ID работы: 1981996

Germanium Effect

Джен
NC-17
В процессе
1070
автор
Duskblade соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 65 страниц, 3 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1070 Нравится 440 Отзывы 594 В сборник Скачать

Пролог, часть третья

Настройки текста
- Доброе утро, как самочувствие? – поинтересовалась Христэн. Я, привычно свернув окно уни-инструмента, повернулся к девушке. - В пределах, – нейтрально ответил я, многозначительно прокрутив кисть правой руки на триста шестьдесят градусов.       Процедуры принесли свои плоды, и теперь с бионической рукой я управлялся чуть ли не лучше, чем с биологической. Впрочем, вероятно ещё могло помочь то, что во время сидения в экстранете через уни-инструмент, я был вынужден также весьма активно работать бионической конечностью. - С рукой вы действительно освоились, – кивнула Христэн, активируя свой уни-инструмент. Я послушно подставил бионическую конечность под луч сканера. – Отлично… диагностика… все системы и нервные связи отвечают в пределах нормы. Что же, Иоганн, у меня для вас хорошие новости. - Какие же? – поинтересовался я, слегка наклонив голову. - Ввиду того, что проблем с приживлением руки у вас нет, и вы сумели полностью с ней освоиться, то и держать вас здесь больше смысла не имеет, – ответила Христэн. - Меня выписывают? – уточнил я, чувствуя как в районе живота что-то потяжелело.       Нехорошо. Я надеялся ещё на пару недель, ну или хотя бы на неделю отсрочки. - Именно. Хватит вам уже мариноваться здесь, Иоганн, – неверно расценив моё состояние, ответила девушка.       Ну здорово. И что же мне делать теперь?       По идее меня куда-то назначили, но куда именно ясно не было, значит этот вариант отметался. Мне что, квартиру снять, пока тут меня задание дожидаться будет? - Шепард, как вам ваша новая конечность? – неожиданно спросила Христэн.       Как выяснилось в ходе общения, она была женщиной довольно говорливой, но если кому-то это и было в тяжесть, то не мне. Как раз общительный характер врача, вкупе с её заботливым отношением к пациентам, делал времяпрепровождение в больнице не настолько сводящим с ума.       Будь я предоставлен сам себе, уже давно начал бы ходить по стенам. - Хм. В целом радует, – я сжал и разжал кулак протеза. – Но я хотел бы встроить в неё оружие, – добавил я. - Солдафон, до мозга костей, – с улыбкой покачала головой Христэн.       Ну а что, это-то я на досуге сумел понять — как оказалось, встраивание разнообразного оружия в протезированные конечности было довольно популярно. Адамом Дженсеном мне конечно не стать, но, скажем, выдвижной клинок в руку, я установить могу. Как, впрочем, и что-то стреляющее — от рельсотрона с микропулями или флешетами, до миниатюрного гранатомета.       Правда самостоятельно я поставить такое не могу — для этого требуется квалификация, которой я не обладал. - Впрочем, могу понять — профессиональная деформация, – добавила девушка, после чего активировала свой уни-инструмент. – Давайте я вам перекачаю на ваш инструмент кое-какую информацию по вашей руке, а там уже обратитесь к вашему ротному инженеру, когда вам потребуется модифицировать руку. - Я последний выживший в своей роте, – поморщился я, активируя уни-инструмент. - Оу, – замялась Христэн. Видимо она была не совсем в курсе всех обстоятельств сражения при Элизиуме — могу понять, наверняка у неё раненых хватало. Я вообще удивлён столь… персональному вниманию к себе, когда по идее, врачи должны зашиваться работой.       Или современная медицина несколько снижала порог нагрузки на врачей? Но тогда не стало бы врачей меньше в целом? Хотя… тогда могли возникнуть проблемы с трудоустройством у немалого количества образованного населения… проклятье, опять ясно, что ничего не ясно — все-таки неделя сёрфинга экстранета не может дать нужной информации, особенно в вопросах самоочевидных для здешних аборигенов. - В общем, передадите информацию инженеру, и он вам поможет, – продолжила Христэн. – Там поставите что хотите, или вообще с нуля под себя закажете. Брат моей подруги как раз руки лишился в рейде, так теперь имеет при себе две таких — парадную и боевую. - А что, времени на приживление и привыкание к новой конечности не нужно? – удивился я. - Иоганн, вы не поверите как часто этот вопрос задают, – усмехнулась девушка. – Если у протезов совпадают параметры нервной системы, то проблем никаких не будет, так, пару минут позудит… ну, по крайней мере так говорят активные пользователи протезов, – пояснила Христэн, после чего похлопала меня по плечу. – А потому просто смотрите на параметры выбираемой конечности, и уточняйте у инженера про ваш выбор. - Хм. Благодарю, – я кивнул головой.       Процедура выписки была, для человека привыкшего к постсоветской медицине, впитавшей в себя всё самое худшее от медицины советской и медицины капиталистической, удивительно быстрой и беспроблемной. Пришёл в кабинет, там проверили по компьютеру мои записи, сделали пометку и всё — я был свободен, словно птица в небесах.       Никаких многочасовых очередей, никаких “я только спросить” и уж точно совершенно никаких сумасшедших бабусек, которым занимают с шести, даже когда поликлиника открывается в восемь, и обследование только по записи. Медицина будущего меня приятно удивила, что и говорить.       Это я уже не говорю о таких приятных мелочах, как генная инженерия, достигшая невероятных, на мой непрофессиональный взгляд, высот. Благодаря повсеместному внедрению оной человечество сумело избавиться от множества наследственных заболеваний, почистить геном от последствий достижений фармацевтики и загрязнения окружающей среды, и, разумеется, улучшить общее качество жизни.       Что и говорить, если люди теперь могут жить в среднем до ста-ста десяти лет, а долгожители доживали до ста сорока. Не то чтобы это было для меня привычно — даже, в Японии средний возраст вроде семьдесят восемь лет, но куда больше, если быть честным с собой, меня удивило и порадовало замедление процессов старения. То есть, лет в девяносто можно было вполне выглядеть и чувствовать себя лет на шестьдесят.       И при этом никаких киберпанковых тенденций, с доступностью омолаживающих терапий только избранным — то есть только богатеньким ребятам из верхов корпорацией, да — не виделось. Базовые процедуры по коррекции генома, такие как устранение разнообразных патологий и наследственных заболеваний, были вообще бесплатны. А разнообразные модификации вроде пресловутого увеличения срока жизни были доступны большей части трудоспособного населения.       Разумеется, не для них самих — модификации проводились либо в раннем детстве, либо еще до рождения — но обеспечить своим детям стандартный пакет генетических модификаций мог практически любой человек. Впрочем, существовали и более нестандартные манипуляции — часто не очень легальные — которые могли обойтись в очень кругленькую сумму, особенно если им подвергался человек в возрасте.       В общем, прекрасная смесь советской медицины с западным качеством и отношением к пациенту. Я даже как-то начал верить в человечество, узнав обо всём этом.       На выходе я получил свои вещи — форму, похожую на ту, что носил Андерсон, проведя пальцем по символу ранга на наплечнике, я почему-то понял, что ранг у меня ещё старый, лейтенантский, карточку, заменявшую паспорт, водительские права и военный билет, банковскую карту и табельное оружие.       Шершавая, ухватистая рукоять тяжелого пистолета удивительно-знакомо легла в мою полимерную ладонь. Уже что-то. Был и запасной магазин в кобуре. Впрочем, в перестрелки я попадать особо не планировал… меня скорее заинтересовало само наличие оружия — у меня, когда я отбывал, армейские офицеры вроде оружие не носили.       Это была прерогатива милиции/полиции. Или так было только в моей стране?       Хм. Теперь найти бы место, где можно подумать, чтобы я, наконец, понял где мне можно переждать до того момента, когда меня заберут. По идее, нужно снять квартиру — это не Терра и с вокзалами здесь будут сложности… да и не пристало мне, человеку спасшему Элизиум, спать на вокзале.       Этого просто не поймут.       По крайней мере я надеюсь на то, что отношение к героям войн здесь всё же получше чем на пространстве моей покинутой Родины. А то ведь правда — просто стыдно за страну становится. Да уж, то ощущение когда хрень творит кто-то ещё, а стыдно тебе. Неприятно как-то, что все эти люди, положившие здоровье, а то и жизни, на благо своей страны, тупо никому не нужны.       Ну и где тут мотивация защищать Родину?       Хотя, в последние годы ситуация вроде бы улучшилась, но эра локальных конфликтов, тайных и “гибридных” войн тоже налагает свой отпечаток, когда можно цинично говорить “там нет наших войск”, имея в виду “да, там присутствуют наши отряды специального назначения — не смейте их бомбить, к слову — но остальных наших регулярных частей там нет”.       Вот уж утешение…       Эмммм… какого?!       Я судорожно хватаю рукоять пистолета, ощущая под рукой успокаивающую меня шероховатость, и лишь спустя секунду понимаю, что в машине никого кроме меня больше нет. Вопрос как я оказался в машине оставался открытым… равно как и тот, почему машина летит по воздуху.       Впрочем нет, ответ на второй вопрос был известен что мне, что Шепарду — я просто нахожусь в аэрокаре. Кожаный салон, отсутствие водителя, счётчик на приборной панели… хм. Счётчик. Я в такси, или машина заминирована? А нет, всё-таки в такси — счётчик двигается вперёд, а не назад. Да и вообще, только последний кретин будет делать к бомбе визуальный таймер. Это первое правило террориста — не делай бомбу, которую можно разминировать.       Значит я в такси. Кто мне его вызвал и как я в него сел?       Напряженно поработав головой, я пришёл к выводу, что такси вызвал я сам. Ну как же, я активировал уни-инструмент, набрал, без особых надежд, службу такси которая уже сумела, как оказалось, возобновить работу. Собственно потом прибыл аэрокар и я в него сел… но блин, почему я это вспомнил только сейчас? Это ведь не пульт положить в какую-нибудь задницу и благополучно забыть о нём.       И куда это я лечу?       По мере полёта, чтобы отвлечься от излишних волнений по поводу событий, на которые я повлиять никак не мог, мне ничего не оставалось, кроме как смотреть в окно, да любоваться здешними пейзажами. Не самолёт, конечно, но так было даже лучше — больше всего можно было рассмотреть.       В конце концов “поиграться в мобилку” я всегда успею.       Тем более что виды открывались весьма симпатичные — сверху сразу становилось видно, что столицу Элизиума строили в соответствии со строгим архитектурным планом, а не по принципу хаотичного заселения кому как удобно. Улицы были ровными и прямыми, хотя напоминали не прямоугольники, как в Нью-Йорке — застройка была кольцевой, с расходящимися из центра лучами автострад.       По сути Нео-Монтабан сверху выглядел как этакий кусок пиццы, разрезанный на части. Очень аппетитно.       Городская застройка была… интересной. Велась она по секторам, отделяемым кольцевыми и лучевыми дорогами, причем, как я рассмотрел, в шахматном порядке, где на условно-чёрных клетках были жилые и рабочие строения, тогда как на условно-белых были парки и аллеи. Не удивлюсь, если промышленные зоны, если они и имелись, то были перенесены ближе к окраинам, и имели все надлежащие установки фильтрации и шумоподавления. С таким уровнем планирования, это было бы довольно логично.       Вообще, уже сам факт того, что город не представлял собой набор аркологий, каким в каноне описывался Идэн Прайм — этаких дедушек имперского города-улья и пра-прадедушек звездновойновских экуменополисов, меня предельно радовал. Ну его нафиг, такое счастье, да в космическую эру.       Небоскрёбы также отсутствовали, самые высокие здания, по моим оценкам, достигали двадцати этажей. В целом они напоминали… хм, помню я в школе ещё, когда мировую художественную культуру проходил, встречал что-то подобное. Был там один французский архитектор, знаменитый тем что отошел от концепции “одна семья — один дом”, и начал клепать разнообразные многоэтажки.       Ну и в целом оные у него были вполне себе неплохие — ну, вроде бы те же бетонные коробки что ещё при Брежневе у меня клепать начали, но… блин, ну выглядит как-то приятнее, органичнее и человечнее.       Хотя, я могу и путать — никогда особо МХК не увлекался, предпочитая на этом уроке играть в телефон. А в универе этим никто особо мозги не имел.       Да и в целом, по архитектурным предпочтениям я тот ещё пошляк, и предпочитаю монументализм, романизм и готику. В общем всё то, от чего дизайнеры и прочие хипстеры падают в эпилептических припадках. Но по мне этот город был вполне себе симпатичным и органичным — видно было наличие планирования во всём, от самой застройки до архитектуры.       Ну что поделать, что эти воздушные архитектурные изыски, что дешевые бетонные коробки, мне не нравятся примерно одинаково.       Отличалась от старушки-Терры, как здесь нередко обзывали Землю, и погода, а вернее… скажем так, атмосфера. Рассветы и закаты были куда как более насыщенных цветов, а фаершоу при абсолютно рядовой грозе… меня здешние молниевые столбы, сказать по правде, заставили ненадолго выпасть в осадок, и грешным делом подумать что я попал на раннюю версию Дромунд Кааса.       К сожалению, всё хорошее имеет обыкновение заканчиваться, а потому вскоре такси пошло на посадку. Я от неожиданности даже к пистолету потянулся было, но довольно быстро пришёл в себя. Надо бросать с этим, а то меня такого дёрганного не поймут.       Итак, что мы имеем.       Выгрузился я у подножия небольшой возвышенности, на которой, метрах в двухста-трехста от меня, виднелась высокая, на вид металлическая стена с прозрачным верхом. На вид что-то вроде стены из халф-лайф второй, что у комбайнов была. Хм, интересно, а стекло здесь такое же пуленепробиваемое как и в каноне, или это всё же глюки игромеханики?       Поверх “стекла” идёт спиралями колючая проволока. Прямо привет из прошлого…       Как я понял, за этими стенами располагался какой-то режимный объект, военная база или тюрьма… хотя для тюрьмы было маловато заборов. Да и в целом, при осмотре скорее возникало ощущение, что стена здесь не для защиты, или не для того, чтобы впускать или не выпускать, а скорее для порядка.       Чтобы разные торговцы анашой не шастали, ага.       И по какой-то неведомой мне причине, я хотел оказаться за этими стенами… вот только влекло меня туда не болезненное любопытство, а словно понимание, что там собственно мне и следует находиться.       Решив поддаться наитию, я потопал к КПП.       Здешний контрольно-пропускной пункт представлял из себя основательную будку, и низкие сетчатые ворота вместо привычного моим глазам шлагбаума.       Подумать только, столько лет прошло, но ничего лучше пары людей у въезда придумать не удалось. С другой стороны… если сделать вход автоматическим, то получается, что любое тело подделавшее или захватившее данные, может войти на режимный объект? Да тут ИИ сажать пришлось бы...       Нет, это не отменяло и возможность обмана человека, но… по мне, люди в этом плане понадёжней будут.       И действительно, на входе сидело несколько скучающих охранников… в полной броне. Понимаю — бой за Элизиум конечно уже закончен, но начальство по привычке всем накручивает хвосты за бдительность, вот у хлопцев чубы и трещат. - Лейтенант Шепард! – один из солдат явно узнал меня. - Сержант, – я автоматически отсалютовал. – Мой пропуск, – я протянул ему карту. - Да что там, вас на Элизиуме каждая собака знает, – усмехнулся солдат, но карту считал. - Это не повод нарушать установленные порядки, – несколько сухо ответил я. – Да и начальство не оценит, – слегка улыбнувшись, добавил я. - Это верно, – кивнул сержант. – Всё в порядке, можете проходить, – с этими словами, солдат протянул мне обратно мою карту.       Вот и славно…       Военная база словно представляла собой Нео-Монтабан в миниатюре. Невысокие строения, расположенные по определённому плану, прямые дороги, наличие растительности… хм, интересно, а здесь траву красят? Надеюсь что этот пережиток славного прошлого моей реальности там и останется.       Пока я осматривался, как оказалось, я уже на автомате куда-то направился. Что ж, тем лучше… пусть в ногах правды нет, но, непохоже чтобы в данной ситуации у меня был выбор получше. В конце концов, стать писателем я всегда успею.       Ноги привели меня… в казарму.       Четыре стены, окна, односпальные кровати расставленные в строгом геометрическом порядке с металлическими шкафами-тумбами у кроватей. При этом виднелись и шкафчики у стены… Странное смешение американского стиля проживания военщины, виденного мною, правда, лишь в фильмах, и советско-российского, вызывало у меня смешанные чувства.       В одном из углов располагался небольшой стол и несколько стульев.       С одной стороны, я был несколько удивлён, что ли, что по прошествии полутора веков в солдатском быте столь мало что изменилось… а с другой, вопрос стоит в том, что изобрести тут ещё? Сон на антигравах? Ну, то до первого отключения электричества… вот и придумывай тут ещё что-то.       Кроватей всего было тридцать — как и в случае с больничными, простыней на кроватях не было. Я ещё в больнице прифигел когда осознал это, однако на деле достаточно логично — матрас с гидрофобным покрытием, который время от времени обеззараживают. В целом решение достаточно логично, хотя по мне немного и странно. С другой стороны логистика проще — не нужно клепать огромное количество простыней и поддерживать их в нормальном состоянии…       На кроватях лежали подушки, также без каких либо оболочек, и тонкие одеяла, к которым я успел привыкнуть за время лежания в больнице, сложенные конвертиком. Ну разумеется — священная традиция красивой уборки постели за полтора века деться никуда не могла, хоть и существенно сдала в правах.       На флоте так вообще — там и заправлять-то особо было нечего, ведь кровати там, зачастую, представляли из себя антигравитационные контейнеры поставленные вертикально, где искусственная гравитация создавала ощущение что ты лежишь, а не стоишь. Остроумное решение, позволяющее пичкать больше кроватей на единицу площади, что в условиях постоянной нехватки внутреннего пространства, крайне ценится кораблестроителями.       Хотя, по слухам привычку “сходить с кровати” приходится вырабатывать довольно долго.       Усаживаюсь на одну из кроватей, по ощущениям “мою”.       Интересно, а остальные где? Только спустя несколько мгновений до меня дошло осознание собственного идиотизма, и облегчение от того, что я ещё не успел никому задать этот вопрос. Как где? Мертвы были все — погибли всем составом под командованием Шепарда. Ведь логично было, что это помещение отводилось под взвод Шепарда… вернее уже мой взвод.       Мне резко расхотелось находиться в этом помещении, но я хотел закончить кое-что, а потому пересилил себя и прошёл к шкафчикам. Подойдя к одному из них, по ощущениям своему, я на автомате вбил двадцатизначный код. Хм. Кажется кто-то ценит такую мифическую в армии вещь, как личное пространство.       Скорее всего все бэкдоры от этих шкафов были известны командованию… Впрочем, чтобы шутников не пустить может этого и достаточно.       Да уж, небогато живут офицеры… хотя меня вообще удивило что Шепард не живёт отдельно от своих бойцов. Видимо в Блоке несколько другие традиции взаимоотношений “рядовой-офицер”... ну или я чего-то не знаю.       В шкафу обнаружилось три комплекта формы, висевших на вешалке — судя по расфуфыренности одного из них, тут висело два запасных комплекта формы и парадка. На полочке лежала связка кристаллов одинаковой формы… хм, а для чего они вообще? Стоп, я кажется видел что-то подобное на рекламе накопителей памяти.       Рядом со связкой кристаллов лежала книга. Бумажная книга в зелёной обложке и с тиснёными золотыми буквами, складывающимися в слово “Militärdienstvorschriften”. Ну надо же — устав, да ещё и книжный. И судя по некоторой потрёпанности, книгу эту нередко читали. А Шепард у нас любитель раритетов. Надо бы поддержать будет амплуа, я думаю…       Что же, мне это только в плюс. Будет возможность вспомнить то, что никогда не знал. В конце концов что может быть подозрительного в том, что человек часто читающий устав ещё раз его прочитает? Так, а это ещё что? В уголке лежал ещё один инфокристалл, покрытый слоем пыли и явно давно не использовавшийся.       Во мне возникло почти непреодолимое желание забыть про него и оставить валяться здесь и дальше, но любопытство всё же победило.       Нет, конечно я мог бы оставить и не трогать этот пыльный инфокристалл — это было бы даже в чём-то логичным решением, любой человек стремиться к привычному, стремясь найти в этом спокойствие, через схожесть и ежедневную рутину. Ломать это в себе бывает ой как непросто, но лучше через это пройти, для того, чтобы не испытывать этого иррационального страха перед возможными изменениями.       Именно поэтому я аккуратно подобрал этот кристалл и украдкой стерев пыль с него о рукав своей формы и, при этом безжалостно задавив поднявшееся возмущение, вставил его в приёмник уни-инструмента.       Забавное вообще устройство — по виду эпплвотч** эпплвотчем, а пользы от него гораздо больше. Тут и смартфон со всеми наворотами, и радиопередатчик, и голографический экран… и я ещё подозреваю, что у меня далеко не топовая комплектация. К слову, надо бы вспомнить чем Шепард пользовался и восстановить себе.       Немного помучавшись с всё ещё непривычной мне файловой системой — не виндоус и не андроид, так, что-то посередине — я сумел-таки считать записи на кристалле. По сути, там была всего одна папка, названная “новая папка”. Интересно, что там... .      Хм. Никаких подозрительных текстовых файлов, давно забытых игр или порно-видео…       Одни семейные фото — мужчина с женщиной средних лет полуобнимают двоих детей, судя по всему брата и сестру.       Присматриваюсь получше. Женщина средних лет с приятным лицом и вроде бы имеющейся фигурой. Светлые волосы стянуты в конский хвост. Малозаметные морщинки у глаз и рта нисколько не портят её внешности, а её добрая улыбка словно заставляет улыбнуться самого. Одета в зелёное платье необычного, на мой взгляд, пошива. Ох, эта мода будущего ещё сведёт меня с ума. В смысле “заставит кушать галоперидол” а не в смысле “восхитит”.       Мужчина примерно того же возраста что и женщина, может чуть старше. На вид довольно крепкий, высокий — на полголовы выше женщины. В отличие от женщины, он обладатель угольно-чёрных волос и таких же тёмных глаз. Взгляд цепкий… вероятно служил в армии, но это уже гадание на кофейной гуще. Лицо не сильно примечательное, несколько грубоватое.       Светловолосый мальчик на вид лет шести, лицом и глазами чем-то напоминает женщину. Несколько худой, но это может мне казаться из-за его малого возраста. Стоящая рядом девочка была на вид постарше мальчика — она была где-то лет десяти и была похожа на женщину еще сильнее. Только у девочки, в отличие от её матери, волосы были темно-каштанового, почти черного, цвета. Явно отец внёс свою лепту.       На остальных фотографиях менялся задний план, немного менялись позы, менялся возраст семьи… но основной мотив оставался ровно тем же. Впрочем, присмотревшись внимательнее, я заметил определённую тенденцию — чем дальше шли фотографии, тем более… напряженными они становились.       Улыбки родителей становились вымученными, а их глаза не светились такой радостью, как на первой. Морщинки у глаз и уголков губ женщины углубились и стали более выраженными, а тёмные волосы мужчины стали сероватыми. И, судя по тому, что я понял, причины таких отличий заключались в мальчике — с каждым фото я замечал всё большую его отстранённость от остальных членов семьи, и странный холодок в его глазах.       Открываю последнее фото. Мгм. Ожидаемо. Лицо мальчика уже напоминает то лицо, которое я уже начинаю привыкать видеть в зеркале. То есть выходит, что это моя семья… это что, значит я с Менуара? Или как там звалась колония, которую разорили батарианцы?       Опять вопросы, на которые я не знаю ответов. Хотяяя…       Открываю браузер на уни-туле и листаю новости колоний. Хм… ну да, есть такая колония Мендуар, почти угадал. Располагается, ожидаемо, на восточных рубежах Блока, то есть на границе, пусть в космосе это понятие и весьма условное, с Батарианской Гегемонией. Но вот что смешно — колония живёт и здравствует! Или её отстроили заново?       Так… логически мысля — колонию должны были атаковать до того как Шепард попал в армию, а значит либо её не атаковали вовсе, либо уже отстроили по новой. Надо проверить. Подымаю новости за последние… хм, сейчас 2176 год, а Шепард в армии, вероятно, лет с восемнадцати… проклятье, а сколько Шепарду сейчас?       Весь таймлайн я ведь не помню, да и памятью математика не страдаю.       Шепарду, то есть мне, двадцать два года, а события МЕ1 начинаются в 2183, уж это я помню точно. Значит в худшем случае надо промотать новости за десять лет…       Запрос “нападения на Мендуар”... оу, сколько ссылок.       А мир оказывается весьма боевой. Три пережитых серьёзных рейда со времён основания колонии — и при этом каждый раз колонисты умудряются насовать пиратам по самые гланды. Да и, судя по прочитанному, войсковой корпус там держат весьма и весьма серьёзный. Интересно, это из-за оного рейды провалились, или это из-за рейдов туда мощную группировку и подтянули? Курица или яйцо?       Но вот что странно — несмотря на такое количество нападений, ни одно из них за эти десять лет не подходит под описанное в каноне. Ну, тогда логично что родители Шепарда выжили, и что сестра у него… то есть у меня, есть и она тоже выжила. Так, общение с родителями пока лучше отложить — мать это существо особое, с крайне хорошо прокачанным параметром интуиции. Раскусить меня для неё проблем представлять не будет никаких. Впрочем не похоже чтобы это и раньше представляло проблему, правда Иоганн?       Молчание было мне ответом. Как и всегда, впрочем — Иоганн оказался типом жутко неразговорчивым. Извлекаю инфокристалл и аккуратно кладу его рядом со связкой остальных “флэшек” — нечего семейный фотоальбом хранить так небрежно, как это делал Иоганн.       Итак, что теперь делать-то? До казармы я добрался, теперь о месте проживания беспокоиться точно не стоит — здесь собственно моё место, пока меня не переведут на “тактическое назначение”, куда бы это не значило. Впрочем, зная мою удачу, можно ожидать что отправят меня куда-то в пекло.       Неожиданный вызов на уни-инструмент прервал мои размышления. Интересно, кому это я понадобился? Только бы не родителям… - Шепард? – на этот раз меня вызывали без видеоканала, потому о личности говорящего я мог только догадываться. – Это Штёрн. Зайди в штаб, – приказал мне некий Штёрн.       Штёрн… откуда я помню это имя? Точно же! Я читал предварительный анализ хода битвы за Элизию… то есть Элизиум, и там присутствовала эта фамилия — Эрдмут Штёрн — командующий элизианским гарнизоном. Осознав с кем я разговариваю, как-то само собой вырывается: - Форма одежды? – спросил я. - Повседневная, – сухо ответил Штёрн, явно желая добавить что-то ещё, но сдержавшись. - Так точно, – ответил я, после чего отключил связь и направился из казармы.       Ноги вновь сами несли меня к нужному месту — видимо у командира гарнизона мне уже доводилось бывать. Радует что мышечная память пока помогает… дальше будет проще — меня переведут, а там я уже буду иметь нормальные стартовые условия, с куда меньшим количеством переменных, которые я должен буду знать.       Штаб, ожидаемо, располагался по центру военной базы и представлял собой такое же приземистое строение, как и любое другое находящееся в этих стенах. О том, что это штаб говорила разве что малозаметная вывеска, да аккуратные клумбы с какими-то цветами, немного напоминающими мне гвоздики.       Впрочем без особых изысков и снега кубиками летом. Просто для порядка. Традиция-с.       Отсалютовав двум охранникам в полной броне стоящим у входа, да уж, не завидую этому почётному караулу, я вошёл внутрь.       Несколько коридоров, пара поворотов и вот, нужная дверь передо мной. Прикасаюсь к голограмме открытия двери без неуместного ожидания — в конце концов меня вызывали — и дверь отъезжает в сторону. К моему некоторому облегчению, в кабинете был только его хозяин. - Господин генерал, разрешите войти? – поинтересовался я, отдав воинское приветствие. - Заходи, – смерив меня взглядом, ответил Штёрн.       Этот генерал был личностью крайне интересной. Возрастом он как раз был за девяносто, если верить местному аналогу Википедии, и благодаря достижениям местной медицины, выглядел достаточно молодо для своих лет, и при этом явно не чурался одевать броню. Боевой дедок, что уж и говорить. Он явно и шаньхшийскую застал, и множество более мелких конфликтов.       Выглядел он тоже весьма колоритно. Лицо грубое, как будто высеченное из камня не слишком опытным скульптором, пытавшимся на ходу исправить свои ошибки. Морщины и старые шрамы избороздили лицо Штёрна, и проплешина виднелась на его высоком лбу, но цепкий взгляд исподлобья говорил о том, что генерал явно не собирается впадать в маразм.       Не положено.       На груди оливковой формы генерала был солидный набор орденских планок. Хм… ну да, сходится — на фотографии Штёрна в экстранете у него на груди был целый иконостас — медали и кресты, из самых разных металлов, на самых разных лентах. И, как я подозреваю, они явно были получены не за выслугу лет и не за лучший военный оркестр в секторе.       Зайдя в кабинет и заняв не слишком удобный стул, я вперился взглядом в генерала, ожидая объяснений причины вызова на ковёр высокого начальства. - Без чинов, Шепард, – как-то привычно произнёс генерал, словно он довольно часто общался со мной. – Я получил сообщение что тебя переводят на тактические задания. - Господин генерал? – на автомате переспросил я. Ответом мне был пристальный взгляд. – Штёрн? – попытался я второй раз, и генерал удовлетворённо кивнул. - Шепард, ты спас эту чёртову колонию, жизни моих бойцов и мою жизнь, не дав четырёхглазым взорвать эту проклятую Господом бомбу, так что ты заслужил право обращаться ко мне без расшаркиваний, – ответил генерал. - Я всего лишь выполнял свой долг, – ответил я, решив “сделать Каина”.       Если Штёрн и купился на эту игру, то его лицо это ничем не выдало. - Что же касается твоего назначения… хочешь знать моё личное мнение, оберлейтенант? – поинтересовался генерал, показав что уже в курсе моего повышения. Впрочем, я бы удивился обратному… получив мой утвердительный кивок, Штёрн продолжил: - Шепард, под моим командованием находились две механизированные бригады, не считая частей гарнизонного подчинения, воздушных эскадрилий и Внутренней Гвардии. За весь ход боя механизированные бригады, по сути, уполовинились, а с местными все еще хуже. Могу ли я сказать, что все они погибли с какой-то целью? Нет. Часть из них погибла из-за моих ошибок, или ошибок командиров младшего звена. Тем не менее, меня никто не переводит на “тактические задания”, как и моих командиров, – подведя итог, Штёрн внимательно посмотрел на меня, после чего добавил, расслабившись. - Впрочем, это ваша внутрецерберовская кухня, – добавил он, усмехнувшись.       Да что же мне так невезёт-то? Ну и какое я имею отношение к этим ребятам? Я ведь планировал быть как можно дальше от местных СБшников и прочих особистов, а тут оказывается что я как раз являюсь их представителем! Видимо поэтому у меня форма чёрная была, тогда как у большинства присутствующих здесь форма была зелёная, а вернее оливковая.       Просто дело в том, что здесь как раз роль службы безопасности всея человечества играл… Цербер. Да-да, он самый, и как я подозреваю, с канонным Джеком Харпером во главе. Помню как матерился, когда обнаружил это…       Проклятье. Поди разберись в сюжете этого грёбаного фанфика очередного идиота, решившего что “сделает самый логичный мир” а потому напихавшего в сюжет Массы хрен знает что. Единственное что меня утешает, так это то, что я, по крайней мере, не попал в нечто яойноподобное.       Подобные рассказы почти никогда не отличаются хорошим сюжетом и адекватным углублением мира, и там почти всегда с разбегу в карьер. А для гарантии навещу офицерский бордель. - Я благодарен за ваши слова, Штёрн, – абсолютно искренне отвечаю я. Всё же слова боевого офицера дорого стоят, что ни говори. - Но вряд ли вы вызвали меня, просто чтобы поделиться своими мыслями по поводу досадной несправедливости, имевшей место быть, – вырвалось у меня. - Верно, Шепард, – кивнул генерал. – Во-первых, хотел тебе сообщить, что в связи с твоим назначением, формально ты выходишь из моего подчинения, и до того как тебя заберут, ты получаешь уволнительную. - А как скоро меня заберут? – поинтересовался я, зная что такую информацию я точно мимо ушей не пропустил бы. - Одному Господу известно, – ответил Штёрн. – Одно скажу точно — с тем движением, что началось на границах, сидеть тебе на Элизиуме ещё как минимум неделю. - Понятно, – кивнул я. - И ещё, – перебил меня генерал. – Как последнему выжившему офицеру отдельной штурмовой роты, я хочу передать тебе это, – Штёрн потянулся в ящик стола, от чего я невольно немного напрягся, и извлёк оттуда связку инфокристаллов. – Вот. Это всё, что мои бойцы смогли извлечь из шлемов твоих солдат.       Я быстро пересчитал количество кристаллов. Девять штук. - А остальные… – начал я. - У группы Глефа шлемы были полностью уничтожены, вместе с записывающими устройствами и кристаллами, – подхватил Штёрн. – Сабля и Меч оказались под завалами, и мы смогли забрать лишь четыре инфочипа***.       Интересно выходит. Батары явно не хотели, чтобы про их действия кто-то узнал, раз они так старательно камеры вынесли. Хотя зачем? Ну… если скоро сработало бы ядерное устройство, то всё равно свидетелей бы не осталось. С другой стороны, на кой чёрт они вообще решили его взрывать, когда немалое количество их сил ещё оставалось на планете?       Что-то не сходилось. Или может тут было что-то вроде Истваана, и батары решили зачистить нелояльные себе войска, заодно потрепав ненавистных двуглазых? - Формально мне надо передать их контрразведчику, но вы — зондера — всегда немного особняком в Цербере стояли, а потому, думаю, так будет вернее, – продолжил генерал. – И ещё, как единственному выжившему офицеру из штурмовой роты, именно тебе и писать похоронные письма… там где они нужны. - Так точно, – кивнул я. Так, теперь нужно разобраться со степенью подчинения… благо кто такие зондера я уже имел кое-какое представление, пусть в основном из открытых источников. - Штёрн, а что с моей бронёй? – неожиданно вырывается у меня. - Твоя старая броня перенесла серьёзные повреждения, и скорее всего будет передана в музей битвы за Элизиум, – ответил генерал. - По этой битве уже музей собираются делать? – удивился я. - Губернатор хочет поднять свою популярность за счёт нас. Пускай, это не мои проблемы, а командование дало ему разрешение на такую мелочь, – равнодушно произнёс Штёрн. – Не думаю что тебе придётся носить броню во время пребывания на планете, – добавил он, явно намекая на то, что я остался последним выжившим из своей роты, и вряд ли будут места, где мне можно будет найти применение. Ну не астартес же я на самом деле. - Но я приказал собрать тебе новый комплект брони из тех запасов, что у нас остались. Зайди в арсенал, там тебе проведут окончательную подгонку, – продолжил генерал. - Благодарю, Штёрн, – кивнул я. - Не за что, – сухо ответил генерал. – Можешь идти, Шепард, – добавил он без лишних расшаркиваний.       Что же, меня это устраивает. Не сильно мне приятно, когда меня хвалят за, в общем-то, чужое достижение. Вот если ты сам чего-то добился, тогда да — это и приятно, и правильно. А если кто-то другой пахал, а хвалят тебя, меня начинает грызть совесть. Такой вот я человек… неправильный.       Как говорится, “добрый ты человек, Дядя Фёдор, это хорошо, это по жизни пригодится… другим”.       Итак, похоронки написать ещё успею — ТАМ я был личностью достаточно творческой, потому придумать тридцать достаточно адекватных похоронок я должен суметь. Отсутствие эмоциональной привязанности к погибшим упростит дело — хотя бы за это я благодарен тому, что Шепард не является доминантной личностью. Если вообще от него хоть что-то кроме пары воспоминаний да мышечной памяти осталось.       Совсем по другому я запою, когда начну терять своих людей.       Так, арсенал. Ага, мышечная память снова не подвела, и я оказываюсь у очередного неприметного, приземистого здания с небольшой табличкой и красноречивой надписью.       Внутри меня ожидали не стеллажи с оружием, как можно было подумать, а контрольно-пропускной пункт с дежурным и будкой охраны. Интересно, а как внутрь проходят когда боевая тревога? В памяти услужливо всплывает образ, как рамка металлодетектора****, или чего то похожего на него, с заборчиком уходят в пол, таким образом обеспечивая солдатам беспрепятственный проход.       Разумно. - Лейтенант Шепард? – дежурный ожидаемо узнал меня. Ну, хоть не “Гарри Поттер” и взгляд на лоб. - Оберлейтенант. Новые нашивки ещё не пришли, – сухо ответил я. - Прошу прощения, господин оберлейтенант, – поспешно ответил дежурный. - Пустое. Я пришёл проверить свою новую броню, – я едва удержался от того, чтобы не вздохнуть на своё поведение. Ну вот сдалось мне поправлять этого дежурного, которого я возможно уже и не увижу. - Вы знаете дорогу, – ответил дежурный и пропустил меня через здешний аналог ворот.       К счастью, дорогу я действительно знал.       А интересно здесь выстроена система, для того чтобы не было давок — вместо лестниц здесь просто покатый спуск. Логично — шансов подвернуть ногу на прямой поверхности меньше, чем на ступеньках. Впрочем, мне спешить некуда, поэтому я неторопливо спускаюсь вниз.       Далее я спустился в широкий коридор, огороженный с двух краёв ширмой из какой-то плотной синтетической ткани, напоминающей мне полиэтилен. Что-то вроде здоровенной такой занавески в душевой. В ширмах виднеются дверные проёмы… хм. Странно, да. Напоминает мне историю Задорнова про ворота в пустыне… если думаете что это несмешной анекдот — я с таким лично разок встречался в Европе.       Отсалютовав на автомате двум солдатам на выходе у одного из таких помещений, я не сразу понял, что что-то тут не так. Лишь быстро проанализировав их внешность, уловив краем уха их голоса, да украдкой оглянувшись на них я понял — я отсалютовал двум девушкам.       Удивило, впрочем, меня не это… хотя вру. Это меня тоже удивило. Всё же одно дело девушки в каноне Массы, а другое видеть это всё своими глазами. Интересно, а как здесь решили проблемы физиологического характера? Генетика? Или всё же фармацевтика? Ладно, решили как-то и то хорошо. Опять же, думаю проблему “небоевых потерь по естественным причинам” среди женского состава тоже как-то решили. Ну, по крайней мере, я на это надеюсь.       Вообще странно что я этого раньше не заметил… хотя, если хорошенько вспомнить, то скорее заметил, но не обратил внимания.       Впрочем удивило меня другое — по идее какие-никакие, но приличия в армии соблюдаются, а броня, если я правильно помню, в Масс Эффекте одевается на голое тело. Ну, “влажная кожа”, все дела. Хотя… тогда понятно зачем ширмы висят — нечего смущать мужское население излишним количеством голых женских тел.       Интересно, а как дела обстоят в боевой обстановке?       Память услужливо подкидывает мне воспоминание, как я бегу среди рядов чего-то, напоминающего манипуляторы для сборки автомобилей на заводах, удерживающих в захватах какие-то металлические части. Манипуляторы эти находились вокруг небольших платформ, а на этих платформах, находились мужчины и женщины на самых разных этапах облачения — на ком-то манипуляторы закрепляли последние бронепластины, кто-то стоял в необычном обтягивающем костюме, то ли подчёркивающим мышцы, то ли выглядящем как мускулатура человека…       А кто-то без особого стеснения, спешно стряхивал одежду, старательно пытаясь не смотреть по сторонам. Хех, Верховен, старый чертяка — прав всё-таки оказался. Зря тебя Циник ругал за любовь к сиськам и смешанным душевым. Опять же логично — в боевой обстановке не до приличий, броню нужно одеть как можно быстрее, а вот в мирное время приличия соблюдать нужно, потому с потолка и свисают плотные ширмы. Разумно-с.       Впрочем, ноги несут меня дальше, к широким дверям в конце коридора. Хм, значит у отдельной роты и место переоблачения отдельное? Всё страньше и страньше.       Помещение, как я и ожидал, оказалось довольно похожим на те, что я видел в воспоминании — манипуляторы да платформы, в количестве тридцати штук, и на одном из них сиротливо висели бронепластины. Остальные пустовали. Видимо потому что я остался последним в роте, вот и оставили автомат с бронёй сразу, чтобы не терять времени если я захочу проверить новый комплект брони. - Лейтенант Шепард? – обратился ко мне темнокожий солдат с сержантскими нашивками, отдав воинское приветствие. – Пришли проверить свою броню?       “Инженер” — вспомнил я неизвестный мне факт. - Да, – коротко ответил я, козырнув в ответ — в армии Земного Блока можно. - Проходите на платформу, процедуру вы знаете, – несколько флегматично ответил боец.       Сдержав несколько едкий ответ — в конце концов вины сержанта в том, что конкретно Я с процедурой был знаком слабо, не было.       Удивительно привычно снимаю с себя одежду, практически не ощущая смущения, что замечу, для меня было не слишком естественно. Нудистом я точно не был, и вообще являлся тем ещё ханжой… что же, во всём надо искать положительные вещи — теперь, по крайней мере, точно не стыдно заявиться на нудистский пляж.       Уж не знаю какими анаболиками Шепарда пичкали.       Сначала мне был предоставлен своего рода массивный комбинезон чёрного цвета с защёлкой на спине. Хм. Какой-то он СЛИШКОМ толстый, как мне кажется… но при этом он остаётся гибким, и привычными движениями я влезаю внутрь. Странно, я видел какие-то контуры когда одевал его, но теперь они стали контурами моей мускулатуры, даже несколько оную гипертрофировав. Что за анимэшные замашки?       Впрочем, не золотые соски, и то хорошо.       Замок на спине был закрыт одним из манипуляторов — электрический разряд и я почувствовал как шов на спине исчезает. Оу. - Первичные энергосистемы активированы, – сообщает механический голос, и я внезапно ощутил словно тело становится легче, но почти сразу это ощущение прошло.       Подобно первому фильму про Железного Человека, манипуляторы начали крепить на меня (а вернее на чёрный поддоспешник) довольно тяжелые бронепластины. Сначала были сапоги и поножи, видимо для придания мне дополнительной устойчивости. Я вступил в сапоги словно делал это тысячу раз, и почувствовал как затягиваются крепления на металлической обуви.       Набедренники и паховая защита были следующими, добавив свой солидный вес к уже имеющемуся, но, впрочем, манипуляторы не отпускали меня, видимо во избежание лишних движений и для снижения массы брони, давящей на меня. Интересно, как я в ней вообще двигаюсь-то?       Настала очередь невероятно массивной кирасы. Эй, ребята, я пехотинец или чёртов Терминатор? Не тот который Т-800, а тот, который штурмует космические скитальцы, и бронированием сравним с танком! Впрочем, сначала оденем, потом разберёмся. Ну не все же идиоты тут… такое бывает лишь в дерьмовых фанфиках стиля “я д’Артаньян, все вокруг пидарасы!”.       Продеваю руки в тяжелые наручи — по крайней мере наплечников на половину руки нет, так, небольшие конструкты поверх плеч. Хорошо хоть перчатки защищают лишь внешнюю сторону пальцев и кисти, иначе мои пальцы быстро стали бы сардельками по толщине.       Последним на мою голову опускается треугольный шлем. - Энергоисточник активирован. - Сенсоры активированы. - Сопряжение с оружием активировано. - Все системы в норме, – произнёс приятный, женский голос, а затем все манипуляторы одновременно отпустили меня.       Какого?! Я не ощущал вес брони! Ну как не ощущал… те ощущения даже не назвать аналогичными с теми, которые можно испытать одевая зимнюю одежду, нет. Это как будто я в лёгкой, летней одежде вышел прогуляться! Хотя нет, некая инерция все же ощущается, но… я получаю в результате меньше, чем сумма компонентов!       Неужели… неужели я ношу силовую броню? Не какой-то из экзоскелетов, как мне показалось во флэшбэках? Вот же интересно. Вроде бы в каноне что-то такое было в третьей части, но там это толком не раскрывалось...       Шаги даются мне несколько непривычно, но буквально за мгновения эта непривычность проходит, движения становятся чёткими и… осознанными, что ли? Я могу двигаться практически не ощущая возросшей инерции и не испытывая проблем от того, что я стал сантиметров на десять выше и взираю на всех свысока. Нет, я чувствую себя просто прекрасно… будто я вернулся домой. - Ну как, лейтенант? Всё нормально? – поинтересовался он. - В пределах, – сухо ответил я. - Мы перенесли на эту броню ваши же настройки, так что проблем быть не должно, – пояснил сержант, постукивая пальцами по карману, в котором виднелась пачка сигарет, словно раздумывая можно ли ему закурить в моём присутствии. - Вы всё сделали правильно. Хорошая работа, – последние два слова мне пришлось выдавливать из себя.       Ууу, Шепард, чёртов сыч! Нет, так дело не пойдёт — встречать ДЛС Цитадель в компании лишь тех, кого по сюжету ты не можешь убить, мне не улыбается! - Хотите пройти на стрельбище, проверить системы сопряжния? – с не очень хорошо замаскированной надеждой в голосе поинтересовался сержант.       Мог бы и потерпеть, процесс облачения занял меньше минуты. Впрочем ладно, пожалею вояку. - Да, – ответил я, направившись к выходу.       К слову, здесь было два входа. Из первого я вошёл сюда, а ноги уже сами меня направили ко второму. Хм… хотя опять же, не лишено смысла. Зачем создавать лишнюю толпу? Те бойцы, которые снарядились выбегают со второго входа и бегут в оружейную, где получают винтовки, и бегут наружу. А в мирное время, те кто возвращается с поста сначала сдаёт оружие, а потом идёт снимать броню.       На автомате подбираю снятую одежду, матеря себя за то, что не заметил стоящих шкафчиков у стены, куда, по идее, можно сложить одежду. Впрочем, привычка “раздеваться по боевому” могла слишком уж сильно закрепиться на подкорке сознания, чтобы это вызвало подозрение у техперсонала.       Тем более что сержанту скорее интересна возможность отойти покурить.       Стрельбище было довольно обычным, разве что мишени были голографическими и результат выводился сразу на окошке. Можно было задавать перемещение мишени, или разные испытания — сракбольный тир с апгрейдом и с настоящим оружием, так сказать.       Ну да, как я помню тот комплекс с тренировочными голограммами в каноне вначале вообще только под спектров был, ну и лишь к части третьей что-то подобное открылось для публики. Подать Армаксу идею что-ли, и срубить на этом бабла? Хм, Армакс вроде контора турианская…       Ну, значит нашим подать идею. Запатентовать не выйдет, но зато можно договориться на процент от продажи билетов…       Так, стопэ, герр бизнесмен-начинающий. Мне бы для начала выжить, не вылететь из армии, и не оказаться под скальпелями хирургов СБ Блока, а там уже можно будет бизнес-планы в жизнь приводить. Наверное. Если жнецы раньше не нагрянут… эх, с ними-то что делать?       По опыту знаю, что годы пролетят в одно мгновение, а воз будет и там же. С другой стороны, обычно сложнее всего именно начать, а дальше уже… не то чтобы так уж сильно легче, но всё же проще.       Итак, какую бы проверку начать? Ах да, я оказывается уже задал — вот, на предельной дистанции в сто метров высветилась голографическая мишень. Руки уже навели автомат, прицельный маркер в моём шлеме был совмещён с мишенью и палец выжал спуск.       Три выстрела пролетело мимо. Scheiße.       Включаю уни-инструмент и начинаю править системы сопряжения, которые жопорукие инженегры опять не смогли настроить как надо, не задумываясь откуда я знаю что нужно настраивать, и вообще, какие правильные параметры данной системы. Работает — не трогай — первая, хоть и далеко не всегда правильная заповедь инженегра.       В конце концов, если система работает от силы процентов на двадцать, а ты её можешь заставить работать на все девяносто, переделать её всё же стоит. Хотя могут быть обстоятельства.       Подкрутив настройки я вновь поднимаю автомат и даю короткую очередь. Отлично, почти…       Ещё минуты две бурного секса с настройкой системы сопряжения и калибровкой прицела автомата, и все пули летят точно в цель. Хорошо хоть мишень голографическая и мне не нужно менять её или думать “промазал я, или попал в отверстие от прошлого попадания”. - Господин оберлейтенант? – раздался голос сзади, заставляя меня отвлечься от увлекательного процесса нашпиговывания вольфрамом виртуальной мишени.       Напротив меня стоял мужчина в броне, чем-то напоминающей мою, разве что не в такой массивной, держа шлем подмышкой. На вид этому солдату было от двадцати двух до двадцати шести лет… хотя со здешней генетикой чёрт его знает, может и старше был. Впрочем, был бы старше — не был бы рядовым.       Лицо солдата было светлым, со слегка синеватыми щеками — явное последствие войны с щетиной. Волосы по-уставному короткие, вероятно чтобы не мешаться в шлеме, что логично.       Отсалютовав мне, он добавил: - Рядовой Себастиан Дефоссе, – я в ответ приложил ладонь к шлему, имитируя воинское приветствие. - Оберлейтенант Иоганн Шепард. Что вам от меня нужно? – интересно, может мне язык укоротить? Молча за умного сойду…       Задолбало уже меня, когда я ляпаю что попало, свойственное человеку, обладающему эмоциональным диапазоном уровня чайной ложки. Опущенной в жидкий азот. - Я… я хотел уточнить кое-что. Вы ведь недавно вышли из госпиталя? – получив моё утвердительное шевеление шлемом, которое при должном воображении можно было принять за кивок, Себастиан продолжил. – Густав… он выжил? А то его отделение меня спасло из плена, а я толком даже спасибо не сказал… – замявшись, добавил солдат. - Я последний выживший из отдельной штурмовой роты, – ответил я, сняв с головы шлем. - Оу… извините, нам толком эту информацию не сообщали, все новости говорят про ваши подвиги, а о ваших солдатах ни слова, – протянул Себастиан, старательно отводя глаза. - Обычная практика, – пошевелив наплечниками, кратко ответил я. Да уж, пожимать плечами в такой броне тоже проблематично. – Победы обрастают подробностями, а про потери вспоминают пореже. Людям нужны победы, а не список трупов, – добавил я, невесело усмехнувшись.       Эти слова были полностью от меня — видимо такие мысли и такая перспектива обычно Шепарду в голову просто не приходили. Впрочем, от такой циничной точки зрения солдат даже поморщился. - Всё равно неприятно, – заметил он. – Про ваших солдат почти даже и не упоминается в новостных сводках, тогда как ваше лицо не слезает с экранов… прошу прощения, – осёкся Себастиан, но я улыбнулся, показав что не обиделся на слова бойца. - Пустое. Что же до моей популярности… что поделать — людям нужны герои, а потому им его и пытаются дать, – ну да, благо таких примеров в моё время тоже хватало. - А вы сами что по этому поводу думаете? – поинтересовался солдат. - Я думаю, что за героизм солдата нужно расстреливать генерала, – жестко ответил я. – И так как к действиям генерала Штёрна претензий нет — он сделал всё что мог и даже больше, в условиях крайне сжатых временных рамок и малых ресурсов, то расстрелять надо кого-то рангом повыше. Ну или сослать на урановые рудники.       В конце концов, к действиям гарнизонного генерала у меня точно претензий не было. - Что же до моих солдат, – продолжил я. – То всё, что я могу в данных обстоятельствах, это не забыть их. Помнить про их верную службу человечеству и их жертву, – завершение было несколько пафосно-патетичным, но судя по кивку Себастиана, он мне поверил. - Сэр… – солдат вновь замялся. – У моего взвода с сегодняшнего вечера увольнительная… ну, мы и думали сходить в город, да помянуть погибших товарищей, – наконец выдал он.       Ну да, могу его понять. Солдат приглашает офицера на пьянку… но, сказать по правде, я всегда слабо понимал эти попытки офицеров быть как можно дальше от рядового состава. Нет, в случае армии призывной, это ещё могло иметь какой-то смысл — запоминать каждый год новые лица утомительно и бессмысленно.       Но всё равно — мне слабо было понятно, как можно нормально командовать солдатами, если ты себя не считал их частью? Ну и к тому же, все адекватные офицеры, из тех кого я знаю (правда, в основном по интернет-статьям), как раз и славились тем, что не чурались общения с рядовым составом и вообще среди солдаты ходили за своих.       А потому, пересиливая рвущееся негодование (я даже догадываюсь от чего, а вернее от кого), я ответил: - Я могу присоединиться к вам, – на этих словах облегчение, исходившее от Себастиана, можно было ощутить физически.       Хм, и чего это он так бурно реагирует? Я вроде ещё пару глаз не отрастил, и зубов в три ряда не имею. Впрочем пустое.       Договорившись с солдатом о месте, куда мне следует подойти, и к какому времени взвод будет собираться, я продолжил обкатку брони, которая длилась ещё где-то полчаса. Проверять возможности ближнего боя я не стал — по ощущениям и общим показателям, выведенным на окно уни-инструмента после активации программы диагностики, с подвижностью всё было в порядке.       Ну хоть это смогли нормально настроить.       Ввиду того что находиться в броне больше резона не было (хоть интерес меня буквально сжигал), я пошёл разоблачаться. Процесс, в общем-то, мало чем отличающийся от облачения, а потому такого интереса уже не вызывающий. Проходил он, на этот раз, даже без инженера-наблюдателя.       Что же, я буду последним человеком сожалеющим по этому поводу…       Вернув броню на стойки, и одевшись в, ставшую уже привычной, форму, я сначала решил разобраться с непосредственными делами — то есть написать похоронки семьям погибших бойцов. Проблема однако была в том, что сначала мне нужно было разобраться, у кого из солдат в моём подчинении была семья, а у кого нет, и уже после этого разбираться что писать.       На поиск этой информации ушло некоторое время, прежде чем я не додумался перебрать инфочипы из тех, что валялись в шкафчике Шепарда, и найти среди них бэкап информации. К счастью, этот доктринер устава держал в уни-инструменте краткое досье на своих солдат… обычно сводившегося к одному пункту — нужно ли будет отправлять похоронку или нет.       Ещё я нашёл текст похоронки, где можно было просто вставить имя-фамилию и отправить оную по адресу, но от такого подхода, каким бы соблазнительным он мне не казался, я решил отказаться. В конце концов, именно благодаря этим бойцам, так или иначе, Шепард смог “обезвредить” ядерную бомбу, а потому их семьи заслуживают узнать об их судьбе не через скупые, казённые строки.       Другое дело что такой “личный” подход диктовал определённые сложности — мне пришлось ворошиться в памяти Шепарда и в инфочипах погибших бойцов, стремясь найти нужную мне информацию. Я даже залез в шкафчики солдат (благо право на это, как у офицера, у меня было) и нашёл у них резервные копии “инфочипов смертника” (разум выцепил из памяти это название).       В общем, за три часа я накропал всего лишь четыре похоронки из девятнадцати — после чего, выжатый как лимон, я решил пока отложить это дело, и заняться чем-нибудь ещё. Чем-то более полезным для настроения и вдохновения, чем попытки писать “как погиб ваш внук/сын/брат”, борясь с время от времени захлёстывающими воспоминаниями.       Для начала я всё же снова заглянул на склад. Почему-то у меня сложилось ощущение, что мне совершенно точно нужно найти свою старую броню… для чего-то. Не могу сказать точно для чего. С ней было связано что-то очень для меня важное, что-то, что я крайне не хотел бы потерять, как я понял, а потому я не стал противиться этому позыву.       К моему счастью, броню только начали упаковывать, а потому я мог нормально, если это можно так назвать, попрощаться с комплектом доспехов, верой и правдой защищавшим Шепарда до самого конца и даже дальше. Не в силах противостоять порыву, я провёл рукой по матово-чёрной броне, на вид напоминавшей лунный ландшафт.       На ощупь броня была такой же, какой и выглядела — шешравой и избитой многочисленными попаданиями. Коснувшись пальцами бронеплиты у правого плеча, я почувствовал что место попадания лазера скорее напоминает стекло, нежели металл. Ожидаемо.       В шлеме, как я и ожидал, я обнаружил инфочип, аналогичный тем, что мне выдал Штёрн. Мой жетон смертника? Что же, тем лучше — это может быть лучшей альтернативой дневнику, что я найду у Шепарда. В конце концов привычка вести дневник во многом осталась в прошлом даже и в моё время...       Ну, у меня эту привычку заменили ЖэЖэшки и прочие Твиттеры с Тентаклями. Интересно, у Шепа есть аккаунт в соцсетях? Надеюсь что нет… а если и есть, то с него он только музыку слушал да мемасики сохранял. Не хочу я быть этим героем осени, латте и ванилина, коих было полно в интернете моего времени.       А затем я нашёл в шлеме ещё кое-что. Со стороны правого уха я обнаружил что-то вроде тайничка… с сигарой. Той самой! Хех, видимо не хватило у Шепарда времени скурить и эту хрень. Ну что же, узнаем — отличаются ли чем-нибудь здешние сигары от земных поделок моего времени.       Завершив процесс аккуратного извлечения сигары, я мысленно попрощался с бронёй и оставил её на попечение складских офицеров.       Больше на военной базе меня ничто не держало, а потому я отправился к выходу, разве что проверив пистолет на всякий случай. Мало ли — по идее столицу от сил пиратов освободили окончательно, но пара каких четырёхглазых морд может ещё скрываться, надеясь на побег или намереваясь, хотя бы, продать жизни подороже.       Умирать глупо в мои планы не входило.       На этот раз я решил не использовать такси, а пройтись по городу своими ногами — благо Шепард в этом плане был повыносливей меня-прошлого, как мне казалось. Тем более что, как оказалось, военная база располагалась в центре города, что упрощало мою задачу поиска достопримечательностей.       Ну, тех, что не были разрушены или украдены…       Впрочем, город сохранился куда лучше, чем можно было подумать. Конечно, за два часа пешей прогулки я увидел всякое — оцепленные районы: с избитыми попаданиями рельсотронов, зданиями и остовами подбитой бронетехники, военные патрули в броне, аналогичной той, что я видел в одном из флэшбэков (как я понял, это были местные внутренние войска — Элизианская Внутренняя Гвардия), пятна высохшей крови и чёрные следы подпалин…       Причём некоторые остовы танков были моей ручной работой...       Впрочем, в целом Нео-Монтабан не был вариацией Сталинграда или Минска.       За время прогулки столица Элизиума закрепила моё первоначальное мнение о ней, как о приятном городе. Не знаю как, но архитекторам удалось из, в целом довольно функционального нагромождения домов, сделать крайне органичную и приятную глазу архитектуру.       Впрочем, тут ещё свою роль играли низкие цены на землю, свойственные эре космоса — я как-то раз решил посмотреть почём квартиры на колониях… что ж, на той же Терра Нове столичные квартиры класса люкс были не дешевыми, но в целом, цены были довольно демократичными и кусались не сильно даже там. А что уж говорить о новых колониях, таких как Элизиум.       Именно из-за низких цен на землю, архитекторам было где развернуться, и они, по сути, около каждого района воткнули по весьма приятному парку. Причём, как я заметил, каждый парк имел какую-то свою фишку — где-то были только хвойные или только лиственные деревья, где-то вообще были пальмы (я ещё удивился пальмам в средних широтах), хотя кое-какие элементы присутствовали в каждом парке — в основном фонтаны, скамейки и старые-добрые турники.       Собственно, в одном из таких парков я и решил присесть. Не потому что устал — мне казалось что это тело вообще имеет крайне смутное представление о понятии “усталость”, а скорее потому что я немного проголодался, и мне хотелось перекусить на свежем воздухе, пусть даже тогда возможность выбора еды уменьшалась до местных аналогов шаурмы и бургеров.       Интересно, а целлюлозу я жрать могу?       Впрочем, мои опасения оказались напрасными — еда была буквально приготовлена на моих глазах, и чего-либо подозрительного я не увидел… да и на вкус оный продукт фастфуда не напоминал смесь дерева и свежего котёнка, сдобренного потом представителя ближнего востока.       Хвала Императору за эту маленькую милость. Впрочем, в нынешней обстановке, даже такое напоминание о доме могло бы вызвать у меня как минимум амбивалентную реакцию. - Свободно? – скрипящий голос отвлёк меня от любования деревьями, листьев которых я не узнавал. - Здесь полно скамеек, – с толикой юмора ответил я. – Но можете сесть и здесь, – а собеседник оказался весьма интересной персоной.       Это был турианец. На земной колонии. Вот уж интересные дела творятся… и ведь вроде турианцы тут в друзьях Терры не водились, до такой альтернативщины не дошло. Хотя… было бы интересно… почитать, да. Жить самому в любой итерации вселенной, в которой “древнее зло вот-вот пробудится” как-то не очень хочется. Вы бы хотели жить рядом с коллапсирующей звездой? Вот и я о том же.       Впрочем… а стоит ли удивляться, если подумать логически? Ну да, в основном турианцы служат или работают на своих мирах — зеркальная***** биохимическая структура организма несколько усложняет им жизнь, ведь для них поиск “турианской кухни” не прихоть, а сугубая необходимость. Да и цены на декстро-кухню тоже кусаются в отдалённых от планет Иерархии системах, что не способствует большому количеству турианцев вне Иерархии.       Но ведь и пиратов и наёмников, если верить канону, среди них хватает, и их особо не останавливают сложности с их биохимией. Отчего бы какому из них не осесть на мире людей? Ну, не en masse же они тут селяться? Тем более на таком мире, как Элизиум — всё-таки неофициальная столица Скиллианского предела, да и расположен он в системе с крупным хабом ретрансляторов куда только не ведущих.       Конечно, это если не вспоминать о довольно неприятной странице общей истории, со времён которой едва-едва двадцать лет прошло и которая вызвала далеко не самое однозначное отношение к представителям Турианской Иерархии со стороны человечества. Хотя, я заметил, что такого патриотичного угара, который имел место быть в каноне, с его Терра Фирмой, не наблюдалось… вероятно власти Земного Блока крайне ревностно относились к своей монополии на пропаганду. - Благодарю, – проскрипел турианец, присаживаясь на скамейке. – Рисмус Фридгиэн. - Иоганн Шепард, – ответил я, почему-то (вероятно инстинктивно) протянув руку для рукопожатия. Не знаю, удивляться или нет, но турианцу этот жест был известен. - Мог бы и не затруднятся, лейтенант, тебя на каждом экране показывают, – ответил турианец, крепко сжав мою аугментическую руку… своей аугментической рукой. Слишком уж сине-серая конечность выглядела по-механически, отличаясь от левой руки Рисмуса, и от цвета его панциря. – Хех, что, удивлен? – поинтересовался он, видимо заметив направление моего взгляда. – Ваш подарочек, между прочим. - Мой? – недоумённо поинтересовался я, пытаясь вспомнить, когда это я дарил турианцам аугментику. На ум приходили разве что нелицеприятные картины турианцев, у которых мои выстрелы вызывали взрывную ампутацию конечностей. - Ваш, – удовлетворённо ответил Рисмус. – Прощальный подарок с вашей Шаньхши, – пояснил он, избавив меня от мучительного прочёсывания памяти. - Вы воевали на Шаньхши? – удивился я. Ну да, такой ветеран живёт на людской колонии и ручкается с одним из солдат армии человечества. - Воевал, был ранен, попал в плен, – ответил он, щёлкнув мандибулами. – А теперь вот, живу здесь, – добавил Рисмус, после чего он извлёк откуда-то из кармана плоскую флягу, и отпил из неё.       Мой нос отчётливо уловил запах алкоголя. - Знал бы ты, как я злился в плену, – продолжил турианец, закрутив крышечку на фляге. – На вас, на ваши щиты которыми вы утыкали город и заставляющие нас идти на прямой штурм. На ваше лазерное оружие, вскрывающее танки как нож сухпайки, на вашу тяжелую броню, которую с трудом брали наши винтовки… и на вас в целом. - Нас? – переспросил я. - Таких как ты, Шепард, – ответил он. – Огромных людей в огромной броне с огромным оружием. Вы были нашей головной болью, что уж и говорить. Такое ощущение что мы столкнулись с каким-то гибридом, обладающем живучестью крогана и дисциплиной турианца, – добавил Рисмус, усмехнувшись. - А с щитами-то что не то? – поинтересовался я на всякий случай. - Да всё не то. Нормальные азароиды в таком количестве щитами рядовые города не укрывают! – возмутился он, хоть по мне, его возмущение было несколько наигранным. – Основной купол, который город накрывал, мы разобрали дизрупторными боеголовками, совмещёнными с орбитальным ударом — стандартная тактика… так вот представь нашу реакцию, когда под этим щитом были сотни небольших, по размеру, щитов, так же мешающих орбитальным ударам! А дизрупторные снаряды у нас как раз и кончились. - И по сути их нужно было сбивать по одному, – добавил я. – И этим город был превращён в этакую капусту, которую нужно обдирать по слоям. - Или корень шхена… у нас есть такой продукт на Палаване, его нужно обдирать прежде чем до вкусной части доберёшься, – пояснил турианец, явно не питая надежд что я разбираюсь в его декстро-кухне.       Я покивал головой. Вообще, я немного изучил историю Войны Первого Контакта/Инцидента у ретранслятора 314, ибо знание хотя бы основных её событий для здешнего человечества, это то же самое, что для жителей пост-СССР (по-крайней мере большей его части) знание о ходе Великой Отечественной Войны.       Тем более что и история-то была весьма занятная — вроде бы все логично, но некое двойное дно явственно ощущалось. Например мне слабо было понятно, откуда Десолас так быстро сумел достать армию, необходимую для вторжения на Шаньхши? Историки сходились на цифре “в районе пятидесяти тысяч бойцов”, что для сражений космической эры цифра немалая — всё же дивизии и корпуса уже ушли в прошлое.       Нет в них смысла, если все крупные соединения проще разнести с орбиты. Турианцы вон не стесняются обстреливать с орбиты городскую застройку, если там обнаруживаются окопавшиеся противники. В каноне этим сопротивление на Шаньхши и сломили — они просто долбили с орбиты по всему что сопротивлялось, и особо не гнобили тех, кто сдался. Безжалостная эффективность.       Но здесь ход войны за Шаньхши несколько отличался от канона — об её исходе можно догадаться уже хотя бы потому, что генерал Уильямс здесь герой, а не “враг народа”. Битву за планету люди умудрились затянуть достаточно надолго, чтобы прибыла спешно собранная ударная эскадра, да ещё и повезло прищучить командующего наземной операцией.       Одной из причин столь диаметрально противоположного исхода сражения были щиты — столичный город Шаньхши был защищён огромным кинетическим барьером, не пропускающим снаряды и не позволяющем вести орбитальную бомбардировку по городу. Я как узнал — чуть чаем не поперхнулся. С тех пор понял, что распивать напитки за чтением местной Вики чревато.       Но и на этом всё не кончилось. Помимо такого большого купола, был ещё второй слой обороны — десятки, если не сотни малых щитов, прикрывающих город подобно чешуйчатой броне. Как оказалось, здесь это было в общем-то стандартной для всех практикой — прикрывать крупные города и важные объекты сверхмощными крепостными щитами. Благо планета не корабль — разряжать ядро проще, да и перегрев беспокоит гораздо меньше.       В Шаньхши была прикрыта только столица — ведь колония была достаточно молодой — но прикрыта на редкость параноидально, с эшелонированной обороной более ожидаемой от какого-нибудь мира-крепости.       Вторым фактором оказалось то, что после первого столкновения люди успели отреагировать и перебросить на Шаньхши дополнительные силы — кстати, здесь генерал Уильямс командовал не гарнизоном, а подкреплением. Интересное расхождение с каноном.       Ну и стоило учитывать технологическое развитие человечества. Оно было не то чтобы лучше — как поначалу показалось на мой дилетантский взгляд — оно было именно что ДРУГИМ.       К примеру, делалась ставка на тяжелую силовую броню, а не на щиты. Возможно и из-за того что личные щиты у людей были весьма посредственны, и заметно уступали по мощности личным щитам бывшим на вооружении у СЦ. Возможно из-за сложностей с достижением нужной миниатюризации — ведь со стационарными у них было все в порядке. Оружие, как оказалось, действительно было на патронах, но само оно было сделано по конической схеме, и заряжено пулями Герлиха, что обеспечивало очень хорошую кинетику.       Это как F4 Фантом и МиГ-21 — когда у первого было преимущество в ракетах, второй делал первого в ближнем бою на пушках. Другое дело… другое дело что понемногу весь воздушный бой свёлся к стрельбе ракет с как можно большего расстояния… эх, жаль что я так и не узнал к чему привело уменьшение отражающей поверхности самолёта. Ведь если ракету невозможно навести на цель, значит всё опять возвращается к старым-добрым пушкам и история повторяется…       Впрочем, были и более интересные образцы вооружения, которые реально заставляли мои брови поползти вверх. Ручное противотанковое лазерное оружие, плазменные штурмовые орудия… да и даже эти не пойми как работающие плазменные мечи — ничего такого не было в каноне! Ну может почти ничего — ускорители частиц у протеан вроде были, но вот именно что лазерного оружия, которое способна носить и применять в бою пехота, точно не было.       Ознакомиться с ходом войны во всех подробностях я не успел, но если вкратце — сначала долго бодались, турианцы попытались в орбиталку, даже снесли ударом дизрупторных бомб основной купол, но оставалось ещё множество малых куполов, а эти специфические боеприпасы у них, видимо, подошли к концу сточившись о мощное ПВО. После этого турианцы попытались применить тактику, что описывалась в Сети Цербера при штурме оплота сепаратистов на Таэтрусе, и спустить за щит вакуумную бомбу — с незначительным успехами.       Закончилось все высадкой десанта, и наземным сражением, в ходе которого, турианцам таки удалось прорваться под щиты, но затем они завязли в городских боях, шедших с переменным успехом. Кое-что из техники людей показало себя не очень, что-то наоборот, оказалось выше всяких похвал. Ну а закончилось это бодание ядерным ударом по турианскому штабу, с почти одновременным прибытием освободительного флота.       Что и говорить, последний козырь генерал Уильямс выложил весьма своевременно.       Разбив флот Десоласа и вынудив его отступить, ударная группировка объединённого флота человечества атаковала ротационную базу Иерархии, уничтожив орбитальные сооружения и космическую инфраструктуру, заодно оставив ядерных мин у ретранслятора, на прощание.       Далее группировка прыгнула к кластеру ретрансляторов, где и произошёл первый контакт (314-й был там далеко не единственным ретранслятором), где их и встретила турианская группировка линейного флота под командованием, вы не поверите, некоего Эктуса Вакариана — я, сказать по правде, совсем не ожидал эту фамилию увидеть.       Какой-то родственник или однофамилец? Если у турианцев вообще есть однофамильцы...       Обе эскадры водили стволами друг напротив друга, и уж не знаю всей подоплёки этой истории, но нам конкретно повезло — то ли Иерархия одумалась, то ли это была личная инициатива Вакариана — но наш флот, где я уверен, все уже успели по десять раз попрощаться с жизнью, не был уничтожен превосходящими силами эскадры Эктуса.       Далее канонично вмешались азари, и последовали переговоры, но опять же, отличия были. То ли политики Земного Блока не пожелали становиться Ассоциативным членом Совета из-за недавней войны, то ли просто в цене не сошлись.       Тем более что, как оказалось, далеко не все расы в галактике являются даже ассоциативными членами Совета Цитадели — хотя это выяснилось уже несколько позже переговоров — а потому люди решили пока сыграть в нейтралитет — из конвенций был подписан самый минимум, который подписывали вообще все представители галактического сообщества... за исключением, разве что, некоторых отъявленных отморозков, впрочем, и это тоже выяснилось после переговоров.       Но, при этом, торговля практически не ограничивалась и уже довольно скоро на территорию новообразованного Земного Блока (кстати, на английском у него другое название — Terran Axis — Земная Ось, весьма забавная игра слов на мой взгляд) устремились представители самых различных корпораций… преимущественно со стороны Республики Азари.       Ну да, количество торговых контактов с Азари на порядок превышало количество таковых со всеми другими представителями Совета Цитадели. Кто бы сомневался. Не каждый день находишь столь схожую с твоей внешне и внутренне расу — и синекожие дамы абсолютно точно не собирались упускать шанс завязать с людьми более… тесные отношения.       При этом, к моему удивлению, азарийские корпорации работали достаточно чисто — охуительных историй из разряда сотрудничества Боинга и КБ Илюшина времён лихих девяностых не наблюдалось, рейдерских захватов и попыток разорения тоже. Совместные проекты приносили прибыль обеим сторонам, а одним из продуктов совместной научной работы стал, известный мне по канону, панацелин.       Впрочем, торговля и тесное сотрудничество пошли на пользу и человечеству — из-за того, что люди не получили статус ассоциативных членов, никто не собирался за просто так поднимать уровень наших технологий, что в общем-то объяснимо. Прямо по Марксу: товар-деньги-товар — приняли конвенции, получили технологии, подняли свой технологический уровень до общегалактического.       И несмотря на то, что Земной Блок владел некоторыми интересными и нестандартными технологиями, в целом люди на момент Первого контакта выглядели только-только вышедшими в большой космос техноварварами. В особенности это касалось технологий на основе эффекта массы — все-таки нивелировать отставание на сотни лет не могли даже уникальные протеанские комплексы вроде того что был найден на Марсе.       А поднимать технологический уровень следовало, и желательно не сильно затягивая. Не в последнюю очередь из-за милых ребят граничащих с территорией Земного Блока с севера — Батарианской Гегемонией. Надо думать что адмиралы ЗБ надолго потеряли сон и покой после того как поняли кто достался им в соседи. А особенно этому способствовали зловещие и леденящие кровь истории о нескольких “первых контактах” проведенных Гегемонией. Нет, конечно может это и были “черные легенды”, благо никто за руку батаров не ловил, но проверять их правдивость на своей шкуре как-то не хотелось.       Впрочем, тут я точно ни на что повлиять не смогу — вряд ли политиков наверху интересует мнение одного конкретного оберлейтенанта Шепарда. - А почему ты тогда переселился на Элизиум? – поинтересовался я, решив тоже перейти на “ты”. Кто из нас офицер, в конце концов? – Да и вообще, на колонию человечества? – добавил я. - За время моего… отдыха в лагере военнопленных, было время подумать, – дёрнув мандибулами, ответил Рисмус. – И когда я немного успокоился, до меня дошло, что на деле мы не слишком отличаемся друг от друга. - Разве? – такого ответа, сказать по правде я не ожидал… хотя не фразы же “кредиты не пахнут” мне ожидать было? - Да, – кивнул турианец. – Ведь… что вы, что мы — все просто выполняли приказы старших по званию. Мы использовали весь доступный нам на тот момент арсенал, а вы использовали весь арсенал доступный вам. На что тут обижаться? На то, что солдаты хорошо выполняли приказы? – иронично поинтересовался он, после чего отхлебнул ещё спиртного от фляги. - Да, вы испарили наш штаб ядерным ударом. Да, вы захватили остатки группировки вторжения в плен… но при этом, вы не убивали тех кто сдавался, просто собрав оружие и даже обеспечив питание. Ни кроганы, ни батарианцы так бы не поступили, – продолжил Рисмус, явно намекая что такого рода действия скорее свойственны армии Иерархии.       В целом он был прав, помня каноничную ВПК******. - В конце концов, если ситуацию отразить зеркально, я уверен, что мы бы действовали точно так же. А раз так… то какой смысл злиться? – Рисмус усмехнулся. - Но почему ты всё же решил поселиться здесь? – повторил я свой вопрос. – Всё же это не зеркально-аминокислотная планета, – на этих словах турианец усмехнулся. - Редко я этот термин слышу, – заметил он. – А поселился я тут, потому как вы меня заинтересовали. Внешне вы действительно схожи с азари, спорить тут глупо… но меня куда больше интересовало что у вас внутри. - Внутри у нас набор разноцветных органов и несколько литров красной жидкости, – на мой чёрный юмор турианец выдал пару смешков. - Это я и так знал, насмотрелся в своё время. Меня больше интересовала ваша культура, чем ваши органы, – парировал Рисмус, заставив усмехнуться уже меня. – Несмотря на сходство с азари, вы воевали далеко не так, как они. - И как же мы воевали? – в конце концов, мне и правда было интересно услышать мнение этого старого вояки. Есть у меня такая слабость — любовь узнать одну и ту же историю с нескольких точек зрения. - Вы воевали странно. Ваша тактика немало напоминает турианскую — артиллерийские удары, гибкая оборона, постоянные фланговые удары и неломаемый строй. Но при этом биотики у вас встречаются гораздо чаще нашего… – ответил Рисмус, после чего задумчиво дёрнул мандибулами. - Хотя некоторые из вас воевали ближе к кроганам, – продолжил турианец. – Шли вперёд, под пули, словно это был летний дождик, пробивали брешь в уязвимых местах и завязывали кровавую рукопашную. Но это опять же, не было следствием кровавой ярости… – Рисмус вновь отхлебнул из фляги. - Я изучал кроганские войны. Они всегда и во всём старались как можно скорее добраться до ближнего боя, по крайней мере те, кто помоложе. Более опытные же использовали молодняк как живые щиты, чтобы добраться до рукопашной самим… – надо же, какие интересные однако подробности можно узнать от подвыпившего турианского вояки. - Вы же… в ваших действиях был холодный расчёт, а не кроганское безумие. И это вызывает у меня уважение, – подвёл итог Рисмус. - На нашем месте ты бы действовал так же? – поинтересовался я. - Если моя броня могла бы так же впитывать в себя огонь, а моя сила позволяла бы порвать азароида голыми руками? Конечно, – ответил он.       На некоторое время между нами повисло молчание. Турианец смотрел куда-то вдаль, а я пытался понять, стоит ли считать комплиментом то, что представитель расы, обладающей лучшей воещниной во всём Совете Цитадели, считает нас похожими на себя.       В конце концов, я решил что стоит. - Ну и как тебе наша культура? – спросил я, утомлённый затянувшимся молчанием. - Интересная, – признался Рисмус. – Во многом лучше нашей… вернее нет, не так. Шире нашей. - Шире? – на мою приподнятую бровь, турианец ответил щелчком мандибул. - Сложно применять военные термины по отношению к культуре. Это танк или крейсер может быть “хуже” или “лучше”, – пояснил он. - А батарианская культура? – решил вбросить я. - У них тоже есть интересные моменты, – нейтрально заметил он. – Хотя в целом всё строится вокруг их каст, – добавил Рисмус, махнув рукой. – Что же до вашей культуры… она как и вы сами — очень разная. Языки, музыка, рассказы, живопись — всё настолько разное, что словно вы не с одной планеты произошли, а с целого конгломерата, – пояснил турианец. - Даже у нас, при всей самобытности, которой гордятся колонии, такого попросту нет. Да, диалекты могут отличаться, как и некоторые аспекты культуры, но в основном… – турианец пожал плечами — судя по неестественности этого жеста, его он явно подхватил от людей. - Скажем так, показав такое культурное различие, вероятно вы сделали больше для борьбы с турианским сепаратизмом, чем тысяча лет подавлений бунтов, – усмехнулся Рисмус, – Своим примером и разнообразием, вы показали нам, сколь мало, на самом деле, различий между турианцами. – добавил он, видя моё недоумевающее выражение лица.       Я усмехнулся, правда не совсем поняв, была ли эта шутка, или турианец говорил от чистого сердца. Вот уж специфический турианский юмор.       Поговорив ещё пару минут, турианец решил отправиться дальше по своим делам, отмечать победу над батарианцами. Похоже единственное о чём жалел этот вояка, что не смог принять личное участие в обороне Элизиума… что же, могу его понять — вряд ли турианцам так уж нравится происходящее в Гегемонии.       По крайней мере с точки зрения канона выглядело довольно странно, что такие конченные милитаристы как турианцы, ни разу не попытались прикопать Гегемонию.       В целом, расстались мы на удивительно положительной ноте.       Вот уж честно не мог ожидать такого от турианцев… хотя, так ли много турианцев мы встречаем по игре? Директор Паллин, которому интересней его работа в качестве начальника СБЦ, и который видел всякое дерьмо за время своей службы. Советник “кавычки” Спаратус, который был тем ещё котом-скептиком, хотя в целом я могу его даже понять. Генерал Виктус и его сын “совпадение? не думаю” Таркин.       Ну и разумеется Гаррус “бро” Вакариан — настолько неправильный турианец, что даже правильный. Остальные турианцы были довольно… эпизодическими. Хм. А ведь даже при таком куцем сравнении, выходит, что адекватных турианцев ну хотя бы не меньше неадекватных.       Забавно, да, как один-единственный представитель нации, может ославить всю нацию… впрочем, мне ли об этом не знать?       Бар, в котором собирались космопехи был довольно приятным заведением — столы из массива, отделка стен деревом, освещение лампами накаливания — всё это создавало отличный, винтажный дух. Я словно вернулся на два века назад, в свою реальность, а не во вселенную с выбором из трёх с половиной концовок.       Что ж, с другой стороны реальная жизнь даёт обычно ещё меньший выбор… - Оберлейтенант Шепард! А я думал что это шутка старины Себа, – несмотря на то, что я пришёл за час до назначенного времени, меня уже встречали ККПшники. - Разрешаю не вскакивать и каблуками не щёлкать, – ответил я, усмехнувшись. - Господин оберлейтенант? – не понял приветствовавший меня солдат. - Имею в виду, что можешь обращаться ко мне на “ты”, – ответил я. – Всё же не на плацу. - А причём здесь каблуки? – уточнил космопех. - В армии Российской Империи до Великой Войны было принято щёлкать каблуками в качестве воинского приветствия, – ответил я, и мы оба рассмеялись.       Поняв, что опасаться меня не стоит, лёгкое напряжение, поднявшееся было в атмосфере бара, моментально спало. Мне почти моментально принесли заказанное мною пиво, а бойцы вернулись к рассказыванию солдатских баек и анекдотов в стиле “сколько нужно батарианцев чтобы закрутить лампочку — ни одного, для этого у них есть рабы”.       Сказать по правде, поначалу я даже чувствовал себя лишним на этом празднике жизни. Ну правда же — все они были солдатами, причём опытными, недавно прошедшими горнило войны. Опять же, вероятно они далеко не в первый раз на Элизиуме в бой пошли.       Я же, по хорошему, имел звание “рядовой запаса”, потому что мне как-то не улыбалось служить посередине учебного процесса. Та ещё история была… но не суть. Помимо этого у меня есть лоскутное одеяло воспоминаний Шепарда, и неделя рытья носом в экстранете… но блин, я же тут не с бойцами отрядов медленного реагирования сижу*******.       Впрочем, понемногу я начал втягиваться. Уж не знаю, алкоголь ли тому причиной, то ли я просто сумел расслабиться — вспомнил пару анекдотов из тех, что травил Вега с Гаррусом в третьей части, добавил пару тех, что сумел найти в экстранете, пока отдыхал от беспощадного штудирования всей возможной информации, и дело как-то пошло.       Солдаты, уже немного загрузившись, стали рассказывать истории из непосредственного вторжения, кое-где явно приукрашивая правду — судя по ощущениям, в процентах этак девяноста. Я решил не оставаться в стороне, но приукрашивать ничего не стал — тот момент, когда действия говорят за тебя. Я даже кое-где немного приуменьшил свои заслуги, пользуясь методикой одного умного комиссара.       Вечер переставал быть томным, хотя по моим прикидкам до пьяных драк было ещё далеко, если до них дело вообще дойдёт. Ну, как никак с ними рядом офицер, да ещё и такой… хм. Такой, да. Да и, по идее, даже если что и случиться, думаю отвертеться я смогу. Хотя злоупотреблять репутацией, конечно, не стоит.       Далее понемногу в дело пошли тосты. Бойцы поздравляли друг друга с тем, что сумели выжить в этой мясорубке, да поминали погибших. Интересно, а можно ли считать погибшим и самого Шепарда, если я занял его место собой? И что же послужило причиной моего заселения и его несвоевременной кончины? Или может быть, “кто послужил причиной”?       Ведь недаром говорят: “если на небе зажигаются звёзды, значит это кому-то нужно". Таких случайностей не бывает хотя бы по статистической вероятности… и вопрос “кому это могло понадобиться?” остаётся открытым. Чувствуя как от этих мыслей настроение вновь начинает опускаться ниже уровня плинтуса, я лишь успевал заказывать себе пиво за пивом… правда последствий я для себя что-то не ощущал.       Вот она — беда допиленного организма. - ...нт Шепард, – голос Себастиана отвлёк меня от мрачных мыслей. – Может и вы что-нибудь скажете? Всё же, вы сами говорили, что потеряли людей, – одобрительный гул солдат поддержал своего соратника.       Что же, ожидаемо, отвертеться от речи у меня не выйдет. Я ощущал как взгляды солдат сошлись на мне как лучи радарных установок зенитных самоходок. - Да, – я спокойно поднялся на ноги. Чёрт, остальные давали тосты сидя… впрочем, я тут единственный офицер — может и прокатит. - За сорок часов боёв отдельная штурмовая рота перестала существовать как боевая единица, – начало я решил сделать немного официальным, тем более это ощущалось… правильно, что ли? У меня возникло ощущение, что именно так бы и сказал Шепард, но было ли это правильно и сказал бы так я? - Но эти сухие слова не означают: “половина личного состава была потеряна в боестолкновениях”, нет. Они означают, что я — Иоганн Шепард являюсь последним выжившим бойцом штурмовой роты. Все остальные тевтонцы погибли в ходе сражения за Элизиум. Двадцать девять из них состояло в моём взводе, – продолжил я. Ну надо же, никогда не воспринимал фразу “в его голосе зазвучал металл” серьезно, а тут сам выдаю таким вот голосом. Полезное качество… наверное. - Девятнадцать бойцов погибло в ходе одной-единственной операции, про которую уже достаточно много говорят по головизору, – хм... стоит ли говорить правду?       Стоит ли говорить, что потери, в общем-то, были из-за ошибки командира — меня? К сожалению нет. Правда сейчас не сделает лучше никому, а те кому нужно и так её знают. - В их гибели есть и моя доля ответственности, как командира. Как и любому офицеру мне иногда приходится отправлять солдат на смерть, и единственное что я могу в таких ситуациях — это попытаться сделать их гибель не напрасной, – я как мог подслащивал пилюлю. - Была ли гибель моих солдат не напрасной? Надеюсь, что да, – я поднял кружку с пивом. – И пусть ни одна смерть на поле боя не будет напрасной! – да, это было мрачновато, я буквально ощущал некоторый дискомфорт от солдат…       Но отторжения мои слова не вызвали. Просто я оттоптался по табуированным в солдатской среде темам.       Закончив воздавать почести павшим солдаты вновь переключились на более живые темы, однако у меня, если честно, несколько пропало настроение. Я впервые начал осознавать как прошёлся по лезвию бритвы Земной Блок в ходе этого сражения.       На планете было всего две из пяти обычно расположенных тут бригад, да и эти две были рассеяны по всей планете. Почти все батальоны и роты были изолированы и оказались в окружении в первые же минуты боя — тех кто сопротивлялся слишком активно обычно урабатывали с орбиты.       По сути единственная боеспособная группировка была в столице и в космопорту, но космопорт выбили почти сразу, отрезав путь к отступлению находившемуся там батальону ККП********, и посланной туда Штёрном на усиление штурмовой роте по сути пришлось отбивать его.       Потеряв половину личного состава, рота сумела-таки занять космопорт и соединиться с космопехами, но вскоре им пришлось отступать оттуда, причем отступали они на трофейном фрегате, который потом ещё удалось применить по назначению, и ссадить залетевший в атмосферу крейсер, которым предполагалось, видимо, или уничтожить щит дизрупторными ракетами, или просто отбомбиться по городу чем-то не особо приятным.       Ну а далее всё и так уже ясно. Была потеряна сначала большая часть роты, кроме части взвода Шепарда, а потом Шепард просрал оставшихся солдат в одном сражении, хотя и спас весь столичный город. Впрочем, утешением могло послужить то, что батарианцы как задействовали гораздо больше сил, чем было у людей, так и понесли потери куда большие, чем армия Земного Блока.       Правда рабов они поназахватывали… вот и неприятное чувство какое-то от этой победы. И не могу понять даже почему — не я ведь там сражался, не я выставлял войска, не я так сфейлил с расположением войск, ослабив Элизиум и оставив его открытым для батарианского рейда.       О, вот оно — то чувство когда лажу творил кто-то ещё, а стыдно тебе.       Решив что шумная компания вояк прекрасно справится пока и без меня, я вышел на балкон — здание бара было двухэтажным, и вояки снимали весь второй этаж — наслаждаясь прохладным ночным воздухом и звёздным небом. Ни одного созведия я, ожидаемо, не узнавал. Что ж, надеяться на то, что это может быть глупым розыгрышем, я перестал уже на первый день…       Отрезав гильотинкой конец толстенной сигары, я зажал её между клыками. Warum nicht? Благо атмосфера располагала. Щелчком раскрываю потёртую “зиппо”, которую мне буквально подарили в чудом уцелевшей антикварной лавке, куда я зашёл просто поглядеть, что сейчас считается антикваром, и поджигаю при помощи старой зажигалки сигару.       Ух… ну и ядрёная же она! Как ещё Шепард умудрился её скурить так быстро? Впрочем... хоть сигара и мощная, но мутить меня от неё почему-то не спешит. - Господин оберлейтенант? – я, сказать по правде, остановил себя когда уже повернулся вполоборота и пальцы уже ощущали шершавую рукоять пистолета. – Прошу прощения, – поспешно добавил Себастиан. В его руках я заметил пачку сигарет — ясно, тоже гвоздь в гроб забить решил. - Пустое, – ответил я. – Покурить вышел? - Да, – кивнул рядовой. Я протянул ему свою зажигалку, и судя по выражению лица, солдат явно оценил раритет. – Господи… – увидев мой выразительный взгляд Себастиан осёкся и обратился ко мне уже по фамилии: – Шепард, я хотел кое-что спросить. - Спрашивай, – я лишь пожал плечами. - Каково это быть… ну, таким как вы? – осторожно спросил Себастиан. Я лишь задумчиво выпустил дым изо рта.       Вопрос действительно был не таким простым, как могло бы показаться со стороны. Под фразой “таким как вы” рядовой явно понимал не слово “героем”...       Дело в том, что Шепард не был спецназовцем класса N7, как я подумал вначале, базируясь на, как я уже понял, имеющим мало отношения к действительности, каноне. Я, то есть Шепард, был чем-то гораздо большим... и то, чем был Шепард напомнило мне сразу две научно-фантастические вселенные (а возможно даже и три) и один фильм.       То есть, говоря прямо, в ходе подготовки, начавшейся с семилетнего возраста, над Иоганном Шепардом было проведено множество генетических терапий и кибернетических имплантаций, направленных на даже не доведение возможностей организма до человеческого максимума, а выведения его за пределы возможностей.       Сила, выносливость, ловкость, вестибулярный аппарат, органы чувств — всё подвергалось доработке для достижения параметров, недостижимых человеческому организму… и разумеется всё это было умножено на постоянные тренировки, отработку различных сценариев боевых действий и идеологическую обработку… ну или мне так показалось.       Уж больно старательно, как я успел заметить в паре воспоминаний, Шепарду в голову вдалбливали “необходимость соответствия уровню наших славных предков”. При том что Шепард, как я понял, немцем даже близко не являлся, может разве что из семей переселенцев. И все вместе это вызывало несколько тревожащие ассоциации. С другой стороны, это может быть лишь моя паранойя.       Вообще ситуация с зондерсолдатами — так называли тех, кто прошёл соответствующие процедуры по доработке своего организма — была крайне интересной. На данный момент из всех национальных программ зондеров, по сути, сохранилась лишь немецкая — которая и была самой первой.       Все остальные программы, по официальным данным, вскоре после первого контакта были закрыты, а их наработки использованы для обычных бойцов спецподразделений.       Например питательные вещества для биотиков, которые позволяют биотикам без особых проблем хоть целыми днями сингулярностями швыряться — держал бы организм. Вводятся они по типу панацелина, инъектор устанавливается сразу в броню биотика — правда целыми сутками на таком лучше не сидеть. Ну вы знаете — никакого тоталитарного молчания — все противопоказания и побочные эффекты указаны мелким шрифтом на китайском. Впрочем, это продукт не уникальный и что-то подобное есть у всех рас Цитадели, у которых есть биотики.       Ну а что до “официально закрытых проектов”, то что твориться на самом деле мне известно не так хорошо как хотелось бы… но то, что всё не так однозначно, как говорится в официальных источниках, я могу судить с определённой степенью достоверности. Тех же тевтонцев, по официальным данным, набирают из числа добровольцев, проходящих военную службу… а не обучают с самого детства, в нежных годах проводя генные терапии и кибернетические имплантации.       Что-то неладное творится в терранском королевстве. - Сложно, – я ответил на вопрос рядового. – Улучшают тебя раза в три, а требуют отдачи в десятикратном объёме. Приходится соответствовать. - Да уж, немного отличается от того, что говорят в постерах и рекламе, – фыркнул Себастиан. - Думаешь присоединиться к нашим рядам? – уточнил я, благо у меня уже были кое-какие догадки по поводу ситуации с зондерами. - Раньше точно хотел, только что опыта боевого не хватало, – простодушно признался солдат. – Но вот сейчас… не уверен, скажу честно.       Я лишь втянул в рот сигарный дым. *** - Ну как ты, Иоганн? – очередной звонок от Андерсона уже привычно застал меня, посреди сёрфинга экстранета, когда я в очередной раз полез на странички с мемасиками, потому как от количества информации содержимое моей головы понемногу начинало закипать.       К моему счастью идиотские истории, фейки и котики не вышли из моды даже в двадцать втором веке. - Скучаю, – ответил я. – Со всеми делами разобрался, жду дальнейших приказаний, а они всё никак не поступают. Несколько неприятно — пока события развиваются я сижу на заднице, – конечно, мне пришлось несколько приукрасить действительность.       На деле я был вовсе не против того, чтобы ещё месяцок посидеть в экстранете, но вряд ли вселенная будет настолько благосклонна ко мне. Хотя… может и повезёт? - Неужели даже похоронки написал? – как-то приторно удивился Андерсон. - Пару дней назад закончил, – честно признался я. Фантазии, впрочем, на уникальные мне не хватило, а потому я написал сначала тех, кого сколько-нибудь помнил (а вернее про обстоятельства гибели которых я хоть что-то знал), а остальным писал уже в общем ключе.       Великий подвиг, вечная слава, исполненный до конца долг и прочие пустые слова. - Иоганн, тебе точно руку отрезало, или может ещё и в голову кроган настучал? – удивился Дэвид, смерив меня недоверчивым взглядом. – Обычно в таких ситуациях ты делал документ, вставлял имена и рассылал их по адресатам, – добавил он, явно намекая на странность того, что такой простой процесс занял у меня так много времени. - Обстоятельства изменились, – поморщившись, ответил я. - И как же они изменились? – полюбопытствовал Андерсон. - Мне… мне неприятно видеть, что когда меня прославляют как героя, они замалчивают тот маленький факт, что без моего отделения, я бы попросту не добрался до бомбы, – ответил я давно придуманную версию своей линии поведения.       Что поделать — иметь эмоциональный спектр бревна может и хорошо в каких-то ситуациях, но меня такой подход не устраивал. - Ну надо же… – протянул Андерсон. – Никогда бы не подумал, что это случится так скоро. - Что случится? – неужели я как-то умудрился спалиться? Впрочем почему “неужели”? - Ты повзрослел, – довольным тоном ответил Андерсон. – И наконец-то стал понимать, что подчинённые тебе солдаты, это не биороботы, годные только для выполнения приказов. Надеюсь что со всеми остальными этапами этого сложного процесса ты пройдёшь проще. Тебе же объясняли уже откуда берутся дети? – тон вояки был абсолютно серьёзным, но откуда-то я знал, что этот белый негр просто издевается надо мной! - Дэвид, я же не посмотрю что ты шаньхшийский ветеран, и на спарринге вытру тобой ринг, – ответил я.       Никакой угрозы — одно лишь обещание, вырвавшееся само собой. - Всё вам полы вытирать людьми, – ответил Андерсон. – Одно слово — тевтонцы. Полы вытирать нужно людьми, которые правы. Зубная щетка предназначена только для чистки туалетов. Голова это исключительно инструмент для выбивания дверей. - Неправда, – ответил я нейтральным тоном, покачав головой. – Я в голову ещё и кушаю. - Что и требовалось доказать, – удовлетворённо ответил вояка. – К твоему сведению, голова это многоцелевой инструмент, и твоё использование оного аналогично забиванию гвоздей микроскопом, – поучительно добавил Андерсон. - Как хороший солдат, я должен уметь как использовать микроскоп по назначению, так и забить им до смерти крогана, – парировал я, на что Дэвид приложил ладонь к глазам. - И это герой Элизиума, – нарочито-сокрушённо ответил он. - Для героя я ещё слишком живой, – ну что поделать, не собирался я оставлять словесные уклоны неотвеченными. Или это скорее было желание не меня но Шепарда?       Откуда-то пришло осознание, что такие вот словесные перепалки были частым делом между двумя старыми знакомыми. - Шепард, откуда ты эти анахронизмы берёшь? – возмутился Андерсон. - А твой микроскоп это что, не анахронизм? – возмутился я в ответ.       Дэвид аж задумался пару секунд от моих слов. - Хм. Твоя правда, – нехотя признал он. – Значит действительно растёшь...впрочем шутки в сторону, – в одно мгновение Андерсон посерьёзнел. – Увольнительная закончилась, Иоганн и за тобой прибудут в течении двух дней. - Наконец-то, – нетерпение в голосе даже почти не пришлось разыгрывать. То ощущение когда даже перспектива возможной смерти лучше, чем скучать в экстранете да раздумывать над текстом для похоронок.       Ох и пожалею же я об этом. - Я уж думал, что про меня забыли, – добавил я. - Начальство ничего и никогда не забывает и не прощает, – в голос Дэвида вернулись поучительные нотки. – Так что знай… за тобой уже выехали. - Иди ты, – отмахнулся я. – Лучше скажи, куда меня хоть запихнуть хотят. - Информация выдаётся исключительно по принципу “необходимого для знания”, – с довольной, как у кота нализавшегося сметаны, улыбкой, ответил Андерсон. - То есть эта информация мне не необходима? – да уж, забыл про эту любимую фишечку военных. Послать в самую дырку задницы, но не предупредить, чтобы ты сам об этом догадался.       Интересно, насколько это в Блоке распространено? Равно как всякого рода подставы, не прихождения вовремя на помощь, “мы выдадим тебе боевое оружие, но отвинтим тебе голову если ты посмеешь из него выстрелить даже если тебя будут убивать”? А то уж больно такими вещами славилась пост-советская и советская армия соответственно.       Впрочем насчёт таких приказов, в духе “не открывать огонь” моё мнение было однозначным — лучше пойти под трибунал, чем быть зарытым в красивом гробу. По крайней мере, на трибунале можно будет попытаться, возможно тщетно, убедить судейский состав в преступности или хотя бы неверности отданных приказов… а из гроба дороги уже нет. - Угадал, – кивнул Андерсон.       Scheiße. - Ну а что со мной делать-то будут? – уже не скрывая раздражение в голосе поинтересовался я. – Дадут малую группу под командование, или переведут в чей-то отряд? Или это тоже не является необходимой информацией для меня? - Формально да, но на деле не думаю, что эта информация вреда нанести не может, – протянул Дэвид, но я перебил его. - То есть, эта информация довольно скоро станет открытой, и о ней кто угодно сможет узнать в общем доступе экстранета, а потому можно бросить мне кость и успокоить меня относительно места моей будущей дислокации, так? – на одном дыхании проворчал я. - Боже мой, – сарказмом в голосе Андерсона можно было заряжать в главный калибр крейсера. – Шепард, ты растёшь не по годам, по секундам. Может тебе уже адмиральские погоны начать примерять? - Хватит паясничать, Андерсон, – отмахнулся я. – Если есть что — говори. - Так и быть, сынок, – последнее слово заставило меня инстинктивно скрипнуть зубами. Уж очень видимо Шепарда, то есть меня, раздражала излишняя фамильярность. Даже со стороны Андерсона. - Ты чем-то смог заинтересовать одного широко известного в узких кругах человека, а потому он решил взять тебя под крыло, дабы посмотреть, выйдет ли из тебя толк, – несколько увиливающе, ответил Андерсон, после чего добавил: - Тебя берёт под своё командование майор Джейсон Лютер, – оуч. Он.       Вот уж не думал что первой мыслью после ответа на невинный вопрос будет “уж лучше бы я Назару или Предвестника заинтересовал”. *No man’s land или ничейная/нейтральная территория — термин применяемый в первой мировой войне, для обозначения полностью зоны между линиями обороны враждующих сторон. Обычно эти зоны были щедро украшены спиралями Бруно, минами, трупами умерших во время атак солдат и, разумеется, прекрасно простреливались, а артиллерия знала и давно пристреляла каждую кочку, за которой можно было попытаться спрятаться. **Для сильных в своём невежестве — часы выпущенные компанией Эппл, которые требуют подзарядки раз в день и чья польза весьма сомнительна, если вы не обладаете расширенным набором хромосом или повышенным желанием выпендриться. ***Официальное название инфокристалла. ****Нет, это не металлодетектор *****Биовари немного неточность допустили. У людей Л-аминокислоты и Д-углерод, тогда как теоретически существует возможность миров с Д-аминокислотами и Л-углеродом. Причина же, почему автор упоминает об этом, заключатся в том, что и на нашей планете есть Д-аминокислоты… например возбудители сибирской язвы. А ещё пептиды Д-аминокислот используются как анальгетики (что бы это не значило, да). Но для простоты автором будет использоваться старая технология. Автор просто любитель выебнутся, смиритесь с этим. ******Война Первого Контакта, а не то, что вы подумали. *******Войска медленного реагирования — ГГ в шутливой форме так обзывает широко известные в последнее время “диванные войска”. ********ККП — Корпус Космической Пехоты
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.