Мастер Иллюзий 3175

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Люциус Малфой/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Групповой секс, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 653 страницы, 49 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от YonMoun
«Мои аплодисменты автору!» от Akva1
«Люблю всем сердцем» от Хельгасик
«Спасибо за Тигрёнка)» от Zhuzhe4ka
«Лучший на фэндоме! » от Feva
«Любимейший шедевр!!!» от Ketsunne
«За огромный труд!» от le57plys
«Выше всяких похвал! » от Krisrain
«Это просто шедевр! » от Awesome Eksi
«Отличная работа!» от 282286ac
... и еще 50 награды
Описание:
Мастера Иллюзий не рождались уже три столетия, о таком виде волшебства просто забыли. Как же получилось так, что загнанному в тесные рамки Героя, мальчишке, жизнь среди цирковых артистов нравится больше, чем слава Избранного, а найденные в потайных уголках чужих библиотек книги с подозрительными заклятиями, больше чем «одобренные» Министерством. Ну, а в остальном, как обычно - страсть, любовь и… интрига. Шляпа ведь – была права.

Посвящение:
Вам всем посвящается!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читателей, которых шокируют тройнички, просьба - не читать!
Отказ: Взяли поиграть и вернули обратно. А так, нас тут вообще не стояло.
Иллюстрации к фику - авторы: Тень Севера, Теххи. Автор коллажа-заставки - ДавыдоФФ.

Глава 16. Шок.

7 июня 2012, 09:39
Профессор Трансфигурации и по совместительству декан Гриффиндора Минерва МакГонагалл во все глаза смотрела на своего друга и учителя, не в силах оправиться от шока.
- Так было надо, Минерва. Мальчик вспыльчив и плохо контролирует свою Силу. Ему необходимо было остыть и подумать над своим поведением.
- Но палочка, Альбус, палочка! Как вы могли лишить Гарри защиты, отправив к магглам практически безоружного?
- Ему в доме дяди и тёти и не нужно оружие, его защищает жертва его матери, а отсутствие палочки способствовало тому, что он не привлёк внимание Министерства этим летом. Вы все не хуже меня знаете, что Фадж спит и видит, как бы забрать у нас Гарри под своё крыло. Он надеется, что это позволит ему выиграть выборы. Сейчас не время привлекать ненужное внимание прессы и министерских работников к мальчику.
Альбус Дамблдор тяжело вздохнул и окинул взглядом всех собравшихся, кроме Грюма, который одобрительно кивал головой, и ещё пары Орденцев, плохо знающих Гарри. Остальные же, даже не переваривающий Поттера Северус, уставились на директора осуждающими взглядами. Это ещё хорошо, что Люпина не было на собрании. Он уже месяц не появлялся, изредка посылая короткие записки с совами. По правде сказать, Дамблдор и сам понимал, что перегнул палку с мальчиком. Не стоило забирать у него палочку. Но его настолько возмутил и поразил погром, устроенный юношей в его кабинете после смерти Сириуса, что он просто не видел тогда другого выхода. Застенчивый и обычно послушный его воле юноша вдруг показал себя с такой стороны, что даже многоопытный старый директор испугался. Перед глазами, как наяву, вдруг встало смеющееся лицо юного Гелерта. Тот тоже был когда-то так же неистов в своих страстях и желаниях. И к чему всё это привело? Он не хотел, чтобы его Мессия Света, его Золотой мальчик поддался развращающей власти Тёмных искусств и стал новым Тёмным лордом. Ради этого он вынужден был поступить так жестоко. Гарри должен научиться смирению и контролю над своими чувствами.
Альбус отвернулся к грязному окну, вглядываясь вдаль: «Жаль, что мы не уследили, и юная Гермиона с родителями погибли. Девочка всегда в нужном ключе влияла на друга. Хорошо, хоть нам удалось скрыть от прессы это событие. Пускай уж бедный мальчик лучше думает, что его подруга уехала из страны. Так ему будет легче. К тому же он, наверное, уже достаточно остыл и теперь сможет лучше контролировать свои эмоции. Мы и так непростительно запустили его обучение. Но ничего, Северус великолепный учитель, и он сумеет наверстать упущенное парнем за лето».
- Северус, подойди, пожалуйста, сюда.
Вечно мрачный зельевар приблизился.
- Ты меня осуждаешь, мальчик мой?
Северус задумался. Он не понимал природы вдруг вспыхнувших в душе чувств. Может, на него так речи Тигрёнка повлияли? Нет, ему не жаль, что у Поттера забрали его мантию-невидимку. Теперь мальчишка сто раз подумает, прежде чем лезть в очередную авантюру. Но палочка – это совсем другое дело. Он даже мысленно содрогнулся, представив, как бы сам себя чувствовал на месте гриффиндорца. Тут он был с директором в корне не согласен – такого не заслуживал даже Поттер.
- Альбус, это не моё дело, но, по-моему, это слишком… жестоко. У Поттера и так с психикой не всё в порядке, не думаю, что это пошло ему на пользу.
- Что сделано, то сделано. Я прошу тебя, чтобы ты, не дожидаясь начала учебного года, занялся с ним боевой магией.
- Что, прямо здесь, в этом доме?
- Да, и как можно раньше, а лучше всего, прямо с завтрашнего утра.
- А сам Поттер в курсе?
- Пока нет, но я ему сейчас всё объясню.
Жестом предложив Снейпу садиться, Дамблдор пригласил остальных членов Ордена Феникса к столу, и они переключились на обсуждение насущных проблем, на время позабыв о Поттере.

А Гарри тем временем пытался взять себя в руки и заставить смириться с тем, что попасть в Малфой Менор и Сноукастл в ближайшие дней десять он не сможет. И голос его любимого зельевара, периодически раздававшийся из-за закрытой двери, этому совсем не способствовал. До этого времени юноша думал, что сможет с лёгкостью поддерживать отношения с Северусом в школе, необходимо было только игнорировать его язвительные выпады и комментарии. А для того, чтобы не получать насмешек на Зельях, он даже с помощью Драко и Герми подтянул этот предмет до максимально доступного ему уровня. Для школьного курса Зельеварения это было… приемлемо. Но сейчас он не был так уж уверен, что ему удастся всё это выдержать. Один презрительный взгляд, брошенный на него Снейпом, когда тот шел в столовую на собрание Ордена, резанул по сердцу мальчика такой болью, что он испугался. В голове возникла паническая мысль: «А может, всё ему рассказать?» Но он тут же отбросил её как бредовую. Нет, Гарри Поттер выдержит всё, он не сдастся, не выдаст себя… чтобы Тигрёнок был счастлив и мог встречаться со своими любимыми Пожирателями.
За разговорами с друзьями и обустройством на новом месте пролетело полночи, а когда закончилось собрание Ордена, директор пригласил его в столовую, где их ждал мрачный и невозмутимый Снейп.
- Гарри, я надеюсь, ты осознал свои ошибки?
- Да, профессор, - юноша ловко отводил взгляд от прямого контакта с взглядами этих двух легиллиментов. Афишировать свой блок ему не хотелось. Хорошо, что он побеспокоился об этом заранее. Ещё в Сноукастле он нашёл медальоны, защищающие того, кто их носит, от проникновения в их сознание, и сегодня, собираясь в Литтл Уингинг, как раз нацепил такой медальон на шею.
- Хорошо, мой мальчик. Я пригласил тебя вот с какой целью. Ты потерял много времени, не занимаясь этим летом.
Гарри едва удержал рвущуюся в ответ фразу: «А кто в этом виноват?» Но сдержался и только молча кивнул головой.
- Так вот… о чём это я? Ах, да! Профессор Снейп с завтрашнего дня будет заниматься с тобой боевой магией.
Юноша, хоть и знал обо всём заранее, вскинул голову и с хорошо разыгранным возмущением посмотрел в лицо директору:
- Но…
- Никаких «но», мой мальчик. Профессор Снейп – один из лучших боевых магов Магического Мира, и он будет обучать тебя.
- Вы что-то хотите сказать, Поттер? – знакомый насмешливый голос с уже подзабытыми презрительными интонациями заставил парня вздрогнуть, но он быстро взял себя в руки и ответил как можно равнодушнее:
- Хорошо, господин директор, но у меня есть одно условие.
- Вы смеете выдвигать какие-то требования, Поттер?
- Только одно. Вы, профессор Снейп, никогда не будете пытаться проникнуть в мой разум.
- Ох, надо же, наши желания впервые за столько лет совпадают. Я с радостью обещаю вам это, но необходимо будет, чтобы кто-нибудь занялся с вами Окклюменцией. Я не хочу быть замученным Лордом только потому, что вы, Поттер, не умеете закрывать от него свой разум.
- Северус, я не уверен… - Дамблдор нахмурился, попытавшись остановить своего зельевара, но тот продолжил.
- Это моё требование, господин директор.
Видя, что эти двое уступать друг другу не собираются, и не горя желанием заниматься с директором этой наукой, Гарри поспешил вмешаться в разговор:
- Господин директор, профессор, на шестнадцатилетие из Гринготса мне прислали вот этот медальон, - он вытащил из-под рубашки надёжно спрятанную безделушку. - Он полностью блокирует моё сознание, и я зачаровал его так, чтобы он никогда не потерялся.
- Ну-ка, ну-ка, мой мальчик? – преподаватели склонились над артефактом и обменялись понимающими взглядами. - Это меняет дело.
- Да, директор, это полностью меняет дело. Только вот почему гоблины отправили ему такой ценный подарок до семнадцатилетия? – Снейп заинтересованно уставился на мальчика.
Тот равнодушно пожал плечами:
- Там было что-то про обычаи рода Поттеров (пускай проверят, если смогут, он ведь единственный оставшийся в живых Поттер).
- Это вполне возможно. Я слышал, что в семье Джеймса было два или три таких медальона, - Дамблдор ободряюще улыбнулся мальчику. - Вы тут с профессором Снейпом договоритесь о времени тренировок, а мне ещё надо побеседовать кое с кем, пока они не разошлись.
Когда за директором закрылась дверь, зельевар окинул взглядом стоявшего перед ним мальчишку в поношенной одежде размера на два больше, чем ему нужно: «Ну, чисто цыплёнок. Совсем его Петунья, что ли, не кормила? По-моему, за эти два года он ничуть не вырос». И на самом деле, за это лето все студенты будущего шестого курса разительно изменились. Северус вспомнил Драко и Теодора Нота, которого мельком видел в доме отца, когда заходил туда по поручению Тёмного Лорда. Да и эти два гриффиндорских недоразумения – Лонгботтом и Уизли – почти догнали ростом своего учителя и раздались в плечах. А голоса? У крестника зельевара вместо ломкого и слегка петушиного дисканта появился приятный завораживающий баритон, чем-то напоминающий отцовский, а Нотт и Уизли так вообще разговаривали чуть ли не басом. Поттер же… да о чём говорить? Поттер – он и есть – Поттер. Всё та же невысокая тщедушная фигурка, всё те же лохматые неровно обстриженные патлы, почти детское личико и латанные-перелатанные очки на переносице. А уж голос, как у малого ребёнка – пронзительный дискант. Сев с улыбкой вспомнил хищную грацию и мурлыкающий бархатный голос Тигрёнка… Мм-даа! Этот задохлик Поттер с ним даже рядом не стоял, хотя они и были приблизительно одного роста.
Опомнившись, слизеринский декан придал своему лицу привычное презрительно-насмешливое выражение и обратился к своему нежеланному ученику:
- Ну, Поттер, я надеюсь, вы ещё помните, с какой стороны нужно держаться за палочку? – он ожидал вспышки гнева и сбивчивых оскорблений в ответ, но мальчишка только мазнул по его лицу ничего не выражающим взглядом и вновь уставился куда-то в стенку.
- Помню,… сэр.
- Вот завтра в восемь утра вы мне это и докажете. Но учтите, я не буду вас ждать. Если вы не появляетесь в подвале в 8.00, я немедленно ухожу, и даже Дамблдор не заставит меня заниматься с таким бездарем как вы. Вам всё понятно, Поттер?
- Да, сэр. Я могу идти? – взгляд юноши вновь ничего не выражал, хотя смуглые щёки слегка побледнели.
- Я вас не задерживаю, мистер Поттер.
Гарри, как сомнамбула, медленно вышел из столовой и незаметно, чтобы не привлечь внимания Рона, Невилла и миссис Уизли, всё ещё беседующих о чём-то на кухне, проскользнул на лестницу. Осторожно, стараясь, чтобы не скрипнула ни одна ступенька, он поднялся на чердак и забился там в один небольшой закуток возле грязного чердачного окна. С лестницы этот укромный уголок был незаметен. Прислонившись спиной к стене, мальчик сполз на пол и, спрятав лицо в колени, бесшумно заплакал. Он предполагал, что во время учёбы Снейп будет опять третировать его, но не представлял, что это будет настолько болезненно. Выплакавшись, он с помощью заклинания стёр с лица все следы проявленной им слабости и улыбнулся зло и неприятно:
- Ну, что ж, мистер Снейп, вы решили вдоволь поиздеваться надо мной, доказывая, какой я никчёмный? Боюсь, мне придётся вас разочаровать.
Гарри достал из кармана отданную ему Дамблдором палочку и погладил её полированный бок, как будто знакомясь заново. Это было одновременно здорово и непривычно. Они как будто примеривались друг к другу, пытаясь понять, а стоит ли доверять этому знакомому незнакомцу. Но вот дерево в руках мальчика потеплело, и из конца палочки вырвался сноп разноцветных искр, заливая тёмный чердак весёлым радужным светом. Юноша улыбнулся слегка печально и наложил на палочку заклятие, снимающее След, которому его научил Грегорович ещё в июле. Как будто почувствовав свободу, магический инструмент отозвался довольной вибрацией и выпустил целую радугу, на несколько секунд окутавшую Поттера, а затем растворившуюся в воздухе разноцветными искрами. Юноша прощупал её ауру с помощью своей Силы и поразился: палочка напоминала выпущенного на волю коня. Магия буквально бурлила и переливалась в ней. Настроение как-то незаметно улучшилось, и будущая школьная жизнь перестала казаться такой беспросветной. Гарри улыбнулся лукаво:
«Ну, что ж, профессор Снейп, мы ещё посмотрим, кто будет смеяться последним. Ох, Северус, этого я тебе так просто не спущу!» Парень тихонько рассмеялся, опять подивившись «разделению труда» своих личин. Гарри Поттеру предстояло доказать предубеждённому против него зельевару, что он кое-чего стоит, а Тигрёнку… продумать план мести третировавшему его мужчине. Жизнь вновь представлялась прекрасной и удивительной. Вот если бы ещё только не приходилось жить в этом мрачном доме, который мальчик и при жизни крёстного-то не любил, а уж после его смерти и вовсе выносил с трудом.
Когда Гарри, наконец-то, спустился с чердака, все уже спали. Во всяком случае, храп Рона отчётливо раздавался из соседней комнаты. Юноша принял душ и, устроившись на своей постели, провалился в сон.
Внутренние «часы» не подвели его и в этот раз. Он проснулся в полседьмого, заправил постель, привёл себя в порядок и, стараясь шуметь как можно меньше, прокрался на кухню, где сварганил себе пару сэндвичей. Настроение было боевое, парень уже предвкушал, насколько же будет удивлён Северус, когда… Кружка с чаем едва не выпала из ослабевших пальцев мальчика, а сам он застыл с приоткрытым ртом, так и не доев последний кусок сэндвича: «Ой! Гиппогрифа тебе в…! И что ты собираешься показать Северусу, а? То, чему они с Люциусом тебя научили? Так лучше сразу подойти к Севу и признаться, что я – Тигрёнок. Он ведь не идиот – сразу узнает и заклинания, и манеру боя. Что же делать-то?» Юноша побился лбом о дубовый стол в манере домашнего эльфа. Он не просто не может использовать то, чему его научили его любовники, но и вообще вынужден будет скрывать все приёмы, которые узнал как «Ночной охотник». И что оставалось? Правильно – ничего! Парочка проклятий из Запретной секции хогвардской библиотеки и… базовые школьные заклинания. Оценив свои возможности, Гарри едва удержался от того, чтобы приложиться головой о стол как можно сильнее. С тем, что он мог использовать, не боясь выдать Тигрёнка, выходить на поединок со Снейпом было всё равно, что аппарировать в резиденцию Воландеморта с воплем: «Иди сюда, придурок безносый! Я сдохнуть хочу!» Мда-а, Гарри-Марку оставалось только смириться с тем, что сегодня один из двоих «милых» Пожирателей, уделает его во время тренировки, как бог черепаху, да ещё и поиздевается всласть. Необходимо было срочно придумать что-то, что не раскрыло бы его инкогнито и позволило хотя бы попытаться противостоять одному из лучших боевых магов. Юноша лихорадочно перебирал в уме все известные ему заклинания и их модификации. Что-то, какая-то идея всё время брезжила где-то на границе сознания, но постоянно ускользала, когда он пытался поймать её за хвост. Гарри, правда, придумал парочку приёмов, но… это было каплей в море. Если уж он, используя все свои навыки, мог продержаться против Сева не больше часа, то чего стоило ожидать в данном случае? Богатое воображение мальчика подкинуло яркую и красочную картинку, где он во время дуэли едва успевает открыть рот, как Снейп одним заклинанием завязывает его морским узлом. Особенно бредовой деталью были пламенеющие от стыда уши парня, светящиеся, словно лампочки, на фоне живописно искривлённого зада. Юный маг помотал головой, отгоняя видение, и попытался сосредоточиться на подготовке к сегодняшней тренировке, но… в холле хлопнула дверь, и на пороге кухни появился Северус Тобиас Снейп собственной неоднозначной персоной.
- Ну что, Поттер, так и будем во мне дырки взглядом сверлить?
Гарри подскочил из-за стола, как будто его кто-то укусил, но быстро взял себя в руки:
- Профессор Снейп, сэр! – взгляд его метнулся к кухонным часам – 7.45, - Через пять минут я буду в подвале.
Северус окинул Поттера задумчивым взглядом – с парнем явно что-то творилось. Но поскольку гриффиндорец ни на что не жаловался, мужчина не стал устраивать ему допроса с пристрастием. В конце концов, чем быстрее они начнут тренировку, тем скорее он сможет покинуть этот ненавистный дом. А Поттер пускай учится сам решать свои проблемы, слизеринский декан к нему в няньки не нанимался.
- Что ж, посмотрим… - и, резко развернувшись в дверном проёме, зельевар быстро покинул кухню.
Гарри же обречённо вздохнул, вымыл посуду и спустился в подвал. Северус, скинувший уличную мантию и оставшийся в чёрном сюртуке и брюках, уже поджидал юношу:
- Ну-сс, Поттер. Попробуем выяснить, на что же вы способны. Хотя, - мужчина не удержался от колкости, - я сомневаюсь, что вы сможете удивить меня чем-то экстраординарным. Урок будет проходить следующим образом: я – нападаю, вы – защищаетесь. Можете использовать любое заклинание, какое знаете.
Северус усмехнулся и приподнял бровь, вот сейчас-то он и узнает, так ли хорош Поттер в бою, как расписывал его Люц:
- Вам всё понятно?
- Да, сэр.
- Тогда приступим, - зельевар отошёл в другой конец помещения и, даже ещё не до конца развернувшись, атаковал парня сдвоенным «Ступеффаем».
Гарри автоматически навёло Зеркальный щит, только в последний момент вспомнив, что сейчас ему необходимо пользоваться палочкой, ловко ушёл с линии огня и ответил «Экспелеармусом», «Инкарцеро» и «Петрификусом тоталусом». Мужчина легко блокировал серию заклятий, даже не произнеся ни слова. И начались мучения гриффиндорца. Только выработанная квиддичем и почти двумя годами приключений ловкость позволяла уворачиваться от посылаемых в него проклятий. А ещё надо было помнить о том, что очкарик Поттер, закончивший только пятый курс школы, не умеет пользоваться невербальными заклинаниями, и потому обязан выкрикивать свои проклятия во всё горло, не знает Тёмной Магии и без палочки ни на что не способен. Такая позиция была откровенно проигрышной, и бой закончился за семь минут. Приведённый в чувство «Эннервейтом» мальчик обречённо поднял глаза на своего мучителя. Уж он-то знал, как умеет издеваться Снейп. И тот его не разочаровал.
- Да-а, Поттер. И вот этим вы собираетесь победить Тёмного Лорда? – на лице мужчины ясно читалось притворное сочувствие с ярко выраженной ноткой презрения. - Я к вам обращаюсь, мистер Поттер! Будьте любезны ответить.
Гарри сжал зубы, усилием воли подавляя поднимающийся в груди гнев, и ничего не выражающим тоном ответил:
- Нет, сэр, но я считал, что вы научите меня приёмам магического боя.
- «Приёмам магического боя»! Ну, надо же?! – Снейп картинно развёл руками, а потом наклонился прямо к лицу юноши и зашипел, глядя ему прямо в глаза. - Научить сражаться можно только того, кто сам этого хочет, и у кого достаточно ума, чтобы понимать объяснения. А вы не отличаетесь ни тем, ни другим.
- А вы так в этом уверены, профессор Снейп? – парень из последних сил старался удержать себя в руках и не сорваться. Его счёт к Северусу рос просто с катастрофической скоростью, и та часть юноши, что была Тигрёнком, очень-очень собиралась постараться, чтобы получить этот долг до последнего кната.
- Вы имеете мне сообщить что-то, чего я не знаю?
- Нет, я жажду узнать то, чего не знаю я, - в той же шипящей манере, ответил Гарри.
- Хмм, а вы изменились, Поттер. Куда подевались ваши истерики и обличающие меня обвинения?
- А что, что-то изменится, если я начну кричать на вас?
- Нет.
- Я тоже так думаю. Быть может, нам продолжить занятия?
- Хорошо. Вводные те же…
- Почему?
- Что – почему?
- Вы не показали мне ни одного заклинания и при этом требуете, чтобы я смог вам противостоять.
- Боевой маг тем и отличается от зубрилы-студента, что выбирает манеру и способы боя инстинктивно. Я пытаюсь понять, способны ли вы на это. Мы, наконец, приступим к тренировке, или вы и дальше будете отнимать у меня время?
- Я готов.
И снова Гарри сумел продержаться не больше десяти минут. Северус язвил, прозрачно и не очень намекая на умственные способности его отца и крёстного, но юноша терпел, пытаясь не поддаваться на провокации и отыскать-таки ту «изюминку», что могла бы спасти его от издевательств зельевара. Не выдержал он только однажды, когда плюющийся обидными замечаниями, словно гадюка ядом, слизеринец упомянул, что его родители были бы крупно разочарованы тупостью своего отпрыска:
- Я бы хотел посмотреть на их лица, если бы они могли увидеть, какое ничтожество породили и…
- На самом деле хотели бы? Не только на лицо отца, но и на лицо моей мамы?
Снейп тотчас же замолчал и уже совсем другим тоном поинтересовался:
- И кто вам об этом рассказал?
- Не всё ли вам равно? Чего вы хотите добиться? Вы же знаете, что мне известны только базовые школьные заклинания да ещё несколько штучек, откопанных в библиотеке.
- Вот именно это я и хочу узнать. Мне известно, что вы показываете не всё, на что способны. И мне очень хочется понять, почему вы предпочитаете терпеть мои насмешки, вместо того, чтобы применить ваши знания на практике?
Гарри задумался, и действительно, а почему он их не применял? То же Проклятие Кипящей Крови, к примеру? Прислушавшись к себе, он понял, что делал это инстинктивно, и не потому, что опасался Сева, а потому, что этого нельзя было делать здесь, в этом доме. Странное ощущение, не правда ли? Особенно если считать, что он является его официальным владельцем и наследником тех самых Блэков, которые никогда не были светлыми магами. Это наводило его на одну весьма неприятную догадку. Боясь, что Сев сделает что-то, что собьёт его с мысли, Поттер позвал:
- Кикимер.
Через минуту появилось грязное, худое и злобно зыркающее исподлобья существо, шипевшее себе что-то под нос о предателях крови, грязнокровках и прочей дребедени. Но сегодня Гарри не собирался вести корректную разъяснительную работу с чокнутым домовым эльфом, а, оборвав причитания этого сумасшедшего, спросил:
- Кикимер, на доме есть чары, определяющие использование Тёмной магии? Отвечай!
- Да, … хозяин.
- Они могут определить, кто использовал «тёмное» заклинание?
- Да.
- Кто поставил эти чары?
…….
- Кто? Поставил? Чары? Я тебя спрашиваю? – последние слова он почти прошипел, склонившись прямо к лицу ненавистного мелкого предателя, каким считал Кикимера.
- С-страшный маг со стеклянным глазом и…
- И?
- И старый сильный маг, что держит школу для таких любителей гря…
- Кикимер!!! Я не спрашивал твоего мнения. Можешь уйти, - Гарри специально избегал в разговоре с этим эльфом слова «свободен», он хорошо помнил, чем это закончилось для его крёстного. Юноша опомнился… он позволил своей ненависти к эльфу прорваться наружу при свидетеле. Да ещё каком! Вряд ли Пожиратель и шпион с многолетним стажем пропустит мимо ушей так не вяжущийся со «светлым образом героя» разговор.
- Так, так, так! Занятно. А вы, оказывается, полны сюрпризов, Поттер. Кто бы мог подумать, что у вас хватит ума догадаться о Сигнальных чарах. И… вряд ли бы ваша магглорожденная подружка одобрила такой стиль общения с домашними эльфами, - Снейп разглядывал стоявшего перед ним невысокого юношу с некоторым интересом, как, скажем… новый вид флоббер-червя, ну-у, или на худой конец – ядозубки мелкосуставчатой.
Гарри в ндцатый раз подавил раздражение и, взглянув в лицо своему мучителю, улыбнулся искренне и обезоруживающе, что никак не сочеталось с его словами:
- Ну, что вы, профессор, я о них не догадался, я их почувствовал, и очень удивлён, что для такого опытного мага, как вы, они явились такой уж неожиданностью. «Ну, что, съел?»
- Вы меня просто поражаете, Поттер. «Ах ты ж, мелочь недобитая! Зубы показывать вздумал? И где только так язвить научился?» Я и не подозревал, что вы настолько чувствительны. Возможно, хоть это поможет вам в наших тренировках, а то результат их уж больно плачевен. «Ну, и что ты на это ответишь, сопляк?»
- Я только на это и надеюсь, профессор. Странно, не правда ли, что каким бы предметом мы с вами не занимались, результат всегда плачевен? «Ох, что-то ты краснеть начал, Сев, смотри - не лопни от ярости! Я тебе не мальчик для битья. Жаль, что только Тигрёнку можно открыто высказать тебе всё, что я думаю о твоей уже задолбавшей меня ненависти ко всем Поттерам вообще и ко мне, любимому, в частности!»
Зельевар открыл, было, рот, чтобы дать достойный ответ охамевшему студенту, но вовремя сдержался – не хватало ещё поддаваться на провокации мелкого Поттера. Вместо этого он улыбнулся как можно доброжелательней и протянул:
- Наверное, это из-за вашего неумения сосредоточиться, Поттер. Попробуйте хоть раз, а вдруг получится?
- Я непременно последую вашему совету, - Гарри поймал себя на мысли, что начал наслаждаться этой перепалкой. - «Эх, если б можно было… но это невозможно. Северус никогда не примет Гарри Поттера, а значит, и мечтать не о чем. Единственный шанс нам всем троим остаться вместе – это дотянуть последние два года в Хоге и навсегда исчезнуть из магического общества как Гарри Поттер, чтобы легализовать Маркуса Иллюзора. Боюсь, профессору Дамблдору придётся подыскать себе другого Мессию. Но поживём – увидим. А сейчас…» - Профессор Снейп, сэр, что мы будем делать с Сигнальными чарами? Я расспросил Рона и Невилла, мистер Грюм обучал их только светлым заклинаниям. Если мы будем использовать что-то… более тёмное, то можем вызвать… некоторые подозрения.
- На что вы намекаете, Поттер? Или вы полагаете, что для Грюма и директора является секретом, что я – Тёмный маг?
- Нет. Но я думаю, что вам не нужны обвинения, что вы обучаете меня Тёмной магии. Ведь они посчитают, что это вы научили меня этим проклятиям.
- А вы не безнадёжны… «Люц был прав, он не так прост, как кажется». Что вы предлагаете?
- До начала занятий в школе осталось полтора дня. Мы можем пока заняться теорией. А в Хогвардсе…
- Вы полагаете, что в школе нет подобных чар?
- Я полагаю, что они не везде действуют.
- К примеру?
- В Тайной комнате.
- Однако вы всё больше поражаете меня, Поттер. И я, пожалуй, готов буду пересмотреть своё отношение к вам, если…
- Что?
- Не наглейте, мистер Поттер. Если вы ко второму ноября сможете изобразить что-то более достойное, чем эпическая картина «Геройская гибель гриффиндорца».
- Не показывая предварительно ни одного заклинания?
- В этом-то и весь смысл. Включите ваши мозги, Поттер! Я всё же надеюсь, что вам что-то досталось и от матери.
Со стороны лестницы раздались голоса, и Снейп быстро отстранился от парня, принимая свой обычный высокомерный и презрительный облик.
- Хорошо. Но вы хотя бы могли мне посоветовать, какую литературу по данному вопросу я смогу найти в доме Блэков.
- Проявите вашу гриффиндорскую смекалку. Кстати, а где ваша подружка Грейнджер? Уж у неё-то на это мозгов хватило бы.
- Профессор Дамблдор сказал миссис Уизли и Рону, что Гермиона уехала с родителями из страны и, вероятнее всего, не будет дальше учиться в Хогвардсе.
Северус внимательно вгляделся в лицо студента, но, кроме выражения лёгкой печали и смирения, ничего на нём не обнаружил. К тому же мальчишка опять отводил взгляд в сторону, не давая увидеть ни тени эмоций в своих глазах. Почему же тогда мужчина был уверен, что за этими словами скрываются горечь и гнев, направленный на… «Да! Вот именно! Направленный на Дамблдора! Но, почему? Что там случилось? Эх, жаль, что амулет не даёт проникнуть в его сознание!» - и, ещё раз попытавшись прочесть хоть тень других эмоций на лице парня, Снейп выдал нейтральную фразу:
- Я этого не знал. Сожалею, - и, увидев ошарашенный взгляд Поттера, добавил: - Тем хуже для вас. Я боюсь, что мистер Уизли вам в этом деле не помощник. Придётся готовиться к занятиям самостоятельно. Следующее занятие завтра в восемь. Не опаздывайте! Я и так потратил на вас полтора часа своего досуга. Да, кстати, в школе у вас будет предостаточно времени, чтобы заняться учёбой и тренировками, - зельевар насмешливо улыбнулся. - Все мародёрские крысиные выходы из замка блокированы новой Защитой. Так что… приятной учёбы, мистер Поттер. Может быть, хоть в этот раз вы не вляпаетесь в очередную историю.
Северус уже ушёл, а Гарри остался стоять в подвале, размышляя над выходом из этой ситуации. В конце концов, есть ещё и анимагические формы, но это можно будет решить потом. А вот стратегию будущих тренировок с Северусом стоило продумывать уже сейчас, с ним шутить не стоило… особенно тому, кто носил фамилию Поттер. В голову по-прежнему ничего не лезло. Впрочем, так обычно и бывает, когда что-то очень нужно. В дальнем углу полутёмного помещения что-то зашуршало, и до слуха юноши донёсся тихий голос:
- Ушшли?
- Не ушшли. Один оссталсся. Опассноссть.
Иллюзор очнулся от мрачных дум и оглядел подвал. Никого не было видно, но на груди немного щекотно зашевелилась Шаазз, прошипев: - Змеенышши. Малышшня.
Только тогда, Марк понял, что разговор, конец которого он услышал, шёл на Серпентаго. Стараясь не делать резких движений, юноша прошипел в ответ:
- Я не причиню вам вреда. Не бойтесь меня.
- Большшой. Ещщё разздавит, - и тихий шорох возвестил о том, что маленькие змейки скрылись в какой-то щели. Парень хотел было позвать их вновь, но, уже открыв рот, вдруг тихо рассмеялся:
- Ну, конечно! Серпентаго, как же я сразу-то не подумал! Это же единственное, что я смогу противопоставить Северусу. Надо будет попробовать произносить заклинания на этом языке. Посмотрим, что из этого получится.
- Гарри! – в дверях подвала появился Рон, слегка щуривший глаза после яркого света и пытавшийся разглядеть друга в полутьме.
- Рон, доброе утро.
- А? Доброе! Ты чего сюда забрался? Мы тебя обыскались!
- У нас со Снейпом была тренировка по боевой магии.
- Бррр! Ну, и как?
- Пока не очень. А у вас с Невом?
- Грюм уже два дня не появлялся, только вчера на собрание пришёл. А вообще-то, если честно, лже-Грюм как учитель был лучше. В смысле, Грозный Глаз, конечно, светлый маг и всё такое, но преподаватель из него – никакой. Хуже этого слизеринского ублюдка, чес слово!
- Ну, то, что вы с Невиллом мне вчера показывали, было очень круто!
- Ага?! А сколько мы за это выслушали?! Не приведи тебе Мерлин так учиться!
- Лучше уж так, чем никак, - Гарри отвернулся, пряча обиду на Дамблдора и друзей, но почти сразу же на его плечо, опустилась сильная рука.
- Ты нас с Невом прости. Мы не знали, что директор у тебя палочку забрал. Мы думали, что тебя тоже тренируют, только… как это… продвинутым способом.
- Что-о?!
- Ну, это Гермиона как-то сказала. А что? Прикольное слово!
- Ты от неё письма получал?
- Нет. Меня же почти сразу на Гриммо забрали, а сюда, сам знаешь, совы не летают. Конспирация! Мать её за ногу! Профессор Дамблдор говорит, что Герми уехала с родителями куда-то за границу и в школу больше не вернётся. Жаль! Мы даже попрощаться с ней не смогли. Когда теперь увидимся? Да и увидимся ли вообще? Война. Нас могут убить. Хоть бы только она была в безопасности.
Гарри смотрел на обычно жизнерадостного друга и не узнавал его. Прикушенная губа, тоскливый взгляд, опущенные плечи. Казалось, Рон разговаривает сам с собой.
- Ты любишь её?
- Ну, она же мой друг. Почему ты спрашиваешь?
- Я не про дружбу. Ты любишь её?
- А, вон ты о чем? Наверное, как сестру, как друга… Но иметь такую жену… брр… я бы не смог. Мне нравятся красивые, весёлые, ну-у, и чтобы в постели кое-что могли! – Рон хлопнул друга по плечу. - А ты не завёл летом себе подружку?
- Ну-у, как тебе сказать?
- Колись!
- А что ты скажешь, если я завёл себе не подружку?
- Ух ты! И кто он?
- Ты его не знаешь (Ну, в каком-то смысле это правда. Их таких гриффиндорский рыжик совершенно не знает). И тебя не волнует, что я встречаюсь с парнем?
- А почему это меня должно волновать? Встречайся на здоровье! Главное, чтобы это был не Малфой!
- Чем тебе Хорёк не нравится?
- Ты что, серьёзно?
- Да так, спросил просто.
- Ты, это, меня не пугай так. Придумал тоже. Кому этот щенок Пожирателя может нравиться?
- А я вот слышал, что он от Лорда сбежал.
- Врёшь!
- Правда. Говорят, Пожиратели его мать в Италии убили.
- Кто говорит?
- Да, так. Я один раз от Дурслей сбежал и смотался в «Дырявый котёл». Там как раз об этом разговор шёл.
- И ты этому веришь?
- Не знаю, но доставать его пока в школе мы не будем.
- Как скажешь. Нет, надо маме сказать…
- Рон!
- Что?
- Ты с ума сошёл?
- Ох! Мордред побери! Я и забыл совсем! Извини, я никому не скажу. Только Невиллу, - и, ещё раз хлопнув Гарри по плечу, Рон умчался наверх.
А Марк покачал головой. Рональд не предал и остался его другом, но доверять ему что-то секретное можно было только под Непреложным обетом. К тому же, Окклюменцией он не владел вовсе, а значит, и посвящать его в некоторые изменения в жизни Не-Совсем-Светлого-Героя не стоило.

Незаметно пролетело два дня. Снейп и Гарри вновь тренировались в Боевой магии, и снова у юноши не получилось продержаться и пятнадцати минут. Заклинания, произнесённые на Серпентаго, срабатывали непредсказуемо, и парень никак не мог понять, в чём же здесь дело. Зельевар же, заинтересованный таким применением Змеиного языка, никак не мог этого объяснить:
- Вы ждёте от меня объяснений, Поттер? Так я вынужден вас разочаровать. У меня их нет. Во-первых, я не владею Серпентаго и не могу сказать, в чём заключается ваша ошибка. Во-вторых, даже Тёмный Лорд не пытается колдовать на этом языке, и он мне не докладывался почему. И, наконец, в-третьих, это, конечно, интересный вариант применения боевых заклинаний, но если их эффективность будет настолько непредсказуемой, они для вас бесполезны.
- Мне кажется, я понял, почему вы не учите меня другим заклинаниям. Воландеморт знает их гораздо лучше, и у него есть многолетний опыт, которого нет у меня, а вы хотите, чтобы я нашёл свой собственный способ противостоять ему?
- Возможно. Всё зависит от вас. Но мне не приходилось встречать другого настолько везучего человека.
- Я постараюсь вас не разочаровать.
- Да уж постарайтесь, Поттер. Всё же, как-никак, вы наш Мессия. Куда мы без вас? – Сев не удержался, чтобы не вставить шпильку и… был странно разочарован внезапно помрачневшим и вновь скрывшимся под маской безразличия лицом ученика. «Да что же это со мной такое? Это же всего лишь Поттер? Какое мне дело до его обид?» Но неприятное чувство, что он что-то сделал не так, что-то упустил, не покидало зельевара.
А Гарри в очередной раз дал себе зарок не поддаваться на язвительное и ехидное обаяние Снейпа и держаться от него подальше. Счёт Тигрёнка к Северусу вырос до заоблачных высот, и в первую же свою вылазку из Хога он собирался предъявить его в полной мере.
Знал бы он, как рано радуется. Нет, начиналось всё просто великолепно. Кингсли и другие Орденцы помогли им аппарировать на вокзал, как раз почти к самому отходу Хогвардс-Экспресса. В вагоне Гарри и Рон с огромной радостью приветствовали Гермиону и проболтали всю дорогу до Хогсмида. Герми поведала друзьям ту историю, что они придумали ещё в Сноукастле. О том, как они с родителями уехали отдыхать в Австралию и только через неделю узнали, что их дом сожжён Пожирателями, и как Грейнджеры не хотели пускать дочь в школу, но она настояла на возвращении. А её родители остались обживаться на новом месте. Улучив момент, Гарри отозвал подругу в тамбур и поинтересовался:
- Как у тебя дела с Окклюменцией? Твоя история должна выдержать проверку у Дамблдора.
- Выдержит. Мистер Гелерт меня лично проверял перед отъездом. Кроме того, я действительно выпросила перед каникулами у мадам Пинс книгу по этому разделу магии. Вот только жаль, что она погибла при пожаре дома. Но я сделала копию с точно такой же книги из твоей библиотеки, авось повезёт, и она не заметит подмены.
Они вернулись в купе к Рону и Невиллу и продолжали болтать до конца пути.
Праздничный ужин и распределение Гарри запомнил плохо. Мысли крутились вокруг коварных заклинаний на Серпентаго, которые никак не хотели его слушаться. Но он твёрдо решил добиться необходимого ему результата. Парень даже пропустил момент, когда Герми вызвали к Дамблдору, и услышал о записке директора только от Рона. Но всё обошлось, подруга вернулась назад через каких-то полчаса и, улучив момент, шепнула на ухо Гарри:
- Всё в порядке.
- Он точно ничего не заподозрил?
- Профессор Дамблдор даже не пытался проникнуть в моё сознание. Мне кажется, он вообще думал о чём-то другом. Всё время вертел в руках какое-то старое ручное зеркальце.
- Зеркальце?
- Да. Ты не знаешь, что бы это могло значить?
- Понятия не имею, - Гарри ответил, не задумываясь, и только спустя некоторое время вспомнил, что описанное подругой зеркало видел раньше в вещах Грин-де-Вальда. А тогда все его мысли занимали предстоящие тренировки со Снейпом. Время летело просто с катастрофической скоростью. 31 октября приходилось на четверг, а в пятницу у него была назначена тренировка с Северусом, и Гарри-Марк очень не хотел выглядеть на ней, как манекен для отработки заклятий. А значит, у него оставалось всего двое суток для освоения заклинаний на проклятом Серпентаго. Неожиданно ему на помощь пришла Гермиона. Увидев, что друг мается, она очень ловко вытянула из него всё, что касалось этой проблемы, подумала, явно что-то просчитывая, и изрекла:
- Послушай, а в Серпентаго есть какие-то правила произношения?
- Ну-у, мужской и женский род. Время они различают с трудом. Стоп! Герми, ты – гений!
- Что?
- Послушай! С точки зрения змей, я – змеёныш, только-только вышедший из гнезда. Я обращался к Снейпу с проклятием как к равному, а он…
-… взрослый змей! Есть какое-то обращение старший-к-младшему?
- Есть. Но мне кажется, что дело не только в этом. Некоторые заклинания просто не срабатывают на Серпентаго.
- Значит, тебе нужны только те, что работают.
- Да-а. Задачка.
- Не прибедняйся. У тебя глаза горят от предвкушения.
- Времени мало.
- Выбери лишь несколько, но доведи их до автоматизма.
- Я отвык от палочки.
- Так не пользуйся ей!
- Не могу, он меня… - юноша вовремя оборвал фразу: ещё немного – и он бы выдал своё более чем близкое знакомство со слизеринским деканом. - Это вызовет ненужные вопросы.
- Тогда выбери пару-тройку наиболее перспективных и отработай так, чтобы от зубов отскакивало. Завтра два часа Истории Магии, думаю, что я смогу прикрыть тебя перед Биннсом. А ты тренируйся на здоровье.
- Спасибо, Герми. А как там наш Дрей поживает? – он приглушил голос и незаметно окинул взглядом гриффиндорскую гостиную, где они разговаривали.
- Не знаю. Паркинсон, Кребб и Гойл с него глаз не спускают – боюсь, они что-то затеяли.
- Завтра, после Трансфигурации, я спровоцирую небольшую потасовку и оттяну на себя этих церберов, а ты постарайся увести его куда-нибудь. Хорошо?
- А как ты втянешь в это Панси?
- Насколько я знаю, мы завтра будем трансфигурировать что-то там в живое существо?
- Да. Но что…
- Как ты думаешь, будет ли счастлива Паркинсон, если я нечаянно брошу ей за шиворот жабу?
- У-ух, ты! Она их до смерти боится. Помнишь, Тревор в очередной раз сбежал от Невилла и прыгнул рядом с ней на лавку? Визгу было на полкрыла.

На следующий день Панси Паркинсон и Милисента Булстоуд после Трансфигурации замешкались в классе. Обе поджидали Драко Малфоя, но ни одна из них не хотела в этом признаться. Этот момент и выбрал Гарри, чтобы незаметно закинуть трансфигурированную жабу за шиворот ничего не подозревающей слизеринке. Через мгновение класс огласил дикий вопль. Булстоуд кинулась на помощь подруге, так и не сумев скрыть кривую улыбочку. Её вовсе не напрягало, что соперница выставила себя перед одноклассниками истеричкой. А Панси, взгромоздившись на парту всей своей отнюдь не миниатюрной тушкой, орала, как резаная. На вопли сбежались уже успевшие выйти из класса студенты. Гарри успел разглядеть, как Герм подала знак Малфою, и он, подождав несколько секунд, выскользнул вслед за ней из кабинета. Теперь необходимо было подогреть внимание к пострадавшей. И тут гриффиндорцу даже вмешиваться не пришлось. Лаванда Браун тихо сказала что-то смешное Парвати, и как раз этот момент Панси выбрала, чтобы перевести дух перед следующим воплем, поэтому фразу о мычащей корове услышали все. Кто-то из слизеринцев назвал Браун потаскушкой, гриффиндорцы ответили, Крэбб с Гойлом полезли в драку, Симус и Дин не отступили, и ворвавшаяся через пятнадцать минут в кабинет профессор МакГонагалл застала грандиозную кучу малу, где уже непонятно было, кто и против кого сражается. Гарри тоже внёс свою посильную лепту, приложив пару раз одного из самых пакостных слизеринцев, а также свалив «ненароком» на голову Креббу горшок с цветком. Пока разбирались, с чего всё началось и кто виноват, Драко и Герми уже и след простыл. Лишившись сотни баллов и получив на каждого по паре отработок у Филча, студенты обоих факультетов побрели на обед. Но ни Дрей, ни Гермиона в Большом зале так и не появились. А после обеда в расписании как раз и стояла История Магии, с которой Гарри благополучно слинял. Накинуть на себя мантию-невидимку и добежать до заброшенного туалета на втором этаже было делом пяти минут. И вот, подчиняясь приказу, произнесённому на Серпентаго, раковина открыла проход в Тайную комнату. Запах сырости, доносившийся из провала, навеял воспоминания трёхлетней давности и заставил гриффиндорца передёрнуться. Но делать было нечего. Это место было единственным известным юноше, где точно не действовали Сигнальные чары. Пожалев, что не было ни времени, ни возможности захватить «Молнию» из своей спальни, Гарри скатился по склизкому тоннелю. В самой Тайной комнате мало что изменилось, лишь исчезла туша мёртвого василиска, и только несколько полуобглоданных крысами позвонков напоминали, что он всё же когда-то здесь был. Череп рептилии обнаружился в бассейне перед статуей Слизерина. Призвав его с помощью «Акцио» и оставив сушиться на бортике (а вдруг пригодится когда-нибудь), парень со всей приобретённой с опытом осторожностью отправился на обход бывших владений основателя. Отведённое ему время уже подходило к концу, а он всё никак не мог найти приемлемого для человека выхода, хотя и был уверен, что он здесь есть. Гарри уже хотел прекратить поиски, когда внезапно судьба вновь пришла ему на помощь. Уставший юноша просто споткнулся о каменные складки мантии статуи и нечаянно надавил на полускрытый от посторонних взглядов рычажок. Прямо подо ртом статуи открылся узкий проход, ведущий на лестницу, и через пять минут подъёма в темноте парень толкнул рукой фальшивую стенку ниши, что находилась неподалёку от личных покоев зельевара. Запомнив механизм открытия потайной двери, парень запахнулся в мантию-невидимку и бесшумно двинулся в сторону Гриффиндорской башни. А тренировку пришлось перенести на ночное время. Полночи Гарри потратил на подбор заклинаний, которые бы полностью его устраивали, и только к утру понял, что наибольшей предсказуемостью и силой обладают парные сочетания заклятий. Причём все они относились к так называемым Стихийным чарам. Единственное, что не мог предсказать парень, это… реакцию противника на свои эксперименты. И действительно, как определить, что почувствует человек, если в него попадёт такое проклятие? Ведь Гарри практиковался только на неодушевлённых предметах. Это стоило обязательно выяснить. Как бы ни был зол юноша на обидевшего его любовника, вреда он ему причинить не хотел.
После обеда, прихватив мантию-невидимку и отпросившись с Гербологии под предлогом плохого самочувствия, Гарри-Марк ретировался в Тайную комнату. Создать весьма достоверную иллюзию противника для него не составило труда. У двойника даже кровь из полученных ран текла, как у настоящего человека. Парень настолько увлёкся отработкой своих ново-старых «змеиных» заклинаний, что… опоздал на тренировку к Снейпу. Влетев в кабинет Зельеварения в четверть девятого, он наткнулся на взбешенного Северуса, которому уже сегодня довелось и попить чай с лимонными дольками и даже ненадолго побывать в резиденции Лорда, что как вы понимаете, положительных эмоций не прибавляло. В общем… Поттер со своим опозданием подвернулся как нельзя кстати.
- О-о! Какие люди! Мистер Поттер собственной персоной! Сто баллов с Гриффиндора за опоздание и отработка в моём кабинете до конца ноября… каждый вечер, - зельевар сделал паузу, ожидая от вздорного мальчишки криков возмущения и попыток оправдаться, но Гарри просто стоял, внимательно изучая стену за спиной учителя.
- Поттер, я к вам обращаюсь! Меня интересует, почему вы посчитали возможным опоздать на моё занятие? Или вы были настолько заняты каким-то суперважным делом, что отработка боевых навыков показалась вам пустым времяпровождением?
- Нет, профессор Снейп, я просто увидел одну интересную вещицу на вашей стене. Я такую в одном фолианте в доме крёстного видел, она…
Договорить он не успел, так как Северус, мгновенно оказавшись рядом, закрыл ему рот ладонью.