Потому что однажды я захотел +652

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Автор оригинала:
scottmcniceass
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/576795

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Стайлз/Дерек, намек на Скотт/Айзек
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа,перевод супер!» от alice13alice
Описание:
Четыре раза, когда Стайлз случайно оказывается рядом с кем-то под омелой, и один, когда он делает это специально.

Посвящение:
Как всегда, моему Роучу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Мило. Флаффно. Рождество. :)
25 июня 2014, 02:05
1

В первое Рождество, которое они справляют вместе, Стайлзу семнадцать. У Дерека есть дом, хотя технически он больше принадлежит стае, чем конкретно Дереку. Айзек живет в одной из четырех маленьких комнат, как и Питер. Есть еще одна комната, которая считается гостевой спальней, но в ней так много вещей Эрики, что никто ее так не называет.

Нет, конечно, отношения в стае не идеальные. Скотт и Дерек время от времени ругаются (и, если честно, куда чаще это по вине Скотта, чем Дерека), но у них какое-то молчаливое соглашение уважать друг друга. Стайлз думает, это из-за того, что Скотт проводит восемьдесят процентов своего свободного времени в комнате Айзека, и это примирение с правилами Дерека происходит только благодаря Лэйхи.

Но Стайлз? Он и правда больше не против Дерека. Конечно, этот парень мрачноват и слегка странный, но он хорошо шутит, когда есть настроение. И когда он улыбается (обычно это ухмылка, но иногда бывают и искренние, случайно возникшие улыбки), это можно назвать почти красивым. Ну, если бы Стайлзу было не все равно на улыбки Дерека. И ему все равно. Правда.

Вернемся к Рождеству. Дело в том, что это Дерек решил окружить себя подростками. Он не должен был так удивляться, когда Эрика спросила, собираются ли они покупать дерево. Она развела бурную деятельность, и Дерек, в большинстве случаев, просто избегал этого. И если Стайлз был прав, Хейл просто прятался у себя в комнате, когда в доме появлялся кто-то кроме Айзека и Питера.

Первым Эрика охомутала Айзека, настояв на том, что он должен помочь им с Бойдом выбрать елку. В свою очередь Айзек позвал Скотта, а Скотт позвал с собой Стайлза, и оказалось, что на канун Рождества планируется большая вечеринка. На ней будет много еды (и особенно вкусных тарталеток) и алкоголя, который принесет Питер, оказывающий плохое влияние на всех вокруг; рождественская музыка и телевизор, всю ночь транслирующий какие-то музыкальные клипы.

Дерек не погрузился в атмосферу праздника и остался у себя в комнате, пока остальные внизу танцевали, болтали или набивали желудок (Скотт как всегда). Стайлзу должно бы быть все равно, и, может, какой-то части его души плевать, но другой части — нет. Не из-за Дерека, просто никто не должен сидеть в одиночестве в своей комнате на Рождество.

Стайлз выходит из гостиной, пожимает плечами в ответ на недоумевающий взгляд Скотта и поднимается наверх. Он замирает у последней двери по коридору. Это наверняка комната Дерека, потому что он был в остальных трех, даже у Питера, и это очень травмирующая история, которой можно поделиться в следующий раз.

Стайлз сомневается, хотя уверен, что Дерек знает о его присутствии. Глубоко вздыхая, он стучит в дверь и слышит приближающиеся шаги Дерека. Как раз в тот момент, когда дверь открывается, из гостевой спальни выскакивает Эрика и умудряется прицепить что-то над порогом.

Она хихикает, чмокает Стайлза в щеку, наверняка оставляя липкий красный след, и сбегает вниз по ступенькам, не давая ни одному из них понять, что произошло. Стайлз широко распахнутыми глазами смотрит на Дерека, а потом поднимает голову.

Омела.

Это глупо. Серьезно, очень глупо. Ведь никто по-настоящему не целуется под омелой, правильно?

— Что за чертовщина? — спрашивает Дерек. Он выходит из комнаты и поворачивается, чтобы посмотреть на растение. Стайлз прочищает горло.

— Эм, это омела? — неуверенно отвечает он, и теперь Дерек хмурится, глядя на него. — Знаешь, люди вешают ее над порогом во время Рождества. Если двое оказываются под омелой, они должны поцеловаться.

И он осознает, что они с Дереком делают. Стоят под омелой. Вдвоем. Взгляд Дерека снова сталкивается с его, скользит к губам и возвращается обратно так быстро, что Стайлз не уверен, это правда произошло или ему просто показалось.

— И что произойдет, если мы этого не сделаем? — спрашивает Дерек чуть более хриплым голосом. Если не прислушаться, то перемен не слышно, но Стайлз всегда подмечает глупости. Он облизывает губы.

— Ничего, — честно отвечает он. — Это не... Ну, в этом нет правил. Это просто шутка, или, не знаю...

— Это обязательно! — кричит Эрика снизу. — Просто сделайте это!

Стайлз смущенно смотрит на Дерека, который готов спуститься и оторвать Эрике голову. Стилински делает шаг назад, понимая, что он до сих пор стоит под омелой с Дереком, когда тот протягивает руку, сминает в ней Стайлза, притягивает ближе к себе и целует. Этот поцелуй быстрый, очень быстрый и не очень приятный, хотя и не ужасный. Дерек впивается в его губы чуть-чуть слишком грубо, и сначала Стайлз болезненно морщится от того, как Дерек кусает его губы, но он хорошо пахнет, и его щетина слегка царапает подбородок Стайлза, и это? Это здорово.

А потом Дерек отпускает его, тянется вверх и снимает омелу, после чего спускается вниз. Наверное, чтобы убить Эрику.

Стайлз же стоит на месте. Он настолько ошарашен, что не может перестать трогать губы руками, задаваясь вопросом — губы покалывает из-за укусов или для этого есть другая причина?

________________________________________


2

— Так что, это становится традицией? — спрашивает Стайлз в следующем году, за несколько дней до Рождества. На улице не слишком холодно, но он в спешке натянул тонкий свитер, под который спокойно пробиваются порывы холодного ветра. — Теперь в доме стаи ежегодно будет проводиться рождественская вечеринка? — он почти сказал "в доме Хейлов", но удержался. Дерек, наверное, разозлился бы.

Ответное бурчание Дерека заставляет Стайлза закатить глаза. Он слишком мрачен для того, кто собирается выбирать рождественскую елку.

— Почему мы не можем взять первую попавшуюся? — спрашивает Дерек, пряча руки в карманы.

Они скупаются вдвоем только потому, что елку можно привезти в дом только на джипе Стайлза, а платит за нее Дерек, который определенно здесь находиться не хотел. Стилински тоже не был счастлив такой компании.

— Если мы возьмем какое-то не такое дерево, Эрика нас на кусочки порвет, — заключает Стайлз. — Ну, точнее, она порвет меня, — исправляется он.

Стайлз старается не замечать, насколько они здесь не к месту. Магазин был полон улыбающихся семей с детишками. Была одна парочка. Стайлз с Дереком, которые даже близко друг к другу стоять не хотят, совсем не вписываются.

— Я могу что-нибудь для вас сделать? — спрашивает стоящий перед ними мужчина в зеленых штанах и красном свитере. На его груди бейджик, и он, очевидно, здесь работает.

Дерек не удостаивает его даже взгляда, поэтому отвечает Стайлз:

— Мы не совсем уверены, что именно ищем.

Мужчина усмехается ему:

— Ну, мои любимые стоят вон там, — он указывает пальцем на другую сторону магазина. — Как раз за той маленькой аркой.

До того, как Стайлз успевает ответить, Дерек хватает его за руку и тащит туда.

— Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше, — бормочет он. Когда они проходят под аркой, перед ними выскакивают две девушки. Они обе в костюмах эльфов, одна держит в руках камеру.

— Вы только что прошли под аркой с омелой! — громко восклицает одна из них.

— Что? — спрашивает Дерек, сжимая запястье Стайлза сильнее.

— Ну же, поцелуйтесь на камеру! — с куда меньшим энтузиазмом зазывает вторая. Она хмуро смотрит на них, поднимая камеру. — Правда, я заплачу вам, просто поцелуйтесь, и я снова вернусь к ничегонеделанью.

Стайлз смотрит на Дерека, а потом на арку, и понимает, что, вообще-то, она действительно из омелы.

Дерек тихо рычит, а потом притягивает его к себе и целует, как в прошлый раз. Но сейчас немного по-другому, потому что губы Дерека обветрились, и Стайлз видит, как за секунду до поцелуя их с Дереком выдохи смешиваются, образуя облачко пара.

— Сойдет? — ворчит Дерек, поворачиваясь к девушке, а потом вспышка света ослепляет Стайлза. Девушка смотрит на камеру, а потом на них.

— Что-то не так, тут откуда-то вспышка...

— Мы возьмем эту, — хрипло произносит Дерек, хватая ближайшее к нему дерево. Девушки удивлены тем, как просто он поднимает елку, а Стайлз разводит руки в "Что с ним сделаешь?"-жесте и бредет за Дереком, направляющимся к кассе.

________________________________________


3

В этом году опять повторяется эта история с омелой, и Стайлз начинает задумываться, не смеются ли над ним боги. Нет, ну серьезно? Почему так происходит?

И какого черта он этим наслаждается? Ему не должны нравиться поцелуи Дерека. Особенно учитывая то, что Хейлу это определенно не нравится. И Стайлз не должен думать о том, как хорошо его целовать, каждый раз, когда смотрит на парня. Между ними хватало неловкости и без его мыслей о том, как бы это было, если бы Дерек целовал его по-настоящему, долго и медленно, лениво изучая языком его рот.

В этот раз это вина Скотта.

— Ты выше меня, просто повесь ее над входом в кухню, — просит он, и Стайлз слишком многим обязан другу, чтобы отказать ему.

— Знаешь, даже если ты ухитришься затащить Айзека под омелу, не факт, что он поцелует тебя, — заключает Стайлз, когда берет стул из кухни. — Почему бы тебе не поцеловать его просто так? Уверен, это ему понравится куда больше.

Скотт прикусывает губу, пока Стайлз ставит стул прямо рядом с порогом.

— Я не могу.

Стайлз фыркает и берет молоток, гвоздь и омелу из рук Скотта. Она была старательно закреплена, и Стилински бы посмеялся над другом, если бы он не выглядел таким пристыженным.

— Скотт! — раздается голос Айзека, и глаза Скотта расширяются.

— Я сейчас вернусь, — быстро говорит он и убегает. Стайлз закатывает глаза и залазит на стул. Он немного шатается, но ничего, ведь забить гвоздь и нацепить на него омелу — дело быстрое.

Он два раза чуть не попадает по собственному пальцу. Стайлз никогда не был особенно хорош с инструментами, его отец это быстро выяснил. Коробку с инструментами, стоящую в его гараже, он не открывал с семи лет.

Впрочем, он справляется, и как раз в тот момент, когда он собирается спрыгнуть на пол, раздается какой-то хруст. Одна из ножек ломается, и Стайлз начинает падать. Он даже не успевает запаниковать или почувствовать то самое "О Господи, я скоро умру!" чувство в животе.

А потом кто-то ловит его под подмышками и ставит на пол. Стайлз чувствует себя в безопасности. И он совсем не удивляется, когда видит перед собой Дерека.

— Спасибо, — быстро говорит он, но Дерек смотрит не на него. — О, да, меня Скотт попросил ее повесить. Он... Ну, я не могу сказать тебе. Бро-код и все такое.

Дерек продолжает молчать, и Стайлз осознает, что они оба на пороге, Дерек стоит чересчур близко, и это хреново растение опять над ними. И в этот раз? В этот раз Стайлз целует первым, и он почти благодарен ситуации, потому что ужасно хочет целовать Дерека.

За последние два года Стайлз вырос, и теперь Дерек выше его всего на дюйм, так что это просто — поднять голову, чуть потянуться и накрыть его губы своими. Долгое мгновение Хейл не шевелится, а потом его губы двигаются навстречу, и они целуются дольше, чем в прошлые разы.

Дерек на вкус как сахар и перечная мята, как будто у него во рту был леденец, и, Господи, это чудесный вид. Или у Стайлза слишком живое воображение. Руки Дерека скользят вниз и будто нерешительно сжимают бока Стайлза, а потом он отстраняется и разрывает поцелуй.

— Скажи Скотту, чтобы он убрал эту штуку из моего дома, — говорит Дерек, подразумевая омелу. Когда он уходит, Стайлз еще не может отдышаться.

________________________________________


4

Никто не удивляется, когда во время их третьей рождественской вечеринки, где присутствуют даже Лидия с Джексоном, Эрика падает на одно колено перед Бойдом, который только что прицепил звезду на верхушку дерева.

В комнате молчат все, даже Джексон, и Бойд шокированно смотрит на Эрику. А вот Стайлз не удивлен, ведь это она всегда делает первый шаг. Бойд хороший, спокойный и осторожный, а Эрика — нетерпеливый ураган. Таким девушкам редко делают предложение.

Она ничего не спрашивает, просто стоит на одном колене с коробочкой в руке. Бойд берет ее, помогает Эрике подняться, и они целуются. Все отворачиваются, потому что это совсем не сдержанный поцелуй.

— Конечно, — отвечает Бойд, когда они отлипают друг от друга. Эрика ухмыляется, надевает кольцо на палец парня и целует его в щеку.

— А остальные, а? — спрашивает она, поворачиваясь к остальным. — Я развесила омелу по всему дому, и если кто-то захочет уклониться, я узнаю.

Скотт с надеждой поднимает голову, и Стайлз видит, как он мельком смотрит на Айзека. В прошлом году его надежды так и не оправдались, хотя Стайлз уверен, что Айзек пошел бы на это безо всякой омелы.

Стилински сам на что-то надеется, но он не настолько глуп, чтобы смотреть на Дерека.

Лидия с Джексоном привнесли какое-то спокойствие и элегантность, которой они обычно пренебрегали. Они не бросались едой, хотя Эрика казалась из-за этого немного расстроенной, и пили вино, а не дешевую водку с Пепси.

Стайлз выходит из кухни после третьего бокала и натыкается на чужое тело. Даже не думая, он поднимает голову, и да, омела.

Скотт стонет.

— Ну почему ты? — спрашивает он. Стайлз закатывает глаза, но он смущен.

— Спасибо, друг.

— Ты же знаешь, что я имел в виду, — Скотт вздыхает. — Без обид, но я надеялся, что буду целовать под омелой кое-кого другого.

Стайлз снова закатывает глаза.

— Мы сделаем это или просто разойдемся, сделав вид, что ничего не было?

Скотт делает жуткую гримасу.

— Эрика меня пугает, — признает он, и частично Стайлз с ним согласен.

Это самое неловкое, что происходило в его жизни, и это длится всего две десятых секунды, а потом они оба отскакивают. Скотт вытирает рот рукой (и Стайлз считает это невероятно грубым), хватает бокал из рук Стайлза и делает глоток.

— Я собираюсь поцеловать Айзека, — объявляет он. Стилински выгибает бровь.

— Удачи, друг. Наконец-то.

Скотт кивает.

— Теперь я должен найти его, — и он уходит.

Стайлз поднимает взгляд на омелу, берет стул, как в прошлом году, и снимает ее. Но не выбрасывает.

________________________________________


+1

Он находит Дерека в гостиной. Хейл говорит с Питером почти шепотом. Эрика и Лидия обсуждают тонкости помолвки, а Джексон, очевидно, скучает.

Стайлз игнорирует их и подходит к Дереку с Питером. Хейл-старший выгибает бровь, но что-то во взгляде Стайлза заставляет его сделать шаг назад и сказать Дереку, что они договорят позже. После этого тот поворачивается к нему, и он выглядит слегка раздраженным. Стилински плевать.

Он поднимает омелу над их головами и смотрит на Дерека. На осознание происходящего требуется всего несколько секунд. Дерек вздыхает и грубо притягивает Стайлза к себе. В поцелуе нет спешки. Он жаркий и идеальный, и одна из рук Дерека скользит по шее Стайлза, притягивая ближе. Стайлз решает, что не будет ничего страшного в том, чтобы тоже прикоснуться к Дереку, и обнимает его за талию, случайно — или специально — задирая пальцами футболку.

Язык Стайлза касается губ Дерека, и тот с готовностью приоткрывает их, углубляя поцелуй. Это так же хорошо, как Стайлз представлял, если не лучше, потому что Дерек стонет ему в рот, когда их языки соприкасаются.

Когда они отстраняются, Стайлз швыряет омелу на пол.

— Я как-то привязался к этому растению, — говорит он. Дерек раздраженно вздыхает, но снова целует Стайлза, и тот думает, что Дерек чувствует то же самое.