Иная история 2893

Акумарон автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 10

16 августа 2014, 16:28
      Курама возродилась. Я даже не знаю, как на это реагировать. В действительности, у меня сейчас два лояльных биджу и гигантский запас чакры, однако бой с Шукаку смог вымотать даже меня. Та техника, подобие бомбы биджу, но из-за странной чакры куда более разрушительная, жрёт неимоверно много. По прикидкам, я смогу использовать её около трёх раз, плюс-минус единица, после чего моим пределом на некоторое время станут техники С-В ранга, и то, остатки чакры вылетят достаточно быстро.       Новая однохвостая умудрилась заполучить обе стихии песчаного демона, ветер и землю. Впрочем, нужно время, чтобы земля проявилась и у меня, около трёх-четырёх месяцев, а то и полугода, по словам Курамы.       С Куро они нашли общий язык довольно быстро, Курама воспринимает её скорее как дочь. Что ж, в какой-то мере она права, ведь именно из её чакры и воли та появилась на свет. При моём визите во внутренний мир они всегда болтают, пару раз видел их играющими в догонялки. Ну, им хоть не скучно.       Куро в ультимативной форме потребовала создать полигон во внутреннем мире, после чего с нечеловеческим рвением взялась за обучение старшей подруги. Та сопротивлялась, но недолго, ибо ураган имени девятихвостой хрен остановишь. Характеры разные. Куро – сорвиголова и электровеник, Курама наоборот, ленива, немного ехидна, что впрочем, не мешает ей вспышками менять настроение.       Из-за подготовки к походу Орочимару стало совершенно не до моих тренировок, потому стараюсь заниматься по старой схеме, равномерно подтягивая все направления, однако опять просели барьеры – без наставника и хороших свитков там нечего делать, а мне сейчас не до клановой библиотеки, там ещё разбираться пару месяцев.       Втихаря провели с Саске спарринг, всё-таки хотелось узнать, кто круче. По итогам пяти раундов счёт три-два не в мою пользу. В нин я его делал легко, но стоит словить какое-нибудь гендзюцу, и паузы ему хватает, чтобы приблизиться и навязать ближний бой, в котором я хоть и крепок как танк за счёт огромного количества чакры, но всё же слишком неумел. Пара связок от саннина, конечно, были сюрпризом для Учихи, но не столь действенным, как я рассчитывал.       Наконец, разобрался с призывом. Сложная всё-таки техника, требующая достаточно высокого навыка и контроля, да и есть такая штука как «канал призыва». Поначалу, большая часть моей чакры. Вкладываемой в призыв, уходила в банальное никуда, а остальное потихоньку стачивало границу между нашим и паучьим миром, позволяя призывать всё более сильных существ.       Впервые увидев мой призыв, Сакура чуть арахнофобию не схватила. Всё-таки этот паучий кентавр выглядит более чем устрашающе. Сейчас же сами пауки пытаются не попадаться на глаза розовой экспериментаторше, ибо до бесконечности доить из них яд будет. Впрочем, заинтересовался ими и Орочимару, провёл пару телепатических бесед. О чём говорили – не знаю, но саннин вроде бы вполне удовлетворён полученными сведениями.       Пришла пора выступать. Продовольствие собрано, кунаи наточены. Двигаться будем почти напрямую, через страну Рек. Шиноби их скрытой деревни, Танихагакуре, были, конечно, не в восторге, но возражать не стали, силы не те.       В поход отправляются почти шесть тысяч человек, около трёх тысяч осталось в Конохе, на случай если кто-то захочет испытать удачу. Двигаемся не общей толпой, армия поделена на двенадцать отрядов, которые двигаются параллельными курсами. Весьма логично с точки зрения снабжения и нагрузки на дороги, однако не слишком выгодно в плане безопасности. Буду надеяться, на этот раз аналитики не зря ели свой хлеб.       Еду на обычном пауке, что весьма бодро перебирает лапами. Никакой качки и отбитой задницы! Учитывая то, что размеров он весьма крупных, я спокойно лежу на спине. Весьма удобно, скажу я вам! Всегда бы так путешествовать. Рядом на пауке сидит анбу-телохранитель, которого уже просто достало бежать рядом с шустрым членистоногим. Сакура определена в одиннадцатый отряд. Там одна из мощнейших охранных групп и почти все медики. Саске во втором штурмовом, вместе с Нейджи, вот и выходит, что сейчас я просто скучаю, в своём четвёртом поддержки. -Засада! Песок! Около двухсот! Четыре километра вперёд! – Крик какого-то Хьюги.       Дрёма слетает мгновенно. Вскакиваю, паук развеивается согласно моей воле. Не нужно такую большую мишень оставлять, он именно транспорт, боевая функция весьма сомнительна.       Шиноби перемешиваются, получая команды. Засаду будем зажимать, построение полумесяц, чтобы обхватить врага с флангов. А там уж либо побегут, либо погибнут. Строй рассеянный, неплотный, дураков давать мишени для площадных дзюцу нет. -Безымянный! На правый фланг! – Слышу команду.       Я в облачении анбу, дабы было сложнее найти. Даже товарищи по команде не знают, что я ношу маску. -Есть!       Двигаю по лесу, изо всех сил стараясь приглушить собственную чакру. Глупо конечно и почти бесполезно, но именно почти – пусть почувствуют меня на два метра позже, но может именно эти два метра дадут возможность победить?       Гремят взрывы, центр вступил в бой. В ушах гул, сердце бьётся как бешеное. Азарт и предвкушение битвы смешиваются со страхом и дают совершенно невообразимый адреналиновый коктейль в крови. Я не один себя так чувствую, эмпатия сообщает, что почти все в похожем состоянии, а некоторым просто страшно.       Что-то крича, нападаем сбоку. Каждый кричит что-то своё, у меня вырывается простое «Ураааа!», кто орёт «Мамааааа», некоторые просто какой-то набор букв. Ну и без мата никуда, он тут весьма часто встречается. Сходу метаю ветряные лезвия в песочников, что успеваю увидеть, перед тем как влететь в основной бой. Уворачиваюсь от пущенных в ответ техник, после чего начинается мешанина. Пошла сшибка! Анбу прикрывает меня, я стараюсь прикрывать его. Бой кипит, думать некогда, работают больше вбитые наставниками инстинкты.       Кончилось всё как-то неожиданно. Раз, и нет врагов, тишина и трупы. Никакой многочасовой схватки. Всё решили минут десять. Десять минут и двести сорок человек покинули этот мир.       Раненых оказалось относительно немного, приставленные ирьёнины справились, хотя яды Суновцев та ещё гадость. Двух тяжёлых погрузили на моих пауков, удобные зверушки, это вам не жабы, поездка на тех это извращённый способ самоубийства.       Допросили пленных. Оказалось, эти горе воины откололись от основной отступающей армии Песка и обосновались в этих землях, грабя на пропитание ближайший городок. Засада вышла больше случайной, чем действительно подготовленной.       Двигаемся дальше. До границы страны Рек осталось два дня пути, у Суны будем через три недели, в идеальных условиях, конечно. В реальности, если нам будут мешать, то дело растянется на пару месяцев.       Страна Рек имеет своеобразную географию. Огромная гора со снежной шапкой расположена почти в центре, лишь смещена немного на юг. С горы берёт начало бесчисленное множество весьма бурных рек, которые и дали название местности вокруг. Реки прорезают множество каньонов, спрятаться здесь проще простого. Гора испещрена шахтами, в которых добывается железо весьма неплохого качества.       Особо значимых городов три – ремесленный, столица и скрытое селение. Причём ремесленники обижены на весь мир и торгуют только со своими, иногда даже себе в убыток. Дескать, когда-то там великие деревни оставили их в беде и теперь недостойны изделий сих мастеров. Легенда всего лишь, причём, судя по всему, придуманная самими шиноби Тани, однако ремесленники в неё свято верят.       Гору обходить будем с южной стороны, хоть с северной и ближе к Суне, но там ровно по границе со страной Рек идёт хоть и невысокий, но весьма удобный для врага горный хребет, переходящий в холмы к морю. Если бы мы пошли там, то потеряли бы немало людей в засадах и при «случайных» обвалах.       Встаём лагерем на ночь, ставим палатки, часовые готовят себе посты. Жизнь кипит, все куда-то спешат и носятся, раненых утащили ирьёнины, позволив подуставшим паукам отправиться отдыхать в свой мир. На всякий случай совершаю ещё один призыв, на этот раз призывая целые сонмы пауков крошечных размеров, не крупнее горошин. Мелкие труженики разбегаются по лесу и полянам вокруг лагеря, плетя свои паутинки. Если что-то случится их общий ментальный вопль меня поднимет и позволит поднять тревогу даже в том случае, если все часовые проморгают атаку.       Ставлю свою палатку, стараясь найти место повыше и поровнее, чтобы утром не проснуться в луже. До уха доносится разговор. -Давай смелее, никто не узнает! Ты же хочешь забыть этот бой, саке - самое то. Я от отца слышал. – Шепчет весьма молодой мальчишеский голос.       Твою медь, только пьяных генинов нам не хватало! Бросаю установку палатки и иду на звук. -И чем это мы тут занимаемся? – заглядываю в чью-то палатку.       Два парня и девчонка, судя по всему, я видел их на экзамене. Чунинских жилетов нет, провалились значит. Один из парней держит маленькую бутылочку с вином. Чёрт с ними. -Анбу-сан! – панический шёпот. – Мы… -Имя джонина наставника. -Мы не… -Имя наставника. – Продолжаю давить. Сообщу сенсею, пусть сам своих подопечных строит. -Хидеки Хьюга. – Опа, не повезло ребятам, Хьюга их так пропесочит… но надо.       За пару минут отыскал требуемого человека. Крепко сбитый мужчина с коротким ёжиком волос. После моего сообщения он что-то нечленораздельно прошипел сквозь зубы и отправился к генинам с явным намерением устроить тем весёлую жизнь. Впрочем, злится он вполне справедливо. Пьяный шиноби не шиноби вовсе, если уж очень хочется, выпить можно после миссии. Даже одна рюмка саке влияет на контроль не в лучшую сторону, а уж бутылка делает любое дзюцу смертельно опасным для самого исполнителя.       Этой ночью обошлось без нападений и какой бы то ни было бяки. Шустро позавтракали, свернули лагерь, устроили проверку личного состава. Отряд продолжает путь.       Местных стараемся не трогать, не хватало ещё и с ними войну устроить. У самой границы со страной ветра соединяемся с остальными отрядами. Одного не хватает. Где пятый отряд?       Пятый отряд нашёлся на следующий день. Они умудрились уйти на добрую сотню километров севернее и, не увидев остальных, скрылись в засадах. Разведчиков, нашедших потерявшихся, чуть не убили поначалу. Неприятный эпизод.       Итак, реки кончились, в свитках запечатано воды на год вперёд. Леса и поля перешли в сухие степи, а те в свою очередь всё чаще и чаще имеют песчаные проплешины. Пустыня.       Пешая разведка дополняется летающей, в ход идут призывные птицы и нарисованные звери одного паренька из анбу. Врагов нет. Хьюги тщательно сканируют землю на предмет сюрпризов, ещё один туннель проморгать никто не хочет, удар в тыл это практически мгновенное поражение.       Осторожно ступаем на землю врага. Тут их дом, тут их ловушки и секреты, тут их земля и даже в воздухе витает ощущение, что нам не рады. Нам насрать на все эти ощущения. Армия двигается мстить и резать.       Уже через день пути я проклял эти барханы и песок, лезущий повсюду. В полном облачении конечно мало щелей, но жара доконает. Начинаешь раздеваться – ветер и песок. Как они тут живут то?       Проблемы начались, когда мы вошли в саму пустыню. Уныло. На бархан - с бархана. Песочники избрали изматывающую тактику – мелкие отряды выпрыгивали из под песка, атакуя отошедших в одиночку шиноби, после чего быстро убегали, пытаясь избежать возмездия. Учитывая Хьюг, получалось у них плоховато, но на нервы действовало отлично.       Уже хрен знает какой день идём по этой мерзкой пустыне. -Приближается песчаная буря! Идёт прямо на нас!       Угу. И ветер дует как раз не в ту сторону. Уже дня три точно в спину. Я не один пришёл к такому выводу. -Рассредоточиться, приготовиться к атаке! – Приказ Орочимару раз за разом повторяется командирами отрядов и облетает армию.       Бегу к положенному мне месту. Чуть сзади основного порядка войск и смещён вправо, после небольшого уточнения, поднимаюсь на бархан.       Буря на расстоянии двухсот метров, уже явственно ощущается ки исходящая оттуда. Орочимару выбегает вперёд, складывает печати, после чего применяет какое-то сверхмощное дзюцу ветра, которое просто сносит песчаную завесу и хоронит под волной песка первые ряды вражеской армии. Злой саннин это крайне мощно!       Пока порядки не смешались, создаю полсотни клонов и начинаем просто в навесную кидать огненные шары. Расстояние слишком большое для прямого полёта, да и угадать место приземления снаряда будет довольно легко, но планы врагу это смешает, может, кто-нибудь в панику ударится.       Не я один начал такой обстрел, и наши, и враги тоже присоединились. Песочники приближаться не спешат, предпочитая такое перекидывание дзюцу ближнему бою. Либо выжидают чего-либо.       Фиг знает чего они ждали, пошли на сближение. Стараюсь удвоить количество огненных шаров. Всё. Пошла сшибка, невнятная каша из пыли и мелькающих фигур людей. Несколько дзюцу в задние ряды противника и развеиваю клонов, больше нельзя, ещё своих задену. Остаётся только смотреть и ждать приказа.       Песчаные уступают в количестве, они и так в Конохе чёртову тучу своих положили. Если нас около шести тысяч, то их наверное меньше пяти, по крайней мере на вид. Наш левый фланг начинает продвигаться вперёд, сминая противника, центр как и правый фланг крепко завяз в бою, не двигаясь ни вперёд ни назад. Порядки постепенно смешиваются. Распадаясь островками боёв от один на один до трое на одного. Местами в боях сошлись призывные звери. Вот змеи усиленно душат целую стаю шакалов, вот гигантские птицы пикируют на какую-то странную помесь крокодилов и верблюдов… а я то чего туплю?       Самому мне лезть в ближний бой противопоказано, но вот мои пауки в самый раз! Начинаю творить дзюцу призыва, один за другим в свалку кидаются паучьи кентавры, неся с собой смерть и судя по эмпатии какой-то суеверный ужас. Протекторы Листа, которые создаются самими пауками неведомой мне техникой, позволяют избежать атак своих шиноби.       С каким-то отстранённым страхом смотрю, как паук с руками-серпами налетает на отряд песочников. Взмах лапы враг пытается блокировать кунаем, однако серп проходит сквозь сталь, после чего почти без усилий разваливает тело от плеча до пояса, выходя где-то в районе нижнего ребра. Куски человека ещё не успели упасть, а паук уже кинулся на следующую жертву. Кто-то пытается подкрасться сзади и всадить кунай в брюхо, песчаный всплеск и тело пришпилено к земле одной из задних ног, сквозь голову. Песок постепенно меняет свой цвет на грязно-коричневый, напитывается кровью. Жуткое зрелище.       Со мной пауки так не сражались. Там была какая-то отстранённая дуэль, ритуальная схватка. Не реальный бой, потому что сражайся они тогда так, меня бы пустили на ломтики довольно быстро.       Глаз цепляется за знакомую фигуру. Саске и Нейджи увлеклись боем и ушли слишком глубоко в позиции врага, сейчас находятся в окружении доброго десятка чужих шиноби. Рывок одного Суновца Нейджи встречает парой хлопков. Всё, скрытые клинки сделали своё дело, враг уже не встанет. Согласно ментальном приказу, пауки пробиваются к моим сокомандникам и помогают выбраться из той задницы, в которую они себя загнали.       Твою медь! Рок Ли тоже там, носится жаленным зайцем, отвешивая всем люлей. Судя по жилетам, к нему вот-вот прибудут джонины, а это уже точно не его уровень, пусть он сейчас и без утяжелителей, но он лишь сровнялся с ними в скорости, а не в умениях. Вытаскиваем и его, потеряв одного паука. Хорошо хоть они просто уходят в свой мир, а не погибают окончательно. Мои кентавры плюются паутиной, мешая врагам пуститься в преследование. Жуткая гадость их сеть, скажу я вам. Вырабатывается разных видов в зависимости от паука. Клеит намертво всё что угодно, разок рукой вляпался, еле нашли подходящий растворитель, ирьёнины уже всерьёз задумывались снять вместе с кожей, дескать проще будет.       Вот и враги влетев в паутинку, попадали от неожиданности. Не особо подвигаешься, когда у тебя мало того, что ноги друг к другу приклеены, так ещё и пару центнеров песка вдобавок. Один умудрился упасть лицом, склеив себе и рот и нос и глаза. Теперь катается, задыхаясь. Неприятная смерть.       Песочники резко начинают перестраиваться, формируя клин. Собираются разделить нашу армию? Впрочем, левый фланг и так ушёл слишком глубоко, оторвать его будет просто. Наши отступают, я тоже получаю команду двигаться назад. Что происходит?       Песок перешёл в атаку, разгоняются вперёд. Наши почти без сопротивления отступают, расходясь в стороны. Бегу вправо, пропуская лавину песочников мимо. Начинается разворот. Выходим в тыл?       С неимоверным шумом из под земли вырываются огромные ворота с изображением искривлённых лиц на них. Легендарные неуничтожимые врата Рашамон? Раз, два, три, четыре… Песок и небольшая часть наших войск оказывается в окружении огромных ворот, стоящих вплотную друг к другу. Выход – узкое горлышко, куда стекается наша армия. Котёл. Только что Песок стал обречён на поражение. Врата неуничтожимы и за них нельзя зацепиться чакрой, ни один мастер тай не сможет их перепрыгнуть. Наши мастера ниндзюцу поднимаются на птицах и рисованных зверях на верхнюю площадку врат, после чего просто закидывают техниками. С хрустом и шуршанием песка встают последние ворота, отрезая путь к отступлению.       Орочимару с трудом держит технику, видно, что ему крайне тяжело отдавать столько чакры на призыв. Но вот вокруг Хокаге причудливой фигурой построились наши шиноби, начиная технику массовой передачи чакры. Работают батарейками. Сколько же жрёт эта техника? - Наруто! Сюда. – Окрикивает меня кто-то из Нара.       На призванном орле поднимаемся вверх, на врата. Смотрю вниз, уже догадываясь, что сейчас будет. Песочники отчаянно поливают ворота техниками, пытаются сбросить наших сверху. Большая часть дзюцу просто не долетает до верхушки, да и точность снизу вверх весьма отвратительная. Нашим и целиться не надо, долби да долби в толпу снизу. -Та техника. Целься в центр, так Хокаге-сама будет легче удержать взрывную волну. – Отдают указания. -Но там же остались наши! – Замечаю, что в двух местах ещё кипит сопротивление. -Их в любом случае не спасти. – Жёстко говорит Нара. Кому ты врёшь, не спасти.       Упрямо скриплю зубами. Наших там действительно почти не осталось, но вот, прямо под ногами держится отряд почти в пятьдесят человек. -Я хоть и демон, но по своим бить не буду. Техника призыва! - Рядом появляется весьма крупный паук. -Это измена! Я доложу… -Пошёл ты на хуй! – Нара пытается атаковать меня тенью, но тщетно, несоизмеримо количество чакры, легко вырываюсь и пинком отправляю его в полёт со стены. Выживет, не такая уж и страшная высота для шиноби.       Паук сплёвывает вниз верёвку из паутины, лишённой клейких свойств, я же отправляю не одну сотню клонов, дабы сдержать врага и дать нашим вылезти. Всего минута и пятьдесят человек, которыми решили просто пожертвовать, спасены. Спустя минуту вытаскиваю ещё сотню.       Всё, больше мне никого не спасти. Они слишком далеко от стен. Закрываю глаза. Первый хвост. Второй. Третий. И тут "со скрипом" и болью, но высвобождается четвёртый. Открываю глаза. Я весь покрыт невероятно плотной коркой чакры, серебряной с красными искрами. Судя по ощущениям, тело почти утратило материальность, я сейчас больше состою из чакры, чем из плоти. Невероятная сила. Больно. Тяжело думать, незнамо почему клонит в сон, однако и Куро и Курама тут не при чём, они наоборот помогают в контроле высвобождаемой силы.       Хвосты изгибаются к выставленным рукам. Начинаем формирование бомбы биджу. В мою сторону обрушивается просто шквал техник, но пробить покров четвёртого хвоста они не в силах. Что там, я их почти не чувствую. Упоительная мощь.       Загорается маленькое солнце, слепящий белый шар с красным ореолом. С рёвом спускаю технику. Удар! Трясётся земля. Исполинский взрыв вспухает прямо в центре окружённой территории, ударная волна расходится, ударяет о врата и отражается обратно к центру. Белый слепящий ад развернулся на участке. Меня снесло с ворот, приземлившись, развеиваю покров. Уж больно он на нервы давит, притупляет разум.       Спустя секунд тридцать, врата проваливаются, вниз открывая вид на место, где некогда стояла армия шиноби Суны. Воронка из грязного оплавленного стекла и всё. Ни тел, ни следов того, что когда-то тут кто-то был. Страх царит над полем боя. Свои боятся меня. Свои! Сюда идёт уставший Орочимару. -Наруто-кун. Мне доложили, что ты оспаривал приказ. Это правда? – В воздухе витает ки. -Нет. Я отказался бить по своим товарищам. Лишь вытащил наших людей из окружения. Приказ выполнил после произведённых спасательных работ. – Отвечаю, смотря в глаза наставника. -Сколько? – В голосе всё ещё звучит угроза. -Что? -Сколько людей ты спас? – Всё напирает змеиный. -Полторы сотни. -И из-за них ты рискнул жизнями пяти тысяч. Весьма разумно, не находишь? – Голос резко становится абсолютно равнодушным. Молчу. – За спасение попавших в окружение отрядов можешь нанести на маску две черты. За ненадлежащее исполнение приказов неделя клетки с освобождением на время боёв. Сдать снаряжение.       Кланяюсь в ответ, до скрипа сжимая зубы. Им что, легче бы стало, если бы я убил своих?       Клетка. Просто деревянная клетка на телеге, укреплённая фуин и пытающаяся блокировать чакру. Захожу внутрь. Шаг на шаг, выпрямиться в полный рост тоже нельзя. Когда запустили печати, половина шустренько сгорела, пытаясь лишить меня чакры. Посидим, бежать не буду. Правда Орочимару и деревня несколько потеряли уважение в моих глазах. Понимаю жестокость к другим – но так спокойно жертвовать своими людьми? Нара… у вас будет должок.       Почти весь путь до Суны я так и проделал в этой клетке. Оказалось, что кормить и поить меня не особо собирались, так, раз в день и то крохи, однако люди, которых я вытащил, втихую носили еду и воду. Моя команда тоже помогала. Самым шоком для меня было то, что Рок Ли тоже как-то раз притащил флягу воды. Сказал спасибо за пауков, но дескать я ещё не прощён. Было бы за что.       Большую часть времени просто спал, довольно просто погрузить себя в дрёму, имея долгую практику медитаций.       За день до прибытия меня освободили, вернули снаряжение. С упоением разминаю затёкшее тело. Две черты на маску… завершил усы с одной стороны. -Я рад, что ты не попытался сбежать, Наруто-кун. – Голос саннина из-за спины. -Зачем, Хокаге-сама? – Нарочито не называю сенсеем.       Молчим. Чувствую лёгкое сожаление, исходящее от Орочимару. -Так было нужно, Наруто. Ты оспорил приказ каге, это нельзя оставлять… -Я отказался бить по своим. Только и всего. Приказ я не оспаривал и исполнил. -Новый глава клана Нара имеет иное мнение.       Твою мать! Вот где собака зарыта. Значит, в клане Нара произошли перестановки, а я сгоряча отвесил неплохого пинка их новоизбранному главе. Кто же знал, что он настолько слабым окажется? Пробивает на нервный смех. Послать и отвесить пинка главе клана. Вполне в моём стиле! Смеюсь уже вслух, выпуская напряжение. Орочимару смотрит как на больного, как бы ирьёнинов не вызвал. -Всё в порядке, Орочимару-сенсей. Но клетку я не прощу.       В Суне почти не осталось шиноби, армия вошла без боя. Гарнизон сдался. Песок сдался. Победа. Однако особой радости я не чувствую.       А красиво у них тут! Смотрю по сторонам, сидя на одной из скал, что окружают селение. Аллеи, фонтаны, пальмы и сады. Своеобразная архитектура, почти все дома имеют крышу-купол, на стенах резьба по камню. Дерева мало. Армия отдыхает и… грабит. Просто грабит, запечатывая в свитки всё самое ценное. Город почти мёртв, в нём не осталось шиноби. Те, что есть, уйдут с нами, но на грязную работу с высоким риском смерти, без сохранения званий, с нуля. Всяко так есть шанс выжить, либо умереть здесь. Впрочем, многие предпочли именно умереть. Целая волна самоубийств прокатилась о городу. -Наруто, всё, война кончилась? – тихий голос Сакуры, сидящей рядом. Тут и Саске с Нейджи и Какаши. -Да. -Скоро будем дома. – Мечтательно выдыхает Хьюга. Его песок совершенно доконал, как и пустыня вообще. -Пойду, может, найду чего на память. – Спрыгиваю вниз, оставляя команду.       Брожу по пустым улицам. Людей почти нет, все жили за счёт шиноби, а теперь тех не осталось. Город умирает. И что им не сиделось в своей пустыне? На кой вообще к нам полезли?       Пустой квартал. Недавно тут наверняка жил клан, сейчас же тишина. Иду по пустым коридорам, всё уже вычищено. Мебель и ту кто-то предприимчивый угнал. Как тут стены остались, и то загадка. -Сдохни! – У потолка отъезжает панель и на меня падает ребёнок.       С лёгкостью выбиваю кухонный ножик у него из руки. За ворот ставлю на ноги. Мальчишка, на вид лет восемь, не шиноби явно. Грязноват, но одежда на вид была дорогой. По крайней мере, до того, как он умудрился облазить все окрестные канавы. -Ну и кто ты такой? - Спрашиваю скучающим тоном. -Не трогайте братика! – Девчачий голос. – У нас уже ничего нет!       Маленькая девочка, лет пяти, наверное, высовывается из-за угла. Боле-менее чистое платьице, светлые волосы в живописном «взрыве на макаронной фабрике». Дети. -Я ухожу. Не надо бояться. – На душе противно.       Может быть, именно я убил их родителей. Бывает, что у шиноби рождаются дети без таланта к управлению чакрой. А сейчас на меня смотрят две пары глаз, одни настороженно, вторые с надеждой. – Боги, ну почему я такой? – Спрашиваю, задрав голову. В ответ тишина. Кто бы сомневался. – Так, мелюзга, жить хотите? – Обречённо спрашиваю у детей.       Кивают головами довольно синхронно. Что ж, хоть в чём то прогресс. -Мыть посуду, прибираться, готовить что-нибудь умеете? – девочка продолжает кивать. Мальчик не так уверен. – Значит так… - роюсь в рюкзаке. Наконец, нахожу свиток с лентами, на которых изображён символ моего клана и кандзи «слуга». Как чуял! – Вот, вяжите где удобно. Вы теперь моя прислуга. Поить кормить одевать вас буду я, взамен требуется лишь прибираться да готовить. Ясно?       Девчонка вновь кивает головой, парень замер. -Не буду. -Ну тогда оставайся здесь и помирай с голоду. – Мальчишка кривится, но всё же родители успели научить его думать.       Паренька зовут Атсуши Нагаи, «трудолюбивый» значит. Буду надеяться что так. Кумико Нагаи– имя девочки. Надеюсь, Саске будет не против того, что я приведу двух жителей в его квартал. Тьфу… туплю. Я чунин уже. По возвращении займусь своим. Уже совсем другим взглядом прохожусь по Суне. Стройматериал. Дармовый. Много. -Итак, слуги, где здесь можно раздобыть бумаги. Много бумаги… и телегу. Но сначала бумаги…       Работа закипела. Строить детей решил сразу, один подаёт листы бумаги, которые я и куча клонов шустро превращаем в объёмистые запечатывающие свитки. Девочка бегает, носит чернила и раздаёт печати клонам, которые приносят их уже под завязку забитыми приглянувшимися материалами и мебелью. Грабить так с размахом! Судя по всё растущей куче свитков, как минимум несколько хороших зданий клоны разобрали до самого основания. Всё, финиш, и так хрен знает, как уносить.       В итоге сколотили ящики, которые и потащат клоны. До чего приятно, там добрая сотня тонн строительного материала, а здесь всего-то сотни две килограмм изрисованной бумаги.       Своеобразный у меня трофей на память вышел. Два ребёнка и туча материала. Детей тоже пришлось нести клонам, они просто физически никак не могли успеть за шиноби. Я не один взял людей. То тут то там я видел народ в ошейниках. Большая часть конечно женщины и девушки, шиноби же в основном мужчины и хотят отдыхать в дороге. Понятно как.       Назад армия Конохи пошла по короткому пути, через горную цепь. Приключений не было, так, разок остатки песчаных попробовали устроить лавину, но их шустро засекли и добили. На горизонте виден лес, за которым и находятся стены Конохи.       Сбоку неторопливо показываются отряды армии камня. Сволочи! Народ откровенно вымотан, мы не выдержим сейчас ещё одной войны.       Со злобой наблюдаю, как от хоть и уступающей нам в размерах, но свежей армии камня отделяется отряд и несётся в нашу сторону. Парламентёры... Меня зовут вперёд, к Хокаге. На переговорах нужно пугало. Как бы всё это дело не кончилось ещё одним озером рядом с Конохой.       Подошёл к Орочимару, идём к посланникам Камня. Я раздражён, а это выливается в неслабую ки, и красные глаза. После активации четвёртого хвоста количество демонической чакры в системе циркуляции сильно увеличилось, потому мои эмоции могут влиять на внешний вид.       Камень не стал угрожать. "Обсудим одну проблему" - так начался разговор после приветствия. С нас потребовали часть контрактов и скидки на покупку некоторых товаров, а так же снижение пошлин для них.       Орочимару сходу отмёл почти половину списка. Цучикаге начал было возмущаться, я взвинтил своё ки. Какой-то бугай рядом так же начал излучать ки, стараясь подавить моё. Он джинчурики! Присматриваюсь внимательнее. На две головы выше меня, одет в какие-то самурайские доспехи и соломенную шляпу, лицо прячет за маской. Старательно запоминаю особенности его эмоций и чакру. Понадобится в будущем.       В итоге, таки смогли договориться. Камню достался достаточно жирный кусок... плевать. Сейчас нужен простой отдых. Шиноби Ивагакуре уходят, и чёрт с ними. Ещё сочтёмся, тем более я теперь видел одного из двух джинчурики.       Короткая вышла война, молниеносная можно сказать. Месяц подготовки, полтора месяца туда, два обратно. Мы наконец дома.