Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 2026077

Будни Вергена

Джен
PG-13
Заморожен
153
автор
Размер:
84 страницы, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
153 Нравится 248 Отзывы 46 В сборник Скачать

Следствие ведут...

Настройки текста
      — Gwynbleidd, твой медальон реагирует на все виды магии? — Иорвет застал Геральта за посиделками с Золтаном.       — Да, — Геральт поднял глаза на эльфа поверх кружки, из которой в данный момент пил. — А в чем дело?       — Надо поговорить, — эльф кивнул на выход.       — У меня комната наверху, — Геральт допил все, что оставалось в кружке, и поднялся из-за стола.       Дождавшись, когда гость усядется на колченогий стул, Геральт разлил пиво, стоявшее тут же в кувшине.       — Так что ты там про магию спрашивал?       — Мне надо, чтобы ты посмотрел одну вещь, — скоя’таэль достал ту самую непонятную вещь, которую тайком забрал из дома Лисы в прошлый раз.       Геральт внимательно посмотрел на красный прямоугольник в руках эльфа и, убедившись, что медальон не реагирует, взял его в руки. Плоский, нетяжелый, с полированной поверхностью, он заинтересовал ведьмака так же, как и в свое время эльфа. Геральт крутил вещицу в пальцах, стремясь опознать, из какого материала она сделана, но объяснения не нашел. Магии в ней не было, убить им было нельзя, как применять, ведьмак понять не мог.       — Или он разряжен, или никогда не использовался в магии, — Геральт понажимал на маленькие кнопочки сбоку, но ничего не произошло. — И на шкатулку это не похоже.       — Ты такой материал видел когда-нибудь? — Иорвет слегка нажал кончиком ножа на красную сторону — на поверхности тут же образовалась царапина. С гладкой поверхностью такой фокус не прошел.       — Нет, но с этой стороны похоже стекло, только очень гладкое, даже не предположу, кто мог такое сделать, — ведьмак посмотрел на сосредоточенного и хмурящего брови эльфа.       — Где ты его нашел?       — В доме одной dh'oine: у нее много странного, — эльф спрятал вещицу обратно и переплел пальцы.       — Ты о Лисе? — дождавшись подтверждающего кивка, Геральт прошелся по комнате. – Значит, не одному мне показалось, что она слишком выбивается из местного общества.       — Что ты успел заметить? — внимательность Геральта могла помочь в изучении странной разносчицы.       — Многое: она не делит людей и нелюдей, она спокойно относится к ведьмакам. К тому же ее манера разговаривать и движения, — Геральт замер около сундука. — И одежда — ты заметил, что порой у нее появляются странные и совсем не дешёвые вещицы? Пояс из хорошей кожи, туфли, одежда из тонкой ткани — тут не у каждого такое увидишь.       — Да, постель на половину комнаты, мягкая мебель, обустроенная ванная комната. Как в лучших эльфских домах. Дорогие масла для тела, — Иорвет прищурился, понимая, что упускать шанс привлечь к своим изысканиям ведьмака нельзя.       — И когда это ты все успел проверить? Хотя, раз ты начал с постели... — Геральт усмехнулся.       — Не путай меня с Лютиком, — эльф резанул ведьмака злым взглядом и сжал зубы. — У нее сейчас живет Киаран, она носится с ним, как с малолетним ребенком. Я там только на кресле ночевал.       — Так значит, эта вещица из ее дома.       — Да, так что еще ты заметил?       — Что она порой говорит вещи, которые можно услышать только от высокообразованного человека. Да и построение фраз у нее явно не деревенское и не простолюдинское. Я побывал во многих тавернах, но культуры там такой и в помине не было. Если только таверну не держали эльфы.       — Нет, на эльфку она точно не похожа, — Иорвет потянулся за кружкой, — как и на полукровку.       — Не похожа, согласен, — Геральт сделал глоток из своей кружки. — Ты сам слышал, как она отшила Стенниса.       — Принц слишком много о себе возомнил. За что и поплатился, — эльф чуть вздернул губу, как всегда, когда его что-то злило.       — Да, но ты сам заметил, что ни робости перед ним, ни страха, ни смущения она не испытала. Девушка эта или из очень высокородных, или просто привыкла иметь с ними дело. Я насмотрелся на всяких господ, и так себя ведут или те, за кем стоит кто-то более сильный, или влиятельные маги.       — Ты сможешь проверить ее на магию?       — Нет, но я могу проверить ее дом: если она связана с магией, хоть что-то там должно об этом говорить.       — Это не проблема, я оставил там Киарана до полного выздоровления. Можешь зайти, расспросить его о Лето.       — Почему тебя так взволновала эта девушка? — Геральт внимательно смотрел на эльфа, ловя каждое изменение мимики.       — Сам подумай. Dh'oine явно при деньгах: у нее непонятные предметы, привыкла жить в роскоши, — что она делает в забытом богами Вергене? Да еще и накануне решающей битвы?       — Подозреваешь, что она для кого-то шпионит?       — Вполне возможно. Заметь, как удачно она устроилась на работу. Таверна — лучший способ собрать информацию: при ней никто не будет понижать голос, никто не будет опасаться незаметной разносчицы. Информация тут льется, как местное пойло, рекой, — эльф кивнул на кувшин, и Геральт вновь наполнил его кружку. — А если она еще и магичка, то передать информацию совсем не составит труда.       — Одно но: магички, как могут, стараются улучшить свою внешность, одеваются довольно откровенно. Не чураются применять магию.       — Если она шпионка, то она постарается быть как можно более незаметной, постарается слиться с окружением, вызвать доверие, а по возможности расположить к себе важнейших людей города.       — И именно поэтому она так откровенно смеялась над тобой в таверне с теми пинетками. Располагала себе, не меньше, — Геральт хмыкнул.       — Не смешно, — эльф поморщился, вспоминая свой позорный проигрыш и то, что ему предшествовало. — Она спасла Киарана — что может лучше расположить к себе его командира?       — Весь Верген гадал, что ты с ней сделаешь, если Киаран не выживет. Слишком рискованно было таким образом искать твоего расположения.       — Но он выжил, и вот он точно расположен к ней лучше, чем кто-то еще в этом городе. Даже послал искать ее, когда она попалась гарпиям.       — И тебе это не нравится, — ведьмак сделал внушительный глоток из своей кружки.       — Именно. Сначала она расположила к себе Киарана, потом отшила принца и привлекла к себе внимание части жителей. Бурдон из-за нее приговорил dh'oine к смерти.       — Тот dh'oine виноват сам, да и у тебя я как-то сожаления не заметил.       — Псу — песья смерть, — Иорвет опять вздернул губу. — Дело не в этом. Подумай сам, кем ее теперь считают жители?       — Честной и не распутной девкой, которую не купить титулом.       — Именно. Кто заподозрит теперь ее в шпионаже?       — Никто, кроме тебя, — Геральт сел на второй стул, — да и ты со своими эльфами не в проигрыше. С подачи Бурдона вы теперь ассоциируетесь у жителей с пресечением преступности. Не сказал бы, что это плохо.       — Время покажет. Меня сейчас волнуют другие две проблемы — Саския и Лиса.       — Не знал бы, в чем дело, решил, что ты из двух баб выбрать не можешь.       — Думай, что говоришь, Gwynbleidd! — Иорвет взвился, как кот, которому на хвост хозяйка наступила.       — Успокойся. Завтра я собираюсь пройтись по долине за рекой, поискать кое-что для Филиппы. Потом смогу заглянуть к Киарану, заодно осмотрю дом.       — Договорились, — эльф сделал несколько глотков и ненадолго задумался.       — Тогда со Стеннисом ты заступился за нее. Почему?       — До разговора с тобой она мне казалась просто милой девушкой, работающей в таверне, пусть и несколько выделяющейся из остальных. Как-то Лютик пригласил ее к нам — посидеть после работы, поговорить. Мы тогда только приплыли в Верген, не знали ничего. Посидели, пообсуждали жизнь местных, она отшила Лютика каким-то коротеньким стишком, повеселила этим Золтана. А наш рифмоплет полвечера допытывался, не бард ли она часом. Что сказать: пила она мало, вела себя достойно, провожать ее вызвался тот же Лютик, но скоро вернулся, горестно вздыхая, заявив, что она слишком для него недоступна, правда, при этом почесывал колено.       — Она расспрашивала о том, зачем вы сюда явились?       — Не особо, так поинтересовалась, и все. По крайней мере, не больше, чем другие, — Геральт задумался. — Знаешь, чего я не заметил. Присущего любому шпиону цепкого взгляда. Она и меня-то как диковинку разглядывала, не скрывала того, что ведьмаков до этого не видела.       — Значит, ведьмаков не видела... Это странно, о вас каждый слышал, и зачастую сразу узнают, — Иорвет вновь потянулся к кувшину. — Вот еще что не дает мне покоя: она пошла за город без оружия, вела себя так, как будто в сад пошла. А потом от вида собственной крови чуть в обморок не упала.       — Плохое свойство для шпионки: если ее схватят и начнут допрашивать, то она мигом все завалит.       — Но во всем остальном она вполне правильно действует. Может, те, кто подослал Лису сюда, надеются, что до допроса не дойдет дело? — эльф чуть склонил голову.       — Это при наличии-то тебя в городе? Нет, тут что–то другое, — Геральт хмыкнул, явно намекнув на методы допроса скоя’таэлей.       — Я слышал, что некоторые шпионы при себе носят ампулу с ядом.       — А любой некромант может допросить мертвого, — ведьмак пожал плечами, показывая, что и это не выход.       — У скоя’таэлей нет магов, а Филиппа не станет этим заниматься, — Иорвет поднялся со стула и поставил кружку на сундук. — Думаю, надо пообщаться с хозяином этого заведения. Он должен знать о девушке больше, все же принимал на работу.       — Удачи, я завтра зайду после обеда.       — Va faill.       Эльф спустился вниз и нетерпеливо отозвал хозяина таверны в подсобку.       — Что Вы хотели, милсдарь Иорвет? — хозяин вытирал руки о полотенце, спокойно глядя на эльфа.       — Хочу расспросить тебя об одной из твоих работниц, — эльф даже оторопел на мгновение от такого обращения.       — О Лиске-то? А че, хорошая девка, добрая, умная, посетителям лишнего не позволяет.       — Я не об этом. Как она появилась здесь?       — А что такое, она что-то натворила? — хозяин не на шутку обеспокоился.       — Нет, раньше ее не видел, вот и узнаю, кто и откуда.       — Аа, ну эт правильно, ежели Вы тут за порядком начали следить, то и о жителях знать надобно, — хозяин достал из шкафчика кувшин и разлил по кружкам вино. — Значится, она появилась в Вергене года три тому назад. Странно одетая, ободранная, ничего не помнит и говорить не может. Мы-то ее поначалу приставили полы мыть — жалко девку стало. Вроде и хорошая, но ничего не понимает. Жила, значится, она у нас туточки, на кухне, лавку ей выделили да учить говорить начали. Лиска-то схватывала быстро и уже через месячишко могла более-менее понимать, чего ей гутарят. Работу свою выполняла хорошо, но странно: то палку какую приспособит, чтобы полы мыть, то мешок в корзину запихнет, чтобы мусор потом с ним выносить, а после работы всякий раз руки мажет чем-то пахучим — не жир вроде, но скользкое. А потом наша Мора брюхатой стала — какая там работа, — вот мы Лиску и приспособили выпивку да закуску разносить. Поначалу она еще что-то путала, но лопотала на ломаном и улыбалась, народ и не сильно ее гонял. А уж через полгода она и говорить начала хорошо, и заказы перестала путать. Огрела пару раз каких-то охальников подносом, да и все происшествия. Плата, конечно, была не бог весть какая, так мы ее поселили тут в коморке за лестницей. Чистота у нее была неимоверная. А когда народ из дома за таверной пришел к старосте с жалобой, что их какая-то муть неведомая в доме беспокоит, вызвалась посмотреть, да так там и осталась. Возвращаться никто не захотел: говорили, место нечистое, духи там завелись. А Лиска рассмеялась и устроила там себе жилище, получше некоторых. На прощание заявила, что, мол, надо убираться чаще, тогда и духи не заведутся. Хотя мужики говорили, что у них там под полом что-то воет. Я у нее спрашивал, а она обозвала их нечистоплотными глупцами и сказала, что под полом полость в скале, вот там ветер и завывает.       — Ты сказал, что она одета странно была, — Иорвет потягивал вино, сидя на стуле и не сводя взгляда с сосредоточенного лица краснолюда.       — Да, штаны на ней были такие, поношенные жутко, аж добела вытертые спереди, даже подранные. Рубашка с рисунком и куртка кожаная. Я таких одежек ни у кого не видел, даже в Новиграде такого не бывало. Но все порванное, как если бы она с гарпиями дралась, — на минуту корчмарь задумался. — А, еще у нее сумка была странная, вся цветастая, яркая — у нас и красок-то таких отродясь никто не делал, — но носила она ее, как мешок наши таскают, на спине.       — Ничего, кроме этого, странного ты не заметил? — не все из услышанного укладывалось в версию о шпионке.       — Умная она шибко. Нашим мужикам такую странную штуку из железа заказала, те неделю голову ломали, пока она чертеж не нарисовала. Говорит иногда чудно, манеры у нее как у воспитанной девицы, да чистоту дюже любит.       — Ну да, последнее особенно странно, — Иорвет скептически хмыкнул. — Сейчас, я смотрю, ты ей платить стал больше.       — Да не, мужики ей стали иногда без сдачи за кормежку платить. Она сначала предложила отдавать часть, да мне не надо, у меня доход хороший, а девка молодая, пусть обустраивается. Им же, бабам, цацки всякие нужны да одежка красивая. Тем более незамужняя она и без родственников, пусть себе приданое собирает. Только, боюсь, бестолку это. Она девка умная, чистоплотная, наглости не любит да пьяных. А у нас какой народ? Ей бы благородного, но она их что-то не жалует. Ей бы в большой город, может, кого подходящего и сыскала бы.       — Ее планы на будущее меня не интересуют, — Иорвет допил вино, и хозяин таверны тут же наполнил кружку. — Больше ничего странного, не магичит она, часом?       — Да нет, что Вы такое говорите, милсдарь Иорвет, она магии не знает. Я как-то спросил ее, что раз такая образованная, то, может, и магичить может, а она сказала, что такому не обучалась, но с удовольствием бы посмотрела. Таверну только уговорила обустроить получше. У нас раньше и мебель была из подручных материалов: то бочки, то ящики, то стол покосился, — дык это только на пользу таверне пошло. Ну это все и без магии делается. Еще вот песни она порой странные поет, половину слов я не понимаю. Такие даже милсдарь Лютик не поет.       — Понятно, — Иорвет встал и, допив вино, поставил кружку на стол, а затем добавил и несколько монет. — Спасибо за вино и за информацию. Надеюсь, наш разговор не выйдет за пределы этой комнаты.       — Что Вы, заберите, у эльфов и так туго с деньгами, чтобы за разговоры платить. А об остальном не беспокойтесь, ни одной живой душе не скажу, что Вы о чем-то расспрашивали.       Иорвет забрал деньги со стола, не до конца понимая, что заставило краснолюда быть таким щедрым. Он открыл дверь, собираясь выйти, когда трактирщик его остановил.       — Вы, это, не обижайте Лиску, она не со зла так с пинетками Вас тогда подзужила. Характер у нее шкодный да вздорный временами. А так она добрая, даже эльфа вашего взялась лечить забесплатно.       Иорвет кивнул и вышел в уже открытую дверь. Информации после разговора прибавилось, а вот картина так и не прояснилась. Да еще это вежливое обращение по отношению к нему. Когда он успел перейти от головореза и убийцы к милсдарю, эльф и сам не понимал. Зато прояснилось, кто именно его на те злосчастные пинетки сподвиг — вот за это можно и стребовать с девушки. И эльф даже знал что. Кроме того, надо было поговорить с Киараном.       Лиса занималась любимым делом: сидя за спиной Киарана, она приводила в порядок густую шевелюру эльфа. Собрав куцый хвостик из черных как смоль волос, девушка скептически хмыкнула.       — Нда, коротковаты еще.       — Для чего? — эльфу этот груминг нравился не меньше. Девушка медленно водила щеткой по его волосам, разбирая спутавшиеся пряди.       — Чтобы в хвост собрать — вон как путаются, — она принялась плести тонкую косичку, выбрав прядь за ухом эльфа. Киаран иногда фыркал, когда она проходилась по его острому уху, и смешно тряс головой.       — Ты чего? — она завязала результат своей работы тонким черным шнурком, добавив черное перышко, ранее подобранное где-то на улице.       — Щекотно. Я же говорил, у нас чувствительные уши, их… Договорить ему не дали открывшаяся дверь и вошедший без приглашения Иорвет.       — Проходной двор, а не дом, — девушка встала с дивана, на котором они сидели, и осмотрела результаты своей деятельности. — Что привело ко мне в гости предводителя скоя’таэлей?       — Пинетки, — Иорвет криво усмехнулся и сделал несколько шагов к девушке.       — Вот блин, — она попыталась спрятаться за Киарана.       Но Иорвет оказался быстрее, и девушка от неожиданности хлопнулась обратно на диван, глядя снизу вверх на возвышающегося эльфа. Скрестив руки на груди, он сверлил ее довольно злым взглядом.       — И зачем? — голос стал вкрадчивым, нехорошим и явно обещал месть.       — Я отказываюсь говорить без своего адвоката, — она поджала ноги, потому как Иорвет стоял настолько близко к дивану, что места там оставалось слишком мало.       — Ты же понимаешь, что за такие шутки надо платить, — он так и не убрал улыбку с лица, и от этого девушке становилось все страшнее.       — Иорвет, не надо… — Киаран пытался было вступиться, но был остановлен жестом командира.       — Сколько? — раз Иорвет требует оплаты, то убивать не собирается. Но вот что за плата, она даже думать не хотела.       — Неправильный вопрос, — остроухий вымогатель отрицательно качнул головой.       — Что? — вот тут девушке стало совсем неуютно.       — Ты сделала меня посмешищем на весь Верген. Думаешь, это так легко забыть? — эльф все так же продолжал сверлить ее взглядом.       — И кто меня заложил? — Киаран был рядом, он ведь не даст ее в обиду, по крайней мере, она на это надеялась.       — Не отвечай вопросом на вопрос. Сама догадываешься, что плата за такую выходку должна быть достаточно высокой.       — Чего ты хочешь? — понимая, что платы не избежать, девушка надеялась, что можно хоть как-то поторговаться.       — Думаю, что некоторых услуг с твоей стороны будет достаточно, — он начал демонстративно медленно расстегивать свою амуницию.       Лиса вжалась в диван, не веря в происходящее, Иорвет тем временем снял перевязь со знаками специальных отрядов, затем расстегнул нагрудник и швырнул это все на кресло, почти не оборачиваясь. Следом отправились пояс и кушак. Глаза девушки непроизвольно расширялись, в ее голове метались мысли, одна другой страшнее. Она не знала, что сказать и как это остановить. А эльф, издеваясь, стянул с себя поддоспешники, и только оставшись в рубашке и бриджах, перестал раздеваться.       — Ванну — без ландышей — и ужин. Бегом! — он даже сделал шаг в сторону, освобождая дорогу.       — А массаж тебе не сделать? — она вскочила с дивана, возмущённо сопя и с трудом сдерживая желание хорошенько пройтись по эльфу ногтями.       — Заметь, не я это сказал, — настроение резко поползло вверх.       — Обойдешься! — она развернулась так резко, что взметнувшаяся коса, хлестнула эльфа по рукам.       — Что ж, тогда мне понравится ужинать здесь достаточно часто. И воду я люблю без пены, запомни это, — он улыбнулся и сел рядом с Киараном.       — Сволочь наглая!       — Поторопись, а то я точно здесь ночевать останусь, — оскорбление и полный возмущения женский голос он попросту проигнорировал.       — Зачем ты так с ней? — Киаран выдохнул и расслабился.       — Она заставила меня вязать пинетки. Розовые. Спицами.       — Какая жестокая девушка, — Киаран улыбнулся, — но напугал ты ее изрядно.       — Пусть в следующий раз думает, что делает, — Иорвет достал трубку и закурил, довольно жмурясь на пламя камина. — Как твоя рана?       — Почти зажила — Лиса хорошо ухаживает.       — Я видел. Будь осторожнее с этой dh'oine.       — Ты что-то узнал? — Киаран серьезно посмотрел на довольного собой командира.       — Да, но об этом завтра. Придет vatt'ghern, он хотел расспросить тебя о Лето.       Лиса вышла из ванной, принеся с собой запах можжевельника. Злобно зыркнув на Иорвета, она кивнула ему в направлении шума льющейся воды и направилась на кухню.       Скоя’таэль вытряхнул трубку в камин, стянув с себя рубашку и платок, ушел.       Вернувшаяся Лиса зависла над горой одежды, задумчиво глядя на оную.       — Не советую ничего делать, а то он и правда здесь поселится, — Киаран правильно истолковал взгляд Лисы.       — Ничего, ему в другой раз отомщу, — подавив в себе желание хотя бы пнуть эльфские одеяния, Лиса с сожалением отвернулась.       — Лиса, зачем ты его подначиваешь? Терпение у Иорвета не беспредельное. Тем более ты dh'oine.       — Я не хочу его боятся и не хочу показывать, что он может меня испугать.       — Только что ему это удалось.       — В первый и в последний раз, — она сузила глаза, возмущаясь тому, что Иорвет в этот раз ее переиграл.       — Похоже, мне все же придется освобождать диван, — Киаран вздохнул, понимая, что эти двое теперь воевать будут беспрестанно.       — Зачем?       — Иорвет точно переедет и оккупирует твою ванную, а помимо ужина он еще потребует завтрак и массаж.       – Хрен ему.       – Он не любит острого.       – Очень смешно.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.