Tell yourself 326

  • amateur
    переводчик
  • Kokuro
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bleach

Автор оригинала:
Princess Kitty1
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6497388/1/Tell-Yourself

Пэйринг и персонажи:
Улькиорра/Орихиме, Улькиорра Шиффер, Иноуэ Орихиме
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Занавесочная история
Размер:
Макси, 394 страницы, 100 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Просто замечательная работа» от Lierel
«Спасибо за отличный перевод!)» от Ди спейд
«За кропотливую работу :в» от Кто-то когда-то.
«За любимую сказку!» от Лаватера Рубин
«За невероятную историю» от Evangelina17
«Большое спасибо за труд!» от АлексДо
«Великому переводчику! » от Sariko-2
«За ваш труд! Благодарю!» от MoNsTro_O
«Любимому переводчику <3» от Сатанинская рожа
«За сказку в сказке ;]» от Лимонная.
Описание:
AU. Они оба выжили в войне. Он получил сердце. Улькиорра и Орихиме столкнулись лицом к лицу с самым интересным испытанием - теперь они живут вместе. Сборник связанных между собой драбблов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: Название сборника "Tell Yourself" взято из одноимённой песни корейской группы Clazziqual. Посмотрите слова, послушайте песню и танцуйте по комнате. :D
От переводчика: уже давно мелькала в голове идея перевести что-нибудь по УлькиХиме, и вот наконец дошли руки, хех.

Будете нашей семьёй или нет

24 июля 2016, 21:09
      За дверью говорили низкие, приглушённые голоса. В первом они узнали хозяина магазина, весёлого синигами в странном зелёном одеянии, который после битвы посоветовал им пойти с ним, если они хотят жить. Второй был им неизвестен.

      Как эти две женщины оказались под домашним арестом в сётэне Урахары было долгой историей, которая кончилась кровопролитием. Трое из их товарищей погибли, их убил самый странный союз, который они когда-либо видели: куча капитанов-синигами, Квинси и синеволосый Арранкар, который не очень хорошо воспринял попытку промыть мозги сёстрам Ичиго Куросаки.

      Из троих выживших подчинителей лишь один сбежал, оставив Рируку Докугаминэ и Джеки Тристан томиться в заключении комнатки над сомнительным магазином.

      — Когда они откроют дверь, — прошептала Рирука, — я кинусь на них, а ты сбежишь.
      — Не…
      — Так нечестно! Твои силы исчезли! Зачем тебя держать здесь?

      Скрипнула дверная ручка, и Джеки положила руку на плечо Рируки, чтобы она не кинулась вперёд. Девушка взглянула на неё так, словно её предали, но Джеки лишь встряхнула головой, когда дверь отворилась.

      — Доброе утро, подчинители! —громко и радостно поприветствовал их Киске Урахара, заходя в комнату для гостей, вооружённый тростью. Девушка с хвостиками свирепо взглянула на него с кровати. Её напарница вообще никак не отреагировала. — Надеюсь, вы хорошо поспали, леди. Скоро подадут завтрак, и я разрешу вам по одной воспользоваться туалетом. Но, пожалуйста, не пытайтесь сбежать. Госпожа Йоруичи патрулирует магазин снаружи, и ей было приказано проломить голову любому беглецу, пожелавшему проскользнуть между её стройными ножками.
      — Ублюдок! — выпалила Рирука, но её тут же присмирила рука Джеки на её плече.
      — Моя подруга хочет сказать, — рискнула Джеки, — что мы не понимаем, что вы замышляете. Вчера нас исцелила человеческая девушка, значит, вы не хотите нашей смерти. Вы и не вернули нас в Сообщество душ, чтобы предать нас казни за сговор с Гинджоу и Цукишимой. Тогда зачем вы держите нас здесь?
      — Госпожа Джеки, верно? — ухмылка Урахары стала ещё шире. — Вы мне нравитесь. Вы задаёте только правильные вопросы, — сказал он, поворачиваясь к коридору. — Можете заходить прямо сейчас! — он понизил голос, словно доверял пленницам секрет. — Надеюсь, вы не против компании!

      Первое, что ощутили женщины, — рейацу, которого они ранее никогда не чувствовали. В комнату вошёл мужчина лет тридцати с прямыми чёрными волосами, такую бледную кожу они не видели ни у одного человека — он же человек, да? На них с невозмутимого лица пристально смотрели глубокие зелёные глаза.

      — Это Улькиорра Шиффер, мой помощник здесь, в магазине. Он живет за городом, поэтому пропустил всё веселье, но когда он услышал о ваших силах, захотел прийти и взглянуть на вас своими глазами.

      Рирука отшатнулась от него, на её лице читалась неуверенность.

      — Что… Что ты такое? — спросила она. Джеки побранила бы её за грубость, если бы сама не задавалась этим вопросом. Мужчина выглядел, как человек, и казалось, что так и было, но смущало присутствие мощного пустого. Это вам не подчинение. Она даже не могла сказать, имелась ли тут связь с подчинением.

      Вопрос Рируки проигнорировали. Мужчина посмотрел сначала на неё, потом на Джеки, затем снова на неё.

      — Можете оставить себе женщину, которая потеряла свои способности. Я заберу другую.
      — Что?!
      — А? Что мне делать, выкинуть её в поле?
      — Минуточку!
      — Разве госпожа Иноуэ не расстроится, если Вы будете грубы с госпожой Джеки? Она была добра к ним обеим.
      — Она оставила решение за мной.
      — Заткнитесь! — прокричала Рирука, достав небольшой пистолет с крыльями из-под подушки и наставив его на них. Урахара тут же вытащил меч из трости, а Улькиорра указал пальцем на грудь женщины. Джеки втиснулась между тремя, хватая руку Рируки и пытаясь заставить её опустить пистолет. — Я никуда не уйду без Джеки! — прокричала Рирука. — Я убью любого, кто попытается нас разлучить!
      — Ты ещё не насмотрелась на смерти? Положи его! Со мной всё будет в порядке! — воскликнула Джеки.
      — Госпожа Рирука, — сказал Урахара успокаивающим голосом, хотя из него и пропала частичка любезности, — пожалуйста, успокойтесь. Мы больше не ваши враги.
      — С хрена ли?
      — Видите, господин Шиффер? Вы её расстроили. Я извиняюсь за его поведение, он у нас никогда не отличался тактичностью, — Урахара снова вложил меч в ножны. — Смотрите. Я убрал оружие. Сделаете то же самое? Давайте все поговорим, как воспитанные люди, да?

      Улькиорра продолжал указывать на неё. Рирука резко направила пистолет в его сторону, но умоляющий шёпот Джеки заставил её с неохотой опустить его. Улькиорра опустил руку.

      — И это твоё условие? — спросил он. — Ты выполнишь мои требования, если эта женщина пойдёт с тобой?
      — Зависит от Ваших требований.
      — Ничего, связанного с потусторонним миром.

      Урахара разразился смехом, смотря на подчинителей. Он ухватился за бока и согнулся. Все пялились на него. Вскоре он заметил, что все молчат, остановился и беспомощно взглянул на Улькиорру.

      — Вы же не шутите?
      — Нет.
      — Оу, — он выпрямился, снял шляпу и почесал голову. — Верите или нет? Я знаю этого парня больше десяти лет и до сих пор не могу понять, когда он шутит, — он снова надел свою шляпу и засунул руки в рукава. — Ну тогда перейдём сразу к делу, господин Шиффер?

      Улькиорра отвернулся от женщин, засовывая руки в карманы. Враждебность улетучилась из его взгляда, заменившись сомнением и чем-то вроде любопытства.

      — Мне потребуется твоя помощь.

***



      Они пошли вместе с ним, наверное, только потому, что думали, что иначе их убьют. Идя по городу Каракура, они могли чувствовать синигами, тайно наблюдавших за ними, хотя, когда Джеки рискнула и оглянулась назад, там была лишь чёрная кошка, шмыгнувшая вдоль по улице. В один момент они наткнулись на скрывавшегося за поднятым воротником синеволосого Арранкара, который сломал руку Цукишиме. Он узнал Улькиорру и ухмыльнулся. Улькиорра был обращён к ним спиной, поэтому они не могли видеть его реакцию, если она вообще была.

      Дальше их пути столкнулись с доктором Квинси, Урю Исидой, который выходил из магазина с пакетом покупок в руке.

      — Господин Шиффер, давно не виделись, — он осторожно взглянул на Рируку и Джеки из-под очков и тут же склонил голову в знак приветствия. — Вы забираете их с собой?
      — Нет, я выгуливаю их. Как животных, — сухо произнёс Улькиорра. Глаза Квинси сузились, но через мгновение он ухмыльнулся.
      — Передавайте привет Иноуэ от меня, хорошо?
      — У тебя есть две ноги и рот. Иди и поздоровайся с ней сам.
      — Приму за приглашение.

      Рирука и Джеки с интересом наблюдали за разговором, не в силах решить, были ли они друзьями или ненавидели друг друга. Но упоминание об Иноуэ всколыхнуло в памяти воспоминание о девушке, которая залечила их раны, принесла им пончики и затем сама съела большинство из них. Похоже, их надзиратель был знаком с ней, и из его фразы, прозвучавшей чуть раньше у Урахары, они заключили, что она как-то приложила руку к тому, что происходило с ними сейчас. Джеки было интересно, не по этой ли причине Рирука начала вести себя примерно. Ей нравилась Иноуэ. Она не могла не нравиться.

      Они сели на поезд, шедший из города Каракура, и рейацу следующих за ними синигами осталась позади. Поездка прошла в тишине. Их надзиратель не заводил беседу и вообще, похоже, не замечал их, разве что иногда зачем-то поглядывал на них. Постепенно пейзаж за окном сменялся: чем дальше они уезжали, тем больше полей и деревьев заменяли здания и машины. Когда они в конце концов прибыли на небольшую станцию в сельском городке, Улькиорра окинул их взглядом, а затем сошёл с поезда. Они последовали за ним без слов.

      Стоял жаркий летний день. Здесь цикады были громче, чем в городе, визжа друг на друга с деревьев. Мужчины и женщины работали на полях. Дети бегали друг за другом на грязных дорогах, и прохожие приветствовали своих соседей, проходящих по другой стороне улицы. Рирука выглядела бледной: в сельской местности не было специальных магазинов с её любимой одеждой. О! Что, если её заставят обрабатывать поле, будто она пленница в цепях? Они же этого не сделают с ней? Она с ума сойдёт! Хотя с Джеки всё было нормально; большую часть жизни она видела лишь большой город и уделяла больше внимания окружавшему её, почему-то напряжение смягчалось.

      В конце концов они подошли к большому одинокому двухэтажному дому, стоящему в поле. Похоже, недавно его отремонтировали: здание выглядело устаревшим, но над фасадом хорошенько поработали. В тени стоял припаркованный небесно-голубой велосипед с корзинкой. В стороне от дома виднелся небольшой цветочной сад. Если это тюрьма, то она не очень соответствовала стандартам. Улькиорра взглянул на Рируку и Джеки из-за плеча.

      — Ждите здесь.

      Они стояли на середине дорожки, солнце палило им на головы, наблюдавшим, как он доставал из кармана кольцо с ключами и открывал входную дверь. Она распахнулась прежде, чем он успел взяться за дверную ручку. Маленький ребёнок с распущенными чёрными волосами выпрыгнул вперёд и кинулся прямо в руки Улькиорры, чуть не повалив его.

      — Папа дома! — прокричала девочка, сжимая в объятиях его шею и трясь своими пухлыми щеками об его. Он что-то сказал ей, что Рирука и Джеки не расслышали. Но когда он отвернулся, чтобы поговорить с девочкой, они увидели, что выражение его лица сменилось с непроницаемой маски на робкую любящую улыбку. Широкие серебряные глаза девочки опустились на двух незнакомок, стоящих на тропинке, но тут входная дверь закрылась, оставив их на улице. Пару мгновений спустя она снова открылась, и Улькиорра, снова безэмоциональный, подозвал пальцем призывателей.

      Это был красивый старый дом, отремонтированный так же и внутри и со вкусом обставленный. Они сняли обувь в гэнкане и прошли в гостиную, где Орихиме Иноуэ, женщина, встретившая их вчера и обращавшаяся с ним, как с лучшими подружками, сидела на диване, окружённая бумагами. Она встала, когда Улькиорра прошёл мимо, чтобы встать у входа в коридор. Маленькой девочки нигде не было.

      — Рирука-тян! Джеки-тян! Я так рада, что вы здесь! — сказала Орихиме, расслабленное выражение на её лице было самым настоящим; приятное изменение после всех параноидных взглядов, обращённых на них. — Простите за мусор, я пытаюсь составить план урока.

      Рирука посмотрела сначала на Орихиме, затем на Улькиорру, словно продумывала сложный план побега. Джеки кивнула.

      — Мы тоже рады Вас видеть, Иноуэ, — и она правда так считала; хотя их напрягали Улькиорра и синигами, невозможно было не расслабиться в присутствии Орихиме. Она излучала хорошее настроение, как и приятный аромат.
      — Надеюсь, вы не против, что мы вас сюда притащили. Улькиорра-кун хорошо с вами обращался?
      — Он был… — Джеки задумалась, — вежлив.
      — Подождите, — промычала Рирука. Орихиме хихикнула, словно поняла, что Джеки имела в виду.
      — Ну простите. Присаживайтесь! Я всё объясню… о! Хотите чаю? Улькиорра-кун, иди сделай чаю!
      — Если ты не против, я останусь на месте.
      — Да подождите, — Рирука уставилась на кольца на левой руке Орихиме. Она снова посмотрела на Улькиорру. Она осмотрела комнату и увидела их фотографии в рамках, включая и свадебную. — Ты… замужем за ним?
      — Это проблема? — нетерпеливо выдал Улькиорра. Орихиме вскинула руки и пригласила их снова сесть, гневно смотря на Улькиорру. Он одарил её взглядом, не выражавшим ни капли сожаления.
      — Да, мы уже пару лет женаты. Мы вдвоём, ну втроём, очень счастливы, — сказала она, когда Рирука и Джеки сели в кресла напротив дивана. — Думаю, вы уже видели Сатсуки-тян, когда она открыла дверь, да? Я не стану извиняться за то, что её сейчас здесь нет. То, что я хочу доверять вам целиком и полностью, не означает, что я доверяю вам сейчас, а будучи матерью, я прежде всего должна заботиться о безопасности своей дочери.
      — Мы понимаем, — сказала Джеки прежде, чем Рирука смогла нагрубить. — Мы напали на ваших друзей, и это было неправильно. Нас ввели в заблуждение.
      — Сообщество душ волнует ваш лидер, — она печально улыбнулась, — так что они не последуют за вами, но они так же не отвернутся от возможности заточить вас в тюрьму, если мы вас вернём. Я совсем-совсем не хочу делать этого, как и мой муж, — Рирука прыснула, не веря ей. — Это правда. Это он предложил попросить помощи у вас.
      — Помощи? — Орихиме кивнула, её лицо стало серьёзным.
      — Наша дочь Сатсуки… призыватель, — сказала она, рассеянно поворачивая на пальце своё обручальное кольцо. — Мы чувствовали, что у неё с раннего возраста проявлялись силы, но мы не понимали их природу, пока ваша группа не появилась в городе Каракура. Когда я была подростком, я пережила много атак пустых и даже провела некоторое время в Уэко Мундо, поэтому, когда вы рассказали о своих способностях, я сразу подумала о Сатсуки-тян.
      — И ты уверена, что этот ребёнок… человек? — взгляд Рируки вернулся к Улькиорре.
      — Она на сто процентов человек, — Орихиме положила руки на колени. — Поэтому мы с Улькиоррой-куном устроили эту встречу. Мы больше ни к кому не можем обратиться, — она поклонилась Рируке и Джеки. — Пожалуйста, научите нашу дочь пользоваться её силами! Мы ничего не знаем о призыве, и если она поранится однажды из-за того, что мы не воспользовались такой возможностью, мы никогда себе этого не простим.

      Глаза Джеки расширились от шока. Она взглянула на Рируку, но Рирука смотрела на неё с таким же удивлённым выражением лица.

      — Вы просите о таком у людей, которым не до конца доверяете? У людей, которые Сообществом душ считаются преступниками?
      — Ради Сатсуки мы сделаем что угодно, — удостоил их ответом Улькиорра. Орихиме выпрямилась и улыбнулась ему, а затем снова повернулась к их гостям.
      — Вы не должны решать прямо сейчас. Если мы вызываем у вас подозрения, дайте нам время доказать, что нам можно доверять. В доме хватит места на вас обеих, если вам некуда идти. Просто пообещайте не обижаться, если мы будем слишком сильно опекать Сатсуки-тян, пока вы не дадите ответ, хорошо?
      — Что, если мы откажемся? — спросила Рирука.
      — Нам придётся вышвырнуть вас, — пожала плечами Орихиме. — Но вам не разрешат вернуться в город Каракура. И как я сказала, вас не станут преследовать, если только не вытворите что-то глупое, например, раните мою семью. Тогда мне придётся прибегнуть к радикальным мерам! — рассмеялась она, наполнив Рируку и Джеки неясным страхом.

      Компания услышала звуки шагов в коридоре. Мгновение спустя из-за угла выглянула Сатсуки Шиффер, увидела, что её отец смотрит на неё, и снова исчезла. Но пару секунд спустя снова показалось её круглое личико, её глаза были полны доброты, невинности и любопытства.

      Джеки знала, что призыв — это опасно; родители маленькой девочки имели все права на беспокойство. Она также знала, что им с Рирукой сделали щедрое предложение: дом в обмен на обучение маленькой девочки пользованию её силой. Она посмотрела на Рируку, чей взгляд был на ребёнке, и она понимала, что она думает о том же.

      — Подойди сюда, Сатсуки-тян! — сказала Орихиме, подзывая свою дочь. Сатсуки, одетая в ярко-зелёное платье в розовый горошек, похоже, была в том возрасте, когда куда-то можно было добраться лишь бегом. Она пробежала мимо Улькиорры и прыгнула на диван, ползя к Орихиме. — Сатсуки-тян, это госпожа Джеки, а это госпожа Рирука. Можешь поприветствовать их?
      — Ага! — они выжидающе смотрели на неё. Она хлопнула в ладоши. — А! — она склонила голову. — Прятно пазнакомиться!

      Рируке показалось, что её грудь пронзила стрела. Её глаза расширились, как при виде доступной по средствам мягкой игрушки, её рот раскрылся в бесшумном крике. Она взяла Джеки за руку и пожала её. Джеки улыбнулась.

      — Да, — произнесла она, — хорошо. Мы сделаем это.

      Лицо Улькиорры не изменилось, но, похоже, из его позы ушло напряжение, совсем чуть-чуть. Орихиме вздохнула, её благодарная улыбка была такой же широкой, как и у её дочери.

      — Спасибо вам большое.
      — Бальшое пасибо! — повторила Сатсуки, хотя она понятия не имела, что творилось.

      Возможно, она станет их искуплением за всё, что они сделали. Новое начало с новой маленькой призывательницей, которая однажды будет использовать свои силы в благих целях и восстановит имя, которое они запятнали.

      А они же поймут, что они не первые люди, чьи жизни спасла Иноуэ Орихиме. Они услышат историю о похищенной принцессе и столетнем пустом, которые нашли друг друга среди войны, а затем создали чудо между своими протянутыми руками. И они поймут, почему кто-то вроде Улькиорры Шиффера, бывшего члена личной армии Соскэ Айзена, хотел дать им шанс.

      Но сейчас они смотрели, как Орихиме отдала свою энергичную дочь Улькиорре, и поражались, как вообще возможно существование такой странной семьи.
Примечания:
Сатсуки Шиффер, 4 года: ей дали такое имя, потому что оно является комбинацией Соры и Татсуки. А так же потому, что так зовут протагонистку в «Мой сосед Тоторо» (любимый мультфильм Орихиме), и теперь они живут в сельской местности. Она похожа на маму, но заявляет, что любит папу больше, потому что он кружит её в водухе. Она также думает, что её родители и их друзья — супергерои.
Улькиорра Шиффер и Орихиме Иноуэ, 7 лет в браке: предложение последовало спустя пару месяцев после выпуска Орихиме из колледжа. Вскоре после этого состоялась свадьба. В конце её первого года преподавательской карьеры она пришла домой и заявила, что хочет завести ребёнка. Ещё год ушёл на попытки, но восемь месяцев спустя Сатсуки Шиффер вошла в мир крича, и Улькиорра понял, что вполне возможно любить двух людей одновременно.