Иная история 2893

Акумарон автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Неджи Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 333 страницы, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: Дарк Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смерть основных персонажей Стёб Экшн Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Практически стандартный попаданец/вселенец в тело главного героя. С миром канона знаком,но это почти бесполезно, имеются серьёзные отличия. Так, например, власти деревни не травят Наруто, о нём заботятся в меру сил и текущих возможностей. Какаши не отлынивает от обязанностей учителя и много чего ещё... Многие факты изменены в сторону большей достоверности (Итачи в одиночку вырезал клан? Не смешно!), естественно с точки зрения автора.

Посвящение:
Моей девушке, которая первой читает всё, что я пишу, тыкает носом в ошибки и даёт советы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постараюсь сделать фанфик разнообразным, найти место и для заводей покоя и весёлого отдыха, и утопающих в крови героев. Будут и жестокие враги и красивая любовь. Канон бродит где-то рядом и вползает в сюжет, но пытаюсь, в меру своих возможностей, уйти от сказки о глуповатом мямлике и показать другого Наруто - сильного шиноби-демона, которому пророчат пост шестого Хокаге.

Глава 21

6 января 2015, 23:52
      -Саске! Помедленнее, что случилось? – Оборвал я поток невнятных объяснений друга.       -Ли! Сакура участвовала в операции. Полный провал. – Наконец внятно произнёс Учиха.       -Что? – Переспросил, чувствуя, как по спине пробегают мурашки.       -Один из осколков был извлечён неудачно.       Вот как, значит, травма была именно такой, какой я её помню. На всякий случай уточняю.       -Насколько? Он не сможет ходить?       -Сможет, через пару месяцев и с костылями. Через полгода может быть без костылей. Но бегать – в очень далёкой перспективе. Шиноби ему не быть. – Покачал головой Саске.       -Бля… как бы суицидом не кончилось. – Вздыхаю, одновременно понимая, что Ли никогда с этим не смирится и будет терзать себя до кровавого пота, и только если и такие усилия ничего ему не дадут – он потеряет волю к жизни. Напрочь.       -Угу. – Поддерживает мой пессимизм Учиха.       -Сакура то как?       -Переживает. Правда, она была лишь ассистенткой, но от этого не легче. – Саске покрутил пальцами, показывая нечто неопределённое.       Сидим, молчим. Действо происходит в моей гостиной, которую я наконец-то обставил в своём вкусе. Тёмное дерево, массивная резная мебель, овальный стол с толстой столешницей и резьбой по краю. Мы сидим в высоких креслах, резные подлокотники, немного жёсткое сидение и спинка, обитые тёмно-красной тканью. Цвета в целом тёмно-коричневые, тёмно-красные, вставки светлого дерева и позолоченное шитьё. Массивная уверенность, мягкая роскошь, тихий и уютный полумрак. Стиль этот совсем не встречается в здешней местности, но за хорошие деньги сделают всё, что душе угодно.       Диван того же стиля что и кресла, на окнах тяжёлые шторы, бордовый с золотым. Освещение даёт люстра, стилизованная под канделябр. Её пришлось делать самому, ибо никто не понимал моих объяснений. Осталось сделать камин, но я никаких знаний в этой области не имею. Хотя можно сделать и просто каменный мешок без дымоходов и прочего, внутри которого будет гореть рунный огонь, не дающий дыма. И никаких дров не надо, и пожаров не бойся… хотя пару деревяшек таки надо туда кинуть. Просто для атмосферы. Решено, сегодня же запрягу клонов, путь сделают очаг и закажут резчику по камню плиты для облицовки, а кузнецу решётку покрасивее.       На столе бутылка хорошего вина, дорогого. У нас его называют вермут, здесь же просто «травяная настойка». Я мысленно усмехнулся. Мягкая и приятная штука, пахнущая именно травами и совсем немножко орехами, никакого спирта и сивушности. Вкус тоже мягкий и нежный, сладковатый, даже лекарствами немного отдаёт. Многие называют вермут женским напитком, пригодным только для коктейлей, но не соглашусь. У меня к алкоголю своё отношение. Я должен получить удовольствие от вкуса, а никак не последствий, да и опьянеть не могу в принципе, регенерация и чакра совершенно бешеные. Потому – мягкие и приятные вина с нежным ароматом, зачем глотать горечь, если всё равно никакого эффекта не будет?       Впрочем, бутылка так и стоит запечатанной, настроение у нас с Саске совсем не то. Потом закину в погреб. Там пока пусто, всего то две бутылочки, но строился на перспективу, в расчёте на большую коллекцию.       Кумико уловила общую атмосферу и побежала на кухню, так же недавно переделанную в новом стиле. Светлое дерево, каменные столешницы, лёгкая мебель соломенного и персикового цвета. Все функции домашней техники взяли на себя фуин, встроенные в камень. В отличие от обычной плитки, моя может и насильственно температуру пищи сбросить, а не только разогреть, Да и холодильник, основанный на запечатывании, а не замораживании, имеет свои весьма весомые плюсы. Что говорить, я даже аналог микроволновки умудрился создать, правда, схема для такой ерунды оказалось неоправданно сложной, вряд ли я решусь её повторить.       Полный ремонт этих помещений обошёл дорого, несмотря на то, что львиную долю работ делал сам, опыта то хоть отбавляй. Роскошь на то и роскошь, что обходится достаточно дорого. А ведь скоро ещё и новый дом строить, этот перестаёт соответствовать потребностям. Его максимальная вместимость – семья из трёх человек, да пара-тройка слуг. Можно разместить одного гостя.       В подвалах команда клонов потихоньку чертит план новой резиденции. Не назову это дворцом, да и ассоциируется у меня это слово с бесполезной роскошью и соответствующей тратой денег. Вот особняк звучит получше. Почему мне он нужен? Главная семья расширяется, и весьма скоро, а потому нужен соответствующий дом, человек на семь рассчитанный, да на пяток гостей, да слуг столько же. Вот и получается весьма впечатляющая громада с десятью спальнями, четырьмя ваннами, двумя гостиными, нормальной мастерской, кабинетом, личной библиотекой, оружейной, трофейной, двумя детскими, тренажёрным залом, спальнями для прислуги и много чего ещё.       Можно конечно разнести это по нескольким строениям, но некоторая тяга к грандиозности есть. Каюсь. Однако удаётся себя оправдывать, что эта громада требуется по настоящим причинам, а не просто в угоду эго, в стиле «хочу дом в тысячу комнат, и чтобы стены позолоченные, да сортиры в алмазах».       Нагаи вернулась буквально спустя минуту, неся на подносе две чашки весьма специфического чая. С благодарностью беру свою. Треть очень крепкой заварки, остальное горячим молоком, семь ложек сахара. Вкус своеобразный, честно говоря, но мне почему-то нравится именно так, хотя кто пробовал, говорит, что слишком слащаво и странно.       Саске с подозрением посмотрел на бело-кремовый цвет напитка и с осторожностью пригубил. Скривился и сделал глоток побольше. Пошевелил губами и дальше пил мелкими глотками. Видать понравилось. Хоть кому-то. А может и нет, Саске же недолюбливает сладкое.       -Знаю, что сейчас не совсем вовремя, но мне нужна помощь. – Говорю, когда чай кончился, и Кумико шустро унесла чашки.       -Какая? Ты ведь знаешь, с полицией я по уши в… Бюрократы. – Презрительно скривился Саске. – Почему у тебя нет таких проблем? – И сразу махнул рукой, показывая, что отвечать не нужно.       -Понимаю. – Киваю. – Кстати, как там у тебя? Я не в курсе подробностей.       -Набрал пока людей, в основном ветераны из наших наёмников. Желающих много, но возможности пока нет. Закупил форму, частично отремонтировано здание. Запущены патрули по нескольким районам, но покрытие пока всего семь улиц, разрешений нет, я и эти-то еле выбил. Задержали несколько пьяных дебоширов, и первое время вообще не знали, что с ними делать. – Саске развёл руками. – Ничего нет, остановить только и можем.       -Мде… у меня с деньгами сейчас не густо, но чем смогу, как говорится. Пока возведём деревянную времянку, камеры тюремные. Сам разберёшься с воспитательными работами. Орочимару я соответствующую бумажку на подпись подкину сегодня же. Окей? – Учиха только кивнул и задумался.       -Не, не пойдёт. Их же ещё кормить, чистить за ними, опять же, деньги. Так что добавим туда штрафы, тысяч пять, не меньше. Иначе придётся жить на вечном дефиците.       -Хорошо, я как-то не продумал. В будущем вообще планировал статью налога вывести на полицию, вот и…       -Пф-ф, - Саске фыркнул, но на сей раз довольно. – Только помни о том, что полиция принадлежит клану Учиха, не думай, что сможешь её полностью контролировать. – Взгляд стал немного жёстким.       -Это оскорбление? Ты мне не доверяешь? – Я поднял ладонь, останавливая резко вскипевшего друга. – Я лезу в это только сейчас, для меня очень важно, чтобы она работала. Вот и всё. Доведём это дело до ума, и она полностью твоего клана. Договорились? – Я добавил в голос немного холода.       -Извини. – Саске кивнул. – Ты вроде о чём-то хотел поговорить?       – Помнишь о биджу? Нужны нукенины, рангом повыше. Больше – лучше. В конце концов, печать держится на двух добровольных жертвах, дабы сорвать придётся постараться. Думаю, четыре-пять А ранга, чтобы перебить два S.       -Помогу, куда тебе одному справиться. - Полушутя говорит Учиха. – Хотя… может, попросишь Нейджи? Он будет только рад такому, сам знаешь. – Отбил пальцами дробь по столу.       Нейджи. Хинату он так и не отпустил, мстит до сих пор и будет мстить много после. Миссии выполняет качественно, споро и резко, свободное время делит между тренировками, медитациями и свободной охотой. Просто открывает наугад книгу бинго, смотрит какие попались нукенины (а то там встречаются и вполне нормальные шиноби, которых кто-либо заказал), и прёт раскатывать их в тонкий фарш. Даже прозвище получил «Белый охотник», так как таскается в клановом кимоно. Я же как шёл под ничего не значащим «демон» так и остался. Только добавилось пару строк расписывания, какой я крутой, да аж целый нулик к цене за живого. За мёртвого не дают ничего.       - Увы, Нейджи непосвящённый, - вздыхаю, - он всё-таки Хьюга, и давать этому клану карты против меня? Нет уж. – Саске кивнул. - Только проблема… у нас всего шесть дней. – Друг одним только взглядом выразил всё, что он думает о такой затее и моих мыслительных способностях.       -Да ладно тебе морду кривить. Подыщем подходящую банду, долетим Хирайшином…       -И крикнем: «Сдавайтесь!!!». Ага? Пф-ф.       -Твой Шаринган на что? Ты сам давно S-класс. Жахнешь им по мозгам и всё.       -Не всё так просто. – Бурчит Учиха.       -Саске бежит от хорошей драки? – С ехидцей подначиваю.       -Не мели чепухи! Просто подумать надо, как их удобнее вязать…       -Вот! Теперь верю, что ты это ты. – Тихо посмеиваемся.       Несколько стыдно. Учихи из-за обладания Шаринганом имеют некоторые неудобства. Сакура говорит, что их наследие крови каким-то образом затрагивает гормоны, приводя к перекосу в их балансе. Результатом является повышенная вспыльчивость, раздражительность, увеличенная сила эмоций. Шанс съехать крышей выше, чем у других, но можно и наоборот впасть в полное спокойствие и апатию. Вроде они каким-то образом контролируют сию особенность, но вот у Саске сейчас не лучший период, из-за Мангёке требуется гораздо больше самоконтроля. Почему же мне стыдно? Так я пользуюсь вспыльчивостью друга, дабы уговорить его.       Кандидатов на жертвоприношение подыскали буквально за день, сильно помогла книга бинго. Откровенной чернухой они не занимаются, но и святыми уж точно не назовёшь. Правда, со вторыми что-то мутное проскакивает, слухи о работорговле ходят. Две банды, в одной три человека, в другой два. Все А-ранга, первые – бандиты из молнии, вторые из тумана. Нужны всем так же, как Неуловимый Джо, даже в книге-то оказались скорее по недоразумению.       Работали вдвоём, играя на неожиданности. Я мчу Хирайшином примерно в нужный район, там вместе ищем противника, засада или штурмовая атака. Мне нужно лишь дать Учихе пару секунд подготовки, после чего мозги нукенинов съезжают далеко и надолго. Для гарантии несколько уколов, дабы погрузить в долгий сон. Так и сработали с тройкой, а вот на двойке план дал сбой.       -Какого хрена они засели в этом городке? И главное, шляются только по людным улицам! – Возмущался я, под одобрительное шипение Саске.       Как бы их выкурить оттуда? И вообще, что-то у одного из них морда знакомая, хотя раньше я его ну точно не встречал. Интуиция вопит и материться, что что-то тут не то.       У нас остались всего сутки. Уже послезавтра я должен закончить все свои дела и приготовиться к отбытию на фронт. Сакура засиживается за анатомическими атласами ночи напролёт, что дико нервирует Саске. В ближайший месяц нужно как-нибудь снизить нагрузку на них, по крайней мере, с моей стороны. Ну и на других малость повлиять…       -Саске… у меня есть идея, но ты назовёшь меня дебилом. – Сказал я, тяжело вздохнув.       -Ну?       -Просто подойти и бросить вызов. Мы можем год сидеть у этого городка и ждать, когда же они выйдут. Ну, можно конечно и забить болт и разнести всё вместе с этой деревенькой, именуемой городом? Как её там? Холмов? Или Заречье? Последних я уже штук пятьдесят видел.       -Ладно, посылай клона. – Ответил мне друг после недолгих раздумий с крайне скептическим выражением лица.       Только когда пославший вызов клон развеялся, я понял, что действительно видел этого человека. Райга «Гром», с мечами, парные клинки с бесполезными загогулинами. Кидается молниями, его напарник – сенсор, способности напоминают Хьюговские, наверняка метис. Ничего хорошего ждать не приходится, однако провокация сработала, косил под нукенина, решившего занять их территорию.       Вечер, потихоньку темнеет. Ложбинка между холмов, жухлая трава, крутые глинистые склоны. Не самое удобное место для боя, но самое-то для того, чтобы прибить ходячую электростанцию. Я стою один, светиться Саске пока не намерен. Главное чтобы они сюда спустились, а дальше капкан захлопнется. Ловушка основана на фуин, а там уже Саске отработает по «мышам в клетке».       Как и всегда, когда рассчитываешь, план пошёл к чертям в первую же секунду. Сенсор засёк фуин-контур, о чём сообщил своему напарнику, тот недолго думая, вдарил молнией, разомкнув ловушку.       -Ну привет, хрен ли тебе нужно? – Вышел только один, второй незнамо где.       -Ничего особенного, только твой живой труп. – Развёл руками, ища глазами второго, одновременно рассматривая противника.       Серый плащ, капюшон на лицо, видны тёмно-зелёные волосы. На руках металлические перчатки, за которыми прячутся бинты. Лица пока не видно, но его я успел рассмотреть ещё в городе. Морда как морда, ничем от тысяч других не отличается. Разве что вытянута вниз немного.       -Наруто, да? Ещё не хоронил знаменитость! – С каким-то странным всхлипом воскликнул Райга.       Так, походу этот тоже с головой в глубокой ссоре. Везёт мне что ли на таких?       -Знаменитость? И чем я знаменит? – Тяну время, ожидая сигнала от Саске.       -Молодой миллионер, демонёнок, любимчик двух каге, новый бог… - Нукенин заржал. - Джинчурики, в одну рожу ухлопавший больше народу, чем иное скрытое селение за пару лет.       -Весьма познавательно. – Максимально равнодушно отвечаю.       За холмом громыхнуло, дважды лязгнуло, после чего реальность слегка подёрнулась рябью, но почти мгновенно пришла в норму. Саске нашёл и обезвредил сенсора, теперь моя очередь.       Сходу даю «дробовик» - неприцельный залп россыпью воздушных пуль, сближаюсь рывком, в левую руку прыгает танто. Райга лишь сделал шаг в сторону, уходя от единственной летевшей именно в него «дробины», после чего встретил мой удар танто одним из своих клинков, вторым в упор жахнув молнией мне в лицо. Хирайшин на вершину холма, благо времени расставить метки у меня было предостаточно. Дабы врагу было не скучно, на месте, где я был мгновенье назад, вспухают два взрыва.       Слабо, но дали мне время оклематься и начать видеть что-то, кроме чёрно-красного тумана. Шаг назад, ухожу от удара клинком, маятник вправо, влево, ещё шаг назад, присел и резкий выдох воздушного тарана, после чего сваливаю Хирайшином за спину врага, добавляя молнией.       Не проняло. Совсем. Поймал молнию на клинок и словно намотал её на него, после чего бросил обратно. Где там Саске? Топаю по земле, активируя весьма мерзкое дзюцу с банальным названием «толчок». Земля под ногами противника резко прыгает сантиметров на десять вверх. И толку, подумают некоторые, но будут неправы. Именно из-за такой херни сиденья в БТРах к потолку подвешивают – иначе мина, взорвавшись под днищем, ломает всему личному составу ноги. И это при том, что в машине не будет ни одной не предусмотренной конструкцией дырки. Такие дела.       Шиноби оказался достаточно крепким, по крайней мере, одна нога такое испытание выдержала, вторая же приказала долго жить – неестественно выгнутая стопа и кровавое пятно на колене. Дикий мат и молнии, которые бьют непрерывно, но не прицельно, во вспышках не видно противника. Лечиться под прикрытием? Вряд ли.       Сюрприз блин! Совсем рядом с головой промчалась водяная пуля. У врага не одна стихия, стыдно забывать. На такой ерунде чуть мозги не выплеснул, расслабился. Зря. Пускаю где-то на уровне колен режущую волну и сбегаю на соседний холм. Оттуда пускаю волну обычную, водную, дабы приглушить кокон молний. Враг напоминает катушку Тесла – так же гудит и разряжается во всё, что рядом. Красиво полыхает, чёрт побери.       Дзинь! Скользящий блок на удар одним из клинков, шаг назад чтобы уйти от второго, прыжок назад от выпада в ногу, вновь скользящий блок, бью ногой в кисть, сжимающую второй клинок, который враг хотел загнать в меня снизу-сбоку, дабы легко войти под рёбра.       Оружие не выбил, но появилась возможность атаковать свободной рукой. Удар в грудь и хорошая порция демонической чакры в его систему. Больно, дико больно, но не смертельно. Он всё же нужен живым, о чём я помню.       Райга, кажется, лишился рассудка, переборщил я с порцией. Красные от крови и лопнувших капилляров глаза, оплавившиеся и дико воняющие волосы, вздувшиеся вены, кровь из прокушенных губ. Диньг! Цзвых! Звенят и царапают друг друга наши клинки. Он скрещивает свои и пытается запустить мощной атакой молнии, но времени я ему не даю. Удар ногой в живот, подкреплённый ещё одной порцией демонической чакры, следом сразу простой прямой правой в лицо, щелчок, разбитые губы и явное уменьшение количества зубов.       Боковой удар танто по мечам, с добавлением хорошей порции ветра, выбил! Есть. Хватаю правой рукой его за волосы, дёргаю на себя, и добавляю головой в нос. Мокрый шлепок о протектор, кровь щедро полилась из разбитого и сломанного носа. «Гром» сел на задницу, вперив в никуда бессмысленный взгляд. Неожиданно дёрнулся, выпучив глаза, мелко затрясся, засучил руками, а после закатил зенки вверх и вырубился.       -Саске, какого хрена ты так долго? – Обернулся я.       -Решил не лишать тебя удовольствия. – Учиха стоя расслабленно, в глазах успел заметить последние отблески угасшего шарингана.       На плече друга висела безвольная тушка второго пленника.       -Теперь в деревню и…       Договорить я не успел. В голове словно ударил гонг, возникло странное ощущение ветра.       Сквозь темноту проступили облака, тела нет, только картинка наплывает на меня, стало быть, падаю вниз. Пробил слой туч, внизу какая-то небольшая крепость, она горит. Несколько ярких вспышек. Чувствую дрожь, но не слышу ни звука. Ещё одна серия взрывов. Я уже достаточно низко, чтобы видеть всё достаточно отчётливо.       Небольшая крепость расположена на невысоком холме, внизу роль рва исполняет естественный ручей, с другой стороны взобраться мешает осыпь. Впрочем, для штурмующих это препятствием не являлось. Вот правая башня разлетается на части, внутри неё вспух огненный цветок. Кирпичи разносятся по округе, круша людей. Донжон пылает, в окнах виден огонь. Синяя вспышка во дворе освещает несколько фигур в плащах с красными облаками, они мечутся вокруг какой-то девушки с перечёркнутым протектором Облака.       Ещё одна синяя вспышка, несколько человек в плащах распластало на части, неровные кучи легли на землю, темнота крадёт детали. Неожиданно огромный взрыв разносит донжон, сметает башни, падают и так порушенные остатки стен. Нападающих смело осколками, защитников же и так уже добивали… Что за? Трупы покрываются лёгким синим сиянием и встают, вразвалочку ковыляя в сторону нападающих, бьют, не обращая внимания на ответные атаки. Толку от них почти ноль, но зомби? Да, это чёртовы зомби! Так вот, зомби достаточно много, чтобы заваливать врага мясом. Учитывая то, что хоть какую-то функциональность они утрачивают только в состоянии каши, остаткам отряда Акацки не позавидуешь. Глаза выхватывают оторванную руку, дёргающимися движениями ползущую в сторону врага. Всё ещё хуже, чем я думал.       Бой на земле заканчивается довольно споро, невидимый бомбардировщик долбит по всему, что шевелится, видимо, не особо заморачиваясь опознаванием «свой-чужой». Стоило только умереть последнему из Акацки, как живые (или не очень) трупы попадали на местах.       Ярко синий всплох чакры, лёгкая дрожь, страх на грани ощущений, оранжевое зарево на миг выхватывает из окружающей темноты руины, ещё не осевшая пыль рвётся в клочья новым участником боя. Огромная синяя кошка с двумя хвостами запустила куда-то в небо огненный шар. Биджу красива, шерсть полыхает синим огнём, чёрный волнисто-рваный узор, разноцветные глаза, рот распахнут в рёве, которого я не слышу. В небесах гремит взрыв. Огонь на миг выхватывает крошечный силуэт человека на птице.       Судорожно вздыхаю и распахиваю глаза. Удар о землю.       -Что за хрень?       -Наруто? Я то же самое хотел спросить. – Саске выглядит весьма озадаченным.       -Хрен его знает, что произошло?       -У тебя глаза рябью пошли, а после ты на месте грохнулся, ну а орать начал, ещё не коснувшись земли. – Учиха деловито бинтовал Райгу, ибо он нам нужен живым.       -Акацки глушат двухвостого, судя по всему, неподалёку от нас.       -И откуда? – Сквозь зажатый в зубах бинт пробурчал Учиха.       -Увидел. Словно сверху над ними завис. – Я потряс головой, приходя в себя от неожиданных глюков.       -И давно ты так? – Никакого удивления в голосе и эмоциях.       -Только что. Знакомо? – Спросил я.       -Угу. Сенсоры после какого-то там этапа развития начинают творить подобное. Обычно под наркотой, на пике эмоций, или в отходняк, как сейчас. – Саске закончил с ногой (тупо отхватил её в колене, а обрубок перетянул жгутом и прижёг загоревшейся ладонью), а сейчас бинтовал голову, двумя пальцами с треском вставив на место нос.       -И что, часто случаться будет?       -Да не, пару раз в год, если специально не стараться. – Учиха сплюнул в сторону, видимо кусочки бинта. – У нас Яманака подобным занимаются, впадают в транс и висят над боем, командуют. Только колются перед этим какой-то дрянью из своих цветов и горшок железный на башку одевают.       -Тьфу, я уж перепугался. – Ответил, аккуратно прощупывая местность вокруг. - Короче, видишь на горизонте зарево, чуть в стороне от остатков заката? Там его и хреначат. Вмешаемся?       -Нахрена тебе четвёртый?       -Издеваешься? Ты же меня знаешь. К тому же теперь я не в себя буду вбирать. На кой хрен? У меня вон танто есть. – Кивнул на свои ножны на боку. - У мудреца артефакты были, вплоть до ночного горшка, чем я хуже?       -Задолбал. – Саске обречённо вздохнул. - Сколько там Акацки?       -Один вроде. Основная толпа ушла в мясо как раз перед концом видения. – Создаю двух клонов, что доставят пленников в подвал к остальным, напитываю их чакрой для хорошего прыжка, дабы их не разметало на полпути, что спишет на нет все наши заслуги.       -Слушай, а тебе нужен только биджу, плевать как? – С какой-то гадкой ухмылкой спросил Саске, после чего прищурил глаза.       -Угу. – Кивнул я, уже догадываясь, что предложит друг.

***

      -Искусство это взрыв! – Крикнул я навстречу ветру, чувствуя под ногами приятную дрожь.       Ещё несколько бомб отправились вниз с моей птички, вот сейчас, сейчас, есть! Как же прекрасно! Череда мелких вспышек вспугнула зверя, заставила его встать на дыбы, и вот сейчас, именно в эту секунду надо… нет, не торопись Дейдара, искусство не любит спешки.       Солоновато-кислый вкус во рту, напитываю чакрой, ну же. Готово. Аккуратно леплю стремительную птичку, любуюсь движениями своих рук. Я мастер, спеши не торопясь, это тоже часть прекрасного искусства.       Теперь вдохнуть искру в своё творение, в его короткую жизнь. Кот прямо так, стоя на задних лапах, распахнул пасть и начал создавать огненный шар. Сейчас, ещё один мазок в картину.       Орёл сорвался с моей руки и ринулся вниз, увеличиваясь в размерах и набирая скорость. Быстрее, ещё быстрее, так нет! Чуть меньше и слегка притормози, шар ещё не готов. Вот теперь пора!       Птица ворвалась в уже готовый вырваться из пасти огненный шар и взорвалась в нём, обрушив страшный удар на голову биджу. Его собственное дзюцу только усугубило положение.       -Вот оно, настоящее искусство! А теперь… - Руки делают привычную работу, время финального штриха.       Птица наклоняется вниз, я тоже пригибаюсь, десятки маленьких пауков ползут на крылья, повисая снизу. Пикирование, ближе, ближе, ещё ближе, хватит! Птица резко разворачивает широкие крылья поперёк воздушного потока, практически повисая на месте, пауки срываются вниз и устраивают целый дождь из маленьких бомб.       Гром бьёт в грудь, вызывая приятный трепет, жар обжигает лицо, сердце стучит совершенно сумасшедше, ударная волна приподняла птицу выше. По земле прокатывается дрожь от упавшей туши, запрокидываю голову назад, выгибаясь вслед за ней, птица тоже уходит в сальто, истаивая в воздухе.       Скольжу к земле, переворот, медленно распрямляюсь с полусогнутых ног, картинно расставляя руки.       -Искусство это…       Красная вспышка и темнота.

***

      -Ну вот и всё, художник налетался. – Подвожу я итог.       -Даже как-то разочаровывает. Одно дзюцу. – Фыркнул Саске, хотя его предложение добить уцелевшего сработало на все сто.       -Мангёке есть Мангёке. – Пожимаю плечами, аккуратно нанося на рукоять танто символы, клинок же ими покрыт уже полностью. – Он там хоть живой?       -Живой. Я его только сном. – Саске попинал тушку ногой и с интересом стал следить за моими приготовлениями.       Так, на навершие последняя руна, «средоточие». Всё готово. Подхожу к безвольно лежащей туше демона и без размаха втыкаю клинок. Как нож в масло, словно сам скользнул внутрь. Теперь десяток печатей, коснуться биджу, ещё десяток печатей. Коснуться клинка. И зависнуть на несколько минут, складывая больше сотни знаков, инициируя запечатывание. Пару шагов назад и просто подождать минуту, отходя от того, что только что спустил половину резерва.       -Наруто, что должно получиться?       -А хрен его знает. Я просто запихиваю биджу в танто. – Улыбнулся.       -Ты сумасшедший. – Учиха закрыл лицо руками. – Нет, лучше молчи. – Выставил одну вперёд.       Тем временем буйство вокруг клинка набирало обороты, В него вливался целый ураган чакры, двухвостый дёрнулся, попытался что-то мякнуть и растаял, практически без остатка впитавшись в клинок. В воздухе остался висеть туман из остатков демонической чакры, который я при помощи ветра шустро согнал в кучу и сожрал. Оставлять кому-то другому подобные плюшки? Ну уж нет, ищите дураков.       Хотя, я описал процесс запечатывания несколько неправильно, никто же не думает, что биджу реально запихнуть в столь мелкий предмет, вроде человека или ножа? Внутри сего предмета создаётся пространство, и собственно именно туда происходит перенос. Сейчас я воспользовался крайне простой схемой, без нагромождения всевозможных способов взаимодействия и предохранителей. Всё равно потом переделывать, с долгими расчётами и подбором соответствующего материала для артефакта.       Танто остался висеть в воздухе, слегка светясь. По клинку легли тёмные полосы, на грани чёрного, такие рисунки были на шкуре зверя. Рукоять же не изменилась, разве что стала чуть темнее. Создал клона. Тот взял клинок и с огромными глазами передал его мне, подкинув и перехватив перед этим за лезвие.       Любой нож подаётся рукоятью вперёд. Это непреложное правило. Подать клинком – сильное оскорбление. Уже в подкорку вошло, нарушить смогу только специально.       Пальцы осторожно пробегают по рукояти. Внутри никого, биджу нет. Его разум растворён, остались только какие-то зачатки. Интересно, как среагируют остальные. Курама не прибьёт за гибель собрата? А не, скорее обрадуется, насколько я понял из недомолвок, двухвостая её раздражала. Куро на них вообще до лампочки. А уж Санби со своим отношением к окружающему может поспорить с камнем.       Рукоять слегка дрожит в руке, покалывает электрическими разрядами. Тёплая, но не горячая. Приятно. Однако на грани ощущений появляется чувство незащищённости, ущербности только что созданной вещи, и это чувство быстро, практически лавинообразно, нарастает, затмевая все остальные. Вместилище не подходит от слова совсем, спустя день, не больше, танто просто сгорит. Будем думать.       Так, достучимся до сидящей внутри силы, пробудим. Рука трясётся как будто меня хорошенько продёргивает током, но трясусь не я, а именно танто. Того и гляди, по лезвию трещины поползут, что ни есть хорошо.       -Наруто?       -Угу, оставлю эксперименты на потом, сваливаем отсюда, пока из Облака не припёрлись, или ещё кто на огонёк не заглянул.       Саске молча взял за воротник Акацки, я же прошёлся взглядом вокруг, надеясь заметить бывшего джинчурики, но не нашёл.       Жаль, пропадают перспективные запчасти, Сакура бы только спасибо сказала. Искать некогда, потому просто на вытянутой руке создаю крошечную бомбу биджу из смеси своей чакры и чакры Ниби, подчерпнутой из кинжала. Естественно, своей лишь неуловимые капли, чтобы не оставить сенсорам никаких подарков и подсказок.       Рука друга легла на плечо, секунда концентрации, мир замирает, я чувствую каждую когда-то оставленную метку и отлично знаю, где какая находится. Концентрируюсь на единственной метке, находящейся в моих подземельях. Единственная.       Ибо хрен его знает, сопрут у меня описание Хирайшина и оказываться в столь дурацком положении, когда вероятный противник может зайти куда угодно? Нет уж. Отпускаю бомбу биджу и срываюсь в прыжок. Мир исчезает, все органы словно прилипли к позвоночнику, слегка тошнит. Это тянется довольно долго. Всё же сверхзвук – не телепортация, хотя и практически неотличим от неё на небольших расстояниях.       Любые следы нашего присутствия скрыл взрыв, а бомба биджу, пусть и размером с грецкий орех (большую без режима биджу мне не удержать), не оставила от места побоища ничего хоть сколько-нибудь внятного, грохот взрыва скрыл грохот перемещения.       Наконец, тихий шелест нашего появления. Саске облегчённо выдыхает и морщится. Да, с непривычки комфортными ощущения поле Хирайшина не назовёшь, но приспосабливаемость людей похлеще, чем у тараканов, ко всему можно привыкнуть.       -Ладно, бежим, Сакура уже ждёт. Белобрысого кинем в камеру, пока не до него. – Учиха лишь кивнул и подождал, пока я открою дверь.       Попытка сделать это самостоятельно кончилась бы для него плачевно. В лучшем случае паралич, в худшем одновременный отказ почти всех внутренних органов. Без меня шарахаться по моим подземельям может лишь самоубийца, и никто другой. Даже у двинутых имеются зачатки самосохранения, а Саске относился к самым что ни на есть разумным.       Танто пока кинул в личный сейф, благо обзавёлся этой бесспорно полезной штукой. Эх, спать мне сегодня не придётся, успеть бы всё за оставшиеся пятнадцать часов. Подхватил кисть и чернила, без них пока никак не могу обойтись, хотя пора бы уже переходить к фуин без подпорок в виде рисунков, лишь чакрой. Я могу гораздо, гораздо больше даже чем многие Узумаки, но чёрт возьми, делаю всё медленно. Создание зала, повторяющего Риннеган, чего только стоит. Да, зал ущербен, и что? Даже то, что я создал, превосходит тот, что был в Узушиогакуре, а там это было вершиной мастерства. Воплощением всех достижений деревни.       Не скажу, что я такой уж гений, просто иначе смотрю на фуин. В сети бродят истории о гениальных программистах, что мигом подгоняют магию в рамки своих понятий и после могут смело показывать всем задницу. Понятия о программировании имею, кодил простейшие задачки, совершенно банальные, уровня первых двух-трёх курсов института. Помогло мне это? Да, на первом этапе помогало понимать, что я делаю и уловить принцип. Сделало ли меня это таким уж крутым в фуин? Нет, ни капли. Принцип работы иной, практически полное отсутствие жёстких законов, да и те в стиле «вот такую завитушку с такой не соединяй, иначе найдут лишь ухо в оплавленной воронке». Огромное влияние имеет общая красота, плавность, да даже симметрия. Так, если написать в калькуляторе один плюс один, он ответит два. В фуин же один плюс один может быть что угодно, вплоть до взрыва.       Наука фуиндзюцу – огромный набор правил, традиций, статистики, каллиграфии, эмоциональных состояний, действий чакры, стиля, такта... загнать в рамки каких-то законов не получится, тут скорее написание картины. Знаешь основную технику и как рассчитать смешиваемые цвета, представляешь результат и начинаешь рисовать. Неправильный код не будет работать, хоть ты с бубном бегай, неправильное фуин может и работать, если хорошо попросить и убедить его, что оно должно работать. Проще и сложнее, глупее и заумней.       Главное в создании нового фуин – опыт и статистика. Ты знаешь, что если сосредоточенно нарисовать два таких символа, они образуют хорошую пару, лучше всего подходящую, например, для подвода питания к барьеру. Если начертить их чуть более расслабленно – они с барьером взаимодействовать не будут вообще. Ну а если начертить правильно, сосредоточенно, но мысленно думая о другом, что никак не влияет на чакру, они могут показать вообще третий результат. Учитывая то, что знаков, используемых в фуиндзюцу около четырёх тысяч, да каждый из них имеет вот такие особенности, да при взаимодействиях некоторые меняют свойства на противоположные, а может и не меняют… жуть.       Единица, которая думает что она не единица, одновременно с этим спокойно складываясь с другим числом и дающая значение в яблоках, которые уверены что они на самом-то деле апельсины и взаимодействуют с окружающим как апельсины, но стоит их разрезать пополам, становятся киви. При этом все они являются одним и тем же символом.       Впихнуть такое в какую-либо жёсткую и правильную науку? Не смешите. Тут больше на грани чувств и ощущений. Мастер, рисуя фуин, просто знает, что у него получится. Подмастерье, не понимает и не знает, что может получиться, но видя, как работают символы в руках мастера, уверен в результате и получает его, даже совершая пару каких-нибудь не грубых ошибок.       Пока до меня самого дошло, пару раз успел проклясть всё фуин вместе с предками. Сейчас же уже довольно уверенно плаваю в рунах и могу составлять цепочки, точно зная результат, несмотря ни на какие выкрутасы.       Потому Фуиндзюцу и называется искусством, и никак иначе.       Смотрю, как дрожат собственные руки. Волнуюсь, дико волнуюсь. Вдох выдох. Дрожь успокоилась, но неохотно. Ладно, сейчас бегом в Купель, Сакура наверняка уже создаёт тела.       Примчался и наблюдаю за процессом. Контролировать всё не в состоянии ни один медик, да и все ирьёнины этого мира не смогли бы уследить за каждой клеткой формируемого тела, потому процесс идёт полуестественным путём, разработанным воистину гениальнейшим ирьёнином нашего поколения.       Харуно умудрилась усовершенствовать(!) мой зал, серьёзно и основательно расширив качество и функциональность. Жрать он стал чутка больше чакры, но теперь не стоит опасаться дестабилизации созданий, дефектов в скелетах, спонтанной деградации, свала в неконтролируемое деление и много чего ещё. Ну и появились другие функции, в частности – сверхинкубатор. Помести что угодно, задай вектор развития, корректируй по ходу дела, и можешь хоть драконов из тараканов выращивать, главное чтоб в баках топливо было, и ты вообще имел представление о том, что тебе нужно. Ну и жизнеспособность получившийся формы так же требуется. Я вот, например, совершенно не представляю, каким образом внутри устроена огнедышащая ящерица, следовательно, создать такую не смогу.       Сакура создаёт три крошечных комочка плоти, висящие в воздухе над чашей. Запускается выращивание. Девушка управляет процессом практически напрямую, глаза горят фанатичным огнём.       Зародыши окутывает чакра, мягкая синяя с сильной примесью зелёного. Снизу, из чаши, к ним тянутся своеобразные «пуповины». Заготовки тел быстро растут, появляются крошечные руки-ноги, исчезают жабры, за какие-то мгновения они перерастают в пупсов, вот уже дети лет пяти, моргаю и уже явно видны отличия, разный даже цвет волос. У первой девочки красный, чуть светлее, чем должен быть у чистокровной Узумаки, да и примесь рыжего весьма сильна, у второй снежно-белый, не седой, а именно белый, блестящий, переливающийся, но не жемчужный, что отдаёт желтизной. Ну и тёмно-оливковый у третьего, цвета панциря черепахи даже, только темнее. Как то ни странно, выглядит это дело естественно.       Развитие не останавливается, вот уже им на вид лет по десять, пятнадцать, семнадцать, белоснежная замирает, мягко опускаясь на пол, развитие остальных продолжается. Двадцать. Всё, закончено.       Думаю, не сложно догадаться, какое из тел кому предназначается. Всё уже давно обговорено, Саске подхватывает мужчину, чем-то напоминающего Орочимару, но всё же отличающегося от него. Чуть ниже, массивней, не столь бледен, чуть менее длинные черты лица, но абсолютно тот же разрез и форма глаз (причём они жёлтые!), что побуждает поразительную схожесть. Прямо отец и сын.       Сакура обессиленно садится на пол, о ней позаботятся мои клоны. Один из клонов берёт на руки тело, предназначающееся Кураме. Больше всего она похожа на Кушину, но несколько стройнее, не столь округлые, а более острые черты лица, тоньше нос, чуть иной разрез и наклон глаз, много иных мелочей. В целом, женщина похожа, но различие всё же сильно. Ну и естественно никаких там лисьих ушей и хвостов конструкция не предусматривает, как и у остальных. Куро выглядит столь же красиво, как и во внутреннем мире, отсутствие звериных черт сделало только лучше.       -Саске, во втором блоке я управлюсь сам, побудь пока с Сакурой, присоединюсь минут через пятнадцать. А вот в третьем ты мне понадобишься, будь готов. – Друг благодарно кивнул и сбагрил ношу клону, сам же уже спустя мгновение обнимал плечи своей девушки и что-то ей шептал.       Сакура в состоянии, среднем между счастливой истерикой и суеверным ужасом. Она создала человека, с нуля, не клона. Пусть она пользовалась огромным костылём в виде рукотворного заменителя Риннегана, но до неё этого не мог сделать никто. Это S ранг медицины, да как бы не с плюсом. Харуно весьма отчётливо потряхивает, но ничего, Саске справится, правда потом будет в полном праве набить мне морду. Пожалуй, придётся даже об этом попросить.       Второй зал, кодовое название «Колыбель», переименован только на время сей операции, но в записи бредущего рядом клона-секретаря пойдёт именно так. Не слишком отличается от первого, но предназначение совсем иное. То же круглое помещение, тоже нет ни свободного пятачка от рун, вот только вместо решёток лес стержней, упирающихся в потолок. Всё это накопители, огромные, гораздо более совершенные, заполненные под завязку. В сумме тут около двух полных биджу, то есть почти полтора моих резерва. Каких мучений это стоило не передать словами. Батарейки занимают практически всё свободное пространство, но в центре площадка с тремя ваннами.       Ванны имеют круглую форму. Напоминают капсулы для сна из какого-нибудь футуристического фильма. Я и клоны аккуратно укладываем тела внутрь каменных лож, кучи проводов занимают положенные места. По два на каждую тенкецу, с обеих сторон.       Сейчас чакросистема тел на зачаточном уровне, что совершенно не подходит для вместилища биджу. Если такое безобразие не исправить, тела просто сгорят при попытке переселения, этаким бенгальским огнём. Столь же ярко и недолго.       Верх закрывается мощным и герметичным барьером. Внутрь подаётся питательный раствор. Сейчас будет самое главное. Раствор окрашивается в зелёный, сначала бледно, но интенсивность нарастает, вот уже ничего не видно за изумрудным сиянием. Медицинская чакра, чистая и нейтральная. Она впивается в тела со всех сторон, приводя их в абсолютный порядок, выводя регенерацию на совершенно иной, недоступный никому уровень. Наконец, сияние становится совершенно нестерпимым. Пуск. Внутри раздаётся треск, зелёный цвет гаснет, уступив место синему. В целом, чакра стала прозрачной, хоть и искажала цвета.       Внутри колыбелей тела для биджу испытывали совершенно дикую нагрузку – сквозь них протаскивали титанические объёмы чакры, и интенсивность потока всё нарастала. Их не расщепляло на атомы только благодаря мед-чакре и ничему более.       Чакросистема развивается ударно, каналы горят огнём, тянутся на грани разрушения, но не переходят её. Укрепляются за счёт твёрдой медицинской чакры и просто нейтральной силы, свободно льющейся в резервуар. Сквозь их тенкецу в секунду проходит количество чакры, которое некоторые шиноби неспособны выпустить за всю жизнь.       Проходит пятнадцать минут, приступаю ко второй фазе. В тела начинает подаваться лёгкая примесь демонической чакры, они выгибаются, глаза горят потусторонним светом. Жуть. С раннего этапа развития система циркуляции должна приспособиться к агрессивной силе демонов, иначе всё напрасно. Количество демонической чакры будет очень медленно нарастать, а покоиться им тут не менее четырёх часов. Потом третья фаза – полный переход на демоническую чакру соответствующего биджу. И ещё два часа непрерывного развития.       Живой такого не выдержит, ни при каких условиях, ни с разумом, ни без него. Смерть наступит в течении двух-трёх секунд, сначала станет крайняя степень эйфории, но уже через секунду накатит боль, от которой можно быстро и качественно сойти с ума. Выдержал? Так в тебя ещё чакру не подавали. А вот теперь подача. Боль становится просто чудовищной, живой мозг сопротивляется, рвётся сердце, и тут же регенерирует до абсолютно здорового. Поочерёдно отказывают все органы, а после форматируется и становится абсолютно здоровым и девственно-чистым мозг. Считайте, что он новый.       Живое существо способно это пережить? Разве что демон, то бишь я, выйдя из тела и подождав в сторонке. Но мне то зачем? Я и так за счёт одного только запаса развил свою чакросистему до состояния мощных и крепких магистралей, которые не пробивают ни сильнейшие удары джукена, ни что-либо ещё, а поправить здоровье можно и менее экзотическим способом.       Саске с Сакурой оставлю миловаться, Харуно отлично сделала свою часть работы и заслужила хороший отдых. А какой для неё отдых без любимого Саске? Сам же поскорее займусь танто, хоть во времянку остатки кошки перенести, ибо терять из-за этого подарок друга ну совершенно не хочется. Заскочил к ним, предупредил что займусь делами, и что часов этак восемь у них есть, после чего и оставил их дальше обниматься и болтать на диване в нижней гостиной.       Мой первый самый настоящий артефакт, каким он должен быть? Уж точно не буду уподобляться Риккудо, какая-то верёвка, веер из травы, тыква, ночной горшок, и меч сомнительных свойств. Из них боле-менее понятен и самостоятелен только веер, всё остальное – комплект неведомой хрени. У него что, под рукой материала посолидней не было? Вообще странно. Хотя учитывая те дремучие времена и общий уровень развития цивилизации, может так и есть.       Теперь вспомним, что умеет кошка и попробуем представить, как это дело реализовать в артефакте, благо в голове у меня имеется справочник по имени Курама. Небольшая медитация и…       -Привет всем! – Машу рукой, проходя прутья клетки.       -Привет. Скоро? – Достаточно хмуро спросила Курама, нервно мотая хвостом. Рядом крутится Куро, и даже невозмутимый Исобу (это настоящее имя Санби) что-то бурчит.       -Часов семь. Не меньше. Ждать осталось совсем чуть-чуть, потерпите. – Я примиряюще поднял руки, но всё же уловил недовольство.       Ну тут уж ничего не поделаешь, мало кому нравится ждать, а уж если ты больше шестисот лет без нормальной жизни, а до этого ещё пару тысяч диким зверем, то терпения у тебя либо много, либо нет совсем.       -Курама, у меня к тебе вопрос, какие способности были у двухвостой? Ты ведь знала её?       Не знал, что даже в человеческой форме она может поставить волосы дыбом. Видимо, если уж очень хочется, то можно почти всё. Было бы смешно, если бы не было так страшно.       -Шлюха, да этот комок волосатого… - Ого, а ведь я не учил её ругательствам, а она идёт себе на четвёртый этаж, а теперь спускается вниз, так переключилась на родословную, подчеркнула своё отличие, снова ничтожность двухвостой. Опять родословная, личные качества, характер… ещё в самом начале я зажал ладонями уши Куро, но после усмехнулся бесперспективности сего занятия.       -Короче, я её грохнул. – Оборвал поток. – Труп надо куда-то пристроить, жалко просто выкидывать в никуда, да и возродиться может.       -Когда? – Резко успокоилась и даже как-то задышала свободней.       -Думаю, часа четыре назад, может больше. Так чем владела покойная? – Дождавшись, когда кончится злобное шипение, я таки услышал краткую сводку.       -Огонь, владела огнём, но хуже меня, гораздо хуже. Главная её способность – куклы. Ниби могла поднять даже трупы и бросить в бой, причём те были почти самостоятельны. – С презрением в голосе пояснила теперь уже однохвостая.       -Некромантия блин. – Задумчиво пробормотал я.       -И это тоже. Крутила жопой перед этим выродком, называющим себя шинигами, и тот ей потакал… видел бы ты эти развлечения. – Видно, что ей хотелось плюнуть, но удержалась.       -Хрена се. – Только и выдавил я. – И чем дело кончилось?       -Зарвалась кошка и тот её опустил, хорошенько побив. – Оскалилась, - а та решила отыграться на нас, возомнила себя… раз за разом отправляла на перерождение всех мелких до пятихвостого, пока те не позвали меня. – Улыбка стала совсем хищной. – Эта дрянь даже драться честно не могла, призывала всякое мясо с соседних планов, марионетки. Я дважды отправила её подождать, на третий ей повезло. Я спала… и потеряла осторожность. – Чистая ненависть, не удивился бы, если Курама начала кидаться молниями.       В общем, кошка, движимая местью, напала на спящую Кьюби и, завалив марионетками по самые уши, смогла таки отправить её на перерождение. С тех пор Девятихвостая отправляла Ниби далеко и надолго при каждой встрече, а встреч этих за столько то лет набралось не мало, учитывая, что первые сотни две Курама искала их целенаправленно.       -Исобу, Ниби и тебя терроризировала?       -Нет, я крепкий и в море. – Короткий и лаконичный ответ, на который Курама лишь шикнула, показывая презрение к такому поведению... только драка и никаких там пряток.       -Ясно, ну и куда мне её останки пристроить? Нет, Курама, затычка для задницы не подходит. Я сказал не подходит! Сортирный ёршик мне тоже не нужен! Куро, и ты туда же? – Та лишь невинно улыбнулась и дёрнула ухом.       В фуин все биджу понимали немногим меньше меня, потому обсуждение вышло довольно активным, расшевелили и Санби. Сначала метались из стороны в сторону, после перешли к тому, что артефакт мне нужен на левую руку. Первым адекватным предложением был катар, до него дошла Куро. Следом Санби споро забраковал вариант, но предложить ничего взамен не смог. Курама было заикнулась о «кошачьей лапе», но тут влез уже я. Обучаться бою когтями я не намерен, танто и так всё время ест.       Спустя полчаса споров пришли к обыкновенной перчатке на руку. Куро тут же влепила в тыльную стальную пластину огненный барьер (та самая фиолетовая стена, за которой в каноне Орочимару кокнул третьего). Едва зазвучало волшебное слово «защита», как Исобу вскинулся, преображаясь на глазах и пламенно начал дорабатывать защитные идеи, пусть и на огне, а не воде и земле, как он любит. Курама же обратилась к боевому свойству, потому узор на костяшки и крайние фаланги пальцев жёстко вытребовала себе, Санби и Куро уже вовсю чертили что-то на сотворённых из воздуха листах бумаги формата А2. Мне же оставалось ломать голову о подаче питания, синхронизации, предохранителях, контрольных ключах и привязке. Впрочем, многое из перечисленного так или иначе задевали биджу, и работа закипела.       С общего согласия чутка ускорил внутреннее время, тем самым замедлив внешнее. После будет болеть голова, причём дико, ибо нагрузка разогнанного восприятия ложится на мозг, но сейчас это мало нас волновало. Я только вынырнул запустить третью фазу, после чего убрался обратно, накидывать последние штрихи.       Итак, что у нас вышло? Обычная лёгкая латная перчатка, вносить изменения в конструкцию мы не стали. Запечатывающая фуин находится на ладони, занимая её практически полностью. На тыльной стороне огненный щит, пять опорных точек, звездообразный рисунок, который придётся выполнять с помощью ювелирного оборудования, да что там говорить, тут половину перчатки придётся с ювелирной точностью обрабатывать. Итоговый барьер должен получиться правильной шестигранной формы. Думай, Наруто, думай…       Спустя час мы просто сложили все наши чертежи и бросили в дальний угол. Артефакт такой сложности я потяну только через пару лет, пока что же микроконтроль мне не подвластен, а без него того, что мы наворотили, просто не сделать. Ну либо размером эта перчатка будет соответствовать лапе биджу.       -Нужно что-то проще! Гораздо проще. Пусть это будет перчатка, но как впихнуть? – Я сижу, приложив руки к вискам, головная боль потихоньку появляется и во внутреннем мире. Пора закругляться.       -Можно сделать пару, и разделить фуин между ними. – Бормочет Куро.       -А питание? Разрезать кошку?       -Почему нет? Ничего сложного. – Жмёт плечами Исобу.       -На воскрешение не слиняет?       -Нет, развеяться не дадим, а критическую массу потерь ей не набрать, даже если будешь пользоваться непрерывно. – Курама продолжала что-то черкать.       -Ладно, внимание всем. – Дождался тишины. – Осталось совсем немного, будьте готовы к переселению.       Отрубил накачку тел демонической чакрой, пусть лишний десяток минут промаринуются в чистой медицинской, лишним не будет. Заодно хоть немного укрепится то, что успело нарасти. Всё, хватит. Достаю тела и одеваю их. Серые шорты, серая безразмерная футболка, лёгкие тапочки. Шагаю по коридорам, нашёл задремавших друзей.       -Саске, подъём. Третья фаза. Сакура, поможешь на четвёртой, хорошо?       Всё происходит в лёгкой спешке. Ещё одна комната, на сей раз весьма простая, никаких изысков типа чаш, леса накопителей (который, кстати, используется для совсем других целей, прокачка чакросистемы тел для биджу – побочная функция, сварганенная на коленке), сложнейших фуин-схем. Просто голая комната.       Заносят пленников. Живые мертвецы – это о них. Шаринган вышиб мозги практически без остатка, единственное, что там сохранилось – поддержание жизнедеятельности в стиле дышать и жрать. О каком либо разуме можно и не спрашивать.       -Саске, ты знаешь что делать. – Тот только кивнул и активировал Мангёке.       Я встаю в центре, пленников держат клоны. Вдох-выдох. Это будет сложно, я ночь не спал, после чего спускал пар, чертя с биджу всякую ерунду. Более чем уверен, они понимали моё состояние. Подумав, создаю и отправляю ещё одного клона переселить двухвостую, точнее её останки, ибо неведомо, в каком состоянии я буду находиться после снятия печати.       Уже сам понимаю, что тяну время. Даю обратный отсчёт, предварительно скинув верх одежды. Печать проявилась во всей красе. Всё, пошли сплетаться пальцы, составляя сложные фигуры и приводя чакру в особое состояние. Слова нужны лишь для большей концентрации, потому я ими сейчас и не брезгую. Когда делают крайне напряжённую работу, часто комментируют свои действия, хотя бы самому себе. Например, многие люди, взваливая на плечо тяжёлый мешок самому себе скомандуют: «Взяли!» А потом это становится привычкой и без слов уже никак. Так и шиноби. Обычно я молчу во время создания техник, но сейчас мне важны и такие крохи контроля, потому губы почти непроизвольно бормочут названия печатей.       На пол ложится странная светящаяся конструкция. Саске перехватывает её и остаётся ждать. Опускаю руку на печать и проворачиваю, приоткрывая завесу. Пальцы встают намертво, носом пошла кровь. Всё, дальше по-хорошему не пустит. Клоны мгновенно понимают ситуацию и кунаи входят в тела жертв, хрустит плоть, кровь щедрыми толчками плеснула на камни. Перед глазами темнеет, тело наливается свинцовой ватой. Странное обманчивое состояние, когда ты на грани потери сознания. Легко, крайне легко, тело словно парит, одновременно с этим гудит голова и любые мелкие движения совершать крайне тяжело. Саске напрягся, ведь удар по печати пришлось наносить именно ему, а ощущения при этом далеки от приятных. Учиха смертельно побледнел, на лбу выступил пот, он закусил губу, но всё равно держит технику.       Есть, словно из внутреннего мира слышится скрип ворот, петли которых рвутся. Замок и так распахнут, но печать нужно снять полностью. В свою очередь биджу помогают изнутри, но крайне осторожно, дабы не запустить механизм их подавления. По телу проходит волна, лёгкая боль и резкое расслабление с удовольствием, в мыслях пронёсся глухой удар упавших наружу створок. Состояние весьма похоже на то, как будто поймал занозу размером с зубочистку, и только что смог её выдернуть, пересилив себя. Больно, но облегчение соответствующее. Стряхиваю с живота почти все остатки фуин и падаю на колени. Полностью убирать печать пока нельзя.       Никаких там призраков отца с матерью не вылезло, может их и не было, а может были какие-то особые условия активации сего секрета, теперь уже не узнать.       Саске мгновенно бросил уже бесполезную технику и подхватил меня, помог встать на ноги, положив мою руку себе на плечи.       -Ты как? – Тон серьёзный.       -Хреново, честно хреново. Надо как можно быстрее начинать последний этап, иначе сейчас из меня выдавит биджу. Всех разом. – Кое-как проговорил, но всё же состояние моё чуть лучше, чем в непосредственный момент перелома и падения створок.       Довольно споро проковыляли в следующую комнату, где Сакура за пару секунд вправила мне мозги на место, и мы приступили к главной части.       Первой пошла Курама, ведь именно ей я и обещал свободу.       -Саске, калибруй глушители. Снаружи ничего не должны узнать. – Прохрипел я, выпуская биджу.       Почему именно калибруй? Прошли те времена, когда барьеры приходилось поддерживать собственной чакрой, теперь всё по уму. Питают накопители, шиноби лишь настраивает интенсивность и диапазоны. Лучше Саске с такой работой справится лишь Хьюга, да и тот нужен с большим опытом.       -Сакура, помнишь свою часть?       -Не дать одному идиоту умереть. – Ответила грубо, но видно, что волнуется.       -Поехали.       Сейчас никаких печатей не нужно, достаточно просто слегка расслабиться. Чёрт, не то! Чакра Курамы рванула в мою систему, разом развернув хвост. Сакура на грани, Саске скрипит зубами и явно матерится про себя, но отвлечься просто не может.       Сейчас мне нужно только одно – источник. Сливать сначала чакру нет никакого смысла, она просто вытечет в никуда, нет центра притяжения. Совместными с биджу усилиями выделяем ядро и проталкиваем его в подготовленное тело. То выгибается и просто и незатейливо орёт, переходя на визг. А вот эту сторону вопроса я проморгал.       -Сакура!       -Сама знаю! – Забив на меня, Харуно кинулась к телу переселяемой, положила руки ей на виски и та успокоилась, немного расслабилась, просто начала глубоко дышать.       Есть, источник переехал, чувство, как будто сквозь меня ёршик протащили. Теперь всё идёт легче, чакра сама стремится переехать к настоящей владелице, поток крайне мощен, на пределах моей чакросистемы, что очень не мало. Ускорить, но не расширить, иначе из меня получится некрасивый натюрморт на стенах.       Две трети вышло, отсекаем поток, ставлю на себя заглушку. С чакрой закончили, теперь докинуть в тело последние жгуты души демона, всё ещё тянущиеся из моего живота. Закончили с первой, наконец-то. Не представляю, насколько ущербен был способ Акацки, если в аниме они вытаскивали биджу несколько суток. Ну, либо они разбирались в данном вопросе на уровне свиньи в апельсинах.       Сейчас надо заняться остальными, а сообщающиеся сосуды устроим чуть позже. Курама встаёт и ковыляет к стенке, глаза на выкате, щупает себя, но молчит, понимает, что пока не до неё. Прижалась спиной и осела на специально расстеленный там матрасик. Движения неуверенные, дёрганные. Зомби как зомби.       Теперь Трёххвостый, его чакра относительно нейтральна, что позволит мне отдохнуть от запредельной нагрузки, ну а после чакра Куро будет вообще бальзамом, ибо уже не оказывает на меня никакого разрушительного воздействия.       Ситуация та же, Сакура блокирует болевые, я прокачиваю сквозь себя чёртову тучу чакры, выходит две трети, заглушка, душа, следующая.       Честно говоря, перед Куро я стоял на ногах на одном только упрямстве, сырой до последней нитки, с прилипшими к лицу волосами и трясущимися руками. Источник перенёс, душа пошла, поехали.       Чуть не потерял концентрацию, когда пришло сообщение от клона о том, что двухвостая перезапечатана. Ну и хорошо, продолжаем. Голова кружится, руки жжёт, словно я их в горчицу окунул и держу уже этак с полчаса. Сам весь сине-красный, полопались капилляры, превратив меня в двуногий вертикальный синяк. Две трети есть, заглушка, внутри падают уже стены тюрьмы биджу, демоническая чакра, оставшаяся во мне требует места, куда её определить. Отправляю в источники стенки магистралей, уж от этого точно будет больше пользы, чем от тупого увеличения запаса. Темнота.       -Время? – Первая моя фраза после пробуждения.       -До встречи с каге у тебя полтора часа. – Ответил Саске.       Значит, в чувства меня привели практически мгновенно. Это хорошо, но то, что до явления перед Орочимару так мало, плохо.       -Чёрт. Подними мою тушку, требуется последнее дзюцу.       По хорошему, мне бы сейчас спать под приглядом Сакуры, но возможности нет. Заглушка штука вредная сама по себе, а в количестве трёх экземпляров это вообще гвозди в тело.       -Куро, Курама, Исобу, освоились хоть немного? – кивки в ответ, но неуверенные. – Ладно, вариантов всё равно нет. Связь джинчурики нельзя обрывать, иначе все мы скопытимся за неделю.       -Мы в курсе. Начинаем уже. – Куро нетерпеливо сжимает кулаки. Она лучше всех освоилась в новом теле и не похожа на пьяного человека, в теле которого отсутствует половина костей.       -Погоди. Саске, Сакура, то, что вы увидите, дзюцу S+ ранга, я отнёс его к запретным. Оно никогда не должно выйти за пределы этих стен. Если не уверены в себе – лучше за дверь. Без обид.       -Наруто? – В голосе Саске угроза.       -Это групповая техника. Если её применит группа генинов, каждый из них по силе мгновенно сравняется с джонинами. Чем больше участников, тем сильнее каждый из них. А теперь представь сто джонинов, которые вышли на один уровень с Мадарой, или даже превзошли его. Что скажешь?       -Шаринган не позволит залезть в мою голову. Сакура, выйди, ты не готова. – Друг уверен в себе, оскорблять недоверием не буду. Он сам решил.       В принципе, сиё действие лишь ничто иное как перестраховка. Согласитесь, вариант что люди будут запечатывать себя друг в друге, дабы образовать связь джинчурики, маловероятна. Ещё меньше шансов на то, что они будут знать фуин на уровне, превосходящем мой, ибо фуин-мост человек-человек будет образовывать гораздо сложнее, а текущую модификацию я выводил больше двух месяцев. Саске наблюдает без Шарингана, потому не увидит львиную часть действий, что спрячутся за спецэффектами. Зачем вообще его оставлять? Доверие и дружба должны чего-то стоить. Иначе какой нафиг кровный союз кланов.       Компания инвалидов собирается вместе, я в центре равностороннего треугольника. Складываем печати, я убираю заглушки. Из живота выходят три потока чакры, прямые как стрелы, они бьют по биджу, из тех в свою очередь бьёт по два потока, в соседей. Треугольник из двуслойных линий и середина, связанная с каждой из вершин. Завершаем технику.       На животе каждого участника появляется по небольшой мгновенно исчезнувшей метке в форме только что погасшей фигуры. Странное дзюцу, при попытке объяснить действие которого, можно поехать крышей. Наиболее просто это в четырёхмерном пространстве. Три координаты изменяются как хотят, а одна – константа. Мы можем находиться где угодно вместе со своими телами, душами, чакрой, источником, то есть полностью, но в четвёртом измерении последние два являются единственной точкой, не меняющей свою координату. Там же находятся, по мнению дзюцу, источники и чакра остальных. Связь работает на любом расстоянии и наша чакра просто не может закончиться, совсем. По крайней мере, мне сложно представить что-то, кроме уничтожения мира, что способно перегрузить источники трёх биджу и мой собственный в придачу. У каждого свой, но одновременно с этим они как сообщающиеся сосуды – недостаток одного мгновенно восполнится другими, после чего общий уровень практически мгновенно дорастёт до нужного значения. Расстояние влияния не оказывает, любые барьеры тоже, как и время.       Саске стоял, бледный как мел, мы же мгновенно пришли в состояние, близкое к норме.       -Поздновато, но теперь как раз таки можно. – Я попытался принять торжественную позу, чему изрядно мешал несколько жалкий внешний вид. - Курама Узумаки, Куро Узумаки, Исобу Узумаки, добро пожаловать в мир живых. Ну и заодно, добро пожаловать в семью.       Куро, не сдерживая эмоций, просто повисла у меня на шее, с Исобу лишь качнул головой, но для него это нормально. Курама довольно щурилась, предвкушая уже настоящую свободу.       -А ты какого хрена здесь делаешь? – Вперился я глазами в рыжую маску и дал знак Саске вновь глушить все исходящие эманации. – И что? Нет. Нет. НЕТ! Да нет блядь, что ж ты тупой такой. Я не собираюсь возвращать всё как было. Да совсем. Чего? – Я искренне возмутился. Время преклонения перед аватаром шинигами прошло, он бог смерти, а точнее один из, так пусть занимается своими делами. При желании этому проявлению мы и маску свернуть можем, сам же он сюда заявиться не сможет при всём желании. - Срал я на волю Риккудо. Да, именно это. Не пожалею, в чём суть претензий то? ОН ТО ТУТ КАКИМ БОКОМ? – Вот сейчас я удивился и сильно. – И? – Аватар растаял.       -Чего хотел? – Курама задала вопрос сходу, едва исчезли последние лоскутки мантии непрошенного гостя.       -Кокнуть вас и превратить обратно в животных.       -Чего? – Исобу вроде бы сказал всё так же равнодушно, но по ощущениям, он шинигами только что в дерьме выкупал по самую макушку.       -Итак, у меня торжественное заявление. – Я прокашлялся и пожалел, что нет фотоаппарата, ибо сейчас прозвучит нечто, определённо выбивающее из колеи.       -Не тяни. – Первым не выдержал Саске.       -Ну! – Сдалась Куро.       -Мы только что грохнули Джуби. – Сказал как можно более буднично, дабы усилить эффект. – Шинигами пришёл возмутиться сему факту, ибо это уже второй божок, упокоенный нашей командой.       -Погоди, но мы ведь…       -Чтобы воскресить Десятихвостого. Нужно всех хвостатых запечатать в его труп. Так? – Начал я.       -Ну да. – Пожала плечами Курама.       -А теперь смотрим. Однохвостый убит, душа сожрана. Как-никак, но перекос боле менее выправился, когда Курама воскресла, но всё же это было не то. Грубо говоря, у нас стало две девятки, вместо единички и девятки. Дальше у нас волшебным образом возникло две тройки. – Исобу дёрнул краешком губы, намекнув на улыбку. – Ну а сейчас вообще форс мажор – двухвостую мы разобрали на запчасти, а именно её марионеточный талант должен был сшить всё вместе. Ну и я сам, носитель чакры четырёх биджу, так что в сумме наберётся, я думаю, ещё одна девяточка.       -Семёрка, не больше. – Атака с неожиданной стороны, от Куро.       -Угу, но всё же шестёрка. – Курама. – До семёрки ему не хватит контроля над большими объёмами. Особенно теперь, без нас.       -Эй, мы тут вообще смерть Джуби обсуждаем! – Возмутился я, возвращая к себе внимание. – Так вот. В силу названных мной обстоятельств, этот божок воскреснуть не может, ибо даже в случае успеха и сбора всех оставшихся частей произойдёт лишь взрыв, где-то на полконтинента, чему и возмутился Шинигами. – И тут меня пробил холодный пот.       Акацки. В каноне их цель завоевать мир посредством наложения на всё живое сверхмощного гендзюцу. Накладывается оно при помощи Десятихвостого. Если их цель та же самая, они вместо воскрешения желаемой зверушки уничтожат всё живое. Взрыв в десятки, сотни раз страшнее ядерного пробьёт тектонические плиты, ударная волна бритвой срежет горы, сложит леса, о городах и домах нечего и говорить. Из пробоины хлынет лава, навстречу бросится океан. Второй взрыв. По всему миру просыпаются вулканы, бушуют землетрясения, возникают разломы. Уходят в глубину старые и вспучиваются новые горы.       Остатки цивилизации уцелеют лишь где-нибудь на островах, и то, если переждут несколько лет облаков из вулканического пепла, дожди из разбавленной серной кислоты, полное изменение климата, а до этого ударную волну, вслед за которой прикатятся цунами, вероятно достающие до самых облаков. Нет, живого не останется вообще. И самое страшное – из нас достаточно захватить только одного. Чакра остальных бесконечным потоком будет замещать убывающую из пленника, тем самым добавив недостающие компоненты.       К чёрту! Какой выход? Уничтожить тело Десятихвостого, на сей раз отправив его не на луну а куда-нибудь в сторону солнца, оттуда уж точно не выковыряют. Ещё варианты? Уничтожить Акацки. Всех. Не, это конечно дело нужное, но пока не найдётся эффективного противодействия Риннегану – из раздела сказок для детей. Нереально убить обладателя Риннегана, если он не позволит сам. Банально будет отталкивать гравитацией, и долбись хоть до посинения, не поможет. Пока возможен только вариант внезапного нападения, не больше, но и то, больше наудачу.       Шинигами в чём-то был прав, но послал я его тоже по теме. В конце концов, чего он ждал, предлагая мне сделать харакири и грозясь Риккудо?       -Нару-уто? – Протянула Куро, помахав ладошкой у меня перед лицом. – Ты чего?       -Просто задумался. Ладно, я в душ. – Создаю клона. – Он вам всё покажет и расскажет.       У Орочимару я завис почти на три часа, причём обсуждение миссии заняло у нас от силы две минуты. Что, куда, кому сказать, и всё. Остальное по обстоятельствам. Остальное время я оформлял вступление в клан трёх новых шиноби и выбивал положение для полиции Конохи.       -Что тебе от меня надо? Не могу я утвердить это! – Не выдержал саннин.       -Но почему?       -Ты представляешь, какую власть я положу вам в руки? Кресло закачается, несмотря ни на что! – Шипяще остудил меня каге. – Право арестовывать, право допрашивать, право назначать наказание, право эксплуатации, право накладывать штраф… не жирно?       Чёрт, надо выкручиваться.       -Понимаю, пойдём от противного. Проблема в кланах? – Каге благосклонно кивнул.       Ясно, сам он давно знает ответ и возможно нужная бумага давно готова и составлена им самим, просто дойди до неё я должен своим умом. В принципе, правильно, но чёрт, у меня все мысли совершенно о другом! Ладно, пробую сосредоточиться.       Общество шиноби всё же сословное, хоть и градация совсем не большая, переходы мягкие, но они есть.       Итак. В самом низу безклановые генины и чунины, привилегий у них почти никаких. Он может иметь в собственности квартиру или дом в деревне, в случае везения каким-то чудом получить надел земли за стенами, бывает даже достаточно крупный. Облагается полным налогом, при попытке захапать больше положенного на него начнут коситься. Совсем обнаглеет – отберут большую часть, но мягко, без физического устранения преград.       Чуть выше стоят безклановые джонины, они почти наравне с членами малых кланов. Право на дом, право на участок, право на земельные наделы, право заниматься крупной торговлей. Право заседать в совете джонинов (на котором ни я, ни Саске так ни разу и не появились), право голоса в Общем совете.       Ещё выше члены малых кланов. Действуют все перечисленные ранее преимущества, за исключением совета джонинов – туда только с соответствующим званием. Из добавляемого - право мстить за оскорблённую фамилию, признание благородного происхождения.       Главы малых кланов и члены великих кланов. Всё перечисленное выше, у вторых неприкосновенность в случае суда – наказывать будут свои. Первые же имеют право голоса в Общем совете независимо от личной силы.       Главы великих кланов и саннины. Право на внеочередные встречи с каге, право принимать в клан (в малых кланах нужно просить одобрения), право заседать в Высшем совете, право суда, право награды, право на квартал, право на угодья, право наложить вето на решения Общего совета (оно есть, но до сих пор ни разу не использовалось). Ну и Даймё признаёт их высшей знатью со всеми соответствующими плюшками. Так же можно подавать проекты законов каге и Высшему совету, требовать послабление или полное освобождение от налога для своего клана.       Опустимся до простых людей. Они имеют право на квартиру, личный дом, мелкую торговлю, работу, не связанную с конкуренцией с шиноби. Всё. Больше в Конохе ловить нечего. Торговцы, вне зависимости от положения в торговой гильдии страны Огня, имеют право неограниченного ввоза некоторых видов товара. Впрочем, на этом поприще ловить тут почти нечего, Сарутоби обкорнают, монополисты блин.       Это конечно поверхностно, без подробностей, вроде разрешений, взаимной ответственности, полномочий всех органов управления, взаимодействия со страной Огня, мелких особенностей отношений между сословиями, категорическими запретами на некоторые товары, но общую картину даёт. Ну и как можно заметить, рабство у нас не признаётся, в то время как в Железе и Чае считается неодобряемым, но нормальным.       В итоге после переработки полиция сохранила все свои права по отношению к простому люду, торговцам, безклановым генинам и чунинам. Джонину может быть выписан штраф, он может быть остановлен, в Совет джонинов пойдёт бумага о неподобающем поведении, но на этом всё. Впрочем дальше всё тоже самое. Штраф, прерывание деятельности и бумажка. Хоть что-то.       Впрочем, кланы в целом сами заботятся о своём имидже, а уж представить пьяного Хьюгу, пристающего к девушкам на улице? Да ему свои же родственники голову открутят, чтобы честь клана не позорил! Тем более они все злые как черти, после недавнего удара. Оказалось, что Хината попала в ту задницу отнюдь неспроста. Свои такую глупость сделать не могли, а вот в нашей столице и у заклятых друзей «пропало без вести» несколько крупных торговцев и высокопоставленных аристократов.       Процентов этак девяносто пять преступлений совершают простые люди и генины без перспективы роста, а на них Полиции дали полный карт-бланш. То, что нужно. Стоило только дойти до этого, как Орочимару со своим фирменным смешком передал мне аккуратную книжицу и здоровенный официальный бланк, о признании полиции, организованной кланом Учиха. В книжке же был перечень, как и за что наказывать, вместе со штрафами и сносками к законам. По сути, слегка подретушированное пособие для сотрудников Сил Правопорядка Анбу.       Всё, на этом моё вмешательство в дела полиции окончено, разве что денег подкину разок, но и то без гарантии. Своих дел выше крыши, стройка порта, исследования, ремонт кораблей, выплата зарплат, содержание наёмников, содержание самого клана… деньги утекают, что вода сквозь пальцы.       Какие такие исследования? Ну, слово конечно громкое, скорее небольшие эксперименты. Не учёный я, скорее практик, и не смогу вывести какие-бы то ни было фундаментальные законы этого мира. Да, знаю гораздо больше школьной программы, могу толкнуть прогресс в некоторых областях, но не слишком. Каждый уважающий себя попаданец в первую очередь изобретает порох, причём тупо смешивая селитру, серу и уголь. Мало того, что порох тут уже есть, так он ещё и посовершеннее того, что наворотят некоторые попаданцы. Скажем, с влиянием хлопка и ещё пары ингредиентов тут знакомы. Сделать АК? Зачем, тут и так неплохо умеют друг друга резать. Да и я не знаю ни марок требуемых сталей (а если и знал бы, как донести до местных?), ни технологии изготовления.       Электричество… честно говоря, лампочки тут есть, электростанции тоже, примитивные телевизоры, чуть менее примитивные кинотеатры. Рации вплоть до наушных производятся в Молнии. И куда тут лезть? Если радио я ещё сварганю, то на что-то большее не хватит знаний. Ни о каких процессорах или сложных устройствах речь вообще не идёт. Блин, да тут такое чувство, что прошёлся табун этих самых попаданцев, толкнув местами то, в чём были сведущи, не оглядываясь на производственную базу и само общество.       Любые высокие технологии в руках у кланов, откуда их выковырять не представляется возможным. А в этих самых кланах всё делается на уровне старого сапожника – вручную. Максимум мелкая мануфактура, но не завод с нормальными станками и конвейером. Вдобавок этот самый клан будет глушить всех конкурентов, совершенно не прогрессируя самостоятельно. Верность традициям, постоянство и всё такое.       Именно из-за подобной хрени японцы бы до сих пор сидели в средневековье, не приди к ним европейцы. Те же китайцы при всех своих минусах легче принимают новое, и уж точно не будут выпускать себе кишки из-за увольнения с работы. П.А. Вики в этом вопросе (да и многих других) можно подтереться – там даже от языка к языку статьи разные по содержанию и данным статистики. Все мы знаем, что последняя - довольно лживая штука.       Двигатели внутреннего сгорания и прочее – присутствует. Только не ценится совершенно. То, что они делают – кустарная дрянь, довольно быстро приходящая в негодность. Добыча нефти и перегонка её в бензин наличествует, только вот занимаются ей бедняки. Двигателей нет, расход маленький, конкуренция большая, итоговая цена выходит где то в районе одного Рё за два литра. Учитывая то, что двигателей на весь этот континент не больше тысячи, да и почти все они находятся на лодках, что предпочитают традиционные вёсла… сами догадаетесь. Да и поезда до сих пор паровые, углём питающиеся. И ходит их штуки четыре, два из которых захапали себе Дайме и на дачу катаются, рельсы проложив.       Я могу сделать бум, построить подземный завод, собрать там станки и завалить мир относительно дешёвой валовой продукцией. В целом, устройство токарного станка довольно простое, попытки с десятой при возрастающей точности обработки (на предыдущих версиях вытачивая требуемые детали) собрать не дребезжащий набор шестерёнок, а примитивную рабочую лошадку можно, но и только, на большее меня вряд ли хватит. С этой точки зрения гораздо выгоднее собрать то же самое на фуин, и точность будет где-то в пять сотых миллиметра, однако это закрепит изобретение за кланом Узумаки, отрезав всех остальных.       Ну и в процессе выхода на рынок я практически мгновенно вышвырну с него всех остальных конкурентов. Благодарность обрушится зашкаливающая, тут и гадать не нужно. Вдобавок разом настигнет кризис, из которого такое общество будет выкарабкиваться веками. Что поделать, если весь мир банкрот с нулевыми навыками изменения?       Таким вот нехитрым способом можно получить власть над сей планетой и вечность жить в компании охотящихся на тебя наёмных убийц. В том числе по этой причине я и не собираюсь двигать прогресс вперёд, ограничусь лишь максимальным комфортом для собственной семьи. Естественно, немного перепадёт деревне.       Ещё одна причина, по которой я не собираюсь этим заниматься – банальная лень. Ну а что? Я тут маг, наёмный убийца, глава клана, теперь ещё кандидат в спасители мира, и то, что именно из-за меня он может накрыться, волнует не особо. Превращение абсолютно всего населения в рабов-хомячков ничуть не лучше. А так да, уж как-нибудь обойдусь без Великого Прогрессора Властителя Галактической Империи. Тьфу, аж тошнит от пафоса.       Что-то уехал от главной темы. Какие всё же провожу эксперименты. Итак, главное направления – фуиндзюцу и ниндзюцу. Следом идут разработки всевозможных полезных приспособлений, только за сегодня клоны умудрились трижды взорвать печатный станок. Или дважды печатный. Как я его иногда обзываю. В чём смысл? Эта штуковина при подаче чакры начинает штамповать простейшие печати, на вроде взрывных, благодаря чему не придётся рисовать их вручную, а то вечером стоит только глаза закрыть – сплошные руны. Есть и ещё направления, но в основном по мелочам. Яды например.       Проблема персонала решилась просто. В самом начале создалась пачка клонов, приступивших к экспериментам. Каждый клон перед тем как рисковать, создаёт себе двойника. Каждые двенадцать часов вне зависимости от состояния, каждый клон делает себе дубликат и развеивается, передавая мне всю информацию. Копии копий шустро подзаряжаются до нужного состояния от специальных приёмников, чакра в которые подаётся из «Ядра», которое и было переименовано в «Колыбель». Зачем так быстро развеиваться? Да чтобы моя крыша окончательно не уехала, ведь человек непрерывно меняется, и чем больше времени живёт клон, тем больше этих изменений. Если продержать клона хотя бы месяц, то в итоге с вероятностью около сотни я приобрету шизофрению. Такие невесёлые дела.       Всё, миссия мной принята, пора собираться. Чёрт, как же не вовремя! По хорошему мне бы сейчас месяц в деревне провести, окультурить биджу, вписать их в жизнь клана, но не судьба.       Помчался в квартал, на сборы. Застряну я месяца на три, так что с большой вероятностью в деревне планируется нечто, чему я могу помешать.       -Я с тобой. – Мгновенно заявила Куро.       -Хм, а ведь это шанс! Атсуши! – Крикнул я.       -Наруто-сама? – Спустя какую-то секунду из-за двери высунулась голова мальчика, а после и он сам.       -Что с глазом? – Мгновенно надулся. – Ладно, не отвечай. Объяви сбор.       -Хай, Наруто-сама! – Словно испарился.       Для собраний служил один из пустующих домов, в котором была достаточно крупная комната. Народ стёкся довольно быстро, особых дел ни у кого нет.       -Итак. Для начала ваши проблемы, мои объявления потом.       Сидят, с подозрением косятся на Кураму и остальных новеньких, наконец Нэо собрался с мыслями.       -Наруто-сама, вы ж разумеете, я, того-с, трактирщик, - развёл руками, - мне б делом привычным. Вот. – Словно большой ребёнок закончил говорить он, я чуть не усмехнулся.       -Кумико, как оцениваешь идею Нэо? – Обратился я к своей служанке.       Девочка покраснела до самых ушей, помяла подол сарафана, весьма дорогого к слову, зарплата у меня не маленькая, совсем. Нагаи могут многим фору дать. Распоряжается деньгами именно Кумико, Атсуши слишком хулиганистый раздолбай, но полезный.       -Наруто-сама, это нужно. - Я приподнял бровь, требуя продолжения. – Нужно открыть кафе внутри кланового квартала. – Скороговоркой выпалила она. – Людей становится много и одна я кормить всю главную ветвь уже не смогу, а так проблема решится.       -Я понял тебя. Сможешь научить Миву и Кин готовить? Молчать! – Приложил вскинувшихся женщин. – Деревенская еда хорошая, сытная, но совсем не то, что стоит подавать в городском кафе.       -Смогу. – После некоторых раздумий сообщила девочка и уверенно кивнула головой, от чего забавно вздрогнули хвостики.       -Отлично, Нэо, займёшься нашим рестораном, Кумико тебе поможет. Не обращай внимания на возраст, она в сей сфере всем здесь находящимся фору даст. – Дождался я серьёзного кивка мужчины.       -Хай, Наруто-сама. – Пробасил он.       -Ещё какие вопросы? Да, Сай?       -Дети талантливы, следует ли уже сейчас приступать к тренировкам с чакрой? – Аж руку поднял, как же его вышколили! Я задумался.       -Да. Приступай к обучению. Научи чувствовать источник и делай упор на контроль. Чтобы могли ходить по деревьям и напитывать конечности, к простейшим дзюцу перейдёшь, когда начнут не сразу проваливаться под воду. События не форсируй, не стоит их подгонять. Как у них успехи вообще?       -С математикой и историей отлично, письмо даётся сложнее, очень… непоседливы. – Сай явно удержался от «недисциплинированы». – С каллиграфии один раз пытались сбежать.       -Ясно. – Я строго уставился на детей, что пытались изображать невинность. – Чем объяснитесь?       -Скучно! – Мгновенно произнесла Сумико. Или Сечико. Надо их как-то пометить, хрен различишь. Сай скривился, словно лимон укусил.       -А это тоже скучно?       Черчу в воздухе символ, который спустя мгновение становится тонкой синей плёнкой. Простейший фокус, и даже куная такой барьер не удержит, но нужно же детям немного сказки? Подбежали, потрогали, переглядываются с большими глазами.       -Основа силы нашего клана – искусство фуиндзюцу. С его помощью можно творить невероятные вещи, перемещаться в пространстве, сдерживать мощные атаки, создавать нерушимые преграды, творить артефакты, побеждать демонов… многое, многое под силу. Именно благодаря фуин наш клан был настолько силён, что в одиночку разбил армии трёх великих деревень шиноби, вам ведь рассказывали об этом на истории? Рассказывали, как из зависти к нашей силе они пошли войной и проиграли, но разрушили общий дом? – Восхищённые кивки. – Узумаки невероятно сильны, выносливы и умны, в то время как остальные в пятьдесят стареют, мы только входим в силу. Говорят, основателю Узушиогакуре, нашей родины, было больше тысячи! И вся эта мощь лишь благодаря владению фуиндзюцу. А ведь фуин – это иероглифы! А где учатся правильно и красиво рисовать иероглифы?       -На каллиграфии. – Выдохнул Ичиро.       -Именно. Так что же, вы не хотите стать настоящими Узумаки? – Возмущённые взгляды, сопят. – То-то же. И чтоб я больше не слышал о прогулах. –Строгость во взгляд.       -Хай! – Поклонились.       -Ещё вопросы? Микайо?       -Наруто-сама, готовы новые партии печатей, на сей раз с большим запасом. Пакет из десяти тысяч ПОФ и тысячи ПОФ-НД отправлен анбу. Качество наивысшее, как вы и говорили. О чём я? Да, запас простых печатей достаточно большой, ваши клише хорошо себя показало, оно почти в два раза снизило время создания печати. – Мужчина слегка наклонил голову, как дань уважения. – Можно открывать лавку вновь, хватит на всех. Я научил Сая нескольким приёмам, по вечерам он помогает мне в мастерской. Ну и воспитываю обормота, чего уж там…       -Я вас понял, Микайо-сан. – Я слегка недоволен пасом в сторону Сая, ведь ему нужна репутация в глазах детей, иначе вообще слушаться не будут. – Даю разрешение.       Подождал. Убедился что вопросов больше нет и приступил к непосредственным объявлениям.       -Итак, сегодня я ухожу на миссию, Куро и Курама отправляются со мной, Исобу, ты через неделю в порт, что от тебя требуется, знаешь. За старшего остаётся Микайо. В случае прибытия Текео – старший он. В принципе, все свободны, кроме Микайо.       -Что-то важное? – Спросил он, когда все разошлись.       -Если начнутся наезды на наш клан или что-то подобное, дай мне знать. Я уезжаю надолго, потому беспокоюсь. Держи - Передал маленького паучка. - Надиктуешь ему нужную информацию, после чего паук развеется. Понял? – Мужчина прищурился и серьёзно кивнул, позволяя призывному животному переползти на себя.       -Ну а теперь, будем собирать вас. – Улыбнулся, смотря на недавних биджу.       Одежда их размеров у меня была приобретена заранее, проблем не возникло. Куро пришлись впору чёрные шортики, такая же футболка. Ботинки формата шиноби. Помог закрепить на бёдра подсумки, С запечатывающими свитками они у меня знакомы, получилось всё с первого раза, на что девушки удовлетворённо кивнули. Смущения от того, что они передо мной полуголые ходили, никакого – всё видел, сам же их во внутреннем мире одевал и тренировал.       Курама так же выбрала шорты, но подлиннее, красную майку, поверх которой накинула проволочную сетку. На плечи белый плащ, с красным водоворотом на спине. Впрочем, такие плащи с клановым символом взяли мы все, благо сделаны они были давно и с запасом. В них самолично вшивал фуиндзюцу, изрядно подняв управление иголкой. Чего-то особо крутого ждать не нужно, защитные функции практически на нуле, простой сюрикен удержит, кунай и сенбон – нет. Их предназначение в другом: на жаре в них прохладно, на холоде – тепло. Они удобны и ткань приятна на ощупь. Непромокаемы и не требуют стирки, потому как не пачкаются. Приятная штука, любой путешественник с руками оторвёт, но пока только для своих, производить в большом количестве сложно и некогда.       -Всё взяли? Ну, тогда хватайтесь за меня, сократим путь.       Куро, не парясь особо, обняла за шею, сбив весь настрой. С трудом сконцентрировался на Хирайшине, дождался, пока Курама тоже дотронется до меня и переместился к воротам.       -Хи, ну мерзость! – Курама выразила своё мнение о комфорте.       Что ж все так хают-то это дзюцу? Ничего быстрее в мире шиноби просто нет. Сообщил постовым, что отбыл на миссию, те внесли соответствующую пометку в журнал, и я сорвался во второй прыжок, на сей раз куда более длинный.       Теперь и Куро не выдержала.       -И где мы?       -Да недалеко, всего сутки от Конохи. – Махнул рукой. - Здесь неподалёку городок есть, там наймём карету, не идти же ногами. – Усмехнулся я. – Ну а в пути буду вас просвещать по реалиям жизни и тренировать заодно. Внутренний мир и мир реальный вещи разные, как я ни старался, пробелы будут.       К вечеру мы прибыли в городок, там же и заночевали. Учитывая, что ели мои спутницы впервые в жизни, выглядело достаточно комично. Ещё комичней было с утра, когда физиологические процессы взяли своё. Одно дело знать, другое делать. Лица конечно были впечатляющие…       - Сколько до пригородов Амэ? Сколько? Слушай, с голоду не умрёшь с такими ценами?       Найти извозчика оказалось проблемой, причём достаточно серьёзной, чего я не подозревал. Чтобы попасть к южной армии, нам нужно добраться до страны Дождя, чуть ли не насквозь её пройти, а там развернувшись на север немного углубиться в Камень. Пешком ковылять просто замучаешься, а вот… Ёпрст!       -Уходим, я забылся.       Призываю крупного, действительно крупного паука с круглым углублением на спине. Глубина примерно полметра, радиус около полутора, то есть места предостаточно. К толстому хитину присобачить стойки и будет вполне приличный шатёр.       Распугав к чертям всю улицу, купили необходимое – жерди для каркаса, плотную ткань, кучу подушек и мощный толстый ковёр, идеально совпадающий с размером хитиновой выемки. В какой-то мере почувствовал себя индусом на слоне, как их там кличут, Раджа? Не помню. «Карета» вышла действительно комфортной, куда как лучше чем в жабе ездить. Паук перебирает себе ногами, шугая с дороги всё живое и двигая неугодное неживое. Скорость приличная, можно и быстрее, но к чему?       Путешествуем с комфортом, не обращая никакого внимания на дорогу и погодные условия. Чтобы окончательно решить последнюю упомянутую мной проблему, спросил разрешения у паука вырезать в его хитине руны. Согласие было получено моментально, ему это всё равно, что для нас узор на ногтях, ни тепло, ни холодно.       Остановки делаем два раза в день – для обеда и ужина. Пятнадцать минут на еду, полтора часа на тренировки. Обе девушки уже отлично освоились с телами, в реальности опробовали все выученные во внутреннем мире дзюцу. Куро в нин действительно хороша, Курама же тяготеет к гигантизму. Если её дзюцу не оставило пятиметровой воронки – это катастрофа и повод для плохого настроения. Не забываем и о тай, оно крайне важно для них, особенно сейчас. Познание возможностей тела, его укрепление, тренировка реакций. Впрочем, они стартовали где-то с уровня крайне сильного чунина во всём, кроме ниндзюцу и тай. В предпоследнем как и у меня, вне классификаций, такая мощь туда просто не влезает.       Единственным за всю дорогу происшествием был мелкий конфликт с шиноби Амэ, придравшимися к виду транспорта. В конце концов, всё-таки отстали.       Страна Дождя. Если меня спросят, где находится жопа этого мира – отвечу смело. Вся страна покрыта болотами, дожди идут часто, буквально через день. Стоит спуститься с дороги – сразу под ногами начнёт хлюпать. Причина проста – с океана дует постоянный ветер, протаскивает тучи над страной Рек, где они слегка разряжаются в центральной части. Далее облака доходят до страны Дождя и упираются в горы Камня, поднимаясь, обрушивают ливни на землю. Учитывая, что ни озёр, ни рек тут нет, образуются дичайшие болота, из которых берёт начало просто туча ручьёв. Эти самые ручьи и дают начало почти всем рекам одноимённой страны. Талантливых архитекторов в Дожде не было, строят «традиционные» дома-свечки, что совершенно не подходят для здешнего грунта, потому город страны Дождя – город пизанских башен. В городах сыро, ливневая канализация допотопная, и часто не справляется.       Часть влаги не проливается, а проходит по касательной, разворачиваясь и обильно, но не чрезмерно, орошает страну Травы, из-за чего создаются практически идеальные условия для земледелия. Рек немного, русла пролегали между холмов, потому местами образуется некое подобие каньонов. На границе с камнем местность холмистая, но достаточно пологая, встречаются валуны, но ближе к Огню сплошные равнины. Видимо, здесь тоже когда-то был ледниковый период, иначе рельеф объяснить сложно. Довольно приличное количество пшеницы, ржи, овса и иных злаковых производится именно в Траве.       Раз уж начал о географии, то пожалуй освещу подробней. Итак, рядом с Травой находится страна Водопада. Местность там лесистая, много камней, рек, холмов. Реки берут начало с тающих ледников, текут из камня. Страна Водопада – нищая, существует исключительно на продаже древесины и камня для мостовых. Существенную статью дохода составляют шкурки животных.       Далее страна Железа. На границе с Огнём и Рисом находятся тёплые леса, севернее же начинается лесотундра, переходящая в горы. Залежи руд тут чуть ли не на поверхности, добыча достаточно лёгкая, объёмы большие. Не знаю, почему эту страну бравых самураев никто не подмял под себя. Шансов защититься у них практически нет, противопоставить шиноби нечего. Скорее всего, договорённость в стиле «так не доставайся же ты никому»! Столица по неведомой прихоти находится на самом краю выдающегося на север полуострова, в ложбине между Собачьими скалами. Естественно, никаких там пастей размером с гору, показанных в каноне нет. Просто три достаточно крупные скалы, образующие между собой достаточно тёплую и защищённую от ветров долину. Судоходство на зачаточном уровне, ибо холодно.       Рис. Местность ровная, как стол. С запада идут уже успокоившиеся реки, берущие начало в Камне и Водопаде, с юга несколько рек, текущих из Огня. Некоторые из них впадают друг в друга, местность в итоге влажная до нельзя. Спокойная. Имеется выход к морю, но торговать там кроме Молнии не с кем (если бы было чем). Воды предостаточно для выращивания риса, именно на этой культуре держится вся экономика страны. Тёплый, даже очень тёплый ветер со страны Огня так же способствует выращиванию сей культуры.       Дальше на восток страна Горячих Источников. Достаточно холмиста, имеется великое множество этих самых источников. Экономика держится на туризме, а так же мощном производстве красок, лаков и иных химикатов. На границе с Огнём глиняные карьеры, рядом пара городков, занимающихся производством посуды. Неплохо развито прибрежное судоходство, но в открытое море не суются.       На север от страны Источников территория бывшей страны Мороза. Сейчас ту местность можно обозвать «земля беззакония». Династия дайме прервалась, ни наследников, ни легитимных претендентов нет, другие Дайме разводят руками. В итоге власть подмяли непрерывно воюющие друг с другом аристократы и бандиты, а иногда и те и другие разом. Клоака та ещё.       Ещё севернее страна Молний. Опять же горы, немного железа. Занимаются высокотехнологичным производством, разведением каких-то особых видов овец и козлов. Основной рацион всё же рыба. Когда-то именно здесь энтузиасты создали аж целых три дирижабля. Один сейчас в Снеге, один благополучно пропал с концами, один является резиденцией каге Облака. Куда после таких подвигов пропали энтузиасты неизвестно.       Ну и Крайний север, остров, отделённый от Молнии широким проливом, страна Снега. Хотя страной это называть даже как-то стыдно. Четыре города да с пяток рыбацких поселений. Живут за счёт торговли с внешним миром, поставляют продукты китового промысла, ибо только у их берегов водятся эти создания.       К востоку от Огня когда-то находился остров со страной Водоворотов, бывшей страной нашего клана. Там же карликовая страна Волн, живущая за счёт рыбной ловли.       На юге от Огня расположен изогнутый полуостров страны Чая. Рельеф у них своеобразный, высокие холмы и не лишком высокие пологие горы. Жаркий климат, постоянные влажные ветра с океана. Так же в этой стране в промышленных масштабах производят лекарственные травы и сильно развита текстильная промышленность.       Севернее ещё один полуостров, страна Медведей. Немного лесов, немного гор. В целом, пока что лишь бесполезный кусок земли. Приторговывают деревом, пухом, шкурами. Ничего особенного.       Страна Ветра, которую я вечно обзываю Песком. Расположена западнее страны Рек. Побережье мы уже оттяпали, оставив одни саванны и пустыню. Достаточно развито животноводство, здесь же и лучшие резчики по кости. Земледелие лишь у оазисов да рядом со страной Рек и страной Дождей. Честно говоря, не слишком и развито. В небольших масштабах моют золото. Недавно какой-то энтузиаст начал выращивать кактусы, как еда они людям не приглянулись, но вот сладковатое питьё с парой градусов алкоголя набирает популярность. Нормального названия пока не придумали, каждый обзывает на свой манер, кто «кактусовый сок», кто «кактусовый напиток». В общем, об этой стране всё.       Страна Птиц. Опять же громкое название за более чем скромным содержанием. Три городка, с десяток деревень. Живут себе в своём захолустье. Приторговывают птицей с Ветром и Камнем. Название получили из-за развитого птицеводства и того, что пути миграции этих самых птиц проходят через сей пятачок земли.       Думаю, уже и так понятно где находится Камень. Торгуют в основном рудой, но чакропроводящей. Правда, объёмы малы. Прочно держат за собой рынок строительного камня, самоцветов. В каких-то там пещерах, как я уже упоминал, поставили на поток грибное хозяйство. На границе с травой обширные горные пастбища, выращивают овец.       Западнее Ветра и Камня находится группка стран, прочно вышвырнутых из жизни, таких как страна Звёзд, Тигров, Льда, Волка. Разве что иногда о стране Жемчуга заикаются, да и то только из-за поставок соответствующего камушка. Что там творится я вообще не в курсе.       Центр материка же прочно занимает страна Огня, наша страна. Мощное сельское хозяйство, животноводство, производство тканей, бумаги, мебели, выращивание фруктов. Слабо развита металлургия, из-за скудности местных руд. Однако месторождение серебра у нас богатейшее, что позволяет прочнее стоять на ногах. Из-за крайне удобного положения, через Огонь проходит львиная часть сухопутных и речных торговых маршрутов, с которых естественно имеем выгоду. Так же достаточно сильный торговый флот, чего не скажешь о военном.       На востоке от материка огромный архипелаг страны Воды, полностью живущей с моря. Что торговый, что военный, что промысловый флот – крупнейшие. В меру развито земледелие, так же производство вин. Раньше ещё и кузнечное дело было на высоте, но запасы руды хоть и оказались легкодоступными, но скудными. Сейчас у них металлургия в упадке, они только начали осваивать добычу богатых, но труднодоступных месторождений.       Ещё восточнее Страна демонов, о которой я знаю только то, что у них лучший мачтовый лес и именно оттуда я утащил Шион. На юге от страны Воды страна Морей, вроде как курортная, но опять – не имею ни малейшего понятия, что там происходит. Разве что по слухам сильно развит игорный бизнес.       Мы уже близко, совсем близко. Мотаемся от деревни к деревне, пытаясь найти вверенную мне армию.       -Куро. – Окликнул я.       -У?       -Что там интересного?       Я просто валяюсь на ковре, в то время как девушка наблюдает за всем подряд. Курама тоже лежит, но снаружи, смотрит на облака.       -Наруто.       -Так я тут.       -Я знаю. Ты спросил что интересного, а самое интересное здесь ты! – Она мило посмеялась и упала сверху, пристроив голову мне на грудь.       У нас странные отношения. Мы оба уверены, мы знаем, что ждать друг от друга. Как то вроде и не ухаживали, не признавались в любви, но являемся парой. Да что там, мы ни разу не поцеловались, но случись чего, Куро легко ляжет со мной в одну постель.       Словно два куска мозаики сложились вместе. Ни слюнявых признаний, ни приторной романтики. Просто раз, и всё стало понятно. Нет нужды ни в ухаживаниях, ни в многочисленных свиданиях, хотя они всё же будут, только такие… нормальные, спокойные. Странное чувство. Поглаживаю голову Куро рукой, аккуратно сжимая ушко. Девушка слегка недовольно поёрзала, показывая, что ей не нравится. Чешу пару раз на вред и успокаиваюсь, прикрывая глаза.       Ну а в принципе, чего удивительного? Мы знаем друг друга уже давно, да даже более того, мы были в душе друг у друга. Внутренний мир – открытая книга, там не может быть секретов. Всё максимально открыто, все чувства настоящие. Она с самого своего создания знала, что симпатична мне, и с самого своего появления в меру заигрывала. Чего стесняться и смущаться, когда знаешь каждую мысль? Чего тянуть?       -Наруто, лагерь! – Поднимает нас с пола Курама.       -Отлично. – Выглядываю наружу. – О Ками… за что мне это.       Я обречённо обвёл глазами то, чем мне предстоит командовать. Я мало смыслю в деле управления армией, и рассчитывал быть лишь красивой декорацией, наблюдающей за работой профессионалов. То, что я вижу, удручает. Совершенно. Это вообще армия?! Чёрт побери, Орочимару вообще знал, куда меня отправляет?! Эх, будет тяжело, будет очень тяжело, но всё же попытаюсь привести всё к порядку, не сломав и не испортив. Тяжёлый вздох.