Flame of empty eyes / Пламя пустых глаз 45

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Эмили/Билл, Кира/Том, Том Каулитц, Билл Каулитц
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Даркфик, Hurt/comfort, Учебные заведения, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 95 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он кусал ее губы, больно и одновременно приятно, играл с ее языком, так неуверенно двигающимся в ответ, негромко постанывал, запуская пальцы в ее волосы и прижимая ее к себе еще ближе. Это была магия, волшебный шар. И он лопнул в ту секунду, когда его свободная ладонь попыталась задрать ее кофту.
Ее потряхивало, а на губах все еще чувствовался его напор. Она готова была провалиться под землю за это. Ее первый поцелуй был не с тем человеком.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я слабо пока представляю, что выйдет из этого, так что не обещаю вам работу до мурашек, но буду очень стараться)
Попытаюсь представить Кау в образе обычных студентов, а то они у меня все звезды, пора расширять сознание)

Глава 24. Прятки

17 июля 2018, 17:08

«Любая тайна взрывоопасна, и внутреннее напряжение в ней постоянно растет».


Элиас Канетти



      Путь к дому братьев пролегал в абсолютной тишине. Лишь повелительные указания от Билла: «садись» – при открытии передней пассажирской двери, и «пристегнись» – когда он сам уже занял место водителя. Хотя первое время поездки Эмили так и подмывало выяснить, зачем он втянул ее в их драму с Ребеккой, причем в таком контексте, что теперь весь курс считает Уайт подстилкой Каулитца, но с каждым разом мысленного озвучивания этого вопроса в различных его вариациях она все больше считала эту идею глупой. Какая ей, в общем-то, разница? От того, как он ей это объяснит, ничего уже не изменится.
      Максимально отвернув лицо к окну и в очередной раз тяжело вздохнув, она постаралась выкинуть этот вопрос из головы. Есть куда более важные моменты, требующие решений. Необходимо было подумать о том, как ей быть дальше. Куда податься? Где она не будет чувствовать себя лишней? Как показала действительность, у Киры она оставаться больше не могла. Очень и очень медленно подползала логическая мысль о том, что пора возвращаться домой, вот только домом она больше это место не считала. По крайней мере, пока там находился ее отец.
      От всплывших в памяти небрежно брошенных фраз мужчины обида и боль новой волной подкатили к горлу. «Да кому ты нужна», - как удар под дых, от которого сгибаешься пополам и пятишься назад. «Надо было избавиться от тебя», - дополнительный сбивающий с ног толчок в плечо, чтобы поверхность под ногами перестала быть опорой. «Ходячее недоразумение», - плевок сверху, чтобы желания подниматься не осталось и в помине.
      Неожиданный стук по стеклу водительской дверцы резко вырывает Эмили из ядовитых воспоминаний. Она вздрагивает и оборачивается на звук, не замечая, что они уже прибыли по месту назначения, а Билл и вовсе уже успел покинуть авто, не понимая, почему Уайт все еще не шелохнулась со своего места. Кивком головы указывая в сторону дома, парень ждет, пока она расправится с ремнем безопасности и вылезет из машины.
      Стаскивая в прихожей кеды и наклоняясь, чтобы закинуть их в дальний угол, Эми слегка ведет в сторону от головокружения из-за голода и отсутствия нормального сна, поэтому к уже знакомому ей дивану она добирается практически не отходя от стены.
      - Найди что-нибудь в холодильнике и поешь, - командует ей Каулитц, поднимаясь по лестнице в свою комнату. – Выглядишь ужасно.
      Грузно усаживаясь на конец дивана и откидывая голову на его спинку, девушка потирает закрытые глаза и медленно втягивает носом воздух.
      - Обойдусь, - бубнит ему в след она, - без ваших команд и никому не интересных оценивающих комментариев.
      Тишина в ответ. Скорее всего он ее даже и не слышит.
      Дальнейшая картина складывается слишком резкой, хотя возможно ей так только кажется, потому что Эмили просто, не желая того, задремала.
      Гудок автомобиля.
      - Твою маааать, - первое, что слышит девушка и от чего нехотя возвращается в реальность.
      Еще один гудок. Билл, видимо только покинув душ, быстро семенит ногами, спускаясь по лестнице и торопливо завязывая шнурок на поясе черных спортивных штанов.
      - Эмили, - переходит на шепот парень, подбегая к ней. – Эмили, вставай! – он трясет ее за плечи. – Живо! В мою комнату. Первая дверь налево.
      - Что?.. – только она успевает открыть глаза и сфокусировать взгляд на Каулитце, как он хватает ее за локти и рывком поднимает девушку на себя. – Билл!.. – хотела было начать возмущаться она, но только с ее губ слетает последняя буква его имени, он резко закрывает рот Уайт ладонью и прикладывает указательный палец к своим губам, показывая, чтобы она молчала.
      - Тихо! – шипит он. – Ни звука! Быстро! Наверх! – он толкает ее в сторону лестницы, от чего она едва не спотыкается и не летит головой в перила. – Иди!
      Еще три нетерпеливых гудка. Каулитц хватает со стола в прихожей свои ключи от автомобиля и выскакивает из дома.
      Эми ничего не понимает, но автоматически следует инструкциям и, собирая последние остатки сил, как можно скорее поднимается по лестнице и заходит в комнату Билла, тихонечко прикрывая дверь. С первого этажа она отчетливо слышит первым делом женский голос. «Неужели Ребекка?» - вспыхивает как лампочка мысль у нее в голове и тут же гаснет. Появляется второй голос, мужской, причем явно не его брата.
      - А Томас где? – мужской голос становится более отчетливым, что позволяет девушке сделать вывод о том, что его обладатель поднялся на второй этаж.
      Возникшее из ниоткуда ощущение, что она тайком пробралась в дом и вот-вот окажется в этом уличенной, выплескивает по венам адреналин. В поисках путей отступления взгляд девушки цепляется за еще одну дверь в комнате, за которую она торопливо юркает, также стараясь нешумно прикрыть ее за собой.
      - Ну уж точно не в моей комнате, пап, - недовольно тянет Билл. – Вот если бы вы позвонили и сообщили нам, что возвращаетесь раньше срока, то мы бы непременно встретили вас с мамой как полагается.
      - Да что вы говорите, - ухмыляется в ответ, как выяснилось, его отец. – Если бы ты вел себя, как полагается, мне бы не звонил отец Ребекки и не жаловался на тебя, что у тебя дома ночуют какие-то непонятные девушки. Что у вас с Бекки происходит?
      - Папа! – вскрикивает Билл. – Ну хватит! Ты еще под кроватью посмотри и за шторкой! Нет тут никого! Ты что, больше веришь словам чужой тебе истерички, чем собственного сына?
      В комнате, где они находятся, повисает неловкая тишина. Эмили стоит за тоненькой дверью и обеими ладонями закрывает собственный рот, чтобы не дай бог не издать ни звука. Она даже старается дышать медленнее, чтобы сбавить ритм сердца, колотящегося у нее в ушах диким грохотом. Не потому, что не хочет подставлять Билла, а потому, что ей и самой как-то не хочется пересекаться сейчас с главой семейства, который был выдернут с отпуска и вряд ли находился в хорошем расположении духа. Хотя и при любом другом раскладе он явно бы ей не обрадовался.
      - Бекки может слегка и капризная, но она нам не чужая, - отчеканивает отец. – Ты же прекрасно знаешь, как много зависит от ваших с ней отношений.
      - Я помню, пап, - с ноткой недовольства говорит Каулитц. – Мы просто с ней немного поругались, вот и все. А она уже напридумывала всякого. Мне жаль, что из-за ее больной фантазии вам пришлось вернуться. Я с ней обязательно поговорю. Пошли вниз?
      И снова тишина. «Господи, еще немного и я упаду в обморок», - девушке становилось все сложнее твердо держаться на ногах.
      - Тебе бы порядок тут навести, - отец видимо еще раз оглядел комнату, - также как и в отношениях.
      - Обязательно, - поторопился согласиться Билл. – Я сейчас оденусь и спущусь к вам, - намекнул он уже второй раз, что папе тут делать больше нечего.
      Отдаляющиеся шаги и хлопок закрывающейся за мужчиной двери. Шумный судорожный вдох. Какой кошмар. И куда она опять вляпалась. Выдох.
      Билл открывает дверь и их взгляды встречаются: ее – немного испуганный, его – задумчивый и слегка рассерженный.
      - Как?.. – в горле у Эмили все пересохло и она еле сдерживается, чтобы не закашлять. – Как мне теперь уйти? – тихо шепчет она вопрос, актуальный для них обоих.
      Каулитц заходит внутрь гардеробной, в которой все это время пряталась девушка, которая по размерам не уступает комнате. Они стоят друг напротив друга, каждый опирается спиной на стену. Она выжидающе смотрит на его губы, которые сейчас должны произнести решение всей этой неожиданно нарисовавшейся проблемы. Он потирает ладонями свое лицо, запрокидывая голову, и зависает.
      - Никак, к нашему сожалению, - словно вердикт шепчет он. – Пока отец дома и пока он не уснет, ты останешься здесь.
      Эти слова словно тяжеленная штанга опускаются на плечи Уайт, вес которой она не выдерживает и медленно оседает на пол.