Оборотная сторона бессмертия +830

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 35. Сыграем

1 февраля 2015, 23:38
- Блядь, что с ним?! – вошедший в помещение Смит бросился на помощь Блэку, с трудом удерживающему бьющееся на высокой кушетке-кровати обнаженное тело. – Что ты сделал?

- Осторожно, браслеты! – заорал Регулус, и Смит едва успел увернуться от осколков одного из артефактов.

Оставшиеся на Поттере металлические украшения гулко вибрировали, издавали жутковатый треск и искрились голубыми молниями. А вот широкие кожаные ремни, до этого, казалось, надежно фиксировавшие тело парня, сейчас превратились в жалкие огрызки, и единственным, что не давало юному волшебнику рухнуть на кафельный пол с метровой высоты, был вес навалившегося на него Блэка.

- Блядь, сука! В чем дело?! – Смит не знал, чем помочь - Регулус удерживал мальчишку, практически лежа на его груди, и это было единственное место, относительно недосягаемое для осколков браслетов при возможном новом разрыве последних.

- Не знаю! Второй раз за сутки! Галлюцинации от вашей маггловской дряни, кажется! Вчера было слабее… Смени меня, я попробую влезть в его голову! Пошли все вон!

Смит оглянулся. У двери стояли четверо рядовых, растерянных и не знающих, что делать.

- Чего застыли? – рявкнул офицер. – Все за дверь!

Через мгновение в помещении остался только один маггл. Мужчина нырнул за спину висящего на мальчишке волшебника и рыкнул:

- Отпускай!

Блэк отлетел в сторону, словно его отшвырнули, и Смит тут же накрыл собой подскочившее на полметра над кроватью тело, а доли секунды спустя на левом запястье Поттера с громким хлопком разорвало второй браслет.

- Делай что-нибудь! – крикнул Смит, оборачиваясь к Регулусу.

Блэк делал. Он старался прорваться в затуманенный наркотиком разум юноши, но топтался где-то на поверхности, в ближайших воспоминаниях, словно натыкаясь на стену каждый раз, когда пытался нырнуть глубже и найти Поттера.

- Сука! Не пускает! Он меня не пуска… - Регулус замер, ошарашенно глядя в изголовье кровати парня.

- Какого черта ты застыл? Пытайся снова, или я его пристрелю! – заорал Смит.

Но Блэк не реагировал. Он смотрел на видимый лишь ему призрак брата. Сириус стоял рядом с кроватью, слегка поглаживая по волосам выгибающегося под магглом юношу и насмешливо наблюдая за Регулусом.

- Пригнись, Рег, еще один браслет на подходе, - проворковал он и, наклонившись, прикоснулся губами к покрытому испариной лбу крестника. – Давай, мой мальчик. Видишь, тебе пора возвращаться…

Пространство вокруг юноши начало меняться, словно искажаясь и мутнея.

- Идиот! – заорал Регулус. – Сири, ты идиот! Он не сможет! Его расщепит!

Смит смотрел на него, как на ненормального, не замечая происходящих изменений, а Сириус лишь усмехнулся и тихо прошептал:

- Бум! – за доли секунды до разрыва третьего браслета.

Осколок черканул не успевшего пригнуться Регулуса по щеке, оставив глубокую кровоточащую ссадину.

- Блэк, мать твою! Хули ты стоишь?! Что происходит?

- Он пытается аппарировать, - прохрипел маг и, заметив, что Смит потянулся к пистолету, заорал. – Нет! Он нужен живым! Стой!..

Но тут же замер, глядя, как от склонившегося над Поттером призрака по обнаженному телу парня быстро потек голубоватый свет, и вдруг расплылся в ехидной усмешке:

- Стреляй, Смит! Выпусти обойму, но учти - будет рикошетить!

- Что? – не понял маггл.

- Стреляй! Сейчас! – закричал живой Блэк и направил палочку на Поттера. – Легилименс!

Звуки выстрелов Регулус почти не слышал, прорываясь в сознание парня сквозь ослабевшие блоки брата, отвлекшегося на спасение тела крестника. Сломав последний барьер, он буквально ввалился в небольшую незнакомую комнату. Прямо перед ним стоял Поттер, охваченный красными всполохами ярости, и наблюдал за парочкой мальчишек, кажется, обнимающихся у стены. Присмотревшись, Регулус понял, что один из юношей – не кто иной, как Драко Малфой… Стоящий со спущенными штанами в объятиях темнокожего парня Драко Малфой.

- Поттер, это наркотические галлюцинации, - размышлять о неожиданной безобидности картинки, вызывающей такие мощные магические выбросы, было некогда, Блэк торопился прекратить это. – Это сон! Успокойся!

Юноша обернулся, и Регулус с трудом подавил вызванное инстинктом самосохранения, единственное и всепоглощающее желание – бежать! На него смотрел разъяренный Электи. Возможно, кто-то другой не понял бы, отчего под этим взглядом хочется пасть ниц и скулить от ужаса. Но Блэк не хуже земного зверя сейчас узнавал эту мощь! И все мгновенно встало на свои места: и нереальная сила мальчишки, и гибель Темного Лорда от его руки, и все, что происходило вокруг в эти минуты…

Регулус почувствовал, что начинает задыхаться. Нужно было срочно убираться отсюда, взбешенный Электи легко мог раздавить его сознание внутри собственного. Вот только жажда завладеть этим телом усилилась в разы. Теперь он был уверен – ничего более подходящего Тому в мире не существовало!

- Поттер, - пытаясь взять себя в руки, вновь заговорил Регулус. – Посмотри на меня. Как бы я здесь оказался, будь это правдой? Ты в наркозе, Поттер, это галлюцинации!

- Это не галлюцинации, - раздался рядом голос Сириуса. – Ты видишь то, что происходит прямо сейчас, Гарри! Ты нужен ему! Обернись! Он плачет! Плачет, потому что думает, что ты бросил его! Потому что думает, что не нужен тебе. А этот мелкий говнюк пользуется этим и пытается его трахнуть…

- Блядь, Поттер! Здесь Сири! Ты понимаешь, что это может быть только сном?! – перебивая призрак брата, воскликнул Регулус, глядя в потемневшие глаза парня и понимая, что пути к отступлению отрезаны – либо он успокоит мальчишку и попробует потом отобрать у него тело, либо прямо сейчас отправится к своему Электи на тот свет.

За спиной Героя тем временем темнокожий парень зачем-то разбил о стену кулак, а пальцы Малфоя ласково потянулись к его щеке. Младший Блэк отреагировал мгновенно:

- Смотри! Поттер, обернись! Он сам не против! Смотри!

Алые всполохи вокруг Гарри начали гаснуть, когда появился Сириус, и сейчас Электи, оборачивающийся к прижавшимся друг к другу мальчишкам, выглядел почти таким же, как они - безобидным юным волшебником.

Призрачный Блэк глухо зарычал, но сделать ничего не мог – темнокожий парень, уткнувшись лбом в плечо сателлита Поттера, что-то шептал, и это выглядело довольно интимно и трогательно.

- Если бы… ты получил удовольствие, было бы… хорошо… - расслышал Регулус тихий голос Малфоя… и время замерло.

А потом все вокруг пошло трещинами и завибрировало от тихого рычания Поттера:

- Сири-у-ус!..

Регулуса вышвырнуло с такой силой и скоростью, что он на мгновение потерял контроль над собственным телом и рухнул на пол, расфокусированным взглядом обводя помещение и пытаясь понять, что произошло.

Тело Поттера больше не выгибало словно от Авады. Смит, сидящий на полу у кровати, ошарашенно рассматривал свою Беретту, так и не сумевшую пробить защиту призрачного мага. Стены комнаты были испещрены выбоинами от пуль, рикошетивших от мальчишки. Рядом с Регулусом сидела испуганная Аникс, и маг только сейчас понял, что, если бы не домовуха, продолжавшая вопреки всему выполнять отданный Хозяином приказ, его сознанию возвращаться было бы некуда – вокруг него ровным полукружием валялись металлические осколки последнего магического браслета и несколько сплющенных пуль.

- Надо, - прохрипел Блэк, прокашлялся и поднялся на ноги. – Надо вывести его из наркоза… Аникс, нам нужно ослабляющее зелье, зелье сна без сновидений, и… - он на мгновение задумался. - И найди качественный напиток живой смерти. Смит, отпусти ее. Иначе до получения тобой договора он здесь камня на камне не оставит, ваши маггловские препараты только хуже делают…

- Живой смерти? – удивленно пискнула Аникс.

- И антидот, - невозмутимо кивнул Блэк. - Учти, пробовать буду на себе!

Он подошел к столу у стены и взял уже готовый шприц – полчаса назад Регулус пришел сюда, чтобы разбудить Поттера и покормить, но не успел…

- И побыстрее, Аникс!

- От него рикошетили пули, - пробормотал все еще не пришедший в себя маггл. – Без палочки, без сознания… Кто он такой, черт возьми?

- Он тут ни при чем, - Блэк слегка вздрогнул и, обернувшись, поторопился вывести мысли Смита из опасного русла. – Его защищали призраки.

- Призраки? – маггл поднял на него удивленный взгляд.

- Да. Родственнички. И меня в его голову не пускали они же, - Регулус ввел препарат в вену парню и рявкнул на домовуху, нерешительно топчущуюся у кровати. – Аникс, вон отсюда! Мне нужны зелья!

Эльфийка тихо пискнула и испарилась. Смит поднялся, на несколько секунд замер, рассматривая Поттера, и, наконец, шагнул к двери:

- Распоряжусь, чтобы принесли новые ремни.

- Без браслетов они бессмысленны, - буркнул себе под нос Регулус и осторожно коснулся ошейника - единственного «украшения», оставшегося целым на парне. – Хорошо, что ты меня остановил, когда я хотел с ним поиграть…

Смит его не услышал, уже выходя за дверь, а как только та захлопнулась, Блэк опустился на пол и сжал виски руками.

Электи! Мальчишка - Электи! А Малфой, значит - сателлит. Но, судя по тому, что он сейчас видел, и по тому, что Поттер до сих пор здесь и пытался покончить с собой – парень уверен, что его сателлит ему изменяет. Удача невероятная! Умирающий Электи в молодом, сильном, красивом теле! Том будет счастлив! Только вот, если Смит поймет, кто у него в руках…

Блэк никогда не был дураком. Он прекрасно знал, что АИДу надоело играть в проект «Электи». Слишком много времени ушло на Темного Лорда, и никакого результата это не принесло. Поэтому как только опасный документ оказался бы в руках магглов – и сам Блэк, и Поттер по замыслу Смита, вероятнее всего, подлежали бы немедленному уничтожению. Но у Регулуса были другие планы, и пока все шло как надо, за исключением того, что пацан норовил самоубиться, и кто-то, кажется, пытался ему в этом помочь. Сейчас, когда Блэк узнал, в чем причина, тяга Поттера к самоубийству оказалась благодатью, но, в то же время, любая утечка информации грозила сломать весь так тщательно выстроенный Регулусом план собственного освобождения и воскрешения Тома. Новый, совсем еще молодой, в чем-то наивный Электи и столь же юный и уязвимый сателлит могли породить искушение реанимировать проект, а значит, от домовухи и сателлита Темного Лорда избавились бы незамедлительно, бросив все силы на вновь открывшееся, перспективное направление. Нет! Никто не должен знать, что мальчишка не просто сильный волшебник, а еще и «Великий маггл».

Регулус поднялся на ноги и вновь взглянул на все еще бесчувственное тело. Нужно было избавиться от Сириуса. Судя по тому, как зарычал Поттер перед тем, как вышвырнуть младшего Блэка из своего сознания, Блэку старшему предстояла куда более неприятная участь. Регулус направил на парня палочку и просканировал тело на посторонние сущности. Сириуса не было. Маг облегченно вздохнул, аппарировал в небольшую столовую базы, потребовал пачку соли и тут же вернулся обратно. Через минуту кровать Поттера окружал соляной круг.

- Мог бы не стараться, - раздался мрачный шепот брата у него над ухом, и Регулус, вздрогнув, обернулся. – Он закрылся от меня, и это надежней твоей соли.

Призрак Сириуса стоял в шаге от него и с тоской смотрел на крестника. Регулус с удивлением отметил, что призрачной прозрачности он почти не видит, и протянул руку, чтобы коснуться:

- Ты постарел… - пробормотал он и отчего-то разочарованно вздохнул, когда ладонь прошла сквозь плечо брата.

- Этот образ он помнит, - тихо откликнулся Сириус и невесело усмехнулся: - Ты тоже не остался мальчиком, Рег… - и наконец оторвав глаза от мальчишки, впился знакомым прищуром в лицо живого собеседника: – Помоги ему! У тебя все закончилось, а у него еще вся жизнь впереди. Помоги ему, Регси!..

- Нет! – рявкнул младший Блэк, вдруг почувствовав себя маленьким, обиженным, брошенным мальчиком. – Ты мой брат! Тебе не кажется, что ты должен, прежде всего, переживать за меня, Сири? Ты этого мальчишку толком не знал! Кто он тебе? Никто! А я – родной брат! Мы связаны кровью!..

- У меня уже нет крови, - перебил его Сириус, разводя руками, словно напоминая о природе своей нынешней сущности. – Ни крови, ни даже Духа. Я расслоился, братишка, очистился, сбросил все лишнее. Я – это теперь только Я – исходная магическая энергия, обогащенная чувствами и эмоциями прошедшей жизни… Душа. И знаешь… Воспеваемая вами чистая кровь первой превратилась в прах, так что, если это все, что нас с тобой связывало… Тогда мы чужие, Рег. А Гарри… С Гарри мы связаны Душами. Навеки…

- Тогда убирайся, Сириус, - тихо процедил младший Блэк. – У меня тоже есть тот, с кем я связан Душой, и я его верну! А к тебе отправлю твоего ненаглядного Гарри…

Призрак несколько секунд, прищурившись, рассматривал его, а потом вдруг усмехнулся и озорно подмигнул:

- Ставки сделаны, братишка, сыграем… - и в следующее мгновение растворился в воздухе.

Регулус нахмурился. Сириус с детства был чертовски азартен и не менее везуч. Младший Блэк никогда не мог устоять перед искушением поучаствовать в очередной, придуманной братом авантюре, и каждый раз расплачиваться за нее приходилось ему. Но проходило несколько дней, и озорные искорки в глазах Сириуса с его знакомым, заговорческим: «Сыграем, братишка?» - снова заставляли Регулуса забывать обо всех неприятных последствиях этих игр, и с головой окунаться в новую, часто опасную, но от этого еще более интересную шалость. Сейчас Сириус поставил на кон жизни: жизнь своего любимого крестника против их с Томом жизней и счастья. Брат снова играл, и судя по тону, усмешке и знакомому Регулусу прищуру, азартный призрак был уверен в выигрыше, а это не внушало оптимизма.

Выругавшись, Блэк зло швырнул еду, приготовленную для Поттера, вместе с тарелкой в мусорное ведро. Аникс была права. Юному Герою голод и жажда не повредят. Когда здесь начнется приготовленный Регулусом для чертовых магглов ад, мальчишка должен быть максимально обессилен.

***



Этой ночью Уилан два раза заходил в казарму и, вытащив из койки одного из парней, уводил в медотсек. Третьим сам поднялся и поплелся на выход Джонни Филлипс. Проводив его взглядом, Драко вновь закрыл глаза и в который раз попытался уснуть.

- Обострение, - недовольно проворчал рядом Нотт. – Бедолага Барнз…

- Барнз сам себе это развлечение перед каждым полнолунием устраивает, - донеслось с койки Абеля Хейза – хастлера, заавадившего клиента. – Щас еще Фаулер стартанет. Слышь, Айк, кончай тянуть, все равно прижмет. Вали давай, заебали по одному шастать.

Мальчишка послушно слез с кровати, схватил куртку и, как всегда безмолвно, пошел к выходу.

- А с чего ты взял, что ему надо? – приподнялся на локтях Тед, провожая удивленным взглядом хрупкую фигурку хладнокровного убийцы любовника собственной матери.

- Щас не надо – через пять минут понадобится, - зевнул Хейз. – У этих четверых эта… как ее?.. Аллергия на маггловское усыпляющее зелье. Барнз им за несколько дней до полнолуния начинает какие-то пилюли от этой аллергии давать, а у них от этих пилюлей по ночам хуи встают как по команде. Он их раньше вообще последние две-три ночи перед полнолунием держал в медотсеке, но там теперь Дане отдыхают, койки занимают, вот эти и шастают…

- Хейз, заткни пасть! – рыкнул кто-то из старших парней. – Аллергики свалили, ты распизделся…

В казарме наступила относительная тишина.

Драко молча лежал, вновь уставившись в потолок невидящим взглядом. Аллергия. В это полнолуние «аллергия» ожидается у него…



- Не знаю, что происходит в твоей голове, Малфой, но ты достал, - буркнул Тед, догоняя Драко на выходе из казармы и накидывая ему на плечи куртку Поттера.

Малфой резко остановился, перегородив дорогу вываливающимся на построение, сонным и недовольным подросткам, однако никто не посмел даже негромко заворчать, молча обходя замерших на пороге друзей.

- Кто тебе разрешал брать мои вещи, Нотт? – тихо процедил Драко.

- Малфой, ты вторые сутки мерзнешь! Так обиделся на Поттера, что решил ему назло помереть?!

Тед был не на шутку разозлен. Малфой совершенно расклеился. Нотт мог понять его молчаливость и замкнутость, мог понять его нежелание общаться, его попытки спрятаться ото всех в непробиваемом коконе. Когда-то давно Теодор сам испытал на себе расставание с любимым, и все чувства Драко были ему знакомы. Но из-за гордыни отказываться от тепла и комфорта, осознанно обрекая себя на мучительный холод – это уже было слишком. Любой слизеринец сказал бы, что это признак прогрессирующего идиотизма, а уж Драко Малфой…

- Не хочу пачкать, - тихо пробормотал Малфой, словно не заметив повышенного тона товарища, и, скинув куртку, направился обратно к своей койке.

Нотт растерянно следил за ним взглядом:

- Пачкать?.. – непонимающе прошептал он и вернулся следом за другом. – Чем пачкать, Малфой?

- Собой, - едва слышно откликнулся Драко и, аккуратно повесив куртку на спинку кровати, быстро прошел мимо совершенно ошарашенного Теда.



Уилан провел построение за пять минут, впервые не проведя даже переклички, и нагнал Малфоя по пути в казарму.

- Драко…

- Мне не холодно, - тихо откликнулся парень, едва шевельнув посиневшими губами, и ускорил шаг.

- Гребанный Поттер, - буркнул себе под нос идущий следом Нотт, и крепкие пальцы Уилана тут же впились в его плечо, останавливая:

- Что опять?

- А я знаю? – мрачно выплюнул Теодор. – Грязным он себе кажется.

- Слышал, его Муррей «попачкал» немного, - похабно хмыкнул проходящий мимо Лерой Корти, и тут же испуганно захлопал глазами, схваченный за шиворот вервольфом.

- Видимо, опыт Мида ничему тебя не научил, Корти, - тихо прорычал Уилан.

- Сэр, простите, сэр, - быстро забормотал парень.

- Или ты сам оглохнешь и онемеешь, или я тебе помогу, - почти шепотом выдохнул ему в лицо Альфа.

- Я сам, сэр, - испуганно пискнул паренек, и Уилан отшвырнул его от себя.

- Там что-то было? – едва слышно спросил Нотт, внимательно глядя на вервольфа.

Альфа смерил его взглядом и быстро бросил:

- Ничего.

Вервольф уже собирался уйти, но парень поймал его за руку:

- Мистер Уилан!.. Сэр… совсем… ничего?

Альфа, прищурившись, всмотрелся в красивое лицо с застывшим на нем отчаянным упрямством и, пропустив мимо последнего спешащего в казарму парня, тихо спросил:

- Зачем тебе?

- Хочу понять, - твердо ответил Нотт.

Альфа еще несколько секунд рассматривал уставившегося на него исподлобья мальчишку и наконец произнес:

- Он не успел. Раздел только.

- Ясно… - глухо откликнулся Тед и как-то мгновенно весь поник.

- Что тебе ясно?

Парень отрицательно мотнул головой и, развернувшись, поплелся к казарме.

- Нотт! А ну, стоять! – Альфа вновь поймал его. – Что тебе ясно?

В красивых глазах парня плескалась обреченность.

- Вас когда-нибудь пытались изнасиловать? – тихо прошептал юноша, и сам же горько хмыкнул. – О чем я… Вряд ли кто-то осмелился бы… Меня пытались…

- Сочувствую, - равнодушно откликнулся Уилан. – К чему эта исповедь?

Кривая ухмылка скользнула по губам паренька.

- Жертвы сексуального насилия раздирают себе кожу в кровь, пытаясь смыть прикосновения, запах насильника, - произнес он и обернулся к казарме.

- И? – нетерпеливо тряхнул его за плечо непонимающий, куда он клонит, Уилан.

- Драко не был в душе с понедельника, сэр, - прошептал Нотт. – Драко Малфой чувствует себя грязным. Настолько, что не желает пачкать собой вещь любимого человека. Но при этом даже не пытается избавиться от этой грязи. Почему, сэр?

- Почему? – глухим эхом повторил вопрос Альфа.

- Потому что знает, что скоро испачкается гораздо сильнее.

Теодор вновь отвернулся от оборотня и пошел к казарме, отставив за спиной побледневшего и словно Петрификусом парализованного Уилана.



Драко на входе в медотсек буркнул охраннику, что у него болит живот, вошел внутрь и, шагнув в кабинет, не дожидаясь указаний, принялся раздеваться. Барнз, что-то расставляющий в шкафу, на мгновение отвлекся от своего занятия, устало взглянул на молча стягивающего одежду мальчишку и, потерев переносицу, тихо вздохнул:

- Оставьте тельник, Драко.

Парень не ответил, молча разделся ниже пояса и замер, ожидая дальнейших распоряжений.

- Не стойте босиком, ложитесь на кушетку.

Колдомедик не смотрел на него. Ему все это претило. Впервые за последние несколько лет претило настолько, что хотелось собственными руками перерезать Муррею горло, схватить этого пацана и увезти отсюда далеко-далеко, наложить на него несколько Обливиэйтов подряд, чтобы он напрочь забыл все, что с ним здесь происходило… Но это были глупые фантазии и колдомедик лишь горько усмехнулся – даже мальчишка понимал неизбежность реальности, и пытался как-то вписаться в нее и выжить, а он – старый тюремный врач - вдруг решил поиграть в мечтательность.

Тряхнув головой, мужчина наконец обернулся к уже улегшемуся на кушетку светловолосому юноше:

- Сначала клизма теплой водой, Драко, потом небольшая масляная… Дальше я немного помассирую и растяну пальцами, потом введем специальную пробку-расширитель, и минут двадцать позанимаетесь собой сами в палате, хорошо?

Малфой молча повернулся на левый бок и подтянул колени к животу.

Барнз несколько секунд смотрел на безропотного, согласного на все экзекуции юношу, с горечью вспоминая, как розовели от стыда эти щеки всего месяц назад, как дрожали прикрывающие пах руки, как трясло от страха худое белое мальчишеское тело. Неужели сломался? Даже парни, попадавшие сюда с панели, вели себя менее безразлично.

- Драко… - он присел рядом на кушетку и мягко положил ладонь на напряженное бедро.

- Не надо, сэр, - тихо прохрипел юноша. – Мы уже все обсудили.

Пока колдомедик вливал в него воду, он не издал ни звука, уставившись безжизненным взглядом в стену перед собой, и лишь менявшееся дыхание и иногда впивающиеся в край кушетки пальцы свидетельствовали о переживаемых им мучительных спазмах.

Он молча избавился от воды, молча вопросительно взглянул на Барнза, выйдя из-за ширмы, молча влез в кресло и снова уставился в одну точку, но теперь уже на потолке.

Ворвавшийся в кабинет Уилан заставил старого доктора вздрогнуть и неприлично выругаться.

- Какого черта ты творишь, Ранделл, - возмутился Барнз. – Совсем с катушек сорвало?

Вервольф отшвырнул его от кресла и, подхватив Малфоя подмышки, снял паренька с уродливого агрегата с такой легкостью, словно тот был невесом.

- К чему готовимся, господа? – рыкнул Альфа и, усадив юношу на кушетку, присел перед ним на корточки. – Посмотри на меня, Малфой! Что он тебе сказал?

- Кто? – бесцветно пробормотал Драко.

- Муррей. Что там в кабинете тебе сказал Муррей? Что он шепнул тебе на ухо?

Парень отвел глаза в окно.

- Уйди, Уилан, ты мешаешь, - тихо прошептал он.

- Чему мешаю? – когти прорезали ткань тельника и впились в худые плечи. – Чему я мешаю, сателлит? Растягиванию твоего очка под член Муррея? И когда ты собрался под него лечь?

Драко резко обернулся к нему, и в серых глазах впервые за много дней мелькнул стальной отблеск.

- Когда ты возьмешь свою стаю и пойдешь выгуливать ее на внешний периметр, Уилан, - процедил он. – Когда всех нас обколят снотворными зельями. Когда изнасилование можно будет прикрыть убедительным враньем об аллергии на маггловскую хрень. А в чем проблема, Уилан? Почему Филлипса или Фаулера он ебать может, а меня нет? Измены твоему хозяину не будет, я не получу удовольствия. Поэтому вытащил из меня когти, встал и пошел вон!

Ноздри бледного как первый снег вервольфа слегка дрогнули, и он медленно обернулся к выходу. За приоткрытой дверью стоял Джонни Филлипс с вибро-пробкой в руке и ужасом в широко распахнутых глазах.

- Черт, - пробормотал Драко, проследив за его взглядом и, схватив оборотня за подбородок, вновь развернул его лицо к себе. – Только тронь его…

Однако Уилану не было никакого дела до задержавшегося с утра в палате и невольно подслушавшего их разговор юного уголовника.

- Я не отдам тебя Муррею, - тихо прохрипел вервольф.

- Угу, - насмешливо фыркнул Малфой. – И что ты сделаешь? Порвешь его? И вас всех покрошат, а нам пришлют нового начальника и новую стаю. Что ж, не Муррей, так кто-то другой, какая разница… Хотя, вероятнее всего, разница будет. Возможно, все станет гораздо хуже. Поспать под одеялом мне уже точно не придется.

- Электи вытащит…

- Да плевать он на меня хотел! – взорвался Драко. – Слышишь? Нет его! Он узнал у меня все, что ему было нужно, все что хотел - получил. Ему плевать! Ему не нужно меня вытаскивать! Ему нужно, чтобы я был заперт здесь вечно!

Малфой резко оттолкнул от себя вервольфа, и тот едва успел убрать острые когти, чтобы не распахать глубокими порезами плечи парня.

- Иди на хуй, Уилан! Иди, живи своими звериными представлениями о верности, преданности и чести! А нам – людям – предоставь возможность гнить в своем дерьме. Дай мне, мать твою, шанс выжить и сохранить своих парней! И твою гребанную стаю! У нас нет иного выхода! Нет, понимаешь?

Уилан поднялся на ноги, резко шагнул к двери... И Драко вдруг рванулся к нему:

- Стой!

Вервольф обернулся, и тут же прижал к себе повисшего у него на шее мальчишку.

- Так надо, таковы правила игры, - горячо шептал Драко в ворот его куртки. – Позволь мне, пожалуйста, Ранделл, позволь… Я не хочу вас терять. Не могу вас терять, понимаешь? Мы не выживем здесь без вас. Никто из нас. Ранделл… Как же Крис? Ты понимаешь, что с ним будет? Когда придет чужая стая… Понимаешь? Ранделл, подумай. Я прав! Это единственно верное решение.

- Вернуть Электи – единственно верное решение, - хрипло прошептал вервольф, чуть крепче прижимая его к себе. – У меня есть два дня.

Драко поднял на него сухие, вновь потерявшие искру жизни, серые глаза:

- Ты не слышишь меня. Его нельзя вернуть, он не желает возвращаться.

- У меня есть два дня, - повторил Уилан и обернулся к Филлипсу, по-прежнему неподвижно стоящему у двери: - Убивать мне запрещено, но если хоть словом обмолвишься, вырву язык и переломаю конечности, усек?

Парнишку тряхнуло, словно он только что пришел в себя. А мгновение спустя громко хлопнула входная дверь - Джонни выскочил на улицу, напрочь забыв, что до сих пор сжимает в кулаке анальную пробку. И тут же в кабинет нерешительно сунулась голова одного из омег:

- Ранделл… Там посетитель… Забини к сателлиту…

Драко вздрогнул в объятиях оборотня и отстранился:

- Мистер Барнз… можно мы… закончим позже?

Колдомедик устало опустился на стул, потер глаза и переносицу и взмахом руки дал понять, что будет бесконечно рад, если заканчивать не придется вовсе:

- Уилан, пусть твои парни вернут мне Филлипса, - пробормотал врач. – Он унес игрушку, которой в казарме делать абсолютно нечего… И надо поговорить с мальчишкой.

Альфа хмуро кивнул, наблюдая за одевающимся Драко, и, наконец выпустив его вперед, вышел следом, на ходу давая распоряжения омеге насчет Джонни.

Барнз тихо вздохнул, поднялся и подошел к шкафчику с лекарственными препаратами:

- Единственно верное решение… - задумчиво пробормотал он, рассматривая склянки.



Драко вошел в домик для свиданий, взглянул в напряженную спину стоящего у окна Блейза и едва слышно вздохнул. Разговор с Уиланом немного встряхнул его. Нет, не заставил передумать, не прибавил оптимизма, не вернул жизни краски. Но вызвал эмоциональный всплеск, и Драко словно очнулся ото сна. И если еще полчаса назад, увидев Забини, Малфой молча спустил бы штаны, равнодушно решив, что друг все же надумал воспользоваться предложенным, то сейчас…

- Блейз, я… вчера был не в себе, - тихо произнес он.

Забини молча кивнул, не оборачиваясь, а Драко заметил, что друг так и не залечил руку.

- Прости, - тихо прошептал Малфой.

- А ты сможешь меня простить? – хрипло откликнулся Блейз.

Драко быстро прошел через комнату и, остановившись за спиной друга, несмело тронул его за рукав.

- Драко, - как-то слишком резко, словно останавливая от дальнейших действий, произнес Забини и тут же понизил голос. – Драко… я врал тебе.

Малфой удивленно замер, а Блейз медленно обернулся и взглянул в непонимающие серые глаза.

- Я не видел Поттера… - едва слышно выдохнул темнокожий красавец и отвел взгляд. – Его нет в Лондоне.

- Ч-что? – Драко смотрел на друга, совершенно не понимая происходящего. – Но… з-зачем?

- Снежок, давай присядем, - пробормотал Забини, беря друга за запястье и пытаясь утянуть к стулу, однако Малфой рванул его обратно:

- Что случилось? – тихо, но твердо спросил он.

- Ты только не волнуйся, ладно?

- Забини, - пальцы Малфоя впились в предплечье друга с такой силой, что Блейз невольно зашипел и вырвал руку.

- Его похитили, - едва слышно выдохнул он куда-то в сторону.

- Его... что?

Малфой чувствовал, как от лица отливает кровь и вокруг пропадает воздух.

- Кто? К-когда?

- На следующий день после вашей последней встречи. Какая-то маггловская организация. АИД.

Драко слегка пошатнулся, и Забини тут же поймал его за плечо:

- Снежок…

Малфой скинул его руку, а в следующее мгновение жесткий кулак впечатался в нижнюю челюсть Блейза и, проехавшись по касательной, раскровил губу. У того перед глазами сверкнуло сразу несколько зеленых молний, но парень устоял на ногах.

- Радуйся, что ты в вакууме, и у меня нет палочки, Забини, - прошипел Драко и, тряхнув рукой, отвернулся. – Он жив?

- За него хотят получить какой-то документ, - стирая кровь с губы глухо откликнулся Забини, и глядя, как Драко резко обернулся, добавил: - Зачем убивать заложника? Драко… Меня нашли Грейнджер с Уизли. Рыжего похитили вместе с Поттером, но потом отпустили, чтобы он отыскал и принес этот чертов документ. Грейнджер считает, что ты знаешь, о чем речь…

- Сколько… - язык слушался его плохо, но мозг работал с бешенной скоростью. – Сколько у нас времени?

- В полнолуние они хотят совершить обмен, - тихо произнес Блейз, глядя на него исподлобья. – Ты знаешь, о чем речь?

- Где и как это будет происходить? – игнорируя вопросы друга, быстро выяснял Драко то, что интересовало сейчас его самого.

- Уизли должны прислать портключ, он доставит документ, и АИД обещал…

- Аврорат? Шеклболт? Чем занимаются они? - перебив, снова спросил Малфой.

- Готовы к силовой операции, ждут нужного момента... Кингсли ждет, когда Уизли портключ получит...

Драко направился к двери и, распахнув ее, крикнул:

- Уилан!

Оборотень вырос рядом почти мгновенно, вопросительно уставившись на бледного, напряженного, словно натянутая тетива, Драко:

- Что случилось?

- Как сюда попасть без разрешения на свиданку?

Вервольф растерялся:

- Никак… - начал он, но Драко остановил его взмахом руки:

- Уилан, как сюда могут попасть люди, с которыми мне нужно поговорить?

Альфа несколько секунд молча смотрел на него и, наконец, спросил:

- Сколько человек?

- Двое.

Вервольф кивнул, вышел, но через минуту вернулся вновь, и протянул Драко два собачьих ошейника. Малфой удивленно вскинул бровь.

- У Муррея плоский юмор, - буркнул оборотень и снова обвел парней вопросительным взглядом.

Драко обернулся к Блейзу и протянул ему портключи вервольфов-омег:

- Отбой в десять, через полчаса ты, грязнокровка и Уизел должны стоять у ворот.

- Драко, просто скажи, где документ. Мы вытащим его… - начал Блейз, но под тяжелым взглядом серых глаз осекся.

- Уилан, пусть мистера Забини проводят, - тихо процедил Малфой и, выйдя за порог, быстро направился ко внутренним воротам.



Альфа догнал его по пути к медотсеку.

- К Барнзу?

- Да.

- Не хочешь объяснить мне, что это только что было?

Драко остановился, обернулся к мужчине, и тот почувствовал, как его сердце пропускает несколько ударов подряд.

- Это было... изменение правил игры, Ранделл. И мы сыграем, - ровно произнес бледный, смертельно бледный юноша с лихорадочно горящим взглядом. – Я иду к Барнзу. Надо предупредить, чтобы он сегодня не кормил «аллергиков» своими пилюлями, ночью нам будет нужен пустой медотсек. Пусть Нотт или Гойл принесут мне туда бритву и чистую одежду, мне надо в душ… И… Принеси мне мою куртку, пожалуйста… Все же здесь чертовски холодно.