Иная история 2823

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Yozi
«Отличная работа!» от Руслил
«Отличная работа!» от XiNatA-chan
«Прекрасная работа!» от Ayatani
«Отличная работа!» от alaktris
«Отличная работа! Великолепно)» от Джерайя
«Отличная работа! Мне очень пон» от Оллежик
«Отличная работа!» от alaktris
«Продуманный мир!» от Бернули
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 9

13 августа 2014, 21:57
      Уже при приближении, я понял, что сильно недооценил силу демона. Песчаный смерч набирает мощь, поглощая стоящие рядом дома. Попросту разбирает их по кирпичикам и затягивая в себя, добавляя к стене хлама, что носится на огромной скорости и закрывает путь к центру, к оку бури. Как бороться с торнадо? Если я его подожгу, то наверняка сделаю только сильнее. Блять, был бы обычный енот как в каноне, уж ему бы мы вломили. Наверное.       Источник на форсаж (так я назвал то состояние, когда чакры вырабатывается слишком много и она исходит из тела туманом), ток чакры в каналах, и без того быстрый, ускоряется ещё сильнее, количество нарастает. Вкладываю максимум силы в воздушный таран, толкая биджу в сторону ближайшей стены Конохи. Я его сдвинул! Сдвинул! Пусть и метров на пятьдесят, но всё же. Мысленно прокладываю почти плоскую дугу, по которой буду двигаться, приманивая демона и разворачивая его от Конохи.       В ревущем смерче загораются два синих огня. Глаза? Наверное, глаза. В следующий миг стало тихо. Вообще тихо. Где-то словно вдалеке звучит тонкий-тонкий писк. От смерча во все стороны сразу разлетается стена воздушных лезвий, разнося всё вокруг. Смело целые кварталы, дома разнесены чуть ли не до последнего кирпича, виднеются изломанные тела людей, течёт кровь, чей мерзкий запах разносит мощнейший ветер.       Нет, бой здесь это слишком! Изо всех сил ору на биджу, не слыша себя, надеясь обратить внимание. Судя по трясущейся земле, я достаточно громкий. Синие огни глаз вперились в меня. Сработало! Ещё пара воздушных таранов, на которые Шукаку отвечает сотнями лезвий, что накрывают песочную команду, пристроившуюся за мной. Огонь по своим, хе-хе.       Делаю рывок в сторону от очередной атаки демона. Ускоряюсь до предела, и проскакивая мимо воронки, совсем рядом. Защита у него что надо, песок разогнан до такой скорости, что буквально стачивает камни. Покров выдержал это испытание, слава богу, но испытывать судьбу ещё разок уж больно не хочется.       Ору, что увожу биджу из деревни, поэтому всем, кто на дороге, лучше уёбывать на максимальной скорости. Сколько отсюда до стены? На взгляд метров четыреста. Не давая биджу отвлечься, отхожу всё дальше и дальше.       Тройка чунинов песка нападает сбоку. Куро берёт контроль над хвостами и просто размазывает их в кашу. Я сосредоточен на биджу, непрерывно дразня того атаками, Куро взяла на себя песочников, что лезут всё чаще и чаще. Не укладывается у них в планы уход самума из города.       Дорогу закрывают двое. Джонины, судя по жилетам. С волной неприятных ощущений возвращается слух. Нет, у меня не выбивало перепонки, просто оглушило. Джонины кидаются ко мне. Одного достали хвосты, страшными по силе ударами разорвав на четыре неровные части. Второй же искрится молниями и успевает уворачиваться. Блять, я не могу отвлекаться! -Прикрываю! – С криком проносится мимо тень. Джонин замирает, а через секунду лишается головы. –Саске, придурок, какого хрена ты здесь делаешь? -Я не один! С нами Какаши, Гай и ещё джонины! Уводи биджу, мы постараемся прикрыть от песочников! – С трудом перекрикивает Учиха бурю, после чего исчезает из вида.       Стало действительно проще, за весь путь до стены лишь дважды прорвались враги, и то, ничего не смогли сделать. Шукаку к этому моменту озверел в край. Он начал долбить не лезвиями а некими снарядами вакуума, что устраивали неплохие схлопывающиеся взрывы. Учитывая то, что один снаряд размером примерно с вагон поезда, можно представить, какие разрушения он вызывал.       Ушли за стену, несусь по лесу, самум следом, словно и не заметил преграды. Сколько нам потом строить придётся? Прочь эти мысли, прочь. Не сейчас думать об этом.       Вроде достаточно удалился. Пора проверить шкуру песчаного демона. Для начала создаю три сотни клонов, каждая тройка творит одно единственное дзюцу на команду. -Огненный шар ревущего грома! – три стихии. Пока что пользуюсь костылями, создать такое в одиночку не хватает умений.       Сотня снарядов врывается в смерч, поджигая его и разрываясь разрядами молний, нарушая целостность защиты. В прорехи врываются следующие ревуще-трещащие снаряды. Я вновь оглох, по щеке прокатилось что-то тёплое, а после звук вернулся. Выбило барабанные перепонки, которые неведомым образом сразу отрегенерировали. Жуть, но блять быстрее, чем отойти от контузии. Смерч довольно быстро погас, но судя по рёву, биджу это было крайне неприятно. Едва успеваю прыгнуть в сторону! Добрый гектар леса теперь представляет собой неубранную вырубку. Сколько живности там полегло? Тьфу.       Шукаку не разменивается на мелочи. Бьёт по площадям. Скотина! Чутьё говорит, что демон так же безумен, как и его владелец. Я то надеялся, что ситуация будет похожа на мою. Надо выносить медиума.       Где в этом долбаном урагане Гаара? Клоны мечутся, осыпая врага техниками и часто попадая под площадные атаки. Думай башка, думай. Пока же продолжаем обстрел. Переходим на воду, надеясь, что песок от этого потяжелеет. Вкладываю в «волну» чакры как в пару хороших техник класса S. Нехилое цунами вышло, хорошо, что у меня хватило ума пустить его не в сторону деревни, там и так хреново. Вода срывает лес, поднимает тонны поваленных деревьев, земли и невероятно тяжёлым грязевым потоком сносит биджу в сторону. И не верится, что эта махина, от которой на несколько секунд стало темно, создана мной.       Есть! Сработало! Смерч развеялся, земля медленно наползает холмом, формируя тело биджу. Теперь мне хотя бы будет видно, с кем сражаться.       Массивная и донельзя огромная туша енота, окружённая плотной коркой жёлтой чакры. Демону абсолютно пофиг на обстрел техниками, они просто не прошибают покров. Я с разогнанным источником и тремя хвостами не пробиваю! Что за хрень?! В каноне Шукаку был гораздо слабее. Тут начинается то, что заставляет меня злобно сжать кулаки. Пасть биджу распахнута, в ней очень медленно растёт чёрный шар бомбы биджу. По слухам, взрыв выходит знатный, метров пятьсот в диаметре. Выжить почти невозможно. Если это попадёт в город… Посылаем целый рой дзюцу в формируемую технику, надеясь помешать её созданию. Не вышло! Чакра слишком слаба и просто вливается в чужую технику.       Клин клином? Пробую. Куро на каких-то инстинктах помогает, видимо у биджу это естественное умение, вкачиваю просто тучу чакры, больше, чем на десяток тех цунами. Концентрация запредельная! Хвосты изогнуты к моим рукам, выставленным вперёд, от давления чакры, я едва не скольжу в обратную сторону. На несколько секунд выходит четвёртый хвост. Позволяя запустить технику, после чего сразу развеивается, не дав ощутить его мощи. Наконец, спустя секунд десять, перед ладонями загорается маленькое солнышко, что быстро дорастает размерами до футбольного, а после и баскетбольного мяча. Практически ничего не вижу за сиянием, ориентируюсь с трудом. Прицел в голову биджу! Пуск!       Техника пулей летит в Шукаку, увлекая за собой деревья и куски земли, меня же добрую сотню метров кувыркает отдачей. Покров уберегает от ран, я практически полностью цел, так пара ушибов, что затянутся за сущие секунды. Никогда раньше не творил ничего столь разрушительного. Не успеваю подняться и посмотреть, ударная волна протаскивает меня по земле ещё на сотню метров. А вот это уже больно, мать его! Огромный гриб взрыва заслонил небо, но я чувствую, что Шукаку жив.       Бросаюсь обратно. Пролетел валежник, горящий лес на крае и вижу просто ужасающую картину разрушений. От демона осталось меньше половины, буквально хвост да задница с кусками ног лежат вдалеке. По самой воронке не пробежишь – там кипит земля, лавовые склоны стекают внутрь. Да тут потом целое озеро образуется!       Приходится бежать в обход. Гоню изо всех сил. Рву неподатливый воздух. Все клоны, что были созданы в начале, развеяны.       Я прибыл, демон бешено регенерирует, но я успею. Чутьё на максимум, ищем Гаару. Мда, под хвостом. Самое ему место, блять! Вгрызаюсь рассенганом, броня с неохотой поддаётся. Гаара спит, укрытый песком. Хватаю его за ворот, немного подтягивая к себе, после чего ребром ладони, напитанной чакрой ветра, отрубаю врагу голову. Всё, старая печать больше не держит демона.       Теперь самое сложное. Полтысячи хвостатых клонов для охраны, сам же начинаю манипуляции со своей печатью. Сложная, невероятно сложная система, но мне нужно лишь активировать одну единственную функцию. Запечатывание. Последнее движение и падаю на демона, прижимаясь всем телом. Жжётся! -Приятного аппетита, Куро-тян. – Хриплю, стараясь не потерять сознание.       Чакра Шукаку просто бесноватым потоком врывается в мою систему циркуляции, едва не разрывая каналы и принося дикую боль. Мне так лежать около часа, я думаю. Первый биджу запечатывается без проблем и за пару минут, благодаря печати, сейчас же пример весьма нестандартного способа её применения. Шукаку имеет запас не меньший, чем у девятихвостой, однако обращается с чакрой гораздо хуже. Может, хвосты как то отражают контроль за полученной мощью?       Шукаку бросает попытки восстановить тело, пытаясь своей волей прекратить монструозный отток чакры. Не на того напал! У меня есть опыт борьбы за жизнь в куда более неблагоприятном месте, и Куро тоже имеет отнюдь не слабую волю.       Клоны вступают в бой с командой джонинов песка, что спешат на помощь уже мёртвому «джинчурики». Копии не размениваются на мелочи, отбрасывая врага просто сотнями техник, перепахивая землю. В спину вражескому подкреплению бьёт небольшой отряд наших джонинов во главе с Какаши. К сожалению, клон, перед тем как развеяться, увидел только его.       Закончилось всё гораздо быстрее. Через тридцать пять минут земля безвольно опадает вниз, а остатки чакры разносятся в стороны тёмно-жёлтой стеной. Последняя бяка от биджу, что просто развеял в воздухе часть своей силы, дабы она не досталась нам. Шукаку мёртв, попросту сожран. Дуэт двух демонов съел третьего, уничтожив в том числе и душу врага, ибо она была заключена в его чакре. Неуместная усмешка ложится на губы.       Сил почти нет, ни у меня, ни у биджу, что выдержала отнюдь не лёгкую битву во внутреннем мире. Надо возвращаться в город, но сил нет, с трудом делаю несколько шагов, после чего скатываюсь с холма, по ходу теряя покров.       Рука тянется к поясу, задний подсумок, трясущимися руками вытягиваю аптечку. Колю себе обезболивающее, терпеть почти нет сил, внутренности ноют. В голове гул, но становится легче. Уже увереннее достаю боевые стимуляторы. Гадость редкостная и по откату мне будет дико плохо, но сейчас вновь нужно сражаться. Пытаюсь открыть неподатливую крышку, но вдруг темнота накатывает на взор, падение вперёд заканчивается каким-то мягким ударом.       В себя прихожу ночью. Болит абсолютно всё, лежу на полу, на куче вещей. Пытаюсь шевелиться, горло болит как будто я его сильно выстудил. Не обошлись мне те крики. В первую очередь прислушиваюсь к системе циркуляции. Мелкие каналы и капилляры местами выгорели, но в целом испытание выдержали. -Он пришёл в себя! – незнакомый женский голос.       Помогают сесть, поднимают на ноги, после чего на моё место плюхается парень с одной ногой, вторая отсутствует чуть ниже колена. Много у нас сейчас таких, наверное.       Дают понюхать какой-то отвар, в голове боле-менее проясняется. Я однозначно в самопальном госпитале. Иду по коридорам, надеясь найти кого-нибудь знакомого, дабы вызнать, что происходило дальше. Однорукие, одноногие, безглазые, забинтованные, мечущиеся от болей люди повсюду. Коек не хватает, раненых раскладывают просто на кучки тряпья в коридорах. С ужасом смотрю в лица, боясь увидеть знакомых. В одной из комнат вижу осунувшуюся и донельзя бледную Сакуру, что ассистирует какому-то ирьёнину. Ей сейчас точно не до меня, прохожу мимо.       Вот на лавке сидит Саске с перебинтованной грудью. Рядом Нейджи с подвязанной рукой, на голове тоже бинты. Живы, черти! Грудь стискивает, на лицо наползает довольная улыбка. -Саске, Нейджи! Как вы? Что было в городе? – Налетаю с вопросами.       В беспамятстве я провёл часов десять, сейчас глубокая ночь. Вытащил меня Какаши, что возглавлял отряд спасения.       Саске досталось катаной, расчеркнули наискось. Нейджи вывернули руку, голову он повредил сам, добивая противника.       А на фронте вести печальны. Около двадцати пяти тысяч погибших, среди них шиноби меньше четырёх тысяч. Раненых огромное количество. Много тяжёлых, за чьи жизни сейчас борются вконец измотанные ирьёнины. Клан Инудзука погиб почти в полном составе, осталось лишь семь человек из полутора сотен. Клан Акимичи лишился главы. Клан Нара потерял почти треть бойцов. Хьюга тоже имеют потери, но небольшие, сказалась высокая подготовка.       Сарутоби Хирузен и Шимура Данзо погибли, унеся с собой жизнь Казекаге. Бой был крайне тяжёлый, улучшенный геном песчаного и неожиданность атаки поначалу дали врагу большое преимущество. Успокоить разбушевавшегося каге смогла только печать шинигами. Именно та техника из канона, что лишила Орочимару рук. Принесения себя в жертву, чтобы унести врага вместе с собой. По-геройски ушёл старик. Красиво.       Теперь невозможно узнать, был ли Данзо предателем, или действительно честно погиб в бою. Печально. Орочимару был сильно ранен в поединке с новым саннином из песка, заключившим контракт со скорпионами. Сейчас свиток контракта у нас, а чужой саннин покоится где-то под обломками зданий в расчленённом виде. Представляю ярость учителя!       Песочники откинуты от деревни, бегут к себе в Суну. Разговоры в основном о карательном походе, народ жаждет крови, на арене было много знатных гостей, потому дайме тоже скорее всего направит солдат к песочникам, выяснять отношения. Послы облака заявили о нейтралитете в этом конфликте. Камень не высказался, ибо через их посольство пролегал путь Шукаку. Отвечать просто некому. У тумана своих проблем по горло, ему хоть как не до нас.       Стена деревни разрушена. Почти сорок процентов построек превращены в руины. Ущерб репутации колоссален, в деньгах же страшно думать о цифрах. Аналитики сильно просчитались, дежурно отрабатывая угрозу, но не принимая её достаточно серьёзно. -Наруто-кун? – окликнули меня. – Вас вызывает Орочимару-сама.       Ведут в другое здание, атмосфера конечно не радостная летает. Самое поганое – тишина. Не поют птицы, не болтают люди, не лают вдалеке собаки. Из-за этого всё вокруг кажется давно мёртвым и покинутым живыми. Бросаю взгляд на гору. В ходе боёв кто-то умудрился снести половину лица первого Хокаге. -Приветствую, Наруто. – Орочимару встретил меня в каком то кабинете, с виду вполне здоров, разве что немного более бледен, чем обычно. На рукаве повязка с вышитым кандзи «огонь», знак временного главы деревни. Вместе с ним внутри тёмного кабинета находятся Хиаши и главы ещё нескольких кланов. Выглядят все более чем измотанными. –Расскажи нам, как прошёл бой с джинчурики Шукаку.       Стараюсь говорить коротко и по делу, срезая подробности. Им и так есть чем заняться. -То есть, ты теперь джинчурики двух биджу?– Спрашивает Хьюга. -Нет. Во мне по-прежнему один биджу, что имеет силы двух. -Многообещающе. – Длинная пауза. – Та техника, которой ты уничтожил бомбу биджу. Сможешь ли ты применить её ещё раз? – Требовательный взгляд саннина. -Да. – Я уже догадываюсь, какая участь ждёт Суну, но не могу соврать. Поздравьте. Только что меня записали в оружие массового поражения. -Отлично. Пёс, Змей! Охранять джинчурики, не спускайте с него глаз. Проведите в казармы анбу, пусть спит там. Наруто, можешь идти отдыхать, но будь осторожен, враги всё ещё могут быть в деревне. – Отпустили меня.       На следующий день разбор завалов, вытаскивают тела и иногда ещё живых шиноби. Своих несут в госпиталь, песочников добивают на месте, сходу потроша на органы и «запчасти» для наших шиноби, что потеряли руки-ноги-глаза. Особо именитых врагов забирают в отдел дознания, вызнавать точные планы деревни, секреты, частые места для засад, уникальные техники и прочие сведения, имеющие ценность.       Тела транспортируют, складывают в кучи и сжигают техниками огня. Эпидемии никто не хочет. Трупы своих и чужих складывают в разные кучи, чтобы знать, кого хоронить, а чей прах утилизировать. Не удивлюсь, если его втихаря на удобрения пустят. Прах наших собирается в специальные урны, что будут захоронены в общей могиле.       Я тоже помогаю разбирать завалы, вытаскивая раненых. Рядом бессменные анбу, что охраняют мою драгоценную тушку. Власти не хотят потерять своё мощнейшее оружие накануне войны. Честно говоря, напрягает такое внимание. Раньше они хотя бы прятались, сейчас же спокойно стоят по обе стороны, изредка помогая с камнями. Угадываю эмоции третьего анбушника, что наблюдает уже скрытно.       Прошло два дня, большую часть разрушений уже разгребли, всё-таки шиноби это сам себе трактор. Нехотя уходит атмосфера запустения из города, разворачивается грандиозная стройка. Сегодня на закате будут похороны погибших.       Прибывшие послы из Камня заявили о нейтралитете и их селения в нашем конфликте. Все селения заявили о своём нейтралитете в разборках, признав, что это дела исключительно Конохи и Суны. Впрочем, ничего не мешает им встретить нашу армию после возвращения из похода. Будет нужна осторожность.       Отношение ко мне разделилось на два ярких лагеря. Одни ненавидят до крайности, буквально скрипят зубами, проходя мимо. Многие из них потеряли родных в моём противостоянии с Шукаку. Шипят, стараются переходить на другую сторону улицы, бормочут молитвы, «отгоняющие злых духов». А что мне скажете, оставлять демона гулять было?       Вторые наоборот, считают героем, бросаются жать руку, хвалят, пытаются накормить. Таких, к счастью моему, больше, однако и с теми и с теми встречаться тяжело. -Наруто! – Крик Саске. - Смотри!       Протягивает фигурку, размером немного больше ладони. Угловато, весьма схематично, но нетрудно догадаться, кто изображён. Фигурка человека с лисьими ушами, тремя хвостами и полосками на щёках. Я? -Их раздаёт один резчик у храма. Утверждает, что оберегает от бед и приносит удачу. Ты стал популярен. – Ехидный тон и улыбка. -Угу. – Задумчиво отвечаю я, вертя фигурку в руках. Вот этого мне точно не надо, такой популярности.       Святые они имеют склонность скоропостижно дохнуть от какой-нибудь бяки. Да и я уж точно не тяну на этот ранг.       Впрочем, хрен с ним. Пора готовиться к похоронам. Одеваюсь в чёрное. В фильмах на похоронах всегда идёт дождь. У нас же наоборот, ярко и радостно светит солнце, щебечут осмелевшие птицы. Красный закат, на небе ни облачка. Неприятный контраст.       Прощаемся с каге, кладу цветы на и так заваленную ими могилу. Орочимару стоит рядом. Скорбящий Асума, которому пришили новую левую руку. Это заметно, так как она менее мускулиста и отличается по цвету. Ничего, как только полностью приживутся каналы чакры, а это дело для джонина дней этак десяти, цвет выровняется, и рука полностью перестроится под нового владельца.       Рядом со своим дядей стоит Конохомару. Ни разу не встречал его до этого. На вид лишь избалованный ребёнок. Сейчас стоит, молча льёт слёзы и изредка шмыгает носом. -Он был мудрым учителем, сильным шиноби и погиб с честью, защищая своих людей в бою. Как и мечтал… - шепчет саннин, прикасаясь к плите.       Надеюсь, он попал не туда, куда в своё время зашвырнуло меня. Счастливого тебе посмертия, старик. Поворачиваю голову.       Народу много, крайне много. Скорбят не все, я чувствую пару очагов скрытой радости в толпе. Ничего, каге это всё-таки политик, наверняка есть за что его не любить.       Поход начнётся через месяц. Нужно время, чтобы собрать обозы (а чтобы собрать обозы, нужно собрать купцов, что разбежались из Конохи, прячась не хуже мышей), подготовить медикаменты для отрядов, оружие, составить планы, маршруты и много чего ещё.       Прошерстив деревню вдоль и поперёк на предмет лазутчиков, меня оставили в покое. Один анбу это уже вполне привычно и не так напрягает, тем более, судя по знакомому «вкусу» эмоций, это тот самый, что долгое время прикармливался у меня в квартире.       Ах да, я теперь чунин, как и вся наша команда. Немного выше зарплата, возможность брать миссии вплоть до В- ранга на самостоятельное исполнение. Ну и форменный жилет выдали. Имею право приказывать генинам на поле боя, быть личным тренером, но команду брать пока нельзя. К тому же, все мы по прежнему члены «специального ударного отряда номер семь под руководством Хатаке Какаши».       Орочимару утвердили на должность каге. Плащ и шляпа ему, конечно, идут, но не нравятся, потому на заказ сделали протектор с традиционным кандзи.       Этой ночью я в кой то век смог зайти во внутренний мир, предыдущие три меня не пускало, но енота не чувствовал, только знакомую чакру Куро, потому не особо волновался.       А он изменился! Коридоры лабиринта стали чище, стены наконец-то полностью обновились, свет горит повсюду. В нетерпении бегу к клетке. Есть! Вот она.       Неплохой тут ураган бушевал. Иду по траве к далёкому дому, чувствуя что-то знакомое, но неправильное. Странное предвкушение. Что за? Почему накатывает такое нетерпение?       Срываюсь с места и распахиваю дверь дома. -Вот как? И чему он ещё тебя научил? – До боли знакомый голос.       В комнате за низким столиком сидят две двое. Куро и ещё одна женщина. Ярко рыжие волосы, синяя обводка вокруг глаз, ярко-красный хвост, красные глаза с вертикальным зрачком. Выглядит взрослой, сформировавшейся. По сидящей, конечно, трудно определить рост, но вроде бы высокая. Взгляд переводится на меня. Узнаю лисьи черты лица. Это точно она, но как? Как? Она же Куро! -Привет, Наруто-кун. Скучал? – Тот самый голос. -Курама? - Вкладываю всё своё недоумение в вопль. -Ну, рассказывай, что успел натворить… и ещё одно. Дурацкое имя. - Шёпотом проговорила возродившаяся биджу конец фразы. -Как? -Уж не думал ли ты, что я вот так решу умереть окончательно? Дурак. - Беззлобно ругнулась она. - Я лишь сбросила шкуру отчаяния и ненависти, что копились веками. Считай это... линькой.