Ночная смена +1140

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
corpsereviver2
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/601348

Пэйринг и персонажи:
Джон/Шерлок, Шерлок Холмс, Джон Хэмиш Ватсон, Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, AU, Мифические существа
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Макси, 65 страниц, 6 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Бывший военный врач Джон Уотсон — дневной страж, телохранитель, специализирующийся на работе с вампирами. Работодатель нанимает его для охраны своего младшего брата — вампира, который никак не вписывается в стереотипный образ праздного аристократа, живущего в уединенном поместье, или состоятельного, бездеятельного плейбоя, — и Джон заинтригован. К его удивлению, кажется, будто этот интерес более чем взаимен.

Посвящение:
Моей ВО

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Баннер:
https://lh4.googleusercontent.com/-2KkUuFlYzKU/VEJp34ivL_I/AAAAAAAAB2o/duzGyoV_oZo/w585-h312-no/shift.png

Часть 1

19 октября 2014, 11:40
Нет.
-ШХ

Это для твоего же блага. Особенно при той скорости, с которой ты наживаешь врагов.
-МХ

Мне не нужно. Я этого не хочу. И не приму.
-ШХ

Если ты отказываешься соблюдать осторожность, я найду кого-то, кто будет делать это за тебя. Закат в 19:28. Жди нас в 20:15.
-МХ


~|||~


Когда позвонил потенциальный наниматель, Джон был в тренажёрном зале. Разговор получился коротким: Джона рекомендовали, была запрошена встреча, к семи часам возле его дома будет ждать машина.

К этой информации не прилагалось имени, а входящий номер не определился.

Но это было в порядке вещей. Максимум высокомерия, минимум информации. И всё же ему была нужна работа. Этим он всё ещё мог заниматься, потому и не отказался.

Джон посмотрел на часы: половина шестого. У него оставалась уйма времени на то, чтобы добраться до квартиры, принять душ, побриться и влезть в форму. Им обычно нравилось, когда он приходил в полном облачении. У их рода присутствовала склонность к театральности, а подобающий внешний в их обществе считался — по словам его последнего работодателя — проявлением хорошего тона. Джон тогда сказал, что пока ему подписывают чеки, он будет носить хоть хренов клоунский костюм, если понадобится.

Джон был готов за пять минут до назначенного часа. Он взглянул на своё отражение в зеркале в коридоре. Джон решил приодеться по полной программе: тёмно-синий свитер военного образца, синие свободные штаны, армейские ботинки, исключение составил только казавшийся ему нелепым берет. Недавно он ходил в парикмахерскую: стрижка у него была аккуратной, короткой и строгой. Джон вложил, поправил или закрепил оружие в подобающих местах и натянул потрёпанную кожаную куртку. Он немного смахивал на опасного телохранителя — что, если подумать, было глупо. Это последнее впечатление, которое ему должно было производить. Во время исполнения обязанностей Джон предпочитал надевать клетчатые рубашки и свободные джемперы. Порой он даже носил старый бордовый кардиган: одежду, которая казалась обычной, говорила о дружелюбии и безобидности. Далеко не единожды его по ошибке принимали за секретаря.

Если эта вакансия предполагала работу у какого-нибудь городского вампира, как раз банальным секретарём он наверняка и будет. Нанимать дневных стражей в городских условиях, по мнению Джона, было чем-то вроде фарса. Джон предпочитал работать в больших, не сидящих на месте семьях с кланом вампиров и несколькими людьми окружения. В таких случаях военное прошлое становилось преимуществом — как из-за его способности оценивать потенциальную угрозу в тех частях света, которые были не столь дружелюбны к вампирам, так и из-за его навыков в логистике и планировании. Джон достаточно сильно соскучился по Лондону, чтобы захотеть вернуться на какое-то время, и надеялся получить работу, представляющую интерес, вызов. Но предложения из кадрового агентства оставляли его равнодушным. Судя по его наблюдениям, лондонские вампиры были ленивыми плейбоями и примадоннами и ограничивались мелочными перепалками по поводу того, у кого самый популярный ночной клуб или кто совершил наиболее значительное вторжение в человеческие фирмы. Единственными вампирами, нуждавшимися в телохранителях, были знаменитости и те, кто участвовал в сомнительных сделках. И как бы ни велика была его радость от возвращения домой, Джон уже начал сомневаться в правильности этого решения. Он всё ещё размышлял на эту тему, когда его мобильник загудел: потенциальный работодатель прибыл.

За ним прислали дорогую чёрную машину (типично), в которой ждала очень привлекательная, но при этом неприветливая ассистентка (типично), вооружённые, негражданские охранники пропустили машину через очень хорошо защищённые ворота (типично) какого-то очень важного здания посреди Уайтхолла (даже отдалённо не типично).

Вампиры по большей части были богаты, но Джон совсем не ожидал оказаться в огромном правительственном здании из серого камня. Если судить по его прошлому опыту, большинство состоятельных вампиров предпочитало обитать в одном из двух типов жилищных условий: либо величественные, уединённые поместья в сельской местности, либо пижонские пентхаусы со специально оборудованными спальнями. Многим из них, в силу многовекового возраста, не приходилось работать, но, те, кому не сиделось на месте, управляли клубами, казино, курортами — всё в таком духе.

Джон задумался, чем же занимался его потенциальный клиент. Политики были людьми — публичные тесты это гарантировали, — и государственный служащий-вампир был бы настоящим оксюмороном. Они подчинялись государству, только если это было выгодно им самим, и, определённо, никогда не служили ему. Порой вампир становился консультантом, если это было в его или её интересах, и именно так Джон впервые получил работу дневного стража.

— Итак, кому принадлежит эта машина? — Джон повернулся к женщине, делившей с ним заднее сидение «Ягуара».

Она подняла взгляд от своего смартфона и едва заметно вежливо улыбнулась.
— Моему работодателю. — Она продолжила что-то печатать на устройстве.

Джон предпринял новую попытку.
— Что-то, что мне нужно знать, прежде чем мы войдём туда?

— Нет.

— Как вас зовут?

— Антея, — отрезала она и вновь уткнулась в свой смартфон. Джон задумался, не было ли у неё каких-то личных причин так отшивать его. Хотя то, что вампиры очень ревниво относятся к людям в своих семьях, было общеизвестно, Джон видел достаточно, чтобы знать, что и противоположное утверждение было бы почти настолько же верным. Между людьми всегда присутствовало своего рода соперничество за место наиболее любимого человека в семье. Это был бы не первый раз, когда его угораздило бы вляпаться в самую гущу домашней драмы.

— Я буду охранять вас?

В ответ на это он получил краткий смешок.
— Нет, — твёрдо сказала она. — Мы на месте.

Машина остановилась в подземном гараже. Водитель проводил их до дверей, которые вели в небольшое фойе с двумя лифтами. Когда один из них открылся, Джон последовал за женщиной внутрь. Двери закрылись, лифт начал подниматься, хотя никто из них не нажимал на кнопки.

Двери открылись в коридор с обитыми деревянными панелями стенами и выложенным мраморными плитами полом. Каблуки женщины цокали, отмеряя шаги, но это цоканье и эхо от него были единственными слышимыми звуками. Коридор был тихим, спокойным и погруженным в полутьму. Джон подумал, что это должно было произвести устрашающий эффект. Он взглянул на часы. Оставалась ещё пара минут до заката: если бы тут были окна, они были бы тщательно занавешены. В самом конце коридора обнаружились высокие двойные двери, распахнувшиеся изнутри при их приближении. Дворецкий взял накидку женщины и предложил Джону отдать ему куртку, от чего тот отказался. Джон обежал взглядом окружающую обстановку: помещение выглядело как библиотека в каком-нибудь старинном доме — ещё больше тёмных панельных стен, встроенные полки, забитые бесчисленными рядами обтянутых кожей книг, мягкие тёмные ковры, высокие потолки и, конечно же, огромные окна, прикрытые плотными бархатными шторами того же тёмно-красного оттенка, что и ковры. Чуть в стороне несколько кресел и небольшой диван образовывали зону отдыха, в самом центре комнаты стоял огромный деревянный стол с пустым кожаным креслом позади него. Джон склонил голову набок, стараясь услышать хоть что-нибудь, но почувствовать находившегося на своей территории вампира было очень сложно, особенно пребывая в незнакомом прежде окружении.

Джон посмотрел на свою спутницу.
— Где…

— А, доктор Уотсон. Большое спасибо, что пришли. — Джон мигом повернул голову на звук голоса, и говоривший вышел из тени возле одного из окон.

«Наверняка часами репетировал, чтобы найти здесь наиболее подходящее место для театрального появления», — подумал Джон.

— Благодарю за приглашение.

— Антея, пожалуйста, оставь нас.

Женщина кивнула своему хозяину, развернулась и вышла, мягко притворив за собой двери. Джон не слышал щелчка замка и оценил вежливость. Очевидно, если в их намерения входило поймать его ловушку, он был всецело в их власти — запертый или нет, — но такой жест учтивости был приятен.

— Полагаю, у вас есть преимущество передо мной, — сказал Джон. Он протянул руку, раз уж они тут показательно соблюдали социальные тонкости.

Рукопожатие было крепким, но вот кожа — холодной.
— Майкрофт Холмс. Не присядете, доктор? Может, попросить принести вам чаю?

Джон отказался от чая, но сел в одно из мягких кресел, и его хозяин сделал то же самое.

— У вас есть для меня работа?

Мистер Холмс взял папку с приставного столика. Он открыл её и, быстро проглядев содержимое, отложил в сторону.
— Да. У вас отличные рекомендации. Полковник Кеттингтон очень хорошо о вас отзывался.

Это имело смысл. Кеттингтон стал его первой работой после увольнения из армии. Полковник был нетипичным вампиром — в том плане, что не только работал консультантом с вооружёнными силами в своём немёртвом воплощении, но ещё и был ветераном Крымской войны.

— Благодарю. Мне было жаль услышать о произошедшем.

— Да, очень не повезло. Я питаю прочную уверенность, что если бы вы всё ещё работали на него, Гордон бы не пришёл к такому неприглядному концу. Полагаю, вы бы посоветовали ему предпринять подобающие меры, учитывая ситуацию в семье. — Мистер Холмс покачал головой и казался при этом настолько преисполненным сожаления, насколько Джон вообще видел в исполнении вампира, а бывало это нечасто. Полковник увлёкся девушкой, чья семья этого не одобрила. Её брат, антивампирский активист, умудрился раздобыть склянку с геменолом — единственной известной субстанцией, способной мгновенно и бесповоротно отравить вампира. Кеттингтон, достаточно буквально, скончался от сердечных страданий. Нужно было отдать должное Майкрофту, который не содрогнулся при мысли о том, что геменол мог сотворить с вампиром.

— Это была досадная неудача. Фоновая проверка выявила бы, что у него был доступ.

— Такая жалость. Но я позвал вас сюда не ради воспоминаний о былом. Я желаю заключить с вами контракт.

Джон огляделся, размышляя о поездке и самом здании, в котором они на данный момент находились.
— Судя по всему, вы тут достаточно хорошо защищены. Я не совсем понимаю, что ещё мог бы добавить, — честно сказал он.

Джон думал, что это очень раздражало в вампирах. На их стороне была невероятная скорость, сила и ловкость, их почти невозможно было убить, и всё равно большинство из них прятались за слоями железа, охраны и телохранителей. Джон мог оценить их желание поддерживать своё существование, поскольку понимал, что за множество веков они к этому достаточно сильно привыкали, но по собственному опыту он знал, что большинство их них несколько размякли: ленились в своих престижных пентхаусах и особняках, применяя свои таланты скорее для произведения драматического эффекта, чем для какой-либо практической цели. Именно поэтому он не был уверен, что сможет работать дневным стражем в городе. Хотя множество представителей его профессии, особенно молодые, набросились бы на эту возможность. Для них роскошные дома, дорогостоящие машины и жизнь городских вампиров казались сексуальными, не представляли реальной опасности — это как работать вооружённым до зубов мальчиком на побегушках.

Майкрофт Холмс покачал головой.
— Боже правый, нет. Не для меня, но для члена семьи, который… эм… представляет собой отдельный случай.

Немного заинтригованный, Джон наклонился вперёд.
— Человек или вампир?

— О, определённо, один из нас, — ответил Холмс. — Понадобятся ваши исключительные таланты как дневного стража. Стиль жизни — если это можно так назвать — моего младшего брата несколько нетрадиционен. Он живёт в человеческой квартире, не держит слуг и окружения, за исключением домовладелицы на первом этаже, не проявляет ни малейшего уважения к обычаям нашего рода, и к тому же обладает ужасной привычкой совать свой нос куда не следует. Он наплевательски относится к тому, что может растревожить осиное гнездо. Мне нужен кто-то, кто позаботится о его интересах и присмотрит за сохранностью его головы.

— Значит, не только человеческие угрозы? — Если всё дело было в этом, Джон задумался, почему мистер Холмс разговаривал всего с одним дневным, а не с целой командой из службы безопасности. Вампирские и человеческие угрозы — понятия, требовавшие совершенно разных навыков (с чем он с лёгкостью мог справиться), а так же круглосуточной бдительности (что ему, учитывая периодическую потребность в сне, было неподвластно).

— Именно. — Мистер Холмс изучил страницу в папке. — Ваше резюме указывает на то, что у вас достаточно обширные познания. Я уверен, вы готовы принять вызов.

Было приятно, что его навыки ценили, но Джон чувствовал, что услышал ещё далеко не всё.
— Так почему только я, а не целая команда? Не думаю, что у вас не хватит средств на то, чтобы нанять круглосуточную охрану.

Вампир не ответил.

— И почему меня вызвали именно вы, а не он?

Мистер Холмс вздохнул.
— Полагаю, лучше вам увидеть всё самому. — Он вытянул мобильник из кармана. — Антея, приготовь машину. Я отвезу доктора Уотсона познакомиться с Шерлоком.

~|||~


По пути Майкрофт — «Пожалуйста, Джон, давайте отбросим формальности» — поднял тему гонорара Джона. Предложение намного превышало стандартную ставку и, как ни удивительно, гарантировало оплату за полгода, даже если бы брат нанимателя расторг контракт раньше времени — это было исходом, который Майкрофт, очевидно, находил вероятным. Исходя из предыдущего опыта Джона, контракты дневного обычно включали тридцать дней пробного периода, таким образом стражу гарантировался месячный оклад даже в том случае, если клиент отказывался от его услуг. То обстоятельство, что Майкрофт уверил его в получении полугодового жалования, заставило Джона задуматься, во что же он ввязывался.

Машина привезла их в обычный район, водитель остановился перед непритязательным домом на Бейкер стрит. Когда они вышли из машины, Джон окинул взглядом фасад здания: совершенно заурядный. В глаза не бросались какие-либо заметные охранные меры: ни единого признака камер, сигнализации, или даже специальных блокирующих свет панелей на окнах. Ничто не указывало на то, что среди жильцов был хоть кто-то необычный. В Джоне проснулось профессиональное любопытство.

Майкрофт постучал и, выждав секунду, просто открыл дверь.

«Не заперто, — с некоторым беспокойством подумал Джон. — Признак того, что местный обитатель нисколько не осторожен».

Майкрофт провёл Джона вверх по лестнице и через ещё одну незапертую дверь.

Оказавшись внутри, Джон подумал, что никогда в жизни не видел настолько не похожей на вампирское логово квартиры. Во-первых, повсюду царил беспорядок. Во-вторых, слово «эклектично» и близко не способно было описать обстановку в комнате. Ужасные обои (рисунок краской из баллончика и дырки от пуль не улучшали впечатления), мебель не подходила, на каждой горизонтальной поверхности громоздились бумаги, пузырьки и пробирки, а на каминной полке лежал череп, таращась на мир своими пустыми глазницами.

«Ладно, может быть, вот это уже в стиле вампиров». — Джон задумался, кому принадлежал этот череп.

Единственным, чего он не видел в этой квартире, был вампир.

Джон стоял на пороге позади Майкрофта и ждал.

Открытые окна впустили дуновение ветра, всколыхнувшего шторы. Из их теней вышла тёмная фигура.

«Черт. Дважды за час. Да что с этой семейкой не так?»

— Майкрофт, — сказал хозяин квартиры. Тон у него был недружелюбный.

— Шерлок. Я говорил тебе, что мы придём.

Джон услышал вздох Шерлока.
— Не будь тупицей. Майкрофт, чтобы ты знал, я прекрасно могу сам о себе позаботиться и не нуждаюсь в…

Майкрофт отошёл за спину Джону и подтолкнул его вперёд — в круг жёлтого света, отбрасываемого единственной зажжённой лампой.

— Шерлок, познакомься со своим телохранителем, Джоном Уотсоном.

Джон кивнул, но руку не протянул.
— Так значит, вы Шерлок Холмс. Приятно познакомиться.

Младший брат Майкрофта мигом оказался рядом с Джоном в кругу света. «Боже, ну и быстро же они двигаются». Ростом он был не ниже Майкрофта, но казался моложе примерно лет на десять — возможно, ему было тридцать на момент обращения. Бледность, худоба, копна тёмных кудрей и жуткие, блёклые зелено-голубые глаза с сероватым оттенком. Оденься Шерлок подобающе — смог бы попасть на обложку какого-нибудь вампирского глянцевого журнала. Но вместо этого на нём были выцветшие пижамные хлопковые штаны, растянутая, чуть ли не дырявая хлопковая футболка с широким вырезом и не завязанный на пояс синий домашний халат. Он пристально разглядывал Джона.

Джон смотрел в ответ, изо всех сил стараясь ничем не выдать подступавшую дрожь. Даже в такой заурядной одежде и обстановке взгляд вампира не оставлял никаких сомнений, что принадлежал он очень опасному существу. Джон редко чувствовал себя так при встрече с вампирами. В его мозгу вспыхнула мысль: «Этот не скучный». Шерлок смерил Джона взглядом с ног до головы, медленно обошёл вокруг и снова встал с ним лицом к лицу. Выражение его лица изменилось, лишь на мгновение: взгляд стал голодным, чуть собственническим. Но в мгновение ока это всё ушло, и его лицо снова стало непроницаемой маской. Он моргнул, а потом заговорил.

— Ты был солдатом. Средняя Азия, Ирак или Афганистан. Часто оказывался в трудных боях, где обучился необходимым для твоей текущей профессии навыкам. Больше не служишь, так что ты либо уволился по собственному желанию, либо тебя вышвырнули. Сомневаюсь в первом варианте, поскольку, учитывая твою очевидную тягу к опасности, ты бы предпочёл оставаться на военной службе. Тебя не могли попросить уйти из-за какого-то дисциплинарного проступка, иначе ты не получил бы рекомендацию от одного из состоятельных знакомых моего брата. Так почему ты уволился? Травма. И всё же ты работаешь дневным стражем, так каков же характер раны, если ты, по всей видимости, всё ещё можешь бегать, драться и пользоваться оружием? Какая-то тонкая ручная работа. Что-то вроде электроники, или саперского дела, или медицины. Ты больше не можешь этим заниматься, как в армии, так и в гражданском обществе, и вот ты здесь. — Он посмотрел на Джона этими своими пронзительными бледными глазами. — Ну, как я справился?

— Ого, это было потрясающе. Исключительно, сказать по правде.

Шерлок улыбнулся, обнажив острые кончики клыков. Он втянул воздух, и его улыбка стала ещё шире.

— К тому же, первая положительная. — Он посмотрел на брата. — Моя любимая — как предусмотрительно. Я принимаю контракт. Благодарю, Майкрофт, можешь идти.

Майкрофт кивнул и посмотрел на Джона.
— Я распоряжусь, чтобы ваши вещи доставили сюда. Удачи с моим братом.

~|||~


— Майкрофт думает, что за мной нужно присматривать.

Джон огляделся, внимательнее осматривая комнату и подмечая детали.
— Ну, судя по тому, что я видел, твоя система безопасности несколько слабовата. Начиная прямо со входной двери.

Шерлок отстранённо отмахнулся.
— Я услышу любого до того, как он преодолеет лестницу. Вторая, четвертая и седьмая ступени довольно громко скрипят, а петли на двери в квартиру визжат так пронзительно, что…

— Мёртвого разбудят? — улыбнулся Джон.

— Именно.

— Кстати о птичках, я бы хотел знать, где буду спать. И, опять же, чтобы нормально работать, где спишь ты. И, знаешь, каков будет наш график.

Наш график? — Шерлок изогнул бровь.

— Да, мы можем установить традиционный распорядок, при котором я присматриваю за домом и занимаюсь всеми делами, пока ты спишь…

— Скука. — Шерлок плюхнулся на диван.

— И я сплю здесь, пока ты куда-то уходишь, если только ты не наймёшь второго стража…

— Категорически нет.

Джон проигнорировал вмешательство.
— Это означает, что на улице ты будешь один. Если же я буду спать в дневное время, чтобы иметь возможность сопровождать тебя по ночам, тогда нам придётся предпринять меры, чтобы сделать это место безопасным. Мне платят именно за это, так почему бы тебе не позволить мне посмотреть, где ты спишь, и потом уже будем разбираться с остальным.

~|||~


Джон проследовал за Шерлоком по короткому коридору.
— Ты спишь здесь?

— Моя спальня. Я думал, это будет…

— Очевидно. Да. — Джон огляделся в самой обычной спальне. Не увидев ничего, что можно было бы ожидать, он спросил: — Гроб? Защищённый ящик? Хоть что-то?

— Нет, нет и нет. — Шерлок скрестил руки на груди. Выглядел он слегка недовольным.

— Так значит, ты спишь…

— В кровати, да.

Джон подошёл к окну и потянул плотную штору. Она сдвинулась, впуская в комнату луч света уличного фонаря.
— Было бы плохо, будь сейчас день.

— Но сейчас вечер. И люди обычно не заходят ко мне в спальню, пока я сплю.

— Хватит и одного раза.

— Джон, это нудно.

Джон шагнул к нему и скопировал его позу: руки сложены на груди, в чертах лица предельная решимость. В глубине души он ощущал радостное возбуждение. Шерлок Холмс явно не был обычным клиентом. Однако, как профессионал, Джон думал иначе.
— Ты должен позволить мне делать мою работу. Меня наняли исполнять обязанности твоего телохранителя, так что не мешай мне…

— Охранять моё тело? — В интонациях Шерлока было что-то такое, что, скажи это кто угодно другой, Джон с уверенностью принял бы за вполне определённый намёк. Но когда он взглянул Шерлоку в глаза, выражение на лице у того было совершенно нейтральным.

Джон не оценил шутку, или чем там это было. Они обсудят это позже.
— Отлично. Знаешь, если ты хочешь, чтобы всё проходило именно так, я могу сидеть на диване, смотреть грёбаный телек и собирать зарплатные чеки, пока ты будешь проплывать вокруг как какой-то Лорд Беззаботный из графства Тьмы. Покажи мне мою комнату.

Шерлок вихрем пролетел мимо него.
— Наверху.

Джон последовал за ним. Шерлок перешагивал по две ступеньки за раз, поэтому был уже почти наверху, а Джон ещё у самого низа, когда подвергся нападению.

Шерлок схватил его, но Джон, воспользовавшись преимуществами своей позиции и более низким центром тяжести, впечатал правое плечо в низ живота Шерлока. Будь Шерлок человеком, из него бы вышибло весь воздух, а так этот толчок хотя бы выбил его из равновесия, и они кубарем слетели по лестнице. Руки Джона оказались в невероятно сильной хватке, пальцы вжимались в его бицепсы, а длинными ногами вампир пытался усмирить его ноги. Воспользовавшись преимуществом своих размеров, Джон сгруппировался, перекатил их обоих и высвободил правую руку. Когда мир замер, Джон сидел верхом на бёдрах распластанного по полу у подножия лестницы Шерлока, а в его руке был остро заточенный кол.

— Это было очень впечатляюще. — Шерлок широко улыбнулся, так что клыки полностью обнажились. Пальцы его правой руки тесно обхватывали левое запястье Джона, прочно удерживая руку.

— Какого хера это было? — задыхаясь, выпалил Джон. Он всё ещё держал кол нацеленным на грудь вампира, когда вдруг осознал. — Это был тест?

— Который ты блестяще прошёл. — Шерлок высвободил левую руку и, тут же потянувшись к куртке Джона, принялся прощупывать внутренние карманы на правой стороне и обшаривать его другой рукой.

— Какого черта? — Джон инстинктивно отшатнулся назад, но никакой физической опасности не было. Шерлок явно не собирался ему вредить. Джон всунул кол обратно в футляр.

Шерлок приподнялся на одном локте.
— Пистолет в наплечной кобуре — это очевидно, как и нож в левом сапоге. Я знал, что у тебя будет как минимум один кол, поскольку ты явно подготовлен к нападениям как человека, так и вампира, но его футляр находится с левой стороны твоей куртки, а это означает, что даже несмотря на то, что ты левша, в рукопашном бою ты предпочитаешь пользоваться правой рукой. Удобно. Но выпуклость во внутреннем правом кармане была… о, а вот это очень умно. — Шерлок снова засунул руку в карман Джона, где его длинные пальцы нащупали спрятанный предмет и вытащили его наружу. Он улыбнулся.

Джон улыбнулся в ответ.
— Бутановая кухонная горелка. Делает роскошное крем-брюле и не менее роскошно срабатывает против незваных немёртвых гостей, и всего по пятнадцать фунтов за штуку.

— Это подло. — Интонации Шерлока были восхищёнными, а глаза ярко блестели. — Огонь столь эффективен и столь редко используется. Вы — невероятно опасный человек, Джон Уотсон. — В выражении лица Шерлока было что-то такое, насчёт чего Джон не был уверен, что воспринял верно. Шерлок безусловно оценил оснастку Джона.

Джон чуть не сказал это вслух, но уловил двойной подтекст, прежде чем успел поставить себя в неловкое положение или довести ситуацию до чего-то, что было бы очень плохой идеей.

Он посмотрел вниз — Шерлок неподвижно разглядывал его. Его зрачки расширились и потемнели, кончик языка высунулся, чтобы облизнуть острый клык. Его мышцы были напряжены, и Джону показалось, что в комнате вдруг стало теплее. У него было ощущение, будто его оценивали, вот только он не знал, для чего.

Шерлок вёл какую-то игру, снова испытывал его, или…

Прозвучал сигнал мобильного телефона. Шерлок запустил руку в карман халата и перекатился на ноги, оттолкнув Джона в сторону.

— Да, да, я приду. Где? — Шерлок метнулся в свою комнату, а Джон встал, проверил униформу, поправил всё на свои места и попытался осознать, что только что произошло. Он никогда раньше не чувствовал к вампиру ничего и отдалённо похожего на влечение — в большинстве своём они были красивы, но то, как они отгораживались множеством слоёв охраны, убивало искушение на корню. Среди людей было множество фанатиков, которым нравилось быть игрушками для вампиров, сам Джон не видел в этом никакой привлекательности. Он уже потерял счёт людям, неустанно твердившим о дополнительных выгодах, которыми он, должно быть, наслаждался при такой-то профессии. Он думал, что обладает иммунитетом к любым чарам, какими бы ни владели вампиры, но теперь ему пришлось пересмотреть эту мысль. Шерлок Холмс точно не был обычным вампиром.

Что-то произошло, или, скорее, было такое ощущение, что вот-вот произойдёт, когда проклятый телефон снова растрезвонился. Теперь Шерлок кричал в трубку и прыгал по спальне как одержимый.

Шерлок появился в дверном проёме своей комнаты и всунул телефон в карман длинного тёмного пальто. Теперь он был в выходной одежде: блестящие черные туфли, узкие тёмные джинсы, белоснежная рубашка, своим размером бывшая на грани «слишком тесной» и тёмный пиджак. На пути к входной двери Шерлок подхватил с вешалки шарф. Каким-то образом вид откровенно дорогой, несколько броской одежды восстановил самообладание Джона. Его новый клиент, по всей видимости, мог выглядеть подобающе, если сам того хотел. Однако оставался вопрос: куда он собирался идти, и почему должен был заявиться в таком виде?

— Прекращай таращиться и пойдём, Джон.

— Куда мы?

— Клеркенуэлл. Убийство с самоубийством! — Шерлок казался довольным… нет, он был в восторге. Он слетел вниз по лестнице и крикнул: — Джон! Ждать не буду!

Услышав, как распахнулась входная дверь, Джон рысью метнулся следом вниз по лестнице. Пока он запирал за собой дверь (Шерлок по этому поводу явно не беспокоился, а ведь хотя вампиры не могли без приглашения войти в дом человека, обратный вариант был более чем возможным), Шерлок поймал такси.

— Убийство? — ввалившись в салон, переспросил Джон, и такси тронулось с места.

— Убийство с самоубийством. Возможно, двойное убийство! — Шерлок сверкнул широкой улыбкой, хотя клыков и не показал. Что бы там ни восхищало его в смертях, это явно не возбуждало в нём голод, и это, мягко говоря, утешало.

— То есть… — Джон замялся, не зная, как спросить.

— Мой брат тебе не сказал? — Глаза Шерлока блестели в прерывистом свете пролетавших мимо фонарей.

Джон покачал головой.
— Нет, лишь условия моего контракта.

Шерлок вытащил из кармана визитку.

Шерлок Холмс, консультирующий детектив.

Джон взял карточку.
— Значит, ты…

— В добавление к собственной работе помогаю полиции в подобных случаях, когда они откровенно выходят за рамки своих признанно неглубоких…

— Это из полиции звонили?

— Угу. Детектив Лестрейд. — Шерлок отвлёкся на пискнувший телефон. Он вытащил аппарат из кармана и внимательно уставился в экран.

Джон был немного удивлён, но не шокирован. В последнее время бизнесмены и правительство нанимали немёртвых для помощи в областях, где требовалась их специальная экспертиза. Компаниям, имевшим дела с клиентами-вампирами, шло на пользу наличие в штате пары-другой немёртвых. Армия точно пользовалась консультационными услугами вампиров, вроде Кеттингтона, что было очень полезно, и Джон понимал, что упрочивавшаяся интеграция только пойдёт на пользу его собственной профессии. Судя по всему, именно детективная работа Шерлока была главным поводом для беспокойства Майкрофта, но Джон не видел в этом большой проблемы. Ну и что, что Шерлок проводил несколько вечеров в неделю за поисками трупов, обнюхиванием пятен крови, да ещё и в окружении полицейских?

— Ага! — Вскрик Шерлока вклинился в мысли Джона.

— Что? — Джон наклонился, чтобы посмотреть на мобильный Шерлока, но тот уже повернул телефон, скрыв экран от взгляда Джона.

— Брат говорит, что твои вещи уже на пути в мою квартиру. А ещё он прислал мне твоё резюме, капитан Уотсон. Или мне стоит сказать, доктор Уотсон? Ты полон сюрпризов. — В голосе Шерлока что-то изменилось, выдавая нечто отчасти восхищённое, а отчасти — хищное.

Джон подумал, что ему, наверное, стоило бы испугаться.

Шерлок убрал телефон и уставился на Джона. Его взгляд идеально вторил выражению лица.

Джон сглотнул и заметил, что при этом взгляд Шерлока метнулся вниз, к его горлу. Джон поднял голову. Он мог поклясться, что видел кратчайший отблеск острой белизны, когда такси остановилось.

— Берри Курт! — объявил водитель, и момент был потерян.