Оборотная сторона бессмертия +827

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 19. Электи и сателлит

4 декабря 2014, 12:07
Гарри поднялся с пола и шагнул к двери.

- Стой подальше, – бросил он через плечо тоже поднимающемуся и все еще слегка хихикающему Драко.

- Поттер, ты себя слышишь? Как меня спасут два метра комнаты? – Малфой тут же в два шага преодолел разделяющее их пространство и, обняв Гарри со спины за талию, положил подбородок ему на плечо. – Мне так спокойней. Открывай.

Гарри усмехнулся и, ласково накрыв ладонью его пальцы у себя на животе, распахнул дверь.

Вокруг домика прямо на земле сидели двенадцать вервольфов-омег, а в шаге от порога спиной к двери – сам Альфа, все во вполне человечьем обличии. Тихий скрип двери заставил оборотней одновременно вздрогнуть и подняться. Уилан сделал шаг назад и склонил голову, а вслед за ним потупили взоры омеги.

«Что за цирк?» – хотелось поинтересоваться Драко, который все еще не мог вернуть себе серьезного настроя, но здравомыслие взяло верх, и он промолчал.

- Я должен извиниться, Электи, - хрипло произнес Альфа. – Вы оба слишком молоды… Мне было трудно справиться. Если вы закончили, удели мне полчаса. Пусть твой сателлит пока пообедает. Его проводят, если ты позволишь.

- Малфой, перевести можешь? – шепотом спросил Герой, слегка повернувшись к блондину, но не отрывая взгляда от Альфы.

- «Электи» – на латыни «Избранный», – так же шепотом ответил Драко. – Это про тебя, наверное. А «сателлит» – это… Видимо, «спутник», – он вдруг улыбнулся и ткнулся носом в тут же покрывшуюся мурашками смуглую шею: – Они считают меня твоим спутником, Поттер… Спроси, чего это они нас не трогают.

Альфа, все это время слушавший их молча, глядя исподлобья и ожидая ответа, наконец, вновь подал голос:

- Электи, он останется голодным. Отпусти его. Его вернут, если скажешь. Я пока все объясню тебе.

Гарри кивнул, приняв решение:

- Драко, сходи, поешь. Я буду здесь…

- Нет, – Малфой вдруг испугался, что не сможет рассказать того, что должен, а от этого зависело слишком многое. – Нет, Поттер, мне нужно поговорить с тобой, это важно…

- Полчаса, Малфой, – неожиданно жестко перебил его Гарри, по-прежнему не сводя напряженного прямого взгляда с Альфы. – Вернешься через полчаса, и мы поговорим… Иди.

- Поттер…

Гарри расцепил его руки:

- Иди.

- Полчаса, – прошипел Драко на ухо Герою. – И упаси тебя Мерлин уйти… Электи…

Он схватил куртку и вышел из домика. Альфа кивком головы приказал одному из омег проводить Малфоя в столовую, и оборотень тут же пристроился за спиной парня. Выйдя на дорожку, ведущую ко внутренним воротам на территорию лагеря, Драко обернулся. Гарри, приглашающе махнув головой на дверь, скрылся в темном проеме, и Альфа, быстро распустив своих людей, шагнул следом.


В столовой уже почти никого не было. Из ребят Малфоя остался только Гойл, без аппетита ковыряющийся в тарелке. Увидев друга, Грег оживился:

- Ну, как встреча? Он принес что-то? А новости какие-нибудь есть?

Драко сел рядом и, дождавшись, когда вервольф, обнюхав его поднос, отойдет в сторону, слегка улыбнулся:

- Что-то принес, я не смотрел, сам разберешься потом. А новости… Мы толком еще не успели поговорить, Гойл. Ешь, остыло же все уже…

- Чем же вы занимались все это время? – искренне удивился Грегори, и Драко не сумел сдержать ухмылку.

Друг замер, подозрительно глядя на него:

- Вы опять достаете друг друга?

- Достаем? – удивленно поднял на него глаза Малфой и тут же тихо рассмеялся: – Конечно, достаем! Так мы еще друг друга ни разу не доставали!

- То-то я смотрю, ты взвинченный и довольный, – совершенно серьезно пробубнил Гойл и поднялся из-за стола. – Драко, не заводи его. Он и одежду приносит, и сладости… Крису мясо перепадает. Пожалуйста, будь терпеливым. Я знаю, что ты его терпеть не можешь, но… Короче, как знаешь… Просто с ним сейчас лучше, чем без него.

Грегори развернулся и пошел к выходу, а Драко, наблюдая за ним, думал, сколь невинны и наивны мысли друга. Грег, верно, и подумать не может, что у него с Поттером вот так все изменилось… И если раньше Малфой посмеялся бы над недалекостью Гойла, то сейчас он смотрел ему в спину, ощущая, как от нахлынувшей нежности защипало глаза. Грегори был большим ребенком, а Драко уже очень давно стал для него единственным авторитетом. Вот уж кто никогда не положил бы в тарелку Малфою яд, вот кого не могла бы шантажировать никакая Аида ни жизнью отца, ни даже его собственной. Первым, к кому пришел бы Грег со своей бедой, был бы именно Драко. Только вот толку от его верности было мало. Способный предать Нотт в качестве друга и союзника рисовался Драко гораздо более полезным. Он мог взять на себя решение части проблем, мог встать плечом к плечу, прикрыть спину. Гойл скорее казался обузой, малышом наравне с Канингтоном и Кэрроу, на которого можно было положиться разве что в распределении передачки, и то предварительно подкорректировав детский эгоизм. Но сейчас Малфой слегка улыбался, думая, что ни за что не откажется от этой «обузы», слишком родной она была.

Только бы Поттер теперь все сделал так, как нужно Драко, и вытащил его отсюда. А уж там Малфой разберется. У него есть месяц. До следующего полнолуния надо увести из этого чертова места ребят. Раз Нотт сказал, что отец был одним из инициаторов арестов всех без исключения Пожирателей, значит, как только найдут зацепку против Кукловодов, можно рассчитывать, что всех невиновных выпустят и из лагерей, и из Азкабана. И Драко сделает все, чтобы достать эту зацепку. А Гарри ему поможет.

Электи… Кажется, он где-то слышал это слово. Или, возможно, читал. Избранный. Ну, да, Поттер – Избранный, кто бы сомневался, его с детства так называют. Но «Электи» – это что-то другое. Где-то глубоко в подсознании Драко маячило ощущение, что эти слова носят принципиально разное значение, и то, как назвал Героя Альфа, почему-то Малфою совершенно не нравилось. Какая-то опасность исходила от этого обращения, какая-то обреченность.

И еще этот «сателлит»… «Спутник», или иначе «телохранитель». Смешно! Чей телохранитель? Поттера? Мага, непринужденно заполняющего магией вакуум, где любая магическая энергия практически мгновенно распыляется? Артефакт, с трудом удерживающий купол над медотсеком, за мгновение сотрет с лица земли половину Британии, если его отсюда вынести, но здесь лишь едва мерцает, с трудом укрывая небольшое помещение скромным куполом. А Поттер раздражением возбужденного самца, которому помешали, скрутил вокруг такой клубок стихийной магии, что дай он ему волю, оборотней раскатало бы в аккуратные мясные лепешки. Подобной силой обладал разве что Волдеморт… И сам Мерлин! Какой, к лешему, «телохранитель»?..

Он доел небольшой бифштекс и поднялся из-за стола. Охранник тут же подошел к нему:

- Еще десять минут. В казарму?

- В медотсек к Канингтону, - вздохнув, ответил Драко.

Мужчина молча кивнул и вышел.


Малфой быстро проскользнул мимо кабинета, из которого слышался успокаивающий голос Барнза и чье-то жалобное хныканье, удивившись, что стоящий на охране медотсека вервольф ни слова не сказал о необходимости подождать, и нырнул в палату. Крис спал. Драко уже заподозрил, что колдомедик обкалывает его каким-то наркотиком наподобие тех, что вводили парням в полнолуние, и решил, что нужно будет поинтересоваться, отчего бы тогда и той чертовой ночью не усыпить паренька таким образом… Но в это мгновение снаружи раздался низкий, пробирающий до костей силой и глубиной волчий вой, и его тут же подхватили десятки ликующих голосов других вервольфов. Малфой медленно развернулся к двери.

- Драко… – раздался позади него едва слышный шепот Криса. – Он их принял, да?..

Блондин обернулся к мальчику и растерянно уставился на бледное как простыня лицо. О чем он говорит? Кто кого принял? Бредит?

Драко быстро шагнул к кровати и, присев на корточки, сжал теплые пальчики:

- Я пойду, посмотрю, что там, волчонок, а ты спи, ладно? Тебе надо набираться сил…

Мальчишка повел носом и едва слышно выдохнул:

- Сателлит… Ты – сателлит…

- Что?

- Малфой! – возмущенный голос Барнза заставил его вздрогнуть и обернуться. – Что вы делаете в медотсеке без моего ведома и в чужое время? А ну, марш отсюда! Кто вас пустил? Что же происходит с этими волками! Уилан доиграется! Муррей вышвырнет стаю, и снимут вето… Малфой, убирайтесь!

Драко поднялся и направился к выходу. Он позже поговорит с волчонком. Сейчас надо понять, что там происходит. И надо вернуться к Гарри. Только бы он не ушел…

Барнз вытолкал его практически взашей, а снаружи два сияющих как новенькие галлеоны вервольфа при его появлении почтительно склонили головы.

- Что происходит? – чувствуя уже довольно сильное раздражение, спросил Драко, уставившись на мужчин, с трудом удерживающихся, чтобы не завыть вновь в порыве ликования.

- Электи принял стаю! – довольно оскалился один из оборотней.

- Та-а-ак… – тихо процедил Драко, медленно сжимая кулаки и чувствуя, что сейчас и ему будет побоку любой вакуум – раздражение от непонимания происходящего вызывало желание разбить кому-нибудь лицо, и в настоящий момент рисковали сияющие оборотни.

- Он ждет тебя, – видимо, не замечая сверкающих в стальных глазах молний, сообщил один из вервольфов и, развернувшись, направился к выходу во внутренний периметр.

Малфой скрипнул зубами и быстро зашагал за ним, размышляя, что Поттеру, действительно, морду бить гораздо приятнее, продуктивнее и откровенно безопаснее.

Уилан стоял, привалившись плечом к стене дома, задумчиво ковыряя носком ботинка какой-то камушек и слегка ухмыляясь. Когда Драко и его сопровождающий были уже метрах в двадцати от домика, Альфа поднял глаза, оттолкнулся от стены и шагнул навстречу, слегка кивнув Малфою:

- Опаздываешь.

- Сколько у меня есть времени? – Драко ускорил шаг, обгоняя свой конвой.

Парень уже почти поравнялся с Уиланом, когда заметил висящий на его плече ремень. Ремень, который он час назад самолично расстегивал на штанах Гарри. Что вообще тут творится? Какого черта, у этого волка делает личная вещь Поттера?

- У меня в разнарядке указано время посещений с двенадцати до восемнадцати, – ответил Альфа. – Это максимум. Остальное на его усмотрение.

- А почему тогда опаздываю? – взорвался Малфой и проскочил мимо него, раздраженно толкнув плечом.

Альфа недовольно рыкнул, но не остановил, а лишь бросил вдогонку:

- Потому что полчаса и тридцать пять минут – разные вещи, Малфой.

Драко распахнул дверь и, войдя внутрь, открыл было рот, чтобы высказать Гарри все, что он думает о происходящем, но, напоровшись на тяжелый взгляд зеленых глаз, осекся.

- Почему ты не сказал, что тебя пытались убить? – очень тихо процедил Поттер.

Драко готов был вернуться и голыми руками свернуть шею Уилану. Какого плешивого боггарта этому волку приспичило рассказать Гарри про покушение?! Драко не собирался ничего говорить об этом. Гриффиндорец не был дураком, он довольно быстро сложил бы два и два, как только Малфой показал бы ему письмо. А подставлять Нотта Драко не собирался. Это его человек, и он уже сам все с ним выяснил.

Выругавшись про себя, блондин решил, что демонстрация письма отменяется, придется немного менять текст в устном рассказе.

- Поттер, я в лагере. Повздорил с уголовником, мне пытались отомстить. Канингтон спас мою шкуру. Я жив-здоров, о чем тут рассказывать? Вы все это время обо мне трепались?

- И о тебе тоже, – Гарри отвернулся к окну. – О чем ты хотел поговорить?

О, Драко хотел поговорить о многом! Сейчас, например, ему было очень интересно, что произошло с оборотнями, что означает: «Электи принял стаю», и кто, черт возьми, такой – этот «Электи»? А еще ему нужно было попытаться, обойдя острые углы, донести информацию о свитке, и о том, что кроме него, никто этот свиток не достанет. И рассказать про Аиду, и про ее нападение в камере следственного на отца Нотта. Он даже не знал, с чего начать, поэтому начал с самого волнующего его вопроса:

- Как ремень из твоих штанов оказался у чертова оборотня?

- Ритуал принятия зверя в собственность Электи, – совершенно бесстрастно, словно весь день готовил этот ответ, произнес Гарри, не оборачиваясь, и тут же задал свой вопрос. – За что ты дал по морде Забини?

- Да чтоб его!.. – задохнулся от негодования Драко. – Какого черта он тебе пересказывает все, что ни его, ни тебя не касается?

- Меня не касается? – опасно зарычал Гарри, медленно разворачиваясь. – Ты вообще собирался сказать мне, что он к тебе шастает, или это тоже меня не касается? Что у тебя с ним?

- Слушай, ты, Электи, или как там тебя теперь кличут! – взорвался Малфой. – А не пошел бы ты со своим допросом? Может тебе еще зад предъявить для освидетельствования собственной невинности? Прости, пожалуйста, благодетель мой, что ко мне еще друг детства сумел прорваться! Знаешь, что, Поттер! А иди как ты лесом на свою волю, и оставь мне мое спокойное заточение! Без тебя проблем навалом!

Он развернулся и собирался вылететь прочь, но у самой двери крепкие пальцы схватили его за плечо.

- Прости.

- Отвали, Поттер!

- Не могу. Ты мне нужен.

Драко медленно выдохнул. Мерлиновы яйца, он только что чуть не испортил все. Обернувшись, Малфой взглянул в виноватые зеленые глаза.

- Поттер, я не зверь, и в собственность себя не передавал, – тихо предупредил он. – Я же не спрашиваю тебя, чем вы при встрече занимаетесь с Уизли.

Гарри почему-то вздрогнул и, резко обняв, прижал к себе.

- Драко, прости… Я просто подумал… Что ты скрываешь… И решил…

- А ты дал мне возможность хоть что-то тебе рассказать? – усмехнулся Малфой и скользнул ладонями по его спине.

Гарри слегка улыбнулся ему в шею и осторожно прикоснулся губами к коже.

- Мне не разговаривать хочется, – горячее дыхание заставило Драко покрыться мурашками.

- Поттер, - почти простонал блондин. – Нам правда очень нужно кое-что обсудить…

- Да, сейчас… – теплый влажный язык пробежал по шее снизу вверх, скользнул за тонким аккуратным ухом, поиграл с мочкой.

Драко рвано вздохнул и впился пальцами в сильную спину.

- Гарри… Отцу Нотта угрожают расправой, если Тед… а-а-ах… Мать твою… Гарри!

Поттер отстранился, одурманенным взглядом пробежал по тонким чертам и, замерев на губах, облизнулся:

- Если Тед, что? – выдавил он из себя и, не дожидаясь ответа, приник к манящему его рту жадным поцелуем.

«Один раз», - мелькнула в голове Драко короткая мысль, и пальцы сами поспешили расстегнуть геройские штаны. Смазка уже пачкала белье, трущееся об обнаженную нежную головку, и Гарри благодарно замычал Малфою в рот, когда тот освободил его от этого неприятного трения.

Член удобно лег в руку, вызывая нереальное наслаждение от скольжения по ладони. Подобного Драко еще ни разу не испытывал, словно каждая точка соприкосновения его тела с телом Поттера вмиг становилась эрогенной зоной. Спонтанная, безумная мысль пронзила мгновенно. Да, он хотел попробовать! Боялся, но до дрожи хотел! Нужно только…

- Гарри… – он оторвался от горячего жадного рта. – Гарри… А ты… Ты можешь… Гарри, зажги «Люмос».

- Что?.. – просьба была такой неожиданной, что Герой немного опешил. – Зачем тебе «Люмос»?

- Проверить… – Драко слегка улыбнулся и закусил губу.

- Сейчас?

- Именно, – твердо кивнул Малфой.

Палочка Гарри выскользнула из рукава, и через доли секунды перед носом Драко засветился маленький ровный огонек.

- Все? – ворчливо поинтересовался Поттер. – Мы можем продолжить более взрослые игры?

Улыбка Малфоя стала еще шире, а вот тело начала бить нервная дрожь.

- Можем… Только очень-очень осторожно, хорошо?

Гарри непонимающе смотрел на него, а Драко быстро развязывал веревочки на штанах.

- Ты чего задумал? – настороженно спросил наконец Поттер, когда Малфой потянул его к столу, не позволяя убрать палочку.

- Мне от тебя нужно одно маленькое заклинание, Поттер… Только не накосячь, умоляю!

- Малфой!

- «Любрикус», – шепнул Драко ему в самое ухо. – И лучше, потренируйся на пальцах.

Он спустил штаны вместе с бельем и отважно улегся грудью на стол, выставив на обозрение голый зад.

- Давай, Поттер, пока мне не стало совсем страшно.

Теплая ладонь несмело легла на худую ягодицу, осторожно скользнула по ней вниз и вернулась обратно.

- Я не могу, Драко… – хрипло выдавил Гарри.

Малфой обернулся. На Поттера жалко было смотреть, казалось он вот-вот расплачется. Кусая губы, Гарри скользил полным боли взглядом по обнаженным ягодицам и, кажется, почти не дышал.

- Гарри, ты чего?

Взгляд зеленых глаз метнулся к его лицу, и сердце Драко пропустило удар. Кажется, Поттеру произошедшее в Министерстве нанесло даже большую травму, чем самому Малфою. И с этим нужно было что-то делать, причем срочно, раз уж Драко столь безрассудно уже подставил задницу. Теперь только вперед, пути назад не было. Если они сейчас не преодолеют это, Гарри может просто больше не вернуться.

Малфой быстро откидывал все неподходящие фразы и формировал новые. Главное не ошибиться! Главное, надавить на нужные кнопки и заставить Поттера сделать этот шаг. Чертов хрупкий, нежный, ранимый Спаситель магического мира!

- Гарри… Мне это нужно, – тихо прошептал Драко, пряча глаза, но внимательно наблюдая за дрожащими пальцами Поттера боковым зрением. – Пожалуйста, Гарри… Давай перейдем этот Рубикон. Там, где была такая близость, стыда ведь быть уже не может… Пожалуйста, Гарри!

Пальцы дрогнули чуть сильнее и тут же крепко сжали палочку, а мгновение спустя Поттер опустился на корточки, и задницу Драко обдало жарким дыханием.

- Я никогда, никого так не желал, Малфой, – тихо пошептал Гарри, и его губы мягко коснулись бледной кожи. – Но сейчас… Я не могу… Потому что… – язык скользнул по копчику, теплые пальцы осторожно раздвинули ягодицы, и слова опалили горячим потоком тут же сжавшийся анус. – Все, что даешь мне ты, я хочу отдать в ответ… А я… – что-то влажное и теплое нежно тронуло дрогнувший вход, и Малфой тихо застонал. – Я не могу здесь… и сейчас… Дай мне время, Драко.

Рука Поттера скользнула между немного расставленных ног и сжала налившийся и готовый взорваться член. Язык нежно вылизывал и неглубоко толкался внутрь, а пальцы мягко двигались по напряженной горячей плоти.

- По-о-оттер, – застонал Малфой, понимая, что до дрожи, до слез хочет, чтобы эта дразнящая пытка закончилась, и внутри оказалось что-то нежно-давящее. – Пожа-а-алуйста… Я тебя хочу… Тебя!.. Там!.. – он умоляюще захныкал и подался бедрами назад. – Я потом трахну тебя… Два раза… Когда… Когда ты будешь готов. «Любрикус», Гарри-и!..

- Два раза… – голос Поттера был необычно низким и хриплым.

- Да-а-а!..

Палочка на дюйм осторожно проникла во влажное от слюны отверстие. Поттер едва слышно шепнул заклинание, и Драко почувствовал, как внутри стало влажно и скользко. Кончик магического оружия исчез, и его место занял палец, несмело проникнув на одну… две… и, наконец, три фаланги.

- Драко, я боюсь, – тихо признался Гарри. – Ты такой… Тугой.

- Поттер, не заставляй меня вести себя, как течная сука, – зло прохрипел Малфой – в конце концов, это ему сейчас положено было бояться. – Верни свои пальцы мне на член, мантикора тебя раздери, они там нужнее!

Он протянул руку назад и тут же наткнулся на искомый геройский орган, рвущийся в бой вопреки страхам своего хозяина. Драко крепко сжал его, давая понять, что Гарри уже не удастся улизнуть, и когда Поттер тихо застонал, вытаскивая палец с испуганным шепотом: «Не растянул даже!» – Малфой направил его головку в собственное сочащееся смазкой анальное отверстие, закусив губу от осознания масштабов собственного же безрассудства. Он помнил – Блейз рассказывал – что больнее всего, когда головка проходит сфинктер. Значит, сейчас будет больно.

Что будет ТАК больно, Драко даже предположить не мог! Он осторожно начал насаживаться, чувствуя, как раздвигается рефлекторно сжавшееся мышечное колечко, и изо всех сил стараясь его расслабить. Гарри замер, боясь пошевелиться, и Малфой был ему за это безмерно, безумно благодарен! Потому что, двинься тот хоть на миллиметр, Драко был уверен, разрывов избежать бы не удалось.

Медленно, очень медленно, кусая губы и стараясь не издавать звуков, чтобы не напугать Поттера, Малфой давил отверстием на головку, крепко сжимая ствол в кулаке.

- Драко… – наконец не выдержал Гарри. – Тебе же чертовски больно, хватит!

«Чертовски – это не то слово, Поттер!» – подумал Малфой, но вслух только зашипел:

- Ш-ш-ш-ш… Следи… Следи за головкой… С-с-скажеш-шь, как… войдет…

Прошло не меньше минуты, когда Гарри, наконец, выдохнул:

- Есть… Драко… Я в тебе…

Малфой замер и только сейчас заметил, что почти до крови впился зубами в собственную свободную руку. Слезы скатывались по носу и капали на столешницу. Слава Мерлину, Поттер был так сосредоточен на своем члене и дырке, в которую его с таким трудом впихивали, что этого не заметил!

- Сейчас… – прерывисто выдохнул Драко. – Дай мне несколько секунд… Я привыкну… Сейчас…

Гарри не двигался, он лишь ласково скользил ладонями по ягодицам и пояснице Малфоя и почти не дышал. Наконец боль немного притупилась, и Драко слегка толкнулся назад. Блейз был прав. Это было неприятно, но уже не так мучительно.

- Давай, Поттер, – выдавил блондин. – Сделай нам хорошо… Только… Не выходи полностью.

Гарри осторожно начал погружаться. Миллиметр за миллиметром… Драко вновь впился зубами в собственное запястье, издавая лишь едва слышные стоны. Рассказы Забини сейчас были как нельзя кстати! Вот оно – ощущение, что хочется в туалет… А ты еще рычал на Блейза, Поттер. Да если бы не Забини, парень под тобой сейчас бы крайне сильно запаниковал, испугавшись, что обделается, и кто его знает, чем бы это закончилось! Нет, это фантом. Просто надо переждать, тем более, что Барнз его сегодня хорошенько промыл. Вот напрягающее пощипывание у самого входа – не страшно, пройдет. О-о-о! Та самая точка, которую приучал к массажу колдомедик, от давления на которую кажется, что внутри все сводит сладкой судорогой.

- Да-а-а… – выстонал Малфой, и услышав, как из груди Поттера тут же вырвался ответный стон, подбодрил: – Мне не больно… уже… Не бойся.

Гарри начал двигаться немного увереннее. Теплая, широкая ладонь скользнула по худому бедру и нырнула в пах. Член Драко немного опал, но под нагло облапавшими его пальцами тут же начал снова наливаться.

А пару минут спустя Малфой окончательно забыл и о боли, и о том, где находится, и что за тонкой дверью стоит вервольф, а возможно, уже не один. Сейчас для него существовали только ласковые пальцы Поттера, сжимающие его член; теплые нежные губы, покрывающие поцелуями шею и плечи; тихие, низкие стоны; и гладкий, горячий член, заполняющий самое интимное его «естественное отверстие».

Он обернулся, желая увидеть того, кто дарит ему первый настоящий секс.

Темные прядки прилипли ко лбу; капельки пота быстро сбегали с висков по скулам, и некоторые добирались до смуглой шеи; искусанные губы местами треснули; а зеленые глаза сейчас казались мутными, словно цветущие речные воды.

В это мгновение Драко вдруг осознал, что он не жил до сих пор. Он только что сделал свой первый настоящий вдох. Расфокусированный взгляд Гарри скользнул по его лицу и впился в серые, наполнившиеся слезами глаза. И Малфой понял, что их дыхание началось сегодня одновременно, и теперь оно синхронно… Пока не оборвется навеки.

Оргазм накрыл их так неожиданно, что Драко невольно вскрикнул, а Гарри прокусил потрескавшуюся губу до крови. Никогда прежде Малфой так долго и так мучительно сладко не кончал. Казалось, это длилось несколько минут. И когда всю промежность наконец свело болезненной судорогой, блондин завыл в голос.

- Чш-ш-ш, – зашептал Гарри ему на ухо, осторожно поглаживая сжавшиеся до каменной твердости яички и пульсирующий подрагивающий член. – Сейчас… Все… Все хорошо… Я здесь…

- Только не двигайся пока, – простонал Драко. – Пусть отпустит…

- Не буду… Не буду… Драко… Я кажется… Я тебя…

- Нет!.. Не здесь!.. Не произноси этого здесь!..

Они оба замолчали. Несколько минут полной тишины. Это место не услышит рвущихся из них слов. Потому что в этих словах вся магия Земли, вся магия огромной живой планеты. И это проклятое место не заберет у них такое волшебство, не распылит на атомы, не развеет в вакууме. Они оба сохранят эту силу внутри себя и однажды, потом, на здоровой, живой земле подарят ее друг другу.

- Как ты? – наконец спросил Поттер.

- Нормально, затекло только все. Вытаскивай.

Скользкий опавший член выскользнул из припухшего ануса, тихонько хлюпнув смазкой и спермой.

- Очищающее, Поттер… – попросил Малфой, очередной раз вспомнив Блейза с рассказом о частых реакциях слизистой на сперму небольшим отеком. Ходить с отечным сфинктером – а представлялось это Драко крайне нелицеприятно – парню совсем не хотелось.

Кончик палочки снова неглубоко проник в растраханный вход, и Малфой тихо зашипел от обжигающего действия заклинания.

Гарри поправлял одежду, чистил заклинанием испачканные Малфоем столешницу и робу, а Драко наблюдал за ним и слегка улыбался.

- Кто ты такой, Поттер? – наконец спросил он. – Или даже – что ты такое? Кто этот «Электи»?

Темноволосый парень на мгновение замер, а потом, смущенно улыбнувшись, пожал плечами:

- Не знаю, вернусь домой – у Гермионы спрошу. Может, она чего объяснит.

- А Уилан тебе не сказал? – удивленно спросил Драко и, поморщившись, опустился на стул.

- Больно? – тут же с тревогой заглянул ему в глаза Поттер.

- Нет, нормально… Больше страшно, – улыбнулся Малфой.

- Уилан ваш сказал, что я что-то типа сверхчеловека. Ну, то есть человек, но очень сильный. Такой сильный, что могу держать под контролем инстинкты животных… Ну, и там людьми управлять… И вообще. Короче бред всякий. Мне плевать, Драко. Он пообещал, что никому не позволит тебя пальцем тронуть, если я соглашусь стать его хозяином… Ну, и его стаи. Я согласился. Так что у тебя теперь стая оборотней-телохранителей, – он скользнул быстрым поцелуем по уголку губ Малфоя. – Это самое главное.

Драко нахмурился.

- То есть ты, идиот ты непроходимый, ничего толком не выяснив, согласился на какой-то магический ритуал, и теперь являешься владельцем стаи оборотней, понятия не имея, чем тебе грозит такое имущество - я правильно понял, Поттер? – с каждым словом голос Малфоя все больше начинал походить на рычание.

- Мерлин! Драко, ну какой магический ритуал?! – усмехнулся Гарри. – Он просто спросил, согласен ли я, я ответил, что да, если они не дадут тебя в обиду. Он ответил, что жизнь сателлита хозяина будет для него и его людей важнее всего на свете. Я сказал: «По рукам!»… И все!

Драко смотрел на невинно улыбающегося Поттера и думал, что была бы его воля, он бы сейчас хорошенько выбил дурь из этого Героя лагерным кнутом. Но так или иначе, дело было сделано, теперь оставалось выяснить, что это было за «дело», и чем оно им грозило. Как и то, чем им грозили их новые «звания» и такая нереальная сила Гарри.

- Значит так, Электи, сегодня же выясняешь, кто ты такой! И заодно, уточни, кто такой теперь я…

- Судя по твоему тону, ты теперь мой Бог и Господин, – рассмеялся Гарри.

- У меня другие ассоциации, Поттер, – тяжело вздохнул Драко. – Мне кажется, я нянька-сквиб у избалованного чистокровного маленького волшебника.

Гарри сел рядом с ним и обнял за плечи. Малфой тут же прижался к нему и потерся носом о пахнущую горьковатым потом и дорожной пылью шею.

- Что ты говорил про отца Нотта? – наконец вспомнил Поттер.

Драко вздохнул. Пора было раскрывать карты.

Он рассказывал долго, тщательно подбирая слова, чтобы не выдать Теда. Гарри слушал молча, ни разу не перебив, не поторопив, не задав вопроса. И Драко поражался этой способности слушать. Так умел только, может быть, Темный Лорд, вгоняя в дрожь рассказчика внимательным взглядом нечеловеческих глаз и молчаливым ожиданием окончания монолога, чтобы потом парой точных вопросов вывернуть наизнанку любую историю и вытряхнуть из нее все недостающие сведения.

От взгляда Поттера дрожь ужаса по телу не пробегала, но ощущение, что этот человек запомнил каждое твое слово, и навязчивая мысль, что ты мог где-то оступиться и ляпнуть что-то лишнее, не отпускали.

Драко обрисовал картину с Ноттом так, словно Аида требовала от него информацию о нахождении свидетельства связи Волдеморта с Кукловодами, и угрожала смертью отца. О том, что письмо у него в наличии, Малфой не упомянул, но про странное написание сказал, а потом достал бумажку с записанным Ноттом именем адресата.

Гарри долго смотрел на надпись, слегка прищурившись, будто мучительно вспоминая о чем-то.

- Поттер, что? Ты знаешь, кто это?

- Что-то знакомое, но не могу пока понять – что, – тихо ответил Гарри и сунул бумажку в карман. – Авроры поработают с этим. Что еще?

Драко несколько секунд кусал губы и наконец решился:

- Поттер, я знаю, что ищет эта Аида. Вернее, я не знаю, что там, но я знаю, где это… И только я могу это достать.

- Малфой, выключай слизеринца, говори ясней.

Драко слегка усмехнулся. Ну, да, конечно, гриффиндор раздражают недосказанности.

- В Малфой-Мэноре, – начал он, снова быстро мысленно прокручивая слова и фразы, подыскивая наиболее подходящие связки. – Тайник под прикрытием родовой магии. Там спрятан какой-то документ, компромат на этих Кукловодов. Снейп спрятал или отец, я не знаю. Но найти тайник и достать могу только я, – он немного помолчал, Поттер вновь, тонко чувствуя, что фраза не закончена, беззвучно ждал. – Вытащи меня отсюда, Гарри. Надо найти этот тайник.

- Тебя пытался убить Нотт, Малфой? – вдруг в лоб спросил Поттер, и Драко вздрогнул от неожиданности.

- Как?.. Нет! С чего ты взял?!

- Совпадений много, – спокойно ответил будущий аврор. – Передай ему, что его отец будет жить, пока на тебе ни царапины. Я не Аида. Но мне сегодня сказали, что ты – мой сателлит. Если тебе будет что-то угрожать, я сломаю мир. Может, я неправильно слова подбираю, но суть, думаю, ясно передал. Если твой Нотт сделает хоть шаг в сторону, Драко, я начну ломать мир с него и его папаши.

- Так, Поттер, стоп! – Драко сжал ладонями смуглую шею и заглянул в мечущие далекие молнии зеленые глаза. – Я сам решу проблемы со своими людьми. У тебя, вон, теперь целая стая, вот ими и занимайся. И! Вытащи! Меня! Отсюда!

Поттер несколько секунд хмуро смотрел на него, но потом притянул к себе и крепко сжал в объятиях.

- Вытащу. Только сам никуда не рвись, Драко. Я приду за тобой, и мы вместе отсюда уйдем.

Малфой молча кивнул. Они сидели в тишине, пока Поттер опять не заговорил:

- Я ненавидел Сивого. Но, кажется, теперь я обязан его сыну твоей жизнью…

Драко слегка улыбнулся:

- Волчонок просто мальчишка, Поттер, маленький, одинокий мальчишка. Его мать убили, а отец сошел с ума и стал монстром… А Крис… Гарри, я ведь вчера думал, что он умрет…

- Почему? – Герой так искренне встревожился, что Драко невольно снова улыбнулся и прижался к нему чуть крепче.

- Полнолуние, Поттер. Полнолуние в цепях его чуть не убило…

- И что с ним сейчас? – серьезная внимательность в голосе.

- Отсыпается в медотсеке. Кризис миновал вроде. Но впереди еще очень много полнолуний в застенках. А аконитовое здесь не действует, как и любое другое… Поттер, надо успеть решить все до следующего полнолуния…

Гарри вдруг дернул вверх рукав куртки и несколько секунд смотрел на часы и широкий кожаный браслет на запястье. Потом развязал шнуровку украшения и, сняв его с руки, протянул Драко. Блондин непонимающе уставился на него:

- Это что?

Поттер молча поднялся и, присев спиной к Малфою у сумок, долго рылся в гостинцах, взрезал какие-то упаковки и, наконец, обернувшись, положил рядом с Драко маленькую коробочку копченых колбасок.

- Передай это мальчишке, – произнес Гарри, выпустив изо рта палец, на котором тут же выступила капелька крови – видимо, порезался, когда что-то вскрывал. – Скажи, что от меня в благодарность за твою жизнь. И скажи, что я приказал глаз с тебя отныне не спускать.

Драко улыбнулся и, потянув его за руку, сам слизал алую солоноватую каплю с металлическим привкусом.

- Поттер, его мечты в «Ежедневном Пророке» напечатали? Он у меня твою куртку выпрашивал…

- Куртку никому не давай, Драко, – тут же серьезно перебил его Гарри. – У меня не так много осталось от Блэка.


Поттер вышел из домика для свиданий без пяти шесть вечера. Последний раз скользнув пальцами по ладони Драко, он развернулся и быстро зашагал к воротам. Странная тоска сжала сердце Малфоя. Почему-то на мгновение ему вдруг показалось, что уходящий в темноту Гарри падает в черную пропасть. Драко тряхнул головой, отгоняя наваждение, и, отвернувшись, направился к ожидающему его вервольфу. Пора было ужинать.

Спасибо an iv за коллаж к главе!
http://s01.yapfiles.ru/files/1016647/_i_sattelit555pvarbf.jpg