"Болевой порог" +12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Ирэн Адлер, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Ирэн
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика, Детектив, Эксперимент
Предупреждения:
Кинк
Размер:
планируется Мини, написано 11 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Обернись! Мне не встать без твоей руки, не услышать биение сердца" (с)

Посвящение:
Да, Койотинке (Крейзикойот, в смысле) - что я могу поделать? Вдохновляет всё так же.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мне кажется, если я выложу его здесь, станет быстрее и лечге писать дальше

-4-

21 октября 2015, 00:40
-4-

Знакомая дорога с самого начала потеряла свои очертания, словно превратилась в чужую, раньше ни разу не виденную. Или, может, это желтые осенние листья настолько изменили мир?
У нее внутри сейчас тоже все связано с желтым цветом: перед глазами – какие-то лимонные круги подмигивают, пульсируют, переливаются, как пузырьки Louis Roederer; ноги ноют, точно обутые в шафранную ржавчину испанского сапога, а в груди клубком сворачивается желтая боль.
Ей многое известно о боли.
Для нее боль не враг, а скорее союзник; страх, из которого извлекаешь не слабость, а силу. Вообще-то в своё время она решила сделать боль профессией как раз потому, что желала обладать этой силой, взять в союзники этот страх. И теперь она знает, как управлять болью, как подчинять боль, как над ней доминировать. А еще… как различать ее по цветам.
Последнее – из области тех субъективных суждений, о которых она привыкла себя остерегать: мир слишком объективен, слишком практичен для них. И всё-таки боль от грубого секса темно-бордовая, как спелая вишня, боль от удара – изысканный перванш с примесью электрик, если удар плеткой, а болезненно-томительное искушение – чистый кармин.
Но эта боль жёлтая.
Бледно-желтая, как смерть.
Она знает о смерти не понаслышке, но так близко столкнулась с ней впервые, и хотя она, очевидно, выжила, запредельная боль впечаталась в тело желтым клеймом где-то в области сердца, на территории души.
Ей определенно следовало бы сейчас не размышлять на тему занимательной колористики, а направиться домой и хорошенько отлежаться, да вот незадача: она плохо помнит, где сейчас ее дом. Вернее, где жилье, в котором хранятся ее вещи.
Память совсем уж странно регистрирует целых два подобных места, и она не в состоянии выбрать, не в силах остановиться на одном варианте.
С ней никогда прежде такого не происходило…
… кажется…


В какой-то степени он даже озадачен.
Ее кожа бледна и болезненна, но следов от удара вправду невидно.
По крайней мере, внешне.
Хотя бы потому, что удар – о, это он может сказать так же точно, как то, что сегодня четверг, к вечеру разразится ливень, и парня, сидящего сейчас на скамейке под раскидистым вязом, с неделю назад бросила девушка! – удар был.
Мисс Грей ударили чуть пониже шеи, но однозначно выше груди тупым не слишком твердым предметом. Вероятнее всего, кулаком, но, опять-таки, возможны варианты.
Должны были ударить достаточно сильно для того, чтобы память о травме намертво закрепилась в условных рефлексах. А потому отсутствие внешних повреждений кажется просто… парадоксальным.
Озадачивает.
Будоражит.
Шерлок наклоняется, чтобы поближе исследовать место удара.
Теперь стук ее сердца слышится совсем рядом: стабильно ускоряющийся паттерн, несколько аритмичная синусоида.
В этом теле много болезней – никак не меньше, чем загадок.
- Я бы хотел, - произносит Шерлок почти неслышно, - провести Вашу аутопсию.
Его голос почти не слышен, преимущественно потому, что Шерлок говорит сам с собой. Вообще-то никого не должны заботить его замечания и комментарии. Обычно он разговаривает с Джоном, но в отсутствие оного приходится делиться впечатлениями с самим собой.
Это и лучше и хуже одновременно: лучше, потому что сам Шерлок умнее; хуже, потому что иногда нужен неискушенный умом мозг, ибо всё гениальное – просто.
Шерлок настолько сконцентрирован на своих наблюдениях и озадачен выводами, что не сразу понимает, отчего в структуре паттерна сердечного ритма мисс Грей появляется такой сильный сбой.
На пару секунд – почти остановка.
- Ч-что Вы сказали? – удивленно, чуть заикаясь, спрашивает она.
Непостижимым образом ему слышится в вопросе…
…возбуждение?
Шерлок резко расправляет плечи, возвышаясь теперь над клиенткой на добрых полфута.
- Это весьма странно… - вслух размышляет он, и сам не решив толком, что имеет в виду: отсутствие синяков у нее на коже или ее реакцию на упоминание о вскрытии. Логичнее заключить, что последнее, но сегодня не самый логичный из его дней. Выбор продолжения становится очевиден. – Странно, что Ваше тело не несет следов видимых повреждений. Предполагаю, что-то можно было бы найти внутри при ауто… Кхм..
Его собеседница удивленно приподнимает бровь.
- Продолжайте, - склоняет голову она.
Шерлок откашливается, предпочитая думать, что хлебнул слишком большой глоток холодного осеннего воздуха, потому что он по определению не может ощущать неловкость или вину.
Не рядом с Маргарет Грей – это уж точно.
Коротким кивком подтвердив свой предыдущий вывод, он повторяет:
- При аутопсии грудной полости. – И уточняет: - Жаль, что я не могу ее сейчас провести.
Она наблюдает за ним как-то отстраненно: чужим взглядом, чужим наклоном головы, призрачным намеком на тень чужой улыбки.
Но еще пара мгновений – и за толстыми стеклами очков ее глаза туманит боль.
Мисс Грей кусает нижнюю губу, непривлекательно обветренную и потрескавшуюся под бледно-розовой дешевой помадой.
- У Вас необыкновенные фантазии, мистер Холмс, - медленно произносит она, точно обдумывает каждое слово, взвешивает и только потом предлагает ему.
Некоторые люди лишь так и умеют балансировать на тонкой грани между истиной и фальшью, открывая собеседнику каждого – по половине.
Но Шерлок так не умеет.
Да, время от времени ему приходится пичкать кого-то – подозреваемых, знакомых или даже родных – несусветной чушью во благо того или иного дела, но в целом он привык говорить, что думает, и редко взвешивает свои слова.
- Вы о чем-то лжете мне, мисс Грей, - заявляет он, пряча руки в карманы. – Итак, начнем сначала!
Примечания:
ОМГ, этот mindfuck бесконечен :(