Мастер Иллюзий 3177

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Люциус Малфой/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Групповой секс, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 653 страницы, 49 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от YonMoun
«Мои аплодисменты автору!» от Akva1
«Люблю всем сердцем» от Хельгасик
«Спасибо за Тигрёнка)» от Zhuzhe4ka
«Лучший на фэндоме! » от Feva
«Любимейший шедевр!!!» от Ketsunne
«За огромный труд!» от le57plys
«Выше всяких похвал! » от Krisrain
«Это просто шедевр! » от Awesome Eksi
«Отличная работа!» от 282286ac
... и еще 50 награды
Описание:
Мастера Иллюзий не рождались уже три столетия, о таком виде волшебства просто забыли. Как же получилось так, что загнанному в тесные рамки Героя, мальчишке, жизнь среди цирковых артистов нравится больше, чем слава Избранного, а найденные в потайных уголках чужих библиотек книги с подозрительными заклятиями, больше чем «одобренные» Министерством. Ну, а в остальном, как обычно - страсть, любовь и… интрига. Шляпа ведь – была права.

Посвящение:
Вам всем посвящается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читателей, которых шокируют тройнички, просьба - не читать!
Отказ: Взяли поиграть и вернули обратно. А так, нас тут вообще не стояло.
Иллюстрации к фику - авторы: Тень Севера, Теххи. Автор коллажа-заставки - ДавыдоФФ.

Глава 8. Мирный договор.

28 мая 2012, 13:14
Люциус без сил опустился в кресло и прикрыл глаза, эта неделя его вконец вымотала. Конечно, он подозревал, что Тёмный Лорд в погоне за ускользнувшей от него потенциальной игрушкой пойдёт на многое, но на такое… То, что он увидел в воспоминаниях своего сына, повергло его в шок. Этого не должно было произойти! Чувство вины постоянно терзало Люца. Ведь если бы он не понадеялся на защиту своего дома в Италии, а поехал с ними сам, ничего бы этого не произошло. Но Тёмный Лорд приказал ему не отлучаться из страны, он выполнил приказ… и потерял жену. Сын теперь скрывался неизвестно где, Северус так и не смог выяснить этого. Похоже, из всего Ордена Феникса об укрытии Драко знал только Шеклбот, но он молчал. Единственное, что зельевар смог от него добиться, это Непреложная Клятва, что с юношей всё в порядке, и ему не угрожает опасность. В принципе, об этом говорилось и в письме, что немного успокоило встревоженного отца. Постепенно мысли Люциуса с Драко перешли на Нарциссу. Он вспоминал их «совместную» жизнь, и острое чувство вины и несправедливости всего происходящего опять захлестнуло его усталое сознание. Он никогда не любил её. Нарси была его другом и союзником, ей столько всего пришлось вынести от его отца, который был отнюдь не лёгким человеком. Конечно же, у неё были любовники, но она всегда соблюдала осторожность, и на его имени ни разу не появилось ни малейшего пятна. Люц всегда считал такую жизнь нормальной, и только сейчас задумался, насколько же одинока была его… союзница. У него-то, по крайней мере, был Северус, а у неё, кроме сына, близких людей не было… Ну, не считать же близким человеком её сумасшедшую сестрицу.
Щелчком пальцев подозвав к себе эльфа, Малфой-старший приказал принести себе бутылку коньяка и бокал. В поместье было тихо, все, кто был приглашён на похороны Нарциссы, разошлись. Сев дизаппарировал по каким-то «орденским» делам, пообещав вернуться часа через два. В общем, лорд был предоставлен сам себе. Он пил выдержанный коньяк, не чувствуя вкуса, и вспоминал всю эту треклятую неделю. Разбирательства в Итальянском Министерстве Магии, не сообщавшем о смерти его жены в течение почти двух недель. Перенос того, что осталось от тела Нарциссы в Малфой-Мэнор. Подготовка к похоронам. Визиты чистокровных соседей, якобы чтобы выразить своё сочувствие, а на самом деле с целью закинуть удочки на будущий марьяж. Люциус до сих пор с брезгливостью вспоминал лорда Пратчета, без лишних экивоков предложившего ему своего младшего сына. Этот тупоголовый кабан даже намекнул (с тонкостью носорога), что понимает предпочтения лорда Малфоя, и будет не против, если мальчишка переберётся в Малфой-Мэнор прямо сейчас, не дожидаясь окончания траура, а свадьбу они сыграют через год. Люциусу стоило огромного труда сдержаться и не спустить этого идиота с лестницы. Он ограничился убийственным взглядом и холодным отказом обсуждать сейчас и когда бы то ни было в будущем этот вопрос. В общем, сказать, что настроение у лорда было хреновое, значило просто промолчать. За первой бутылкой последовала вторая, и, когда вернулся Сев, сил самостоятельно подняться из кресла у Люца уже не было.
- Та-ак! Муки совести заливаем? – как всегда точно оценил ситуацию зельевар, - И как, помогает?
- Отссстань. И почммм… тьфу… по-че-му ты вссегда ведёшь себя как сволоччь?
- Потому, что я таким уродился. Вставай, Твоё Сиятельство! Пошли в кроватку! – Сев рывком поднял на ноги несопротивляющегося любовника и, оценив степень его способности к прямохождению, с обречённым вздохом взвалил его тело на плечо. Весь путь до спальни он молчал. Сняв с друга одежду и отпустив пару-тройку нелицеприятных комментариев, Северус удобно устроил уже отключившегося блондина в постели, разделся сам, обнял любовника, невербально призвал укрывшее их одеяло и провалился в сон.
Как вы понимаете, утро для лорда Малфоя не было добрым и радостным. Благо дело, зловредный зельевар не очень издевался над мучившимся с похмелья аристократом и напоил его зельем после всего лишь третьей или четвёртой просьбы. Наконец, когда в голове перестали трудиться сумасшедшие дятлы, а отступление тошноты позволило спокойно передвигаться, Люц с помощью Сева принял холодный душ и отправился завтракать. Через час уже ничто не напоминало сиятельному лорду о его былом отвратительном самочувствии. Как ни странно, этому весьма способствовали язвительные подколки зельевара, постоянно державшие Люциуса в тонусе. В общем, после завтрака друзья отправились в тренировочный зал, чтобы дать выход накопившейся злости, да и просто привести себя в надлежащую форму. Как-никак, их в любой момент могли послать в бой во имя «чего-то там», и не важно, какая из сторон являлась бы инициатором столкновения. Друзья давно смирились с этим.
Вначале тренировка «не шла». То ли они не могли забыть события последней недели и полностью сосредоточиться на спарринге, то ли просто не было настроения. И лишь через полчаса после нескольких провоцирующих атак их захватил азарт боя. Тренировка пошла как надо. Куда-то далеко ушли заботы и печали, и остались только скорость, удары и… такие родные всполохи страсти в глазах противника. Увлёкшись, друзья сражались до полного изнеможения. Ни один из них так и не смог добиться полной победы. Они слишком хорошо знали друг друга, чтобы пропустить или нанести непредсказуемый удар. Бой шёл с переменным успехом, и ничто не предвещало каких-либо сюрпризов, но… внезапно Северус опять испытал чувство, что за ним наблюдают. Не подав вида, он продолжил теснить Люца, а тот, удивлённый всплеском активности уже уставшего противника, взглядом поинтересовался: «В чём дело?» Зельевар, не переставая перемещаться и наносить удары, условным жестом ответил: «Наблюдают». Дальнейшее их «сражение» уже было представлением, рассчитанным на публику. Нет, внешне всё выглядело «по-настоящему», но на самом деле друзья выжидали время, пытаясь усыпить бдительность наблюдателя. Они уже поняли, что их таинственный воришка вернулся в поместье. Минут через пятнадцать чувство постороннего присутствия исчезло. Посражавшись для порядка ещё немного, маги создали своих двойников, продолживших бой, а сами, крадучись, отправились в сторону кабинета. Там явно кто-то был. Мужчины переглянулись и, едва заметно улыбнувшись друг другу, стали плести вязь сложных защитных заклинаний, блокирующих аппарацию и использование портключей в радиусе двухсот футов. Подумав, Снейп добавил древнее малоизвестное заклинание, исключающее воздействие на сознание. О, у него было время подготовиться к встрече. За эту неделю, пока Люц разбирался с похоронами Нарциссы, он успел прочесать всю библиотеку Малфой-Менора, да и своего поместья, в поисках сведений о Магии Иллюзий. Данных набралось мало, этот раздел магии был вообще почти не изучен, многие источники даже считали его выдумкой, но даже то, что он нашёл, поражало воображение. Мальчишка, скорее всего, был чистокровным с очень редким Наследием. Люц, как ни пытался, не смог вспомнить, в какой из семей был такой Дар. Причём, несмотря на невысокий рост и явную миниатюрность, нахалёнок явно являлся совершеннолетним, уж больно хорошо у него получалось управлять своим Даром, а это означало, что он вступил в Наследие никак не менее года назад. Учитывая, что подобное событие, как правило, совпадало с семнадцатилетием, «охотники» на мага-иллюзора могли быть спокойны, их «добыча», отнюдь не была невинным младенцем. Люциус добавил к заклинаниям друга парочку своих. Вот теперь можно было идти на контакт с заинтересовавшим их парнем. Северус бесшумно открыл дверь в кабинет, и они с Люцем одновременно перешагнули порог комнаты. Но это было всё, что они смогли сделать. Упругая волна какого-то отталкивающего заклинания не дала им пройти дальше.
Чутьё не подвело Снейпа, юноша на самом деле был в кабинете. Уже знакомый нам пейзаж стоял, прислонённый к стене, а три из семи замков сейфа были открыты. Завидев застывших на пороге мужчин, парень дёрнулся, было, под прикрытие массивного стола, но тут же замер. В комнате ощутимо повеяло Силой. Юный взломщик накапливал её, готовясь к бою, но первым не нападал. Все трое замерли. Северус и Люц разглядывали юношу и пытались оценить степень исходящей от него опасности, Марк же просто ожидал нападения, мысленно коря себя на все корки за неосторожность. Его разум лихорадочно искал выход из сложившегося положения: «Тьфу! Ведь знал же, что не надо было сегодня лезть к сейфу. Что мне стоило подождать до завтра? Они бы разошлись по своим делам, и можно было бы разгадывать задачки, оставленные Максимусом, спокойно. Вот как сейчас от них удрать? Они же готовы к нападению!» Юноша попытался прощупать путь к подсознанию Люциуса, как менее сильного окклюмента, но натолкнулся на сложнейшее блокирующее заклятие. Лезть в мозги Снейпа в этом случае вообще не имело смысла. Эти двое явно подготовились к его появлению в поместье.
Зельевар пытался пробиться сквозь блок мальчишки и, как и в прошлый раз, потерпел неудачу. Как ни странно, юнец не пытался воздействовать на его подсознание, но по вдруг дрогнувшему и напрягшемуся лицу Люца маг понял, на кого сейчас направлена атака незваного гостя. Через минуту друг расслабился, наложенное Севом заклинание защитило его. И вновь трое магов в кабинете застыли, «прощупывая» потенциал друг друга. Затянувшееся молчание действовало на нервы. Переглянувшись с другом, Люциус, на правах хозяина дома, первым начал разговор:
- Я приветствую тебя в моём доме. Можешь не верить, но мы рады, что ты вернулся. Может быть, ты снимешь свою Защиту, и мы поговорим?
Юноша продолжал молчать, не сводя настороженных глаз с противников. Сев тоже решил вступить в «переговоры»:
- Я бы на твоём месте не пытался прорваться силой. Учитывая твой Дар, ты, возможно, можешь это сделать, но очень многое потеряешь. Поверь, мы сильные маги и сделаем всё возможное, чтобы удержать тебя, а можем мы многое.
Марк молчал, просчитывая возможные пути отступления. Словам Снейпа он верил. Возможность прорваться была, но какой ценой? К тому же… ему не хотелось уходить. Он был заинтересован в общении с ними. Единственное, что его останавливало, это боязнь, что зельевар узнает его голос. Поэтому Маркус просто кивнул, ослабляя действие своих отталкивающих чар и отступая к стене.
- Молодец, малыш, - промурлыкал Люц, делая осторожный шаг вперёд, но тут же замер и осёкся. В устремлённых на него зелёных глазах, промелькнула искра непокорности и гнева, - Ну-ну, никто не собирается тебя ни к чему принуждать!
Он постарался заставить свой голос звучать как можно мягче. Кроме того, что это обычно располагало к нему собеседников, бархатный баритон завораживающе действовал и на мужчин, и на женщин. Сев понимающе усмехнулся. Его друг начал «охоту» на мальчишку, и он не собирался ему мешать. Наоборот, он откровенно разглядывал их «добычу». А посмотреть было на что. Тёмные непослушные волосы выбились из хвоста, тонкие черты лица застыли в равнодушном выражении, хрупкая невысокая фигура напряжена сейчас, как струна, а глаза… Большие, зелёные, постоянно меняющие свой оттенок, они просто завораживали. Сейчас, наконец-то рассмотрев своего противника, он как никогда понимал друга, такое чудо нельзя было выпускать из рук. И дело было не в смазливой мордашке. От парня исходила Сила: серьёзная, мощная и… необычная. Такой феномен требовал изучения. Ну, а то, что их влекло к юноше физически – было дополнительным бонусом в этой игре.
- Может, мы присядем и поговорим цивилизованно? – когда Сев этого хотел, его чуть хрипловатый, низкий голос по воздействию мог соперничать с «бархатным мурлыканьем» Люца.
Мальчишка продолжал молчать, не сводя с них настороженных глаз. Люциус медленно поднял свою палочку, стараясь не напугать незваного гостя, и сотворил для всех удобные стулья:
- Я думаю, сидя, нам будет легче вести разговор. Присаживайтесь.
Парень пододвинул к себе стул и осторожно уселся, не спуская с них взгляда. Что-то необычное было в его поведении. Сев пытался понять, что же его так удивило. Гибкость и ловкость движений – это понятно, учитывая его образ жизни. Но тогда что? И вдруг до него дошло. Парень даже не пытался достать палочку. Использование невербальной беспалочковой магии не было редкостью среди сильных, как правило, чистокровных магов, но и они пользовались ею – редко, как правило, в экстренных случаях. Но чтобы так, вообще не пользоваться этим магическим инструментом!!! Это было очень необычно.
- Ты не пользуешься палочкой?
Опять кивок головы.
- А разговаривать ты умеешь?
- Сев, подожди, он прекрасно умеет разговаривать. Ведь правда, малыш?
Парень снова едва заметно дёрнулся. Судя по всему, ему не нравилось это прозвище. Люциус понял, что надо менять тактику поведения:
- Тебе не нравится, когда тебя так называют? Хорошо. Тогда, как тебя зовут?
Юноша издевательски улыбнулся и пожал плечами.
- Ладно. Не хочешь говорить своё имя – твоё право. Мы будем называть тебя… Тигрёнком. Устроит?
Безразличное пожатие плеч.
- Мы хотим заключить с тобой договор, но прежде нам надо знать, кому ты служишь? Тёмному лорду (яростное мотание головой)? Или Дамблдору?
- Нет, - голос тихий, но решительный, - Я никому не служу. Могу в этом поклясться, - юноша замер, боясь разоблачения, но зельевар, похоже, не узнал его голос.
- Тогда кто тебя сюда послал? – Северус внимательно следил за мимикой парня, стараясь уловить малейшие признаки фальши.
«Тигрёнок» насмешливо улыбнулся и поднял глаза на портрет над камином: - Он.
Улыбка Люца приобрела неприятный характер:
- Ты хочешь сказать, что тебя послал мой дед – Максимус Малфой?
- Да.
- И ты хочешь, чтобы мы в это поверили?
- Можете не верить – это ваши проблемы. Я сказал правду.
- Как насчёт клятвы?
- Малфой-Мэнор не пропустил бы меня, не проведи я ритуал «Убежища», а это и есть клятва. Если это всё, что вы хотели узнать, я могу уйти?
- Нет. Мы можем договориться. Ты открываешь сейф, и мы позволяем тебе ознакомиться с его содержимым. Но ты ничего не вынесешь из поместья.
- Что помешает мне без всякой клятвы вскрыть ваш сейф, пока вас нет дома? – ленивая насмешливая улыбка на юном лице провоцировала на… ответные действия. Люциусу всё больше и больше нравился этот разговор:
- Ну-у, Тигрёнок, ты же знаешь, что я могу запретить поместью впускать тебя…
- Но сами открыть сейф вы не сможете.
- А чего хочешь ты? – Сева забавлял хорошенький нахалёнок.
- Я открываю сейф и копирую рукопись Максимуса Малфоя, а вы гарантируете мне полную свободу действий и… неприкосновенность. Потом мы расстаёмся. Всё.
Такой вариант мужчин совершенно не устраивал. Во-первых, хотелось изучить необычный Дар юноши, а на это необходимо было время; во-вторых, такой союзник им бы не помешал, ну и, наконец, в-третьих… уж очень был хорош мальчишка, чтобы его так просто выпускать.
- Э, нет! Нас такой расклад не устраивает! Копию рукописи мы тебе гарантируем. Что касается неприкосновенности, то клянусь, что мы ничего не сделаем тебе против твоей воли, но ты должен позволить нам изучить свой Дар.
- Да ну! А вам не кажется, что этот обмен неравноценен? Какая мне в нём выгода? И что вы имеете в виду, под словом «изучить»?
- Магия Иллюзий – очень необычный Дар, нам бы хотелось выяснить, на что она способна, - Люциус улыбался как можно доброжелательней, но на мальчишку это не подействовало.
- Вы не ответили на мой первый вопрос. Какая мне выгода иметь с вами дело?
- А что ты хочешь?
- Я – самоучка, а жизнь сейчас крайне опасная штука. Вы – одни из лучших боевых магов Британии. К тому же, я впервые видел, чтобы одновременно использовали магические атаки и холодное оружие. Научите меня, и я соглашусь быть вашим… подопытным кроликом. Только – уговор, ни Дамблдор, ни… Тёмный Лорд не должны про меня ничего знать! Я сам по себе. Меня ваша война не касается.
Люциус переглянулся с Севом и ответил за двоих:
- Согласны, но условие то же. И ещё: мы не лезем в твои дела, а ты не вмешиваешься в наши.
- Идёт, только… после того, как вы дадите Непреложный обет.
- Тебе мало слова лорда? – лицо Малфоя приобрело его обычное высокомерное выражение, но в серых глазах плясали черти. - Что это, невежество или оскорбление?
- И не говорите, лорд Малфой, я порой сам поражаюсь своей невоспитанности. Но должен вам признаться, что она не раз спасала мне жизнь. Так что, либо – обет, либо разговора не будет, - малолетний нахал улыбался насмешливо, понимая, что победа будет на его стороне.
Снейп молча переводил взгляд с одного собеседника на другого, ситуация его забавляла. Мальчишка был достойным противником и, несмотря на сдержанность, явно лезть за словом в карман не привык. Остаток каникул обещал быть интересным. Странно, но откровенная наглость и отсутствие уважения к их силе и опытности в этом юнце не раздражали зельевара, а наоборот, импонировали ему. Хотелось изучить этого зверька, поиграть с ним, как кошка с мышкой. Да, определённо, скука в ближайшем будущем им не грозила.
- Хорошо, э-э-э… Тигрёнок, я думаю, мы с Люциусом согласимся дать Непреложный обет, но есть ещё пара условий: во-первых, ты полностью принимаешь наши правила тренировок – нянчиться с капризным ребёнком мы не будем; во-вторых, то же самое касается наказаний. Ты согласен?
- Да, только… моя неприкосновенность остаётся в силе.
- Малыш, мы же не звери, никаких поползновений… против твоей воли, - Люциус очаровательно улыбался, прямо, само обаяние.

Они скрепили договор Непреложным обетом, и началось обучение. Правда, в тот день потренироваться не удалось, Тигрёнок был слишком занят разгадыванием загадок, оставленных потомкам Максимусом Малфоем. Каждое задание, открывающее один из замков сейфа, было сложнее предыдущего, и, несмотря на то, что три из них были уже решены, борьба с оставшимися заняла остаток дня и весь вечер. Взрослые маги с восхищением следили за действиями своего нового знакомого, и когда он жестом фокусника предложил им ознакомиться с содержимым сейфа, не удержали одобрительных восклицаний. Сев первым делом вцепился в рукописи и дневники покойного лорда. Максимус считался очень талантливым учёным, причём сразу в нескольких областях, включая зельеварение. Записки были интересными, зельевар и сам не заметил, как оказался сидящим на диване бок о бок с новым знакомцем. Их головы почти соприкасались, склонившись над рукописью, тишину нарушали лишь некоторые возгласы и комментарии. Оба наложили на документы копирующее заклинание, и возникшие в воздухе пергаменты заполнялись текстом по мере прочтения ими свитков и дневников. Естественно, прочитать всё это за один вечер не представлялось возможным, но они настолько погрузились в изучение документов, что не слышали и не видели ничего вокруг. «На Землю» их вернул голос Люца:
- Сев, скоро полночь, у вас ещё будет время, чтобы всё это изучить, а сейчас надо подобрать Тигрёнку подходящую комнату. Думаю, та, где раньше останавливался ты, вполне подойдёт.
Очнувшись от захватившего его чтения, Марк мгновенно отпрянул в сторону. Он и не заметил, как забывшись, прижался к боку зельевара:
- Не волнуйтесь обо мне. Я найду место, где смогу переночевать. До завтра! – и не слушая протестующих возгласов, юноша ретировался из кабинета.
Выскочивший следом Малфой никого в коридоре уже не застал.
- Как сквозь землю провалился. Думаю, искать его бесполезно.
- Если ты только спросишь домовых эльфов.
- Это идея! Зиппи!
- Да, господин, - эльф материализовался в кабинете практически бесшумно, - Что угодно хозяину?
- Где сейчас находится наш гость?
Глазастое создание мелко-мелко заморгало и приготовилось биться головой о стену.
- Стоп! Я запрещаю тебе себя наказывать! Ты не знаешь, где юноша?
- Нет, хозяин. Зиппи не знать. Чужой маг в доме. Мы не знать где.
- Хорошо, можешь идти. Да! Проследи, чтобы он был накормлен, и подай нам ужин в столовую.
- Да, хозяин, - и поклонившись, домовик бесшумно исчез.
- Старая песня. Он нам не доверяет.
- И правильно делает. Сознайся, Люц, ты ведь не оставил своих планов насчёт него?
- Так же как и ты. Думаю, завтра парень появится, он заинтересован в общении не меньше нашего.
- Посмотрим.

На следующий день, после завтрака, юноша уже ждал их в тренировочном зале. Он был одет в тёмную свободную рубашку и мешковатые брюки, не стесняющие движения, и сидел, положив на колени уже выбранный им меч. Люц с Северусом не стали изменять своим привычкам: отчасти из соображений удобства, отчасти чтобы понервировать парня, они явились раздетыми до пояса. Севу на мгновение показалось, что в глазах Тигрёнка мелькнула паника, но тут же лучистый взгляд приобрёл насмешливое выражение.
- Вы не боитесь царапин? Как странно! Я думал, аристократы боятся попортить свою шкурку.
- Лучше позаботься о своей. Ну, что? В позицию?
Парень ловко поднялся на ноги, отсалютовав противникам мечом:
- Я готов.
Вперёд вышел Люциус, а Сев со всеми удобствами устроился на подоконнике:
- Посмотрим, что ты можешь, малыш.
- Не называйте меня так! – зелёные глаза сердито сверкнули на смуглом лице.
- Ах, да! Ты же у нас Тигрёнок! Но учти, во время боя я оставляю за собой право говорить всё, что вздумается – это выводит из себя противника. Твоя задача – игнорировать словесную атаку, не отвлекаясь от поединка. Готов?
- Да.
И понеслось. Северус сидел на подоконнике и с интересом наблюдал за боем. Мальчишка был ловким и вёртким. Чувствовался немалый опыт фехтования и неплохой учитель. Боевых атакующих и защитных заклинаний он тоже знал немало, но… была какая-то однобокость. С одной стороны, парень применял заклятия, которые по силе могли соперничать с «Круциатусом». Вряд ли в современном Магическом Мире нашлось бы больше десяти-пятнадцати магов, владеющих подобным знанием, да и сила впечатляла. С другой стороны, во многих, более простых щитах и каскадах проклятий чувствовались огромные пробелы и неуверенность. Кроме того, мальчишка абсолютно не умел использовать физический бой и проклятия одновременно. Да, пожалуй, его слова о «самоучке» не были выдумкой, но потенциал впечатлял. А Люциус развлекался, как мог. Несмотря на всю свою силу и ловкость, юноша не был серьёзным соперником для бойца такого уровня. Пожиратель быстро находил слабые места противника и прицельно бил по ним, заставляя парня уходить в глухую оборону, в которой у него не было шансов победить. Сев усмехнулся про себя: «Малыш не продержится и пятнадцати минут». Но он ошибся. Невзирая на пропущенные магические и немагические удары, юноша держался и даже ухитрялся контратаковать. Одно из его проклятий оставило на груди Люца глубокую царапину, заставляя лорда подобраться и усилить натиск. Стремительная атака мечом и несколько прицельных заклинаний – и мальчишка был прижат к полу. Палочка блондина упиралась ему в бок, а остриё меча – в шею, не давая опустить подбородок. Раскрасневшийся от боя Люц сидел верхом на поверженном противнике:
- Сдаёшься?
Парень молчал.
- Сдавайся, или я продолжу атаку, - палочка медленно переместилась сначала на вытянутую, чтобы увернуться от меча, шею юноши, а затем, медленно, обведя скрытые одеждой соски, опустилась к ремню брюк. - Так каково твоё решение?
- Вы обещали, - тихий голос прерывался то ли от тяжести тела, придавившего его к полу, то ли… по какой-то другой причине.
- А разве я что-то делаю? – промурлыкал Люциус, проводя губами по запрокинутой шее, слегка прикусив зубами кожу над пульсирующей артерией.
- Люц, прекрати! – Сев решил вмешаться, а то такое «обучение» могло отпугнуть от них парня. Аристократ нехотя отстранился и встал, помогая подняться противнику. Северус подошёл к ним:
- В принципе, неплохо. Я даже удивлён. До сих пор никто не держался дольше пятнадцати минут, а ты… Тигрёнок, сумел выстоять почти полчаса. Потенциал хороший. К тому же, у тебя был неплохой учитель фехтования. А в остальном… Кто учил тебя заклинаниям?
- Почти никто. Я учился сам, - Марк горько усмехнулся. Он даже не погрешил против истины, за все пять лет обучения в Хогвардсе только на третьем курсе Римус их учил чему-то стоящему. Ну, и ещё немного – лже-Грюм, спасибо покойнику за это.
- Странно, что ты не умеешь сочетать заклятия с фехтованием. Это ведь распространённая схема обучения.
- Фехтованию меня обучал не маг, таким образом, что там у вас распространено, я понятия не имею.
- Хорошо, разберём твои ошибки…

День пролетел незаметно. Сев и Люц показывали ему его недочеты, объясняли, как их избежать, ну и… не отказывали себе в прикосновениях, конечно. Правда, придраться парню было не к чему, всё не выходило за пределы невинных шалостей, но как же выводило из себя. Юноше потребовалась вся его немалая сила воли, чтобы держать себя в руках. Потом был ещё один учебный бой, в этот раз с Северусом. Зельевар действовал жёстче, стремительней, вовсе не щадя противника. Марку пришлось отбиваться на пределе своих знаний и возможностей. Он пытался учесть свои предыдущие ошибки, но натиск был таким мощным, что юноша не продержался и двадцати минут. Снейп выбил у него оружие и, вывернув правую руку парня за спину в болевом захвате, прижал его спиной к себе. В голове юноши всё смешалось: боль в заведённой к лопаткам руке и жар от прижавшегося к нему распалённого боем тела. А низкий бархатный голос, звучавший над ухом, отдавался дрожью по всему позвоночнику. Этот голос степенно перечислял совершённые им ошибки, а пальцы обхватившей его за пояс руки поглаживали через одежду ставшую такой чувствительной кожу. Тёплое дыхание шевелило волосы на затылке. Маркус огромным усилием воли заставлял себя вникать в то, что говорил ему зельевар. Ему хотелось одновременно вырваться и убежать из этого зала и как можно сильнее, несмотря на боль, вжаться в обнимавшее его тело. Видимо он всё же что-то пропустил, потому что Снейп оттолкнул его от себя и выпустил вывернутую руку со словами:
- Одно из двух: мы тренируемся или… занимаемся сексом. Включи, наконец, свои мозги, парень!
- Ну, зачем же так сурово, Сев. По-моему, Тигрёнку на сегодня достаточно тренировок, можно подумать и о второй части твоего предложения, - Люциус, не торопясь, приближался к потирающему вывернутую руку Марку.
- Нет. Вы обещали. Продолжим тренировку.
- Как скажешь.
В этот раз юноше опять пришлось сражаться с Люцем. Собрав всю свою волю и умение в кулак, он не позволил сразу загнать себя в глухую оборону и продержался даже больше получаса. Но очередной пробел в его образовании позволил противнику отбить выпущенное им заклинание и нанести сокрушительный удар мечом по находящейся в невыгодном положении руке. Свой меч Маркус удержал, но рука отказывалась слушаться, и следующий удар отбросил его к стене. Парень крепко приложился затылком и минуты две сидел, приходя в себя. Чьи-то руки помогли ему подняться. В голове шумело, перед глазами всё плыло.
- Хватит, Люц, ты едва не убил его.
- Чёрт, ну почему ты такой упрямый, Тигрёнок? Тебе надо научиться уступать и отступать. Мог бы и признаться, что устал и едва держишься на ногах.
- Ничего, я сейчас… Немного приду в себя, и мы продолжим, - Марк отстранил поддерживающие его руки и попытался сфокусировать взгляд. Всё тело болело, но он привычно приказал ему заткнуться. Боль никогда не была для него поводом прекратить «игру».
- Та-ак, всё, на сегодня тренировка окончена. Ты сейчас же идёшь с нами на ужин, а потом… - договорить Люциус не успел, уже знакомая по прежнему общению с магом-иллюзором дымка на несколько мгновений исказила окружающий мир, а когда бешеная пляска образов перед глазами Пожирателей прекратилась, в зале, кроме них, никого не было.
- Паршивец над нами издевается! Ну, ничего, завтра поговорим!
На этой жизнеутверждающей ноте мужчины отправились принимать душ и ужинать.

На следующее утро Марк уже привычно прокрался в кабинет. Портрет Максимуса поддерживал связь между ним и Кэсом, а также сообщал новости из Сноукастла, в котором помешанный на знаниях учёный облюбовал пейзаж, висящий в библиотеке. Причём юноша был уверен, что покойного Малфоя в равной мере интересуют и книги, и поселившийся в замке Грин-де-Вальд. Новостей из дома не было. Кэс опять где-то пропадал. Зиг и Гидеон на неделю отправились с друзьями на какой-то морской курорт. Герми и Драко зависали в библиотеке Сноукастла. В общем, всё было в порядке. Они с Максимусом поболтали о том, о сём и едва успели прекратить разговор прямо перед появлением Люциуса и Северуса. Марку даже показалось, что лорд Малфой мог слышать последнюю фразу, сказанную его дедом.
- А, вот ты где, Тигрёнок! Мы тебя потеряли. Доброе утро. Как спалось?
- Замечательно, - юноша вернул лорду Малфою лучезарную улыбку и слегка поклонился Северусу. - После тренировок мне всегда великолепно спится.
Это было откровенной ложью. После всех вчерашних провокаций и железного контроля над своими эмоциями в течение почти всего дня ночью организм «оторвался по-полной». В конце концов, парню было шестнадцать лет, а удержать в узде гормоны в этом возрасте сложно. К тому же после ужина и отмокания в шикарной ванне с добавленными в воду заживляющими зельями он имел неосторожность, заглянуть в спальню Люциуса… Лучше бы Марк этого не делал. Первым его порывом было немедленно ретироваться из комнаты, но ноги как будто приросли к полу, он даже не смог отвести взгляда от сплетённых на кровати тел. Всё было почти как в том, подсмотренном в омуте памяти, воспоминании Снейпа, только в этот раз ведущую роль играл Люц. Маркус никогда не думал, что может увидеть Северуса таким – выгибающимся от страсти и стонущим от наслаждения, в экстазе выкрикивая имя Люциуса. А тот… тут юноша опомнился, он не заметил, как, заворожено наблюдая за этой парой, подошёл к самому балдахину кровати и даже поднял руку, чтобы отвести мешающий видеть полог. Бесшумно он отступил к потайной дверце и выскочил вон из комнаты, привалившись обессилено к стене своего убежища. Остаток ночи превратился для него в пытку. Стоило ему только сомкнуть глаза, как перед внутренним взором возникали такие картины… причём, если в начале сны рисовали подробности увиденного им в спальне, то со временем в них вплелись его собственные дикие фантазии. Он несколько раз просыпался, дрожа всем телом и с мучительной болью в паху. Самоудовлетворение помогало мало, наоборот, оно провоцировало новые сны. В общем, утром парень встал разбитым и невыспавшимся, и только ледяной душ смог привести его в относительный порядок. Завтрак не лез в горло, и юноше стоило огромного труда запихать в себя несколько кусочков. Мерлин великий! Он даже не помнил, что он ел! Ночные видения преследовали его и наяву, и Марк с трудом мог себе представить, как он сегодня выдержит целый день общения с предметами своих желаний. Да, да! Уж теперь-то Маркус точно убедился, что хочет их обоих!
И вот сейчас, встретившись взглядом с зельеваром, парень понял: он знает, что Марк видел ночью в их спальне. Юноша поспешно отвёл взгляд.
- Вы хотели изучить мой Дар? Как вы себе это представляете?
- Для начала мы попробуем засечь твою магию различными определяющими и защитными артефактами.
- Сразу предупреждаю, вредноскоп и большинство защитных заклинаний меня «не видят», так что, можете не тратить времени.
Но они его всё же потратили. Целых три часа маги заставляли его применять заклинания различной силы, используя Магию Иллюзий – ни охранные артефакты, ни защитные чары и заклинания не обнаруживали парня. Он с лёгкостью проходил сквозь любую защиту. Потом ему это надоело, и, очень осторожно используя свой Дар, Марк попытался воздействовать на эмоции и чувства своих учителей. Очень быстро он понял, что может манипулировать только теми эмоциями, которые они уже испытывают. Иными словами, нельзя заставить ненавидеть или любить, если зёрна этих чувств уже не были посеяны в душах раньше. Памятуя о своей реакции на увиденное этой ночью, юноша решился на маленькую месть. Очень незаметно, постепенно, буквально по миллиметру, он пробирался в их подсознание и сферу чувств, усиливая сексуальное влечение друг к другу. Собственно, там и вмешиваться сильно не было необходимости, так – слегка подтолкнуть. Но вот последствия этой самодеятельности привели его в замешательство. Сев с Люцем и так не старались скрыть от него свои отношения, а сейчас кидали друг на друга и на Маркуса такие взгляды, что парень, почуяв опасность, постарался было ретироваться, но… путь к отступлению был перекрыт. Облокотившись на секретер, возле двери застыл Северус, не спускавший с него горевших тёмным пламенем глаз:
- Люц, тебе не кажется странным поведение нашего Тигрёнка?
- Да-а, он так внезапно захотел нас покинуть. Что случилось? – высокая фигура блондина возникла за спиной парня, а он даже и не услышал, как подкрался к нему Малфой. Маркус давно уже прекратил игры с их подсознанием, но курок был спущен, и теперь юноше приходилось иметь дело с последствиями своих непродуманных действий. Он попытался, было, вновь осторожно воздействовать на их чувства, концентрируя сексуальное влечение друг на друге, но у него ничего не получилось. Одно дело – отвлечь от себя внимание ничего не подозревающих авроров или простых Пожирателей, а другое – заставить отступить уже вышедших на охоту магов уровня его «новых» знакомцев. На Люциуса это просто не подействовало, а Сев насторожился, явно что-то заподозрив:
- Впечатляет, впечатляет. И сколько времени ты уже так «развлекаешься»?
- Что такое, Северус?
- Мальчику было скучно. Это он провоцировал усиление влечения.
- Ну-у, Тигрёнок, тебе стоило только попросить…
- Я ничего не хотел вам сделать! Только немного снизить ваши сдерживающие барьеры, чтобы… ой… - Маркус вовремя прикрыл рот рукой, он чуть было не сказал – «чтобы спровоцировать вас двоих на поцелуй». Этого-то говорить явно не стоило.
- Чтобы отвлечь ваше внимание.
- И на что же ты хотел нас толкнуть? – обманчиво мягкий голос блондина мурлыкал уже над самым ухом. Его руки опустились на плечи парня, нежно поглаживая и массируя их через одежду.
- Этого больше не повторится! Обещаю! Мне просто было скучно! – юноша вырвался и отступил от приближавшихся магов, пытаясь держать обоих в поле зрения.
- Ах, так ты воздействовал на нас Магией Иллюзий? Великолепно! Северус, я даже ничего не почувствовал!
- Я заподозрил вторжение, когда он попытался нас остановить. Тигрёнок, ты вообще думал, что сам подвергаешь себя опасности? Как ты собирался нас контролировать?
- Я не собирался вас приманивать!!! Мне просто хотелось, чтобы вы обняли друг друга!!! – Марк продолжал отступать, но упёрся спиной в стену и замер. Он не знал, как заставить их оставить его в покое, и готов был уже извиняться и умолять, но внутренний голос прошипел: «Не смей! Тебя посчитают добычей и разорвут не задумываясь!» Поэтому юноша, собрав всю свою волю в кулак, выпрямился и нацепив на лицо вальяжно-насмешливую улыбочку, добавил:
- В конце концов, я не заставлял вас делать что-то такое, чего вы уже не делали и без моего вмешательства. К тому же – не лгите мне и себе – вам этого хотелось!
Приближающиеся мужчины замерли. Люциус хотел, было, привлечь к себе мальчишку, но Сев остановил его, перехватив руку:
- Нет. Я думаю, всем нам стоит успокоиться и отдохнуть часок. Тигрёнок, на твоём месте я бы больше не провоцировал нас… без веских на то причин. Кстати, ты присоединишься к нам за обедом?
- Нет, спасибо.
- Тогда – через два часа в тренировочном зале.
И они разошлись из кабинета по своим делам. Сегодняшняя тренировка мало отличалась от вчерашней. Разве что Маркусу стала лучше даваться беспалочковая магия в сочетании с фехтованием. И как его «тренеры» ни лютовали, он сумел продержаться против каждого из них не менее получаса. Свои гормональные поползновения юноша сумел подавить усилием воли. Когда надо, он мог полностью отключаться от происходящего.
В научных изысканиях и тренировках пролетело ещё три дня. Целых три дня, заполненные взглядами, мимолётными прикосновениями и двусмысленными фразами. Мальчишка держался. Это стоило ему бессонных ночей, заполненных эротическими фантазиями и огнём неудовлетворённого желания, но Маркус не собирался сдаваться на милость победителей.
Через три дня Люц и Северус, видя значительный прогресс в обучении парня, решили сменить тактику.
- Ну, что ж, мы с Люциусом уже выяснили, на что ты способен. Теперь пришла пора настоящих тренировок. Твои враги вряд ли будут стоять в сторонке, предоставляя кому-то одному вести магическую дуэль. Так что… Тигрёнок, с сегодняшнего дня тебе предстоит уворачиваться уже от двух противников. А для того, чтобы у тебя был стимул не совершать повторных ошибок, мы вводим систему наказаний…
- Пороть будете, или без обеда оставите? – не сумел удержать насмешки парень.
- Насчёт первого – это интересный вариант, но… не сейчас. За каждый дважды повторённый промах ты будешь лишаться какого-нибудь предмета одежды, - и, игнорируя возмущённые возгласы парня, добавил, - а если совершишь грубую ошибку, мы обговорим наказание после… дополнительно.
И, как ни протестовал Маркус, его учителя были непреклонны. В конце концов, у него был выбор, и никто его ни к чему не принуждал. Юноша великолепно знал, что есть область, в которой он ещё очень слаб. Ему плохо давались зеркальные щиты и проклятия, в основном потому, что он, не зная теоретической основы, пытался пользоваться сразу сложными заклинаниями из этой области, не понимая самого принципа действия. Пока ему удавалось избегать использования этой группы чар, но стоило кому-нибудь из его учителей-противников узнать об этой лазейке, и раздевание донага парню было бы обеспечено. Следовало немедленно избавиться от этого «хвоста». Вечером, после тренировки юноша раз за разом отрабатывал проклятые заклинания, но ничего не выходило. Проникнув в библиотеку поместья, он попытался найти что-нибудь для начинающих из этого раздела, но здешняя подборка фолиантов не была рассчитана на такие примитивные знания. Оставалось только надеяться, что Люц с Северусом не догадаются использовать эти проклятия.
Пережив очередную «весёлую» ночку со сновидениями «для взрослых», парень отправился на утреннюю тренировку. Да, теперь они тренировались утром и вечером. Только на утреннем тренинге взрослые маги пытались противостоять Магии Иллюзий, а вечерами Маркус учился у них смешанному бою. Утренние занятия прошли просто великолепно. Юноше опять удалось утереть нос своим противникам. Конечно, их сопротивляемость возрастала с каждым днём, но только до определённого предела. Иллюзия боли на них действовала слабо – сказывались «воспитательные мероприятия» Воландеморта, страх они более-менее контролировали, чувство голода – тоже. Более сложные чувства и мысли прикрывали сильнейшие блоки, которые Маркусу пробить было не под силу. Оставались ярость и… сексуальное влечение. Область сложная и скользкая, но с момента той своей неудачи в кабинете парень многому научился. Вот и сегодня он сумел заставить Северуса выпустить свою ярость из-под контроля, результатом чего явились выжженный угол зала и разбитые оконные стёкла. Учитывая отношения между мужчинами, заставить их принести вред друг другу было невозможно. С Люциусом справиться тоже было непросто, но Марк и тут нашёл лазейку. Дело в том, что блондин был очень чувствителен к прикосновениям определённого рода. Вот эту повышенную чувствительность юноша и использовал, едва не доведя лорда Малфоя до оргазма своими иллюзиями прикосновений. Когда они прекратили противостояние, Маркус не сумел скрыть торжествующей улыбки, уж очень ему нравилось срывать маски невозмутимости с этой парочки. Естественно, эта улыбка не осталась незамеченной. Окрылённый успехом парень даже не заметил, как переглянулись, о чём-то безмолвно договариваясь, его противники. И вечером «грянул гром». Маркус едва успевал уворачиваться от их выпадов и заклятий, когда Северус применил Ослепляющее заклинание, которое отразить можно только зеркальным щитом. Парню каким-то чудом удалось увернуться, но в глазах зельевара уже мелькнуло злорадство, и началось… Дальнейшее вспоминалось как один кошмарный сон. Найдя слабое место в его обороне, противники прицельно «добивали» Марка. В общем, раунд закончился через пять минут. Сев с Люциусом совершенно не скрывали своего довольства исходом поединка.
- Так, так, так! Тигрёнок, что у тебя с Зеркальными чарами? Пять повторных ошибок! Это не чересчур?
- Я пропустил только два удара.
- Только благодаря твоей вёрткости. Придётся поплотнее заняться этим разделом. Полчаса отдыха, и мы продолжим. Кстати, как насчёт наказания?
Под насмешливыми взглядами мужчин Марк нехотя стащил свободную бесформенную рубашку, в которой ходил на тренировки. Люц разочарованно застонал. Под старой, доставшейся ещё от Дадли хламидой, у парня была надета футболка. Сев лишь насмешливо хмыкнул:
- Малыш, тебе не жарко? Ты бы ещё зимнюю мантию надел.
Полчаса пролетели мгновенно, и тренировка продолжилась. Только змеиная изворотливость и чутьё спасали мальчишку от неминуемого поражения. Заклятия. Щиты. Отводы. Удары мечом. Всё слилось в один круговорот. Зеркальные чары по-прежнему не давались юноше, и через пятнадцать минут Люциус сам остановил поединок:
- Хватит! Ты не знаешь Зеркальных чар?
- Да. Я пытался, но у меня ничего не получается.
Северус нарочито медленно протёр тряпкой свой меч и убрал его в специальное крепление, а потом поинтересовался:
- Расскажи нам принцип действия Зеркального щита.
………
- Я жду.
- Я не знаю, - опустив голову и пряча румянец стыда на щеках, процедил Марк.
- Что? Я не расслышал.
- Я не знаю этого принципа.
- Так как же ты… А остальные разделы ты как изучал?
- Там всё было понятно, а здесь… Ну, не понимаю я этого!!!
- Мордред подери! Убить готов твоих родителей! – Люц сердито откинул за спину выбившиеся из хвоста волосы, - О чём они думают, оставляя волшебника с таким потенциалом недоучкой?
- Не стоит так нервничать, лорд Малфой, - голос Маркуса приобрёл ледяную вежливость. - До вас постарались!
- Что?!
- У меня нет родителей, я – сирота.
- Прости, я не хотел… Если тебе нужна помощь или убежище…
- Лорд Малфой! У меня есть семья, и я не нуждаюсь в благотворительности. Просто мой приёмный отец – не маг.
- Ладно, прекрати убивать взглядом Люца. Он не хотел оскорбить твою семью. Просто в следующий раз сразу говори, что тебе неясно, хорошо?
Марк был в шоке. Снейп, оказывается, мог быть миротворцем. Он ожидал чего угодно - холодной иронии, издевательской вежливости, откровенных насмешек, но не этого. Боясь выдать своё волнение голосом, юноша просто кивнул.
- Вот и хорошо.
В последующие полчаса изумление Маркуса побило все рекорды. Северус не только популярно и доходчиво разъяснил принцип действия всех Зеркальных чар, но и сделал это без всякого намёка на сарказм и издевательство. Вот теперь юноша понимал слова Драко о том, что его крёстный – прирождённый учитель. Стоило только исключить фактор старинной вражды, и пожалуйста – Снейп за какие-то полчаса донёс до него то, над чем он бился почти год. Они возобновили тренировку. Марк буквально на крыльях летал, у него всё получалось. Даже против двух таких великолепных бойцов в этот раз он смог продержаться целых сорок минут.
А на следующий день, «его» Пожиратели изменили тактику. В утренних тренировках Маркус почти не смог «достать» Люца, потому что тот включал обратную проекцию своих ощущений на юношу. Когда парень впервые почувствовал обрушившиеся на него чужое желание и ощущения, он сразу разорвал контакт, прекратив атаку. Настолько его ошеломила сила его собственных эмоций и чувств, вызванных этим «представлением». Но долго предаваться подобным размышлениям не было времени, ибо, почувствовав слабину, оба мага, совсем «неслабо» владеющие лигиллименцией, при первой же попытке «играть» их чувствами и подсознанием, организовывали ему такую «отдачу», что не обиженному сексуальностью мальчишке приходилось долго утихомиривать свои собственные «гормональные бури». В общем, итогом этого поединка была ничья.
Вечером его тоже ожидал сюрприз. Северус с Люцем исполнили свою угрозу и теперь вовсю отрывались, сбивая боевой настрой парня отнюдь нескромными по отношению к нему комментариями. Ну, как можно спокойно сражаться, когда проскользнувший почти рядом Люц, насмешливо улыбаясь, выдавал:
- Какой разворот, малыш! Так бы и стянул с тебя эти бесформенные тряпки.
А Северус добавлял:
- Да-а, а после этого разложил бы тебя на этих самых матах.
И всё это – не переставая атаковать. Мальчишка попеременно то краснел, то бледнел, но держался, не давая своим желаниям вырваться на волю под действием подобных «комментариев». Но эти сволочи не унимались. Мимолётные прикосновения, сопровождаемые нескромными словечками и неожиданно сильными ударами, выводили его из себя, заставляя совершать ошибки. И вот он уже лишился рубашки и даже футболки, а Сев с Люцем переглянувшись, начали двойную атаку на почти доведённого до ручки парня, и то, что они при этом говорили, заставило Маркуса заорать:
- Хватит!!! Прекратите!
- Ну, почему же? Никто не обещал тебе, что противник будет держать язык за зубами. Враг может оскорблять тебя или твоих родственников, расписывать любые пытки или другие действия, которым он собирается подвергнуть тебя. Твоя задача – игнорировать слова, не отвлекаясь от сражения.
- Но… то, что вы говорили, было правдой, я это чувствовал, вы на самом деле…
- На самом ли деле мы хотели бы проделать с тобой всё это? Да, разумеется. Можешь не сомневаться, наши желания и слова искренни, - Северус смотрел в расширившиеся от удивления зелёные глаза с насмешливым вызовом. - Но ты должен научиться игнорировать любые раздражители, мешающие тебе сражаться. Сейчас мы устроим перерыв, постарайся взять себя в руки, а не то…
- Что?
- Мы перейдём от слов к действиям. Твоя реакция говорит о том, что ты заинтригован, а не возмущён.
Отойдя в другой конец зала, и отвернувшись от своих противников, юноша пытался взять себя в руки и игнорировать всё то, что они ему наговорили. В конце концов, у него это получилось. Но он понимал, что его мнимому спокойствию может прийти конец, если Сев с Люцем продолжат высказываться в том же духе. Необходимо было их чем-то отвлечь. Заставить перейти в оборону. Марк не находил ничего подходящего, пока его взгляд не упал на задумчиво подрагивающую хвостом Шаазз. На лице юноши заиграла едва заметная злорадная улыбочка:
- Я готов. Начнём бой?
- Как скажешь.
Мужчины встали в позицию и вновь атаковали его, но в этот раз парень не пытался сражаться сразу с двумя, а ловко уворачивался, путая их карты и заставляя то одного, то другого перекрывать напарнику «линию огня». Слова он просто игнорировал, не позволяя себе их слышать. Когда же Люциус при очередном ударе попытался повторить свой фокус с прикосновением, Марк не отшатнулся, а наоборот, поддался к нему, одновременно отдавая Шаазз приказ атаковать, но не кусаться. Успех был впечатляющим, Люц отшатнулся и налетел на атаковавшего Маркуса Сева. А парень успел выскользнуть из «клещей» в которые они его загнали, и даже от души проклясть противников одним малоприятным заклятием. Проклятие они отразили, но больше на ближний бой не решались, усилив натиск с дальних позиций. А дальше всё вернулось на круги своя. Правда, полностью игнорировать комментарии противников у Марка не получалось, стоило только немного расслабиться, и их слова «доставали» его. Кроме того, Сев и Люц вместе применили какое-то неизвестное ему темномагическое заклятие, которое ни его магия, ни щиты не смогли остановить. Оставалась только надежда на ловкость. Он увернулся раз, другой, увернулся бы и третий, но зловредный зельевар вслед за неизвестным проклятием послал в парня совмещённый с «Инкарцеро» «Петрификус». От веревок Маркус избавился Огненным заклятием, но «Петрификус» его достал. В следующую секунду он уже лежал на матах, пытаясь усилием воли вернуть своим мышцам способность двигаться. В поле зрения юноши был лишь потолок и пустая часть зала. Вдруг чьи-то руки подхватили его и усадили, прижав к груди невидимого ему человека.
- Люц, прекрати. Надо освободить его от действия заклятия.
- Подожди, Сев, в кои-то веки, он такой мягкий и податливый, - рука Люциуса нежно отвела лезущие Марку в глаза пряди волос. Юноша и сам себе не хотел признаваться, но эта ласка была ему приятна. Уставшему телу нравились тёплые объятия.
- «Фините инкантатем».
Вернулась возможность двигаться и говорить, но Маркус на секунду замер, и только потом стряхнул обнимавшие его руки:
- Что это было за заклинание? Я такого не знаю.
- Да. И лучше бы тебе его не знать.
- Почему?
- Его называют Четвёртым Непростительным.
- Первый раз слышу. А что в нём такого страшного?
- Хочешь проверить на собственной шкуре? – насмешливо приподняв бровь, поинтересовался Северус.
- Нет, но я всё равно узнаю. Так что лучше бы вам сказать.
- Да-а, мы не соглашались учить тебя подобным проклятиям.
- Погоди, Северус. Если Тигрёнку так хочется знать, мы можем его научить, только вот… что мы будем с этого иметь?
- А чего бы вы хотели?
Люциус почти вплотную подошёл к натягивающему футболку парню:
- Одну твою ночь в нашей постели.
- ЧТО-О??!! Вы же обещали!!!
- Ну-у, я же не имел в виду «тебя в нашей постели». Всего лишь твоё времяпровождение. Обещаю, без твоей воли тебя никто из нас не тронет, - Люц, провоцирующе ухмыльнулся.
Северус сидел на подоконнике и с нескрываемой насмешкой изучал лицо юноши:
- Видел бы ты сейчас выражение своего лица.
- Никогда.
- Малыш струсил?
Кровь бросилась в голову Марка, как-то разом вспомнились все насмешки проклятого зельевара, всё его третирование в течение пяти лет. Это издевательское обвинение в трусости было последней каплей. Тем не менее, он смог удержать свой гнев в узде. Копируя интонации Северуса, он прошипел в ответ:
- Нет. Не вижу смысла в подобном общении с… вами, - и прошёлся по мужчине презрительным взглядом.
Сев сразу подобрался, взгляд стал тяжёлым и непроницаемым, он улыбнулся одними губами и проговорил, как будто выплёвывая каждое слово:
- Тогда я присоединяюсь к требованию моего друга Люца. Докажи свою смелость, щенок.
Можно было пойти на попятный… да, чего там, нужно было отказаться от этой авантюры, но Маркуса уже «заело», он перевёл насмешливый взгляд с одного мужчины на другого и, гордо вздёрнув подбородок, процедил:
- Согласен.