Право менвита +17

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Пэйринг или персонажи:
ОМП/ОЖП, упоминается Кау-Рук
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фантастика, Психология, AU
Предупреждения:
BDSM, Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Миди, написано 35 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Очередной мой фанфик-вбоквелл о Рамерии ("Тайна заброшенного замка" А. Волкова).
Дисклеймер: канонные персонажи (только упоминаются) – А. М. Волкова. Не канонные – мои.
Предупреждения: насилие всякого рода в не особо тяжкой форме, БДСМ, фемслэш и фемдом во флэшбэках, попытки суицида.
Таймлайн: ТЗЗ-постканон, события на Рамерии незадолго до возвращения «Диавоны».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пока оставлю выставленные в шапке галочки как есть, но возможно, что-то и поменяется.

Визуализация

Ок-Зар: http://s018.radikal.ru/i504/1501/b9/d1af2b9c4d69.jpg (актёр Тиль Швайгер)
Гута: http://s018.radikal.ru/i509/1612/f9/c0be17600a26.jpg (фолк-певица Михаль Элия Камаль)

Глава 8

4 декабря 2017, 01:16
Вторая ночь на острове прошла столь же спокойно, как и первая. С той лишь разницей, что незадолго до рассвета Ок-Зар проснулся по «внутреннему будильнику» и обнаружил, что во сне, оказывается, подгрёб к себе ютившуюся в его ногах арзачку и спал, обхватив её, словно в детстве – плюшевую игрушку!
Он тут же, пока Гута не проснулась и не заметила этого, поспешно разжал невольные объятия и отодвинулся. Но всё же какое-то время потом не мог отделаться от фантомного ощущения её тела в своих руках… к счастью, ручей для особо озабоченных был рядом!
Арзачка попалась ему навстречу, когда он возвращался с купания. Ну… как попалась – они столкнулись на входе в шалаш. Едва ли не лбами.
- Ой! Простите, господин! – испуганно пискнула девушка, отшатываясь обратно под навес.
Ок-Зар только хмыкнул, довольный тем, что удачно избежал очередной неловкой ситуации. И небрежно мотнул головой:
- Ладно, иди, куда шла.
Пробормотав благодарность, рабыня поспешно выскочила из шалаша и скрылась в подлеске.

Позавтракали вчерашним уловом (Гута, расстаравшись, весьма дальновидно добыла не одну рыбину, а целых две) и какими-то кисло-сладкими плодами, набранными Ок-Заром в чаще, когда он ходил за материалами для рыболовной снасти. После чего сели доделывать эту самую снасть.
Доморощенное приспособление для ловли акулы на живца представляло собой поплавок из нескольких связанных в пучок щепок, к которому Ок сейчас приматывал полосками луба усеянные длинными колючками веточки росшего в окрестностях озерка кустарника. На эти колючки планировалось насадить приманку (тоже для верности привязав её, чтоб не соскочила и не была утащена тою же акулой) и пустить плавать по воде эдаким буйком на длинной верёвке. Эти же колючки должны были впиться изнутри в акулью пасть и не дать рыбине сорваться с наживки до того решающего момента, когда её подстрелят.
Неожиданно пригодился и плетёный столик, на котором с тонущей яхты спаслась Гута. Его решили установить вблизи берега на мелководье (куда акула точно не сунется) и с этой-то мобильной надводной платформы и закидывать в воду снасть – чтоб и подальше, и поглубже.
- Давай приманку!– Ок-Зар, стоя на зарытом ножками в песок столике, не глядя протянул руку. Гута, скорчившаяся у его ног (иначе двоим не хватило бы места), молча полоснула по брюху привязанной к «крючку» рыбины своей заточенной ракушкой и подала ему.
Раскрутив верёвку, менвит мощным броском закинул брызнувшую кровью приманку как можно дальше в воду. Гута парой хитрых узлов тут же сноровисто привязала конец снасти к ножке столика: не хватало ещё, чтобы в самый критический момент добыча уплыла вместе с верёвкой!
- Ловись, рыбка, большая и… и очень большая! – весело пожелал Ок-Зар. Гута осторожно хихикнула и устремила взгляд на начавшее расползаться по воде красное пятно. Чтобы ненароком не свалиться с маленькой площадки столешницы, она воткнула рядом свою острогу и оперлась на неё.
Ждать пришлось недолго. Довольно скоро чуть поодаль от качающегося поплавка из воды вынырнул острый спинной плавник. Ок-Зар в волнении крепче стиснул пальцы на верёвке и потянул из кобуры лучевик.
Плавник описал возле алого пятна рыбьей крови несколько кругов… а потом скрылся под водой. Поплавок вместе с привязанной к нему приманкой вдруг резко нырнул, верёвка дёрнулась и натянулась.
- Попалась, рыбка! – возликовал Ок-Зар и прицелился в то место, где исчез под водой поплавок. Он ждал нужного момента.
И вот в туче брызг из воды взметнулось лоснящееся чёрное тело. На миг показалась окровавленная широкая пасть со внушительными зубами, между которыми торчала закушенная акулой верёвка. Мелькнуло светлое брюхо…
- Ти-тиу! – тут же коротко и мелодично пропел бластер, ярким лучом взрезав воду и шершавую акулью кожу.
От воды поднялся клуб пара, запахло палёной органикой. Рыбина рванулась в уже предсмертной агонии, однако застрявшая в зубах верёвка не позволила ей покинуть опасное место. Но от её рывка столик-платформа едва не опрокинулся.
Ок-Зар издал невольный вопль, чувствуя, что теряет равновесие.
- Я держу вас, господин! – отчаянно закричала Гута, одной рукой продолжая цепляться за воткнутую в дно острогу, а другой крепко обхватывая ногу мужчины. Весьма вовремя, потому что менвит и правда едва не полетел в воду вслед за приманкой! Удержался только благодаря старым тренировочным навыкам. Ну и неожиданная поддержка спутницы тоже сыграла свою роль.
Ещё один выстрел – и грозная морская хищница перестала биться, обмякла, затем как-то лениво перевернулась кверху брюхом и бессильно закачалась на волнах. Ок-Зар принялся быстро, но осторожно выбирать провисшую верёвку.
- Ой, господин, смотрите! – испуганно пискнула Гута и ещё крепче вцепилась в его штанину. – Ещё плывут!
Неподалёку от места охоты воду вдруг прорезали ещё два хищно заострённых плавника.
- Живо на берег, пока они далеко! – рявкнул менвит. И ещё быстрее начал сматывать верёвку, подтягивая тушу убитой акулы. К счастью, снасть не подвела рыболовов – нигде не оборвалась и не развязалась в месте узлов!
Арзачка, не посмев ослушаться, отцепилась от ноги мужчины, скользнула в воду… и через секунду была уже на безопасном берегу.
- Ой, господин, скорее! – запричитала она, в волнении заметавшись по самой кромке воды.
Ок-Зар следом за ней в два прыжка преодолел полоску мелководья между платформой и несколькими сильными рывками наконец выволок добычу на песок.
- Ура-а-а!!! – Гута, всё ещё с острогой в руках, тут же подскочила к нему и исполнила вокруг что-то вроде первобытного ритуального танца. – Господин убил акулу!
- Погоди ты радоваться! – проворчал менвит, хотя на самом деле его распирала немереная гордость от содеянного. Подумать только, он сам, своими руками сумел добыть опасного морского хищника! Ок почувствовал себя чуть ли не доисторическим дикарём и едва удержался от того, чтобы и самому не запрыгать вокруг добычи, колотя себя кулаками в грудь и потрясая лучевиком вместо каменного топора. Вместо этого он отобрал у арзачки острогу и одним сильным ударом пронзил остриём голову акулы.
Гута оборвала свои пляски и удивлённо посмотрела на него.
- Контрольный! – буркнул Ок. Почему-то ему не хотелось признаваться, что его зацепили её давешние слова насчёт обычая убивать добытого зверя, рыбу или птицу быстро и не причиняя добыче мук. Ну и, в общем-то, акула могла быть ещё жива, и подстраховаться тоже не мешало.

С разделкой рыбины провозились почти до вечера. Ни Ок-Зару, ни Гуте ранее никогда не приходилось иметь дело с подобной работой, и потому дело шло не быстро. К счастью, уроженка побережья, Гута имела представление, как обрабатывать акулье мясо, чтоб оно избавилось от присущего ему неприятного запаха аммиака. Первым делом рыбину тщательно выпотрошили и обескровили. Разделанное на куски мясо несколько раз хорошенько промыли, затем замочили в солёной воде (пришлось спешно из всё того же столика и луба сооружать нечто вроде корзины или, скорее, детского вольерчика, чтоб морские обитатели не смогли добраться до погружённой в море вкуснятинки). Несколько кусков чуть погодя обернули какими-то широкими, похожими на лопух, приятно пахнущими листьями, обмазали поверх глиной и закопали в горячие угли – пусть неспешно запекаются и томятся к завтраку. Соорудили и разложили над теми же углями несколько импровизированных деревянных шампуров с акульим шашлыком. Остальное же мясо после вымачивания напластовали на тонкие узкие полоски и развесили на растянутых лубяных верёвках словно бельё – вялиться на солнце. Гута предусмотрительно прикрыла заготовки от возможных насекомых веерообразными листьями какой-то очередной местной, как выразился Ок-Зар, «псевдопальмы».
- Ф-фух! – Ок с наслаждением распрямил спину и потянулся. – Это была славная охота!
- Да, господин! – с улыбкой согласилась Гута, вытирая локтем взмокший лоб. На лбу осталась красная полоса.
- Ну ты и чумазина! - хмыкнул менвит, оглядев её перепачканные акульей кровью руки, лицо и заляпанные бурыми пятнами лохмотья. Сам он – во избежание порчи одежды – предусмотрительно возился со свежеванием и разделыванием добычи по-прежнему, в чём и был на охоте – в одних плавках. Впрочем, его руки и, как он подозревал, лицо, были ничуть не чище. – Тебе сейчас только в фильмах ужасов и сниматься!.. Впрочем, мне, наверное, тоже.
- В самой главной роли, господин! – с очень серьёзным лицом подтвердила арзачка.
- Ха! Самого главного зомби, ты хочешь сказать?
Девушка охотно улыбнулась навстречу его задорной усмешке – пока ещё несмело и смущённо, но в её глазах мелькнул лукавый огонёк.
- Как скажете, господин! – покладисто сказала она и склонила голову.
«Надо же, а она, оказывается, и шутить умеет!» - мельком удивился мужчина. А вслух распорядился:
- Так! Бросаем все дела – тем более, что с мясом мы закончили – и идём на ручей мыться-стираться! А то и правда на зомби похожи, страх смотреть!
- Слушаюсь, господин! – откликнулась Гута. И добавила с плохо скрытым удовлетворением. – Зато теперь у нас много еды!

Решив, что его впечатлительной нервной системе категорически противопоказаны волнения, связанные с созерцанием обнажённых прелестей «ничьей рабыни», Ок-Зар прогнал Гуту «мыться-стираться» аж к самому озерцу. А сам привычно плюхнулся в недавно облюбованный им «бочажок для особо озабоченных».
...Солнце неспешно ползло к закату, распуская по лазурной морской глади стайки весёлых «зайчиков». Над головой умиротворяюще шелестели листья деревьев, где-то в чаще бойко свистела и щёлкала какая-то местная птица. Лёгкий ветерок приятно освежал чисто вымытое тело. Ок-Зар растянулся на траве радуясь ощущению непередаваемой лёгкости и чистоты. Купание охладило и расслабило распалённые адреналином и уставшие после непривычной тяжёлой и грязной работы мышцы. Хотелось лежать, бездумно пялиться на море, считать облака и ни о чём больше не думать. Тем более что всё вокруг так и настраивало на приятное и ленивое ничегонеделание.
Ок-Зар вдруг подумал, что если бы не это кораблекрушение, то он никогда бы не оказался в таком, в общем-то, довольно славном местечке. И уж точно, всю жизнь прожив в современном мегаполисе практически на всём готовом, никогда бы не испытал на себе все трудности и прелести существования первобытного (если не считать лучевик) дикаря, живущего тем, что он сам смог добыть и сделать. В глубине души Ок даже был рад тому, что всё так сложилось, и что у него теперь есть возможность на всю катушку проявить себя так, чтобы потом не было стыдно перед суровыми менвитскими предками, поколение за поколением героически подчинявшими себе дикую и необузданную природу Рамерии.
Возможность быть не изнеженным благами цивилизации никчёмным нахлебником, а истинным хозяином природы, берущим от неё всё необходимое и смело, лицом к лицу встречающим подстерегающие трудности и опасности! Быть мужчиной! Охотником, добытчиком, строителем… воином, защитником…
Ок-Зару вдруг вспомнилось, как прижималась к его ногам испуганная наплывом акул Гута. И как, не раздумывая, она бросилась страховать его – хотя её силёнок вряд ли хватило бы, чтобы удержать рослого, выше её на три головы, менвита – если бы он всё же свалился с платформы в воду.
«Нет, как ни крути, а с коллегой по несчастью мне всё-таки повезло! – вынужден был признаться сам себе Ок. – Однако, что-то она там совсем запропала! Пойти, что ли, глянуть, не случилось ли чего?»
С этими мыслями он поднялся с примятой травы, отряхнулся, неспешно влез в одежду и, прихватив на всякий пожарный острогу, направился к озерку.

Гута сидела возле места, где «ручей для озабоченных» вытекал из озерка. Недавно и сходу придуманное название ручейка как-то само возникло в мозгу, едва только Ок-Зар увидел арзачку.
Девушка была совершенно обнажена, а её драный халатик мокрой бесформенной тряпкой лежал у неё на коленях. Обернувшись на шаги менвита и треск веток, она ойкнула и прижала своё жалкое рубище к груди. Впрочем, тут же, словно вспомнив, что рабыням не позволено иметь тайн от господ, опустила руки.
- Чем это ты тут занимаешься? – больше для того, чтобы разрядить обстановку, полюбопытствовал Ок-Зар, стараясь не пялиться на её грудь.
- Пуговицы… перешиваю… - девушка неловко показала ему тонкое шило из рыбьей кости, клубочек лубяных волокон и уже знакомую заточенную ракушку. – И… прорехи заделываю… Чтобы…
Тут она окончательно смешалась под его взглядом и низко опустила голову, нервно кусая губы.
Менвит критически оглядел её рукоделие и хмыкнул. По его мнению тут уже просто нечего было зашивать – платьишко рабыни, казалось, теперь состояло из сплошных дырок и лоскутков, каким-то чудом удерживающихся вместе за счёт немногих оставшихся пуговиц и швов.
…Ок-Зар неожиданно для себя подумал, что если вообще оторвать все эти пуговицы… Уж наверняка бывшая, ныне покойная, хозяйка Гуты и все эти пресловутые «гости» иногда так и поступали! Если всякий раз раздевать девчонку так, как это делала её госпожа на том пикнике – так тут ещё сто раз задолбаешься! А вот сорвать одним движением, рванув в стороны полы…
От озерца донёсся тихий не то вздох, не то всхлип. Он посмотрел на съёженную, поникшую фигурку, на судорожно стиснутые кулачки… и внезапно устыдился направления своих мыслей.
- Да срежь ты вообще все эти пуговицы на хрен! – посоветовал он как можно небрежнее. – И зашей застёжку наглухо – раз уж есть, чем. И вообще. Эту драную тряпку проще выкинуть, чем пытаться приводить её в более-менее целый вид.
Гута в замешательстве подняла на него глаза, но тут же спохватилась и отвела взгляд.
- Но мне ведь… больше нечего надеть, господин… - пролепетала она. – Впрочем, раз вам так угодно…
«Уппс!» - подумал менвит, только сейчас сообразивший, что если девчонка и правда, повинуясь приказу, выбросит своё рубище, то ему придётся с этого момента ежеминутно и невесть сколько ещё дней созерцать все её голые прелести. А он, Ок-Зар, всё-таки не железный! И надолго ли ему при таком раскладе хватит выдержки и установки «мне-не-нужна-личная-секс-рабыня»?
Вот то-то же!
- Так, стоп! – вскинул он руку. – Ничего выбрасывать не надо! Продолжай свою работу, даю тебе столько времени, сколько потребно. В самом деле, я и не подумал, что у тебя больше ничего нет!
Лицо Гуты заметно просветлело, она тихонько перевела дух и склонила голову. А потом снова подняла на него лучащийся преданной признательностью взгляд.
- Спасибо вам, господин! Вы так добры…
И улыбнулась – по-прежнему несмело и робко, но как-то очень тепло и совсем по-домашнему...
Менвит хмыкнул, пытаясь отогнать возникшее у него странное и непривычное ощущение неловкости. Гута благодарила его так, будто он ей какое-то великое благодеяние оказал, а не просто там позволил платьишко починить.
Получать благодарность – пусть даже и от рабыни - оказалось весьма приятным для самолюбия делом. Ок-Зар вдруг поймал себя на мысли, что ему… хочется сделать что-нибудь ещё такое… Хорошее. Пусть даже и для рабыни.
Ну а что? Как ни крути, но она заслужила!
Немного подумав, мужчина неторопливо стянул с себя футболку и… бросил её девушке.
– На! Надень, пока шьёшь. А то комары сожрут. Да и прохладно становится. И вообще… - он вдруг осёкся, на миг ошеломлённый внезапно пришедшим решением. – А хотя знаешь… бери-ка ты её насовсем! Дарю! А из этих своих тряпок… ну там купальник себе, что ли, сооруди!..
И больше не сказав ни слова, развернулся и спокойно направился к лагерю, сунув руки в карманы и насвистывая.
Арзачка проводила его растерянно-потрясённым взглядом поверх поспешно пойманной футболки.
Примечания:
Визуализация героев: http://s015.radikal.ru/i330/1712/23/bb8b9d73996c.jpg
Ок-Зар у озера: http://s019.radikal.ru/i622/1712/82/756942938258.jpg

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.