Flame of empty eyes / Пламя пустых глаз 44

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Tokio Hotel

Пэйринг и персонажи:
Эмили/Билл, Кира/Том, Том Каулитц, Билл Каулитц
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Повседневность, Даркфик, Hurt/comfort, Учебные заведения, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 95 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он кусал ее губы, больно и одновременно приятно, играл с ее языком, так неуверенно двигающимся в ответ, негромко постанывал, запуская пальцы в ее волосы и прижимая ее к себе еще ближе. Это была магия, волшебный шар. И он лопнул в ту секунду, когда его свободная ладонь попыталась задрать ее кофту.
Ее потряхивало, а на губах все еще чувствовался его напор. Она готова была провалиться под землю за это. Ее первый поцелуй был не с тем человеком.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я слабо пока представляю, что выйдет из этого, так что не обещаю вам работу до мурашек, но буду очень стараться)
Попытаюсь представить Кау в образе обычных студентов, а то они у меня все звезды, пора расширять сознание)

Глава 13. Принципы

11 сентября 2014, 17:32
      Плед, нагретый теплом тела девушки, соскользнул и, шелестя, скатился на пол. Эмили сквозь сон поежилась и повернулась на другой бок, поджимая колени ближе к груди, чтобы сохранить ту приятную уютную теплоту, так быстро ее покидающую. Потревоженная, она чуть приоткрыла глаза и уткнулась туманным взглядом в обивку темно-красного бархатного дивана, задумчиво разглядывая ее и пытаясь сообразить, что не так. «Ты же в гостях спать завалилась, как дома, дурная!» - прокричало ее подсознание, вынуждая девушку резко сесть, словно она оказалась на нагретой докрасна сковороде.
      - Кира? – прочистив горло, окликнула она подругу, приглаживая растрепанные после недолгого сна волосы. – Ты где?
      Вопросы так и не дошли до их адресата, сталкиваясь с глухой тишиной. Эми настороженно нахмурилась и встала, тут же хватаясь за голову и падая обратно на диван. Организм так и не успел окончательно отдохнуть и набраться сил за такой короткий период отдыха, и из-за этого в голове по-прежнему витал туман и неразбериха. Но она поспала спокойно хоть сколько-то, а это уже лучше, чем ничего.
      «Неужели она ушла гулять, оставив меня здесь?» - девушка потянулась к своему телефону на столике, чтобы узнать об этом у подруги. Из-под мобильного выпал небольшой клочок бумаги с мелким почерком Киры, отсекая необходимость звонить ей:
      «Милая, я решила не тревожить твой сон. Ушла надолго, так что, когда будете уходить, просто захлопните дверь. Целую».
      Эми пробежала глазами по строкам еще раз, пытаясь вникнуть, с кем это она должна уходить, учитывая, что дома она совсем одна. Списав эти описки на то, что подруга просто торопилась на свидание к своему ненаглядному Тому, Уайт томно потянулась и решила здесь больше не засиживаться. Все-таки некомфортно было находиться в огромном доме одной, без хозяйки.
      Подняв с пола плед и аккуратно его сложив, Эмили разгладила на себе слегка помятую одежду и, оглядевшись, не забыла ли она чего из своих вещей, направилась в коридор к шкафу с верхней одеждой. В замке входной двери послышалась возня; Уайт решила, что Кира как всегда что-то забыла и решила вернуться. Эми уже успела накинуть куртку, а дверь все никак не открывали, только по-прежнему тщетно ковырялись в замке.
      - Ты что, забыла, как открываются двери? – улыбаясь, спросила девушка, повернула защелку и потянула дверь на себя.
      Улыбка в один миг сползла с ее лица, а глаза удивленно расширились, когда она пересеклась взглядом с Биллом, стоящим за порогом. Она открыла рот, силясь что-то сказать, но слова будто застряли в горле.
      - Привет, - спокойно поздоровался парень, убирая ключи в карман. – А я вовремя.
      - Что ты здесь забыл? – на выдохе спросила осевшим голосом Эмили, наконец-таки, моргнув.
      Кого-кого, но его она ожидала увидеть здесь меньше всего на свете.
      - Надо поговорить, - все тем же невозмутимым тоном ответил Билл, делая шаг внутрь и слегка касаясь плечом девушки.
      Ее словно окатило холодной водой, вызывая шквал эмоций; Уайт еще сильнее сжала ручку двери, которую до сих пор не отпустила. Щеки вспыхнули румянцем, а в ушах она отчетливо услышала, как пульсирует ее кровь, разгоняемая учащенным сердцебиением. Она мысленно поблагодарила Бога за то, что Каулитц сейчас видит только ее спину.
      - У нас нет ни одной общей темы для разговоров, - собравшись с силами, но так и не повернувшись к нему лицом, сказала Эмили, услышав, как он расстегнул свою куртку.
      - Я бы поспорил с тобой на этот счет, - ухмыльнулся парень, проходя в гостиную. – Ты так и будешь там стоять?
      Девушку до безумия раздражал его этот нахальный тон, словно он центр вселенной и все крутится только вокруг него. Она облизнула губы, глубоко вздохнула и заперла дверь. Он для нее был словно черным котом, приносящим одни неприятности, и которого она бы с превеликим удовольствием обходила бы за три улицы. И она уже понимала, кого стоит благодарить за это неслучайное стечение обстоятельств – Киру. Вот что означало ее «будете» и «захлопните» в записке, значит это ее рук дело.
      Скрестив руки на груди, Эми зашагала обратно в комнату, где ее ждал какой-то диалог с Биллом. Она даже не понимала, какая из эмоций сейчас брала верх: досада, от того что подруга поступила так, даже не спросив ее; страх от неизвестной темы беседы с Каулитцем или раздражительность из-за легкой головной боли.
      Парень сидел на том самом диване, где совсем недавно проснулась Уайт, и копался в телефоне. Она застыла на полпути, нелепо уставившись на его сосредоточенный профиль. Он выглядел слегка измотанным и усталым, но это ни капли не мешало ему быть все тем же писаным красавцем. Крашенные светлые волосы были зачесаны назад, двухдневная щетина делала его еще мужественнее и привлекательнее, а в губе попеременно сверкал коварный манящий пирсинг. Ох уж эти губы, ставшие персональным кошмаром девушки. Будь они прокляты.
      Билл откинулся на спинку дивана, заставив Эмили вздрогнуть. Многотонная неловкость за это нескромное разглядывание его лица едва не вынудили ее вновь вспыхнуть румянцем; она, наконец, закончила свое шествие и уселась на другом конце дивана, уставившись перед собой.
      - О чем желаешь поговорить: о погоде, о научных достижениях Америки или о политической ситуации в Афганистане? – не без ехидства поинтересовалась Уайт.
      Ее до чертиков пугала только одна тема, и она поклялась себе, если он заикнется о том несчастном поцелуе, то она встанет и уйдет. Хватит ей и одной бессонной ночи. Краем глаза она все-таки невольно продолжала разглядывать парня: вызывающая черная кожаная куртка с металлическими клепками и множеством застежек, которые негромко позвякивали при каждом его движении, под ней светлая футболка с ярко-красной надписью и замысловатым изображением ниже, худые длинные ноги обтягивали обычные темно-синие джинсы. В целом его внешний вид так и приковывал к себе внимание, чего стоили только одни татуировки на руках.
      - Да ты не лишена юмора, я смотрю, - хмыкнул Билл, убирая телефон в карман. – Завтра пересдача, а ты единственная можешь подготовить меня за такие сроки.
      Эмили опешила, открыто и удивленно посмотрев на него, но все же вздохнула облегченно.
      - Ты просишь, чтобы я опять бесполезно проводила время с тобой? Хм, дай-ка подумать, – поджав губы и сделав делано задумчивый вид, сказала девушка. – Нет, спасибо.
      Билл закатил глаза и помотал головой, будто она только что сказала величайшую чушь на свете. Как только в таком красивом парне накопилось столько этого слащавого самолюбия. Не будь Эми девушкой, она бы с огромным наслаждением влепила ему по красивому аккуратненькому носику.
      - Это не просьба, - выдержав некую паузу начал он, - а деловое предложение. Ты занимаешься со мной всю ночь, я сдаю экзамен завтра и у тебя в кармане обещанные 600 баксов.
      Она молча разглядывала его лицо, с сомнением переваривая его предложение. Нет, все идеально, эта схема ей привычна: ее время = деньги, и в любом другом случае она уже бы давным-давно согласилась, но отчего-то Биллу она не могла сказать это заветное «согласна». То ли его надменность отвергали ее обычное безразличие в таких делах, то ли ее гордость мешала цинично рассуждать, а, может, и их поцелуй смазывал всю картину в общем. Поди, разберись теперь, что к чему.
      - Ты считаешь, что мне твои деньги нужнее, чем тебе моя помощь? – неуверенно спросила девушка, хмурясь.
      Обычно она никогда не пересекалась со своими заказчиками, также как никогда не соглашалась на репетиторство, и оттого она не видела их реакций, не знала, чем они живут, чем занимаются, пока она решает для них задачи или пишет рефераты. Ее не задевали их привычки, манеры, жизненные устои – ей было плевать. Но не сейчас.
      - Я думаю, что это в равной степени взаимовыгодно, - подозрительно и слегка недовольно сощурив глаза, ответил Билл.
      - Поверь мне, - иронично вздохнула Эмили, - я знала, от чего отказывалась, когда сказала, что не буду с тобой больше заниматься. Твои деньги не лишают меня ничего. А вот моя помощь тебе ох как нужна. Как ты там сказал недавно? «Я единственная, кто может подготовить тебя в такие сроки».
      - Что ты от меня хочешь, м? – неожиданно для нее вскрикнул он, резко вставая с дивана и делая пару шагов вперед. – Чтобы я льстил тебе о том, какая ты одаренная? Чтобы я жалостью вымаливал у тебя помощи? Что? Ты скажи, что?
      Каулитц завелся не на шутку. Он стоял спиной к удивленной девушке, и она не могла видеть, как от злости раздуваются его ноздри, как он сжимает зубы, от чего на его скулах играли желваки, как он нервно покусывает свои губы.
      - Я хочу, чтобы ты перестал хитрить и манипулировать и просто попросил меня об услуге, - ее спокойный голос после его гневных вопросов прозвучал прямо-таки ангельски.
      В целом, она понимала, что это для него значит. Попросить. Такой как он не просит, он покупает. Весь казус только в том, что ей нужно совсем другое. Единственный вопрос, который мучил ее и пока так и не нашел ответа: «Зачем я только с ним вожусь?».
      - Хорошо, - выдавил он из себя.
      - Что? – не расслышала Эмили.
      - Хорошо! – он повернулся к ней лицом. – Подготовь меня к экзамену, - раздраженно произнес он, - пожалуйста.
      Уайт едва заметно улыбнулась и встала.
      - Можно было не вкладывать столько ехидства, - девушка застегнула на себе куртку, - но для первого раза и так сойдет.
      Закончив фразу, Эми развернулась и пошла надевать обувь, практически ощущая, как Билл мысленно расчленяет ее на множество крошечных кусочков. Эта их беседа как-то успокоила ее волнения и переживания, ей стало куда легче дышать рядом с ним.
      - Ты так и будешь там стоять? – передразнила его же фразой она, прежде чем торопливо покинуть дом.
      Девушка чувствовала легкий кураж, эту небольшую власть над ним, и если она перестарается, кто его знает, до чего это все может дойти. Если и играть с огнем, то очень и очень аккуратно.