"Болевой порог" +12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Ирэн Адлер, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Ирэн
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика, Детектив, Эксперимент
Предупреждения:
Кинк
Размер:
планируется Мини, написано 11 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Обернись! Мне не встать без твоей руки, не услышать биение сердца" (с)

Посвящение:
Да, Койотинке (Крейзикойот, в смысле) - что я могу поделать? Вдохновляет всё так же.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мне кажется, если я выложу его здесь, станет быстрее и лечге писать дальше

-5-

8 января 2016, 21:39
-5-

Ей открыли не по первому стуку, а минуты через три.
И сразу же окатили прохладным скучающим взглядом, веля убираться, потому как скоро вернется хозяйка и вряд ли обрадуется, встретив подобное пугало у своего порога.
Она попыталась возразить, но дверь захлопнулась.
Она осталась одна у открытого крыльца, точно у разбитого корыта.
Она одна – и только в воздухе эфемерный аромат французских духов – ах, la vie le belle! – да пятифунтовая банкнота и еще несколько монет: в грязном пальто, с перепутанными, испачканными волосами ее, вероятно, приняли за нищенку.
Да что себе позволяет эта дешевка-принцесса?!
Она снова постучала.
Забарабанила кулаками по лакированной поверхности.
Затем закричала – надрывно, с хрипом – требуя, чтобы ей открыли немедленно, но ответа уже не последовало.
Ни сразу, ни потом.
Ни вообще.
В соседних коттеджах дрогнула пара занавесок, мелькнула пара любопытных лиц, но из дома, на крыльце которого она стояла, продрогшая, избитая, уставшая, никто не вышел.
Так она поняла: правда, надо убираться.
Дорога уже почти не расплывалась туманной дымкой: тротуары постепенно приобретали очертания, здания – высоту, а номера – смысл. По пустеющим улицам она шла медленно, немного растерянно, полагаясь исключительно на встроенный куда-то в тело автопилот, как если бы сама была пилотом.
Раненным пилотом, севшим по ошибке за штурвал чужой машины.
Место, куда привела ее дорога, оказалось таким же безысходно серым: по духу, по цвету, по настроению.
Серые деревья раскинули широкие ветви над входом. Это такая игра воображения или просто белесый туман облепил черноту голых осенних ветвей?
В кармане нашлись ключи и сигареты.
Первые подошли к замку.
Вторые – к неприятной, ноющей боли под ключицей.


- Я не понимаю, о чем вы, мистер Холмс.
Она чуть отступает назад: пытается маневрировать медленно и незаметно.
Шерлок закатывает глаза, в который раз дивясь человеческой тупости в целом и женской – в частности. Неужели мисс Грей не понимает, что он все равно узнает ее секреты и вычислит недосказанности?
- Это довольно просто, - раздраженно бросает он, обходя по широкой дуге предположительное место конфликта, и делает бесстрастный знак рукой. - Исходя из вашей истории, воровка подошла отсюда.
- Да, верно, - согласно кивает мисс Грей, - женщина шагнула из-за телефонной будки, когда я проходила мимо урны, вон там. Я успела краем глаза увидеть свое отражение в стекле и красные огни светофора, а затем почувствовала удар. И потеряла сознание. Кажется…
Он раздраженно скрипит зубами: прослушанная несколько раз, история не становится логичней.
- Не лгите мне! – возражает Шерлок, повышая голос.
- Не лгу! – в таком же тоне отвечает мисс Грей.
Серый туман, взявшийся словно из ниоткуда, начинает заволакивать аллеи в парке, мостовую и магазинные витрины напротив. Вышеупомянутой телефонной будки уже почти невидно, но он-то знает: проходящая неделю назад по этой самой дорожке мисс Грей не могла, ни при каких обстоятельствах не могла увидеть своё отражение в ее грязных стеклах.
А вот воровка – могла.
Единственная деталь, имеющая смысл, становится вдруг неразрешимой загадкой: почему жертва так уверена в своих словах и одновременно – так неуверенна?
- Это ведь вы выскочили на нее из-за телефона, - предполагает Шерлок.
Не спрашивает – ответ Маргарет ему неинтересен, как неинтересна и сама Маргарет: серая, точно туман, такая же аморфная, недружелюбная и сырая.
Куда интересней – разноцветный спектр реакций Маргарет на его вопросы и замечания.
Вот и сейчас ее реакция – едва уловимый изгиб брови за очками, дрогнувший в презрении контур губ, конвульсивное движение гортани.
- Д-да… - рассеянно бормочет она и тут же исправляется. – Н-нет. Я шла по дорожке. На меня напали. Я потеряла сознание.
- Вы лжете.
- Не лгу!
Это бег по кругу.
Даже не по кругу – там можно остановиться или сойти с дистанции, а тут нельзя.
Тут детская игра: бег двух шариков по лабиринту. Поверхность наклоняется – и шарики катятся вниз, по узким коридорам, то сходясь друг с другом, то разлетаясь в противоположные стороны, но добраться до выхода так трудно.
Особенно вместе.
- В таком случае отвечайте, что она у вас украла?
Странно: они до сих пор не обсудили этот момент.
Мисс Грей не слишком многословно и точно объяснила всю ситуацию, но разговор о пропаже оттягивала до последнего и, по всей видимости, даже теперь не намерена об этом говорить.
Мисс Грей неопределенно отмахивается.
Вжимает голову в плечи, отчего ее совсем не изящная, совсем не привлекательная, ничем не выдающаяся шея становится почти незаметной.
Может, оно и к лучшему?
Шерлок не обеспокоен тем, в каком ракурсе мисс Грей может казаться привлекательней.
Зато обеспокоен существенно и основательно тем, что его в принципе интересует подобный вопрос.
- Наркотики?
Слабый взмах ладонью, демонстрирующий отрицание.
Нет.
- Что-то запрещенное?
Резкое движение головой: неприятие, отвращение.
Или просто спазм?
В этом судорожно зажатом, полностью расстроенном теле, оплетенном болезнями и комплексами, подобное, скорее всего, не редкость.
- Вам не стоит лгать мне, - советует Шерлок довольно дружелюбно и тут же строит новое предположение: - Возможно, это нечто извращенное?
- А вы разбираетесь в извращениях, мистер Холмс? – неожиданно отвечает вопросом на вопрос она.
И снова изменяется: снова этот едва уловимый наклон головы, непонятный блеск в глазах, который не скрыть даже толстыми стеклами очков. Который, фактически, за десятком диоптрий поразительным образом становится только ярче, и ему…
Черт побери, ему кажется: женщина, ДРУГАЯ женщина вдруг смотрит на него. Выглядывает изнутри, рассматривает, изучает с любопытством, сгубившим не одну кошку.
И не одного кота. *
Примечания:
* хреновенько получается в плане английского языка: «Curiosity killed a cat» - оно ж и есть про кота
Но на фоне того, как остальное всё хреново, это мелочи, ей богу!