Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 22. Легилимент

11 декабря 2014, 20:57
Поттер сидел на полу, откинувшись на холодную, грубо оштукатуренную стену и закрыв глаза. Где-то жужжала лампа, и равномерно-раздражающе капала вода. В нескольких шагах от него хмуро сопел Рон, и Гарри был несказанно ему благодарен за то, что тот, наконец, замолчал, завершив очередной сеанс словесного самобичевания.

Он потерял счет времени и понятия не имел, сколько они уже здесь: час, сутки, неделю. Все равно. Надо как-то вытащить отсюда Рона, а остальное уже неважно.

Он приоткрыл глаза и бросил взгляд на сидящего в нескольких шагах от него друга. Рональд, обняв колени, смотрел в одну точку невидящим взглядом. Костяшки пальцев парня были сбиты в кровь, и Гарри отстраненно подумал, что надо бы чем-то обработать, иначе вытаскивать придется безрукого калеку.

- Не бей больше стены, Рон, им не больно, – вздохнул Поттер и, поднявшись, шагнул к двери. – Есть кто живой?

Снаружи не раздалось ни звука, но Гарри знал, что его слышат, и несильно постучал ногой по стальному полотну двери:

- Аникс! Нам нужны вода и бинты!

- Гарри, – хрипло пробормотал Рон. – Не надо. Не проси у них ничего.

Поттер обернулся:

- Самое время поиграть в гордость и своенравие, Рон, - грустно усмехнулся он и шагнул назад от двери, услышав, как заскрежетал замок.

Он ожидал увидеть домовуху, которая уже ехидно поприветствовала их, когда они пришли в себя после первого отравления газом, заполнившим камеру, как только портал выбросил их на бетонный пол. Тогда они не досчитались палочки Рона, но зато обрели новые «украшения»: на запястьях и щиколотках парней красовались широкие металлические браслеты, а на шеях подобные им ошейники.

- Аида уже не ждала Гарри Поттера, – хихикнула Аникс, когда Герой, все еще пытаясь избавиться от легкого головокружения, старался рассмотреть ее, сжав пальцами виски. – Рон Уизли не торопился отдавать письмо? Это хорошо. Аида успела подготовиться.

Подготовилась «Аида» действительно на славу. Подавляющие магию кольцевые пластины работали отлично – Гарри мог спалить себя изнутри, но беспалочковый удар вовне у него не получался, хотя тонкие разноцветные молнии в пальцах проскальзывали.

- Гарри Поттер не должен сопротивляться, – пискляво протянула Аникс. – Иначе Аиде придется покалечить Рональда Уизли. Рональд Уизли важен Гарри Поттеру?

В ту же секунду браслет на левой руке Рона изменил форму, загнув внутрь острые края, и начал сжиматься, прорезая плоть. Парень закричал хватаясь за запястье, по которому уже потекли тонкие струйки крови, и Гарри, поняв, что сейчас у него на глазах друг лишится кисти, быстро втянул рвущуюся через артефакты-украшения магию:

- Стой, Аникс, я не буду сопротивляться. Не трогай его.

Браслет на запястье Рона тут же вернулся в первоначальное состояние, и крики прекратились, сменившись стонами и сдавленными рыданиями.

- Гарри Поттер – разумный юноша, – удовлетворенно хмыкнула домовуха и, щелкнув пальцами, милостиво предоставила парням кувшин с водой и небольшой рулончик бинта.

- Что тебе нужно? – спросил Гарри, присаживаясь возле друга и пытаясь убрать его пальцы с окровавленного запястья. – Рон, дай мне руку, потерпи…

Домовуха, склонив голову на бок, с интересом наблюдала за парнями:

- Аида хочет, чтобы Гарри Поттер рассказал, зачем он посещал Драко Малфоя, – пропищала она и Герой, слегка вздрогнув, бросил на нее тяжелый взгляд через плечо.

Несколько секунд он молчал, сжимая в кулаке бинт, и наконец выдавил:

- Малфой – мой бывший однокурсник. Какое дело Аиде до моих… друзей?

- Гарри Поттер и Драко Малфой были врагами! – вдруг взвизгнула Аникс. – Гарри Поттер пытается обмануть Аиду? Гарри Поттер очень пожалеет!

Браслет на руке Рона вновь начал меняться.

- Стой! Аникс, стой! – крикнул Гарри и, вскочив, шагнул к домовухе. – Я не вру. Можешь посмотреть? Я не буду сопротивляться. Смотри сама… Зачем я к нему ходил…

Последнюю фразу он выдавил глухо. В груди заныло так сильно, что хотелось кричать, и от этого простые слова приходилось буквально выжимать из себя.

Домовуха вновь слегка склонила голову набок и прищурилась, а браслет Рона оставил истерзанное запястье в покое.

- Аида передаст Господину, что Гарри Поттер готов сотрудничать, – пискнула она и исчезла.

А потом у Рональда была истерика. Он кричал на Героя, проклинал до седьмого колена «Хорька и все Хоречье семейство», пытался выломать дверь и разворотить кулаками стену. В ответ тюремщики снова пустили газ.

В реальность Гарри вернули головная боль и сокрушенное бормотание Рона. Очень хотелось пить, но еще больше хотелось тишины. И вот, когда друг, наконец, устал себя ругать, Поттер, взглянув на него, заметил, сколь печально обстояло дело с его руками, что, в свою очередь, привело к появлению на пороге пары незнакомых мужчин.

- Добрый день, мистер Поттер, - высокий крепкий человек лет пятидесяти в костюме, похожем на военную форму без отличительных знаков, смерил парня взглядом. – Моя фамилия Смит. Аникс сказала, что вы готовы сообщить интересующую нас информацию.

Он говорил на английском, но Гарри чувствовал акцент, вот только происхождения понять пока не мог. Выправка и хорошая физическая форма, короткая стрижка, тщательно начищенные ботинки… Поттер не сомневался – перед ним стоял военный офицер в штатском, и совершенно точно маггл. А вот второй – невысокий, худощавый мужчина лет тридцати пяти-сорока, с собранными на затылке в небольшой волнистый хвост черными с проседью волосами и пронзительно-серыми глазами – несомненно, был волшебником, причем Гарри мог поклясться, что знает его. Прищурившись, Поттер пытался вспомнить, где видел этого мага. Странным было и то, что ощущение узнавания казалось приятным, словно парень встретил родственника или хорошего знакомого. Волшебник тоже не сводил с Гарри взгляда, будто ощупывая, исследуя, впитывая образ.

- Мистер Поун* поможет нам в этом вопросе, если вы не возражаете, - произнес представившийся Смитом мужчина.

- Поун? – растерянно повторил Гарри.

Он был уверен, что явно чистокровный маг с непроницаемо-надменной маской, застывшей на аристократично-красивом лице, не может носить подобную фамилию. Где же он видел его?

- Мистер Поттер, вы покажете нам ваши встречи с Драко Малфоем? – Смит, кажется, начинал терять терпение.

Гарри вздрогнул от звуков произнесенного имени и, взглянув на задавшего вопрос мужчину, горько усмехнулся:

- Если мистер… Поун желает это лицезреть – пожалуйста.

Теперь главное – вспомнить все уроки Снейпа да тренировки в аврорской школе и не выдать того, что им знать не нужно.

Дверь снова открылась, и одетый в черную форму человек внес в камеру простой металлический стул.

- Присаживайтесь, мистер Поттер, – любезно предложил Смит.

Первую встречу… Вторую встречу… Поцелуй… И выкинуть где-нибудь на расстегивании штанов, заявив, что дальше не его дело. Должно сработать.

- Легилименс!

Поун ворвался неожиданно и оттого болезненно. Парень едва успел взять себя в руки и не поддаться инстинктивному желанию избавиться от мучительного вторжения, показав тем самым, что способен сопротивляться.

Борясь с болью, Гарри старался незаметно для легилимента направлять его в нужный поток воспоминаний. Вот…

Искренняя, почти детская радость на изможденном бледном лице сменяется удивлением…

Теперь он знал, что это было…

Резкая боль сжала тесным обручем грудь, не давая вздохнуть, и, потеряв на мгновение контроль, он вместе с Поуном вынужден был просто смотреть картинки из недавнего прошлого:

…«Поттер?..» - сползающая улыбка.

«Привет, Малфой» - ощущение ужаса от представшего взору истощения.

Презрительно изогнувшиеся в усмешке губы:

«Поиздеваться заглянул, Поттер?»…

Гарри чувствовал, что задыхается.

…«А кого ты ждал?» - «Не твое дело, Поттер»…

Слезы сами потекли по щекам.

- Это настолько больно? – где-то далеко, за пределами сознания, раздался удивленный голос Смита.

Просматриваемая легилиментом картинка замерла.

- Для непроизвольных слез – достаточно, – отозвался Поун. – Не отвлекайте меня.

Парень с трудом вернул себе самообладание. Показав первую встречу с Драко до последнего мгновения, Гарри пропустил легилимента через картинки собственного быта и вновь позволил ему нырнуть с головой в воспоминание о следующем посещении лагеря.

…«Ты забыл в прошлый раз…» - «А, да, спасибо! Это Сириуса, она мне очень дорога»…

Воспоминание опять замерло, Поун вернулся назад и вклинился снова:

…«А, да, спасибо! Это Сириуса, она мне очень дорога»…

И снова:

…«Это Сириуса, она мне очень дорога»…

Гарри открыл глаза и попытался сфокусировать взгляд на легилименте, не понимая, что могло заинтересовать в этой простой фразе его похитителей. Но просмотр тут же возобновился, и парень вновь вынужден был нырнуть собственную память.

…«Мы скоро вас вытащим, Драко. Потерпи еще немного… Мы вытащим вас. И твоих родителей… Мы справимся»...

- Кого и зачем Орден пытается вытащить? – монотонно спросил Поун, не покидая его сознания, но очередной раз остановив поток воспоминаний, словно поставив на паузу.

- Детей… – тихо выдавил Гарри. – Детей и невиновных взрослых.

- Ваш Шеклболт сам запустил серию арестов и судебных разбирательств, – подал голос Смит.

- Да, но система перестаралась, – прошептал парень. – И под каток попали все, вплоть до тринадцатилетних детей… Можно вопросы потом? Это крайне болезненно…

- Продолжайте, Поун.

…«Поцелуй меня…» – «Что?..» – «Поцелуй меня, Поттер»…

Легилимент тихо хмыкнул, но минуту спустя Гарри вдруг показалось, что картинка из его воспоминаний перекрывается вспышками чужой памяти, и он чувствует себя мальчиком подростком, чей рот властно накрывают требовательные мужские губы…

Резкая боль заставила парня закричать. Легилимент грубо, словно в панике, разорвал связь.

- Что случилось? – Смит, прищурившись, тяжелым взглядом сверлил Поуна.

Маг тяжело дышал.

- Ничего, – хриплым, сдавленным полушепотом произнес он. – Это бывает. Коснулся интимной подробности, и подсознание мальчишки меня выкинуло.

Гарри, сжимая ладонями ломящие виски, поднял на легилимента взгляд. Мужчина лгал. Это не Поттер разорвал связь, а Поун потерял контроль, видимо, не вовремя вспомнив собственную интрижку и испугавшись произошедшего. В серых глазах темноволосого мага сверкнула злость, и палочка вновь поднялась:

- Легилименс!

Парню казалось, что его мозг рвут на части и одновременно поджаривают в кипящем масле. Впившись пальцами в боковинки стула, Гарри едва успел взять под контроль грубое внедрение и направить его в нужное русло.

Вот он дрочит, вспоминая поцелуй Драко…

Пусть любуется, если есть желание… Нет, судя по всему, желания нет…

Вот он целует Джинни и думает о губах Малфоя…

Кажется, легилимент презрительно фыркнул…

Игры в постели Гарри наспех заменил разговором об усталости и желании спать, решив, что постороннему мужчине совсем ни к чему видеть его девушку во время секса. То ли Поун поверил, то ли ему в принципе было совсем не интересно на это смотреть – так или иначе, он не стал настаивать и, скользнув мимо, устремился к моменту следующей встречи. А вот тут нужно быть осторожным…

…Нежный язык проникает в его рот, отвечая на приглашение, робко изучает пространство… Дыхание сбивается… Прохладные пальцы, скользнув по волосам, стягивают мешающиеся очки, и от этого жеста, невольно подтверждающего близость, он не может сдержать ласковую счастливую улыбку…

За собственной горечью, вновь наполнившей все его сознание, он не заметил, как ощетинивается чужеродный поток. Грубый прорыв застал его врасплох. Легилимент рвался куда-то глубже, дальше по времени, не заботясь о том, что он может уничтожить на своем пути… И вдруг резко замер.

Гарри стоял посреди развалин Хогвартса и смотрел в растерянные, полные нечеловеческой боли глаза. Предсмертный взгляд Волдеморта навсегда отпечатался в памяти Героя вовсе не ощущением триумфа победы. В тот момент он видел перед собой очнувшегося от долгой спячки человека, потерявшего все и вдруг осознавшего это.

Картинка медленно таяла, а ее место занимали… Ощущение чужих теплых пальцев, скользящих по чувствительной коже; нежные, но настойчивые губы, терзающие податливый рот; тихий мужской голос, едва слышно шепчущий: «Мой мальчик… Где же ты был раньше?.. Мой…»; и звуки собственных мыслей отдающегося ласкам паренька: «Я всегда буду твоим, Том… Всегда буду только твоим, мой Лорд…».

Гарри вышвырнул Поуна из своих мыслей на этот раз действительно самостоятельно. Он ошарашенно смотрел на мужчину, по щекам которого медленно ползли слезы.

Любовник Тома Реддла. Сателлит Волдеморта. Тот, кого хотел найти Сириус, и искать кого считал бессмысленным занятием профессор Дамблдор. Тот, о ком думал Темный Лорд в последнее мгновение своей никчемной, бездушной жизни…

- Что произошло, Поун? – жесткий голос Смита заставил вздрогнуть обоих.

Маг быстро вытер щеки и коротко ответил:

- Он ничего не знает, – и, вновь взглянув на парня, вдруг зло, презрительно усмехнулся. – Спасибо, Герой, ты мне очень помог.

Он развернулся на каблуках и стремительно вышел прочь.

- Поун! – рявкнул ему вслед немного обескураженный Смит, но в ответ только хлопнула дверь.

Гарри с трудом поднялся со стула, тупая боль все еще давила на виски.

- Я показал все, что вы хотели узнать, – тихо произнес он и слегка пошатнулся. – Я понятия не имею, какая информация еще вам нужна… Но я готов сотрудничать и дальше, если вы вернете моего друга обратно.

Смит, переведя на него взгляд, удивленно вскинул бровь:

- А вы действительно напористы и прямолинейны, мистер Поттер. Увы, боюсь, пока мне придется вам отказать. Раз уж мистер Уизли, волею судьбы, оказался у нас вместе с вами, мы постараемся использовать его с максимальной для Человечества выгодой. До свидания, господа.

Он развернулся и направился к двери.

- Смит! – рявкнул ему в спину Гарри, и мужчина остановился. – Я просил воды и бинтов.

- Ах, да, конечно, – почти ласково улыбнулся гость. – Только вот, разве мистер Уизли не сам виноват в своих травмах? В следующий раз будет умнее.

Мужчина подхватил стул и шагнул за дверь. Замок вновь заскрежетал, запирая друзей в маленьком пространстве камеры, однако мгновение спустя хлопнуло смотровое оконце, и в просвете вновь показалось ухмыляющееся лицо Смита:

- В боевых условиях, молодые люди, вместо воды можно использовать мочу. Вы сейчас как раз в боевых условиях, если я не ошибаюсь?

Окошко захлопнулось, и удаляющиеся шаги известили друзей, что теперь они совершенно точно остались одни.

- Сука, – пробормотал Рон и хмуро взглянул на Поттера. – За что этот хрен тебя благодарил?

- Не знаю, – Гарри подошел к нему и, присев рядом на корточки, взял за руку – кожа вокруг сбитых костяшек была воспаленной и горячей. – Раны надо промыть, Рон. И кроме собственной мочи у нас ресурсов для этого нет.

- Умом тронулся? Я не буду ссать себе на руки! – взвился рыжеволосый парень. – Этот ублюдок решил поиздеваться, а ты…

- Заткнись, Рон! Этот ублюдок не заставлял тебя лупить стену! Ты будешь говно жрать, если это понадобиться, чтобы выжить, понял? Встал!

Рональд нехотя поднялся, и Гарри подтолкнул его к углу, где был вмонтирован напольный унитаз.

- Доставай, – уже совершенно бесстрастно скомандовал Поттер, встав рядом.

- А ты любоваться, что ли, будешь? – вновь взбрыкнул Уизли.

- Ты не справишься сам, Рон, доставай, – в голосе Гарри не было эмоций, он четко осознавал, что другу не хватит рук, поэтому пачкаться придется обоим, и не было никакого смысла переживать из-за неизбежного.

- Ты чего делать собрался? – вспыхнул Рональд, тем не менее все же расстегивая молнию на курсантских брюках.

- «Рука руку моет» – слышал такое? Одну мыть будешь, второй «шланг» держать, а третьей у тебя нет…

- Гарри, на твои руки я точно ссать не буду!..

- Доверишь мне подержать? – невозмутимо спросил Поттер, глядя прямым взглядом в лицо друга.

Уизли залился краской и отвернулся.

- Мать их… – тихо буркнул он. – Может, ну его, а?

- Хватит, Рон. Выбирай. Или сейчас я буду ссать на наши руки.

Рональд понимал, что Гарри не шутит и, хмуро взглянув на него, наконец достал из штанов член:

- Держи, – едва слышно выдавил он.

Поттер безропотно взял чужой орган двумя пальцами и слегка приподнял:

- Давай, только не торопись, чтобы на обе руки хватило.

- Левая меньше сбита, – проворчал Рон, начав мочиться короткими струйками и, подставив под них кулак, смывать с ран следы старой штукатурки, немного морщась от боли.

Когда раны приобрели вид более-менее промытых, а резерв жидкости иссяк, Гарри отпустил член друга и, отойдя, стал раздеваться.

- Ты чего? – Рон стоял с вытащенным членом и брезгливо сушил руки.

Герой снял футболку, натянул на голое тело олимпийку и, усевшись на валяющийся на полу старый матрац, кивнул Рональду на место рядом с собой:

- Надо перевязать. Иди сюда.

Футболка рвалась неважно, но несколько более-менее подходящих в качестве бинтов полосок у Гарри получилось. Замотав руки друга, он вздохнул:

- Будем надеяться, что заживет.

- Жрать охота, – тихо пробурчал Рон.

Поттер, откинувшись спиной на стену, прикрыл глаза. В желудке было пусто, но голода он не чувствовал. Ему просто хотелось тишины, а мысли в который раз вернулись к Малфою.

Даже сателлит Волдеморта любил своего Электи до сих пор. Что же не так с ним – Героем магической Британии? Неужели его действительно можно лишь использовать для достижения собственных целей? Как гадко было на душе…

Драко лгал ему. Ласковые прикосновения, поцелуи, подставленный зад… Все только ради шанса на освобождение! Все случившееся было просто игрой пытающегося спасти свою шкуру слизеринца…

«Соси, Поттер…» – так он тогда сказал? Это было единственной честной фразой, сорвавшейся с прохладных красивых губ Драко Малфоя. Ты отсосал, Поттер. Тебя поимели. Создали иллюзию дыхания в бескислородном пространстве, и ты поверил в собственный бред. Даже Волдеморт больше достоин любви, чем ты – никчемный Герой, не сумевший распознать своего сателлита, не сумевший его спасти, не сумевший стать живым и, в поиске столь нужных тебе чувств, готовый поверить кому угодно, даже бывшему Пожирателю, якобы вдруг воспылавшему к тебе. Это ты должен был уйти вслед за своим Блэком, оставив мир тому, чей Блэк…

- Блэк… – едва слышно выдохнул Гарри, распахнув глаза и ошарашенно уставившись в пустоту.

Регулус Блэк копался сегодня в его мыслях! Пропавший младший брат Сириуса, постаревший на два десятилетия! Вот почему этот человек вызвал в нем ощущение близкого и родного – Гарри почувствовал схожесть с крестным… Как он не понял сразу?

- Ты чего? – раздался рядом тихий голос Рональда. – Бредишь?

Поттер перевел на него потерянный взгляд.

- Это был Регулус, Рон, меня легилиментил Регулус Блэк…

- Бредишь, – сокрушенно качнул головой Уизли. – Гарри, тебе надо поспать…

Рональд что-то бубнил, а Гарри с горькой усмешкой думал, как просто складывается картинка, когда видишь все части паззла разом. Сейчас ему стала совершенно ясна история Кричера, которую домовик, оказывается, и сам полностью не осознавал, принимая желаемое за действительное. Гарри все никак не мог понять, с чего это юного чистокровного волшебника вдруг так взволновало произошедшее с эльфом, пусть даже его собственным, что он предал своего Лорда и покончил с собой? И вот все встало на свои места. Старый домовик был ни при чем. Дело было в оскорбленных чувствах юноши. Узнав о создании Реддлом крестражей, Регулус понял, что любовник таким образом ослабляет привязанность к нему, разбивая на куски способную к чувствам душу. Волдеморт отказался от сателлита, и младший Блэк, в порыве эмоций, пытался отомстить своему Электи.

И даже несмотря на это, сейчас, спустя двадцать лет, мужчина искал в голове Поттера воспоминания о последних мгновениях жизни своего любимого… А Драко… А впрочем, что «Драко»? Гарри не в чем было упрекнуть Малфоя, тот ничего ему не обещал. Он скорее был виноват перед Забини, чем перед напористым Героем.

Ты сам себе придумал любовь, Поттер, и Драко Малфой ничего тебе не должен. Твой сателлит мертв. И тебе давно уже пора к нему, Электи.

Только вот отправишь друга домой…
Примечания:
*Поун (от англ. "pawn") - пешка, залог.