослепляли Сэма и скрывали Дина из вида. Сэм знал, что брат все еще держится с другой стороны памятника только потому, что чувствовал грудью его пальцы, которыми он цеплялся за выступ.

Мокрый камень выскальзывал из рук, и Сэм обхватил плиту ногой, прижав к ней ногу Дина. Сэм заметил, как Дин зашевелился, обретя большую устойчивость. Удерживаясь коленями за памятник, Дин стал поджигать другую стрелу. Он немного наклонился, чтобы защитить появившееся пламя.

– Лук! - крикнул Дин, разрезая пальцами завесу дождя в попытке дотянуться до Сэма.

Сэм без возражений протянул лук, зная, что пламя должно сжечь кровь до того, как острие пронзит облако монстра. Корни деревьев прорывались сквозь грязную землю. Дух взвыл в пьянящем ожидании.

У них не было времени на шутки и прочую ерунду: Сэм чувствовал, как от напряжения трясется нога Дина.

– Стреляй! - крикнул Сэм сквозь завесу дождя. Он едва мог разглядеть лицо брата, накрывшего собой оружие. - Стреляй, Дин!

Дин не ответил, и Сэм опять почувствовал, как вздрагивают его мышцы. Левой рукой Сэм ухватился за памятник, а правую вытянул вперед, чтобы взяться за край мокрой рубашки Дина и помочь ему. Сквозь влажный воздух доносился запах горящей крови на металлическом окончании стрелы.

– Стреляй в этого сукина сына! - задыхаясь от попавшей в рот воды, снова выкрикнул Сэм.

Дин выпрямился, расправил плечи, смаргивая с глаз дождь и плотно сжимая челюсти. Одну руку он вытянул вперед, другую отвел назад. Сэм задержал взгляд на пальцах брата, который крепко и ровно держал шероховатую стрелу.

– Давай, давай, давай... - повторял Сэм.

– Давай, давай, давай... - эхом отзывался Дин, натягивая тетиву.

С диким криком, сотрясающим воздух, как ударная волна, дождь прекратился. Стрела погрузилась глубоко в сердце монстра, и в ту же секунду мир содрогнулся, корни деревьев вернулись под землю, а луна освободилась от скрывших ее темных облаков. Братья медленно спустились с памятника.

Мгновение они сидели в тишине. Поток воды утихал, капли дождя сползали по их телам, падая и разбиваясь о землю рядом с ногами. Братья смотрели в пустоту, где только что висел в воздухе сербский демон бури.

– Вот о чем я говорю! - Дин ударил мокрым кулаком в лужу мутной дождевой воды и издал радостный вопль. –Свяжешься с быком - получишь рогами, детка!

Сэм отбросил со лба мокрые волосы, с довольной усмешкой посматривая на брата.

– Закончил?

– Чувак, мы только что прикончили древнего демона бури, - Дин сморгнул воду с ресниц. Лунный свет озарял его глаза и отражался от воды, извилистыми дорожками стекающей по лицу. - Неплохо было бы отпраздновать это.

– Ура! - выкрикнул Сэм.

– Ты безнадежен, Сэмми, - Дин тряхнул головой, и капли воды, слетев с кончиков его коротких волос, брызнули в глаза Сэму. Уперевшись руками в топкую землю, он неуклюже поднялся на ноги и протянул руку брату.

– Ты в порядке? - спросил Сэм, цепляясь за грязную руку брата.

– Подари мне новый тренажер для бедер, если когда-то придется вытворять подобное, - Дин нахмурился, поглаживая ноги сквозь намокшие джинсы.

– Новый? - спросил Сэм, подбирая брошенный лук и стрелы. Дин ухмыльнулся.

– Это не только для упражнений, Сэмми.

– Жалею, что спросил.

Дин похромал вперед, по пути подхватив свой дробовик, оставленный у могильной плиты Молли Фитцпатрик.

– Спасибо, Молли.

– Что будем делать с... - Сэм обвел взглядом темное грязное кладбище с могилами, зияющими в земле как раны, и разбросанными вокруг телами.

Усмехнувшись, Дин потряс головой, чтобы вытряхнуть воду из ушей.

– Ничего.

– Ничего?

Дин поднял бровь.

– Ты хочешь перезахоронить их всех?

– Эээ... Нет, точно, нет, - согласился Сэм. - Но, Дин...

– Мы уходим, Сэм. Как и всегда, - Дин раздраженно дернул левым плечом и двинулся вперед. - Кто-нибудь спишет это на странный шторм или ливневый поток. Или прилив. Что-нибудь.

– Прилив? - Сэм поспешил за Дином, чья насквозь промокшая светлая фланелевая рубашка еле виднелась впереди. - Чувак, мы где-то... за сотню миль от побережья.

– Значит, - Дин обернулся. - Никаких приливов?

– Никаких приливов.

– Тогда придумают что-нибудь, - Дин выдохнул, когда увидел Импалу, спрятанную среди деревьев подальше от демона и любопытных глаз. – Как и всегда.

Они скинули с багажника маскирующие ветки, после чего Дин, открыв крышку, бросил дробовик и лук рядом с двумя зелеными дорожными сумками.

– Эй, я никогда не спрашивал, - начал Сэм, осторожно выкладывая пистолет из кармана куртки. - Где, черт возьми, ты обнаружил кровь дракона в Делавере?

По тихому смешку Дина Сэм понял куда больше, чем по потоку слов, которым брат обычно прикрывает эмоции. Медленно высвобождаясь из мокрой рубашки, Дин скользнул взглядом в сторону Сэма:

– А кто сказал, что она была драконья?

Сэм замолчал, пока пытался выжать куртку, пристально глядя на брата сквозь сосульки мокрых волос, которые висели перед его глазами будто расшитые стеклярусом занавески.

– Я думал, в дневнике отца написано, что...

– ...что врагом этого духа - Ала - был дракон, да, - кивнул Дин. - Но отец брал не его кровь.

Сэм оперся ногой о бампер Импалы, как и брат, развязывающий мокрые разбухшие шнурки.

– Отец убил Ала?

– Чувак, - Дин покачал головой. - Со своей учебой ты многое пропустил.

– Подожди... Хочешь сказать, это случилось, когда мы были детьми? - спросил Сэм, выжимая носки и насуплено глядя на свои длинные, бледные в лунном свете ступни. Он не выносил вида своих голых ног и обычно был обут, но садиться в Импалу вымазанным в грязи и мокрым до нитки было плохой идеей. Он знал это и без Дина.

Сэм в ожидании ответа отвлекся от одежды и смотрел, как брат потер голову, а лицо его исказилось от боли. Дин взял футболку за края, стянул ее через голову и сжал в руках.

Сэм поморщился от вида ссадин и синяков вдоль всего левого бока Дина.

– Помнишь тот плавучий дом в Южной Каролине, где мы остановились ненадолго? – начал Дин, когда встряхнул майку и повесил на поднятую крышку багажника. Расстегивая кнопку на джинсах, он покосился на Сэма.

Сэм отлепил мокрую рубашку от тела, чувствуя, как весь покрывается гусиной кожей под прохладным ночным воздухом, и следом за Дином выжал дождевую воду из своей нехитрой одежды.

– Да, - Сэм кивнул, влажные завитки волос прилипли к щеке. Он в нетерпении откинул их в сторону и стряхнул воду с влажных джинсов. - Я помню, как злился, потому что это была настоящая свалка, провонявшая дохлой рыбой.

– Ну, - Дин с хрустом в запястьях, выжал мокрые боксеры, скрутив их жгутом, вода пробежала по его босым грязным ногам. - Это потому что мы там обосновались, тупица. До нас там долго никто не жил.

Сэм с безразличным взглядом потряс головой. Он потянулся к сумке, схватил сухие джинсы и натянул их на голое тело. Все равно скоро где-нибудь остановятся.

– Да, звучит почти правдоподобно, - пробормотал он.

Дин, слегка подпрыгнув, натянул сухие джинсы на бедра, вытащил серую майку из сумки и надел через голову. - Так хочешь ты услышать или нет?

– Прости, - Сэм, сдаваясь, поднял руки. - Продолжай.

Он надел мягкий черный свитер с капюшоном и пошевелил плечами, расправляя, сухой хлопок приятно коснулся продрогшее спины. Усевшись на открытый багажник, чтобы вытереть ноги и надеть чистые носки и кроссовки, Сэм наблюдал за Дином, который осторожно трогал ушиб на боку – подобно пианисту перебирал пальцами по голой грудной клетке.

– Тебе сколько было? Десять-одиннадцать, наверное? - сказал Дин, сел рядом с братом и сунул руки в рукава рубашки, очевидно, решив, что с поврежденным боком жить можно. - Как обычно, он не говорил нам, почему мы там...

Южная Каролина, 1994

Я медленно шлифую лезвие ножа о точильный камень, как показывал отец, даже не осознавая, что учит меня чему-то. Союз движения и звука завораживает. Я погружаюсь в него, останавливаю внимание на изгибе пальцев, равномерном позвякивании металла о шероховатый серый камень, мягком шуршании воздуха сквозь тонкие волоски на моей руке.

Нечасто мне перепадают такие минуты покоя, и я растворяюсь в них, зная, что в любое мгновение...

– Дин! Где он, черт побери?

– Говорил тебе. На работе.

– Это не работа, если за нее не платят.

– Героям плевать на деньги.

– Да, но моему желудку нет.

Я поднимаю голову и встречаюсь с угрюмым взглядом его карих глаз. Он опирается подбородком на сложенные ладони и с заметным недовольством поджимает губы. Волосы достают до кончиков ресниц – пора бы подстричь. Но Сэмми не просто высокий и пухлый ребенок. Его шевелюра – протест, который точно закончится еще не скоро.

– Хочешь есть?

– А как ты думаешь, - ворчит он.

– Здесь вниз по улице есть Long John Silvers, - предлагаю я, по большей части пытаясь узнать, что он скажет. Он не переставал жаловаться на плавучий дом с самого прибытия.

– Тьфу! Ни за что, чувак. Никакой рыбы.

– Прекрасно, - вздыхаю я, неохотно убирая оружие в ножны.

Я встаю, чтобы пойти в сторону чего-то похожего на ветхую кухню, как вдруг дом сотрясает волна, с громким завыванием ветра бьет его о причал и бросает меня на Сэма.

– Какого х…

– Мальчики! – крик папы пугающий и приветственный одновременно. Я чувствую волну облегчения и силы, которая наполняет меня всякий раз, когда слышу голос отца.

– Папа!

– Выйдите отсюда! Живее!

Я спотыкаюсь, когда плавучий дом качается еще раз, бессознательно машу руками в поиске равновесия и, чувствуя, как Сэм вцепился в мою руку, крепко сжимаю маленькие пальцы.

– Дин, что происходит?

Ураган, думаю я. Надеюсь.

– СЭМ! ДИН! СЕЙЧАС ЖЕ!

Я не заметил, как сгустилась тьма - знак скорого шторма. Я не заметил, как разбушевался ветер. Я не заметил, как разошелся свирепый дождь. Но сейчас все это со злым упорством раскачивает хрупкий плавучий дом, посреди которого едва держится на ногах мой брат.

– Давай, Сэмми! - кричу я сквозь грозу, бьющую по барабанным перепонкам подобно Ангусу Янгу .

Я чуть не выворачиваю руку, когда сам хватаю его за запястье и притягиваю ближе. Он еще не слишком высок и умещается у меня под рукой, и прижимает голову к моей груди, пока мы пробираемся к двери на голос отца.

Я поворачиваю ручку, слабо давлю на дверь, и дыхание перехватывает, когда ветер выхватывает ее из руки, и, чудом не огрев отца, она улетает в иссиня-черное небо. Дождь врывается в проем, обливает нас холодной водой, и мы тут же мокнем насквозь. Я цепляюсь за косяк и расставляю ноги шире, пытаясь сохранить равновесие.

– Выводи брата на улицу, и садитесь в машину, - приказывает мне отец. В его темных глазах читается какая-то удивительная уверенность, несмотря на взвинченное состояние. Глядя на его порванную одежду, кровь на руках и задрипанный лук со стрелой, я все понимаю. В этот миг я осознаю, что это не ураган.

– Папа...

– Не спорь со мной, Дин!

– Дин, что происходит? - спрашивает меня Сэм. Всегда меня. Смотрит на меня. Мокрые волосы прилипли ко лбу, лицо бледное, глаза большие и испуганные.

– Мы убираемся отсюда к чертям, вот что происходит, - говорю я, отцепляя его сжатые кулаки от своей рубашки, и подталкиваю его вперед.

В промежуток воды между домом и причалом. В пустое место между островками безопасности.

Я оцепенело смотрю, как бурлящая вода смыкается над головой Сэма. Плавучий дом качается ещё раз, причал трещит под его напором. Меня бросает на деревянные перекладины, жёсткое приземление на задницу вышибает воздух из лёгких.

– Где Сэм?! - кричит мне отец, его взгляд мечется между неясной человекоподобной фигуры, стоящей на воде, и мной.

Я пристально гляжу в темную воду и силюсь вдохнуть, но воздух словно превратился в лезвия, которые режут рот, впиваются в горло, рвут легкие на клочки.

– ДИН!

Почти без усилия папа хватает мою мокрую рубашку и на ноги.

– Где брат?<i>

<i>– Он у-упал, - запинаюсь я. Страх, от которого дрожат губы, превращает сердце в глыбу льда. - Я найду, - обещаю я. - Я найду его.

Отец отпускает меня и поворачивается к морю. И к... существу. Я карабкаюсь на край причала - прочь от плавучего дома, который раскачивался на штормовых волнах. Последний раз взглянув на отца, я ныряю в беспокойную воду. Перед глазами стоит образ отца, склоненного над горящей стрелой.

Я выныриваю в неистовом водовороте и зову брата. Волны накрывают с головой, вода забирается в нос, плещет в глаза, заливает уши. Наконец я слышу его голос, тихое эхо крика, рвущегося изнутри. Сэм под причалом, цепляется за опорную балку, подняв голову к доскам, и сквозь слезы кричит мое имя.

– Я здесь, - выдыхаю я, когда подплываю к нему. - Я здесь, Сэмми.

– Надо выбираться, Дин, надо выбираться.

– Мы выбрались, - успокаиваю я, одной рукой обнимаю его талию, другой – хватаю опору, чтобы нас не унесло волнами. - Мы выбрались.

– Из в-воды, - стучит зубами Сэм. - Выбраться из воды.

– Подожди, Сэм, - говорю я, прижимая его сильнее. Маленькое тело Сэма бьет дрожь, потому что я тот идиот, который сбросил его в воду. - Мы дождемся папу.

Стуча зубами, Сэм дергано кивает и обеими руками и ногами хватается за меня, а я держусь за причал. Я чувствую, как ноги медленно наливаются свинцом, промерзают до самых костей. Чувствую, как пальцы превращаются в хрупкие сосульки. Чувствую, как дрожит брат.

Я слышу странный горловой крик, проклятия отца, завывание ветра, но сейчас мне важен только один звук - тихий шепот Сэма: "Мы дождемся папу, мы дождемся папу, мы дождемся..."

Резкая тишина не на шутку пугает меня. Я хочу позвать отца, в поиске уверенности, но жду. Я жду его.

– Дин!

– Мы здесь! - кричу я, онемевшие руки слабеют от облегчения, когда сверху с причала слышится грохот тяжелых ботинок отца. Я слышу его рваное дыхание, когда он ложится на доски у края, чтобы достать Сэма, и тянет его наверх, от меня.

В моих руках теперь странная пустота, и я понимаю, что сдаюсь, не в силах держаться за причал – больше незачем. Я чувствую, как вода ползет вверх по шее, окружает подбородок, заливает уши, а потом как сквозь сон слышу голос отца в голове.

– Молодец, Дин.

Его руки хватают меня и поднимают в воздух, усаживают на причал, гладят, возвращая жизнь в мое переохлажденное тело.

– Вы все сделали правильно, вы все сделали правильно, - говорит папа.

– Мы ж-ждали тебя, - дрожит Сэм.

– Ты все сделал правильно, - отец обнимает меня, прижимая носом к плечу. Его голос унимает страх, с которым его сердце бьется сквозь ребра о мою щеку. Он стискивает нас крепче, и спиной я чувствую Сэма.

– Вы правильно поступили.


– Так это был Ала? - спросил Сэм, опираясь бедром о задние фары Импалы, как только затих голос Дина.

Дин сидел, опустив взгляд, будто защищал Сэма от волны воспоминаний, и изучал свои руки, мягко водя большим пальцем по мозолистой ладони, по коже под серебряным кольцом. Он много раз прищемлял в этом месте руку, когда только начал носить его.

– Да, - кивнул он. - Узнал потом, когда мы уезжали.

Сэм пробежал пальцами по верхней губе.

– Я не помню бурю.

Дин кивнул.

– Ты был... немного не в себе от пережитого.

Дин поднял взгляд на Сэма, на твердую линию его подбородка, вспоминая более юное лицо, более круглые глаза.

Сэм оттолкнулся от машины окинул взглядом кладбище с грудой разбросанных тел.

– Было что-то похожее?

Дин кивнул, посмотрев в том же направлении.

– Да. Внезапно и безумно.

– А он... эээ... ну, знаешь, рассказывал тебе об этом? - Сэм оглянулся на Дина, не смотря в глаза.

Дин догадался, что Сэм хотел знать другое, не то, что спросил. Он доверял тебе, открывался тебе, пускал тебя в... то, чем никогда не делился со мной? У Сэма были свои приемы сказать, что он хочет узнать все, что можно, о тайне, которой был их отец, но боялся услышать ответы.

Дин мотнул головой, мягко поглаживая кожу на подбородке тыльной стороной пальцев.

– Я нашел стрелы, когда мы забирали вещи из плавучего дома. На них была засохшая кровь. Я просто... ждал.

Он оттолкнулся от багажника и, захлопнув крышку, твердой походкой двинулся к водительской двери. Ему было холодно и все тело болело, но они были вместе. Успешная охота.

– Пару ночей спустя я увидел, как он что-то писал в дневник. И я рассмеялся, заметив слово "дракон".

Сэм коротким рывком открыл пассажирскую дверь.

– Ты рассмеялся?

Дин с громким выдохом плюхнулся на место водителя.

– Ну, да. Чувак, драконы? Насколько я знаю, это персонажи диснеевских мультфильмов и детских книжек.

Сэм усмехнулся.

– Ну так отец тебе объяснил?

Дин провел языком по нижней губе и кивнул, в ушах стояло воспоминание о низком голосе отца, будто чьи-то пальцы перебирают струны бас-гитары.

– Сынок, в нашем мире есть существа, которых мы, наверное, никогда не увидим, но это не значит, что их нет. Помни это, если остальное забудешь. Мы должны быть готовы даже к тому, чего еще не видели.

– Застукав меня за подсматриванием, он решил, что я должен знать, почему мы там были, и рассказал об Ала, - Дин толкнул ключ в замок зажигания, выждал мгновение перед тем, как завести двигатель. - Он сказал, что эволюция идет в нашу пользу.

Дин повернул ключ, и салон машины наполнился звуками песни Crazy Circles от Bad Company.

– Чего? - Сэм повернулся на пассажирском сидении, вытягивая длинные ноги под бардачок, и обхватил колени тонкими пальцами. Дин прочитал эту позу как расслабленную по личному справочнику «Все о Сэме».

Дин включил передачу и оглядел Сэма.

– Комодо, Сэм. Комодский дракон.

– Комодо? Ты издеваешься?

– Неа. Пробрался в зоопарк, получил что нужно.

– Скажи, что ты не вламывался в зоопарк ради этой охоты, - проворчал Сэм.

– Ты думаешь, что я...? – Дин нарочно не ответил прямо встревоженному брату. Он выжал сцепление, и уши заполнил визг, заглушил раскаты Сэмова смеха.

– Сукин сын, - прорычал Дин, выруливая машину из-под крова деревьев. - Богом клянусь, Сэм, если ты не только с шинами повозился...

– Сколько я тебе должен повторять, что это был не я? - Сэм покачал головой, опустил окно и облокотился о дверь.

– Ну да, ну да, - прорычал Дин. - Трикстер. Хитрый сукин сын... Мало было отправить нас на охоту за дикими гусями, запустить меня в стулья и спустить шины. Скотине пришлось покопаться и с ремнем охлаждения.

– Может, он просто сломан, - ворчал Сэм.

Дин окинул его яростным взглядом, вырулив на пустую дорогу.

– Ничего не сломано. Я сам ее чинил.

– Вещам свойственно ломаться, Дин, - фыркнул Сэм и подставил лицо ночному воздуху.

– Не тем, которые ремонтирую я, - ответил Дин. В попытке заглушить визг съехавшего ремня охлаждения, он выкрутил звук радио на полную громкость.

Бархатный голос Пола Роджерса утверждал, жизнь как карусель... стремишься в небеса, а тебя уносит в ад. Для целого мира живешь как король, но ты всего лишь марионетка на порванной нитке.

Дин, сжимая пальцы на руле, впитывал в себя ритмичный звук басов и покачивался в такт барабанам. Ласковый ночной ветер из открытого пассажирского окна дразнил щеку. Взгляд цеплялся за пунктир желтых линий на дороге, ведущей в ночь и в никуда.

– Есть идеи, куда мы едем? - Сэм силился перекричать музыку.

Дин позволил себе грустно улыбнуться, заметив, что Сэм не жалуется на децибелы звука, просто позволил Дину выплеснуть раздражение от проблемы с Импалой.

– Нет.

– Не думаешь, что нам надо определиться?

– Зачем?

– Потому что... - Сэм замолчал в попытке сформировать слово, причину, объяснение, почему у них должен быть план.

Дин ждал.

– Потому что... эээ... Ты же хочешь починить ремень, так? - плечи Сэма заметно расслабились.

– Я просто остановлюсь в следующем городе, - Дин пожал плечами.

– А.

Когда по радио заговорил диджей, Дин наклонился и достал коробку с коллекцией кассет, которую медленно обновлял после аварии. Сжав руль одной рукой, он метал взгляд между темной дорогой и нацарапанными названиями на спинках кассет.

– Дин...

Дин водил пальцами по пластику, больше ощущая, чем слыша, как стучат друг о друга кассеты, пока пытался найти то, что уведет его внимание от окружающего, от воспоминаний. Подняв взгляд, он увидел, как капот Импалы поглощает желтые полоски разметки одну за другой.

– Дин.

– Все нормально.

– Да что ж такое-то! Дай мне, - Сэм потянулся за коробкой кассет.

– Я сказал, все нормально! - взревел Дин и направил машину немного вправо. Колеса снова пересекли желтые линии, увели в безопасность. - Просто нужно что-то другое, чтобы...

– Дин.

– Что? - проворчал Дин, раздраженный тем, что Сэм читал его как открытую книгу, обладал даром видеть сквозь его маску и отлично слышал скрытые эмоции в голосе.

– Что еще случилось?

Дин выпрямился и взял руль обеими руками, а Сэм прошерстил скудную коллекцию кассет.

– Ты о чем? – Дин, стараясь удержать голос твердым, сжал челюсти.

– Что-нибудь случилось тогда - после того, как папа покончил с Ала?

– Нет, - слишком поспешно ответил Дин. Внутри у него все похолодело, когда Сэм резко повернулся на его ответ.

– Расскажи мне.

– Включи уже что-нибудь, Сэм.

Расскажи мне.

Сэм откинулся назад, позволив рекламе по радио наполнить воздух, ее звуки подобно острым льдинам впились в шею Дина. Сэм сложил руки на груди и прислонился к двери, сверля Дина упрямым взглядом, будто показывал: я могу ждать всю ночь.

– Сэм...

– Дин.

– Черт возьми, просто включи музыку!

– Что тогда случилось?

– Ты сам там был.

– Мне было десять.

– Не моя вина, что ты все забыл.

– Нет, твоя.

Сэм бросил ему эти слова, и они эхом отразились во внезапной недолгой тишине, между рекламой и разрезавшей тяжелое безмолвие Please от Staind.

– Что? - Дин коротко посмотрел на него, затем вернулся к дороге. Требовательный взгляд Сэмовых карих глаз в свечении огней приборной панели заставил сердце Дина сжаться, оставил на краю перед пропастью страха. - О чем ты говоришь?

– Я не помню, потому что ты заставил меня поверить, что меня это все не коснулось.

– Я защищал тебя, Сэм.

– Я знаю, - Сэм отвернулся от Дина, голос немного смягчился, когда Аарон Льюис просил: скажи мне, пожалуйста, кем, черт возьми, ты хочешь, чтобы я был? Было ли что-то, чего я не мог понять? Никогда не знал, что это будет так похоже на политику.

– Это не важно, Сэм, - Дин вспомнил дрожащего брата, страх в его огромных глазах, замешательство на лице отца, и продолжил более ровным тоном. - Это было давно.

– Этого хватило, чтобы ты стал весь... как на иголках.

– Я не как на иголках.

– Ага, ну конечно.

– С чего ты взял, что я нервничаю?

– Может, с того, что я не слышу собственный голос из-за этой чертовой музыки? - прокричал Сэм, выключая радио. - Господи, Дин.

Дин сжал зубы и поморщился, когда тишину заполнил визг ремня охлаждения. Он вздохнул, зная, что не сможет долго терпеть этот звук.

– Какой здесь ближайший город?

– Я что, по-твоему, похож на гугл карты? - огрызнулся Сэм. Дин поднял бровь, глядя в сторону.

– Ты похож на того, кто сейчас пойдет пешком, вот на кого.

– Прекрасно, - фыркнул Сэм, но все же открыл бардачок, чтобы достать мятую карту.

Дин включил верхний свет, посматривая то на Сэма, то на дорогу.

– Похоже, что ближайшее место – это... Линч Хайтс. Примерно через 10 миль, - Сэм длинным пальцем проследил зеленую линию на карте. - Выглядит достаточно большим, чтобы там была автомастерская или что-то вроде того.

– Хорошо, - Дин кивнул и выключил свет.

Он подавил дрожь в перетруженных мышцах. Они были в пути с того дня, как подвезли Бобби после разборок с Трикстером. Спали в машине, умывались во время остановок, ели в забегаловках на заправках. Дорога стала их домом и работала щитом, что сдерживал их от слишком громких перебранок.

Может, Трикстер и нагнетал раздражение, но не создавал его из воздуха. Не нужно все время следить за братом, чтобы узнать, что в тебе он ненавидит больше всего. Дин услышал тяжелый вздох Сэма, который сложил карту. Он почувствовал усталость, что исходила от брата, текла по салону Импалы и просачивалась внутрь него, смешивалась с выбравшейся на поверхность болью.

Они не смогут продолжать так вечно.

– Если хочешь, выбери музыку.

Сэм, захлопывающий крышку бардачка, бросил на него удивленный взгляд.

– С тобой все нормально?

– Конечно, а что?

– Куда делось "Водитель выбирает музыку, пассажир помалкивает в тряпочку"?

Губы Дина растянулись в искренней улыбке.

– Значит, ты что-то запоминаешь.

– Когда это важно, - кивнул Сэм. - Запоминаю, когда это важно.

Всегда важно, шепнул внутренний голос Дина, когда Сэм потянулся включить радио. Он жестко поерзал на сидении, затекшие от неподвижности мышцы натянулись, ушибы тут же дали о себе знать – подгоняя темно-фиолетовую кровь к тонкому щиту кожи, наполнили тело неприятными ощущениями, - он еще не называл это болью – на которые решительно не собирался обращать внимания.

Вкрадчивая сексуальная мелодия Overfloater от Soundgarden отвлекала от тишины, когда Дин поглядывал на обочину в поиске въезда в Линч Хайтс. Сэм, отвернувшись от брата, барабанил пальцами по ноге, выражение его глаз трудно было разобрать в неясной ночной темноте. Дин выпрямился, облокотился о спинку сидения, и воспоминания накрыли его с головой.

Южная Каролина, 1994

– Тише, Сэмми, - выдыхаю я дрожащим шепотом. - Эй, все хорошо.

– Надо выбираться, Дин, надо выбираться.

Его руки такие тонкие. Кажется, будто мои ладони уменьшили их в ту минуту, когда я схватил его и повел обратно в комнату. Я оглядываюсь через плечо, и страх комом стоит в горле, когда я вижу, что отец стоит в дверях соседней комнаты и в замешательстве смотрит на нас. Беззвучно работающий телевизор оставляет блики в его глазах.

– Ну же, Сэм, - подбадриваю я, притягиваю его к себе так, что он спотыкается о мои ноги и жмется ко мне. Я закрываю дверь и, все еще обнимая его одной рукой, вставляю цепь обратно в желобок. - Пойдем в кровать.

– Надо выбираться, Дин...

Его трясет, невидящие глаза широко открыты. Я знаю, что он все еще спит, но его взгляд такой осмысленный, что я невольно сомневаюсь.

– Сэм?

– Не дождемся папу... надо выбираться.

– Мы выбрались, Сэмми, - уверяю его я. - Все хорошо, папа нас вытащил.

Сэм смотрит не на меня, а куда-то сквозь. Я разворачиваю его, веду к дальней от входа кровати. К моей кровати. Мы негласно условились, что он спит ближе к ванной, потому что встает раньше. Но теперь нет. В эту секунду я решаю, что независимо от того, как стоит мебель в комнате, я буду спать между ним и всем, что поджидает нас снаружи.

– Все хорошо? - спрашивает он, мутный взгляд блуждает по комнате и понемногу проясняется.

– Все хорошо, - повторяю я, укладываю его обратно на подушку, помогаю устроиться на боку и накрываю одеялом, подтыкая края. - Спи.

Он послушно закрывает глаза, а я тихо стою рядом, смотрю на него и жду.

– Что это было? – в голосе отца сквозит легкое обвинение. Я слышу не любопытство. Я слышу "как ты позволил ему выйти наружу?". Слышу "я доверил его тебе, Дин".

– Ничего, - говорю я. - Он просто ходил во сне. Все нормально.

– Да?

Я поворачиваюсь к отцу. Наши взгляды пересекаются, и я вижу, как уходит недоумение из его глаз, он принимает решение. Решение насчет меня. Мне четырнадцать, и я больше не ребенок.

– Все хорошо, папа, - повторяю я. Он смотрит мне в глаза еще пару мгновений, а затем, медленно моргнув, поворачивается к двери и идет на свою кровать.

Воздух становится слишком тяжелым, и я задерживаю дыхание. Сэм всегда был моим. Моей работой. На которую я теперь смотрю по-другому. Я чувствую, как ответственность наступает на пятки обязательствам. Я чувствую, как любовь сливается с долгом. Я чувствую, как ускользает мое будущее и на его место плавно ложится другое.

Я кручу шеей, чтобы сбросить нахлынувшее вдруг напряжение, и понимаю: теперь это постоянная, неотделимая часть того, кто я есть. Я медленно ложусь на другую кровать и, повернувшись набок, заворачиваюсь в одеяло.

Подушка пахнет Сэмом.


– Сюда! - вскликнул Сэм, заставляя Дина вынырнуть из воспоминаний. - Линч Хайтс.

– Что такое... Слотер Бич (1)? – Дин съехал с пустого шоссе, не удивленный отсутствием машин на дороге. Они были ровно в середине ничего, уезжали из ниоткуда и направлялись в никуда. На перекрестке "мы тут были" и "мы это сделали".

Сэм пожал плечами, втянул нижнюю губу.

– Не знаю, - он покосился на Дина. - Звучит как подходящее для нас место, а?

– Чувак, оно просто тоска какая-то, - Дин почувствовал, как рот неосознанно растягиваются в улыбке. Он поморщился, когда Импала взвыла, набирая скорость на зеленый свет при въезде в город. - Черт, ненавижу этот звук.

– Завтра мы найдем магазин запчастей.

Дин кивнул.

– Сегодня я первый в душ, - сказал он.

– Эй! Ты в прошлый раз был первым, - возмутился Сэм.

– Надо быть шустрее, Сэмми, - Дин ухмыльнулся и свернул на стоянку первого попавшегося мотеля. Вывеска "Свободные места" мигала желтым неоновым светом, а рядом висело изображение рыбака, который был закутан в дождевик и боролся с волнами в попытке достичь маяка. Лампочка маяка резала глаза ядовито-синим цветом. - Зарегистрируй нас.

– Какую возьмем кредитку? - спросил Сэм.

– Эээ... - Дин пошарил в заднем кармане и нахмурился, ничего не найдя. Тогда он подхватил кожаную куртку с заднего сиденья и вытащил из внутреннего кармана серую карту "Виза". - Что насчет Йена Уильямса?

Сэм выхватил кредитку из пальцев Дина.

– Как там кредит Йена?

– Пока хорошо, - ухмыльнулся Дин, подняв брови. Увидь маску, а не боль. Увидь, что я показываю, а не то, что я чувствую.

Сэм локтем толкнул дверь, его тихий смешок заглушился знакомым скрипом. Дин потер шею, провел по ссадинам, которые будто никогда не заживали. Он смотрел на уходящего Сэма, на то, как передние фары Импалы подсвечивают его ноги, как бликуют на костяшках пальцев.

Ты должен пообещать мне…


Дин тряхнул головой, непрошеное эхо пьяной просьбы Сэма сочилось сквозь трещины его стен.

Обещай мне...

Дин прикрыл веки, сжимая пальцами переносицу, и втянул в легкие воздух, в попытке прогнать воспоминания, засевшие в голове подобно мантре. Чтобы успокоить отчаявшегося Сэма, Дин оказался в силах только дать обещание убить его – исполнить приказ Джона, отданный перед самым уходом.

Брат смотрел на него такими же огромными глазами, тем же невидящим взглядом. Тянулся к нему той же неуклюжей хваткой, дрожал от того же страха: что не будет способен выбраться. Уйти. Освободиться. От опасности. Он своей судьбы. От зла.

Дин вздрогнул, когда стук пальцев по стеклу ворвался в его мрачные мысли.

– Взял нам последний двухместный, - сказал Сэм сквозь закрытую дверь.

Дин сунул ключи в карман, вытащил нож из ножен под сиденьем, вышел из Импалы и, разорвав тишину оглушительным хлопком водительской двери, направился к багажнику.

– Оружие? - Сэм поднял крышку багажника и подвинул лук со стрелами, чтобы взять свою сумку.

– Не, - Дин покачал головой. - У нас есть все, что нужно.

Сэм дернул подбородком в легком кивке, дождался, пока Дин взял свою сумку, и закрыл багажник. Развернувшись как по команде, они зашагали в номер.

– Тебе бы лучше не потратить всю горячую воду, - проворчал Сэм, когда сквозь темноту комнаты неосознанно пошел к дальней от двери кровати.

Дин наблюдал за ним, скрывая понимающую улыбку за напускным возмущением.

***

Кофе был просто отравой.

Он понимал кофеманию брата, но даже под дулом пистолета не признался бы в собственной. Раз уж Дину так нравится подтрунивать над ним за привычку пить полу-декаф или декафинированную мокку с капелькой лимонного сока, он не будет расстраивать брата и говорить, что его вполне устраивает и обычный кофе со сливками и сахаром.

Сэм провел пальцами по неровному краю местной газеты. Он кутался в однообразный гул голосов в кофейне, как в теплое одеяло, удобное покрывало знакомых незнакомцев. Если негде жить – значит, везде можно побыть как дома. Он еще не встречал маленького города, в котором не было бы местной кофейни. Он еще не видел местную кофейню без оживленных разговоров и вздохов, а так же без сплетен на потрепанной газетной бумаге, и беспокойных бариста в ожидании одиннадцати часов – конца утренней суматохи.

Слушая утренний шум Линч Хайтс, Сэм просматривал газету, он знал, что нужно искать, и глазами как поисковиком компьютера искал нужные слова. Необъяснимое, закрытая комната, орудие преступления не найдено, странные шумы... подобное говорило о чем-то стоящем внимания.

Им нужно было что-то стоящее внимания. Дух бури оказался просто счастливой случайностью. Шансом. Одним из миллиона. Они даже не собирались останавливаться в Делавэре. Но это помогло им справиться с болью о "только это и заставляет меня просыпаться каждое утро" и пройти сквозь смешную глупость со "слишком хорош для этого мира" в настоящее, где они снова бок о бок боролись со злом. Снова охотились на нечисть. Снова спасали людей.

– Что-нибудь еще?

Сэм поднял удивленный взгляд, когда громкий звук восточного акцента резанул по ушам.

– Простите, что?

– Ты откуда, сладкий? – перед ним выставив бедро стояла женщина средних лет, в правой руке с золотым кольцом она держала стеклянный графин. Поджав бледные губы, она внимательно изучала Сэма.

– Из... Техаса, - протянул Сэм. Чтобы придумать более убедительную историю, ему нужна была еще одна доза напитка в ее руках.

– Конечно, вижу, что не из ближних краев, - кивнула она. - Кофе?

– Да, пожалуйста. Спасибо, мэм, - Сэм отплатил ей улыбкой, зная, что ямочки на его щеках сорвут ее тормоза.

– Да не мэмкай мне тут. Ты проездом?

Сэм сглотнул, вдруг почувствовав, как не хватает мягкого очарования и томного взгляда Дина.

– Путешествую, - ответил он. - С братом.

– Твой брат такой же красавец, как ты? - спросила она с хитрой улыбкой. Сэм удивленно моргнул.

– Эээ...

– Забудь, сладкий, - она похлопала его по руке. - Читай газету. Никто тебя не потревожит.

С этим загадочным заверением она развернулась и ушла обратно к барной стойке и беспокойной очереди. Только тогда Сэм понял, что их разговор наблюдало с десяток любопытных глаз. Сглотнув, он убедил всех отвернуться своей неискренней улыбкой и снова принялся за чтение.

Дин, поскорее бы тебе разобраться с этим ремнем охлаждения, или...

Его внутренняя тирада грубо прервалась, как только взгляд выхватил первые попавшиеся слова. Слова, которые могли бы стать новой целью. Слова, которые наполняли смыслом их жизнь.

***

Боже, он обожал музыку.

Он любил ритм, удары по барабанам, танец ловких пальцев по натянутым струнам, освобождение эмоций... Гребаные эмоции, впрыснутые в слова, которые отдельно от мелодии были бы пусты. Дин прижал огромные наушники плотнее к голове и погрузился в мелодию, позволил звуку течь сквозь него, вспенивать кровь, заставлять биться сердце.

Закрыв глаза, Дин покачивался с пяток на пальцы и обратно, полностью погруженный в музыку. Потерянный во времени, в котором еще не был даже идеей в планах родителей. Потерянный в том времени, когда его мать была невинной, а отец служил в армии. Потерянный в том времени, когда реальность, скрытая в темных уголках мира, была всего лишь бредом сумасшедшего или вселенной вымышленных книг.

Дин стоял в конце небольшого музыкального магазина, стены которого были заставлены компакт-дисками, полы заставлены деревянными ящиками с альбомами, а потолок завешан концертными плакатами. Дин тихо мычал себе под нос мелодию, не боясь, если вдруг кто-то смотрит на него и все слышит. В это мгновение для него существовал только он сам и магия Пэйджа и Планта и песни Achilles Last Stand.

"Попрощаться с теми, кто думает, что знает все обо всем. Под улицами, шипящими в пару, живет в своем логове дьявол..."

Он почувствовал чье-то присутствие за пару секунд до того, как на плечо тяжело опустилась ладонь. Дин еле удержался от вскрика и шараханья в сторону. Каждый мускул напрягся в теле, отзываясь головокружительной дрожью, когда Дин сдернул с себя наушники и рывком повернулся назад.

– Господи Иисусе!

– Ты так оглохнешь! - воскликнул Сэм.

– Чувак! - Дин прижал руку к груди, быстро приходя в себя. - Не подкрадывайся ко мне так.

– Я везде тебя искал, - проворчал Сэм.

– Ну, расслабься! Ты меня нашел.

– Слушающим какую-то ерунду в мелком музыкальном магазинчике, - Сэм указал рукой в пустое пространство между ними.

– Это Ахиллес!

– Да плевать, хоть Моцарт, - Сэм прищурился. - Это чертовски громко! Слышно с самого входа, Дин.

– Ты превращаешься в старушку, Сэмми, - Дин окинул Сэма недоумевающим взглядом и водрузил было наушники обратно на голову.

– Эй, подожди, - Сэм положил руку на его запястье. - Ты нашел магазин запчастей?

Дин кивнул.

– Они открываются только в полдень, - он еще раз попробовал надеть наушники.

– Стой, - сказал Сэм, перехватывая их.

– Что? - нетерпеливо проворчал Дин. - Zeppelin только что выпустили антологию, Сэм.

Сэм наклонил голову, устремил пустой взгляд куда-то вперед.

– Zeppelin? Как та группа, что играла во времена, когда Господь-бог был человеком?

– Антология, Сэм, - медленно повторил Дин, уверенный, что вот теперь Сэм точно поймет всю важность такого выдающегося события.

– Кажется, я нашел нам дело, - Сэм выхватил у Дина из рук наушники и впихнул газету.

Дин печально проследил за его движениями, когда Babe I'm Gonna Leave You тихим сексуальным эхом танцевала в воздухе. Он вздохнул, глядя, как Сэм вешал наушники на крючок, затем опустил взгляд в газету.

– Ассоциация учителей и родителей подтвердила повышение цен на завтраки, - Дин поднял бровь. - Вот ублюдки. Ты прав, Сэм. Неси святую воду.

Сэм закатил глаза - Дин счел бы жест забавным, если бы не видел его бесчисленное количество раз на дню - и перевернул газету.

– Вот здесь, - сказал он, ткнув в маленькую статью указательным пальцем.

– Местный житель видит призраков, - прочитал Дин. Он сдвинул брови и медленно поднял взгляд, чтобы увидеть совершенно серьезного Сэма. - Ты издеваешься, да?

– Прочитай статью, Дин, - Сэм, поморщившись, отступил в сторону, когда другой покупатель прошел мимо коллекции дисков классического рока.

Вздохнув, Дин просмотрел статью, он быстро шевелил губами, будто впитывая в себя информацию.

– Так... он думает, его преследует жена, а?

– Да, и рассказал копам, - Сэм расстроено покачал головой.

– Вот не свезло старику.

– Ага, - Сэм положил руки на бедра. - Они не потрудились даже обозвать его ненормальным.

– Думаешь, этого хватает, чтобы нам стоило проверять? - Дин, не поднимая головы, оторвал взгляд от газеты – посмотреть, как изменится лицо Сэма. Тот невидящим взглядом скользил по подставкам с дисками, погруженный в мысли, которые легко улавливал проницательным взглядом Дин. Он слышал тихое эхо невнятного признания Сэма, сказанного, когда вокруг было слишком много смертей, а внутри – слишком много алкоголя.

Чем больше людей я спасу, чем сильнее изменюсь... изменю свою судьбу.

– Да, наверное, - Сэм повел плечом и напустил на себя чересчур беспечный вид, что Дину захотелось отступить на шаг.

Я так хотел поверить, что... Это так трудно... делать то, что мы делаем... в одиночестве, понимаешь? В мире так много зла, Дин, мне кажется, я в нем утону. И когда я размышляю о своей судьбе, когда думаю, чем все может закончиться...

Дин кивнул, прогоняя из мыслей надломленный голос брата, и мягко постучал по его груди тыльной стороной ладони.

– Хорошо, юный исследователь, давай... делай свое дело, выясни, где живет этот... эээ... Джордж Купер.

Сэм наклонил голову и растянул губы в показном неудовольствии.

– А ты что будешь делать?

Дин потянулся за наушниками и почувствовал, как в уголках глаз собираются морщинки.

– Послушаю Levee, потом найду ремень охлаждения для своей крошки.

Сэм подавил смешок.

– Ты такой придурок.

Дин водрузил наушники на голову, нажимая стрелочку CD-плеера, пока низкая мелодия When The Levee Breaks не заменила собой шипение. Взглянув на Сэма, он поднял брови и безмолвно спросил: "Ты все еще здесь?" Сэм закатил глаза, махнув рукой, возвращая Дину: "Ты невыносим".

Он развернулся и поплелся из музыкального магазина. Дин увидел, как Сэм остановился, будто бы желая оглянуться и что-то сказать, но вместо этого толкнул дверь и отправился к месту, где они оставили Импалу. Глянув на газету, все еще сжатую в руке, Дин перечитал статью.

Внезапно после 40 лет брака умерла жена... слышит "их песню" по ночам... двери кабинета открыты, хотя он их закрывал... свет горит, но он его выключал...

Статья с сарказмом говорила о Джордже Купере, описывала его жалобы ничем иным, как бредом одинокого вдовца. Дин прищурился, читая последний абзац.

Подопечную Купера, слепую девушку лет двадцати пяти, никто не видел. Соседи уверяют, что девушка затворница и крайне редко кому-либо удается увидеть ее на улице. Она, вероятно, переехала жить к Куперу в прошлом году, когда ее родители погибли в том же несчастном случае, в котором она ослепла.

С льющимся в голове Zeppelin, Дин оглянулся на дверь. Фигура Сэма все еще стояла перед его глазами.

***

Южная Каролина, 1994

– Ты же только вернулся, - громким шепотом возмущаюсь я. Сэм спит, положив голову на мои колени, а черная Импала отца мчится по темной дороге в неизвестность. - Ты опять оставишь нас?

– Я кое-что нашел, Дин, - объясняет мне отец, на мгновение мы встречаемся взглядами в зеркале заднего вида. - Ты знаешь, мне нужно выследить его.

Я облизываю губы, зная, что отец будет ворчать, но не могу придумать ничего лучшего, пока на мне лежит Сэм.

– Отвези нас к пастору Джиму, папа.

Он с удивлением смотрит на меня в зеркало.

– Что?

– Не оставляй нас в мотеле. Отвези к пастору Джиму.

– Помню, ты говорил, что ненавидишь там бывать, - отец приподнимает бровь, и я слышу в его голосе насмешку. Это вызывает во мне неясные эмоции, которые я считаю гневом.

– Ну да.

– Тогда почему ты туда хочешь?

– Это нужно Сэму, - отвечаю я прямо.

Я вижу, как напряглись его плечи. Мне хочется сказать еще что-нибудь, хочется открыть ему, что Сэм не спал целую ночь после демонской бури. Я хочу напомнить, что теперь мне пришлось спать у двери. Я хочу сказать, что мне тоже было страшно. Что тоже было холодно.

– Ладно, - отвечает он, рассеивая мой гнев простым согласием.

– Ладно?

Отец кивает, встречаясь с моим взглядом в зеркале.

– Ладно, - спокойно повторяет он.

Я чувствую, как расслабляюсь на мягкой коже заднего сиденья, позволяю единственному настоящему дому, который знаю, нести меня сквозь тьму. Отец включает радио, и тихий ритм Zeppelin наполняет салон приятным теплом.

– Всегда считал эту песню сексуальной, - тихо говорит он.

– Папа, - упрямлюсь я, глядя в ночь сквозь боковое окно.

– Поцеловал свою первую девчонку под Kashmir, - признается он, словно забавляясь моим высказанным неудовольствием.

Мне хочется сказать, что я тоже, но сижу молча. Папа должен знать, что я умею стрелять из любого оружия, которое он мне дает, разбирать и чистить. Ему нужно знать, что я могу проверить баланс ножей. Ему нужно знать, что я могу несколько дней подряд заботиться о Сэме и о себе, когда он уезжает. Ему нужно знать, что я тоже могу спрятаться от властей.

Но ему не нужно знать, что Келли была блондинкой из пятого класса с застенчивыми голубыми глазами. Ему не нужно знать, что из окна учительской играл Kashmir, когда мы выскользнули на улицу, чтобы попробовать пиво, которое она стащила из маминого холодильника, и закончили тем, что пробовали мягкие губы друг друга. Ему не нужно знать, что она плакала, когда я уехал через две недели. Ему не нужно знать, что мне хотелось.

– Он перерастет это, Дин, - вдруг говорит отец, вытягивая меня из воспоминаний о поцелуе.

– А?

– Эти хождения во сне, - продолжает он, потирая затылок жестом, на подражании которому я ловлю себя. - Он перерастет это.

– Я знаю, - говорю я, не веря ему. Мне все равно, перерастет он это или нет.

Сэм был и остается моим. И пока это важно для меня, пока я рядом, ничего плохого с ним не случится.


***

На ее бэйджике было написано Сэйди.

Ее ненакрашенные ресницы, угольной дымкой обрамлявшие темно-шоколадные глаза, были низко опущены в чуть заспанном взгляде, который застал его врасплох. Когда серебряные кольца на ее правой руке отразили свет полуденного солнца, Дин позволил себе поглотить взглядом то, как джинсы обтягивали изгибы ее тела, как открывала дразнящую ложбинку расстегнутая верхняя пуговица белой рубашки. Между грудями были три веснушки, собранные будто в стрелочку. Острием вниз.

– С вас пятнадцать сорок семь, - в ее речи прорезался восточный акцент, а губы изогнулись стрелой купидона, когда она поймала его задержавшийся взгляд.

– Точно, - Дин вытащил из кармана двадцатку, грязную от пота соперника по покеру, положил на прилавок и придерживал пальцем край, пока девушка не забрала купюру.

– Вам нужно что-нибудь еще, мальчики? - Сэйди протянула ему сдачу, указывая подбородком на Сэма, который ждал у Импалы и говорил по телефону. - Ну, вы же... вместе, так? - в ее голосе улавливались неуверенность и интерес.

– Да, - ухмыльнулся Дин. - Он мой брат.

– Ой! - в глазах Сэйди мелькнули искорки, озарились мягким розовым румянцем щеки, уголок губ призывно дернулся вверх. - Ну, тогда...

– Дин, - представился он, приподнял подбородок и чуть прищурился, пока она рассматривала его.

– Дин, - рассмеялась она. - Я Сэйди.

– Я знаю, - он ответил на призывную улыбку, повернулся на пятках и отправился к выходу.

Услышав, как открылась дверь магазина, Сэм поднял голову и тут же жестом руки остановил неминуемые расспросы Дина.

Кто звонит? – нахмурился Дин, и Сэм одними губами прошептал: «Бобби».

Дин кивнул и, подхватив розовое магазинное полотенце с заднего сиденья, подошел к капоту и понял, что забыл ремень охлаждения на прилавке у Сэйди.

– Дин!

Внимание привлек ее веселый звонкий голос. Боковым зрением Дин поймал раздраженный взгляд Сэма, но сделал вид, что не заметил.

– Ты забыл, - сказала Сэйди, и с теплой улыбкой протянула ремень.

– Забыл, - Дин намеренно растянул слово, медленно забирая ремень. Он позволил себе дотронуться до пальцев девушки, почувствовал мягкую кожу, точно зная, что это легкое прикосновение вышибло весь воздух из ее легких, хотя она и попыталась это скрыть.

– Вы, ребята, путешествуете? - спросила Сэйди, коротко глянула на его губы и вернулась к глазам.

Дин повел плечом, оглянувшись на брата, когда тот закончил разговор и закрыл телефон.

– Вообще, мы думали остановиться в городе и навестить старого друга.

– А? - Сэйди глянула на Сэма, убрала с лица темные волосы, задержав на них руку. - Кого?

Дин вложил всю свою выразительность в столь важный вопрос, хорошо зная, что в таких маленьких городах девушка за прилавком единственного на ближайшие 50 миль автомагазина знает о каждом более чем достаточно.

– Джорджа Купера, - сказал он. - Ты его знаешь?

– Вы друзья Джорджа? - спросила она с удивлением. - Ой, я так сожалею.

– Сожалеешь? - заговорил Сэм, становясь рядом с Дином.

– Ну, я не об этом, - отпустив пряди, Сэйди взмахнула руками, а потом убрала попавшие в рот ниточки волос, ветром брошенные на лицо. - Я сожалею о Камилле. Если вы знали Джорджа, то и Камиллу тоже, она... парни, она была такой славной женщиной.

Дин и Сэм как по команде опустили взгляд и грустно кивнули.

– Досадно, что так произошло, - тихо сказал Дин.

– Да, точно. Конечно, она была в возрасте и все такое, но, - Сэйди поджала губы, - она не жаловалась на здоровье.

Сэм переступил с ноги на ногу. Дин задумчиво облизнулся.

– Просто сердечный приступ кажется таким... неожиданным, - вздыхая, дополнила Сэйди.

– Да, - хором ответили братья, узнав все, что им было нужно.

– В конечном счете, он не один, - заключил Дин, чувствуя, как Сэм пошевелился рядом - явно уловил смысл сказанного. Дин мог бы гордиться тем, что может не глядя читать движения брата.

Сэйди помрачнела и скривилась так, будто съела лимон.

– Ты про Рен?

Сэм кивнул.

– Она, должно быть, хоть какое-то утешение.

Сэйди отвела взгляд в сторону, недовольно сжала зубы, словно выбирала более мягкие слова, чтобы поделиться плохими новостями.

– Да, наверное, другое теплое тело под боком - хоть что-то.

– Она тебе не нравится? - прервал Дин.

Сэйди пожала плечами и посмотрела на Дина. Её лицо было равнодушным, но в глазах читалась осторожность.

– Ничего не имею против. Я, правда, не слишком хорошо ее знаю.

Сэм кивнул. Дин уловил, как Сэйди нервно переступает с пятки на носок. Ему хотелось знать, что же она скрывает.

– Ну, не буду вас задерживать, - наконец сказала она. - Пойду за прилавок, иначе Хэнк надерет мне зад.

– Не допущу, чтобы это случилось, - усмехнулся Дин, посмотрев на ее ноги, и вновь поднял взгляд.

– Ммм, - Сэйди наклонила голову. - Если вы еще будете здесь, я работаю в вечернюю смену в Джудо. В основном это байкерский бар, но достаточно неплохой. Есть музыкальный аппарат. Бильярдный стол...

– Похоже, мое местечко, - усмехнулся Дин, и опустил подбородок, по-прежнему глядя на Сэйди.

– Ну, хорошо, - улыбнулась она. - Увидимся, Дин.

– Жди, - ответил Дин, когда она развернулась и побежала к магазину, ритмично покачивая бедрами.

Дин наблюдал за ней до тех пор, пока она не скрылась из виду.

– Отлично.

– Серьезно? - Сэм оттолкнулся от машины.

– Что? – невинно спросил Дин и, подняв капот Импалы, повесил полотенце на решетку радиатора.

– Думаешь, там тебе могут дать какую-то наводку или типа того? - Сэм встал рядом и разглядывал двигатель, пока Дин вынимал испорченный ремень.

– Эй, - Дин протянул брату обрывок, затем вытер сальные руки о джинсы. - Должны мы или нет узнать побольше об этом твоем деле?

Моем? - Сэм взял у Дина ремень и прислонился ногами к радиаторной решетке. - Я думал, у нас семейное дело.

Дин вытащил новый из картонной упаковки и начал просовывать его на место.

– Так и есть, - проворчал он, зарывшись головой в капот и чувствуя запах масла, жара и силы. – Но это нашел ты.

Сэм отвернулся, его ответ заглушил скрежет металла.

– Что?

– Ничего, - с насупленным видом он оглянулся на Дина.

Дин вылез из-под крышки капота. Одной проблемой меньше. Он быстро, не задумываясь, глянул на пальцы Сэма, и, полный решимости разобраться с другой проблемой, захлопнул капот.

– Ты будешь брюзжать или делом заниматься? - спросил он, вытирая руки о полотенце.

Сэм нахмурил брови.

– Чего?

– Ты разговариваешь в стиле "Я буду спорить с тобой обо всем подряд", - Дин с деланной беспечностью пожал плечами, он готов был вытащить из Сэма это недовольство - заполнить хоть чем-то пустоту между ними. - Просто хотел знать, что ты выберешь, и все.

– Да что с тобой такое? – Сэм сделал кислое лицо и скривил губы.

– Ничего, - Дин откинул голову, спокойный взгляд на лишенном эмоций лице ничем не выдавал внутренний пыл.

– Ты ведешь себя так, будто Трикстер до сих пор... где-то рядом, - Сэм подбоченился, сверля брата карими глазами.

Дин сделал вдох. Потом еще один. Сэм был прав. Он все еще искал для них причину вести себя иначе. Причину ударить Сэма. Он не хотел нуждаться в такой внутренней связи с младшим братом. Он хотел видеть, где заканчивается Сэм и начинается он сам.

Но не мог.

Их жизни сплелись в одно целое, от которого он теперь зависел. И мысль, что, возможно, отец прав – Сэму предначертано судьбой превратиться в то, что Дину придется убить, причиняла ему будто телесную боль. Не было Дина без Сэма, и осознание этого просто выводило его из себя.

– Чего хотел Бобби? – Дин сменил тему.

– Нас проверял.

– Проверял? - Дин почувствовал, как немного расслабился.

– Да. Хотел... эээ... - Сэм пожал плечами и примирительно посмотрел на брата. - Убедиться, что мы не поубивали друг друга.

Дин с грустью улыбнулся. Пока они росли, Бобби был одним из немногих взрослых, временами возникавших в их жизни. Просто один из друзей Джона, просто имя, упоминаемое мимоходом. Пока обстоятельства не приводили их к нему на порог. Он становился Дядей Бобби для Сэма и Этим Гребаным Сингером для Джона. Он становился защитником, исследователем, охотником и другом.

И Дин любил старика только за то, что тот отвечал на чертов телефон. Дин вздохнул.

– Готов выяснить что-нибудь по твоему… этому делу?

Мгновение Сэм смотрел на него, оценивая, взвешивая, мысли роились в его голове и оставляли в глазах вопросы. Дин наблюдал за происходящим, ожидая, какой обрушится на него.

– С чего начнем? - спросил Сэм, сжимая руки в кулаки, затем расслабляя их в попытке успокоиться.

Дин знал, что за этим последует легкая тряска пальцами, потом быстрый подскок на пятках. Привычки брата были так же хорошо известны ему, как собственные. На них он рассчитывал, на них мог положиться. Они были тем, что он знал.

Даже повзрослевший, Сэм оставался его, и Дин гордился этим.

– Будешь Малдером или Скалли? - поинтересовался он, нацепив непринужденную солнечную улыбку. Маска на месте.

– У меня есть выбор? - спросил Сэм, возвращая улыбку.

***

– Прекрати дергать.

– Слишком туго.

– Угомонись, я сейчас все сделаю.

– Я и сам могу!

– Тогда заканчивай ныть и давай сам!

Когда они встретились глазами в зеркале над широким комодом, Дин едва заметно улыбнулся. Сэм стоял за спиной чуть левее и ловко поправлял свой галстук, для обычного мира он выглядел как адвокат, которым хотел быть. Зачесанные назад волосы придавали ему шикарный серьезный вид, подчёркнутый напористым взглядом и сжатыми жесткой линией губами.

Дин еще раз потянул за слишком туго завязанный на шее черный шелковистый материал. Под тяжестью пиджака на плечах он обливался потом, почти по-армейски короткие волосы торчали в разные стороны от сушки полотенцем. Дин втянул воздух через нос и выдохнул через сжатые губы, окончательно решив расслабить узел, и отрегулировал галстук так, чтобы он аккуратно прилегал к застегнутому белому воротнику.

Он напомнил себе, что отлично справлялся и через силу. Он напомнил себе, что ложь – это часть их работы. Он напомнил себе, что жизнь – игра, и единственное, что в ней было настоящего, стояло позади него со скучающим видом.

Отвернувшись от зеркала, Дин схватил свой сорок пятый и заправил его за пояс. Потом взял с комода поддельные удостоверения – прикрытие было придумано еще по дороге в мотель переодеваться. Сэм поймал тонкую черную корочку, брошенную Дином и сунул в нагрудный карман.

Дин открыл свою, взглянул на имя внутри. Последний раз они использовали эти имена, когда одурачили Рональда Резника, чтобы тот рассказал им о своем "Мэндроиде". Бедняга Рон. Сейчас дело должно пойти лучше, чем в прошлый раз с погибшим сторонником и агентом на хвосте. Вздохнув, Дин сунул удостоверение в нагрудный карман, зная, что откроет это фальшивое имя одновременно с братом.

В довершение образа Сэм надел пальто. Другое, меньшего размера, он протянул Дину, терпеливо дождался, когда тот натянет его на плечи. Короткое мгновение они смотрели друг на друга, на самом краю чаши их терпения поджидали натянутость и осуждение, которые старались уловить подходящее время, чтобы встрять между братьями.

Опустив руки по бокам, Дин покрутил шеей и потряс пальцами.

– Отсюда 106 миль до Чикаго. У нас полный бак бензина, полпачки сигарет, сейчас темно и мы в солнечных очках.

Он изогнул губы в лучшем стиле Дэна Эйкройда. Сэм облизнулся, игриво приподнял бровь.

– Красавец.

Повернувшись к входной двери, Дин усмехнулся и выставил вперед подбородок.

– Говорил же, что выгляжу в этом, как один из "Братьев Блюз", - добродушно проворчал Дин. Сэм закрыл дверь и положил ключ в карман.

– Чувак, никто не купится на паранормального агента ФБР, если мы явимся в засаленных джинсах и фланелевых рубашках.

Дин оглянулся на него поверх машины.

– Я просто говорю, что… - он открыл водительскую дверь и прежде, чем сесть, произнес: - …если полностью разденешься, будешь выглядеть лучше.

Сэм, не веря своим ушам, поднял бровь.

– Ты просто ничего не хочешь делать.

Дин сел, захлопывая дверь, и вставил ключ в замок зажигания.

– А что если все это сумасшествие - просто сумасшествие, Сэм?

– Дин, он перечислил все характерные черты присутствия призраков.

Заведя машину, Дин поморщился от дикого ора радио, когда салон наполнили раскаты Paint It Black от The Rolling Stones.

– Может, знает их из "Охотников за привидениями", - Дин убавил звук и устроил локоть на спинке сиденья, выезжая со стоянки.

– Если ты так упираешься, - Сэм повернулся к нему, - то почему едешь поговорить с ним?

Дин опять повернулся вперед, скользнув взглядом по упрямому лицу брата.

Потому что ты в это веришь, Сэм.

– Я не упираюсь, - он выжал сцепление в пол и вывел машину на дорогу. - Просто думаю, нам нужно быть осторожными, и все. А не только... верить.

В повисшей между ними тишине сетовал Мик Джаггер. Быть может, потом я исчезну, и поэтому не столкнусь с правдой. Не так-то просто признать, что твой мир черного цвета...

– Ну... Думаю, сейчас это делает тебя рыжей бабой, - медленно проговорил Сэм, смягчив улыбкой свое замечание.

Дин издал удивленный смешок, слегка сжав пальцы на руле.

– Ладно, что у тебя есть на Джорджа Купера? - он оттаял, пока они ехали к жилищу Купера в Слотер Бич. - Что ты выяснил?

– Немногим больше, чем мы узнали из статьи и от твоей подружки Сэйди, - Сэм потянулся к бардачку и вынул какие-то исписанные листочки, сложенные туда до их возвращения в мотель. - Камилла Купер умерла от сердечного приступа на церковном пикнике около шести недель назад. Джордж вызвал полицию на ее призрак пару недель спустя.

– И что он от них ожидал?

Сэм пожал плечами.

– Многим кажется, что полиции положено разбираться во всем.

Дин вздохнул и покачал головой.

– Что насчет этой... слепой девчонки?

– Рен Деметер, ее родители погибли в результате того же странного несчастного случая, который оставил ее с истерической слепотой.

Дин удивленно хмыкнул.

– Так... она что... все глаза проревела?

– Нет, - Сэм покачал головой и глянул в окно. - Поверни здесь. Истерическая слепота – это состояние, при котором зрение теряется от нервного срыва или психической травмы, но безо всякого повреждения глаз.

– Так она на самом деле может видеть?

– Да, - кивнул Сэм. - Но не хочет.

– Что случилось с ее родителями?

– Не удалось это выяснить, - Сэм сложил листы и сунул обратно в бардачок. - Но Джордж и Камилла взяли девочку к себе, и ей не пришлось искать убежище или вроде того. Полагаю, что у нее нет других родственников.

– Хм... - Дин задумчиво пожевал нижнюю губу. - Звучит слишком...

– Чисто.

– Да.

– Об этом я тоже думал.

– Может, Камилла преследует не Джорджа, а кого-то еще?

– Ну, из всего, что я узнал, - поверни здесь направо - Джордж и Камилла были прекрасной парой, - Сэм с волнением откинул волосы назад, когда в поле зрения появился дом. - Любящие, преданные, без скелетов в шкафу, никаких секретов.

– У каждого есть секреты, Сэм, - проворчал Дин. Он вспоминал слезы в глазах Джона, когда тот наклонился ближе, чтобы прошептать свой последний приказ на ухо Дину, вспоминал ледяной страх, что сковал его сердце и вырвался наружу, когда он передал эти слова брату. Он повернул Импалу на обочину на противоположной от дома стороне. - Хорошо, ну так что... Ты готов?

– Ответь мне на один вопрос, - сказал Сэм, хватая Дина за рукав, чтобы удержать на месте. - Если прошлая охота не подвернулась бы так вовремя... ты бы взялся за нее?

Дин нахмурился и с осторожностью покосился на Сэма.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, этот монстр... Ала... Мы вроде как набросились на него. Ты все еще хочешь... завязать?

Дин вздохнул, глядя через лобовое стекло на темнеющее небо. Приближался вечер, заросли деревьев пропускали тусклый серый свет, скрывая ветвями машину, и придавали дому загадочный вид.

– Нет, Сэм, - наконец ответил он. - Я не хочу завязывать. Это все, что я умею. Просто... хочу, чтобы ты был... - он серьезно посмотрел на брата. - В безопасности. Я... Я просто устал от судьбы, и демонов, и всего этого дерьма. Я просто хочу посолить и сжечь и... уехать в чертов закат.

– Ты думаешь, я этого не хочу?

– Я не знаю, чего ты хочешь, - тихим ровным голосом ответил Дин. - Мне кажется, ты сам не знаешь, чего хочешь.

Сэм втянул губы. В эту секунду за все прошедшее после Коннектикута время больше всего было похоже, что он вот-вот заплачет.

– Так что же мы будем делать? - спросил Сэм тоном пятилетнего ребенка, полного надежды и доверия и одновременно испуганного.

– Мы поднимаем задницы, идем в дом и выясняем, почему мертвая жена какого-то старика будит его по ночам, - Дин позволил своим губам растянуться в неуверенной улыбке, выждал мгновение перед тем, как она достигла глаз. - Мы делаем свое дело. Как и всегда.

Сэм кивнул.

– Верь мне, Сэм, - Дин сжал плечо брата. - Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

– Да, знаю, - сказал Сэм, открывая дверь. - Я знаю.

***

Дом был белым. По большей части. На широкой парадной веранде Сэм увидел длинные полосы ободранной краски. Ветер лениво покачивал доски, ржавые цепи тихо поскрипывали в унисон китайским колокольчикам.

Сэм удивленно присвистнул одновременно с братом, когда они медленно взобрались по четырем обветшалым ступенькам, ведущим прямо к скрытой сеткой двери. Десятки колокольчиков свисали с потолка веранды, на каждом висели маленькие резные птички и выстукивали мелодию из деревянных колокольчиков. Все они - те, что были с широко распростертыми крыльями или с открытым в крике клювом, - кружили в безумном танце и стучали о полые трубки, которые отзывались навязчивой музыкой.

– Эй, Сэм, - тихо позвал Дин, отвлекая Сэма от созерцания потолка.

– Что?

– Эта мелодия... кажется тебе знакомой?

– Н... - Сэм прервал свое возражение, прислушался к звуку ветра, поддразнивающего деревянные колокольчики. - Да... да, вроде бы.

– Как в каком-то из тех черно-белых фильмов.

– О войне, - кивнул Сэм. - Да.

– Странно, - Дин пожал плечами и постучал по деревянной перекладине дверной сетки.

Их встретила тишина, Сэм, нахмурившись, подошел к краю веранды и посмотрел на стоящий поодаль гараж.

– Машины нет, - сообщил он.

– Ха, - подойдя к другому краю, Дин заглянул за угол дома и вернулся к Сэму. - Только садовый шланг.

– Хочешь плюнуть и уйти?

Дин поднял бровь.

– Почему я должен этого хотеть? – он достал отмычку из кармана пальто.

Сэм стоял позади брата, придерживая дверную сетку, пока Дин сидел у замка и время от времени оглядывался через плечо: даже единственный свидетель мог им доставить море проблем. Раньше было проще. До Хендриксена. До отца. Просто... раньше. То, что Сэм ненавидел больше всего в жизни – одиночество, обособленность - было единственным, что их защищало.

Теперь о них знали. И поэтому им следовало быть осторожнее, чтобы избежать новых проблем. Тех, с которыми Сэм не был готов мириться. Тех, которые Сэму хотелось бы поскорее забыть.

– Поторопись, старик, - прошипел Сэм.

Щелкнул замок, и Дин сердито оглянулся на Сэма. Прикрытые звоном колокольчиков за спиной, они ступили в темноту дома и вытащили оружие.

– Джордж? - позвал Дин, глядя по сторонам, затем махнул Сэму на открытую дверь, которая, скорее всего, вела в гостиную. - Джордж Купер? ФБР. Мы здесь, чтобы… эээ... помочь.

Дину ответила тишина. Сэм отступил от брата, изредка поглядывая в его сторону, и двинулся через комнату, в которую вряд ли часто заходили. Он заметил слой пыли на поверхности столов и паутину, соединившую фотографии. Пол казался слишком хрупким для его тяжелых ботинок и скрипел вслед за его шагами.

– Сэм.

Голос Дина был полон тревоги. Сэм оставил поиски и, повернувшись на пятках, пошел туда, где последний раз видел брата.

– Что?

– Я нашел Джорджа, - Дин был дальше по коридору, его согнутая спина и подошвы ботинок виднелись в дверном проеме. Сэм бросился вперед, едва успев притормозить перед братом, склоненным над лежащим ничком седоволосым мужчиной. - Он дышит. Похоже, кто-то хорошенько приложил его.

Комната выглядела так, будто по ней прошелся ураган. По всему полу валялись деревянные щепки и битое стекло. В дверных наличниках Сэм увидел несколько воткнувшихся маленьких разделочных ножей. Разорванные книги, сброшенные с полок, пестрили открытыми страницами. И сразу же, как только Сэм наклонился помочь Дину с Джорджем, он уловил запах.

Газ.

– Дин.

– Просто помоги мне поднять его...

– Дин, нужно уходить отсюда. Сейчас же.

– Что... - Дин метнул сердитый взгляд через плечо и тут же увидел лицо Сэма. В нем угадывались понимание и страх одновременно. - Вот черт.

Дин спешно перевернул Джорджа. Старик застонал, кровь из раны на лбу заполнила морщины, которые на его лице оставило время. Сэм аккуратно переступил через распростертого на полу Джорджа и помог Дину усадить его.

– Чт... - проворчал Джордж.

– Мы выведем вас отсюда, - объяснил Дин.

– Рен... - Джордж моргнул, слабо приподняв голову. - Найдите... Дин посмотрел на Сэма поверх опущенной головы Джорджа.

– Девушка должна быть еще где-то здесь. Выведи его.

– Дин! - воскликнул Сэм, но слова потерялись в пустоте: брат встал и побежал дальше по коридору, оставив Сэма с вялым, ничего перед собой не видящим вдовцом. - Пойдемте, Джордж, - прохрипел Сэм, пытаясь поднять старика на ноги. - Надо убираться отсюда.

Дождаться... дождаться Дина... кричало Сэму сердце, когда тело сковала тяжесть Джорджа. Сэм перекинул руку мужчины через плечо и повел из разгромленной комнаты. Они вышли в коридор, и Сэм бросил случайный взгляд налево в надежде увидеть Дина.

– Рен... - простонал Джордж.

– Дин найдет ее, - уверил Сэм раненого мужчину. - Пошли...

Он наполовину тащил, наполовину нес Джорджа через прохладный коридор. Добравшись до конца, прямо перед тем как открыть дверь, Сэм увидел цифровой настенный термостат, явно не вписывающийся в интерьер векового дома.

Он поймал взглядом значение температуры в тот миг, когда прибор включился. Семьдесят одна. Он автоматически посмотрел на датчик. Он был настроен на 72 (2) .

Вот дерьмо...

– Дин!

Сэм знал, что в ту же секунду, когда цифра достигнет верхней границы, весь дом заполнится газом, как бомба, и заберет все и всех на пути на очень жаркую прогулку. Джордж обвис в его руках. Сэм метнул еще один взгляд через плечо. Паника сковала льдом все внутри, сердце забилось в ловушке ребер. Ноги стали ватными, когда он остановился в дверях между спасением и тем, кто его всегда спасал.

– ДИН!

Ничего не услышав в ответ, Сэм чуть было не оставил Джорджа, чтобы броситься обратно.

– Сукин сын! - проворчал он сквозь сжатые зубы, когда вбитое в голову стремление защищать пострадавших потащило наружу вместе с ношей. Китайские колокольчики дразнили едва узнаваемой мелодией, пока Сэм ковылял по ступенькам. Он поспешил к краю двора и небрежно опустил мужчину на спину.

– Оставайтесь здесь.

– Кто... кто вы такие? - Джордж оглядел его.

Сэм не стал терять время на объяснения. Он быстро развернулся и помчался обратно к дому.

В воздухе прогремел взрыв, обдал Сэма жаром, сбил с ног и бросил спиной на землю недалеко от Джорджа.

Сэм поднял веки и невидящим взглядом окинул вечернее небо. Неясная боль отвлекла его от серебряного оскала луны. Глаза слезились, легкие молили о кислороде. Он попытался втянуть воздух, но грудную клетку будто сжало в тисках. Сэм почувствовал, как кто-то трясет его за руку.

Глоток воздуха, который наконец попал в легкие, был полон золы и пыли. Сэм осторожно перевернулся на бок, отчаянно пытаясь дышать, когда по спине неуклюже похлопали рукой.

–...черт возьми, произошло, малыш?

– Что?

– Ты в порядке?

Сэм увидел перед собой покрасневшие голубые глаза, свет пожара отбрасывал причудливые тени на лицо их обладателя.

– Что? - спросил Сэм еще раз.

– Мой дом только что взорвался, - ошеломленно произнес Джордж, он все так же сидел на корточках, держа руку на спине Сэма. - О боже, Рен...

– Дин, - выдохнул Сэм, опираясь на колени. Земля уплыла из-под ног, кровь застучала в ушах. Он неловко качнулся.

– Полегче, сынок, - Джордж сильнее надавил рукой на Сэма. – Не надо так резко.

– Отцепись от меня к чертям, - голос Сэма походил на скрежет металла. От гнева и страха он выглядел старше, становился тем, кто повидал больше, чем рассказывает вслух. - Там мой брат.

Скинув с себя мешавшее пальто, Сэм встал на ноги, едва удерживая равновесие. Путаясь в ногах, он поплелся к разрушенному дому. Взрыв погасил большую часть огня, оставил только дымящиеся развалины с искрами пламени, усыпавшими фундамент. Входная дверь исчезла, гостиная превратилась в кучу деревянных балок и сломанной мебели.

Задняя часть дома казалась относительно незатронутой, в обрамлении оранжевого света потухающего пламени Сэм видел интерьер второго этажа.

– ДИН!

До слуха доносились лишь стоны дерева и треск огня. Сэм ввалился в сюрреалистический пейзаж из осколков и дыма, упавших обломков и рваной бумаги.

Нет... нет-нет-нет-нет... Сэма пошатывало. Не вот так... только не так... ты должен присматривать за мной... ты должен остаться...

– ДИИИН! Ответь мне!

Сэм кашлянул, бросился через сломанный стол, обрывая остатки обоев со стен. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста...

– Дин! Давай, старик... ответь мне!

Сэм снова закашлялся, споткнулся и в попытке равновесие, схватился за дверной проем. Занозы впились глубоко в ладонь. Укол боли, мгновенный и жесткий, вызвал кислый привкус во рту. С резким вскриком он упал на колени и, схватив поврежденную правую руку левой, зашипел от боли. Глаза защипало, и он почувствовал, как слезы скатились с кончиков ресниц.

В тот же мгновение он увидел отблеск серебра. Серебряного кольца в тусклом свете огня. Серебряного кольца на правой руке его брата. Руке, безвольно повисшей на деревянной балке.

Руке Дина.

– О боже...

Сэм устремился вперед, не отрывая взгляда от руки брата.

– Я здесь... Я здесь, Дин. Я вытащу тебя. Ты просто подожди, ладно? Дождись меня.

Дрожащими руками Сэм начал откапывать Дина. Ноги совсем обессилели, и держался он только за счет силы воли. Живот скручивался узлом, сердце бешено колотилось, а легкие отказывались работать. Он задыхался, тело двигалось на автопилоте, а разум вопил в панике; кровь громко стучала в ушах.

Страх давил сильнее, чем в минуту, когда он наблюдал, как врачи реанимировали брата. Сильнее, чем в ту секунду, когда он увидел распростертого на полу отца.

– Я здесь, Дин, - выдохнул он, сил на слова ушло не меньше, чем на то, чтобы поднять очередную доску. Вскоре он увидел Дина полностью: тот лежал лицом вниз, пальто обмоталось вокруг тела; одну руку он подобрал под себя, а вторую – будто вытянул в попытке схватиться за что-то при падении.

– Черт-черт-черт, - выдыхал Сэм, не слыша собственного голоса, не понимая даже, что что-то говорит. Задержав дыхание, он протянул дрожащую руку к шее Дина. От облегчения закружилась голова, когда он почувствовал уверенный пульс брата.

– Ладно, ладно, я смогу, - говорил он сам себе. - Я смогу.

Потемневшая от жара потолочная балка лежала поперек Дина, одним концом опираясь о кресло из гостиной, благодаря которому чудом не раздавила его. Сэм закусил губу и с утробным рыком оттолкнул балку. Брат был освобожден.

Сделав глубокий вдох, Сэм обошел обломки и опустился на колени рядом с Дином. Здравомыслие подсказывало не двигать его, а нужда в брате отправила логику на все четыре стороны, и Сэм потряс его за плечо. Осторожно, задерживая дыхание глубоко в легких, Сэм перевернул Дина, укладывая обмякшее тело на своих руках.

Из уголка рта Дина, носа, глубоких порезов на лбу и на щеке текла кровь. Сэм чувствовал ее, пропитавшую волосы слева, она темнела на шее, по которой свободно текла из ушей.

– О Господи... - прошептал Сэм, ослабив хватку на неподвижном теле брата, и осторожно большим пальцем вытер кровь около ушей. - О боже, Дин.

– Малыш?

Сэм со всхлипом поднял взгляд, почувствовал соленый привкус слез на краях губ. Джордж стоял на остатках веранды, а рядом была красивая молодая девушка.

– Я позвонил от соседей. Скорая уже едет, - Джордж прижал девушку сильнее. Она подняла пустой взгляд васильковых глаз, и Сэм замер. - Я нашел Рен, - спокойно продолжил Джордж.

Девчонка должна быть еще где-то здесь... Сэм сделал рваный вдох, глядя на фарфоровое лицо, на глаза, невинно глядящие в его сторону. Темные волосы подобно крыльям обрамляли ее лицо, небольшой рот был приоткрыт словно в панике. Он вернулся туда за тобой, хотел сказать Сэм. Но все, что он мог – это только смотреть на нее.

Отведя взгляд от Рен, Сэм вернулся к покрытому кровью лицу Дина и вытер его веки дрожащей набитой занозами рукой. Он закончил тем, что просто смешивал их кровь, размазывал липкую жидкость по щеке Дина, окрашивая ею волосы неровными движениями в попытке успокоиться.

– Он... - Джордж подошел ближе, и в тот же миг вой сирен скорой помощи разорвал ночную тишину.

– Он жив, - сказал Сэм тихим запинающимся голосом. - Он жив.

Жди меня, Дин...

Сэм чувствовал, как все вокруг поплыло. Он почувствовал мелкие брызги от пожарного шланга, долетающие до него на ветру. Он почувствовал, как руки медиков пытаются забрать у него брата. Он почувствовал, как поднимают безвольное тело Дина. Он почувствовал, как приближается тьма, как выжимает воздух из его легких во тьму ночи.

Он чувствовал пустоту, одиночество, будто тихо ускользал в забвение, обвиснув в руках незнакомца, когда у него забрали брата.

Жди меня...

__________________
1 - дословный перевод - "убойный пляж"
2 - 22 по Цельсию

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.