Иная история 2893

Акумарон автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 27

24 апреля 2016, 20:37
      Я только что вернулся с очередного совещания, шляпа каге совершила короткий полёт в сторону кресла в моей гостиной. К чёрту! Как же выматывает эта говорильня. Сколько времени окучиваю кланы, сколько сил вложено в укрепление моего влияния, а всё одно грызутся и смотрят глазами присмиревших шакалов. И это ещё воины! Что будет, когда возьмусь за самую простую знать, вообще сложно представить. Эти, чувствуя свою… неполноценность? Или как это дело назвать? Будут стараться любыми способами утвердиться передо мной, выпятить свою значимость и мнимое превосходство. Эх, таки пошло оно к чёрту.       -Подавайте ужин. – Бросил я слугам, а сам откинулся на спинку кресла, погружаясь в мысли.        Война. Я потратил чёртову тучу сил чтобы всколыхнуть это болото традиций, и мир наконец-то разродился ответом. Но блин, на несколько лет раньше, чем я хотел! Ну да, смешно козлам на небесах. Нет. Не смешно. Боги здесь традиционно япошские, слабенькие. Божков тысячи, всякой нечисти ещё с десяток тысяч, а потому из крупных игроков на небосводе разве что Шинигами да Аматерацу, её сиятельство солнечное. Остальные постольку-поскольку. Ах да, Риккудо. Ему тут тоже поклоняются, но так, на уровне Деда Мороза. Опять в сторону уехал. Всё же меня слишком заболтали.       Сцепил руки и опёрся на стол локтями, положив подбородок на скрещенные пальцы. Война в первую очередь пойдёт с Камнем. Да! Это ровно по планам грёбанного Рассвета, но лезть сейчас на Молнию чистое самоубийство. Я могу вообще уничтожить любую из стран на выбор, но нельзя. Просто нельзя. Люди не пойдут за богоравным. С ним не будут говорить. Ему будут внемлить и подчиняться, внутри же будет лишь страх.       -Ваш ужин, Наруто-сама. – Поклонилась девчушка-горничная, расставив тарелки.       -Убери лёгкие, терпеть их не могу. Лучше принеси печень. – Бросил я служанке, приступая к еде.       -Как пожелаете, Наруто-сама. – Ещё один поклон.       Всё-таки в прислуге есть своя прелесть. Помнится, даже в той, первой жизни я имел подобные замашки. К примеру, терпеть не мог самообслуживание, всегда выбирал заведения с официантами… Так, за воспоминаниями, ужин пролетел незаметно.       -Наруто-сама, ваш чай. – Служанка на секунду задумалась и добавила. - Ваниль и пряные травы.       Я довольно принюхался. Не знаю, чья была идея, но теперь в моём доме заваривают, бывает, крайне хитрые сорта чая со всеми возможными добавками. Я только за, только за! Ибо вкусно, особенно после нескольких переговоров с прихлёбыванием самого натурального восточного чифиря. Традиционный восточный чай имеет мало общего с тем чаем, что пьют в европе. Во-первых, он зелёный. Во-вторых, традиционный - когда заварка растирается в кашицу и вот это вот безобразие и пьётся. Это можно обозвать «чайной кашкой». Ужас, да и только.       -Наруто, как прошло?       -И тебе добрый вечер, Куро. Хреново. – Я спокойно перенёс недовольный взгляд. – Я не ругаюсь при Русо. Он сам подхватил. – Всё же сказал я давно ожидаемую фразу и тяжело вздохнул. – Подумать только, раньше я чтобы спасти лишний десяток жизней наших шиноби я орал матом и забивал на приказы. А сейчас наоборот, бракую планы быстрой победы чтобы легче прошли интриги. Политика. – Я скрипнул стиснутыми зубами. – Грязное слово. И я вымазался в нём с головой.       На душе было крайне погано. Мне хотелось напиться. Я обрекал не десяток, и даже не одну сотню своих на смерть ради весьма туманной перспективы, но не мог иначе. Лёгкое усилие и в руке появляется сигарета, самая обычная сигарета. С одним лишь но! Таких в этом мире нет. Нет, всё же оно того не стоит. Белая палочка бесследно и без спецэффектов пропала из моих пальцев.       Я ещё довольно долго сидел в кресле, прежде чем ухватил вертевшуюся на самом краю сознания мысль. А поймав её, начал усиленно думать о последствия подобного решения, и чем больше я времени проводил за попавшейся мыслью, тем больше та мне нравилась.       -Куро, как тебе идея быть женой чудовища?       -На-ру-то! – По слогам отчеканила моя женщина. – Что ты затеял?       -Разбить Камень в одну морду. Показательно и жестоко. – Я ухмыльнулся, побарабанив пальцами по столу.       -А как же твой план с Дейдарой?       -Он уговорит меня пощадить их. Только нужно обставить это дело как-то антуражно. Чтобы грибники ему сразу шляпу на голову натянули. – Мысленно начал я прикидывать варианты.       -Я иду с тобой.       -Нет. Ты замещаешь меня здесь, в Конохе. Со мной пойдёт Курама и возможно Саске. Хотя нет, пощадим его репутацию.       -Я…       -Я всё сказал. – Куро скорчила обиженную гримасу и тяжело вздохнула. Меня не переспорить.       -Ты ведь понимаешь, что подставишь себя? Нару, ты ведь сам меня учил, что нельзя слишком возвышаться! Тебя будут бояться твои шиноби! А это первый шаг к потере шляпы! – Девушка махнула рукой на валяющийся головной убор.       -Да сдалась мне эта шапка. Ты ведь отлично знаешь…       -Да! Знаю! Но рано ведь! – Моя жена искренне переживала за успех, а потому взорвалась жестикуляцией и возмущённым шипением, вызвав внутри чувство теплоты и умиления.       -Так и табуретка подо мной не сразу закачается. На страхе пяток лет продержусь, а там уже пофигу будет. Главное не дать Акацуки устроить массовый забег леммингов.       На следующий день я вызвал в свой кабинет Исобу и Саске. Им предстояла неприятная, но всё же нужная миссия.       -Итак. Предупреждаю сразу, вам будет довольно скучно и противно. Но надо, Саске, надо.       -Говори уже. – Фыркнул мой красноглазый друг.       -Вы отправитесь на Громе. Задача – устроить весёлую жизнь побережью Молнии. Я хочу, чтобы в каждом прибрежном городе хоть раз, но на пристани бумкнуло.       -Зачем вам это, а, Хокаге-сама? – Учиха не мог не ёрничать. Кровь обязывает.       -А вот тут самое интересное. Птички нащебетали, что их клетка для хвостатого, некий Би, свалил на некий остров – гигантскую живую черепаху. Там он надеется в неком храме полнее раскрыть силу своего хвостатого и всем дать перцу. Атаки портов Громом вынудят их двинуть свой водоплавающий козырь на перехват. – Я нарочито-неторопливо покопался в столе, а после резким движением бросил Саске тонкий трёхгранный кинжал длинной в две с половиной ладони. – Я хочу, чтобы эта зубочистка побывала в брюхе Би. Или в грудине, но в живот всё же эффективнее.       -На кой тебе ещё один биджу? – Недоумение Учихи было искренним, Исобу же сидел с каменным лицом.       -Тебе честно? – Дождался кивка. – Так вот, мне он вообще нафиг не сдался. Хочешь подарю?       -Ты серьёзно? – Саске откровенно выпучил глаза.       -Ага! – Кивнул я, с довольной лыбой наблюдая за произведённым эффектом.       -Нет. Не хочу. – На это я лишь пожал плечами.       -Отправляетесь послезавтра.       -Хай, Хокаге-сама. – Поклонились и покинули кабинет.       Дома я с интересом понаблюдал за очередной попыткой мелкого Орочимару разобраться, что я такое. Змею в кой-то веки удалось безопасно отколупнуть от меня кусочек, и с тех пор он никак не может прийти в нормальное состояние сознания. Ходит с квадратными глазами и непрерывно бормочет что-то матерное.       Вообще, его внешний вид мне напоминает физика-материалиста, получившего хреновину, нарушающую нечто фундаментальное. Какой-нибудь философский камень, вертящий законом сохранения энергии. Всклоченные волосы, безумный блеск в глазах, дрожащие лапки и беганье кругами.       -Что-то выяснил?       -Да! – Ко мне развернулось лицо с огромными синяками под глазами.       -И? – Поднял бровь.       -Все стандартные способы бесполезны!       -И-и-и-и? – Протянул я, требуя продолжения.       -Это не чакра! Потому ничего не выходит!       -А что же тогда? – К данному заявлению я отнёсся более чем скептично.       -Понятия не имею. Какая-то смесь.       -Ладно, работает и хрен с ней. – Я махнул на странности рукой. – Подготовь комплект А+. И начинай готовить S-ку.       -Кого потрошить собрался?       -Одного из Пейнов. Разберёшься в Риннегане?       -Хотел бы я тебе сказать, что да, но на деле всё, что могу, так это попробовать. И обещаю постараться. – Погрустнел Орочимару.       -Спасибо.

***

      Серая хмарь на небе. Противный и мерзкий холод пробирал мою напарницу до самых костей, а я не чувствовал никакого дискомфорта за исключением скуки. Влажные камни и резкие порывы холодного ветра, с каким-то извращенным постоянством находящего щели в одежде. В общем, погоду можно абсолютно честно называть отвратительной. Не люблю горы. Страна Камня на редкость неприветлива, и после пышных лесов и полей страны Огня кажется лысой пустыней.       Мы с Курамой сидели на высоком уступе, нависающем над узкой тропой. Обыкновенная засада на удобном горном перевале. Место выбрали весьма очевидное. Даже идиотски очевидное, но нам было плевать, на то, что засаду раскроют. Главное, отряд шиноби Камня подойдёт достаточно близко.       -Курама. Работаю один.       -Эй, с чего бы это? – Прошипела в ответ.       -Ты нашумишь.       -А ты нет? Их там тысяча, кстати. – Взгляд женщины был недовольным, но ослушаться она не посмела.       Мимо пролетел передовой дозор и показалась разрозненная толпа идущих шиноби. Шутят. Смеются. Туман густеет. Их сенсоры идут где-то в конце толпы, а потому наша засада до сих пор незамечена.       -Прощай, Норфолк, за честь короны мы умрём… - Тихо напел я, в разы сгущая туман прямо в центре толпы противников.       -ЧТО ЗА? ТРЕВОГА!!! – Раздался панический крик.       Порыв ветра разорвал белёсые клочья пара, явив миру абсолютно голые камни. Больше трёхсот человек исчезло без следа прямо из центра вражеского построения. Без грома, молний и спецэффектов.       -Курама, уноси нас отсюда.       Однохвостая прижимается ко мне всем телом, обнимает за плечи и, сосредоточившись изо всех сил, шепчет: «Хирайшин». Увы, сам я утратил способность использовать техники. Зато приобрёл другое. Я могу на голом контроле и желании вытворять трюки, по типу только что произошедшего – усыпить и мгновенно испарить чакрой здоровенный отряд не самых слабых шиноби. Хорошо, что моя хвостатая наконец-то освоила Полёт Бога Грома на уровне, позволяющем прихватывать с собой пассажиров. Откуда у неё стихия молнии? От верблюда, по имени Наруто. Я, как счастливый обладатель всех стихий, через нашу связующую печать даю и остальным доступ к полному спектру.       -Ку, ещё два-три раза повторим и хватит на время. Мы не истреблять их пришли, а выманить крысу двускальную.       -Тогда он мой. Я сюда не лошадью работать шла! – Девятихвостая была не в духе, подраться не дали.       -Ага-ага. Поскакали на следующую гору.

***

      -Ооноки-сама! – Немолодой шиноби Камня преклонил колено, одновременно пытаясь отдышаться. – Ооноки-сама, мы потеряли около двух тысяч шиноби. Противника не видели. В бой не вступали. Люди напуганы.       -Что я от вас слышу? Напуганы? Они шиноби! – Неприятным, ворчливым голосом начал выговаривать каге. - Тем более, что все пропавшие могут быть живы. Тел никто не видел.       -Это ещё страшнее. В мгновение ока похити…       -Молчать. – Припечатал Рьётенбин. – Собери отряды, выступим единой армией. Думаю, в толпе вам будет не так страшно? – Ядовито поинтересовался старик.       -Как прикажете, Цучикаге-сама. – Докладывавший предпочёл не заметить издёвки и выдохнул, отпуская напряжение.       -Вот только эти сволочи именно этого добивались. – Прошипел каге. – Но ничего, я покажу соплякам, чего стоит герой Третьей мировой.

***

      Забавно, весьма забавно. Разрозненные отряды армии камня резко собрались в единый кулак. Я сходу подумал о том, каково снабжать такое безобразие, но после выгнал непрошеные мысли из головы. Не до того. Сейчас нужно нагнетать атмосферу.       Нагнать ужас на целую армию наёмных убийц – квест эпической сложности. Как бы пренебрежительно я не относился к вражеским шиноби, но не мог не признать и преимуществ. Командный дух шиноби Камня был высок, они гораздо сплочённее нас, Коноховцев, что мне совсем не льстит. Ивовцы поддерживают друг друга, все вместе пытаются перенести нанесённый удар, чуть ли не всем войском заботятся о раненых и ослабевших, а также дружно успокаивают впавших в панику. Однако, общая атмосфера подавленности и нервозности всё же есть. Бесследно исчезла пятая часть войска, от этого так просто не отмахнёшься.       -Курама, твой ход. Давай самую жуткую Ки из возможных. И просто прямиком через лагерь, насквозь. Тебя не должны увидеть!       На удивление, такое занятие Кураме нравилось. Думаю, из-за ассоциации с игрой с добычей. Однохвостая под мощнейшей маскировкой зыбкой тенью пронеслась через ночной лагерь, обращая сны в кошмары и заставляя цепенеть от ужаса часовых. Сюрприз, ребята. Спать вы у меня не будете, не заслужили. Я вам ещё ту подставу, что после Суны была, не простил. К тому же грязное бельишко текущей верхушки Ивагакуре можно вывозить самосвалами, и львиная часть из него так или иначе была во вред МОИМ людям.       Да. Сам я тоже не святой, и приходилось отдавать совершенно нелицеприятные приказы. Подставы, банальные грабежи, политические убийства. Взятие в заложники. В общем, список «преступлений» более чем внушающий, но и пословица о бревне в глазу не на пустом месте появилась. Короче говоря, в топку все эти философствования. Две шайки головорезов устроили разборки. Претензий друг к другу море и баночка сверху.       Спустя две недели армия Ивы представляла собой довольно жалкое зрелище. Удары Ки по спящим, частые бесследные и беззвучные исчезновения шиноби, шепотки в ночи, что не развеиваются от судорожного «Кай!». Обычное запугивание силой и какими-нибудь монстрами просто не сработает, потому старательно не попадались на глаза и старались вовсе изображать что-нибудь мистическое, непонятное. Однако воины на то и воины, они терпели и изображали стойких солдатиков. На деле же вся армия держалась на сотне крепких духом шиноби, что своей волей и авторитетом не давали остальным разбежаться.

***

      Напряжение последних дней вырвалось из армии Ивы громкими вздохами облегчения. Враг показался. Прямо на повороте дороги, на крупном камне сидели двое. Женщина с длинными кричаще-красными волосами, чьё лицо скрывалось за белой улыбающейся маской с металлическим бликом. Рядом с ней сидел мужчина, закутанный в плащ с огненной каймой по нижней кромке, знакомый плащ заставляющий вспомнить ненависть к Жёлтой Молнии, но после становилось заметно, что к плащу пришит капюшон, сейчас наброшенный на голову. Лицо мужской фигуры скрывает тьма, слишком густая для солнечного денька. Вроде несложное дзюцу, но в данном случае чувствовалось что-то этакое, необъяснимо пугающее.       Неизвестный сделал повелительный жест рукой. Женщина поклонилась. Невероятную, просто запредельную мощь сотворённого дзюцу почувствовали все, даже те, кто был напрочь лишён сенсорных способностей. В ладони улыбающейся демоницы засияло крошечное солнце, мир словно стал чёрно-белым, как в момент удара молнии в мощную бурю.       Росчерк полёта техники над головами армии, неизвестное дзюцу сияющим копьём пролетело десяток километров, ударилось в огромную гору, между которой и её соседкой проходила единственная дорога в эту долину. Выход был за спинами неизвестных.       На несколько долгих секунд повисла тишина, сердца вздрогнули в ожидании чего-то ужасающего, и оно не замедлило появиться. Треск, гром и грохот, каких не бывало даже при самых сильных бурях и землетрясениях, земля будто сошла с ума, пошла волнами и трещинами заплясала под ногами, а после гора за спинами шиноби разлетелась на части, перекрывая дорогу. Треск сотен тысячетонных глыб, вспышки взявшихся откуда-то молний и зрелище, заставляющее желудок сжиматься от страха, а ноги непослушно неметь – медленно оползающая разрушающаяся вершина горы, каменная глыба весом в миллионы, а может и в миллиарды тонн и размером почти в километр.       Чудовищный по своей мощи удар сжатого воздуха, камней и пыли мало кого оставил на ногах, а пролетающие на большой скорости булыжники покалечили и убили немало народу. У многих шиноби, даже чунинов, по щекам заструились алые полосы крови. Лопнули барабанные перепонки, не выдержавшие такого издевательства. Сотни генинов вообще упали, лишившись духа. Слишком страшно наблюдать такое воочию, словно на твоих глазах этому миру приходит конец. Сердце сжимается от ужаса и невольного восхищения столь невообразимой мощью.       Со всех окрестных гор сошли лавины и камнепады, проснулись спавшие тысячелетиями вулканы. Ленивый жест мужчины в капюшоне, и всё словно замерло, успокаиваясь. Эту пару даже ударная волна не тронула, обошла стороной, невероятным образом изменив своё движение.       -Ооноки Рьётенбин. Не прячься и двигай сюда, старикашка. – Холодный и презрительный голос мужчины стегнул по ошарашенным и откровенно напуганным шиноби.       У какого-то джонина не выдержали нервы, он кинулся вперёд, взвился в прыжке, намереваясь достать Врага, но на него даже не обратили внимания. Ни единого движения плащеносца, а сильный джонин по приземлению просто рассыпался облаком невесомой пыли, мгновенно подхваченной и унесённой в сторону порывом ветра.       -Назови себя, Враг. – Наконец показался Цучикаге.       И вот тут всем стало страшно, ибо даже этот известный своей стальной волей старик не мог скрыть своего испуга, хотя и старался. Сгорбленная покрытая пылью фигура замерла перед вольготно, даже с каким-то показным удобством рассевшегося мужчины и его помощницы.       -Что тебе даст моё имя? – С нескрываемой издёвкой и демонстрируемым превосходством был дан ответ. – Впрочем, Наруто. И ты меня сильно обидел, старикашка, когда потянул свои грабли к тому, что моё по праву.       -Мы – шиноби, и…       -Да-да-да, старикашка. – Всё с той же издёвкой перебил каге Огня. – Мы шиноби, ля-ля-ля, в нас есть воля камней. А потому великий кто-то там к чему-нибудь взывает. Так вот. Мне пофиг, кто и к чему тебя по ночам взывал, понял, сару?        (сару - мартышка/макака)       Цучикаге вспыхнул, резко втянул ртом воздух, пытаясь найти слова в ответ на оскорбление, раздулся, выпрямил спину. Он славился своим буйным нравом и болезненным самолюбием, а потому просто не мог стерпеть открытое издевательство, пренебрежение и оскорбление.       Капюшон повернулся к женщине в маске.       -Я хочу, чтобы он понял свою ошибку. Убеди его.       -Хай! – Лёгкий поклон, блеск улыбающейся маски.       Прошло меньше мига, гораздо меньше того времени, что требуется человеку дабы моргнуть, как старого каге сорвало с места чудовищным по своей силе ударом. Женщина быстро покрылось ярко-алой коркой чакры, по которой проскакивали белые молнии. Только вот этот покров не походил на виденный когда-то шиноби покров их собственного джинчурики. Ничего общего с бугрящейся коркой чакры, почти неконтролируемой носителем демона. В случае этой девушки покров вёл себя как послушная одежда, даже в его форме угадывалось самое настоящее кимоно!       Ооноки попытался подняться, взлететь, но лишь нарвался ещё на несколько ударов подряд и был вмят в землю. Цучикаге нужна была передышка хотя бы в секунду, дабы собраться с мыслью и успокоить взбесившуюся чакру. С каждым ударом в его чакросистему попадала кроха демонической энергии, повреждая каналы и в разы ухудшая контроль. Ну и, конечно, это было очень и очень больно.       Неизвестно, смог бы каге оправиться сам, но тут с некоторых шиноби словно слетело оцепенение, и они кинулись на красноволосую демоницу, избивающую их правителя. Хруст, треск костей, рёв кинжальной ярко-белой струи пламени, после которой осталось множество обуглившихся трупов. Это пламя было столь горячим, что даже находясь просто рядом с ним многие шиноби вспыхнули и сейчас оглашали криками поле боя. Воздух быстро наполнился запахом палёного мяса. Вёл шиноби в атаку очень крупный ниндзя с забавным носом картошкой и на редкость добродушным лицом. Вновь пустила блики полированная улыбающаяся маска. А после этот шиноби разлетелся на две неравные половины. Ребро ладони демоницы со звуком рвущегося мяса опустилось на плечо рядом с шеей и, в одно быстрое движение наискось, вышло совсем рядом с тазовой костью. Брызги крови разлетелись почти на полсотни метров.       Эта кучка редких смельчаков погибла, но дала время для Цучикаге вздохнуть и встать на ноги. Ооноки быстро взлетел над полем битвы, используя свой коронный приём, а потом сложил несколько печатей, выкинул руки вперёд.       -Стихия Пыли! Атомное Расщепление: Столб!       Движение странного исполинского белёсого шила было молниеносным. У женщины в маске не было и тени шанса увернуться. Правда, грохот уже не ужасал, после предыдущего зрелища. Удар поднял целую тучу пыли, которая и так не до конца улеглась.       -Вот и всё. – С тщательно скрываемым облегчением прохрипел Рьётенбин, разворачиваясь к Наруто.       -А ты молодец, пенёк. Не ожидал, что сможешь задеть Кураму. – Жест руки мгновенно прибил всю пыль к земле, открывая вид на женщину. Всё, чего добился Цучикаге своей техникой – растрепавшиеся волосы врага. Наруто несколько раз очень медленно хлопнул в ладоши. – Грибочками своими перекусил втихаря, расширил сознание? Эх ты! Старая мартышка, какой пример ты подаёшь, а? – Хокаге изобразил голос отца, отчитывающего что-то натворившего сына.       -Щ-щ-щенок! Да как ты смеешь так со мной разговаривать! – Ожидаемо взорвался Рьётенбин.       -Курама, хватит играться. Быстро и жестоко.       -Хай, Наруто-сама.       Женщина поклонилась и исчезла, чтобы спустя секунду мощнейшим ударом отправить Цучикаге вертикально вниз, пробивая невероятно крепким телом старика камень. Слой почвы снесло после использованной Ооноки техники, а потому сейчас под ногами сражавшихся голый гранит. Каге среагировал мгновенно, быстро исчез из ямы, затрещавшей плавящимся камнем. Курама навязывала ближний бой, напитав покров молнией и демонической чакрой, против которой броня, даруемая земляными техниками, почти не эффективна. Только благодаря мощи самого старика, его кости до сих пор были целы.       Однако возраст даже для шиноби имеет значение, а потому всё больше ударов прорывалось сквозь блоки, оставляя ужасающие ожоги на теле, мгновенно покрывающееся сползающей кожей и волдырями. К тому же Курама не гнушалась прикрываться шиноби камня, заставляя Цучикаге ломать рисунок боя, дабы не бить по своим.       Вот в очередной раз кулак прорвался сквозь блок, но вместо того, чтобы ударить, ладонь раскрылась, преображаясь в когтистую красную лапу с длинными пальцами, кончающимися загнутыми когтями. Она обхватила голову Цучикаге, сжала до треска костей черепа. Битва замерла на секунду, будто позволяя всем запечатлеть картину: женщина на вытянутой руке держит за голову старика, чьи ноги не достают до земли почти полметра. А после раздался крик дикой боли, в котором было очень мало человеческого. Красная чакра врывалась в трясущееся тело Ооноки, причиняя невыносимые страдания, одежда вспыхнула, а после загорелась голова, крик оборвался. В руке женщины, чьё лицо было скрыто за улыбающейся маской, остался лишь закопченный череп, а тело с глухим стуком упало на землю.       -Вот и всё.

***

      -Вот и всё. – Как можно небрежнее сказал я, пряча вздох облегчения.       Передо мной находилась морально уничтоженная толпа, состоящая почти из семи тысяч шиноби. Это уже не армия. Страх и бессонница подкосили их, бессмысленная смерть сильнейших воинов надломила дух, а после бесславная смерть Вождя разломила внутренний стержень шиноби Ивагакуре окончательно. А теперь самое время для спектакля. Короткого и бездарного, но сейчас они проглотят что угодно, а потом будет поздно.       Потоки силы окутывают меня, облачая в полупрозрачный рыцарский доспех без шлема. Словно золотое стекло с сияющими белыми узорами. Мой покров наконец-то сформировался, и выглядит он внушающе. Латы толсты и массивны на вид, но для меня самого они не весят даже миллиграмма и совершенно не сковывают движений, так как состоят по сути из моей овеществлённой воли. Причём в таком вот состоянии от меня дует тот самый ветер, что я чувствовал от останков Джуби. Генинов сметает с мест, чунины падают на колени, джонины дрожат, но остаются на своих местах. Улыбка занимает место справа, за плечом. Ну вот, наконец-то развлеклась Курама, а то совсем заскучала и начала мне мозги полоскать, как самая обычная девушка с избытком свободного времени.       Медленно и неторопливо иду на нестройную толпу бывших врагов, так же медленно наращивая мощь покрова и потихоньку начиная испускать жажду крови. Латы перестают быть полупрозрачными, они наполняются золотым сиянием металла. По краям мерно светятся белые письмена, которые никто не может прочесть. Я сам так же не знаю этих символов, но вижу сразу смысл, что они несут. Несокрушимость. Сила. Скорость. Упругость. Абсорбация. Тысячи символов по броне. Тысячи слов, свидетельствующих о мощи.       Поднимаю ладонь, начиная формировать шар сияющей энергии. Многие узнают совсем недавно применённую технику, смахнувшую целую гору и в их душах возникает полная обречённость. Если бы они знали, какую прорву силы я потратил, чтобы этот удар Курамы ограничился только снесённой горой, а не апокалипсисом на всю их страну! Пришлось усыплять несколько вулканов и гасить сейсмический удар, который вполне мог докатится до самой Конохи. Сдержать землетрясение, знаете ли, совсем не просто. Я там едва в обморок не упал, аватар выпился до донышка и сейчас я устраиваю шоу на силу, что тяну из домена. Опять там будет осень, вот же пакость. И надо было этой хвостатой гадине именно с самой мощной плюшки заходить? Хватило бы и обычной бомбы биджу! Нет, мы не такие, мы будем кувалдой забивать сапожный гвоздик!       В небе звучит несколько взрывов, просто чтобы привлечь внимание. Уже спустя десяток секунд в землю со шлепком втыкается птица из белой глины, при этом сминаясь в неровную лепёшку с торчащей кверху задницей.       Дейдара, а прибыл сейчас именно он, подходит ко мне, негромо бормочет какую-то фразу, специально стараясь сделать её как можно более неразборчивой.       Я с облегчением гашу технику, изображаю гнев, взвинчиваю ки и устраиваю ураган, оставляя нас в глазу бури, то есть в тихом месте в самом центре. Увы, я не смог написать сценарий для нашего диалога так, чтобы он звучал достаточно убедительно для шиноби камня, а потому пусть придумают его себе сами. Дейдара будет отмалчиваться.       -Как думаешь, секунд сорок хватит?       -Думаю да, Узумаки-сама.       -Да не трясись ты так, всё нормально будет. Или ты из-за дядьки переживаешь?       -Нет. Ооноки был редкостной сволочью. – Я прислушался к эмпатии. Не врёт Дейдара. – Просто всё это, - он обвёл рукой бушующую бурю, - как-то слишком.       Потенциального Цучикаге слегка потряхивало, но он держался. Я для пущего эффекта ещё пару раз хлестнул Ки во все стороны, а после «успокоившись» развеял ураган.       -Курама. Мы уходим.       -Хай! – Подошла, чисто женским движением обняла меня, и мы исчезли с лёгким хлоком хирайшина.       С уже нескрываемым облегчением я тяжело выдохнул и сел на землю.       -Курама, ну вот зачем ты жахнула «Павшей звездой», а? Лишнее же! Начисто лишнее! Я еле удержал цепной эффект! Хватило бы и бомбы биджу! Плеснула бы побольше чакры и всё в шоколаде! И не надо мне тут отворачиваться и плечики опускать, типа она вся такая виноватая! Я чувствую, что раскаяния в тебе ни на грош. И вообще, снимай маску.       -Да ладно тебе, красиво бахнуло. Ты ведь научил технике, но ни разу воспользоваться не дал, а тут такой момент! – У однохвостой было восхищённое выражение лица и слегка расширенные зрачки.       -Упокоить ту бурю, что ты устроила, стоило мне почти двадцати запасов чакры девятихвостой. – Вот теперь проняло. – Павшая звезда отныне запретная техника.       -Но! – Вскинулась, засверкала глазами.       -Запретная. – С нажимом пресёк я пререкания. – Ку, ты сама понимаешь, что эта техника устроит пиздец на территории, размером со страну, и захватит пару соседних. Так что успокойся и пойми, я не всегда могу оказаться рядом, чтобы минимизировать последствия. Применять такое можно, когда уже ничего не жалко. Хлопнуть дверью перед смертью, причём не своей, а всего клана. И то, я сомневаюсь, что такой жест оправдан. Ведь вымрут и оказавшиеся поблизости города.       -Ладно-ладно. Поняла я. Только бомбы. – Явственно обиделась однохвостая.       -Вот и молодец. Скоро возьму тебя на ещё одну вылазку. Там будет можно немного погрохотать. – Подслащиваю пилюлю.       -Это куда ещё?       -Пора вытаскивать Джирайю.       Подготовка команды «спасения» заняла почти неделю. Отбирались сильнейшие из сильнейших, морально готовые вступить в бой с нукенинами рангов А и S. Ещё сложнее было с массовым переносом, ибо одной только Курамы, знающей Хирайшин, недостаточно, чтобы протащить три десятка человек. Дождались даже возвращения Саске и Санби, успешно завершивших свою миссию.       -Всё готово, Лис-сан. – Все участвующие в масках анбу.       -Принято. Переносчикам приготовиться. Сова, давай обратный отсчёт.       -Хай! Всем приготовиться! Пять! Четыре! Три! Два! Один!       Треск воздуха, занимающего места исчезнувших тел шиноби, звуковой барьер мы прошли где-то под землёй, а потому грома Хирайшина никто не услышал. Тащило нас достаточно долго, всё же расстояние было немалым.       -Есть прибытие! Установить барьеры! Улитка, Клёст, Бабочка – осмотреть наших переносчиков! – Сходу отдал я команды. «Ишаки» выложились полностью, отдав почти всю чакру на перемещение, а потому помощь ирьёнинов будет не лишней.       Мы находились в каком-то довольно большом каменном зале без окон, свет давали пять факелов, которых было очень мало для столь большого помещения. В неровном, дрожащем свете носились фигурки анбу, лепящие на стены барьерные печати, призванные скрыть наше присутствие и помочь в возможной обороне.       -Ну привет, отшельник. Кто с тобой? – Я с интересом рассматривал какого-то подавленного Джирайю, держащего за руку паренька лет семи.       -Приветствую, Лис-сан. Это мой сын. –Я едва сдержал желание показушно закашляться.       -Вот как? Ты в нём уверен?       -Да. И я…       -Отшельник-сан, меня очень обижает то, что вы только что подумали. – На лице Джирайи мелькнула тень удивления, но здоровяк всегда умел держать лицо. – Кто сейчас на этой базе?       -Около трёх сотен послушников, уровень где-то чунин или токубецу. Цунаде я убил, перед тем как призвать вас. Она доверяла мне и не успела среагировать. Из сильных присутствует одно из тел Пейна.       -Который из путей?       -Шурадо. Изменяет своё тело, выращивает новые руки, ноги, оружие.       -Понял. Пёс! Переправить сына Джирайи в деревню. Ему не место в том, что сейчас будет твориться.       -Принято. - Один из анбу подбежал к нам, Джирайя с явной неохотой передал руку сына, напоследок потрепав того по голове.       -Лови маску, Жаба-сан. По душам поговорим позже.       -Хай, Лис-сан.       Спрятав лицо за маской анбу, отшельник словно почувствовал себя увереннее. Это и понятно, ибо он очень переживает за сына. Как никак, тот был рождён предательницей и из-за этого его могут задирать остальные ребятишки, если узнают. Плюс, это рычаг давления на самого Джирайю, и рычаг очень мощный, судя по буре в душе моего бывшего наставника.       Ладно, никаких интриг с сыном отшельника я не планирую, нафиг оно мне надо. А про мать в официальной версии будет сказано, что эта куноичи была слабовата для того, чтобы выносить ребёнка, но они всё-же рискнули и ошиблись. Женщина умерла при родах. Неофициальной версии не будет вообще, потому как в будущем такой документ может привести к расколу, к примеру, если эти двое образуют клан и смогут его развить.       -Жаба, требуется план зданий и примерные маршруты. Наши цели – зачистка убежища, тело Шурадо и статуя, в которую запечатывают хвостатых.       -У меня всё подготовлено. – Джирайя мазнул кровью по полу, призывая здоровенный свиток, который он сразу развернул. План базы с отметками о маршрутах патрулей, казармах и прочими полезностями.       -Капитаны отрядов сюда. Ознакомиться с картой.       Я подождал около трёх минут, давая шиноби запомнить нарисованное и наскоро распределить примерные маршруты.       -Я, Ворон и Улыбка двигаемся на захват Шурадо. Жаба, твоя задача провести отряд запечатывания к статуе Джуби. Как только захватите статую – уходите вне зависимости от того, закончил ли мой отряд свою миссию или нет.       -Хай! – Молниеносными тенями разлетелись анбу по убежищу Рассвета.       -А мы ждём сигнала, что Шурадо обнаружен. – Я сел в позу медитации, Саске, скрывающийся под маской Ворона последовал моему примеру. Кто носит маску с улыбающейся рожицей объяснять не нужно.       Прошло около пятнадцати минут, прежде чем мы получили требуемый сигнал. Быстрая пробежка по тёмным коридорам с редкими пятнами факелов закончилась в огромном зале, в центре которого тройка анбу металась вокруг странного парня, чем-то напоминающего шиноби песка. Тот выпускал из своего тела кучу изогнутых лезвий, напоминающих своим поведением скорпионьи хвосты.       -Отступайте, он наш.       -Хай! – Тройка анбу мигом разбежалась в стороны, давая моей команде пространство для манёвра.       Курама метнулась вперёд, связывая Путь Воинственных Демонов боем на средней дистанции.       -Саске, попробуй на нём Цукиёми и Танец Жаждущей Твари.       -Цукиёми полностью игнорирует. Танец ограниченно эффективен. – Быстрый ответ.       Отвешиваю несколько мощных ударов через природную чакру, раскалывая большую часть торчащих из тела металлических штырей. Шурадо неестественно задёргался, пытаясь сотворить какую-то технику, но в следующий миг был сметён мощнейшим ударом ноги Курамы. В стороны разошлась белая волна сжатого воздуха, в каменном полу осталась борозда от пролетевшего тела. Ещё секунда и Саске катанами обрубает обе руки врага, а после вонзает их в грудь и разводит в стороны, куроча рёбра. Ещё миг и мы меняемся с ним местами, я бью в киль противника открытой ладонью, напитанной чакрой природы и земли. Всю нижнюю половину тела врага словно паровой каток проехал – волна деформаций моего удара раскрошила абсолютно все кости, кроме черепа. Кровь и размолотые внутренности фонтанами хлынули изо рта и задницы, едва не окатив меня самого.       -Курама, запечатай голову. Мы уходим.       Я ожидал от этого противника большего, но, видимо, Пейн чего-то стоит лишь в случае полного набора тел, которые взаимодействуют и прикрывают друг друга, одиночный же «путь» - лёгкий противник.

***

      Я трясся перед огромной статуей Десятихвостого. Статуей древнего Зверобога, Дерева Жизни. Но дрожал я не от страха, а от непонятного для самого себя предвкушения.       Путём эксперимента было выяснено, что внутри остатки четырёх некогда самостоятельных биджу. Сейчас же они смешались, их источники срослись, а сознания были уничтожены. Десятихвостый пытался возродиться, но не мог из-за недостатка силы. С огромным трудом и с помощью воистину титанической по размерам и сложности печати удалось извлечь из мёртвого Бога это ядро силы. После долгих сомнений я отправил его в свой домен, а после вложил в землю.       На удивление, вся эта мощь мгновенно растворилась, буквально в секунду, а я ощутил в себе странное ощущение чего-то нового и непонятного, но яростно старающегося проснуться.       Так же чуть раньше я выяснил, что весь тот пейзаж, сотворённый мной, является лишь суррогатом, жалкой подделкой из моей воли и псевдоматерии. Так, пучок травки, выращенный из семян внешнего мира добавлял гораздо больше силы, чем точно такой же пучок, но сотворённый моей волей.       Ещё разительнее разница была с «необычными» растениями. Так, к примеру, саженец чакропроводящего дерева давал гораздо больше, чем целая роща деревьев! Я боюсь представить, сколько может дать необычное животное, например, дракон. Такое небольшое изменение в домене, а в действительности гигантский эффект. Думаю, силы минимум удвоятся.       Но вернёмся к тому, что происходит сейчас. Во мне словно бы что-то резонировало с огромной многоглазой статуей, покрытой множеством отростков. Наконец, я решился.       Несколько шагов вперёд, и поверхность ноги Джуби идёт волнами, совсем как тот камень, который я поглотил в своём подвале. Ещё шаг вперёд и в меня выстреливают жгуты щупалец, от которых я просто не успел увернуться, всё тело мёртвого бога оплывает, словно состоит из свежего теста, а после как огромная амёба охватывает меня, стискивает со всех сторон, одежда не выдерживает и просто растворяется в тёмном океане бушующей энергии. Я чувствую треск своей плоти и странный поток, давление чего-то чуждого мне на разум нарастает с катастрофической скоростью и мощью. Я не могу ни вздохнуть, ни крикнуть. «Мёртвый» бог пытается возродиться в моём теле, но не может побороть меня самого. Проходит тридцать бесконечно долгих секунд поединка мёртвого и обессиленного тысячелетней спячкой разума со мной, и мёртвое остаётся мёртвым, сдаваясь и растворяясь во мне.       Тысячи тонн плоти мёртвого бога приходят в стремительное движение, сливаются со мной, поглощаясь всем телом, которое вопреки всем законам физики и логики остаётся того же размера.       -Наруто! – Стоило только всему закончиться, как ко мне со всех сторон бросаются люди.       Куро, Курама, Кичиро, Микайо, Текео, Саске, Сакура, Джирайя и рядом с ними возникает ещё одно существо, появление которого мне совсем не нравится. Шинигами в его мерзкой ОРАНЖЕВОЙ маске.       -Наруто! – Я чувствую странное напряжение в груди, в ответ на это имя.       -Приветствую тебя, рождённый. – Разнёсся по залу равнодушно-торжественный голос Шинигами. – Мы не могли предположить этого, наш новый собрат. Назови своё имя.       Я замер на секунду, вслушиваясь в себя, а после имя пришло само.       -Даус Воло. Полубог Свободной Воли. – Мерно и медленно произнёс я эти слова.       Шинигами слегка поклонился, исчезая, рядом с ним я успел заметить не меньше сотни теней, самой яркой из которых была тень какой-то девушки, от которой словно пахло солнечным светом. Видимо, та самая Аматерацу, богиня солнца.       С тяжёлым вздохом я развернулся к замершим людям, мысленным усилием создавая из чакры какое-то подобие одежды.       -Эй-эй, что за серьёзные лица? Можете называть меня Наруто, я не обижусь. – Растягиваю губы в самой глупой и доброй улыбке, на которую я способен.       Куро задвигалась первой, бросилась мне на шею и начала тихо всхлипывать. Перепугалась за меня. Поглаживаю по спине и голове, окидывая взглядом своих друзей и родственников.       -Держи. – Курама протягивает мне найденное где-то в глубинах её карманов маленькое зеркальце. – Твои глаза…       Лёгкое золотое свечение, три концентрических круга на которых медленно двигается по три томое. Риннеган мне больше не нужен, Джуби отдал куда более совершенные глаза. Золотое свечение медленно угасает, круги и запятые тают, исчезая с радужки. Не стоит светить этой силой просто так.

***

      Разгром армии Молнии я доверил своим шиноби и экспедиционному корпусу Тумана. Сам вмешаюсь только единожды, чтобы убить Пейна. Райкаге так же будет сражён не мной, а Саске. Шиноби Конохи должны приобрести определённую репутацию, дабы я мог провернуть следующий шаг, до которого осталось совсем немного.       Пейн был обнаружен спустя две недели с начала наступательной операции армии Конохи. Мои люди уничтожали и отряды Акацуки, и отряды шиноби Облака. Потери были, но в приемлемых рамках, хотя сопротивление было крайне ожесточённое с обеих сторон.       Сутки назад пришёл отчёт от Саске, в котором тот указал что в тяжёлом бою убил некого человека со странной способностью становиться бесплотным. Противник обладал Мангёке шаринганом и называл себя Мадарой. Заключение по отрубленной голове – на великого Учиху не тянет.       -Хокаге-сама. – В кабинет вошёл Орочимару. – Пейн был обнаружен, с остатками сторонников он занял оборону в одной из горных долин.       -Отлично! Наконец-то мы загнали эту крысу в угол. – Я предвкушающе сжал кулаки. – И не делай ты такое жалобное лицо. По возможности оставлю головы целыми, поковыряешься ещё в Риннегане.       Разлом пространства, и я уже рядом с одним из отрядов шиноби, что выследили убежище лидера Рассвета. Глаза зверобога дали мне несколько новых способностей, существенно облегчивших жизнь без дзюцу. Телепортация, управление гравитацией, виденье потоков силы и систем циркуляции чакры и многое другое, что я ещё не открыл. Да что там говорить, из только что перечисленного я боле-менее хорошо освоился только с телепортацией. Попытки воздействовать на гравитацию иногда приводят к абсолютно случайному эффекту. Так, к примеру, я умудрился устроить во всём клановом квартале зону невесомости сроком на шесть часов. Зацепило и пару соседних улиц, и, честно говоря, после того случая я почти не экспериментировал с этой силой.       Рывок вперёд, из руки вырывается тонкий, диаметром миллиметра два, пруток золотой чакры длинной полтора метра. Вижу чёрный плащ с облаками, движение этим прутком и верхняя половина тела шиноби рассвета отделяется от нижней. Ускоряюсь ещё больше, бегу по горе сужающейся спиралью, уничтожая всех встреченных противников импровизированным световым мечом. Ещё быстрее! Мир сливается в грязные полосы по сторонам, но моей нечеловеческой реакции всё равно хватает для атаки.       Впереди барьер из гравитации, созданный с помощью Риннегана. Подгадали по моей очень простой траектории и решили встретить. Не буду разочаровывать! Не притормаживая бью плечом в барьер, порождая оглушающий грохот. Подхваченные моим шлейфом камни и мусор, разогнанные до приличной скорости, бьют следом.       Сбоку налетает гигантский носорог с концентрическими кругами риннегана в глазах. Яри идо входит ему точно в морду и прошибает насквозь, вырываясь вместе с фаршем из внутренностей сзади животного и окатывая этим месивом призывателя. Он один из самых слабых!       Рывок, треснул звуковой барьер. Рука, напитанная природной чакрой и сложенная лодочкой, навылет пробивает грудь, за тот миг, пока она внутри, выпускаю ударную дозу своей чакры, прожигая огромную дыру в груди и разрушая штыри управления.       Ни на секунду не оставаясь на месте, смещаюсь в сторону, а после взлетаю вверх, уворачиваясь от атаки гравитацией. Нужно найти воскрешателя, иначе я могу убивать тела Пейна сколько угодно раз без всякого толку.       Падаю на одно из тел, не попадая кулаком по нему, но удар природной чакры всё же достаёт противника в плечо, сверху вниз. Руку врага едва не оторвало! Просто на голой воле без жестов и печатей бью мощной молнией в грудь противника, запоздало понимая, что ошибся и атаковал Гакидо – поглотителя чакры. Молния исчезает, попросту рассеивается, поглощённая Путём Голода. Ну, канон подсказал, как с тобой можно справиться! Летаю вокруг, осыпая мелкими безвредными техниками, в которых прячется природная чакра огненного окраса. Десяток секунд и Голод Пейна вспыхивает изнутри, мгновенно выгорает, оставив лишь скелет и кучку пирсинга.       Непозволительно увлёкся! Сильнейший из путей Пейна, Тендо – Божественный, оказывается за моей спиной, и, действуя на сопоставимой скорости, пронзает металлическим прутом, сквозь те места где у обычного человека должны находиться позвоночник и сердце. Ещё два месяца назад подобный удар убил бы меня мгновенно, но не сейчас, когда вобрал в себя Джуби.       Концентрированная чакра сжигает металл, раскалённые прутки падают с обоих сторон, в то время как я пытаюсь ударить Тендо. Бесперспективно, гравитация меня банально не пускает! Я ничего не могу с ним сделать, совершенно. Жаль, что нет клонов, чтобы занять противника, а потому просто оставляю его за спиной, пытаюсь оторваться и расправиться сначала с остальными путями.       Есть! Заметил Путь Ада, воскрешателя, ключевую фигуру среди всех путей. Сейчас судя по виду, он кастует воскрешение на Путь Голода, но не судьба! Чёрный шарик размером с грецкий орех устремляется к голове врага, тот успевает среагировать и избегает прямого попадания. ну, это он так думает!       Прости, Орочимару, но уже две пары Риннеганов испорчено бесповоротно. Взорвавшаяся в тридцати сантиметрах от лица бомба биджу размазала Путь Ада в лепёшку и спровоцировала каменную лавину, которая погребла под собой Путь Людей, чтеца душ и мыслей. Для гарантии обращаю каменную лавину в лавовую реку. Минус три пары Риннеганов. Осталось двое. Путь Богов и сам кукловод.       Бой кипит уже несколько минут, а я до сих пор ничего не могу сделать Тендо. Всё же как я и говорил, Риннеган – невероятная плюшка, при определённом умении дарующая неуязвимость. разозлившись, я перешёл к козырям. Ринне-Шаринган, глаза Зверобога, были активированы и использовались на полную катушку.       Не помогало ничего! Все мои техники разбивались о непроницаемый барьер, гендзюцу и тайдзюцу абсолютно бесполезны, попытка разорвать этот Путь с помощью разломов пространства тоже провалилась – враг реагировал слишком быстро. Это был пат, бой на истощение. Однако я чувствовал, что Пейн ещё далёк от предела чакроистощения, и в крайнем случае просто возьмёт и сбежит. Учитывая то, что наши скорости сопоставимы, ему это удастся.       Злость заставляла искать варианты. попытка передать через подхваченный пирсинг кучу природной чакры провалилась, Пейн разорвал канал. Атаки на основе чистой энергии так же не принесли результата.       -Да ну тебя к чёрту! – Прорычал я.       Прибить Божественный путь я не мог. Он просто игнорировал все атаки. Напрочь. А потому пришлось прибегнуть к действительно большим силам! Додзюцу на полную, рискованно работая с гравитацией: заключаю закрытого барьером Пейна в шар из камня, давлю его изо всех сил, заставляя подумать, что это и есть атака, а сам в это время готовлю совсем другую пакость.       Рёв и грохот сотрясли даже меня! Ядро с Божественным Путём было за десяток секунд разогнано до первой космической скорости, и чудовищное ускорение продолжалось. Я просто вышвырнул противника, с которым не мог справиться, за пределы планеты. Ядро на огромной скорости вышло из атмосферы, оставив быстро зарастающую дыру, сквозь которую ярко, как ночью, сияли звёзды. Эх, наловит сейчас народ радиации.       Я с усилием заставил себя вздохнуть и отпустить напряжение.       -Ками-сама. – Сломленный женский голос за спиной.       -Конан, верно? – Я с ленцой окинул взглядом синеволосую женщину со следами слёз на щеках.       -Прошу, убейте меня. Нагато умер… он словно выгорал изнутри… - Слёзы вновь побежали из её глаз. Эмпатия не заметила лжи, а значит враг сражался со мной из последних сил. Та атака таки достала его.       Шаг к ней, кладу руку между грудей. Никаких попыток защититься и сопротивляться. Глядя ей в глаза, коротко киваю и посылаю убийственный импульс чакры. Мёртвое тело женщины, искренне любившей Пейна, оседает на землю.       Война окончена, враг разгромлен. Осталось лишь добить остатки сопротивляющихся.

***

      Десять лет спустя.       -Я, Кэзуки Хино, с радостью присягаю и клянусь верно и честно служить своему монарху, его императорскому величеству Руссо Первому. – Бывший принц страны Огня стоял на одном колене со склонённой головой.       Мой план был доведён до конца. Основана Империя Огня, со столицей в специально построенном городе Матчирю. Шиноби вышли из тени и изоляции, их количество стало расти в геометрической прогрессии. Теперь уже реально было встретить мага-пахаря, что на одной только своей силе мог тащить плуг, обходясь без лошади. По всей стране имеются сотни школ, в которых народ учат обращаться с чакрой. Аристократия перестала быть наследуемой, титул может получить любой человек, подтвердивший своё образование и верность, но не может передать титул потомку, пока тот не докажет, что он достоин этого.       Единые законы, единое центральное правление, развитая система дорог, морских путей и почты. Основан первый научный исследовательский Институт, главами которого стали Кичиро и Сакура. Единственное, чего почти не затронули мои реформы – религия. Я просто объявил Шион верховной жрицей всех богов и отдал ей в подчинение и владение все храмы, монастыри и святилища. Пусть разбирается и работает, а Рок Ли ей в этом деле поможет. Удар кулака для здешних священников иногда аргумент более убедительный, чем умное слово.       Путь молодой империи был тернист, мне пришлось изрядно испачкать руки кровью повстанцев, создав себе репутацию безжалостного правителя, не считающегося ни с чем в достижении своих целей. Да, ничего хорошего в такой славе нет, но зато приход к власти Русо встречают всеобщим ликованием и праздниками, на которых вино льётся рекой и звучит весёлая музыка.       Я с гордостью наблюдал за тем, как сын уверенно сидит на троне, как держит лицо, искусно пряча страх и волнение. Рядом с ним, по сторонам от трона стоят навытяжку его друзья и телохранители в одном лице. Хьюга и Учиха. Эти кланы действительно возвеличились и возвысились, и моё обещание было исполнено. Они получили себе кровь Узумаки. Яманака отлично вписались в служебные структуры, обеспечивая лояльность и отсев гнилых управленцев. Начавшие восстанавливать свою численность Инудзуки будут весьма полезны в полиции и при охране границ. Пропаганда в их клане уже ведётся.       Перевёл взгляд на Теруми Мей, пожелавшую лично присутствовать на коронации моего сына. Подавил невольный смешок. Мизукаге умудрилась опоздать на мою, из-за чего сильно убивалась, на эту же прибыла за месяц до. Мей крайне благодарна мне, что туман как был, так и остался партнёром, а не превратился в провинцию.       Намеренно оставленные недобитыми, Камень и Молния стали магнитами для всех противных нам элементов. Желающие зла новой империи уходили наружу, где их встречали с распростёртыми объятьями, что было гораздо лучше, чем если бы эти люди вредили изнутри. Нашлись и сбежавшие предатели Абураме, теперь мирок их призыва является доменом моей жены.       Мои губы изогнулись в доброй улыбке, когда я вспомнил, как Русо мечтал скинуть корону кому-нибудь, кроме себя! Ужом вертелся, кричал на меня, но не вышло. Ох, интересно, как он себя поведёт, если я ему намекну на внуков?       -Ну вот и всё. – Я хмыкнул и улыбнулся. – Этот мир стал гораздо лучше, не находишь? А теперь, пора нам уйти.
Примечания:
Ну, что я могу сказать. Вот и всё, закончилась Иная история мира шиноби. Почему я так долго тянул с выкладыванием концовки? Да потому что я банально прямо перед выкладкой про... фукал файл с концовкой, после чего послал всё в далёкое путешествие и забыл о фанфике на долгое время.

Недавно же на сайте Тбуклист с удивлением увидел свой фанфик в топе по посещаемости, зашёл на страницу и был ошеломлён тем, что после моего некрасивого исчезновения есть люди, что до сих пор ждут продолжения. Собрав свою память и музу в кулак я таки дописал эту историю до конца.

Спасибо, что читали, читаете, или прочитали её.

Акумарон.