Flame of empty eyes / Пламя пустых глаз 45

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Эмили/Билл, Кира/Том, Том Каулитц, Билл Каулитц
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Даркфик, Hurt/comfort, Учебные заведения, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 95 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он кусал ее губы, больно и одновременно приятно, играл с ее языком, так неуверенно двигающимся в ответ, негромко постанывал, запуская пальцы в ее волосы и прижимая ее к себе еще ближе. Это была магия, волшебный шар. И он лопнул в ту секунду, когда его свободная ладонь попыталась задрать ее кофту.
Ее потряхивало, а на губах все еще чувствовался его напор. Она готова была провалиться под землю за это. Ее первый поцелуй был не с тем человеком.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я слабо пока представляю, что выйдет из этого, так что не обещаю вам работу до мурашек, но буду очень стараться)
Попытаюсь представить Кау в образе обычных студентов, а то они у меня все звезды, пора расширять сознание)

Глава 4. Вызов принят

6 июля 2014, 22:42
      Мутно-серые облака затянули голубое небо, ветер неприятными порывами поддувал в спину Эмили. Девушка тащила огромный пакет с продуктами из супермаркета, попеременно перекидывая его из одной руки в другую. В голове она примерно прикидывала объем работы по дому, слегка улыбаясь, радуясь, что теперь не придется сидеть взаперти в своей комнате весь день. В те дни, когда пьянка родителей затягивалась, ей было страшно выйти даже в туалет, не то, чтобы пройти на кухню поесть. Она закупала в магазине себе различные фастфуды, чипсы и соки, чтобы не загнуться с голода, а до туалета добиралась только утром, когда алкашье расходилось или засыпало.
      Отперев дверь, Эмили осторожно зашла внутрь квартиры и торопливо глянула на обувь в прихожей. Мужских ботинок не было, значит отец еще не вернулся. Приятная новость, как печально бы это не звучало. В квартире было тихо, было слышно даже, как тикают часы на кухне. Спокойно выдохнув, девушка поставила пакет на пол и прошла в свою комнату. Положив сумку на стул, она быстро переоделась и вышла обратно.
      Мама спала все в той же позе, лишь поглубже закуталась в плед. Из-за распахнутых по всей квартире окон по полу тянул прохладный сквозняк, наполняя квартиру свежим воздухом. Эми прикрыла дверь в родительскую спальню и, осторожно перешагивая через встречавшийся по пути мусор, вышла на кухню. В черный мусорный пакет летели бутылки, содержимое пепельниц, пустые пачки из-под пиццы, сигарет, презервативов, недоеденные остатки в тарелках. Девушка уже даже не морщилась при виде всего этого, научилась просто безразлично собирать и утилизировать.
      - Ты уже дома? – сонно пробормотала мама, проходя на кухню.
      - Как ты себя чувствуешь? Как губа? – поинтересовалась девушка, отвлекаясь от мытья посуды и мельком глядя на женщину.
      - Все нормально, - ответ был каким-то подавленным, глухим.
      Понятное дело, все было не нормально, но Эмили никогда не давила на мать, не выпытывала интересующие ее ответы, просто ждала, когда ее накроет желание всем поделиться самой.
      - Сделаю сейчас нам чаю, - отвлеченно сказала дочь, вытирая руки о шорты и подозрительно косясь на кухонное полотенце.
      Стирать его наверно было уже бесполезно, проще выкинуть. Оказывается у них в доме немало посуды, странно. Она никогда не обращала на это внимания.
      - Давай помогу, - женщина вынула из сушилки две большие кружки и кинула в них два чайных пакетика. – Тебе же три ложки сахара, верно?
      Эмили пересеклась с ней взглядом и на секунду задумалась. Вообще, она не любила сахар, максимум добавляла ложку, чтобы дешевый чай не отдавал горечью. И конечно, это мелочь, помнить такие вещи совсем не обязательно, но три ложки…Взгляд матери был такой скорбящий, отдающий жалкой надеждой, что разочаровать ее, сказав, что она опять все перепутала, было бы низко и подло.
      - Да, спасибо, - отвернувшись, чтобы не выдать свою ложь, Эми продолжила составлять тарелки в шкаф над раковиной. - Я там печенье купила, в холодильнике.
      На кухне стояла тишина, странная, какая-то неуместная. Вроде мать и дочь, ну по биологическим-то связям точно, а поговорить не о чем. Эмили сделала глоток своего приторного чая и поморщилась. Отчего-то нашла мысль, что эта женщина совершенно не знает своего ребенка. Вот так вот просто, потому что не знает, сколько сахара она любит.
      - Как дела на учебе? – мягко спросила мама, вытягивая из целлофанового пакета печенье.
      Девушка потупила взгляд на колени, вспоминая сегодняшнюю ситуацию на экзамене, а после перевела взгляд в распахнутое окно, на рамах которого потрескалась белая краска.
      - Все как всегда, - она старалась выдержать голос уверенным. – Что приготовим сегодня на ужин?
      Мама безразлично пожала плечами и потянулась за следующим печеньем, на кухне вновь воцарилась неуютная тишина. Эми вспомнила о предложенных шестистах долларах от Каулитца и задумчиво вздохнула. Ей всего-то требуется перебороть себя и потерпеть его пару дней. Но как-то она слабовато представляла свое репетиторство с ним, ведь раньше она таким не занималась. Выйдет ли у нее это? Как определить, какой подход к нему нужен? Где они будут заниматься и в какое время? Столько вопросов за пару минут вынудили Эмили нахмуриться.
      - Эй! – мама коснулась ладони дочери, а она, испугавшись, одернула руку со стола. – Говорю, может суп? Помнишь, в детстве, ты любила с капустой.
      - Если честно, - слишком резко начала девушка, но вовремя взяв эмоции под контроль, сменила тон, - было бы супер. Приготовишь?
      Она постаралась улыбнуться, но губы лишь слегка дрогнули, как ухмылка. «Терпеть не могу этот суп», - мысленно простонала она, прикусывая нижнюю губу. Когда все деньги были слиты на алкоголь, мама готовила пустую капустную похлебку. Малышке Эми приходилось ее есть, другой еды в доме попросту не было. Теперь она просто ненавидела капусту в любом виде.
      - Хорошо, - глаза матери радостно загорелись слабым огоньком от того, что она может быть чем-то полезна.
      Вот ради этого Эмили готова была есть капустный суп и пить сладкий-сладкий чай. Это делало мать чуточку счастливее, радостнее, остальное дочь сможет пережить. Глупо наверно, стараясь угодить матери, она полностью забывала про свои желания.
      - Пока ты готовишь, я отдохну у себя, ладно? – непонятно зачем, спросила она, вставая из-за стола и допивая теплый чай.
      Мама кивнула и проводила дочь с улыбкой на лице.
      - Конечно, отдыхай. Ты же с экзамена, - уже на подходе к своей комнатенке услышала Эмили.
      Ну да, экзамен сегодня выдался крайне «сложным». Учеба, учеба, учеба. Куда ни глянь, в жизни Эмили либо домашнее заточение, либо уроки. Настолько скучно и однообразно, что ей самой становилось тошно от своей жизни. Сбежать бы куда-нибудь от всего, вот только куда? Ни денег, ни знакомых толком. Замкнутый круг.
      В сумке заиграл телефон, отвлекая девушку от депрессивных мыслей.
      - Да? – неуверенно ответила она, натыкаясь взглядом на салфетку с адресом почты Билла и шоколадку.
      - Эми, дорогая, - звонко отдался эхом в голове голос Киры, - чем ты занимаешься?
      - Отдыхаю, - Эмили вытянула вещи на стол и, кинув сумку на пол, уселась на стул. – А что?
      - Слу-у-ушай, - протянула подруга, - мои родаки укатили на ночь к тетке, я хочу устроить что-то типа девичника. Приходи давай, развейся.
      - Кир, - Эми замялась, не зная, какое оправдание себе придумать, - ты же знаешь, что я хорошо общаюсь только с тобой и…
      - Ну Эми-и-и-и, - захныкала в трубку она; запрещенный прием, теперь придется соглашаться.
      - Я подумаю, хорошо? – сдалась девушка, прикрывая глаза и потирая переносицу. – Но ничего не обещаю.
      - Да-да, супер, - затараторила довольно она, - начало в 8. Сама доберешься или тебя забрать?
      - Сама, не переживай, - согласилась Эмили, хотя еще и не пообещала прийти.
      - Буду ждать, целую, - и Кира разъединилась.
      Из нее вышел бы отличный торговый представитель или менеджер: она продаст вам самую ненужную вещь и умело представит дерьмо в виде конфетки. Эми кинула телефон на подушку и включила компьютер. Полазив в группах и не наткнувшись ни на что интересное, ее взгляд, в который раз, упал на помятую салфетку. Она прикрыла бумажку какой-то тетрадкой и потянулась за шоколадкой, распечатывая сладость и кладя дольку в рот. Молочный шоколад приятно таял во рту, даря какую-то детскую радость, что ли. Все-таки приятная компенсация за причиненный ущерб.
      Телефон оповестил о пришедшем сообщении. «Да кому что от меня надо сегодня?» - угрюмо подумала девушка и, закинув в рот еще дольку, плюхнулась на кровать.
      «Привет. Кое-как достал твой номер. Ты, оказывается, не так популярна. Успокоилась уже?»
      - Какого… - прошептала Эмили и резко села.
      Как Билл узнал ее номер? Ну конечно, Кира постаралась, по-любому, не иначе. Чертова девица, а.
      «Нет! И на любые последующие вопросы тоже - нет».
      Коротко и ясно. Только что отказалась от таких денег, эх. Ну что уж поделать.
      «Может хватит строить из себя неприступную стерву? Бесит».
      Так вот он какого мнения о ней. «Что ж Каулитц, считай как тебе удобно, мне до этого дела нет», - фыркнула она и задумалась, что же ответить на его сообщение.
      «Может хватит мне надоедать со своими проблемами? Бесит».
      Ухмыльнувшись, Эмили откинулась на подушки и принялась ждать воинственного ответа, но на экране входящего звонка внезапно высветился тот же номер. Вот этого она никак не ожидала, на разговор с ним у нее смелости не хватит в таком же духе. Пару раз сбросив звонок, она удивилась, что Билл так быстро сдался.
      «Поверь, я добиваюсь того, что мне нужно».
      Такая самоуверенность сначала рассмешила Эми, а потом отчего-то ее это стало безмерно раздражать. Значит, у нее нет никакой силы воли, и она сдастся под его напором? Это в какой параллельной вселенной должно произойти? Зря, ой зря он ей это написал. Теперь ей не было жалко тех потерянных денег, ведь это стало стоимостью ее гордости и уверенности в самой себе.
      «Ну-ну».
      В дверь негромко постучали.
      - Эмили, - мама приоткрыла незапертую дверь, - суп готов. Пойдем?
      - Иду, мам, - улыбаясь самой себе, девушка оставила телефон на подушках и пошла ужинать.
      Впервые за долгое время ее апатичное настроение сменилось хоть какой-то другой эмоцией. Она так редко кому-то противостояла, даже матери, а теперь ощущала себя такой решительной, такой сильной и такой довольной, что появилось адекватное желание сходить вечером и на вечеринку Киры. Заодно отругает ее, что дала номер этому придурку. А день, оказывается, не такой уж плохой. Пока что.