Иная история 2893

Акумарон автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 20

8 декабря 2014, 22:50
      Возвращение в Коноху было совсем не триумфальным. Орочимару понял, что случилось, даже без наших отчётов, и реакция его была своеобразной. Обычно в таких случаях пишут, что человек сдувается «словно бы разом постарел» и тому подобное, но змеиный саннин был из другого теста. Ледяное спокойствие и равнодушие, на маской застывшем лице. Каге тихо шипяще выдохнул, прищурив глаза. Улыбнулся. От этой улыбки проняло даже меня, почти спокойно заглядывающего в глаза Шинигами! Мурашки стадом пронеслись по спине, показалось, будто бы прохладный ветерок прошёлся по телу, ноги забили ватой. Свет от ламп, до этого казавшийся вполне обычным, резко стал неуютным, давящим.       -Все свободны. Наруто, останься.       Команда вышла из комнаты, Гай напоследок ободряюще хлопнул по плечу и кивнул. Стою, смотрю на Хокаге. Орочимару же просто сидит за своим столом, оперев голову на сцепленные пальцы рук, и смотрит куда-то вниз, чуть прикрыв глаза. Давление ки в комнате ничуть не упало. Молчим. В приёмную сунулся какой-то чунин с пачкой бумаг, но сразу дико побледнел и выскочил наружу. Походу, меня сейчас будут песочить за Сая.       -У меня для тебя несколько новостей, но в первую очередь кое-что другое. Что говорят твои пауки о сендзюцу?       -Ничего, они пока молчат. – Снова повисла тишина.       -Наруто… я предлагаю тебе снова стать моим учеником. – Наконец заговорил он после долгого молчания.       -Я согласен. – Отвечаю сразу, даже не думая.       Мне всё равно придётся биться с Джирайей и Цунаде, и такой бонус, как настоящее обучение у Орочимару крайне полезен. До этого я брал у него уроки, но дело что-то не пошло и довольно быстро заглохло. Официальное ученичество это уже совсем другой уровень, но и нагрузка вырастет. Учитывая то, что меня выжимал и предыдущий опыт, будет тяжело, но оно того стоит.       -Я бы не принял другого ответа. – Вновь жуткая улыбка. – Через два дня начнём полноценные тренировки, дела передам на клонов и заместителей. Должны же эти дармоеды приносить хоть какую-то пользу. – Знаменитый и своеобразный смех саннина, на месте замов я бы сейчас всеми лапками доказывал свою полезность. – А теперь к новостям. Одна хорошая и одна плохая. Ирония, не так ли? С какой начать? – Орочимару справился с гневом и спокойно взглянул мне в глаза. Зелёно-жёлтые с вертикальными зрачками встретились с такими же красными.       -Давайте с плохой. – Вздохнул я.       -Один из твоих бригов был потоплен. – Теперь комната затряслась от моего ки, саннин одобрительно цокнул языком. – Саботаж. В последний момент предатель разбил двойку на одном участке маршрута. Сборный пиратский флот окружил судно и вёл непрерывный огонь из орудий. Под таким обстрелом барьеры рухнули достаточно быстро, а потом корабль стал просто беззащитен. Они преследовали и второй бриг, но тот смог оторваться.       -Предатель вычислен?       -Да. Сейчас ожидает казни. Решили дождаться тебя.       В голову влезли предательские мысли о убытках и упущенной выгоде, но сразу стало стыдно за себя. Сосредоточился на более важном моменте.       -В команде есть выжившие?       -Шесть человек. Двое из них в крайне тяжёлом состоянии, один отделался испугом, трое оставшихся получили ранения средней тяжести и уже получили помощь. – Каге предпочёл не заметить заминку перед вопросом, он и так наверняка чуть ли не мысли мои читает.       -Ясно. – Сухо отозвался я. – В какую цену это обошлось пиратам?       -Триста пятьдесят тысяч Рё на подкуп и четыре судна на дно.       В мою голову пришла идея весьма своеобразной казни для предателя.       -Триста пятьдесят тысяч? Хм… я бы хотел переговорить с палачом. Казнь будет особой. – Каге кивнул.       -Теперь хорошая новость. В деревню прибыли Узумаки, четырнадцать человек. – Я сглотнул, вот только их сейчас не хватало. – Из них трое – дряхлые старики, но прекрасно обучены на уровень чунинов. Пятеро – мужчины, но, к сожалению, с нулевыми навыками как шиноби. Всё что у них есть – их кровь. Двое из них с таких глухих деревень, что не умеют читать. – Мне ничего не оставалось, кроме как мысленно взвыть. – Ну и самое ценное. – Хитро ухмыльнулся Хокаге. – Две женщины. У одной восьмилетний ребёнок, мальчик, у второй две шестилетние девочки, близняшки. Ну и последняя тоже девушка, генин отвратительной подготовки, пятнадцать лет. У неё примесь чьей-то крови, что дало очень мощные сенсорные способности.       -И что же тут хорошего? – Простонал я, удерживаясь от мата. – Три старика, которых надо куда-то пристроить. Пять, судя по всему, дубов. Две мамочки с детьми, и одна потенциальная невеста, за которую меня половина наших кланов живьём съест! Работать-то, кто будет? Эх! А кой дети вырастут… - Улыбка каге стала совсем довольной и даже какой-то злорадной.       -Иди отдыхай. Завтра в восемь утра в этом кабинете должен быть твой клон, будет помогать с бумагами.       -Твою ма… кхм. Будет. – Выхожу из кабинета, подавляя малодушное желание сразу же за дверью сползти по стене.       Мало того что на миссии мягко говоря, поимели, так ещё и в деревне столько проблем сверху насыпали. Вообще писец. И под конец назначение помощником каге, изощрённое добивание. С другой стороны, злобу и хандру из меня выбили весьма виртуозно, за что спасибо. О Сае речь вообще не шла, но блин, чего тогда его вообще в команду пихали? И явственно намекали на меня, приглядывай мол. С каким-то щелчком встал на место кусок мозаики и куча разрозненных фактов сложилась в общую картину. Вновь отчаянно захотелось материться. Проверяю себя ещё разок. Да, всё сходится. Вот блин! Со вздохом разворачиваюсь и захожу обратно в кабинет каге.       -Чего тебе? – Не слишком дружелюбно спрашивает Орочимару.       -Сай ведь Узумаки, правда, бастард, так?       -Ку! - Своеобразный смешок, скатившийся в тихое шипение. - Догадался таки. Долго доходило. Да, он наполовину Узумаки, отец же был из клана Умино, ныне уничтоженного. Смесь фуин и воды дала неожиданный эффект, впрочем, весьма полезный.       -Знаете, несмотря ни на что, он действительно полезное приобретение для моего клана. – Через силу улыбнулся. – Разрешите идти? – Дождался кивка.       Сай Узумаки, у меня на тебя уже есть планы. Думаю, эта роль ему вполне подойдёт, заодно научится проявлять эмоции. Да в такой ситуации их крайне сложно не научиться проявлять! А вот и он, стоит на входе в резиденцию.       -Сай! Дуй сюда.       -Наруто-доно?       -Планы какие? Дела есть? – Набрасываюсь с вопросами.       -Нет, Наруто-доно.       -Значит так, обрадую тебя. Ты Узумаки, возможно мой двоюродный или троюродный братец. А теперь прём в архив, мне нужно твоё личное дело.       Я ожидал удивления, шока, возможно ступора, но Сай лишь кивнул головой и со всё той же каменной мордой лица отправился за мной.       Ничего особо криминального и выдающегося я в его документах не нашёл, после чего сразу отправились в госпиталь, проверять родство. При виде халатов ирьёнинов меня слегка передёргивало, вспоминалось, как студенты собирали мою тушку. Никогда в жизни я так не пугался, как когда копающийся с моими рёбрами стажёр после подозрительного сухого щелчка тихо пискнул «Ой! Бля-я». На его счастье я шевелиться не мог, но генератор ки из меня знатный вышел. Каким чудом не поседел, для самого загадка.       Анализы подтвердили принадлежность Сая к моему клану и мне в частности, но не ближе троюродного-четвероюродного брата. Седьмая вода на киселе, но свой. Кстати, он на год меня старше оказывается, забавно. Следом сразу пошли в канцелярию и оформили бумаги. Чунин приобрёл фамилию и статус члена великого клана. Таким образом, Сай оказался первым принятым человеком.       -Добро пожаловать в семью. – Хлопнул его по плечу.       Мой новый родственник был откровенно растерян. Наконец-то я увидел хоть какие-то эмоции на его лице.       По дороге домой наблюдал пренеприятнейшую картину. Красная как варёный рак и злая как укушенный чёрт Анко тащила на себе Какаши. Какаши не сопротивлялся, ибо был в дупель пьян, и самостоятельно передвигался бы разве что ползком в абсолютно случайном для него самого направлении. Видать, сильно его подкосила проваленная миссия и её последствия, но не нажираться же? Раньше такого за ним не замечал. Впрочем, спустил напряжение как умеет, в этом плане у меня редкостный пофигизм. Может, действительно с крышей проблемы?       Время знакомиться с пополнением. Не знаю, стоит ли всех их в клан принимать, но видимо придётся, пусть и дубы, чему-нибудь научим и какую-никакую пользу приносить будут.       Начнём со стариков.       Дэйсьюк Узумаки. Чистокровный. Сколько ему лет не помнит, на глаз выглядит далеко за семьдесят, но всё же наш клан всегда отличался долголетием, так что ему вполне может быть и сто пятьдесят. Обучен на чунина, в пределах своих возможностей свободно владеет стихией воды, поверхностно разбирается в фуин. В какое-то время захотел покоя и ушёл жить в обычную деревню, где охотился, огородничал, немного помогал соседям по хозяйству. Семьи не нажил, так и остался холостяком. Внешний вид – вполне крепкий худой, но жилистый старик, серые умные глаза, короткий ёжик выцветших на солнце, но всё ещё красных волос. Лицо морщинистое, руки грубые, мозолистые, крепкие. Левша. Голос немного свистящий, тихий, иногда нужно прислушиваться, чтобы понять, что он говорит. На миссии он естественно ходить не собирается, а вот следить за кварталом, за детьми, чинить что-нибудь руками вполне может. Будь он моложе, было бы вообще восхитительно, но и так старик произвёл на меня сугубо положительное впечатление.       Микайо Узумаки. Чистокровный. Восемьдесят два года. Чунин, стихиями не владеет, хорошо ориентируется в фуин, преимущественно в барьерах, но готов показать себя и в других областях. История ухода один в один как у Дэйсьюка, с той лишь разницей, что жена была, но умерла при родах вместе с ребёнком. Внешний вид – лысый мужчина с короткой ухоженной бородой и усами, и то и то бледно-рыжего цвета, немного сгорблен, но твёрд, опирается на трость, сдаётся застарелая травма колена. Глаза голубые, внимательные, нос с горбинкой. Губы сжаты в тонкую полосу. Небольшие морщины у глаз. Если не знать, то вполне можно сказать, что ему лет сорок. Работу любит любую и от дел не бежит, на благо возрождающегося клана готов пахать, забыв о сне. Я уже понял, что именно он будет держать лавку наших печатей и обучать остальных основам фуин. Опять крайне ценное приобретение для меня, но возраст! Время бессердечная скотина.       Текео Узумаки. Чистокровный. Пятьдесят лет, возраст, в котором считать членов нашего клана стариками просто глупо. Чунин, владеет водой и землёй, фуин на достойном уровне. Ушёл в семнадцать лет, так как не хотел жениться по указке клана. Нукенином не стал, выбил себе вольное странствие. Работал, охраняя караваны, небольших и больших шишек, даже каких-то дайме посторожить успел. Провалов не было ни одного, но часто переходил от одного нанимателя к другому, ибо имел весьма своенравный характер.       Показательная история. Однажды его купец нанял прямо на улице, устный договор. «День будешь меня охранять» - вот и вся формулировка. Работу он свою исполнял честно, в городок вошли, так там торгаша каждый первый повесить хотел, а каждый второй препарировать. Ни хрена у них не вышло. Только вот для Текео охранять крайне влиятельного наркоторговца оказалось делом совсем не приятным, в чём его абсолютно понимаю, но договор даже устный он тоже нарушить не мог – честь запятнать не хотел, раз уж слово дал. Но стоило только последнему лучу солнца зайти за горизонт, как телохранитель превратился в палача. Слово исполнено, договор истёк, ибо день кончился, ночь наступила. Пару лет после того инцидента жил впроголодь – у влиятельного покойника оказались не менее влиятельные наследники с хорошей охраной, и устроиться на работу стало крайне трудно.       Так и мыкался тридцать с хвостиком лет, пока не увидел официальный призыв домой. Жалеет о прошлом, чувствует дикую вину перед кланом. Выглядит достаточно молодо, тридцать дашь с натяжкой и после диких сомнений. Гладко выбрит, тёмно-красные волосы стянуты в пучок на затылке, чуть узковатые карие глаза, прямой нос, своеобразная форма губ, из-за которой кажется, что у Текео на лице застыло немного ехидное выражение. Лицо обветренное, несколько выдаются скулы. Фигура крепкая, мускулистая, нет худобы, нет и лишнего веса. В принципе, его можно даже на миссии выпускать, сам он не против. От любой работы бегать не будет, и, видимо, это тот человек, что составит мне компанию в зарабатывании денег.       Относительно молодые мужчины.       Сора. Полноватый молодой мужчина тридцати лет. Не шиноби, но потенциал есть. Обучим на слабого генина, не больше. К сожалению, время упущено, чакросистема устоявшаяся, закрепившаяся и потерявшая столь необходимую для тренировок пластичность, и ничем это дело уже не исправить. Тёмно-карие глаза, волосы короткие, почти коричневые, но с красным отливом. Он полноватый, но не толстый, вполне себе крепкий с огромными плечами и мозолистыми руками, чисто выбрит. Лицо несколько квадратное. Семьянин, жена и две девочки именно его. Вроде был лесорубом, а после решил рискнуть. С деревом ему работа найдётся, но что-то он мутный. Не внушает мне доверия сей человек, совсем, буду приглядывать.       Хиро. Двадцать семь лет, резчик по дереву. Везёт мне на таких, деревянных, походу. Невысокий, немного тощий, нос крючком, чёрные глаза посажены глубоко, густые брови, в общем, не самая приятная внешность досталась. Упорядоченная причёска отсутствует, не удивлюсь, если у него там живность какая есть. Холост, что совсем не удивительно при полном отсутствии чистоплотности. Потенциал как шиноби имеет, есть возможность обучения на сильного генина.       Нэо. Вот тут у меня вылезла непрошеная улыбка, хотя это обычное имя и означает всего лишь «честный». Глядя на честную-честную бандитскую морду, я подумал, что её обладатель может быть каким угодно, но только не соответствующим имени. Был владельцем какого-то трактира в захолустье, дело захирело и тут я как раз подвернулся. Нэо сгрёб в охапку все свои пожитки, жену с сыном и двинул сюда, с надеждой на лучшую жизнь. Внешность у него самая обычная, среднего телосложения, среднего роста, чуть отпущенные аккуратные красные волосы, на удивление не мятое лицо и не по кускам собранный нос, только два шрама, на щеке и подбородке. Глаза карие. В общении оказался человеком вновь меня удивившим – чрезвычайно добродушный, незлобный. Говор забавный, сильно западает на «о» и «я». «Отколь неувязок токой?» - фраза вполне в его духе. Считает бойко и в любых цифрах, но читать не умеет, хотя божится, что научится слёту, только покажи. В целом достаточно умный молодой человек двадцати пяти лет, при упорстве может даже на чунина сдать.       Оставшихся двоих я в клан не принял по причине того, что один из них откровенный даун, ну его нафиг, мне такие гены не нужны. Второй же вор, что полез ко мне обниматься, сходу запуская руки в карманы. Если уж сейчас удержаться не мог, то добавить тут больше нечего. Пойманный буквально за руку, всё равно отпирался и исходил говном похлеще вулкана.       Женщины.       Мива, жена Нэо. Не Узумаки и явных способностей шиноби не имеет. Тёмные волосы заплетены в высокий хвост, лицо открытое, немного округлое. Небольшого роста, и в целом несколько миниатюрная. Глаза серо-зелёные, с добрым таким огоньком внутри. Впечатление произвела тихой домохозяйки, во всём идущей за любимым мужем.       Кин, жена Соры. Явная Узумаки, возможно даже чистокровная. На шесть лет младше мужа, потому если захочет, может стать сильным чунином или токубецу джонином, но учитывая двух дочек, сомневаюсь, что у неё возникнет хоть какая-то тяга к искусству шиноби (да и дети важнее для клана). Вернись лет на пять раньше, могли бы и до твёрдого джонина дотащить, а если с детства тренировать, по источнику бы точно не уступала лучшим из наших. Красные волосы в длинном каре, тёмно-карие, почти чёрные глаза. Фигура стройная, хотя учитывая жизнь в практически средневековой деревне, я подсознательно ожидал увидеть этакий баба-дирижабль. Характер вспыльчивый, немного нервный, но это судя по всему из-за детей.       Карин. Метис Узумаки и хрен-знает-кого. Мне она дико не понравилась, но приходится принимать, в первую очередь по политическим, так сказать, причинам. Красные волосы, красные глаза. Причёска… тут ощущение, что она изредка проводила по каким-то избранным прядям расчёской, забив на остальные. Вспыльчивая, гордая, спорит со мной и считает меня обязанным, что она такая вся из себя сюда припёрлась. Остальных прибывших держит за говно, дескать они даже не шиноби, а некоторые (о ужас!) старики. Не моя головная боль, приму в клан, а после спихну куда-нибудь в жёны, и поскорее. Её единственная роль и её единственный смысл. Главное чтоб кандидат нашёлся! Закидонов никто терпеть не будет, воспитывать начнут, только пух да перья полетят. Да и я руку приложу, ибо такую лажу даже женить-то стыдно будет.       Ну и немножко о детях. Сумико и Сечико – озорные девочки-близняшки. Только взглянув на них, я понял, что, первое: хана спокойной жизни. Второе: хрен я их различу, если на лбах не подписать. Кровь Узумаки в них крайне сильна, красные волосы убраны в два хвостика. Глаза светло-карего цвета, просто сияют энтузиазмом и энергией.       Ичиро. Крепкий (даже полноватый) и жизнерадостный мальчуган с копной красных волос и реактивной турбиной в заднице. В целом, чем-то напоминает Наруто из сериала, но умнее, гораздо умнее. И без комплексов. Мысленно поставил его в ряд с девочками и понял, что действительно не ошибся, там, где будут эти трое (а они подружатся, тут и думать нечего), спокойствие станет редким явлением.       Принял в клан, раздал домики неподалёку от своего, дал немного денег и сказал обживаться, на что отвёл два дня ровно. Потом будет Великая Месть Вилке. Я его назначу учителем. Правда, план имеет минусы, такие как, например, отсутствие у Сая крыши, но это дело поправимо. В его святом соблюдении инструкций есть и плюсы – прикажу обходиться без пропаганды, выполнит. Думаю, подготовить детей к академии шиноби он сможет. Да и я к этому делу подключусь. Как-никак, на плечи этой ребятни ложится дикая ответственность – они первые представители Моего возрождающегося клана, поступающие на обучение. Я не я, если они не станут лучшими. А там и своих как-нибудь настругаю.       -Наруто-сама, ужин готов. – Сообщает Кумико после приветствия.       Глажу девочку по голове и прохожу в душ, бешеный день вышел. Сначала разнос всей команды от каге, потом разговоры, потом возня с Саем, возня с кланом. Неожиданно вспоминаю, что обещался устроить показательную казнь предателя и с тоской думаю о подушке. После ужина надо бежать к Морино, обговаривать детали.       Пока ем, выслушиваю рассказ своих маленьких слуг о том, что успело случиться за время отсутствия. Оказалось, что практически ничего, не считать же событием пару стычек Атсуши с другими мальчишками? После недолгих раздумий решил, что слуги у меня тоже должны быть грамотными, а потому пусть изучают общие предметы наравне с остальными. Может подружатся даже, я не против и людей на сорта не делю. Наверное. По крайней мере, простой народ считаю слабее, но не ниже себя. Впрочем, начать обучение они успели ещё в песке, считать боле-менее умеют. Читают со скрипом.       Идти откровенно лень, потому в небо устремляется кинжал с меткой, перемещаюсь к нему, ловлю и резко мечу в нужном направлении движения. Хирайшин и повторный бросок вперёд и слегка вверх, ибо гравитацию никто не отменял. Таким макаром пересёк всю Коноху буквально за пять секунд, ни разу не коснувшись земли. Всё же надо бы по городу сеть меток раскидать, давно мысль вертится, да всё никак не исполню, то забуду, то лень возиться, то некогда.       Особой тишиной моё перемещение не отличалось, и я просто таки чувствовал, как матерятся успевшие заснуть люди. Ничего, мне летать нравится, привыкните. Когда-нибудь. Наверное.       Объяснил Морино задумку, тот сначала скривился, недовольно цыкнул, а после внезапно замер и рассмеялся.       -А у тебя неплохая фантазия, парень. Ты понимаешь, что он просто крышей поедет?       -В том и смысл. – Злобно ухмыляюсь. – Ибо неху… кхм. Он того заслуживает.       -Ладно, спи иди. Народ поначалу конечно не поймёт, но вот потом… - Снова показал зубы мастер пыток. Походу, это вообще его хобби, по крайней мере, мой способ он записал в какую-то тетрадочку с явным удовольствием. Коллекционер блин.       Помост, на котором стоит нечто, напоминающее ложемент, сверху, нависая над ним метра на два, ящик, какие-то непонятные для непосвящённого механизмы. Предатель стоит и явно храбрится, взгляд пылает ненавистью.       Зачитывают приговор и способ казни. Народ недовольно ропщет, предатель скалится, думая что легко отделался.       -Содрать с него одежду. – Даю команду, и два палача сноровисто и не церемонясь, сдёргивают с будущего куска мяса лохмотья, выданные ему в камере ожидания.       -Исполнено. – От голоса веет холодом.       -Клеймо. – Тихо, но так, что слышала вся площадь. Секунд сорок подготовки и следом техника клейма – мерзкая штука, запирающая чакру в теле и вызывающая нестерпимую боль при любых попытках её использования. Некоторые пытаются перебороть мучения, надеясь дозваться до чакры, но это попросту невозможно, боль будет возрастать, но она лишь побочный эффект и одновременно надежда. Подвергнувшийся технике думает, что раз боль растёт, то он вот-вот сломит печать, а на самом же деле все усилия тщетны. Чакра запирается навсегда, пережигаются некоторые тенкецу, выгорают внешние каналы чакры, восстановлению система не подлежит, снятие печати не даст абсолютно ничего. Техника страшная, но у неё дикий недостаток – нужно быть как минимум в десять раз сильнее противника, чтобы наложить её, да и контроль бешеный, на грани медитации, иначе мало того что не сработает, так при обратном балансе ещё и самого себя приложить можно.       Первая часть казни завершена, предатель визжит и бьётся на помосте, заходится в крике, скребёт дерево ногтями, загоняя под них занозы, но не чувствует этого. Плачет, просто рыдает и орёт. Как вы поняли, само наложение тоже не сахар, а уж при попытке исполнить технику что будет… а он ведь попытается, я видел гордость в его взгляде, сейчас она крошится, тает, но осколки ещё попробуют взбунтоваться.       -Закрепите его. – Отдал команду, когда закончились завывания.       Палачи сноровисто заковали стонущее тело на ложементе. Дужки туго прижали его кисти, локти, плечи, колени, стопы, шею. Пластина, крепящая голову, проходила через глаза. Под неё положили кусок плотной ткани, чтобы при всём желании он не мог увидеть и лучика света. Рот оставили открытым, он может двигать челюстью и языком, орать, умолять, в этом его единственная отдушина на ближайшее время. На зубах на живую выскребаю несколько фуин, теперь невозможно откусить язык и таким образом покончить с собой. А наверх, в ящик засыпаются монеты, триста пятьдесят тысяч монет достоинством в один Рё. Ровно по цене предательства. Каждые две-семь секунд, бессистемно, дабы счёт был бесполезен, одна из них будет падать и щелкать по лбу предателя. Всё устроено так, что монеты будут соскальзывать, не оставаясь, дабы не защитить урода. Монетка в один рё достаточно массивна, толстенький металлический кругляш, чуть меньше, но толще нашей пятирублёвки.       Следом вокруг конструкции встаёт прозрачный барьер, глушащий все звуки снаружи и не дающий приблизиться к приговорённому. Тем, что снаружи, отлично слышно всё, что внутри. За барьером же от абсолютной тишины звенит в ушах. Предатель, имя которого я даже не стал узнавать, остался там, наедине с тишиной, темнотой, ломящей всё тело болью и слабыми, но неимоверно раздражающими ударами по лбу. Триста пятьдесят тысяч монет. Этого хватит, чтобы бить его каждую секунду на протяжении четырёх суток. В моём же случае минимум восемь дней без сна, дней бесконечных мук. Раз в день в его рот будут вставлять воронку и заливать два-три литра воды. Еды не будет.       Интересно, через сколько дней он сойдёт с ума? Думаю, дня три хватит, если раньше не сдохнет. Всё же голый, на металлическом кресле и погода отнюдь не тёплая стоит.       Я оказался прав, на четвёртый день предатель сошёл с ума. А как начинал-то! В первый ещё умудрялся смеяться и сыпать проклятиями, но после замолк. Утром второго дня он умолял освободить его, звал богов, каялся во всем, чём мог, да он плакал и звал маму! Жалкое зрелище. На третий день он просто орал бессвязные слова, но остатки разума теплились в голове. Четвёртый день приговорённый потратил на ауканья и пускание слюней. Пятый день. Полная тишина. Шестой день – крик, «А-а-а-а-а!» - с редкими перерывами на вдох. А после сорвал глотку и лишь хрипел с пеной изо рта. Народ уже не думал, что тот легко отделался. Настолько растянуть агонию, такой запах безнадёжности. Некоторые всерьёз говорили, что, мол, ничто не стоит таких страданий, дескать, просто пожарить его надо было. И больно, и назидательно. День двенадцатый. Монеты кончились.       Расковали жалкие остатки человека. Сущий скелет, словно составленный из спичек, столько дней на одной только воде сделали своё дело. Всё лицо – один сплошной синяк, монеты до кости разбили лоб, а отёк расползся на всё лицо. Растрескавшиеся исходящие грязной кровью губы, которые он не в силах облизнуть, а вода, как помните, заливалась через воронку, сразу в глотку. Занозы под ногтями никто и не думал вынимать, так что там всё покрыто гноем. Глаза огрызок открыть так и не смог, свет казался слишком резким для сумасшедшего.       На этом мучения не закончились. Оказалось, что это существо дико боится звука монет, о чём быстро прознала ребятня. Они гоняли его, просто стуча монетками друг о друга, а псих лишь завывал от ужаса и бросался куда подальше на четвереньках (сил встать нет), натыкаясь на стены. Этим же вечером он нашёл осколок какой-то бутылки и вскрыл себе глотку, по крайней мере мне так доложили. На самом деле думаю, огрызок наткнулся на кого-нибудь из родственников или друзей отправленных им на смерть шиноби, по крайней мере несколько сломанных костей свидетельствуют именно об этом, но я лишь прикрыл глаза, принимая официальную версию. Так и кончилась жизнь предателя.       Жестоко? Бесспорно. Жалею ли я о том, что обрёк его на мучения? Ни капли.       Тренировки с Орочимару начались вновь. Дела каге взвалила на себя сборная шарашка его и моих клонов, мы же почти всё время посвящали тренировкам. Саннин всерьёз взялся за мою реакцию, очевидное слабое место. Большое внимание уделялось растяжке и быстроте ударов. Поверх этого приходилось пить всякую гадость, которую Орочимару гордо звал «уникальными укрепляющими составами». Помогать то они помогали, связки и суставы явственно становились пластичней и крепче, но вот от вкуса сего пойла каждый раз чуть кишки через рот не лезут.       Я считал свою растяжку достаточной, но саннин был иного мнения. Любое действие должно быть свободным, как он говорит. То есть положить ногу за голову стоя без помощи руками и таким ленивым и лёгким движением, без напряга и какого-либо дискомфорта. И так с любым узлом, в который змеиному захочется завязать мою тушку.       Реакцию тренировали кардинальным путём – Орочимару в любую секунду мог меня атаковать. Посередине разговора, помогая тянуться, просто наблюдая за исполнением техник. Очень много внимания уделялось взаимодействию с призывом, то есть всевозможные совместные техники.       Насчёт пауков. Я наконец-то начал призывать гигантов! Особым благодушием они не отличались, но и не возражали. Самый сильный из пока призванных – это паучий кентавр высотой с четырёхэтажное здание, с весьма флегматичным характером и четырьмя руками. Две верхние обладали пальцами, две нижние были разными – одна являлась этаким шилом, вторая – серпом. Орочимару посмотрел на него и только языком цокнул. Обычный комок паутины такого гиганта намертво прибивал к земле любую из призванных змей саннина. Впрочем, он не стал призывать самых сильных, сказав, что те служат исключительно для мясорубки и будут совсем не в духе, если их призвать и не дать никого убить. Настолько не в духе, что могут послать при следующем призыве, поставив в крайне невыгодную ситуацию.       Взаимодействовать с этим гигантом – одно удовольствие. Он жахнет сетью, а после плюнет ядом. Я водой, бью в воду огненным шаром, который паучище поддержит ветром и чакрой, раздув до размера фуры с прицепом, а после вместе бьём молнией. Итого – паутина если не приклеила к земле, то сильно ограничила подвижность, а дальше она неведомым мне образом растворяется в воде, образуя вязкий кислотный клейстер. Сверху прилетает подарок виде яда. После чего всё вокруг испаряется, один вдох – и твои лёгкие слиплись, а по телу вместо крови бежит неведомая ядовитая бурда. А тут ещё и по всему пару молнии ветвятся. Конечно, это площадная атака, но каков эффект! Разнообразие, увернулся от одного – второе доконает. Научил гиганта Яри Идо. В его исполнении это выглядит похлеще, чем у меня. После первого же залпа саннин с матом запретил пользоваться этой техникой. Ну, тут я его понимаю. Фонтан земли и камней в небо и аккуратная ровная дырка в земле метров этак с двадцать в глубину, как будто гигантским сверлом вошли. По сути то так оно и было. Полигон безнадёжно испорчен, выбранный грунт никого не убил только чудом, похоронив под собой соседние полигоны.       Вернёмся к работе с бумагами каге. Если я думал, что всё безоблачно, враги разбиты и только двое саннинов на данный момент представляют проблемы, то на деле всё оказалось куда как хуже. Песок, в разгроме которого я принял самое полное участие, капитулировать и не собирался. Волна самоубийств, всё такое, разгром их армии в генеральном сражении и вроде всё хорошо, но началась сущая партизанщина. Чуть ли не каждый из оставшихся в живых песочников объявил себя Казекаге и пытается подмять соседа. Такое чувство, что там муравейник, где каждый муравей из другого гнезда. Но в чём они солидарны – для всех ты враг. Наши чуть ли не ежедневно с переменным успехом задерживают «вооружённые бандитские формирования» - банды нукенинов, в переводе с официального. В итоге получается какая-то сборная солянка «все против всех, но против нас». И порядка в этой бурде пока никто навести не может, да и не особо пытается, скорее наоборот.       Камень барагузит, требуя убрать из их страны наши войска, которых там нет, уже успели торговлю запретить, визжат, обвинениями кидаются. Там дайме воюет, мы то причём? Нас там нет, но мы виноваты и режем дескать их мирное население, даже списки прислали. Армия Конохи вырезала такие-то города поголовно, вплоть до детей. Ржать или плакать? Каждый знает, что детей даже вражеского клана стараются не трогать, ибо нет ничего ценнее. Забрали себе, воспитали – и есть у тебя идеальные солдаты, всем обязанные. Талантливые, в большинстве своём, мальчишки, «взятые из детского приюта, где их оставили неизвестные родители». Такие дела. Ну и вопит Камень не в одиночестве, поддакивает Железо, практически остановив поставки одноимённого металла и руды. Пока ситуация не критическая, но ещё пару лет и нам придётся после каждого боя хлам метательный собирать. На таком фоне вассалы этих стран выглядят весьма блёкло.       Туман опять волнуется, нашёлся какой-то подстрекатель, заявляющий что новое правительство – нацисты, что уважают только родовитых и клановых, а всех нормальный людей пустят под нож. Жрут, мол, они самородков, в жертвы приносят кому-то там (каждый раз кому-то новому, судя по слухам). Если посчитать, то Мей уже раз так пятнадцать вырезала всё население страны. Полностью. То есть, заявления эти чушь полная, но кто-то верит же, и вредит изо всех сил и скудного ума. И вопил бобёр, что он не волк, но стадо ослов решило иначе. Как бы там новая гражданская не вспыхнула, худо станет всем, мало нам и конфликтов между нашим старшим поколением. Если молодым буквально пофигу, то тем, кто постарше, через "не могу" приходится мириться. Несколько десятилетий вражды одним союзническим договором не перечеркнёшь, тут работы надо больше.       Молния, в принципе, ведёт себя крайне прилично, но несколько агрессивно. Тихо и аккуратно копают под меня, но ничего серьёзного. Просто разведка характера и прочего. Выясняют, как и с кем потом вести дела, по крайней мере, так утверждает Орочимару, и причин ему не верить у меня пока нет. Ну и заинтересовались фуин, тайно, а иногда и открыто, лезут в моё искусство, пытаются разобраться, что от чего и почему. Хороших собственных спецов не имеют, так что не страшно.       Это дал поверхностный осмотр бумаг, к которым были допущены клоны. На деле же думаю всё несколько иначе, тот же подстрекатель из тумана может работать с подачи самой Мей, дабы выявить ненадёжных людей и чужую агентуру, которая естественно захочет оказать бравым повстанцам финансовую поддержку. Ну в Железе с вероятностью под сто процентов контрабандисты купаются в наших деньгах, взамен поставляя всё нужное как бы не в больших количествах. Единственное что напрягает – с деньгами у Конохи не так уж и радужно. Молния гораздо богаче.       В таком темпе прошли две недели, за которые я боле-менее втянулся в ритм и разобрался с кланом.       Хиро был изгнан, ибо пьянствует напропалую. Хорошо, что сразу в семью не брал, все они лишь на испытательном сроке. Разругался с обеими женщинами вдрызг, ещё бы чуть-чуть и убивать начал. Эти куры решили, что я им должен быть благодарен, что они вообще пришли, и они имеют право командовать в моём квартале. Выпороли Атсуши, когда он им возразил и запретил делать огород практически посреди улицы. Деревня блин! Выпороть в ответ я не мог, взрослые люди таки, но вот по ушам прошёлся знатно. А после ещё и мужьям втык дал, дабы следили за своими женщинами и обходились без самодеятельности.       Сай довольно быстро освоился с новым статусом, но конкретно тормозил с обязанностями учителя. Он был жёстко проинструктирован, как вести себя с детьми, но в общих чертах и без конкретных указаний. Я заставлял его всерьёз пользоваться своей головой, в чём ему помогали подключившиеся к обучению молодёжи старики, кроме Текео.       С последним мы довольно споро нашли общий язык, хоть и чувствовалось, что ему несколько неловко подчиняться мне, разница в возрасте значительная. Впрочем, нам это почти не мешало. На Текео я сгрузил вопросы безопасности моего морского предприятия, он должен в будущем организовать в некотором роде службу безопасности клана. Разрешил привлекать к делу его многочисленных знакомых, но только отличающихся высокими понятиями о том, что такое честь и верность. В будущем пообещал возможность организации либо подчинённой (не путать с побочной) ветви, либо вассального клана. Текео получил приличную сумму из моего полупустого сейфа и укатил в порт.       Вместе с ним уехал и Сора, которому предстояло обучение портовым работам и хорошенькая стройка, ибо мощностей порта катастрофически недостаточно для моих растущих аппетитов. Вместе с ними отправилась команда моих клонов, что должны приводить в порядок дорогу, заодно подтягивать владение стихией земли. Дабы клоны протащили дорогу хорошо, они были накачаны чакрой до краёв и в дополнение тащили два накопителя, так же наполненные под горлышко. Дорогу будут делать с хорошим запасом, дабы четыре кареты разъехаться могли. Продвижение выйдет медленным, ибо притягивать камни из-под земли и укреплять почву придётся практически постоянно, а булыжники, сотворённые чакрой, увы, развеиваются, что мне категорически не подходит.       Финансировать работы по расширению порта и строительству полноценной верфи вызвались Сарутоби, вливая просто дикое количество капитала. Правда условия сотрудничества вышли весьма жёсткие. Я наконец-то начал обретать почву под ногами и практически перекрыл доступ к управлению, оставив лишь косвенные способы влияния. Они вкладывали деньги, они получали прибыль, они могли что-либо попросить, но напрямую принимать решения мог только я и Текео, ставший практически моим заместителем.       Открылась и сразу закрылась лавка печатей Узумаки. Закрывать пришлось срочно, ибо то, что мы выложили на прилавок смели буквально за полчаса, едва не устраивая драки за некоторые дефицитные печати, вроде барьерных повышенной силы, или шоковых, практически заменяющих парализующее дзюцу молнии… как наш магазинчик вообще стоять остался мне неведомо. Как я и предсказывал, лавку печатей на себя взял Микайо, как и её обеспечение товаром, впрочем, со вторым пунктом я ему помогал по мере сил.       Небольшая история вышла когда я понял, что обыкновенные взрыв-теги в принципе бесполезны в бою. Достаточно было вспомнить наши гранаты и повертеть в руках взрыв-печать, чтобы после закрыться фейспалмом. Я идиот. По сути, взрывная печать лишь хлопушка с огнём, весь вред – слабая взрывная волна и возможное оглушение, не более. Действительное применение её – засады на твёрдых поверхностях, типа дерева и камня. В чём суть? Нет самого главного – осколков, то есть полностью отсутствует поражающий элемент. А следовательно, сводится на нет реальная польза. По сути, единственный шанс поразить противника этой печатью – либо разнести что-либо дабы засыпало осколками, либо налепить непосредственно на противника.       Взялся за работу, буквально за неделю создав два типа боеприпасов. ПОФ и ПОФ-НД. Печать Осколочно-Фугасная и Печать Осколочно-Фугасная Направленного Действия. Если с первой было просто – перед взрывом распечатывается поражающий элемент (на испытаниях это были просто мелкие камешки, гравий), после чего происходит непосредственно взрыв, ускоряющий осколки, то со второй я возился гораздо дольше. Тот же гравий ну ни в какую не хотел лететь расходящимся конусом, и хлестал куда попало, но, в конце концов, я справился.       Орочимару после демонстрации вызвал анбу, те оценили и сразу заказали по полмиллиона для испытаний по цене, пятнадцатикратно превышающей мою расчётную, и ещё готовы были приплачивать сверху до тех пор, пока сии печати будут исключительно их эксклюзивом. Я не дурак, от выгоды бегать не буду… естественно, себе оставил право пользоваться всем, что душа пожелает. Интересно, их впечатлит кассетный боеприпас? Хотя вряд ли он им нужен, больно мощная вафля получается, этак можно одним взрывом целое селение на ноль помножить. Пока придержу, а там посмотрим, как буча какая начнётся.       Денег с контракта хватило на закупку металла для ещё одного проекта, непосредственно связанного с флотом. На дикой смеси фуин и механики мои клоны пытаются создать новое орудие для корабля. Точность «куда-то в сторону противника» и скорострельность аж в два с половиной выстрела за пять минут, даваемые здешней допотопией, дополненные смехотворным калибром меня совершенно не устраивали.       Калибр был выбран 122мм, длина ствола 20 калибров. Почему так? Практически наугад, честно говоря, но именно при такой длине и диаметре помещались все требуемые фуин, не мешая друг другу. Заряжание своеобразное, что-то вроде обоймы на 10 снарядов, крепление боковое, верх обоймы открытый, дабы можно было подложить ещё одну сорокакилограммовую чушку. Как только снаряд ложиться в ствол, фуин отсекает остальные мощным и герметичным барьером. После этого и производится выстрел.       Немного о самом снаряде и типе стрельбы. Благодаря фуин удалось избавиться от гильзы и вообще участия пороха в выстреле. Тяжёлая чушка снаряда разгонялась непосредственно фуиндзюцу до запредельной скорости, замерить которую я так и не смог, но звуковой барьер прошибается точно, ибо больше грохотать там нечему. После нескольких опытов с разлетевшимся в клочья стволом и разорванной командой клонов, значительно снизили мощность, получив практически бесшумное орудие. Лишь жалобно взвизгивал воздух, принимая снаряд, и всё, больше ни звука.       Орудие делалось спаренное, двойное, с поочерёдной стрельбой стволов, первый естественно пристрелочный, второй уже непосредственно на поражение, либо дублирующий пристрелочный, а после обоими на поражение. Снаряды исключительно фугасные, изнутри плотно набитые металлическим горохом, взрыв обеспечивают руны. Почему фугас? Броненосцев тут нет, а у орудия и так излишняя мощность. Чтобы потопить чужой корабль, нужно его основательно раздербанить на составляющие, а не сделать несколько аккуратных дырок по оба борта. Впрочем, бронебойно-фугасные тоже были, но в очень скромном количестве, исключительно на случай крупных и особо прочных береговых укреплений.       Первое время дико страдала точность, рассеивание просто ужасающее, но, в конце концов, я таки вспомнил о том, что снаряд надо закручивать, а не просто швырять в нужную сторону. Точность основательно подросла, хотя всё ещё оставляла желать лучшего. Впрочем, для той кустарщины, что я склепал чуть ли не на колене, и то хорошо.       Я ведь лишён большей части инструментов, присутствующих в нашем времени. Тут основной набор – линейка, отвес, уровень, циркуль. Штангенциркуль – хрен достанешь, да и врут они безбожно, как и некоторые транспортиры. Вообще большая часть здешних мастеров работает чуть ли не на глазок, и самое удивительное, у них получается. Впрочем, учитывая то, что в Молнии умудряются делать портативные рации, я уверен, что инструмент у них есть и в избытке, но на внешний рынок не попадает.       В целом, у меня получилось задуманное. Три спарки скорострельных и мощных орудий, не имеющих отдачи, одновременно с этим достаточно надёжных и точных. Учитывая, то, что всё завязано на фуин, повторить их никто не сможет. Да и кого я пущу глазеть? Теперь разработка платформы, на которой они собственно будут размещаться, ну и естественно инструменты наводки. Они должны быть просты как лом и столь же надёжны, ибо в бою всё нехило трясёт, а качка добавляет восторга.       Ещё команда клонов сидит за чертежами корабля, на котором вся эта красота разместится, но пока успех весьма скромный. Что известно точно – полный отказ от парусов, мачт, и машинного отделения. Силуэт взял из воспоминаний о своём мире, ведь умные люди делали, так что наверняка не зря. Две орудийные башни на носу, одна на корме. Одна из носовых сдвинута назад и вверх. В целом, корабль миниатюрен и полностью зависит от фуиндзюцу. Придётся делать что-то вроде «реакторной комнаты», полностью забитой накопителями, ибо жрать чакру будет абсолютно всё, а пушки вообще выпивают стандартную мою поделку за десять выстрелов. Материал корпуса естественно сталь, на днище потребуется медь (обшивка), внутри же частью та же сталь, местами дерево и как то ни странно камень, правда, последний только для фуин и требуется.       Окрестил я сей проект просто и незатейливо «М». Сам корабль пока проходит под названием «Гром», хотя были варианты и «Сокрушающий» и «Уничтожитель» и прочая помпезная ересь, которая дальше мыслей не пошла. А что, забавная штука, почти бесшумный корабль с таким названием. Хотя на самом деле всё куда как проще, поводом для имени стала вспомнившаяся фраза «Как гром среди ясного неба». Вот столь же неожиданно и должен нападать мой «Гром».       Жаль, что придётся держать его в дичайшей секретности, даже от своих, ибо убьют от греха подальше. Моим орудиям ведь абсолютно пофиг, кто там и где, шиноби или нет. На суше тоже не найдёт применения, ибо держать секретность ещё сложнее.       Впрочем, есть капитан корабля, причём отнюдь не человеческого рода (да-да, трёххвостый), а команду частично заменит автоматизация, частично клоны, но без трёх-пяти человек не обойтись. Пока примерная автономия выходит около полугода. Еда в свитках кончится, вместе с водой, хотя последнюю вполне можно и опреснять с помощью фуин. Эх, жаль что надо скрывать, одни только испытательные стрельбы пришлось маскировать как незнамо что, ночью, на берегу океана, без света, с оцеплением ближайших территорий.       Пока в полной тайне готовиться это «орудие возмездия», проходит модернизация имеющихся судов с учётом возросших знаний. В планах поход в один из пиратских портов с последующим полным экстерминатусом всего живого, что там обнаружиться. Обыкновенная месть.       Сейчас же медленно и неторопливо пьём чай с Хиаши, обсуждая дальнейшие планы. Рядом сидит Нейджи, в какой-то полудрёме прихлёбывая из своей кружки и Ханаби, которая отчаянно ёрзает на своём месте, не проявляя никакого интереса к разговору.       -Я слышал, ты принял в клан девушку, Карин, да? – С отчётливым намёком звучит вопрос.       -Да, так и есть. – Потягиваю невероятно крепкий чай.       Неприятная традиция, честно говоря. На важных переговорах чай должен быть настолько крепок, чтобы не было видно стенок чашки, дескать, настолько же крепок и надёжен хозяин застолья. А то, что пить сей чифирь можно в час по чайной ложке, иначе наизнанку вывернет, никого не волнует.       -Хм… - тянет паузу Хьюга.       -Она не пойдёт в ваш клан. – Сразу раскрываю свою позицию в этом вопросе.       -Уже влюблена? – С жёстким взглядом, но при той же расслабленной позе спрашивает мой собеседник.       -Как будто до её чувств кому-то есть дело. – Усмехаюсь. - Нет, я планирую отдать её Яманакам.       -И почему же им? – Хиаши отставил чашку и приподнял бровь.       -Их лояльность стоит крайне много, а мне она нужна ещё вчера. Великому клану Хьюга я хочу предложить кое-что более выгодное.       -Яманака… - Задумчиво протянул Хьюга. – И что может быть нам столь же полезно, сколь полезна для клана свежая сильная кровь?       -Свежая сильная кровь правящей ветви. – Нейджи ощутимо дёрнулся, Хиаши слегка прищурился, вглядываясь в моё лицо.       -Ты же знаешь, что… - Многозначительный взгляд.       -Да, знаю. Но поверьте, если все считают, что мой ребёнок убьёт любую женщину, то это значит лишь то, что они не знают всего. Потому моё предложение: мой второй ребёнок, какого бы он ни был пола, составит пару с Хьюгой главной ветви. Дети, получившие Бьякуган, будут иметь вашу фамилию, дети не имеющие додзюцу, возьмут либо мою, либо двойную.       -Клан Хьюга, безусловно, принимает предложение. – Хиаши был явно доволен, да и как не быть довольным, когда поступает такое предложение? – Можно ли поинтересоваться о судьбе первенца?       -Хм… только из уважения к вам, Хиаши-сан, я раскрою эту тайну. Планируется союзно-кровная уния с кланом Учиха. – Ответил я, наслаждаясь ошеломлением на лице Хьюги и выдерживая паузу. – Я был бы очень благодарен, если бы эта информация не ушла дальше вашего клана.       -Можете не беспокоиться, Наруто-сан. По достигнутому соглашению, думаю, стоит составить договор о намерениях.       -Всенепременно. Доверюсь вам в этом деле. – Уважительно, но как равному, склонил голову. – Прошу меня простить, но к сожалению, мне пора на тренировку.       Нейджи проводил меня до ворот, где мы просто хлопнули друг друга по ладоням и разошлись. Настало время экзекуции!       Прошла ещё неделя, вернулись Саске с Сакурой, заметно загоревшие, улыбающиеся и отдохнувшие. От девушки веяло двойным слепком эмоций, хотя вторые практически полностью совпадали с оригиналом, но явно принадлежали кое-кому другому. Шустрики блин, Саске времени не теряет, и явно совсем не против прибавления, по глазам вижу. Обнялись, посмеялись, обсудили ближайшие планы и вновь текучка будней.       Сижу на сей раз в оригинале и копаюсь в бумагах, помогая Орочимару. Моя задача – читать отчёты с выполненных миссий, убеждаться, что они действительно выполнены и ставить заверяющую печать, после чего читать следующий отчёт, а по окончанию дня сводить это в статистику, столько-то миссий, по таким-то рангам сложности и с таким-то количеством успешных/проваленных. Нудятина та ещё, хотя встречаются и перлы вроде «убитый мной нукенин громко орал». Или «Объект совершенно не реагировал на стандартные методы допроса, а допрос связанный с причинением вреда невозможен из-за условий миссии, потому от безысходности мы прикрепили его к дереву, после чего спустили штаны дабы вставить в анус горящий факел, надеясь что страх огня и унижение заставят пленного говорить. В таком виде нас и застала жительница находящегося неподалёку дома, после чего вызвала стражу. Просим прислать подтверждение в город N что мы не являемся поклонниками своеобразных игр и нетрадиционной ориентации и требование выпустить нашу команду из тюрьмы». Как я угорал с этой истории, особенно придумывая ответ властям, задержавшим сих гениев…       -Наруто, – окликнул меня вошедший в кабинет Орочимару.       -М?       -Ты ведь знаешь, что наш даймё воюет с Камнем, не так ли? – Каким-то странным тоном спросил каге.       -Да. – Ответил, внутренне ожидая подвоха.       -Думаю, тебе не помешает опыт командования. – Пронзительный взгляд в глаза и знаменитая улыбка. – Примешь под своё начало южную армию, там более равнинная местность. Да и если угробишь их всех, ничего страшного не произойдёт, не стратегически важное направление. Четыре с половиной тысячи пехоты и пятьсот всадников. Оформим как миссию ранга В. Пользоваться чакрой и техниками запрещено, на время примешь роль обычного генерала.       Ясно, меня решили натаскать в управлении людьми в, так сказать, тепличных условиях. Ну, не страшно, только вот оговорка «угробь хоть всех», меня несколько удивила. Ну а хотя что для Каге эти пять тысяч простых людей? Два дзюцу?       -Хай, Хокаге-сама. – Поклон и получаю в руки свиток с инструкциями. – Разрешите выйти через неделю? Клановые дела. – Благосклонный кивок. Ну и отлично.