Оборотная сторона бессмертия +779

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 24. Ложь во спасение

17 декабря 2014, 00:54
Гарри проснулся от ощущения, что за ним кто-то наблюдает. Открывать глаза не хотелось, очень хотелось пить. Воды им не давали еще ни разу, а двойное отравление газом серьезно усиливало жажду. Но, когда Поттер попытался вновь постучать в дверь и попросить хоть по паре глотков, браслеты на запястьях Рона начали меняться, и Герою пришлось отступить.

Самочувствие Рональда пугало Гарри больше всего. Железяки даже в спокойном состоянии натирали уже поврежденную кожу, и парень сильно страдал от боли. Но Поттера волновала не боль, а начавшаяся у Рона лихорадка. Сначала Гарри даже не понял, что жалобы друга на холод – не просто составляющая общего потока нытья о несправедливости жизни, но когда Уизли покрылся испариной и начал дрожать, стало ясно, что ситуация серьезно усложнилась.

Очередное посягательство на дверь с требованиями о медицинской помощи, ссылаясь на конвенцию об обращении с военнопленными, или просто с призывами к милосердию было чревато новыми повреждениями у Рона. Поэтому Гарри, уложив друга на комковатый влажный матрац, лег рядом и, обняв, покрепче прижал к себе.

- Поспи, - шепнул он. – Надо набраться сил, поспи.

Уизли что-то бормотал о глупой, бессмысленной смерти, о том, как хочется пить, о ломоте во всем теле, но, в итоге, все же забылся тревожным сном. А следом за ним отключился и Гарри.

И вот, сейчас чей-то пристальный взгляд выдернул его из царства Морфея. Друг по-прежнему, тяжело дыша и слегка вздрагивая, спал, прижавшись спиной к его груди, а значит, в камере был кто-то еще.

Гарри открыл глаза и обернулся. Маленькая домовуха стояла в двух шагах от двери и, прищурившись, рассматривала его.

- Аникс, - прошептал Поттер. – Пожалуйста, нам нужно немного воды, у него жар.

Гарри подозревал, что домовуха – единственное здесь существо, на чью помощь он мог рассчитывать. Конечно, она служила врагу, но подобный расклад выходил не впервой, и до сих пор у Поттера получалось находить общий язык с этим маленьким несчастным народом. Память о Добби заставляла Гарри относиться ко всем домовикам предвзято тепло.

Аникс продолжала рассматривать его, слегка склонив голову на бок.

«Аида, - вспомнил Поттер. – Ей нравится, когда ее называют Аидой».

Он открыл рот, чтобы попытаться достучаться до домовухи с помощью другого имени, но она его перебила:

- Почему браслеты не действуют на Гарри Поттера?

Он удивленно уставился на нее:

- Не действуют?

Парень поднял руку и взглянул на свои пальцы. Попытка собрать в ладони сгусток магической энергии успехом предсказуемо не увенчалась, очередной раз лишь затрещав тонкими разноцветными молниями, пробегающим по подушечкам. Однако домовуха тут же отскочила к двери.

- Действуют, - быстро произнес Поттер, втягивая напугавшую ее магию. – Видишь? Я ничего не могу…

Она сокрушенно качнула головой:

- Гарри Поттер не получит воды, пока не объяснит.

Парень тихо зарычал, сжимая кулаки:

- Я не знаю, о чем ты…

Его прервал болезненный стон Рона, браслеты мгновенно дали о себе знать.

- Стой! Аникс! Аида! Хватит! Дьявол! Накажи меня! Не трогай его!

- Браслеты не действуют на Гарри Поттера! – пропищала домовуха, а широкие металлические кольца начали медленно вращаться на запястьях Рональда, грозясь буквально отпилить парню кисти.

До Поттера, наконец, дошло, что она имела в виду – украшения отказывались причинять ему вред. Возможно, вся их сила уходила на то, чтобы сдерживать его магию. Проснувшийся от боли Рон уже выл и пытался остановить эти кольцевые ножи пальцами.

- Аида! Они сломаны! Поменяй! – Гарри закричал первое, что пришло ему на ум. – Поменяй! Попробуй!

Вращение остановилось, и домовуха задумчиво пробормотала:

- Браслеты Гарри Поттера сломаны? Поменять…

Когда парень понял, сколь удачное предложение он сделал, сам того не предполагая, он даже дыхание затаил, боясь пропустить столь важные сейчас звуки и движения Аникс.

- Реклудармиус! – пискнула домовуха, щелкнув пальцами, и «украшения» Рона повисли на парне свободными обручами. – Гарри Поттер должен снять их с Рональда Уизли и надеть на себя.

Поттер быстро кивнул и повернулся к другу, проговаривая одними губами заклинание, пытаясь впечатать его в память навеки. Домовуха следила, как «бижутерия» перекочёвывает с Уизли на Поттера, а Гарри чувствовал, как артефакты двойной тяжестью сковывают его, и магия, словно птаха в клетке, начинает испуганно биться в теле.

Пробормотав запирающее заклинание, Аникс теперь разомкнула его собственный комплект и заставила перевесить на Рона, а потом щелкнула пальцами и зло пискнула. На Гарри артефакты по-прежнему не слушались ее приказов.

- Гарри Поттер обманул Аиду! Гарри Поттер пожалеет!

Наверное, все действительно могло закончится большим количеством крови и ампутированными конечностями, если бы в это мгновение дверь в камеру не распахнулась, и на пороге не возник Смит.

- Аникс, что здесь происходит? – он бросил оценивающий взгляд на Поттера, перевел его на Уизли, свернувшегося калачиком на матраце и сильно дрожащего, и цокнул языком. – Неважно выглядите, молодые люди. Быстро сдались, я ожидал большего от героев магической войны.

- Что такое AID, Смит? – Гарри поднялся на ноги. – Что за организация позволяет себе пытки и не дает пленным даже воды?

Смит нахмурился и перевел взгляд на домовуху:

- Аникс?

- Гарри Поттер слишком силен! – протестующе запищало маленькое существо. – Гарри Поттеру нельзя давать воду и еду!

- Аникс! – рявкнул мужчина, и домовуха, испуганно взвизгнув, исчезла.

Смит вновь взглянул на растерянного парня. Поттер не мог поверить, что это эльфийка лишала их возможности напиться.

- Лишение вас воды и еды было инициативой этого существа, - брезгливо пробормотал мужчина. – Существа из вашего мира. Что для меня лично в который раз стало доказательством правильности нашего пути…

- Это существо из вашей организации, - произнес парень и присел рядом с другом. – Так я могу рассчитывать хотя бы на воду для моего товарища?

- После того, как вы ответите на несколько моих вопросов, мистер Поттер.

- Я хочу знать, с кем разговариваю, мистер Смит.

Мужчина несколько секунд с легким прищуром смотрел на дерзкого мальчишку и, наконец, ухмыльнулся:

- Вы совсем не боитесь… Безрассудство юности или тот самый врожденный героизм?

- Очки в портале потерял, не вижу… причин бояться, - огрызнулся Гарри и тряхнул головой, словно отгоняя непрошенные воспоминания. – Ответьте на мой вопрос, и я готов выслушать ваши.

- Чародейный Разведывательный Департамент, мистер Поттер, мы контролируем вмешательство магического мира в жизнь людей.

- Магглы… - задумчиво выдохнул Гарри.

Все становилось на свои места. Даже странные нападения на Пожирателей, выглядевшие как бытовые несчастные случаи или самоубийства, сейчас стали понятны – именно так маггловские спецслужбы избавлялись от «нежелательных элементов». Да и кому еще, по сути, могла понадобиться мировая магическая? Какой нелепостью сейчас ему казались мысли, что кто-то внутри магического мира решил захватить власть над волшебной частью Британии и занять место Дамблдора в Международной конфедерации магов! С помощью войны? Да один Люциус Малфой придумал бы не меньше десятка бескровных способов!

- Люди, - поправил его Смит. – Вы ответите на мои вопросы?

- Насколько смогу, - хмуро произнес парень, осознавая, наконец, в полной мере, сколь опасен враг.

Одно дело – война внутри магического мира, и совершенно другое – столкновение двух господствующих на планете видов. Веселого было мало, особенно учитывая тот факт, что магглы явно воюют на этих невидимых фронтах уже не первый год, а может, и не первое десятилетие, а маги, закопавшиеся в своем маленьком мирке, о том до сих пор даже не догадывались.

- Что известно Ордену Феникса об AID? – задал первый вопрос Смит.

Гарри слегка усмехнулся. Правда была безобидной – на момент их похищения Орден не знал ничего. Но нужно ли ему успокаивать магглов? Определенно нет. Главное сейчас - заставить их выпустить Рона, а для этого он должен врать… Жаль, что способности ко лжи не передаются половым путем…

- А что там, есть какие-нибудь сенсации в «Ежедневном Пророке»? – только бы не оступиться, не сказать лишнего, не перегнуть.

- Мистер Поттер… - угрожающе начал Смит.

- Ордену пока ничего не известно, - тут же слегка отступил Гарри. – Но кое-что известно мне.

- И что же это за «кое-что»? – недоверчиво, но вместе с тем нетерпеливо поинтересовался мужчина.

А вот теперь - внимание! Взвешивать каждое слово и не затягивать излишне с ответом. Врать нужно быстро, убедительно и аккуратно…

- Смит! - дверь распахнулась, и на пороге появился Регулус Блэк. – Во-первых, какого черта моя домовуха сносит стены головой и отрывает себе уши? И, во-вторых, мы договаривались о моем обязательном присутствии на всех допросах Поттера!

- Поун, мы просто разговаривали, - почти ласково улыбнулся Смит. – А Аникс очень негостеприимно повела себя с нашими гостями.

Блэк окинул взглядом парней и, шагнув, наконец, в камеру, прикрыл за собой дверь:

- Если вы о небольшой диете, Смит, то Аникс права, мистеру Поттеру не помешает легкое голодание. Если, конечно, вы не желаете полюбоваться, как разлетается в щепки ваше укрепленное убежище от его стихийного всплеска…

- Я просил воды для друга, - тихо процедил Гарри. – Хотя бы воды. У него жар.

Регулус равнодушно фыркнул и перевел взгляд на Смита:

- Так, о чем вы разговаривали?

- Мистер Поттер рассказывал мне об Ордене Феникса и о себе.

- Занимательно, - красивые губы Блэка изогнулись в кривой ухмылке. – Если не возражаете, я тоже хотел бы послушать.

- Прошу вас, мистер Поттер, - Смит кивнул вопросительно смотрящему на него парню.

Гарри никак не мог понять, в какой роли здесь выступает Блэк. Угроза он или возможный союзник. Безутешный мстительный любовник поверженного Поттером врага или маг, являющийся таким же пленником воинствующих магглов, как и он сам. С тех пор, как парень понял, кто именно так неожиданно перед ним возник, он никак не мог отделаться от мысли, что должен поговорить с Регулусом. Тот так напоминал Сириуса…

Но сейчас нужно было думать о другом. Теперь слушателей было двое, и, не зная совершенно, что из себя представляет Блэк, Гарри резонно решил, что и с ним он пока будет играть в ту же игру, что и со Смитом.

- Я думаю, - начал Поттер, прямым, «честным» взглядом упершись в лицо маггла, - что догадываюсь об объекте ваших поисков. Более того, именно я могу найти этот… документ.

На лице Смита отразилось удивление, а Блэк, на мгновение побледнев, быстро пришел в себя и, вновь расплывшись в кривой ухмылке, начал медленно аплодировать:

- Браво, юноша! Отличный ход! – он резко развернулся к Смиту, и на его лице не осталось и тени напускного веселья. – Отдайте его мне. Через час вы будете знать, где документ…

- Пытать меня бесполезно, - подал голос Гарри, чувствуя, как сердце сжимает горечь – Блэк, кажется, все же был врагом. – Я лишь знаю, что это документ, и у меня есть ключ от тайника, где тот спрятан. Но я понятия не имею, где находится тайник. Возможно, - Гарри фантазировал на ходу. – Возможно, ключ сам должен указать…

- И где же этот ключ, мистер Поттер? – хмыкнул Смит. – И откуда он у вас?

- Снейп… - ни слова о Малфоях, пусть опасность крутится вокруг мертвых. – Профессор Снейп передал мне его перед смертью и успел сказать только два слова: «Аида» и «документ», - самозабвенно лгал парень, - Я только за пару часов до похищения понял, что…

- Снейп… Северус Снейп, - пробормотал Смит и взглянул на Блэка.

Регулус коротко кивнул:

- Возможно. Ближний круг, - и перевел ледяной взгляд на Гарри. – Где ключ, Поттер?

- У меня… Но в дом никто не войдет… Там десятки заклинаний, при попытке взломать…

Теперь оставалось молиться, чтобы в доме на пл. Гриммо не засветились Гермиона или Джинни… Или пара десятков авроров, запущенных девушками по просьбе Шеклболта. Но Гарри всегда был крайне везучим Героем…

Смит усмехнулся:

- И чтобы получить ключ, мы должны вас отпустить?

Парень пожал плечами:

- Можете попробовать достать самостоятельно… Если у вас много людей, способных хотя бы увидеть мой дом, - и словно между прочим: - А, ну, или можете отправить Рона, он – единственный, для кого я оставил допуск.

- Дом на площади Гриммо? – задумчиво пробормотал Блэк.

Гарри похолодел – конечно, Регулус попробует обойти магические ловушки Поттера, надеясь на помощь родных стен… И отвратительнее всего было то, что дом, почти наверняка, признает воскресшего хозяина и сбросит перед ним все охранные чары.

- Смит, нам нужно поговорить, идемте! – Регулус решительно развернулся на каблуках и вышел прочь.

Маггл задумчиво смотрел на парней, а Гарри, стараясь удержать маску невозмутимости, проклинал себя всеми непростительными разом. Он все же оступился!

- Вам сейчас принесут еду и медикаменты. Врача предоставить не могу, справляйтесь сами, - произнес наконец Смит и исчез за дверью.


Через несколько минут им действительно принесли две кружки воды, по миске риса с овощами и небольшую аптечку, где, впрочем, не было ничего, кроме бинтов, йода и жаропонижающих таблеток.

Герой разбудил вновь провалившегося в полубред Рона и, напоив, заставил проглотить пару таблеток. Самому пить хотелось так, что сводило челюсти, и давно начали трескаться губы, но он не знал, когда им снова что-то перепадет, поэтому вторая алюминиевая емкость была ополовинена в опустевшую кружку Рональда и оставлена на будущее, а тем, что осталось, Поттер принялся осторожно промывать воспаленные запястья и костяшки пальцев друга.

Закончив с обработкой, Гарри, отвернувшись, быстро свалил рис в одну миску и протянул Рону:

- Ешь, даже теплый еще…

- А ты?

Поттер показал ему пустую миску:

- Я поел, пока ты спал, - «искренее» улыбнулся он и лег на матрац, надеясь, что болезненное голодное урчание в животе немного утихомирится.

Он получил еду и воду для Рона. Он получил немного времени. А дальше будет видно. Теперь ход АИДа. Ему остается лишь надеяться на собственное везение и ошибки врага.

***




- Малфой! – Барнз был в бешенстве. – Какого черта вы творите?!

Подросток в кресле, зажав ладонями пах, пытался свести колени. Драко, подлетев к шкафу, несколько секунд скользил по полкам взглядом и, наконец, найдя искомое, протянул пробку Барнзу.

- Вставьте, и пусть подрочит в палате. Нам надо поговорить! Сейчас!

Колдомедик, вытащив пальцы из пунцового от стыда мальчишки, кажется, собирался выставить Драко за дверь, но, взглянув в серые глаза, забрал вибратор.

- Отвернитесь, - сердито буркнул он и вновь вернул внимание пареньку в кресле. – Мик, расслабься. Не переживай. Малфой ничем от тебя не отличается… И это кресло ему знакомо, и мои пальцы…

Драко даже ухом не повел, усевшись на кушетку и отвернувшись к двери, он ждал, когда колдомедик освободится.

Мальчишка испуганно всхлипнул, но Барнз быстро успокаивающе забормотал, что это не больно, а через несколько секунд скомандовал:

- Поднимайся, Мик. Не бойся, вставай. Бери вещи и иди в палату. Я сам за тобой приду.

Пацаненок неловко прошмыгнул мимо Малфоя и скрылся за дверью, сверкнув белым задом.

- И как понимать ваше поведение? – тут же сердито начал колдомедик. - Что такого могло произойти, что вы столь…

- Я бесплоден, Барнз? – перебил его Драко, и мужчина тут же замолчал.

Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, и, наконец, Малфой, закрыв лицо руками, едва слышно прошептал:

- Мать твою, Поттер, я всегда знал, что ты обязательно подложишь мне свинью…

- Драко, послушайте меня, - колдомедик, бросив перчатки в урну, присел рядом с ним. – Это все просто… мифы. Да, у Электи и сателлитов не оставалось потомков, но… Драко, - он осторожно прикоснулся к плечу парня. – Электи не появлялись довольно давно… Сейчас многое изменилось… Давайте, не будем делать поспешных выводов, а как взрослые, серьезные люди для начала сделаем необходимые анализы, проведем обследование…

Драко поднял на него глаза, и колдомедик улыбнулся решительности во взгляде парня:

- Какие? Что мне делать, Барнз? А Гарри? Ему тоже нужно сдать анализы? Барнз… Мы оба последние наследники своих семей… Помогите нам…

- Для начала вам нужно отсюда выйти, Драко, - поняв, что парень мыслит трезво и не впадает в панику, мужчина облегченно вздохнул. – Будете чай?

- Барнз… Я должен знать… Как можно быстрее…

Колдомедик поднялся и достал чашки:

- Присаживайтесь к столу, я попытаюсь вам объяснить, - Малфой послушно пересел за стол и безотчетно сжал в ледяных пальцах горячую чашку. – У вас нет физиологических отклонений, Драко. Эякулят, насколько я могу судить по внешним признакам, совершенно нормален. Необходимо сделать анализ на подвижность и количество спермиев. И если проблема выявится в этом, я уверен, что вам в вашем возрасте поможет простое соблюдение рекомендаций репродуктолога… В крайнем случае, магглы придумали множество способов искусственного оплодотворения женщины.

Драко смотрел на него исподлобья, явно не понимая и половины.

- Электи и их сателлиты, юноша, всегда умудряются находить приключения, - улыбнулся колдомедик. – Скорее всего, именно с постоянными стрессами и связано снижение выработки спермиев. Но кто там разбирался в этом раньше? Я уверен, что даже если у вас с вашим Поттером есть подобная проблема, мы ее решим.

- Я хочу сейчас сделать анализ… на количество и подвижность… спермиев, - последнее слово Драко выдавил с трудом. – И Гарри… В воскресенье… Можно?

- У меня нет необходимого оборудования, Драко, - вздохнул Барнз. – Я думал об этом, но здесь это невозможно.

Мужчина понимал, что парень, являясь последним отпрыском древнего чистокровного семейства, вряд ли отстанет от него, но, действительно, в настоящий момент ничего не мог сделать.

- Более того, я понятия не имею, как на вашу сперму действует вакуум, Малфой. Давайте, для достоверности анализа все же немного подождем. Ваш Поттер вытащит вас отсюда и…

- И я его придушу, - проворчал Драко.

Барнз улыбнулся и молча протянул парню печенье.



Колдомедику удалось немного его успокоить. Кажется, мужчина был очень воодушевлен достижениями маггловской медицины, и Драко ничего не оставалось, кроме как довериться ему. Однако он все же выяснил у Барнза, куда нужно идти и к каким врачам обращаться, решив, что первым делом при воскресной встрече с Поттером обсудит именно этот вопрос и отправит сдавать анализы хотя бы его. На этом он отбросил бессмысленные пока терзания. Приобретенная во время войны способность дистанцироваться от проблем, с которыми в данный момент не в силах справиться, в очередной раз помогла не свалиться в апатию и вселенскую скорбь.


Ночью Малфой проснулся от того, что под одеяло снова нырнул Крис.

- Волчонок, мне не холодно, - шепнул парень, тем не менее прижимая мальчишку к себе.

- Пожалуйста… Мне одному не спится… - Крис свернулся калачиком, прижавшись спиной к его груди и сжав обнимающую его руку, словно боясь, что Драко ее уберет.

Малфой вздохнул и закрыл глаза… А через час его разбудил Нотт, осторожно разжимающий пальцы Драко, сплетенные с пальчиками Канингтона.

- Кнут – это очень больно, Малфой, - зло выдохнул Тед и, подхватив пацаненка на руки, унес на «родную» койку.

Драко слегка улыбнулся. Он знал, что Муррей не осмелится его и пальцем тронуть, а любого из своих парней Малфой готов был закрыть собой, как когда-то закрыл самого Теда. Однако спорить не стал, проблемы действительно лучше не создавать, чтобы потом не приходилось прилагать усилий к их решению. Поэтому, когда Крис на следующую ночь вновь нырнул к нему под одеяло, Драко стойко дождался, когда мальчик уснет, и сам отнес его обратно.

***



Пока начальник тюрьмы лично ковырялся в замке, отпирая камеру Люциуса Малфоя, заключенный и посетитель молча смотрели друг на друга через решетку.

На небритом, осунувшемся лице узника не отражалось ни одной эмоции, лишь в серых глазах плескалась тревога.

- Что случилось? - хрипло выдавил Люциус, как только в коридоре стихли шаги начальника тюрьмы. – Зачем вы здесь?

- Что вы знаете об АИДе, мистер Малфой? – Шеклболт старался держать себя в руках.

Люциус едва заметно побледнел и отвернулся:

- Как вы на них вышли?

- Вы знали, что на Пожирателей охотятся не министерские шишки, Малфой! Какого черта вы скрыли…

- А какая разница, кто охотится, когда ты дичь? – усмехнулся Люциус.

- Но вы откровенно врали мне!

- А вы бы поверили, скажи я, что нас истребляют магглы с другого континента, как свидетелей их управления действиями Темного Лорда? АИД – маггловская организация и даже не британская! И доказательств у меня все равно нет, я просто свидетель, нуждающийся в защите! Я надеялся, что если вы закрутите механизм против скрытых пожирателей, АИД успокоится, решив, что вы искали, а мы знаем исключительно эту, ничего не значащую для магглов информацию, – он замолчал и, опустив взгляд, тихо спросил. – Что с моим сыном, министр?

- Сначала вы ответите на мои вопросы, потом поговорим о вашей семье, Люциус.

Шеклболт видел перед собой волнующегося отца, но он и сам сейчас был таким же отцом. Только, в отличие от сына Малфоя, один из его мальчиков был похищен, а второй рисковал, привлекая к себе внимание посещениями лагеря.

- Я мало чем смогу помочь вам, министр, - уступил Люциус, видимо, понимая, что сила сейчас не на его стороне. – Кроме того, что это магглы, у которых были рычаги давления на Волдеморта, я ничего не знаю…

- Где их искать? Как Волдеморт с ними связывался?

Малфой поднял тяжелый взгляд:

- Вы очень взволнованы, министр. Что произошло? Мы по одну сторону баррикад, объясните мне, в чем дело.

- Похищены… два моих человека, - решился частично рассказать Шеклболт. – Мне нужно знать все, что знаете вы…

Люциус несколько секунд внимательно смотрел на него.

- Значит, вы докопались до чего-то, что спровоцировало… Похищение? Требования уже выдвинули?

- Нет.

- Каким образом похитили?

- Портключ. Сработал при прикосновении П… конкретного человека.

- Путь портала?

- Теряется…

- Энергетика большой воды смывает след. Они в Америке, Кингсли. Вы предполагаете цель похищения?

Шелкболт хмуро смотрел на просчитывающего варианты Малфоя. Люциус был умен, он задавал правильные вопросы, а министр не собирался открывать ему всей правды.

- Это не имеет значения, - начал Кингсли, но Малфой его перебил:

- Имеет. От их целей зависит количество имеющегося у нас времени.

- Боюсь, что в АИДе просто поняли, что мы слишком близко подобрались, - тихо пробормотал Шеклболт.

- Попробуйте связаться с авроратом Штатов, министр, возможно там вас выведут на более точное местоположение.

- Да, я тоже сейчас подумал…

- Как мой сын, Кингсли?

- Он в порядке, Люциус, не волнуйтесь.

- Он, как и все мы, в опасности, - вздохнув произнес Малфой.

- В вакууме и под охраной вервольфов он в большей безопасности, чем все мы, - Шеклболт попытался успокоить отца, не имеющего возможности защитить своего ребенка.

- Магглам плевать на вакуум, министр. Наложите запреты на любые посещения Драко, пожалуйста.

- Люциус, все запреты уже наложены, юношу могут навестить только Блейз Забини и Гарри Поттер, надеюсь, им вы доверя…

- Гарри Поттер?.. – Малфой побелел словно покойник. – У Поттера есть разрешение на свидания с Драко?

- О, Мерлин! Люциус, вы же не думаете, что Гарри может причинить вред вашему сыну? Да он только и думает о том, как обеспечить его безопасность и облегчить ему жизнь в лагере. Вы должны быть благодарны мальчику, он…

- Он был в лагере? – тихо зарычал Малфой.

- Каждое воскресенье, - растеряно кивнул министр, совершенно не понимая его реакции, и в следующее мгновение отлетел к стене от короткого, но жесткого удара в челюсть.

- Я запретил вам втягивать ваших фениксовских молокососов! - Люциус схватил немного оглушенного Кингсли за грудки и тряхнул. – Какого черта вы пустили Поттера к моему сыну?

- А вы пробовали остановить Поттера? – придя, наконец, в себя, Шеклболт оттолкнул взбешенного непонятно чем отца и поправил мантию. – Он разнес бы половину Британии, если бы я ему отказал! Да вся деятельность Ордена в последний месяц направлена, прежде всего, на спасение Драко Малфоя! Я уже устал слышать вашу фамилию…

Министр заводился все больше. Имя сынка Люциуса действительно уже основательно набило оскомину и натерло уши Кингсли. Кроме того, он совершенно не желал сейчас обсуждать глупую неприязнь семейства Малфоев к его Гарри… К Гарри, который в настоящий момент находился в смертельной опасности.

- О, Мерлин… - Люциус медленно сполз по стене на пол и сжал руками виски.

Шеклболт осекся на полуслове своей гневной тирады, удивленно глядя на совершенно подавленного мужчину.

- Мистер Малфой, - примирительно произнес он. – Гарри действительно не собирался как-то вредить вашему сыну. Поверьте, все школьные разногласия юноши забыли, Гарри заботился о безопасности и комфорте Драко…

- Я знаю… - хрипло прошептал мужчина и вдруг поднял полный ужаса взгляд. – Шеклболт… Кингсли… АИД похитил… Поттера?

Люциусу хватило убежавшего взгляда, чтобы понять, что его догадка верна.

- Дьявол! – просипел Малфой. – Какого же черта вы молчали?!

Он вновь вскочил на ноги и широкими шагами быстро прошелся по камере.

- Министр… - Люциус остановился и взглянул на своего гостя ледяным взглядом. – Я прошу вас сделать все, чтобы до возвращения Поттера мой сын оставался в лагере. И обеспечьте, пожалуйста, ему полную информационную блокаду. Драко не должен знать, что с его… товарищем что-то случилось…

- Мистер Малфой…

- Черт бы вас побрал, Кингсли! – вдруг взорвался Люциус. – Я просил вас не втягивать детей! Почему нельзя было скрыть от вашего неугомонного Героя информацию, которая стала для него красной тряпкой?! Вы понимаете, что… Что привлекли к ним внимание, и Гарри теперь в смертельной опасности, а Драко… Министр! Обеспечьте полную изоляцию моего сына! Ради Мерлина… Ради Поттера! Ради всех нас! Если мой мальчик попадет в руки АИДа, они погибнут оба!..

Люциус резко замолчал и, увидев ошарашенный взгляд карих глаз, быстро отвернулся.

- В АИДе думают, что Драко передал Гарри какие-то сведения, - хрипло, едва слышно произнес он. – Поттер силен… И достаточно умен, чтобы подольше водить их за нос. Но если они доберутся до Драко… Они довольно быстро поймут, что ошиблись, и мальчишек просто уничтожат за ненадобностью. Не дайте им добраться до моего сына, министр, и у вас будет время, чтобы спасти Поттера.


Шеклболт уходил из Азкабана с гудящей головой. Он почти ничего не выяснил, но умудрился выложить Люциусу все, что знал сам. Он ничего не понимал в происходящем, но был убежден, что Драко Малфой – единственный сейчас человек, от безопасности которого зависели жизни Гарри и Рона. Мысли путались, словно после легилименции и последующего «Империуса». Тряхнув головой, Кингсли подумал, что его все это тревожит, и что-то не вяжется в словах и реакции Люциуса, но мгновение спустя он уже потерял эту нить собственных размышлений, и единственным воспоминанием осталась наиважнейшая сейчас задача – обеспечение полной безопасности и информационной блокады для юного Малфоя.