Оборотная сторона бессмертия +829

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 21. Дела волчьей стаи

9 декабря 2014, 12:00
В столовой Драко встретили десятки любопытных взглядов. Парень усмехнулся и, сунув поднос на проверку оборотню, прошел к своему месту, сопровождаемый едва слышным перешептыванием.

- Вы чего там, трахались с перерывом на обед? – буркнул Гойл.

Малфой пытался прикусить губу, но сдержать улыбку не сумел и, почувствовав изучающий взгляд Нотта, тут же тихо, предупреждающе рыкнул:

- Смотри в тарелку.

Тед слегка прищурился, но послушно отвел взгляд. А через пятнадцать минут он поймал Драко у входа в казарму:

- Малфой… Как?!

- Ты о чем? – изобразил недоумение Драко и попытался пройти дальше, но Тед, быстро притянув его к себе, шепнул в самое ухо:

- О том, что ты садишься осторожно… Покурим?

Он тут же шагнул внутрь помещения, сбегая от дернувшегося к ним вервольфа.

Малфой нахмурился, но, отрицательно мотнув головой на вопрос оборотня, нужна ли ему помощь, отправился за Тедом. Оставлять подобные вопросы Нотта в подвешенном состоянии было нельзя, и они срочно нуждались в более-менее правдоподобных объяснениях, потому что рассказывать правду Драко не собирался. Не доверял? Возможно. Он сам еще не понимал, чем могут обернуться сегодняшние события с оборотнями, а значит, Теодору точно знать об этом пока не стоило.

- Тебе надо к Барнзу, - едва слышно пробормотал Нотт, протягивая пачку.

- Со мной все нормально, - огрызнулся Драко. – Не лезь не в свое дело.

- Я вижу, Малфой. Завтра будешь торчать в сортире битый час. Иди к Барнзу, пусть даст хоть маггловское какое зелье.

Драко хотел рявкнуть, но, вспомнив, что, скорее всего, Блейз именно вместе с Ноттом получал весь свой опыт, забрал у Теда уже прикуренную сигарету.

- Так все паршиво? – тихо спросил он, глядя в пол.

Нотт хмыкнул, прикуривая заново:

- Насколько паршиво, мне отсюда не видно.

Драко слегка вспыхнул и отвернулся. Может, и надо было послать Теда, но Нотт уже все знал, и теперь Малфою казалось, что куда разумнее использовать его в качестве конфидента.

- Как? – Теодор отвернулся к окну и, прищурившись, смотрел в темноту.

- Он какой-то артефакт с собой принес, - соврал Драко привычно без запинки. – Они даже ухом не повели.

Нотт помолчал несколько секунд, а потом, быстро, в пару затяжек докурив, затушил бычок и обернулся:

- Это и правда не мое дело, Малфой. Сходи к Барнзу, слей ему эту же хрень про артефакт, и пусть он чего-нибудь тебе даст. Он, вроде, нормальный, не заложит.

Тед шагнул от окна, но Драко поймал его за руку.

- Стоять, Нотт, - тихо рыкнул он.

Теодор обернулся:

- Малфой, я понял свое место. И ты совершенно прав, я не могу претендовать на твое доверие. А то, что знание о ваших с Поттером отношениях умрет вместе со мной, пусть гарантирует твое знание, что я – единственный наследник рода – не в силах сказать отцу о своей несостоятельности в качестве его продолжателя, потому что меня воротит от женского тела и… Я давно уже не девственник. Достаточный противовес?

- Воротит? – удивленно переспросил Драко.

Малфой понимал, что единственный наследник-гей – очень печальная новость для чистокровного семейства, но, когда он говорил об этом с Забини, тот беззаботно отозвался, что для пользы дела пару раз можно приложить некоторые усилия. Видимо, у Нотта с усилиями было сложнее. Так вот чем объяснялась та глухая завеса тайны, коей Блейз укрывал связь с Тедом, пряча ее даже от Драко. Друг хранил тайну любовника, осознавая, что, в отличие от него самого, Теодор не сможет пообещать отцу даже одного раза ради наследника, а значит, Нотт-старший должен был оставаться в блаженном неведении. Старик вряд ли пережил бы подобные известия.

- Фобия, - тихо ответил Тед, глядя куда-то в сторону, и подтвердил обрушившееся на Драко понимание всей трагичности ситуации. – Папу удар хватит, если узнает. И ты второй, кому я об этом сказал, Малфой, - он вдруг горько усмехнулся. – Ну вот, жизнь моего отца невольно стала гарантией спокойствия твоих родителей за честь семьи.

Драко в ответ слегка улыбнулся:

- И гарантией спокойствия Ордена Феникса за честь Национального Героя.

Нотт вдруг нахмурился и шагнул обратно, вытаскивая новую сигарету:

- Драко… Ты ведь… Черт, - он опустил глаза, но все же выдавил: – Это же не плата за передачки?

Драко на пару секунд потерял дар речи, но потом тихо зарычал:

- Нотт, ты оскорбляешь одновременно Малфоя и Поттера, не страшно?

Из груди Теда вырвался вздох облегчения, и парень улыбнулся:

- Не ожидал от вас… Ты его ненавидел.

- Я определенно точно никогда не был к нему равнодушен, - задумчиво пробормотал Драко.


К Барнзу Малфой все же пошел. В любом случае, нужно было попасть к Крису, а доводы Теда о неизбежности демонстрации растраханной задницы колдомедику и несомненно большом опыте того в определении постороннего внедрения казались вполне убедительными, а вкупе с угрозой завтрашнего страха перед дефекацией обретали более чем серьезную весомость.

Оборотень, не дожидаясь объяснения причин посещения медотсека, молча кивнул ему и шагнул в сторону, пропуская внутрь.

- Никого нет? – на всякий случай поинтересовался парень, помня дневной инцидент.

Вервольф отрицательно качнул головой.

- Только Канингтон и Дане на стационаре. Первого могу убрать, а те двое – овощи.

- Мне первый как раз и нужен, - буркнул Драко и, не заметив, как недовольно фыркнул вервольф, шагнул за порог.

Барнз сидел за столом, читая какую-то книгу и потягивая ароматный чай. Появлению Малфоя он не удивился, видимо, тут же решив, что, после свидания с Поттером, оно закономерно.

- Снимайте штаны и ложитесь в кресло, Драко, - совершенно бесстрастно произнес он, поднимаясь из-за стола и направляясь к шкафчику за перчатками.

Парень хотел было возразить, что он вообще-то сюда мог не только за этим прийти, но потом решил, что штаны снять его, видимо, все равно заставят. А как сейчас начинать объяснять произошедшее, и чего он, собственно, теперь хочет от колдомедика, Драко не знал. Он всю дорогу в медотсек отчаянно краснел, подбирая слова, но, все равно, так и не придумал, как рассказать врачу, что сегодня его по-настоящему имели в зад, и что сейчас ему становилось немного страшно при мысли о естественных нуждах организма. Поэтому Малфой решил не тратить усилия на слова.

Молча раздевшись ниже пояса, Драко забрался в ненавистное кресло и, закусив губу, уставился в потолок. Щеки вновь залил румянец стыда.

Барнз подошел к нему и на несколько секунд замер, глядя на воспаленный сфинктер и не веря собственным глазам. Потом осторожно коснулся пальцем ярко-розового колечка и, наблюдая, как Драко напрягся и слегка поморщился, тихо выдавил:

- Это как же он вас распечатал, Малфой?

Парень, не зная, куда деться от пронзительного взгляда, закрыл лицо руками:

- Они его слушаются, Барнз, - пробормотал он, не считая необходимым скрывать что-то от этого человека. – Он их просто отправил посидеть на пороге, и они сидели… Там… сильно плохо?..

- Он… Драко, это было против вашей воли? – голос колдомедика звучал глухо.

- Что?.. – парень оторвал ладони от лица и, тут же поняв, чем мужчина встревожен, смущенно улыбнулся: - О, Мерлин! Барнз, нет! Конечно, нет!

Колдомедик облегченно вздохнул и, ласково проведя ладонью по внутренней стороне бедра юноши, отошел к шкафу.

- Лежите. Расслабьтесь, я буду очень осторожен. Расскажите мне пока о реакции вервольфов.

Он чем-то гремел в шкафчике, а Драко, напряженно следя за ним, рассказывал, как Поттер рявкнул на почти перевоплотившегося Альфу, и тот ретировался.

- Он позаботился о любриканте или насухую? – поинтересовался Барнз, подходя к парню, держа наготове уже обильно смазанные пальцы.

- «Любрикус», - пробормотал Драко, безотчетно вцепившись в подлокотники.

Колдомедик, уже склонившийся над испуганно сжавшимся входом, удивленно поднял глаза:

- «Любрикус»? В вакууме?

Малфой только кивнул, кусая губы.

- Не бойтесь, Драко, - Барнз, заметив, наконец, панику в серых глазах, решил отложить расспросы. – Я очень осторожно. Нужно посмотреть, чего вы там натворили. Вы молодец, что пришли. Потужьтесь… Вот так, умница… Тихо-тихо, один палец, Драко, неглубоко…

Держа ладонь левой руки на худом бедре парня, колдомедик, не торопясь, вводил указательный палец правой в припухший сфинктер. Малфой втянул воздух через сомкнутые зубы.

- Больно? – встревоженно поднял на него взгляд мужчина.

- Не знаю… Немного…

- Придется потерпеть, Драко. Помогите мне, и мы закончим гораздо быстрее.

Очередной раз краснея от смущения, парень постарался максимально открыть колдомедику доступ. Было действительно немного больно, но, как любил говорить Барнз, не смертельно. Закончив, наконец, с осмотром, мужчина удовлетворенно хмыкнул, убрал салфеткой остатки любриканта и вновь отошел от кресла.

- Я нанесу мазь. Повторите завтра утром. Будут проблемы – придете, но, думаю, волноваться не о чем. Травм нет. Судя по всему, он был очень осторожен… Сейчас будет холодно, - предупредил колдомедик и тут же вновь ввел в анус парня палец с заживляющей мазью.

Драко терпеливо вынес тщательную обработку и, наконец, получив разрешение, поднялся с кресла.

- А теперь, молодой человек, поясните мне, как ваш Поттер умудряется все это вытворять, - Барнз уселся за стол, наблюдая за торопливо одевающимся парнем.

- Оборотни назвали его Электи, - ответил Малфой. – Наверное, дело в этом. Я хотел поговорить с Крисом, он…

- Канингтон спит, Драко, оставьте мальчика. Завтра отпущу его в казарму, и говорите, сколько влезет. Электи, значит… - колдомедик поднялся и направился к двери. – Чашки в шкафу, Драко, налейте себе чай. Я сейчас. Думаю, нам стоит позвать Уилана.

Он вернулся через минуту и, достав из стола упаковку печенья, протянул парню, греющему руки о чашку с горячим чаем:

- Замерзли?

- В подземельях Хога было теплее, чем здесь, - пробормотал Малфой, благодарно принимая угощение.

Барнз грустно усмехнулся и, вытащив теплое одеяло откуда-то из тумбочки под столом, укутал им парня.

- Спасибо, - пробормотал Драко и тут же вздрогнул от удара распахнувшейся двери.

На пороге выросла высокая фигура Альфы:

- Что? В чем дело, Барнз? – взгляд бледно-голубых глаз метнулся к Малфою. – Что с ним?

- Сателлит? – прищурившись, спросил колдомедик у ничего не понимающего юноши.

Парень молча кивнул, с трудом проглотив откусанное печенье.

- То есть, про разложение на атомы – это было в буквальном смысле, - хмыкнув, пробормотал Барнз. - Уилан, угомонись, все с ним нормально, чай пьем, - он показал глазами на соседний стул. – Расскажи, что у нас изменилось.

Альфа облегченно выдохнул:

- А когда отправлял за мной, не мог сказать, что на чай зовешь? Я чуть не поседел… - он дернул стул к себе и, усевшись на него верхом, вдруг улыбнулся. – ВСЁ изменилось, Барнз. Мою стаю принял Электи. Ты, кажется, понимаешь, о чем я.

Колдомедик двинул Уилану чашку:

- Что ж, нам удивительно повезло. Ну, и какие у нас в связи с этим планы?

Альфа нахмурился, внимательно глядя на него:

- О чем ты?

- Уилан, я всегда об одном, я о мальчишках, - вздохнув, откинулся на спинку стула Барнз. – Если я правильно понимаю, инстинкты твоих волков обузданы, и детям теперь опасность не грозит?

- Ты неправильно понимаешь, - напряженно процедил Альфа. – Ты не будешь требовать изменения правил в лагере.

- Поясни.

- Иметь возможность справиться с инстинктами и постоянно с ними бороться – вещи разные. Даже не вздумай обрекать моих людей на непрекращающееся напряжение, иначе я уведу стаю, как только мой Электи вытащит отсюда своего сателлита, а он сделает это скоро, не сомневайся. Хочешь новых волков?

- Не хочу, - признался Барнз и согласно кивнул. – Хорошо. Но, может, хотя бы заявим о принадлежности стаи Электи и отменим наркоз в полнолуния? Уилан, я каждый месяц травлю детей маггловской гадостью…

- Нет! – Альфа поднялся и метнул гневный взгляд на Драко. – Почему у тебя язык за зубами не держится? Вы не понимаете, что, чем меньше людей знают о Его сущности, тем меньше угроза, что кто-то решит ею воспользоваться?

- В смысле? – Драко как раз не понимал.

- О, Могучий Один! – зарычал Уилан. – Ты же ни черта не знаешь! Слушай сюда, Малфой! Ни одной живой душе ни слова больше об Электи и о том, что ты – сателлит, понял? Никому! Электи неуязвим, но ты – его единственное слабое место. Если погибнешь ты – погибнет и он. Поэтому, ради вас обоих, держи язык за зубами! Ты – механизм управления им. Моя задача - никому не позволить причинить тебе вред, не усложняй мне ее, иначе запру в подвале медотсека. Уяснил?

Драко, ошарашенно глядя на него, молча кивнул. Так вот что могло означать второе значение слова «сателлит»! Спутник-телохранитель – тот, от чьей жизни зависит жизнь Электи. От этой мысли стало тепло и тревожно одновременно. Драко определенно что-то знал про Электи и сателлитов, и это знание было неприятным. Вот, только, что?

Светлые глаза Альфы тем временем уставились на колдомедика:

- Барнз, я понимаю твою тягу облегчить жизнь малолетним ублюдкам, но, если хоть словом обмолвишься об Электи, я, при всем моем уважении, порву тебе глотку… И этим молокососам придется здесь несладко. Надеюсь, понятно объясняю?

- Понятно, Уилан, - горько усмехнулся Барнз. – Ты порвешь за свою стаю, я помню. Что ж, хотя бы буду уверен, что твои парни теперь могут с собой совладать, и дети в безопасности.

Альфа кивнул и поднялся.

- Можешь убрать из графика Малфоя. Его всплески возбуждения стая потерпит. Но, чтоб никто не знал!

- И на том спасибо, - улыбнулся врач и перевел взгляд на парня. – Ну вот, молодой человек, ваш Поттер и от моих пальцев вас избавил. Умеете вы выбирать любовников, однако.

Драко вспыхнул, скорее, от того, что это было сказано в присутствии оборотня, чем от смущения перед колдомедиком. Но на лице вервольфа не отразилось ни одной эмоции, словно речь шла о чем-то совершенно повседневном.

- Поднимайся, Малфой, я провожу тебя в казарму, - Уилан, приоткрыв дверь, ждал парня.

- Я хотел… Можно мне все же к Канингтону? На пять минут… Мне отдать нужно… - он вытащил из кармана браслет и коробочку колбасок.

Ноздри Альфы дрогнули, и пальцы на мгновение сжались в кулаки:

- Завтра отдашь. Идем.

- Идите, Драко, к завтраку отпущу вашего Канингтона – отдадите, - улыбнулся юноше Барнз. – Ступайте. Вам нужно отдохнуть.

Драко нахмурился, но спорить было бесполезно, тем более, что Уилан явно был не настроен на обсуждение данного вопроса.

Выйдя из кабинета, Драко бросил взгляд на дверь палаты и подумал, что очень хочет забрать отсюда мальчишку. Но эту ночь надо было переждать.

- А как это: «инстинкты обузданы»? – спросил он где-то на середине пути к казарме.

- Мы теперь можем справляться с влиянием луны. Влияние Электи сильнее, - коротко ответил Альфа.

Драко на несколько секунд замолчал, переваривая полученную информацию, и вдруг остановился:

- Значит, и Канингтону можно помочь?

Альфа обернулся и мгновение напряженно всматривался в его лицо, но потом лишь слегка кивнул и вновь зашагал к казарме:

- Теперь можно. Я помогу ему, не переживай.

Драко показалось, что у него с души камень свалился. Он догнал вервольфа и улыбнулся:

- Спасибо… За все.

Мужчина вновь кивнул, но промолчал.



В казарме ждали сумки с гостинцами и одеждой, нетерпеливо толпящиеся вокруг подростки и огрызающийся на них Гойл, которому до сих пор не давали команды к разбору сокровищ, и он как верный пес держал оборону имущества хозяина. Нотт посмеивался, сидя на своей койке, и встревал, лишь когда кто-то из парней проявлял слишком сильное нетерпение.

Драко, подойдя к кровати, нашел в боковом кармане сумки конверт – письмо от Панси – и дал отмашку на разбор сладостей. Грегори занялся своим делом, и теперь можно было тихонько удалиться в опустевший конец казармы, чтобы спокойно почитать весточку от подруги.

«Привет, Драко. Грейнджер сказала, что к тебе ходит Поттер, и я могу написать пару строк. Так странно… Гриффиндор вдруг взялся нам помогать! Когда сказали, что ко мне посетитель, я ждала кого угодно, но только не ее! Ты, наверное, тоже был удивлен появлению Поттера? Но как же здорово, что они вдруг решили помочь! Мне кажется, если бы в тот день она не пришла, я бы… Да нет, конечно, ничего бы я не сделала. Как вы, Драко? Ты держись, хорошо? Мы справимся! Вам тоже принесли теплую одежду? Здесь так холодно! Говорят, это из-за вакуума, а мне кажется, просто кому-то нравится над нами издеваться. Свои свитера нам с Мили пришлось отстаивать в драке. Каждая здесь пытается выжить, как может. Как звери, Драко, мы стали похожи на зверей! Очень надеюсь, что тебе хоть немного проще. Вас больше, Нотт и Гойл всегда будут рядом. Хотя и мелких на тебе висит много, а я знаю, ты их не бросишь. Драко, когда мы отсюда выберемся, я сварю глинтвейн, мы будем долго сидеть у камина и просто молчать. Даже если будет лето! Все равно хочу камин, горячий глинтвейн, теплый шерстяной плед и тишину. Я скучаю по тебе. По всем вам, ребята. Передавай привет парням. Целую, мой Принц».

Драко долго смотрел отрешенным взглядом в окно, вспоминая веселую, жизнерадостную Панси. «Как же здорово, что они вдруг решили помочь!» - звучало в его голове, и в какое-то мгновение он понял, что искренне благодарен Небу за свой позор в Министерстве и за то, что его школьный враг умудрился это лицезреть. Как бы обернулось все это для них, если бы Поттер тогда не испытал… Что он там испытал? Жалость? Укол совести? Благородный порыв? Неважно, главное, что они все одеты и сыты. А еще… Еще у него теперь есть Гарри. Его Гарри Поттер! Его личный Гарри Поттер!

- Малфой, все нормально? – Нотт подошел и, присев рядом, выбил из пачки сигарету.

- Нормально, - кивнул Драко и протянул письмо от Паркинсон. – Панси написала.

Тед быстро пробежал взглядом по строкам и грустно улыбнулся, возвращая:

- Будешь ей писать, передай, что мы тоже скучаем.

- Конечно, - кивнул Драко.

Пару минут оба молчали.

- Малфой, спасибо… - вдруг тихо произнес Нотт.

- За что? – удивленно взглянул на него Драко.

- За все… Мой Принц, - усмехнулся друг, смущенно рассматривая огонек сигареты.

Малфой грустно улыбнулся и, слегка хлопнув его по плечу, направился к своей койке.



Утром, войдя в столовую, Драко кинул взгляд на свой стол, надеясь увидеть Канингтона, однако мальчишки не было. Не явился он и к окончанию завтрака. Малфой заволновался, с парнем, верно, что-то случилось, раз Барнз не отпустил его.

Выйдя на улицу, юноша быстрым шагом направился в медотсек. Охранник, не спрашивая, пропустил его внутрь.

- Барнз, - крикнул Драко. – Почему Крис не на завтраке?

Дверь кабинета приоткрылась, и выглянувший колдомедик удивленно уставился на него:

- Вы опять вломились не в свое время, Малфой? – за его спиной маячил один из ребят, нехотя расстегивающий робу. – Разбирайтесь сами со своим Канингтоном, я его полчаса назад отпустил.

Драко выскочил из медотсека и быстро зашагал к казарме. Пацана надо было успеть отправить на завтрак, пока не закрыли столовую до обеда. Однако и в казарме мальчишки не было.

- Я видел, как он с Уиланом шел в учебный, - обронил Джонни, услышав, что Малфой пытается узнать, встречал ли кто сегодня Криса.

Отчего-то на душе стало тревожно. Выскочив из казармы, Драко почти бегом бросился к учебному корпусу.

На крыльце стоял один из вервольфов-омег, сложив на груди руки и всем своим видом показывая, что не стоит к нему подходить.

- Туда нельзя, - буркнул он, когда парень взлетел по ступенькам.

- С чего это? – огрызнулся Драко и сделал шаг вперед.

Оборотень растерялся, словно не зная, что придумать в ответ, и Малфой, воспользовавшись его замешательством, нырнул в дверь. По коридору он бежал уже на звуки сдавленных рыданий Криса и тихого неразборчивого мужского голоса.

Ворвавшись в библиотеку, Драко замер на пороге, ошарашено глядя на представшую перед ним картину. Уилан, привалившись плечом к стене, отрешенно наблюдал за одним из своих омег, старательно разрабатывающим тугую, девственную попку мальчишки, со спущенным штанами нагнутого у стола. Крис плакал в голос, но не сопротивлялся, а, напротив, сам разводил руками ягодицы. Совсем еще безволосая промежность, с трудом принимающий один мужской палец анус, детский голосок, всхлипывающий: «Только осторожно… Пожалуйста…» - Драко показалось, что он нырнул с головой в ледяную прорубь. Из расстегнутых штанов разрабатывающего мальчишку вервольфа торчал немалых размеров, готовый к использованию член. Мужчина негромко, но твердо говорил что-то о необходимости немного потерпеть…

- Убери от него руки! – рыкнул Драко, и омега, вздрогнув, отшатнулся от Криса. – Канингтон! Быстро надел штаны! Какого хрена здесь происходит?

- Малфой, выйди, - тихо процедил Уилан отталкиваясь от стены. – Тебя это не касается.

Драко быстро прошел к всхлипывающему, но так и не пошевелившемуся мальчику и, дернув его за плечо, заставил встать.

- Сколько раз они уже это делали? – хрипло выдавил он, глядя в красные от слез глаза и с ужасом вспоминая, как неделю назад он поймал Криса, идущего из библиотеки и такого же заплаканного; как Гойл на построении сказал, что охранники уводили ночью паренька, якобы в медотсек…

Но мальчик отрицательно мотнул головой и опустил взгляд:

- Нисколько, Драко… Уйди… Пожалуйста… Я должен… Я не хочу больше… Это так больно… Уйди, Драко… - он закрыл лицо руками и заплакал.

Малфой побледнел и растерянно перевел взгляд на хмуро наблюдающего за ними Уилана.

- Все? – спокойно спросил Альфа. – Иди. Мы не насилуем его. Он сам попросил.

- О чем?.. – Драко казалось, что ярость пульсирует в груди кипящей лавой и вот-вот вырвется, ломая ребра. – О чем попросил? Он ребенок! Ему тринадцать лет, Уилан! О чем он попросил?

- Принять его в стаю, - совершенно спокойно ответил Альфа. – В независимую от луны стаю.

- А-а-а… - «понимающе» протянул Драко. – И это, стало быть, ритуал принятия? Канингтон! Надень штаны, мать твою!

- Нет, Малфой. Я не приму в стаю другого Альфу, даже если он еще не половозрелый. Канингтон умный парень, он сделал выбор. Альфа, отдавшийся омеге, никогда Альфой уже не станет. Меня это устраивает. Его тоже. Уйди. Не знающий, что такое власть луны, не поймет выбора щенка оборотня, запертого в клетке. Не лезь в волчьи дела, сателлит.

Драко перевел взгляд на мальчишку. Плечи Канингтона вздрагивали, но он упрямо стоял с голым задом, лишь прикрыв ладонями пах.

- Крис… Это правда? – пораженно выдохнул парень.

Пацаненок только кивнул, не поднимая головы. Драко взял его за подбородок и заставил взглянуть на себя:

- Малыш, и другого выхода нет?

- Если щенка примет самка… - мальчик всхлипнул. – Я… Я еще мог бы, но… Здесь нет… И если бы была… Я никому не нужен, Драко… Я не хочу больше…

По щекам Криса вновь потекли крупные слезы.

- Хватит оттягивать неизбежное, Малфой, иди. Коллинс, продолжай, - рявкнул Альфа и шагнул к Драко, видимо, намереваясь его вывести. – Давай, Малфой, его никто не собирается рвать, уже полчаса растягивает…

- Стой на месте, Уилан, - предупреждающе процедил Драко и присел на корточки перед пацаненком. – Крис, малыш. Есть еще способ, да? Посмотри на меня. Электи. Если тебя примет Электи, ты ведь сможешь справляться с луной?

Взгляд ребенка метнулся к его лицу, и губы едва заметно дрогнули:

- Да…

- Что он должен сделать? Волчонок, что должен сделать Электи, чтобы тебя принять?

Дверь хлопнула, сотрясая стены, и распахнулась вновь. Они вздрогнули и обернулись. По коридору быстро удалялась высокая фигура Альфы.

- Вещь… - пробормотал мальчишка, сглотнув и возвращая взгляд Малфою. – Хозяин должен дать волку какую-то вещь и еду, окропленную своей кровью…

Драко побледнел.

- С-с-сука, - прошипел он, метнув взбешенный взгляд в сторону уже скрывшегося Уилана, и поднялся. – Надень, в конце концов, штаны, Крис. Электи принял тебя. Вчера.

Он вытащил из кармана кожаный браслет Поттера и пресловутую упаковку копченых колбасок, явно измазанных кровью из порезанного Гарри пальца.

Мальчишка повел носом… и бросился на шею Малфою. Он уткнулся лицом парню в плечо и вновь расплакался, но уже облегченно, словно отпуская все страхи. Драко ласково гладил его по спине, по растрепанной головенке, тихо шепча, что все закончилось, что его больше никто не тронет, и больно уже не будет…

Малфой сам натягивал на мальчишку белье и штаны, вытирал мокрые щеки и зашнуровывал на правом запястье браслет.

- Жуй свои колбаски, волчонок, - он сунул упаковку Крису в ладонь. – И запомни раз и навсегда: я все смогу решить! Тебе просто нужно рассказать, понял?

Паренек виновато потупил взор и, кивнув, распаковал гостинец Поттера.

- Не сердись, Драко, - тихо пробормотал он и, принюхавшись, откусил.

- Не сердись? Да ты хоть понимаешь, что, узнай об этом твой отец, он бы нас обоих на такие вот браслетики покромсал?!

Мальчишка отрицательно мотнул головой:

- Это тфой бы покломфал, - усиленно жуя, ответил он. – Моему фсе лафно.

- Не болтай с набитым ртом, - буркнул Драко. – Не может быть, чтобы ему было все равно, волчонок. Было бы все равно, он бы тебя не прятал.

Они вышли на крыльцо и одновременно замерли. Уилан стоял к ним спиной, привычно сунув руки в карманы и неподвижно глядя вперед, словно видел не убогие лагерные бараки, а величественный пейзаж.

- Крис, топай в казарму, Гойл там тебе в тумбочку сложил всякие подарки от Гарри Поттера, - Драко мягко похлопал паренька по плечу, подталкивая вперед.

Канингтон кивнул и, пройдя мимо Уилана, поплелся к казарме, не торопясь и постоянно оглядываясь.

- Не боишься, что однажды и тебя нагнет по моей просьбе какой-нибудь омега? – процедил Драко в спину Альфе.

Тот, не оборачиваясь, криво усмехнулся:

- Не боюсь, Малфой, ни один омега не рискнет… Канингтон! Вернись! – вдруг крикнул он и повернулся к Драко. – Говорю же, сателлит, не суйся со своими человеческими соплями в дела волчьей стаи.

- Не смей прикасаться к нему, - очень тихо процедил Драко, наблюдая, как Альфа вытаскивает из ножен, висящих на ремне Поттера, блеснувший на солнце кинжал.

Он знал, что оборотень сильнее и быстрее. Один рывок, и Уилан перережет подошедшему мальчишке глотку. Липкий ужас забил легкие, мешая дышать.

Альфа усмехнулся, глядя в расширяющиеся от страха серые глаза, и резким движением рассек собственную ладонь. Драко, потеряв дар речи, пораженно наблюдал, как Крис на мгновение замер, рассматривая сбегающую на землю алую струйку, а потом шагнул вперед и протянул Уилану руку, доверительно разжав пятерню. Мальчишка вздрогнул от резкой боли, и окровавленные ладони соединились в рукопожатии.

- Я буду р-рад совместной охоте, - пробормотал Крис, немного заикаясь, но глядя на мужчину снизу вверх прямым взглядом.

Уилан вдруг улыбнулся и потрепал мальчишку по голове:

- Подрастешь – посмотрим. Ступай.

Они разжали пальцы, и пацаненок, почти вприпрыжку, понесся в казарму. Уилан, проводив его взглядом, вновь повернулся к неподвижному Малфою.

- Что, человек, думал, я убью щенка? Это бы было тебе понятнее, да? По-человечески, - он усмехнулся и зашагал прочь.



В казарме никого, кроме Криса, не было. Пацаненок сидел на койке и, болтая ногами, ожесточенно грыз зубами какую-то упаковку с очередной нарезкой. Драко отобрал у него пакет, нашел надрез и, быстро раскрыв, протянул обратно.

- Спасибо, - счастливо улыбнулся Крис.

Малфой кивнул и присел рядом:

- Рука болит?

Паренек молча протянул ему ладонь, порез был похож на двухдневный, свежей раной и не пахло.

- И что это значило? – тихо спросил Драко.

- Кровные узы, - снова улыбнулся Крис. – Он мне теперь вроде как брат.

Малфой потер пальцами виски.

- А раньше этого нельзя было сделать? Чтобы он тебе стал «вроде как братом» и таким образом ввел в стаю, а?

- Не-е! Ты не понимаешь! – Канингтон сбросил ботинки и забрался на койку с ногами. – Кровные узы Альфы с Альфой – это как честное слово. Вроде как брат брату, по идее, гадости делать не должен… Ну там, стаю пытаться увести, самку… Но Альфа в стае должен быть только один… Ну и щенки, рожденные от него или принятые самкой… Но они все равно потом уходят. Он не принял меня в стаю, он позволил мне быть рядом. От луны меня бы это не спасло, - он вдруг вновь бросился Драко на шею. – От луны меня спас ты! Спасибо!

- Он знал, что у меня есть для тебя этот браслет, - произнес Малфой, отрывая мальчишку от себя. – Он специально скрыл и пытался… сделать тебя омегой…

Паренек равнодушно пожал плечами и сунул в рот кусок мяса:

- Конечно. Он пытался избавиться от чужого Альфы. Ну, а раз уж не получилось, кровные узы хоть как-то свяжут… А потом, может, и совместная охота будет… И тогда мы сможем быть уверены друг в друге навсегда! Это важно, если хозяин один!

Драко встрепенулся, вспомнив, что хотел спросить, да забыл за всеми этими нервотрепками:

- Волчонок, а ты ведь сразу почувствовал, что Поттер… Гарри Поттер – Электи?

- Угу, - заулыбался мальчишка и кивнул.

- И назвал его хозяином… И куртку попросил…

- Ну, я… Я знал, что будет в полнолуние. Я… Драко, прости, я просто хотел показать им, что я в его вещи, я надеялся, что они позволят мне провести полнолуние с ними на воле… Если будут считать, что я в шаге от принятия… А так у меня только два пути оставалось: подвал с цепями или… Ну ты понял… Уилан хотел помочь, он два раза предлагал, чтобы… Но я тогда подвал выбрал, - мальчик покраснел и отвел взгляд. – Но… Драко, в цепях это так больно… И вчера, когда Электи их принял, я решил…

- Ясно, - парень закрыл лицо руками.

Поттер, конечно, сказал, никому куртку не давать, но, если бы тогда он позволил пареньку ее один раз надеть…

- Зато у меня теперь вот чё есть! – Крис, словно поняв, о чем он думает, дернул рукав, обнажая запястье с браслетом и довольно улыбаясь.

Малфой взглянул на него и не смог сдержать ответной улыбки. В конце концов, все обошлось!

- Слушай, волчонок, - вдруг вспомнил он. - А если вы все так на него реагируете, то почему же твой отец не пал перед ним ниц в первую же встречу?

Мальчишка удивленно уставился на него.

- А как бы он? У него же был хозяин!

Драко понял не сразу, а когда понял, удивленно качнул головой:

- Волдеморт? – что-то вновь мелькнуло в памяти чувством тревоги и тут же потерялось.

Крис кивнул, но сразу заговорил о Поттере, начав расспрашивать о нем Драко с таким откровенным детским интересом, что Малфой невольно сам переключился на воспоминания о школьных годах, и вскоре они вместе смеялись над обоюдными пакостями Гриффиндора и Слизерина.


Весь день Драко размышлял об этих странных существах. Жесткие до жестокости, но знающие, что такое честь и верность стае и другу, считающие, что битва плечом к плечу связывает крепче, чем кровные узы, искренне удивляющиеся вопросу, как можно подчиниться новому хозяину, когда жив нынешний… Он все еще злился на Уилана, но чем больше думал о произошедшем, о реакции и словах Криса, тем больше убеждался, что начальник охраны поступал так, как должен был поступить зверь. И это не было злом, это было правильной позицией с точки зрения сохранения порядка в стае.

Ночью, пытаясь отвлечься от пронизывающего холода на мысли о Гарри и скором освобождении, Драко вдруг услышал, как недалеко тихо скрипнула кровать – кто-то из его парней встал. Приоткрыв глаз, Драко всмотрелся в темноту. К его койке почти беззвучно шмыгнула небольшая тень, а мгновение спустя под одеяло нырнула мальчишеская фигурка, и губы Малфоя накрыла теплая ладонь.

- Ты мерзнешь, - быстро зашептал ему в самое ухо Крис. – Я горячий, я согрею. А утром уйду. Спи.

От тела волчонка действительно исходил мягкий сухой жар. Драко отчего-то совсем не хотелось его прогонять. Вяло подумав, что оборотни теперь все равно ничего никому не сделают, Малфой сгреб пацаненка в охапку и, прижав к себе покрепче, через минуту уснул, уткнувшись лицом в теплую макушку.



Уилан неподвижно смотрел на них несколько минут, потом развернул шерстяное одеяло и, укрыв, подоткнул края. Оборотни двигались по казарме беззвучно, набрасывая теплые покрывала на спящих подростков, а Барнз, стоя у двери, с улыбкой смотрел, как вытягиваются юношеские фигурки на кроватях, почувствовав тепло.

- Если кто-то проболтается Муррею, у нас будут неприятности, - недовольно буркнул Альфа, проходя мимо колдомедика.

- Об одеялах или о том, что ты лично укутывал спящих в одной койке пацанов? – усмехнулся Барнз. – Они дети, а не идиоты, Уилан.