Мастер Иллюзий 3266

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Люциус Малфой/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Групповой секс, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 653 страницы, 49 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от YonMoun
«Мои аплодисменты автору!» от Akva1
«Люблю всем сердцем» от Хельгасик
«Спасибо за Тигрёнка)» от Zhuzhe4ka
«Лучший на фэндоме! » от Feva
«Любимейший шедевр!!!» от Ketsunne
«За огромный труд!» от le57plys
«Выше всяких похвал! » от Krisrain
«Это просто шедевр! » от Awesome Eksi
«Отличная работа!» от 282286ac
... и еще 50 наград
Описание:
Мастера Иллюзий не рождались уже три столетия, о таком виде волшебства просто забыли. Как же получилось так, что загнанному в тесные рамки Героя, мальчишке, жизнь среди цирковых артистов нравится больше, чем слава Избранного, а найденные в потайных уголках чужих библиотек книги с подозрительными заклятиями, больше чем «одобренные» Министерством. Ну, а в остальном, как обычно - страсть, любовь и… интрига. Шляпа ведь – была права.

Посвящение:
Вам всем посвящается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читателей, которых шокируют тройнички, просьба - не читать!
Отказ: Взяли поиграть и вернули обратно. А так, нас тут вообще не стояло.
Иллюстрации к фику - авторы: Тень Севера, Теххи. Автор коллажа-заставки - ДавыдоФФ.

Глава 4. Странностей полон дом.

18 мая 2012, 04:47
Солнечный лучик, пробравшись мимо неплотно задёрнутого бархатного полога к изголовью шикарной кровати, пробежался по разметавшимся в беспорядке платиновым волосам и игриво перепрыгнул на сомкнутые веки мужчины. Несколько долгих минут его «хулиганство» оставалось не замеченным спящим. Но лучик не собирался так просто сдаваться и продолжал упорно светить в глаза лорда Малфоя. И вот, наконец, его шалость увенчалась успехом. Люциус блаженно потянулся всем телом, ощущая полное удовлетворение и приятную боль в мышцах. На лице его расцвела довольная улыбка. В голове проносились события прошедшей ночи: «Мерлин! Как хорошо-то! Какой мальчик! Я чуть не умер от наслаждения!»
Понежившись ещё немного, блондин открыл серо-стальные глаза и повернулся на правый бок. Видения этой ночи вновь вызвали всплеск желания. Внезапно его улыбка померкла. Ставший внимательным и цепким взгляд обежал комнату и вновь вернулся к смятым простыням на правой половине кровати. В спальне никого не было. Резко сев в постели, он слегка поморщился от боли в местах укусов и царапин, оставленных ему «на память» мальчишкой. Не стесняясь своей наготы, мужчина невербально призвал свою палочку, закатившуюся вчера под кровать и наложил на спальню Поисковое и Определяющее ауру заклинания. Подождал. Ничего не происходило. Малфой вновь повторил заклятия. И вновь его постигла неудача.
- Да что же это такое? Мордред его подери! – опытный тёмный маг великолепно понимал, что не может живой человек не оставить следов. Это просто невозможно! Что-то – волос, частички кожи, сперма – обязательно должны были остаться, но заклинание ничего не смогло обнаружить. Мало того! В спальне вообще отсутствовали следы чьей-либо ауры, кроме его собственной.
- Этого просто не может быть! Не могло же мне всё присниться?! – он отчётливо помнил пойманного в коридоре хрупкого мальчишку с необыкновенными, постоянно меняющими оттенок, зелёными глазищами, которого он принял за шлюху из элитного магического борделя мадам Жизели.
Тогда Люциус всего лишь хотел «выпустить пар» после свинского поведения Северуса. Ну, ещё бы! Довести любовника до грани, а потом так по-хамски бросить мучиться от неудовлетворённого желания в доме, полном шлюх – пусть и не надеется, что Люциус после этого будет блюсти целибат! Но потом близость с этим юношей оказалась просто… раем, в который, признаться, он давно перестал верить. Подобное до этого он испытывал только с Севом, да и то, когда они сами были ещё восторженными юношами. Нет, Люциус по-настоящему любил Северуса, просто в последние годы их близость приобрела какую-то воинствующую форму. Они как будто постоянно боролись между собой за главенствующее положение, из их отношений всё больше уходила нежность. Возможно, они слишком многое повидали на службе у Тёмного лорда и их души очерствели, а может быть, они были слишком похожими людьми – хитрыми и коварными слизеринцами, которым легче заавадить человека, чем показать друг другу свои истинные чувства. И в то же время ни один из них не сомневался, что, случись необходимость, друг-любовник отдаст за него свою жизнь и кровь до последней капли. Люцу невольно вспомнилось предсказание одной гадалки, к которой они когда-то, смеха ради, подошли на Стамбульском базаре. Тогда они встречались первый год и верили в идеалы чистокровности, проповедуемые Лордом. Будущее казалось безоблачным и ясным. Конечно, он знал, что отец не позволит ему жениться на нищем полукровке. Брачный (разумеется, не магический – Малфои всегда оставляют себе лазейку для возможного отступления на более выгодные позиции) контракт с семейством Блэков был уже подписан, и свадьба с Нарциссой должна была состояться через месяц. Но Сева это не волновало: Нарси была лишь будущим союзником и другом для Люца, не больше, а он – его парой на всю жизнь. Так вот, в пыльном полутёмном шатре старуха-цыганка сказала им странную фразу: «У единого целого не всегда только две половинки». Тогда они просто рассмеялись, но предсказание оказалось пророческим. Им двоим, как будто не хватало… кого-то, кто привнёс бы в их отношения романтизм, упорно подавляемый в себе осторожными слизеринцами.
Люц решительно помотал головой:
- Тьфу ты! Что за сентиментальщина лезет в голову! Хотя… случай всё же странный. Ну, не пригрезился же мне этот юноша.
Прекрасное настроение, с которым он проснулся, несколько потускнело. Исчезнувший мальчишка чем-то «зацепил» аристократа и тот поклялся себе, что обязательно найдёт его. Впрочем, это не должно было занять много времени. Необходимо всего лишь узнать у Мадам, кто из её «птенчиков» обслуживал вечеринку Пожирателей в Малфой-Меноре и найти так приглянувшегося красавчика. Внезапно Люц вспомнил о Северусе, и в глубине души заскреблось чувство вины перед другом и любовником. Лорд Малфой ведь прекрасно понимал, что его интерес к зеленоглазому «тигрёнку» выходит за рамки обычного удовольствия от хорошего траха. «Вон ведь как располосовал мне ногтями бедро! - усмехнулся он воспоминаниям. - Страстный чертёнок!»
Задавив в себе прорезавшуюся вдруг совесть, Люциус отправился в душ. Залечив Заживляющим заклинанием следы царапин и укусов, он привел себя в порядок, оделся, позавтракал и отправился выполнять кое-какие поручения Лорда. Визит к хозяйке элитного борделя вполне мог подождать. Не к лицу аристократу проявлять явные признаки нетерпения.
Деловые визиты заняли больше времени, чем он рассчитывал, к тому же пришлось ещё зайти в Гринготс и проверить фамильные счета. Результат этого визита был вполне предсказуем, но, тем не менее, вызывал глухое раздражение, которое аристократ весьма удачно скрыл за мощным ментальным блоком. Для Люциуса не было секретом, что, несмотря на его удачные финансовые вложения в магические и маггловские предприятия, и значительность получаемой с них прибыли, счёт в банке продолжает неукротимо уменьшаться. На лице блондина на мгновение промелькнула циничная усмешка. Предоставленный его отцом Тёмному лорду карт-бланш на использование всех счетов Малфоев за долгие годы помог последнему выкачать не один миллион галлеонов из хранилищ древнего чистокровного семейства. И Люц великолепно знал, что в таком положении оказался не он один. Вон, Нотты вынуждены были заложить гоблинам свой городской особняк, чтобы хоть как-то рассчитаться с долгами.
«Мда-а, какими же наивными дураками мы были двадцать лет назад, что не заметили банальной жадности и жажды власти за всеми красивыми словами и патетическими речами нашего кумира. Хотя, впрочем, жажду власти мы с ним как раз разделяли. Нам хотелось уйти из-под власти наших отцов, возвыситься во Внутреннем Круге Тёмного лорда. И к чему это нас привело? Если б можно было всё исправить… Да-а… но и путь Северуса – это не выход. Он ежеминутно рискует своей жизнью в резиденции Лорда, а «чистенькие» Светлые маги из этого их Ордена Феникса поглядывают на него свысока, всегда готовые пожертвовать бывшим Пожирателем (ради высшей цели, разумеется). Послать бы и тех и других к Мордреду и его склочной матушке! Да нельзя – без денег и с семьёй за плечами шансов спастись не будет. И Сев никак не хочет выходить из-под контроля старого маразматика. Ситуация просто патовая. Хозяин с каждым днём всё больше теряет разум, а его светлый оппонент уже стар и совершает непростительные ошибки, за которые расплачиваться приходится его последователям. Вот, мантикора всё раздери, мысли в голову лезут! Так и самому с ума сойти недолго. Всё! Сейчас надо возвращаться в поместье – поздно уже, Северус, наверное, ждёт, а завтра, когда он уйдёт, побеседую с мадам Жизелью», - и приободрённый этим решением Люциус аппарировал в Малфой-Менор.

Северус на самом деле уже ждал его, расположившись в самом любимом кресле лорда Малфоя в библиотеке. Небрежно сброшенная летняя мантия лежала на столе, белая рубашка была расстёгнута, а её рукава закатаны до локтей, лицо хранило умиротворённое выражение. Как будто не он оставил вчера любимого умирать от неудовлетворённого желания. Его расслабленный вид вызвал у Люциуса привычную тёплую волну внизу живота и опять-таки привычное желание обладать этим, таким любимым, человеком. Вот только он великолепно знал, насколько обманчива эта расслабленная поза. Высокий, худощавый, черноволосый мужчина с некрасивым на первый взгляд лицом и пронзительным взглядом антрацитовых глаз был быстр и ловок, как ядовитая змея. И приблизительно также безобиден. Двадцать лет назад, когда Люц, наследник благородного чистокровного рода Малфоев, к тому времени уже четыре года как окончивший Хогвардс, случайно встретил бывшего полукровку-второкурсника, которого когда-то защищал в школе, его словно молнией ударило. Казалось бы, ничего особенного: это был высокий, худой, с резкими чертами лица шестнадцатилетний юноша, и тем не менее, у красавца аристократа просто «крышу срывало» напрочь от одного его присутствия. От его немного язвительных, умных ответов. От их бесед и споров. От сопровождающего его чуть горьковатого запаха полыни и мяты. Три месяца ушло у Люциуса на то, чтобы «приручить» вечно настороженного и готового кинуться в бой со всем миром парня. Зато потом, когда маггловские предрассудки Северуса были отброшены, и они, наконец-то, были вместе… м-м-м… лорд Малфой до сих пор с наслаждением вспоминал то время, когда Сев боготворил своего старшего партнёра. А потом юноша вырос и превратился в умного, жёсткого мужчину с инстинктивно-врождёнными замашками аристократа и несгибаемой волей. И как-то так само собой получилось, что со временем верховодить в их паре стал именно Северус… да-а… многое изменилось за двадцать лет, но, как ни странно, эти двое продолжали любить друг друга. И, хотя каждый из них пытался «перетянуть одеяло на себя», это не мешало им получать удовольствие от всех видов их совместного времяпровождения.
Люц остановился на пороге библиотеки, разглядывая развалившегося в кресле любовника. На лице зельевара блуждала лёгкая полуулыбка. Похоже, он вовсе не считал себя виноватым во вчерашнем происшествии. Наоборот, Сев удобно откинулся на спинку кресла и послал любовнику провоцирующий взгляд:
- Добрый вечер, Люциус. Как спалось? – бархатный баритон не хуже афродизиака действовал на блондина, но тот взял себя в руки и вернул точно такой же взгляд брюнету:
- Спасибо, хорошо. Правда, не твоими молитвами.
Люц вплотную подошёл к креслу и, остановившись между разведённых коленей любовника, наклонился и впился захватническим поцелуем в тонкие губы. По телу Северуса пробежала едва ощутимая дрожь, но этого было достаточно, чтобы Люциус понял: его другу, в отличие от него, пришлось помучиться в одиночку этой ночью:
- Как интересно, Сев! Похоже, к тебе никто не пришёл на помощь? Ай-ай-ай! А где же бескорыстное желание помочь ближнему, так свойственное светлым волшебникам?
- Прекрати издеваться, Малфой! Ты, я думаю не в лучшем положении? – Северус перехватил инициативу, пытаясь посадить блондина к себе на колени. Люц охотно ответил на поцелуй, прикусывая нижнюю губу любовника и зализывая потом маленькую ранку, оставшуюся от его зубов, но посадить себя на колени не позволил.
- А вот в этом ты ошибаешься. Я всю ночь не вылезал из постели с одним оч-чень страстным мальчишкой. Так что, прости, мой друг, но… тебе придётся самому решать твою… м-м-м… большую проблему, - Малфой-старший как бы случайно провёл кончиками пальцев по едва удерживаемому брюками члену зельевара. - Желаю приятно провести время… в компании со своей правой рукой.
И, резко разорвав поцелуй, Люц выскочил из комнаты. Он в два прыжка преодолел расстояние от библиотеки до своей спальни, захлопнул за собой дверь и наложил сильнейшие Запирающие чары. На губах его сияла улыбка. Сегодняшнее ночное приключение как будто всколыхнуло все его чувства к Северусу, и аристократ предчувствовал ещё одну страстную бессонную ночку. В том, что его заклятия не остановят любовника, он ни капли не сомневался. Вопрос был только в том, сколько времени тому понадобится, чтобы проникнуть в его убежище. Поэтому Люц без излишней спешки скинул несвежую одежду прямо на пол (ничего, эльфы подберут) и отправился в душ. Вернувшись через полчаса и не застав никого в комнате, он злорадно усмехнулся. Последние Запирающие чары, которые он раскопал в старинном ассирийском фолианте, действительно были хороши, если Северус так долго с ними возится. Не выспавшийся накануне и уставший за день лорд сам не помнил, как задремал, и очнулся только когда его резко перевернули на живот, а кисти рук, надёжно скованные магическими наручниками, были притянуты к спинке кровати. На спину навалилось жилистое мужское тело, а в затылок аристократу упёрлась палочка.
- Люциус, не вежливо оставлять гостей в одиночестве, - он прижался своими бёдрами к ягодицам Малфоя, демонстрируя весьма ощутимое свидетельство его желания. - Так что там за мальчишка соблазнял моего блондина? Колись, Люциус.
- А не то – что? – прохрипел прижатый к постели аристократ.
- А не то я могу быть оч-чень убедительным.
И на вдавившегося в матрас Люциуса обрушился водопад поцелуев и покусываний. Он держался из последних сил, стараясь не стонать, чтобы не показать любовнику степень своей заинтересованности. Но Северус был неумолим. И вот гордый аристократ, абсолютно обнажённый, стонет и извивается под руками зельевара, умоляя прекратить его мучения и немедленно взять его. Но мучитель лишь продолжает свои ласки и надевает на основание члена любовника кольцо, препятствующее оргазму.
- Сев! Пожалуйста!
- Рассказывай, Люциус.
- Я не могу… о-о-о… ты не даёшь мне… ой… сосредоточиться… м-м-м…
- Ну, мы тогда получим информацию по-другому.
Северус рывком перевернул податливое тело и, не прекращая одной рукой ласкать напряжённый член любовника, сразу двумя пальцами другой проник в тугое отверстие. Люциус зашелся в протяжном крике, насаживаясь на жёстко и сильно трахающие его пальцы.
- Не смей закрывать глаза, Люц. Ну-ка, покажи мне, что там был за мальчишка. Мерлин великий! Да ты сопротивляешься мне? Ну, держись! – и в немного саднящий от резкого вторжения анус аристократа вторглись уже три пальца. Мучитель развел их внутри тела, задевая поглаживающими движениями узелок простаты.
- А-а-а!!! Изверг! Позволь мне кончить! Сволочь мстительная!
- Не-ет, дорогой мой. Ты можешь вытерпеть ещё долго. Я буду делать это снова и снова. К тому же кончить ты всё равно не сможешь – не даст кольцо. Так что тебе придётся выполнить моё условие. Покажи. Мне. Его. Убери блок.
- Возьми меня, тогда уберу! – голос слушался Люциуса с трудом, срываясь на неаристократичное поскуливание. Да и сам он сейчас, раскрасневшийся, со спутанными в беспорядке волосами, разметавшимися по подушке, с зацелованными губами и горящим страстью взглядом, выгибающийся в сильных умелых руках любовника, мало напоминал вечно холодного и надменного лорда Малфоя.
- Всё ещё пытаешься командовать, а, Люци? – в разработанный анус блондина плавно и до конца проникла твёрдая плоть. Сев замер. Вышел. И ворвался уже со всей силы, утратив всякий намёк на сдержанность и нежность. - Так как, мне убрать кольцо? Или позволишь мне наслаждаться в одиночестве? – голос захватчика хрипел от страсти, сдерживаемой из последних сил.
- Да! Да! Да! Всё, что хочешь, только не останавливайся и убери с меня эту гадость!
- Блок, Люциус… блок… - рука сжала твёрдый, как камень, член лорда, вырвав ещё один безумный крик из его горла.
- Да чёрт с тобой! На! Смотри! – Люциусу было уже всё равно, лишь бы любимый не останавливался и убрал игрушку с его члена.
Воспоминания о предыдущей ночи, проведённой лордом Малфоем в этой самой постели, потоком хлынули в мозг зельевара.
Вот его любовник ловит хорошенького мальчика под дверью своей комнаты. Борьба на ковре возле кровати. Крики юноши, переходящие от воплей боли, вызванной слишком быстрым вторжением, к стонам удовольствия и экстаза. Выгибающееся в оргазме тело парня и рычащий от удовольствия Люциус. «Игры» в постели. И снова распахнутые, ничего не видящие от страсти яркие зелёные глаза необычного, постоянно меняющегося оттенка. Магическая татуировка в виде большой змеи, обвивающая тело мальчика. И наслаждение, написанное на лице его любовника. Это действо точно не походило на обычное «выпускание пара» с целью снять сексуальное напряжение. Это была страсть. Обоюдная. Не прошедшая бесследно и затронувшая что-то в душе обоих партнёров.
Подсмотренное у Люца воспоминание подействовало на Северуса странным образом. Оно не вызвало ревности к неизвестному мальчишке, «посмевшему» пролезть в закрытую на сотни замков душу Люциуса, а наоборот, подталкивало обладать… ими обоими. И Сев не сдержался, насаживая на свой член блондина, он совершенно позабыл о кольце, которое пообещал убрать. Несколько сильных движений и брюнет излился в извивающееся под ним тело. На мгновение он обмяк, повисая на партнёре и с трудом, сквозь шум в ушах, слыша его яростные ругательства.
- СЕВ!!! Сволочь! Ты же обещал! – блондин отворачивал от его взгляда лицо, пытаясь скрыть злые слёзы, навернувшиеся на глаза от боли неудовлетворённого желания и обиды на вероломство.
- Прости… я не хотел… - Северус почувствовал, как под впечатлением только что виденных воспоминаний и судорожных метаний доведённого до грани Люца вновь наливается кровью его член. - Потерпи, любимый. Сейчас. Сейчас всё будет хорошо.
Он вновь начал двигаться в жарком проходе. Сначала осторожно, потом – всё быстрее и быстрее. Чувствуя, что и в этот раз долго не продержится, он невербальным заклинанием убрал сдерживающее кольцо с члена Люциуса и обхватил его напряжённо подрагивающую плоть рукой. Десяток движений – и их мир взорвался в калейдоскопе ярких красок, напрочь отключая сознание.
Пришли в себя они лишь через некоторое время. Наложили Очищающее заклятие и провалились в спокойный сон.
На следующее утро Северус первым открыл глаза. Он привык рано просыпаться и сейчас просто лежал, боясь потревожить сон обнявшего его Люца. На лице блуждала довольная улыбка: «Да-а. Давненько нас так не «разбирало». Он пытался вспомнить, когда же из их отношений ушла та острота, что была в самом начале. Получалось, Сев сам был во многом виноват. Став двойным шпионом, он замкнулся в себе и в какой-то мере отдалился от Люциуса – да, его любовнику было, на что обижаться. Но сейчас он дал себе слово, что вернёт былую близость. Ведь, кроме Люциуса и его сына, у него не осталось больше людей, которых он мог бы с полной уверенностью назвать родными. Перед глазами проносились события сегодняшней ночи и картины, подсмотренные в воспоминаниях Люца. Сев настолько ушёл в себя, что не заметил, как его любовник проснулся и наблюдает за ним из-под полуопущенных ресниц.
- Доволен собой, изверг? – чуть хрипловатый со сна голос насмешливо растягивал слова.
- А ты, выходит, нет?
- Ну, почему же. Я испытал… незабываемые ощущения.
- Вот скажи мне, Люциус, каким образом тебе всегда удаётся превратить комплимент в оскорбление?
- Долгие годы практики, Сев. О чём задумался?
- Да так. О разном. Кто он?
- Ты о ком?
- Не пытайся меня обмануть, Люц, я слишком хорошо тебя знаю. Этот мальчишка «зацепил» тебя. Так кто он?
- А вот этого я не знаю.
- Оригинально. И где ты его подцепил?
- Ты же сам видел – я наткнулся на него в коридоре, возле дверей в мои комнаты. Вчера Лестранжи на вечеринку заказывали «птенчиков» от мадам Жизели. Я подумал, что мальчишка один из них.
- Да-а? А теперь ты так не думаешь?
- Теперь я в этом не уверен.
- Почему?
- Мальчишка слишком необычен для шлюхи. Такие глаза, и эта магическая татуировка. В какой-то момент мне даже показалось, что змея вот-вот кинется на меня. Кроме того…
- Что?
- Тогда мне было не до размышлений, но сейчас я думаю, что у этого парня либо вообще не было сексуального опыта, либо был, но очень маленький. Хотя, надо признаться, мальчишка очень страстный.
- Может, он недавно попал в бордель? Я думаю, ты быстро найдёшь свою новую игрушку.
- Се-ев… Не держи меня за идиота. Ты у нас, конечно, великий окклюмент, но даже ты не сможешь скрыть от меня свой интерес. Мальчишка тебя заинтересовал.
- Возможно – да, а возможно – нет.
- Кого ты пытаешься обмануть?
- Что ты собираешься делать?
- Расспросить Мадам. Хотя, чем больше я думаю об этом юноше, тем больше мне кажется, что он не имеет к ней никакого отношения.
- Потому что, он показался тебе неопытным?
- Не только. Он ещё и полностью убрал все следы своего пребывания в моей спальне. Я ничего не смог обнаружить.
- Х-ха! Хочешь сказать, что ты не смог отследить ауру мальчишки? Профессионаааал! – Северус окинул любовника насмешливым взглядом.
- А ты бы на моём месте смог? – Люциус вернул взгляд «с процентами». - Ну-ну, посмотрим, как тебе это удастся. Дерзай.
- Смотри и учись.
Люц поудобнее прислонился к спинке кровати, собираясь сполна насладиться ожидающимся представлением.
Сев выскользнул из постели и, взмахнув палочкой, прошептал Поисковое заклинание. Ничего не произошло. С кровати донёсся скучающий голос:
- Я пробовал это заклинание.
Зельевар покосился на любовника и невербально наложил другие чары. Снова безрезультатно.
- И это – тоже.
Покосившись на злорадствующего блондина, Северус послал ему ехидную улыбку и произнёс третье заклинание.
- А вот этого я не знал.
Но и третий вариант Поисковых чар не принёс никакого положительного результата.
- С аурой то же самое. Можешь даже не пытаться.
- Да. Странный парень. Если он не шлюха, то откуда же он взялся в твоём поместье?
- Это я сегодня и постараюсь узнать. А у тебя какие планы?
- Надо навестить моих осведомителей да потом заскочить в штаб Ордена Феникса. Думаю, часам к шести вечера я освобожусь.
- Вот и замечательно. Буду ждать тебя здесь с добытой информацией.
- Или с мальчишкой?
- Или с ним.

Но поиски Люциуса не увенчалось успехом. Мадам Жизель расплылась в слащавой улыбке и рассыпалась в комплементах, увидев у себя в конторе такого богатого клиента. Она немедленно показала лорду Малфою всех, кто обслуживал вечеринку Пожирателей. Как он и предполагал, «Зеленоглазого змееносца» среди них не было. Мало того, Мадам вообще не знала такого человека. А Люц проверял тщательно, не понадеявшись на слова и воспользовавшись легиллименцией. Оставался ещё один вариант. Малфой знал, что многие члены Внутреннего Круга используют новобранцев в качестве личной прислуги, ну и, разумеется, постельных игрушек. В особенности этим славились Эйвери и Мальсибер. Да и Амикус Кэрроу не далеко от них отставал. Ходили даже слухи, что в этих «забавах» участвовала и его сестрица. Лестранжи, все трое, предпочитали шлюх обоих полов.
Пришлось Люцу под благовидным предлогом навестить соратничков, но и здесь его ждала неудача. «Тигрёнок» как сквозь землю провалился. Было ближе к девяти вечера, когда злой и усталый лорд Малфой наконец-то переступил порог своего поместья.

У Северуса тоже выдался странный день. Его информаторы среди Пожирателей сообщили, что Тёмный Лорд за что-то серьёзно наказал вчера Лестранжей и Грейбека. Да так, что штатному колдомедику Лорда пришлось основательно повозиться с ними, чтобы привести в относительно вменяемое состояние. А вот в чём состояла их вина, приведшая Его Темнейшество в такое неистовство, зельевару, несмотря на все усилия, узнать не удалось. Пришлось отправляться на площадь Гриммо 12 с тем, что есть. Там его встретил только Кингсли. Снейп расслабился: Шеклболт был единственным «фениксовцем» кроме Дамблдора, кто не смотрел на него с постоянным подозрением и настороженностью.

Передав аврору добытые сведения и обсудив с ним возможные причины столь «крутого» поведения Воландеморта, Северус уже собрался, было, уходить, когда Кингсли остановил его, передав какое-то письмо и фиал с туманным содержимым.
- Что это?
- Письмо Драко Малфоя к отцу, - и, увидев, как дёрнулся зельевар, аврор поспешно добавил: - Он в безопасности.
- Что в фиале?
- Его воспоминания.
- Это тебе Дамблдор велел передать?
- Нет. Альбус об этом ничего не знает. Это – личное дело. Драко должен был всё объяснить в письме.
- Хорошо, я передам, - и, попрощавшись с Кингсли, Северус вернулся в Малфой-Менор.

Было ещё только пять часов пополудни, и он со всеми удобствами устроился в библиотеке, собираясь почитать интересный фолиант по боевой магии до возвращения Люца. С головой погрузившись в чтение, Сев не заметил, как пролетело время, и только едва слышный шум осторожных шагов в коридоре заставил его взглянуть на часы: 20.35.
В конце коридора скрипнула дверь кабинета. Поначалу зельевар подумал, что это вернулся его любовник, но крадущиеся тихие шаги его насторожили. Хозяину поместья не было нужды на цыпочках красться в свой собственный кабинет. Сев достал палочку и тенью выскользнул из библиотеки, не издав ни единого звука. Дверь в кабинет была слегка приоткрыта, и сквозь щель лился слабый свет. Подкравшись к самой двери, мужчина прислушался: неизвестный осторожно снимал что-то со стены и опускал на пол. Из кабинета полыхнуло волной какой-то незнакомой магии. Сев осторожно, чтобы не скрипнула, приотворил дверь и «просочился» внутрь, скрываясь в тени массивного секретера. Справа стоял худощавый юноша в тёмной маггловской одежде. К столу была прислонена картина, явно только что снятая им со стены. Парень увлечённо колдовал над дверцей старинного сейфа, которую раньше скрывал пейзаж. Судя по всему, у него удачно это получалось. Сев улавливал волны незнакомой ему магии, но воришка не произносил ни слова, осторожно прикасаясь руками к старинным магическим механизмам и запорам.
- И что вы тут забыли, молодой человек? – со всем свойственным ему сарказмом и огромным опытом «Ужаса-Всея-Хогвардса» поинтересовался Слизеринский декан. В принципе, поимка таинственного вора не казалась ему таким уж сложным делом. У него был огромный боевой опыт, которому этот сопляк вряд ли мог что-то противопоставить. К тому же, мужчина перекрывал единственный выход из кабинета, и у непрошеного гостя не было другого пути к отступлению.
Услышав за спиной насмешливый голос, парень мгновенно извернулся и бесшумно скрылся за столом, стоявшим посреди кабинета.
- В прятки будем играть? Выходите, вам не вырваться отсюда. А если попытаетесь сопротивляться, я гарантирую вам весьма неприятные ощущения. Надеюсь, вы знаете, чей это дом?
В ответ не раздалось ни звука. Внезапно пространство вокруг зельевара начало искажаться, из тёмных углов кабинета доносились подозрительные шорохи, чьи-то злые глаза вспыхивали в сгущающейся, откуда ни возьмись, тьме. Первобытный ужас поднимался в душе мужчины. Все его детские страхи оживали и приобретали плоть и кровь, чтобы разорвать, уничтожить, растоптать Северуса. Паника почти захватила его сознание, и только одна мысль билась где-то в глубине, не давая поддаться всеобъемлющему ужасу:
«Это мои детские страхи! Эти существа не могут быть реальными! Не могут существовать!»
Эта мысль немного привела его в чувство и заставила сопротивляться ментальному воздействию, вызывающему ужасные видения из его подсознания. Только гигантским усилием воли Севу удалось стряхнуть с себя дурман иллюзии, и он, не давая противнику времени, чтобы опомниться и изменить вид нападения, метнулся к столу, одним прыжком преодолевая разделявшее их расстояние. Испуганный вскрик и прекращение давления на психику уверили Пожирателя в том, что его атака достигла своей цели. Но в последний момент стройное тело успело ловко вырваться из захвата и кинуться к спасительной двери из кабинета. Юноша был настолько изворотлив и быстр, что Северус даже не смог разглядеть черты его лица во время этой охоты.
- Стой, щенок! – зельевар метнулся к двери, в последний момент успев повалить и прижать к полу незваного гостя. - Ну-ка, ну-ка! Посмотрим, что за зверь такой нам попался?
Обездвижив тело противника «Петрификус толалусом», Сев перевернул его на спину и только теперь сумел рассмотреть свою добычу. У хрупкого юноши, беспомощно распростёршегося сейчас у его ног, были длинные, чёрные, вьющиеся волосы, собранные в хвост и… те самые, зеленющие, постоянно меняющие оттенок глаза, которые излучали сейчас гнев и непокорность.
- Так, так, так! Таинственный мальчик моего друга Люца. Не хватает только интересной татуировки. И где же она притаилась? Быть может, здесь?
Мужчина одним движением разорвал тёмную футболку парня от ворота до подола, распахивая обрывки в стороны. Торс юноши обвивала татуировка большой серебристо-зелёной змеи, которая немного переместилась, попытавшись атаковать прижатые к телу мальчишки руки зельевара. Но, видимо, заклинание подействовало и на неё – змея промахнулась и застыла, издавая едва слышное шипение.
- Серьёзная вещица. А ты не так прост, парень. Ну-ка, посмотрим, что ты прячешь в своей голове? – Северус вгляделся в зелёные глаза, попытавшись проникнуть в мысли юноши, но… встретил полную пустоту. Нет, никакого сопротивления не было и в помине, и, тем не менее, он ничего не смог найти. Было такое ощущение, что искомое постоянно ускользает куда-то в сторону, «подсовывая» ему эту пустоту. С таким ментальным блоком опытный окклюмент сталкивался впервые. Сев прервал зрительный контакт и с новым интересом взглянул на тело лежащего под ним парня:
- Хм-м. Говоришь, тебя нет дома? Ну, малыш, это ведь можно проверить и другим способом.
Мужчина уселся верхом на ноги мальчишки и, для верности выпустив ещё один «Петрификус тоталус» в шипящую змею, принялся поглаживать и ласкать стройное, распростёртое под ним беспомощное тело. Он-то великолепно знал, что парализующее заклятие отключает только двигательную активность, полностью сохраняя чувствительность. Его руки нежно поглаживали губы, шею, грудь юноши, надавливая и потирая особо чувствительные точки, а горячий рот накрыл левый сосок, посасывая, вылизывая и слегка прикусывая его зубами. Левая рука играла со вторым соском. Сев ощущал всем телом, как распростёршийся под ним мальчишка пытается подчинить себе непослушные мышцы и вырваться, но двойное заклинание держало крепко. Мужчина оторвался от зацелованных горошин и нашёл взглядом зелёные глаза. Гнев в них сменился расплавленным огнём страсти.
- А что будет, если я проверю, как там ведёт себя твой «дружок»? – и рука зельевара медленно скользнула по щеке парня, приласкала шею, прошлась по покрасневшим от ласк соскам, очертила пупок и, наконец, накрыла напряжённый, подрагивающий член юноши, - Хм-м, малыш, ты не знал об этой особенности заклятия? «Петрификус тоталус» не действует на этот орган.
Рука Северуса продолжала поглаживать твёрдую выпуклость, взгляд нашёл глаза мальчишки, и лигиллимент опять попытался прорваться в его мысли. Блок держался. Несколько мгновений он ощущал пустоту, а потом… его накрыло всепоглощающим желанием, захватывая, подчиняя, затягивая в глубину. Как будто со стороны он видел свой рот, смявший губы мальчишки в страстном поцелуе, руки, обнявшие беспомощное тело. Разум подавили жажда и желание. Жажда обладать этим юным телом. Желание слышать мольбы и стоны парня. И неизвестно, чем бы это всё кончилось, если бы пелену страсти не прорезал холодный голос Люца:
- Сев! Что ты делаешь?!

Злой и уставший Люциус, не найдя никаких следов мальчишки, вернулся в Менор и сразу же направился в библиотеку, где имел привычку проводить своё время Северус. Как ни странно, любовника он там не нашёл и хотел уже позвать кого-нибудь из эльфов, как его внимание привлекли весьма характерные звуки, раздававшиеся из кабинета. Выхватив палочку, лорд Малфой осторожно направился туда. Дверь в кабинет была распахнута настежь, а на пороге… Люц не мог и припомнить, когда в последний раз видел своего любовника таким – полностью потерявшим контроль над собой. Северус целовал распростёртое под ним юношеское тело. Лица парня блондин не разглядел. Ревность грозовой волной поднялась в аристократе, и он, подойдя вплотную к другу, поинтересовался ледяным тоном:
- Сев! Что ты делаешь?
Зельевар замер, а потом внезапно отшатнулся от лежащего под ним парня. С силой проведя руками по лицу, он смог отогнать захватившее его наваждение. Его голос был хриплым, дыхание учащённым, но свои действия Сев уже контролировал:
- Похоже, твоя пропажа сама нашла нас.
Только сейчас Люциусу удалось разглядеть лежавшего на полу мальчишку в расхристанной одежде.
- Ну, зачем же так круто, Северус? Ай-яй-яй! Парализующим заклятием такого сладкого мальчика. Как тебе не стыдно? – он присел на корточки и нежно очертил пальцами контур лица пленника.
- Этот «сладкий мальчик» едва не превратил меня в боящегося каждого шороха идиота, используя какой-то неизвестный вид магии.
- Да-а? Ну, ты ведь расскажешь нам всё, малыш? – подхватив лёгкое тело на руки, Малфой удобно устроил его на диване. - Сев, ты покопался у него в мыслях?
- Мощнейший ментальный блок. Я с такой разновидностью раньше не встречался. Он не выставляет многослойные щиты, а просто ускользает от вторжения.
- Хмм! Кто же ты такой, «Тигрёнок»? А? И кто тебя к нам подослал?
Зелёные глаза парня всё также меняли оттенок, не выдавая испытываемых им эмоций.
- Надо привести его в чувство и расспросить.
- Люц, он опасен. Ты не представляешь, что он способен сделать с твоим подсознанием.
- А мы будем очень осторожны. Когда ты наложил на него «Петрификус тоталус»?
- Минут пятнадцать назад. Двойной.
- О, значит, у нас в запасе есть ещё полчаса. Сейчас мы что-нибудь придумаем, чтобы блокировать его магию, а потом займёмся расспросами. Кстати, малыш, советую тебе сразу рассказать всё. Мы умеем спрашивать.
Люциус нежно провёл пальцами по спутавшимся тёмным волосам и, приподняв подбородок мальчишки двумя пальцами, заглянул в глаза. В них снова не было никакого выражения.
- Люц, время идёт. Нам ещё надо создать вокруг него блокирующий кокон.
С трудом оторвав взгляд от зелёных глаз, блондин включился в ритуал, проводимый другом. Прошло десять минут. Магический кокон, призванный блокировать магию мальчишки, был почти закончен, как вдруг юное тело, безвольно лежащее на диване, вспыхнуло огнём. Маги рефлекторно рванулись на помощь, прервав чтение заклинаний, но… на диване уже никого не было. Юноша пока ещё неловко, но с каждым шагом всё больше преодолевая действие заклятия, бежал к выходу. А когда Сев с Люцем попытались его остановить, их откинуло волной незнакомой магии такой мощи, что едва не впечатало в противоположную стену. Все их попытки отразить магическую атаку потерпели крах. К тому времени, как они всё же смогли вырваться в коридор, мальчишки и след простыл. Друзья обыскали все комнаты в этом крыле, но безрезультатно. Вернувшись в кабинет, они подошли к старинному сейфу в стене, и Люциус ахнул:
- Северус! Как долго он пробыл в кабинете?
- Минут пять-шесть, не больше. Я услышал крадущиеся шаги, скрип двери и пошёл выяснить, в чём дело. Вряд ли подкрадывание заняло у меня больше времени. А что?
- Это сейф моего деда, Максимуса Малфоя. После его смерти ни мой отец, ни я так и не смогли его открыть, как ни пытались. Насколько я знаю, дед держал в нём свои рукописи, а не ценности или деньги, довольно крупная сумма которых заперта в секретере. Причём его гораздо легче открыть. Зачем воришке понадобилось лезть в старинный сейф, если можно было добыть галлеоны более лёгким путём?
- Может, он понадеялся, что в сейфе спрятана большая сумма или не знал про секретер.
- Не думаю. Мне кажется, ему нужно именно содержимое сейфа. Это необычный вор.
- Странно, что эльфы позволили ему безнаказанно перемещаться по поместью. Они же должны были почуять, что он пришёл с недобрыми намерениями.
- Да-а. Зиппи!
- Что прикажет Мой Господин? – в комнате мгновенно материализовалось ушастое существо, одетое в чистую наволочку.
- Кто кроме приглашённых гостей проникал в поместье в последние два дня?
Эльф с минуту молчал, преданно глядя на хозяина, а потом всё так же молча начал биться головой о шкаф.
- Прекрати, Зиппи! Я ни в чём тебя не обвиняю. Мне просто необходимо знать, кто это.
- Зиппи не знает, хозяин. Мы его не видим. Дом позволяет ему жить здесь. Дом приказывает нам его кормить.
- Что-о???!!!
Ушастое создание часто-часто закивало головой, подтверждая свои слова:
- Дом связан с этим магом какой-то клятвой. Мы не можем его видеть. Наша магия на него не действует.
- Значит, вы не можете сказать, где он сейчас находится? – в разговор включился Сев.
- Нет, мастер Северус, не можем. Зиппи просто чувствует его присутствие в поместье.
- И как давно он здесь появился?
- Десять дней назад. Вчера утром исчез, а два часа назад появился снова.
- Как он проникает в поместье?
- Зиппи не знает, Мой Господин.
- Что-нибудь исчезло из дома?
- Только портрет из вашей спальни, Мой Господин.
- Ладно. Можешь идти.
Эльф исчез также бесшумно, как и появился.
- Странные дела творятся в твоём доме, Люц.
- Странные. Кто же он такой, Сев? И зачем ему понадобился портрет моего деда?
- А вот это, я думаю, мы сможем узнать.
- Каким образом?
- Ему очень нужно содержимое этого сейфа, значит, он вернётся.
- А мы будем к этому готовы.
- Да.
О переданных ему Кингсли письме и фиале с воспоминаниями Северус вспомнил только через час.