Оборотная сторона бессмертия +779

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 20. Портключ в форме...

7 декабря 2014, 00:07
Примечания:
ВНИМАНИЕ! Глава является фантазией верующего, но не религиозного Автора. Если Вы переживаете за свои религиозные чувства, не читайте! Автор предупредил.
Оказавшись дома, Гарри задумчиво потер медное кольцо, улыбнувшись, снял его с пальца и аккуратно положил на каминную полку.

- Может, портключ в форме кольца изначально был зна́ком? – пробормотал он, скинул куртку и отправился ставить чайник, только сейчас поняв, что невероятно голоден.

Нужно было многое обдумать, но мысли почему-то витали совершенно не там, где нужно, и Гарри то и дело ловил себя на мечтательной улыбке и воспоминаниях о тихих стонах и настойчивых любопытных пальцах, о сухих прохладных губах и влажном тепле рта, о нежных бархатистых яичках и вздрагивающем от напряжения члене, о тугой, беззастенчиво оттопыренной заднице...

Дыхание в который раз перехватило, и Поттер усмехнулся:

- Ты обещал мне девушку, Сириус. Не от парня я должен был задыхаться, и уж тем более не от Малфоя! - он прикрыл глаза, словно смакуя произносимые звуки. – Дра-ко Мал-фой… Как так случилось, что я раньше не замечал, насколько приятно звучит его имя?.. Так же как твое, Сириус Блэк…

Гарри присел на подоконник и уставился в окно. Ветер гнул лысые деревья, а ледяной дождь тоскливыми росчерками резал на мелкие лоскуты желтый свет фонарей. В доме было тепло, на огне уютно потрескивал закопчённый чайник. Но сейчас юный Герой вдруг ощутил, как пусто в этих старых, местами потрескавшихся стенах. Отчего он раньше не замечал этой пугающей пустоты, этой навязчивой тишины? Еще месяц назад ему было комфортно коротать здесь вечера в компании бутылки огневиски и воспоминаний о тех, кто ждал его по другую сторону могильных плит.

- Просто мертвым привычно в их склепах, - побормотал парень и снова усмехнулся. – А меня сегодня, кажется, напоили живой водой, да, Сириус?

Палочка выскользнула из рукава. Очень многое нужно сделать! Через полтора месяца у магглов Рождество, а у магов Зимнее Солнцестояние, и все это в магическом мире празднуется бурно и весело, сплетая обычаи и ритуалы двух земных миров в одну яркую нескончаемую феерию. В этом году он хочет нырнуть в зимнюю сказку с головой, держа за руку человека, с которым научился дышать.

Он должен вытащить Драко. Но сначала нужно обеспечить ему безопасность. На данный момент более безопасного места, чем антимагический вакуум под охраной стаи вервольфов, на Земле не существовало. Оборотни там смогут защитить Малфоя и от магов, и от магглов, а Канингтон подстрахует в ситуациях, подобных попытке отравления.

Он понятия не имел, как действовал этот нелепый ритуал с передачей оборотню личной вещи и окроплённой кровью хозяина еды. Никакой волшебной связи, как, например, при заключении магического договора, он не почувствовал, когда скрепил таким образом их соглашение с Уиланом. Но отчего-то он верил вервольфу. Хитрости ни в его словах, ни в бледно-голубых глазах парень не заметил.

Альфа сказал, что зверь, имеющий хозяина-Электи, способен справляться с инстинктами, потому что основными его инстинктами становятся подчинение Господину и верность Другу. Принимая стаю, по словам Уилана, Гарри освободил их от влияния луны. Если мальчишка Канингтон примет его подарок, по идее, это и его спасет от мучительных полнолуний в заточении.

Осталось только выяснить, насколько все это правда, какие подводные камни мог скрыть оборотень… И как так вышло, что он оказался вдруг этим самым Электи? И самое главное: кто такой сателлит, и чем это «звание» может обернуться Малфою?

Патронус с просьбой поискать информацию об Электи и сателлитах умчался к Гермионе, Гарри налил чай и, вернувшись в гостиную, сел у камина. Его личные вопросы теперь можно было отложить в ожидании ответа подруги, и оставалось время обдумать полученную от Драко информацию о Кукловодах.

Аида Никс. Гарри достал из кармана бумажку с именем адресата, которого обязана была найти почтовая сова, выведенным рукой Нотта, искалеченной угрызениями совести. Что ж, если найдет птица, то найдет и человек. «Тем более сверхчеловек!» - усмехнулся Поттер и задумчиво взъерошил волосы. Он уже знал ответ, но никак не мог ухватить его за хвост. Драко сказал, что письмо написано очень странно, от третьего лица. Словно писал иностранец. Это было логично, если учесть, что речь, судя по всему, шла о международном заговоре…

У них была еще одна зацепка – спрятанный в Малфой-Мэноре компромат, который достать мог только тот, кого пропустит родовая магия. Видимо, именно это стало причиной покушения на Драко. Гарри слегка побледнел, осознав вдруг, что он сам мог стать фактором, побудившим Кукловодов совершить попытку убийства Малфоя. Конечно! С чего это вдруг Национальный Герой повадился к юному Пожирателю, не иначе, как за информацией! И все это означало только одно: как бы Драко ни просил о срочном освобождении, Гарри сделает все, чтобы пока оставить его запертым в вакууме под защитой вервольфов. Он никому не сообщит об этой завязанной на Малфоях зацепке, чтобы Ордену и в голову не пришло вытащить Драко или его родителей из безопасных застенок.

Вызов по каминной связи заставил парня отвлечься от мыслей о Кукловодах.

- Привет, Гарри, к тебе сейчас можно?

Он улыбнулся. Гермиона была единственной, кто всегда спрашивал разрешения, брат и сестра Уизли искренне считали, что раз камин для них открыт, значит, приходить они могут без предупреждения в любое время дня и ночи.

- Заходи уже! Тебе чай налить? – Гарри поднялся с кресла.

Грейнджер тут же выскочила из камина, слегка фыркая и торопливо отряхиваясь:

- Налей, - кивнула она и, проходя мимо, чмокнула его в щеку. – Я в библиотеку. Сейчас вернусь. Я здесь видела нужную нам книгу. Ты хоть что-то читаешь, кроме новостей о квиддичных матчах, Гарри?

- Зачем? – изображая искреннее удивление, расплылся в улыбке парень. – У меня же есть ты!

- Эксплуататор! – донеслось из коридора. – А зачем мы это ищем?

- Потому что меня назвали Электи, - крикнул Гарри, почти уже дойдя до кухни. – И мне бы хотелось понять, что это за зверь.

Он не понял, что за спиной наступила гробовая тишина. Достав чашку, Поттер прямо в ней заварил любимый Гермионой молочный улун и, развернувшись к двери, замер. Девушка стояла на пороге кухни немного бледная и пораженно смотрела на него.

- Кто тебя так назвал? – тихо выдавила она.

- В чем дело? – Гарри почувствовал, как замедляется время, а сердце сжимает холодный обруч тревоги.

- Гарри… Ты не можешь быть… Электи… – ее взгляд на мгновение смущенно метнулся в сторону, но тут же смело вернулся обратно. – Гарри, Электи – это проклятие вечного одиночества… Если нет сателлита. А если есть… Кто тебя так назвал?

- Оборотни в лагере. А если есть, то… Что?

Девушка вслепую, не сводя с него взгляда, нашла стул и опустилась на него.

- Если есть, Гарри, значит... Сателлит – тот, кто делает Электи человеком. Живым… и смертным. И это всегда мужчина, Гарри, мужчина, с которым Электи связывает…

Девушка осеклась. Герой подошел и присел на край стола, поставив чашку перед подругой.

Живым. Да, сейчас он чувствовал себя именно живым. Как никогда! Быть может, только присутствие рядом Блэка влияло на него подобным образом. Но даже с ним все было иначе, потому что…

Осознание накатило с силой цунами. Поттер впился пальцами в столешницу, и старый стол жалобно скрипнул.

- Гарри?.. – испугано прошептала Гермиона.

- Найди эту книгу, - хрипло выдавил парень.

Девушка вскочила и бросилась в библиотеку, а Гарри еще несколько секунд смотрел невидящим взглядом в одну точку, чувствуя, как в груди рвется на части сердце. Он любил Блэка. Он любил его не как крестного или отца, но не успел осознать этого тогда… Не успел понять, что дышит. Он потерял свою первую любовь, так и не познав ее. Не познав самого себя!

- Нашла! – донеслось из коридора.

Оттолкнувшись от стола, он взял чашку и отправился в гостиную. Не время было погружаться в тяжелые размышления о Сириусе. Позже. Когда он останется один. Позже.

Гермиона вошла следом за ним и, присев на подлокотник его кресла, протянула маленький томик с коротким названием: «Исток Жизни». Автора на старой обложке уже невозможно было разобрать.

- Осторожно, Гарри, она очень ветхая, - почти шепотом произнесла Грейнджер и мягко скользнула ладонью по плечу парня.

Поттер взял книгу, раскрыл и, не видя строк, уставился в страницы – мысли упрямо возвращались к Блэку. Гермиона поднялась и, пересев в кресло напротив, зажала в пальцах горячую чашку с чаем.

- Это не научные изыскания, Гарри, - тихо вздохнула она, поняв, что он не читает и по-своему рассудив о причинах его состояния. – Это, скорее, собранная в мифах и исторических архивах информация, из которой сделаны довольно субъективные выводы.

Он поднял на нее взгляд:

- Ты читала ее?

- Да, это очень интересно. Я случайно наткнулась…

- Рассказывай.

Девушка протянула руку:

- Давай, я зачитаю тебе несколько основных моментов. А потом если будут вопросы, найду здесь ответы.

Он молча протянул ей томик. Гермиона, раскрыв книгу, быстро нашла нужную страницу.

- Исток Жизни – единственная сила, объединяющая все живое на живой планете, - начала читать девушка. – Лишь наличие внутри планеты сердцебиения Истока определяет возможность превращения безмолвной сферы в Колыбель Жизни. Об этом помнит любой волшебник, об этом догадывается любой маггл, но и магический мир, и мир маггловский до сих пор мало что знает об Истоке Жизни Земли. Нам известно лишь, что каждый из нас несет искру из Истока, которая у магглов называется Духом. Благодаря Духу все живое на Земле знает свое место и создает гармоничный многогранный мир. Однако наши Создатели не только населили эту планету оболочками, принявшими в себя частички Истока, но и принесли с собой искры Истока своего родного мира – то, что сделало людей людьми, а магов магами – у магглов это называется Душой.

По одной из теорий, которую мы рассматриваем, как наиболее вероятную, вначале запасов энергии своего Истока у Создателей было много, и на Земле появились волшебники – люди соединившие в себе Душу и Дух в неравных пропорциях, люди похожие на Создателей и чужеродные Земле. Планета болела и пыталась отторгнуть инородное. Погибло много волшебников, прежде чем Создатели, в стремлении спасти остатки своих творений, создали удерживаемые сильнейшими артефактами магические зоны, где волшебники могли жить, не тревожа планету, и без угрозы для себя. В противовес, сохраняя гармонию Мироздания, сами собой появились антимагические вакуумы, где любой маг лишается своей силы – Искра, чужеродная Земле, едва тлеет. Эти зоны чрезвычайно опасны для волшебников.

- Опасны? – тут же встрепенулся Поттер. – Чем опасны?

Гермиона слегка улыбнулась.

- Думаю, тем, что волшебники не могут обходиться без магии, Гарри. Нам тяжело там. Ты же сам там был. Ощущение, словно тебя лишили жизненного тепла. Руки стынут мгновенно. Панси говорит, что самое страшное там – это холод…

- Да… У него постоянно холодные руки… - тихо пробормотал Поттер и почти беззвучно добавил: – И губы…

Гермиона не расслышала последних слов, вновь уткнувшись в книгу:

- Читать?

- Да.

- Исправляя ошибки, Создатели произвели на свет магглов. Равноценное соотношение Души и Духа дало более жизнеспособные организмы, хотя и менее похожие по силе и способностям на Создателей, и куда больше – на земных тварей, в которых была только Искра Истока Земли. Благодаря правильным пропорциям жизненных энергий, магглы в итоге оказались наиболее приспособленными к планете существами и вскоре заселили Землю, превратившись в господствующий вид.

Она оторвалась от книги и взглянула на друга:

- Там дальше рассказ о волшебных существах, которые вообще не принадлежат этому миру, и которых Создатели поселили в магических зонах. Без земной Искры они очень короткое время могут находиться в маггловском мире, а в вакуумах и вовсе мгновенно гибнут.

- А оборотни? – парень удивленно уставился на нее.

- А оборотни, Гарри, никогда волшебными существами не были, - улыбнулась Гермиона. – Ликантропия и вампиризм – это болезни. Возможно вирусы, их порождающие - первый неудачный эксперимент тех же Создателей. В оборотнях и вампирах две Искры не объединены в один энергетический поток, как у людей или магов. В них соединены зверь и маг, которые не могут жить друг без друга, но постоянно борются. Ты про Электи будешь слушать или сам почитаешь?

- Буду, извини, просто очень сложно все.

Девушка пролистала половину книги и, наконец, остановилась:

- Вот! – ткнула она пальцем словно сама себе. – Мифы о существовании Электи существуют с древних времен. Доподлинно неизвестно, являются ли Электи проявлением разумного управления Человечеством со стороны Земли, или это лишь спонтанные выплески энергии Истока. В данном издании собраны все известные упоминания об этом редком, но запоминающемся на века явлении. Чаще всего Электи, или Избранные, появляются в мире магглов, в местах, где, вероятно, образуются зоны затухания Истока. Магглы определяют это, как духовное истощение народа. Искра Духа становится слабее с каждым поколением, и на поддержание жизни люди тратят искры Душ, что приводит к развитию душевных болезней и пороков. В таких местах, предположительно, и возникают выплески Истока, стремящегося исцелить себя, прекратить затухание. Мальчик, зачатый в момент выплеска, становится Электи – человеком по силе Духа равным тысячам магглов. Девочка же, зачатая в момент выплеска, удерживает сверхискру до зарождения во чреве ее первого сына, который и замыкает энергию в себе, став Электи. Поэтому часто рождению Электи предшествует появление духовно сильной девочки – его будущей матери.

Гермиона подняла на Гарри глаза.

- Твоя мама была магглорожденной… И она была очень сильной женщиной.

- Я знаю, - хрипло выдавил парень. – Дальше…

Девушка кивнула, вновь опустила глаза в книгу и листнула страницу:

- Узнать Электи можно по отношению к нему животных. Дух в чистом виде чувствует внутренний огонь Избранного и подчиняется более сильной энергии. Примеров и доказательств тому история показывает нам великое множество. Один из известнейших Электи - Александр Великий - в возрасте десяти лет обуздал непокорного коня Буцефала, проявив ярчайшие признаки Избранного уже в столь юном возрасте…

Ресницы девушки вновь взлетели вверх. Что-либо говорить друг другу им не пришлось, парень лишь молча кивнул.

- Тут дальше перечисляются известные Человечеству Электи от мифических героев до исторических личностей, Гарри… Если хочешь…

- Не надо, я догадываюсь о списке.

Она кивнула, перелистнула несколько страниц и, пробежав по строчкам, закусила губу:

- Я думаю, что это тебе лучше почитать самому… - протянув ему книгу, Гермиона поднялась и, взяв чашки, направилась в кухню. – Я пока сделаю еще чай.

Гарри проводил ее удивленным взглядом и раскрыл книгу на удерживаемой пальцем странице.

«К сожалению или счастью, Электи являются тупиковой ветвью, возвращая Земле забранную энергию со своей смертью полностью и без передачи потомкам. Электи гомосексуальны и бесплодны. Мифы о рождении у Электи детей всегда на поверку оказываются обманом, создаваемым властолюбивыми магглами ради попытки сохранения власти с помощью подставных наследников Электи. Так или иначе, все якобы рожденные от Электи дети погибают в раннем возрасте, не проявив никаких доказательств своей причастности к наследию Избранного.

Гомосексуальность Электи подтверждается и отсутствием женщин среди известных нам сателлитов: Патрокл, Гефестион, Иуда, Артур…».

Гермиона вошла очень тихо и встала у самой двери, внимательно всматриваясь в лицо друга, бегающего глазами по строкам и едва заметно шевелящего губами.

- Бесплоден? – растерянно поднял взгляд Гарри.

Она быстро подошла и, опустив на стол две чашки, присела рядом с ним на корточки.

- Гарри, оборотни ошиблись, ты же любишь Джинни. Ты не Электи.

- Оборотни не ошибаются, Гермиона, - тихо произнес парень. – Зверь не может ошибиться…

- А Люпин? Он не говорил, что…

- Аконитовое, Гермиона, я сразу спросил про профессора… Аконитовое зелье подавляет, убивает волка. Он не чувствовал, потому что зверь в нем был одурманен… Я… Гермиона… Я не люблю Джинни. Найди мне про сателлитов…

- А Сивый? – перебила его девушка. – Фенрир не больно-то жаждал тебе подчиня… Что… Что значит – ты не любишь Джинни?

- Найди мне про сателлитов, - спокойно повторил он.

Она молча забрала у него книгу, листнула еще несколько страниц и вновь взглянула в следящие за ней изумрудные глаза:

- Ты не из жалости рвешься помочь Малфою, да?

Он грустно улыбнулся.

- О, Мерлин! Гарри Поттер, как ты вечно умудряешься так вляпаться?! – воскликнула Гермиона и сунула ему книгу. – Вы ненавидели друг друга! Как такое могло произойти?! Вот же! Я всегда знала, что этот самодовольный, зловредный змееныш однажды бесповоротно испортит тебе жизнь!

Она еще о чем-то причитала, а Гарри уже быстро пробегал взглядом по строчкам:

«Излишняя энергия Духа подавляет в Электи энергию Души. Именно поэтому Избранных не терзают человеческие страсти, что делает их практически неуязвимыми. Долг и высшие цели, интересы рода человеческого – вот чем живут Электи, не зная, что такое любовь, ненависть, страх, счастье. Но Мироздание требует гармонии бытия, и там, где появляется Электи – рядом будет и сателлит – спутник. Сателлит – единственный человек, способный вызвать в Электи сильные эмоции, усилить свечение Души. Только рядом со своим сателлитом Электи не может быть бесстрастен. Только с ним Избранный способен на ненависть и любовь, раздражение и страсть. Поэтому некоторые Электи целенаправленно отказывались от сателлитов, чтобы сохранить необходимое для достижения целей хладнокровие. А может быть, чтобы спасти сателлита.

Использование Электи в целях получения власти – давняя традиция магглов. Но когда результат достигнут, Электи становится опасен. А так как избавиться от него можно только уничтожив его слабый и уязвимый спутник – сателлита, связь Предназначенных ни единожды провоцировалась искусственно, дабы впоследствии можно было запустить механизм самоуничтожения Электи. Смерть или измена спутника влечет неизбежную смерть Избранного, поэтому…».

Его взгляд вдруг заметил проявляющиеся на полях пометки: «Я сам откажусь от Гарри. Слава Мерлину, он еще слишком юн, чтобы понять. Надеюсь, ты простишь меня, мой Электи».

- Гарри, ты чего? – стоявшая в паре шагов от него Гермиона бросилась к побелевшему как первый снег парню. – Гарри!

- Ты видела?.. Ты это видела раньше? – выдохнул он, показывая пометки сделанные изящным, летящим почерком Блэка.

Девушка пораженно смотрела на мерцающие строки. Протянув руку, она забрала книгу, и тут же вскрикнула – пометки мгновенно исчезли.

- Ты Электи… О, Мерлин… Сириус Блэк был твоим сателлитом! – прошептала она поднимая взгляд на парня, по щекам которого медленно ползли слезы.

- Он знал, - тихо заговорил Гарри. – Он знал, что я любил его… Он от меня отказался! Он понимал, что умрет, и отказался от меня! Почему? Почему он не позволил мне сделать выбор? Почему он не позволил мне защитить его? Он не дал нам шанса!

- Он спасал тебя, Гарри, – она села к нему на колени и, обвив руками шею, уткнулась лицом в непослушные темные волосы. – Твоя жизнь была для него важнее всего.

- Это была не жизнь… - едва слышно пробормотал Поттер.

Они сидели молча несколько минут. Гермиона ласково поглаживала пальчиками шею парня и тепло дышала ему в макушку. Тело Гарри мелко дрожало, каждый мускул стал каменным от напряжения.

- Значит, - наконец сквозь зубы выдавил он. – Мой сателлит погиб… И Драко Малфой не…

- И Драко Малфой – твой новый сателлит, - едва слышно прошептала Гермиона. – Блэк не позволил вам стать единым целым и погиб, не утянув тебя за собой. Электи остался жить, нарушая гармонию мира, а так быть не может. Наверное, никто другой и не мог им стать… Гарри, послушай… - она оторвалась от него и заглянула в полные боли глаза. - Сейчас другие времена. Никто больше не погибнет. Сириус дал тебе шанс. Используй его!

- Иди… - он расцепил ее руки. – Оставь меня, мне нужно… Прости, я хочу побыть один.

- Гарри…

- Уходи!

Гермиона молча поднялась и, ласково поцеловав его в висок, исчезла в камине.

Гарри вновь открыл томик, и на полях проявился изящный почерк: «Надеюсь, ты простишь меня, мой Электи. Однажды ты найдешь эту книгу и все поймешь. Поймешь, что так было нужно. Сейчас ты должен дышать легко, не понимая, что дышишь. Пока так нужно. А потом кто-то другой сделает тебя по-настоящему живым.»

Немые слезы ползли по щекам юного Героя. Боль душила, рвала в клочья сердце, но не могла убить – оплакивая любовь, которой у него не было, Гарри уже не мог вырваться из хватки любви, которую только что обрел. Сириус Блэк, жертвуя собой, сохранил ему жизнь для Драко Малфоя.



На занятия Гарри не пошел. Большую часть ночи он перелистывал страницу за страницей, выискивая короткие записки Сириуса. Вероятно Блэк читал эту книгу во время своего вынужденного заточения в родительском доме и разговаривал сам с собой.

«Люпин сказал, что это похоже на одновременные желание удрать, обмочившись и поджав хвост, и вызванную животной ревностью жажду порвать всех, кто рядом. И чего я на него кинулся? Сам бы сбежал… обмочившись! Было бы, что вспомнить. Хотя, он все равно сбежал…».

«Неправда! Это не может быть правдой! Гарри не бесплоден, он оставит потомков! Он у меня сильнее всех, он другой!».

«Дамблдор утверждает, что поиск сателлита Реддла бесполезен, крестражи не позволяют ему чувствовать даже сателлита. Хитрый ублюдок!».

Гарри похолодел. Волдеморт был Электи? Отказавшимся от сателлита, и все равно погибшим… От руки ему подобного.

«…Сейчас тебе нужна трезвая голова, мой Избранный котенок. Вот подохнет этот бесчувственный бессмертный ублюдок, и ты обязательно встретишь ту, без которой будет трудно дышать…» - в который раз зазвучал в голове Гарри голос Сириуса, и сердце снова сжалось от мучительной тоски. Блэк все знал. И понимая, что их противник Электи, не имеющий слабых мест, тем паче старался скрыть правду от мальчишки, оберегая, спасая, сохраняя и для него неуязвимую броню бесстрастности. Наверное, осознавая свою любовь, отказываться от нее было гораздо сложнее, а Сириус смеялся и шутил так искренне, что крестнику и в голову не могло прийти, какую боль испытывал на самом деле крестный.


Разбудил Гарри Патронус Шеклболта. Кингсли просил о встрече и, желательно, не в Министерстве. Взглянув на часы, парень тяжело вздохнул, стрелки почти добрались до полудня. Отправив ответ, что откроет камин через час, Гарри выбрался из постели и поплелся в душ. Думать не хотелось, хотелось спать… И хорошо бы, прижав к себе покрепче Малфоя.

Утром, несмотря на недосып, все выглядело немного иначе. Выть на луну больше не хотелось. Гарри, как всегда, переспав информацию, проснувшись, принимал ее как должное и продолжал жить дальше. Он не мог вернуть Сириуса. Но сейчас у него был Драко. И уж Малфоя-то Гарри точно никуда не отпустит! Никому не отдаст!

Они потом вместе перечитают эту книгу и все обсудят. Сейчас нужно было срочно решить проблему с Кукловодами.

Волдеморт был Электи, которого кто-то использовал в своих целях. Согласно книге – это было довольно частой практикой. У магглов. Ну, так и рождались до этого Электи преимущественно магглами, если не считать полукровку Мерлина. Давало ли это какую-то информацию? Не особо. Где-то в глубине сознания маячил маленький, постоянно привлекающий внимание огонек, какой-то вопрос, еще даже не заданный, но возможно важный, однако промучившись несколько минут, пытаясь его поймать, Поттер решил пока «копать» там, где «копается».

Что у него было? Аида Никс. Вот что привлекло его внимание. Тут огонек был гораздо ярче. Он точно знал, что ответ на поверхности, осталось только правильно сфокусировать взгляд, чтобы его увидеть…

В это мгновение Гарри прошиб озноб. Он, не выключая душа, выскочил из ванной, и, пару раз едва не упав, поскользнувшись босыми мокрыми ногами на гладком паркете, бросился в гостиную, где вчера оставил куртку. Роясь в кармане, он уже знал, что прав, и перепроверять не имело смысла, но все равно выхватил смятый листок и развернув прочитал: «AIDANIKS, AIDA NIKS, AID ANIKS».

Всплывающие от столешницы зеленоватые буквы… Единственный во всем Департаменте осознанный взгляд огромных блюдцеподобных глаз… Что там говорил Драко? Странный слог от третьего лица? Домовуха Аникс! Работающая на какой-то департамент с аббревиатурой «AID». Жаждущая показать свою принадлежность этому департаменту настолько, что называет себя «AIDA» - «AIDAniks». Эгоистичное раболепство.

Домовые эльфы разносят еду заключенным в следственном. Если даже у нее нет сообщников, она сама легко могла подменить кого-то из своих и продемонстрировать Нотту собственную силу.

Вот он - исполнитель, теперь главное не спугнуть, и заказчики-Кукловоды у них в руках!

- Не, ну нормально! – голос вышедшего из камина Рона заставил вздрогнуть и вмиг скатать тугой магический клубок в ладони для беспалочкового удара. – Я его отмазываю от занятий, а он тут развлекается! Джинни! Какого хрена ты не в Хоге?

Гарри, впитав обратно магический сгусток, удивленно уставился на орущего в сторону лестницы Рона.

- Какая Джинни, Рон, ты чего?

- А ты чего голый, если ее нет?

- Из душа вышел… Слушай, открой камин, Кингсли должен заглянуть. Я пойду, оденусь. Чайник поставь. Я знаю, кого мы ищем, Рон! – последние слова он кричал, уже поднимаясь в спальню.

Уизли снял с камина запирающие чары и отправился на кухню, что-то ворча себе под нос.



Испарившаяся с тела вода заставила покрыться мурашками и поверх футболки натянуть мягкую олимпийку. Нацепив на нос очки и схватив палочку, Гарри сбежал по лестнице и тут же наткнулся на Кингсли.

- Добрый день, Гарри, - Шеклболт выглядел немного растерянным, и Герой догадывался почему.

- Добрый, Министр, - кивнул парень. – С новостями?

- Да. Хотя и не знаю, радоваться им или начинать плакать.

- Анализировать, - ответил Гарри и, приглашающе махнув в гостиную, крикнул гремящему на кухне чайником другу. – Рон, тащи чай на троих!

Они уселись в кресла друг напротив друга, и Поттер, решив, что сначала нужно получить весь объем информации, а потом выкладывать свои сведения, кивнул:

- Слушаю.

Шеклболт не стал ходить окольными путями и выложил сразу:

- Авроры не нашли следов «Империуса», Гарри.

Парень хмыкнул – он предполагал это, но не произнес ни слова, давая Кингсли возможность договорить.

- С трудом нашли вообще следы чар на сотрудниках, - помолчав немного, видимо все же ожидая вопросов, продолжил Министр. – С трудом, потому что не там искали. Там работал не маг, Гарри… Там чары без следа человеческой энергии.

- Определили? – слегка улыбнулся Герой.

- Невыразимец предполагает домовика или гоблина…

- Ясно, - перебил его Поттер и благодарно улыбнулся Рону, левитирующему к нему чашку с ароматным чаем. – Выяснили хотя бы сколько источников?

Министр кивнул, делая большой глоток:

- Судя по всему – один.

- В таком случае, министр, установите слежку за домовухой Аникс. Перехватывать все письма, которые она отправляет, выяснить, с кем, помимо министерских, общается.

- Как ты… Ты уверен? – Шеклболт очередной раз ошарашенно смотрел на парня.

Поттер, кончиком палочки подвинул к нему лежащий на столе листок и, положив палочку на подлокотник, сжал в ладонях горячую чашку.

- Это адресат, которому должен был отправлять информацию о детях Пожирателей шантажируемый благополучием отца Теодор Нотт, – Шеклболт и Уизли одновременно склонились над бумагой, а Гарри, сделав глоток, улыбнулся. – Мы с Роном тоже провели свое небольшое расследование, Кингсли, и, как оказалось, оно дало результаты. Домовуха Аникс при мне подписывала письмо, и начальные буквы адресата составляют аббревиатуру «AID». Последнее «D» означает «Департамент», первые две буквы я прошу расшифровать вас. Желательно завтра, но если успеете сегодня – буду рад.

- АИД Аникс? – пробормотал Шеклболт.

- Именно. Или Аида Никс, как она представляется тем, кого запугивает и шантажирует. Рон, а у нас пожрать ничего не осталось? Час дня, в животе урчит.

Рональд смотрел на бумажку и беззвучно шевелил губами, словно чего-то пытаясь вспомнить или сообразить.

- Рональд Уизли! – рыкнул Гарри.

- А? А… Да… Я же пирожки принес, мать передала… - растеряно пробормотал Рон и, вновь бросив взгляд на листок, направился в кухню, где оставил сумку. – Сейчас, я забыл просто.

- Пирожки Молли – это потрясающе, - довольно улыбнулся Гарри и, проследив, как друг исчез за дверью перевел взгляд на все еще слегка шокированного министра. – На время слежки, максимально усильте охрану лагерей и Азкабана. Чтобы муха не проскользнула, Кингсли!

- Да, конечно… - произнес Шеклболт. – Туда и так никого не пускают…

- Никого, кроме Блейза Забини. А может, я еще о ком-то не знаю? – Поттер поставил чашку на столик и подался вперед. - Кингсли, почему о посещениях с вашего разрешения я узнаю не от вас, а от охраны лагеря?

- О, Мерлин! Гарри! Ну, я не мог отказать парню! Что страшного в том, что раз в неделю Блейз будет навещать Малфоя. Он не угроза, Гарри, они встречаются уже два года. Ты не знал? Парень полгода пороги обивал, чтобы прорваться к нему… Гарри?

Кровь отхлынула от лица Поттера, а пальцы медленно сжались в кулаки:

- Они… Что?.. Встречаются? – медленно выдавил он.

Рональд ворвался в гостиную как большой рыжий ураган:

- Гарри, я вспомнил! Домовуха! – он подлетел к другу протягивая письмо. – Она сказала передать тебе от Аиды!

Поттер, глядя в одну точку, где-то позади лица Шеклболта, медленно протянул руку. Кингсли показалось что время остановилось.

- Нет! Гарри! Стой! – закричал он, но последнее слово было брошено уже в пустоту.

Портключ сработал, как только пальцы Гарри Поттера коснулись зачарованного конверта.