Судьба_злодейка 43

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
ж/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Философия, Даркфик, Hurt/comfort, Омегаверс, Учебные заведения
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Миди, написано 64 страницы, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В мире осталось катастрофически мало омег, по причине пренебрежительного в прошлом отношения к слабым и хрупким существам. Главная героиня всю жизнь скрывается от государства, дабы не попасть в руки к расчетливым и властным альфам, которые не считаются со свободой омег и используют их в своих хитроумных политических планах.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 2

12 июня 2014, 16:02
      Сидеть в мягком удобном кресле было конечно хорошо, но изучающие взгляды напрягали и без того уставшее тело. В ожидании неминуемого допроса было как-то страшно за людей помогавших мне когда-то, ведь эта ситуация ставила их под угрозу. Интересно, что им удалось найти обо мне и моей семье? Главное, самой не сболтнуть лишнего, и глядишь, их неосведомленность сыграет мне на руку. В просторном помещении находились только беты, которые привезли меня сюда. Особого сопротивления я не оказывала, так как на людной улице было намного опаснее, чем в компании бет-охранников, которые и приехали за мной. Они сразу же принялись перебирать мои скудные пожитки, в поисках опасных предметов или тех таблеток, на которых я сидела во время течек. В больших городах они были запрещены, так как считалось, что они наносят вред здоровью молодых омег. Без этих препаратов возбуждение росло с каждой минутой, и я чувствовала себя хреново. Рецепторы тела обострились, и до меня начали доходить запахи сильных альф, находившихся за большой белоснежной дверью. Я была уверена - им тоже не спокойно от присутствия за стеной течной омеги. Так им и надо, хоть какая-то толика радости от того, что плохо не только мне.

      Насколько я поняла, допроса не будет в ближайшие два дня, так как меня временно разместили в небольшой комнате отдыха, напичканной камерами. Видимо, главный в департаменте - альфа, а оставлять двух возбужденных людей в маленьком помещении довольно опасно. Директоры, руководители, заведующие - всегда альфы и никак иначе. Беты лишь среднее звено, выполняющее прочую работу, не требующую принятия сложных решений. Хотя по природе своей беты - карьеристы, у них нет заморочек по отношению к альфам и омегам. И они не зациклены на продолжении рода, хотя и реагируют на запах течной омеги, но не так сильно, как альфы. Да и как партнеров для создания семьи их никогда не рассматривали, так как бета может произвести на свет только бету. Отсюда и такая большая численность бет. С трудом выдержав два дня течки, я была злая, неудовлетворенная и грязная. Эти болваны поставили камеру в душе! Зачем, спрашивается? Ни помыться, ни потрогать себя, оставалось только отвлекаться прочтением какого-то заумного журнала по медицине.

– Эжени Энрики, 17 лет, родом из деревеньки Водопадная близ города Меллюр, раннее никому неизвестная Эжени Владислава, – мужчина был явно доволен собой, не скрывая улыбки, наблюдал за моей реакцией. А какая у меня должна быть реакция? То, что они быстро разузнают мое происхождение, я и так знала. Если бы в этой стране можно было хоть как-то подделать цифровые документы, печати и пароли, естественно я бы не стала выдавать себя за своего умершего брата, а взяла бы другое имя и чужую историю, но, увы, выбора у меня не было. – Мне только не ясно, зачем твоя мать скрыла твое рождение? Она могла получить хорошее вознаграждение за рождение омеги, неплохие деньги по тем временам.

– Деньги, может быть, и не плохие, вот только в случае с омегами положения они не меняют, – так и хотелось плюнуть в лицо этому напыщенному идиоту, ведь ему хорошо должно быть известно, что во времена юности моей матери система была не оптимизирована, и омег принудительно заставляли рожать. Хотя на данный момент положение не сильно улучшилось. Естественно, она не хотела, чтобы меня постигла та же участь. Да и отец мой был неизвестен, ведь альфы по сути своей больше жаждут удовлетворения своих сексуальных потребностей, чем задумываются о семье. Но в наше время появилась угроза вымирания альф и омег, ведь на протяжении многих лет омег считали лишь предметом получения разрядки. С ними никогда не считались, били и унижали, что привело к массовым самоубийствам и абортам, если должна была родиться омега. Хрупкие и слабые существа просто не выдерживали жестокости и насилия, а теперь их считают ценными и важными, оберегают и защищают, только вот свободы так и не дают.

      Ехидная ухмылка искривила лицо мужчины, обнажая белоснежные ровные зубы в хищном оскале. Глаза его сузились, и сложилось впечатление, что он полностью замер. Комната резко показалась маленькой, стены как будто надвигались на меня в попытке расплющить. Воздуха катастрофически не хватало, и я могла буквально попробовать на вкус горьковатый запах свободного альфы, который полностью заполнил собой помещение.

– А ты значит борец за свободу и справедливость? И не таких видели… И исправляли, подгоняя под систему, – его голос звенел в голове, изредка повторяясь эхом, в глазах темнело и двоилось. Я вздрогнула, когда тяжелые руки внезапно опустились на мои напряженные плечи. Даже и не заметила, когда упустила его из вида. – Если ты такая же гордая, как кажешься, то тебе придется очень и очень несладко, - голова начинала болеть, а тело было объято жаром, как при лихорадке, но кожа была покрыта мурашками. – У тебя никогда не будет постоянного партнера, никто не захочет терпеть всю жизнь строптивую непослушную самку. И поэтому каждый раз, как ты будешь приносить здоровое потомство очередному временному мужу, тебя будут обратно ставить на учет. И так будет происходить раз за разом, пока твое тело не выдержит очередной беременности, и твой собственный ребенок не убьет тебя.

– Хва… тит… – едва слышно выдохнула я. Его дыхание обожгло щеку, в голосе сквозило злорадство.

– Что? Я не расслышал, ты что-то сказала? – грудь сдавило, и из горла вырывались только хрипы. Внезапно все прошло так же легко как накатило, и остался только неприятный осадок. Боль медленной патокой расходилась по телу и какое-то непонятное чувство облегчения, перемешанное с удовольствием, пронзило сердце, оставляя легкую эйфорию. Мазохистка – это ж надо было словить кайф от полученной боли.

– Знаешь, что это было? – я вновь упустила, как и когда он оказался на своем стуле, как и то, когда он появился рядом со мной. – Это были последствия тех гормональных таблеток, на которых ты сидела. Твое тело отвергает всякое воздействие феромонов альфы, ведь до этого ты и так прекрасно обходилась без посторонней помощи. Ты пройдешь полное медицинское обследование, но и без него я могу тебе сказать, что восстанавливаться ты будешь около года или полутора, – от того злодея, который мучил меня минуту назад, не осталось ничего общего с уверенным, солидным и знающим свое дело человеком, который сидел напротив меня.

– А если у меня вдруг окажутся проблемы со здоровьем?

– Ты будешь свободна и вольна, но никаких статусов и денежных поддержек от государства не жди. Никакой состоятельный успешный мужчина не захочет брать в жены бесплодную омегу, если только пользовать тебя в качестве постельной игрушки, – ехидная усмешка вновь исказила молодое лицо. – Так что зарабатывать на жизнь тебе придется самой, думаю, ты знаешь, на какой работе омег жалуют больше всего?

      Перспектива, конечно, не радовала, но семью можно было построить и с бетой. Только вот бездетные омеги презирались обществом, а выращенные в больших городах смазливые и послушные омежки искренне не понимали тех, кто не хотел выполнять свои обязанности перед государством, делая все возможное, чтобы предотвратить геноцид и без того вымирающей расы. За ними ухаживали и содержали, дарили подарки, и исполняли капризы – это можно назвать взаимовыгодным обменом, омега живет в свое удовольствие и не бедствует, исполняя роль супруги влиятельного человека.

– Так как ты у нас непослушная девочка, то, естественно, никто тебя не отпустит жить самостоятельно. Поэтому, в случае хороших результатов обследования, тебя отправят в пансион для омег… – на миг он показался мне чем-то довольным. – Заведешь себе парочку друзей, думаю, интересы у вас будут схожи. Образование тебе получать ни к чему, тебя будет содержать муж. Но ты же любишь усложнять себе жизнь? По желанию можешь получить какую-нибудь специальность, но, поверь мне, там тебе будет не до этого.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.