Оборотная сторона бессмертия +775

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 34. На чашах весов

27 января 2015, 22:41
Канингтон болтал без умолку, не забывая при этом то и дело задавать вопросы, удерживая внимание Драко:

- А почему здесь в основном маггловские книги?

- Они доступней.

Мальчишка поднял глаза от пролистываемой книжки:

- Почему доступней?

Драко слегка дернул плечом:

- Проще, дешевле.

- Значит, у магов лучше?

- Не знаю.

- Но ты сказал…

- У нас оформление дороже.

- Ну!?

- Ценность книги в содержании, Крис, - глухо откликнулся Малфой.

- Отец говорит, что магглы ущербные, - пробормотал Канингтон.

Драко не ответил. Крис был умным мальчишкой, и парень не сомневался, что однажды он сделает собственные выводы относительно магглов, и на них не повлияет мнение Фенрира, как, впрочем, и Малфоя.

- Вот! Хочу вот эту! – наконец воскликнул волчонок и, усевшись рядом с Драко, потормошил его за плечо: - Почитаешь?

Малфой взглянул на книгу. Перед ним лежало старенькое, но, кажется, совершенно не тронутое читательской рукой издание с красивым, уходящим в закат фрегатом на обложке.

- Одиссея капитана Блада, - беззвучно шевельнув губами, прочел парень и раскрыл книжку на первой главе.

Однако наслаждаться слогом Рафаэля Сабатини долго не пришлось.

- Толпа расступилась. Питер Блад сидел на крупе лошади, отяжеленной двойным грузом. Держась за пояс своего спутника, он начал свою одиссею… - дочитывал первую главу Драко, когда дверь распахнулась.

- Малфой, ты здесь? – Джонни Филлипс хмуро смотрел на него, стоя на пороге. – Тебя Муррей вызывает.

Драко почувствовал, как, помимо его воли, на теле напрягается каждый мускул. Крис испугано переводил взгляд с Малфоя на Филлипса и обратно.

- Зачем? – наконец, уставившись на Джонни, выдохнул пацаненок.

Невольный посыльный мрачно взглянул на Канингтона и открыл было рот, но Драко предупреждающе качнул головой, и Филлипс послушно смолчал, предоставляя ему самому возможность ответить испуганному мальчишке.

- Откуда же ему знать, волчонок, - Малфой постарался выдавить непринужденную улыбку и потрепал Криса по волосам. – Спрячь книгу, попозже почитаем.

Он поднялся и направился на выход, пытаясь не терять уверенности шага.

- Драко! Не ходи! – Канингтон повис на его руке уже у выхода из учебного корпуса. - Надо дождаться Ранделла! Не ходи! Вдруг он тебя кнутом…

Малфой дернул его к себе и, прижав, быстро прошептал в ухо:

- Ничего он не сделает, волчонок. А вот если не исполню приказ, повод будет. Не станем давать ему повода, хорошо? Иди в казарму и жди меня.

Он выпустил мальчишку из объятий и, выскользнув за порог, быстро зашагал к административным корпусам.

- Малфой, не торопись, - Джонни схватил его за плечо, заставляя притормозить. – Не к Поттеру на свиданку бежишь.

Драко резко развернулся, и Филлипс отшатнулся:

- Извини… Просто… Малфой, ты же сам все понимаешь, недаром мне при мелком рот заткнул. По лагерю слухи разные ходят про Муррея. Да и не слухи это… Малфой, он усыпляет чем-то и…

- Филлипс, хватит, - тихо оборвал его Драко. – Сейчас это не твое дело.

- Не мое, - согласился Джонни и снова остановил его. – Да подожди же! Ты… Малфой, здесь каждый сам за себя, а вы… Вы другие. И… Драко, я понимаю, что я не из твоих парней, но ты помогаешь мне… И остальным… Я тоже хочу тебе помочь. Я уже минут двадцать делаю вид, что ищу тебя. А ты несешься…

- Перед смертью не надышишься, Филлипс, - горько усмехнулся Малфой. – Какой смысл тянуть?

- Чтобы Уилан успел вернуться, - быстро заговорил Джонни. – Я дежурю сегодня в административном, слышал, как он заглядывал к Муррею, предупреждал, что отлучится. Малфой, это тоже не мое дело, но… Что Уилан к тебе неровно дышит, тоже слухи давно ползут…

- Все, довольно нести чушь, - пробормотал Драко и, вырвав руку, быстро зашагал по дорожке, больше не обращая внимания на расстроенного, но, наконец, замолчавшего Филлипса.


Однако у двери административного корпуса Малфоя остановили не менее хмурые и немного растерянные оборотни.

- Подожди, сателлит, - неуверенно пробормотал один из них, пропустив внутрь понурого Джонни.

- Муррей меня ждет, - вздрогнув словно от пощечины, произнес Драко. – Благодаря Филлипсу, ждет давно. Пусти. Он, верно, уже злится.

- Нет… - буркнул второй вервольф, преграждая путь. – Вернется Уилан…

- Вернется Уилан и свернет вам шеи, - тихо процедил Драко, проглотив подступивший к горлу ком страха. – Вы подставляете всю стаю. Нахуй вам свобода от луны, если вас всех постреляют? Уйдите с дороги!

Оборотни мрачно смотрели на него несколько секунд, явно пытаясь решить непростую для омег задачку.

- Сходи, доложи… Не спеши только, - наконец хмуро пробормотал один из них своему собрату и вновь взглянул на Драко. – Постарайся тянуть время. Дерек у ворот, ждет Уилана. Я сейчас мотанусь к Барнзу, может…

- Нет! – Драко схватил его за куртку и, потянув к себе, быстро зашептал. – Не смейте вмешиваться! И Барнза не трогайте. От него здесь зависят все парни… От вас тоже. От меня не зависит ничего! Не смейте!

- Сателлит…

Драко передернуло, словно оборотень приложил его «Вариари Виргис».

- Он меня не убьет, - пробормотал парень, убирая руку. – Остальное вас не касается, я справлюсь сам.

Вернувшийся с доклада Муррею вервольф был мрачнее прежнего, но, под прямым взглядом серебристо-серых глаз, казалось, втянул голову в плечи и отступил с дороги:

- Второй этаж, там увидишь…

Драко шагнул в дверь и уверенно направился к лестнице, чувствуя, как спину прожигают взгляды волков, готовых сорваться с места, стоит ему обернуться или хотя бы оступиться. Он прекрасно знал, что обмануть их ему не удалось, вервольфы чувствовали его страх. Но чем сильнее от него пахло испугом, тем большее уважение в них вызывала его решимость. Звери почитали силу. Стоило ему сейчас показать слабину, и его требования и приказы тут же перестали бы иметь для них какое-либо значение, а значит, могло случиться непоправимое…

Поднявшись на один пролет и скрывшись за поворотом, парень впился пальцами в широкий поручень, закрыл глаза, сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Выбора не было. Защита имени Поттера отныне не действовала, Муррей тоже прекрасно знал, что Малфой Герою больше не нужен, и, следовательно, начальника лагеря более ничего не останавливало. Что ж, такова новая реальность, и он должен был под нее подстроиться. В медотсеке лежали братья Дане, уже месяц выполнявшие роль жертвенных ягнят на алтаре этого лагеря. Барнз не позволял им уйти на тот свет, отвлекая на них кровожадную похоть местного божка ради спасения задниц, а может, и жизней остальных малолетних заключенных. Драко принял это знание, эгоистично согласился с целесообразностью такого положения вещей. И вот теперь его очередь приносить себя в жертву. Ради Ранделла Уилана и его стаи, ради старого доктора Барнза и всех тех, кого он еще спасет, а значит, ради Грегори Гойла, Теодора Нотта, глупыша Беддока, маленького Кэрроу… Ради волчонка!

Он постучал в приоткрытую дверь и, толкнув ее, вошел в кабинет.

- Заключенный один-шесть-девять…

- Почему тебя приходится искать по всему лагерю, Малфой? – перебивая, рявкнул явно крайне раздраженный задержкой Муррей.

Мужчина сидел на огромном белом кожаном диване, пожирая парня жадным, злым взглядом.

- У меня освобождение от работы, сэр, я был в учебном корпусе, - выдавил юноша и опустил глаза, надеясь хоть немного приглушить вызванную страхом тошноту. – Филлипс не мог знать, где меня искать.

- Подойди, - Муррею было плевать на оправдания.

Драко на негнущихся ногах прошел по светлому паркету вглубь кабинета и остановился перед мужчиной, тут же расплывшемся в кривой довольной ухмылке.

- Позволь узнать, Малфой, по какому такому исключительному праву ты сменил куртку тюремной робы на это? – он подцепил пальцем низ геройской кожанки и слегка дернул.

- Это подарок Гарри Поттера, сэр, - ответил парень, надменно вздернув бровь и надеясь, что выглядит достаточно уверенно и убедительно. – Я не мог отказаться, вы же понимаете…

- Снимай.

Дыхание перехватило, сердце замерло.

- Сэр…

- Никакого Поттера здесь нет. Четвертую неделю не появляется. И не появится. Наигрался он, Малфой. Теперь мы играем по моим правилам. Снимай!

Каждое слово Муррея вонзалось в грудь Драко раскаленным кинжалом, и парень сам не заметил, как по щеке заскользила прозрачная соленая капля. Начальник лагеря был прав. Поттер наигрался. Почти месяц, как наигрался.

Малфой дернул молнию вниз и стянул куртку. Мужчина хмыкнул, забрал ее из рук юноши и бросил на диван.

- Так-то лучше. Что у тебя под тельником?

Драко отвел взгляд, уставившись в окно. Площадь со столбами для наказаний, небольшое подобие парка, дорожки, ведущие к лагерным баракам… Все серое и безжизненное. Такое же как Малфой.

- Свитер, сэр, - бесстрастно откликнулся парень, уже понимая, к чему все идет.

- Не помню, чтобы в комплекте лагерной робы был свитер, Малфой. Снимай.

Драко молча снял тельник и стянул тонкий, но теплый свитерок. Спорить, рассказывая начальнику лагеря, что пользоваться вещами из передачек не запрещалось, он не стал, злить Муррея смысла не имело. Быть может, раздев сейчас Малфоя, ублюдок не станет трогать остальных.

Мужчина ощупывал взглядом открывшееся ему худощавое юношеское тело, безотчетно облизывая губы.

- Вместо свитера должна быть майка, - голос Муррея охрип от накатившего возбуждения. – Что еще на тебе из неразрешенного? Носки? Белье? Снимай все!

Драко развязал шнурки и, стянув ботинки, аккуратно поставил их у дивана, рядом с подлокотником, на котором лежала куртка. Остальное парень срывал с себя быстро и небрежно бросал к тельнику и свитеру.

Пару минут спустя он стоял перед начальником лагеря полностью обнаженный, снова уставившись в окно. Мужчина поднялся с дивана, оценивающе оглядывая, обошел парня вокруг.

- Словно фарфоровый, - восхищенно пробормотал Муррей и, протянув руку, осторожно, будто боясь разбить, тронул бедро Малфоя.

Драко вздрогнул, но не издал ни звука. Темные пальцы невесомо скользнули по молочно-белой коже, очерчивая контуры юношеского тела. Взгляд карих глаз помутнел. Муррей вновь облизал губы, дыхание его сбилось, и он, шагнув ближе, притянул парня к себе…

- Расставь ноги, - прохрипел мужчина Малфою в шею, накрывая ладонью его гениталии.

Драко с трудом подавил желание вырваться, усилием воли сдерживая дрожь.

- А вы уже написали завещание, сэр? – тихо спросил он, по-прежнему глядя в окно и не пошевелив даже пальцем.

- Ч-что? – Муррей, кажется, терял связь с действительностью.

- Завещание, сэр, - повторил Драко. – Вервольфы превратят нас в кровавое месиво, если у меня…

Муррей шарахнулся от него в сторону и тихо, но смачно выругался, испугано бросив взгляд на дверь.

- Дьявол… Ты сводишь меня с ума, маленькая чистокровная блядь… Про все забыл, - пробормотал он, запер дверь и шагнул к стоящему в углу массивному сейфу. – Ложись на диван.

Драко смотрел на него, чувствуя, как желудок сжимает новый спазм страха. Муррей не собирался его отпускать, игра продолжалась.

- На диван, Малфой! – рявкнул мужчина, достав большой пузырек из темного стекла с надписью «фторотан» на этикетке и вытащив из кармана носовой платок. – Ты немного поспишь…

Драко отшатнулся, больно ударился бедром об угол стола и метнулся к окну. Он понятия не имел, что за зелье в руках у Муррея, но, услышав про сон, быстро сообразил, для чего оно нужно.

- Нет, - пробормотал парень. – Я не буду это пить…

- Конечно, не будешь, - усмехнулся начальник лагеря, обходя стол с другой стороны и надвигаясь на испуганно отступающего мальчишку. – Ты будешь этим дышать. Давай на диван, сука. Будешь хорошо себя вести, я даже смажу тебе дырку.

Драко бросил обреченный взгляд в окно. Нужно было подчиниться, не злить эту мразь. Какая разница, что теперь будет с его телом? Поттер наигрался…

Но что-то мешало Малфою сдаться. Чистокровная гордость, врожденное упрямство, патологическая верность бросившему любовнику. Драко быстрее готов был умереть под кнутом этого сквиба, чем добровольно под него лечь. Только вот парни… И мама с отцом… И… Поттеру нужно, чтобы он жил…

Драко уже собирался покорно шагнуть к дивану, когда его внимание привлек быстро приближающийся к административному корпусу Уилан. Вервольф, словно почувствовав на себе взгляд, поднял глаза на окна, его губы беззвучно шевельнулись в каком-то ругательстве, и уже через мгновение он одним рывком пересек площадь. От отчаяния Малфой готов был закричать - Альфа сделал выбор, и отнюдь не в пользу стаи.

Драко повернулся к Муррею, медленно приближающемуся к нему с плотоядной ухмылкой. Планы изменились.

- Моя задница принадлежит Гарри Поттеру, сэр, - прошептал парень, делая шаг назад и быстро шаря рукой по белоснежной столешнице – где-то здесь он видел нож для бумаг. – И, боюсь, без его разрешения я не могу вам позволить ею воспользоваться.

Металл обжег пальцы, и Драко на мгновение облегченно опустил ресницы. Счет шел на секунды. Уилан ворвется в кабинет, и у Малфоя будет лишь миг, чтобы спасти стаю… Спасти зависящих от нее парней…

- Мне жаль, сэр, - пробормотал парень, поднимая небольшой, но острый нож. – Мне придется защитить имущество Национального Героя…

Сквозь ухающий гул в ушах Драко слышал быстрые тяжелые шаги на лестнице. Слегка прищурившись, он крутанул в пальцах тонкий клинок и уверенно шагнул навстречу Муррею. Зрачки мужчины расширились, отразив смесь удивления и испуга…

Уилан вынес дверь одним ударом. Грохот заставил противников оторвать друг от друга глаза и обернуться к выросшему на пороге вервольфу.

- Останови меня! – тут же одними губами произнес Драко оборотню, скользящему по нему обезумевшим взглядом, а в следующую секунду металл блеснул в занесенной для удара руке.

- Малфой, нет! – рыкнул Альфа, делая молниеносный рывок к парню, перелетая через стол и перехватывая напряженное запястье.

Нож глухо стукнулся о паркет, и сильные руки сковали обнаженное тело, не позволяя дернуться. Облегченный вздох сам сорвался с губ парня – Уилан его понял.

- Что здесь происходит, Муррей? – издаваемые Альфой звуки были похожи на утробное рычание.

- К столбу его! – голос сквиба сорвался на визг, а в глазах горел ужас пережитой близости смерти. – Сто ударов!

- Нет, - тихо рыкнул Уилан, отшвыривая парня за спину в руки подскочившего омеги. – Он не безродный, никому не нужный уголовник, не глупи. Его нельзя убивать…

- Он напал на начальника лагеря! – заорал Муррей и ударил по белой столешнице пузырьком с усыпляющим зельем.

Уилан бросил взгляд на оказавшуюся довольно крепкой маггловскую склянку и медленно сжал кулаки.

- Хочешь потом объяснять под веритасерумом, почему пацан напал? – тихо процедил он.

Гримаса бешенства медленно сползала с лица Муррея, начальник лагеря начинал приходить в себя. Альфа оглянулся на слегка дрожащего паренька и беззвучно, но быстро одевающего его омегу, и, вновь вернув взгляд уже совладавшему с собой сквибу, глухо выдавил:

- Что ты сделал?

- Ничего, – буркнул начальник лагеря и, выйдя из-за стола, быстро направился к уже одетому юноше. – Потискал немного.

Драко боковым зрением заметил, как Уилан дернулся, но, сжав кулаки до побелевших костяшек, остался на месте. Муррей подошел к парню вплотную и, грубо схватив его за подбородок, притянул к себе, едва слышно выдыхая в самое ухо:

- Но в полнолуние сделаю все.

Драко побледнел, одномоментно осознав, что слышит свой приговор. Мужчина оттолкнул его от себя и, отвернувшись, окончательно вернувшим уверенность голосом рявкнул:

- И чтобы я больше не видел эту куртку на нем, Уилан, что за вольности ты им позволяешь?

Альфа, с тревогой вглядывающийся в побелевшее лицо Малфоя, слегка вздрогнул и, вернув внимание Муррею, выплюнул:

- Как скажешь. Верну ее Поттеру, как появится, - он шагнул к Малфою, развернул его и, подтолкнув к выходу, подцепил с дивана куртку. – Но когда начнет рвать и метать, отправлю его к тебе, не обессудь.

Он уже переступил через порог следом за юношей, когда ему в спину донесся негромкий оклик:

- Уилан! – Альфа обернулся. – Ладно… Оставь ему эти шмотки… Пока что.

Вервольф не ответил. Скрывшись за дверью, он быстро накинул куртку на вздрогнувшие плечи Драко.



- В медотсек, - тихо рыкнул Уилан, как только они вышли на улицу.

Малфой безмолвно направился к дорожке, ведущей в медотсек.

Омегу, попытавшегося сказать, что у Барнза в кресле мальчишка, Альфа отшвырнул от двери как нашкодившего щенка и, втолкнув внутрь Драко, шагнул следом.

- У тебя должно снести крышу, - тихо напомнил Малфой, впрочем совершенно равнодушно направляясь к кабинету, подталкиваемый в спину вервольфом.

- У меня уже снесло, - рыкнул Альфа и распахнул дверь.

- Малфой… Уилан? Да вы с ума сошли! – колдомедик вскочил с кушетки, закрывая собой лежащего на ней парня.

Вервольф молча оттолкнул колдомедика, выдернул из ануса юноши шланг, тут же принявшийся заливать теплой водой кафельный пол, резко подняв испуганного, голого подростка с кушетки, вытолкнул его в коридор и, наконец, снова подал голос, обернувшись к Малфою:

- Раздевайся.

- Он ничего не успел, - тихо, но без эмоций произнес парень.

- Раздевайся! – Уилан тяжело дышал, кажется, с трудом сдерживая трансформацию.

Драко равнодушно дернул плечом и, под удивленным взглядом Барнза, быстро скинул ботинки и штаны.

- Постойте, Малфой, - колдомедик, наконец, пришел в себя и поймал парня за запястье, когда тот собирался стянуть трусы. – Уилан, что происходит?

- Посмотри его, - Альфа, скрестив руки на груди, хмуро глядел на Драко. – Снимай трусы, Малфой, и лезь в чертово кресло!

- Уилан! – предупреждающе процедил колдомедик, вновь останавливая парня, послушно потянувшего вниз белье. – Не командуй в моем кабинете! Что случилось?

В следующее мгновение оборотень сорвался. Крепкие пальцы сжали горло врача, и мощные, но острые когти стали медленно вонзаться в кожу:

- Что случилось, Барнз? – тихо рычал вервольф в самое ухо престарелого доктора. - Я просил тебя последить за мальчишкой, но тебе важнее нянчиться с трупами и уголовниками… С ним развлекался Муррей, Барнз! Я нашел его голым в гребенном белом кабинете! Посмотри его. И молись своему Мерлину, чтобы эта мразь действительно ничего не успела.

Он разжал пальцы и отступил назад. Барнз, не обращая внимания на боль в пораненной когтями шее, ошарашенно перевел взгляд на равнодушно рассматривающего пол мальчишку.

- О, Мерлин, Драко…

- Малфой, в кресло! – грозно рявкнул теряющий терпение Уилан, и парень, молча спустив трусы, безропотно исполнил приказ.

Драко было все равно. Не было ни смущения, ни страха. Было чувство, что все происходит не с ним. Его здесь не было. Просто тело, бездушная оболочка. Через три дня Уилан, играя в зависимость от луны ради сохранения тайны Электи, уведет стаю на внешний периметр, и Муррей придет за ним. Ничего не закончилось, все просто отложилось на несколько дней. И спасения на этот раз не будет. Барнзу придется дать ему наркоз и позволить сквибу забрать его бесчувственное тело. Так будет лучше для всех. Для всех, кроме Малфоя, но на эту жертву Драко был готов уже сегодня, и если бы не Альфа, чуть не погубивший неверным выбором собственную стаю, похоть Муррея была бы уже удовлетворена. Что ж, у Драко было еще три дня…

- Уверен? – донесся до его сознания откуда-то издалека низкий голос Уилана.

- Да, Ранделл, - палец колдомедика выскользнул из тут же вновь сжавшегося сфинктера парня. – Никто его не трогал, успокойся.

Альфа опустился на стул и закрыл лицо руками. Барнз тяжело вздохнул, промокнув анус Драко бумажным полотенцем, стянул перчатки и протянул мальчишке руку:

- Поднимайся, сынок.

Малфой слез с кресла, молча оделся и шагнул к двери.

- Подожди, - прохрипел за его спиной вервольф.

Парень обернулся. Уилан в три шага преодолел разделяющее их пространство и, опустившись перед Драко на колени, обнял его за талию.

- Прости… Я испугался…

- Простил, - равнодушно откликнулся юноша, расцепил руки вервольфа и вышел в коридор.

Парня, которого Уилан вытолкал за дверь, здесь не было, но из душевой доносился шум воды, и Малфой удовлетворенно кивнул собственным мыслям о сообразительности нежелающего замерзать подростка.

Вышедший следом Альфа поймал Драко за плечо:

- Сателлит…

- Ты чуть не погубил стаю, - Малфой не смотрел на него. - Это был выбор пса, а не волка.

- Значит, я - пес, - прохрипел мужчина.

- Жаль, - пробормотал парень. – Волк был бы полезней. Пусти. Крис волнуется.

Уилан безотчетно разжал пальцы и растерянно смотрел, как Драко, не оборачиваясь, выходит из медотсека.





Малфой вернулся к Барнзу вечером. Колдомедика он нашел в кабинете, заполняющим какие-то документы. Мужчина поднял взгляд на скрип двери и кивнул ему на стул.

- Проходи, Драко. Я сейчас закончу. Чай будешь? Наливай сам.

Малфой отказался, присел на стул и, дожидаясь, когда доктор закончит, уставился привычно невидящим взглядом в занавешенное окно.

- Слушаю вас, юноша, - наконец, отложив простую маггловскую ручку, произнес колдомедик. – Хотите поговорить о сегодняшнем инциденте?

- Частично, сэр.

- Драко, вам нужно было прийти ко мне, я обязательно придумал бы…

- Джеймс, - тихо, но твердо перебил его парень. – Ни вы, ни Уилан больше не будете подставляться под удар из-за целостности моей задницы… Тем более, что эта целостность не особо кому нужна.

- Сынок…

- Мистер Барнз, послушайте меня. Вы не так давно говорили мне об умении правильно расставлять приоритеты. И были правы. Сейчас я призываю вас вспомнить об этом умении.

Мужчина непонимающе смотрел на спокойного, слишком спокойного мальчишку и чувствовал, как по спине бегут мурашки от этого совершенно не обремененного эмоциями голоса и безжизненного взгляда серых глаз.

- Муррей придет за мной в это полнолуние, Джеймс. И на этот раз остановить его, не вступая в прямое противостояние, у вас не получится. А значит, вы должны отдать ему меня.

- Драко…

- Не перебивайте, сэр! – Малфой нахмурился и повысил голос. – Уилан сегодня чуть не погубил стаю. Поставил под угрозу жизни нескольких десятков неподвластных луне оборотней из-за моей давно уже не невинной задницы. Оборотней, которые не причинят парням вреда, с которыми сработались вы. Его стая и вы, Барнз, делаете это место пригодным для жизни. Семь десятков жизней парней и огромная стая адекватных оборотней на одной чаше весов, и мой никому не нужный зад на другой… Мне кажется, выбор очевиден.

Колдомедик внимательно смотрел на парня, ища малейшие признаки истерики, но их не было. Драко был собран, спокоен и уверен.

- Чего вы хотите, Малфой? – тихо спросил Барнз, поднялся и, сцепив руки за спиной, прошелся по кабинету – в отличие от мальчишки, старый доктор нервничал.

- Мне нужна ваша помощь, сэр. Вы должны на этот раз ввести мне то же зелье, что и всем… Я… Я хотел бы крепко спать, когда… Когда он… - юноша не смог выговорить и, решив, что мужчина и без того уже понял, о чем он, продолжил: - И… Я хотел попросить вас подготовить… меня. Вы говорили, что Джонни… Что вы готовите парней, которых он предпочитает…

Барнз остановился перед мальчишкой, который, наконец, выглянул из-под маски безразличия.

- Драко, а если бы от Гарри пришла весточка, ваша расстановка приоритетов была бы такой же?

Губы парня дрогнули, взгляд на мгновение затуманился, но секунду спустя Малфой поднялся, и на колдомедика вновь смотрели пустые серые глаза.

- Я не настроен на бессмысленные разговоры, сэр, - тихо произнес парень и направился к выходу. – Если вы не желаете мне помочь, я постараюсь справиться сам. И если… Если вы боитесь колоть мне это маггловское зелье… Я понимаю, сэр. Я… Притворюсь и потерплю. Извините, что побеспокоил. Только, пожалуйста… Уилан не должен знать о нашем разговоре.

- Малфой, - окликнул его мужчина, и Драко, уже положив ладонь на ручку двери, замер. – В пятницу в девять утра, потом перед отбоем вместо Гойла, я сменю ему график. В субботу придете в свое время. И перекинем Нотта на воскресенье, к наркозу вас тоже нужно подготовить. А как от всех этих мероприятий отвлечь Уилана, придумывайте сами.

Драко выслушал, коротко кивнул и, открыв дверь, тихо пробормотал:

- Спасибо, сэр.

***



Блейз хмуро рассматривал пламя в камине, ожидая возвращения Шеклболта. Мать уже ушла к себе. Очередной раз не дождавшись любовника к ужину, женщина, кажется, была не на шутку расстроена. Задержки министра становились все продолжительней, а так как Кингсли был довольно скуп в своих рассказах о министерских делах, у миссис Забини поневоле возникали нехорошие предположения, которые она, впрочем, пока держала при себе, но справиться с раздражением и обидой у нее получалось все хуже. Блейз же, не обремененный ревностью и, в отличие от матери, знающий, кем и чем в последнее время заняты все мысли его нового отчима, относился к отсутствию мужчины за столом во время ужина совершенно спокойно и не донимал его расспросами по возвращении, но сегодня ему нужно было поговорить с министром.

- Ты не спишь? – Шеклболт шагнул из камина и, отряхнувшись, скользнул удивленным взглядом по сидящему в кресле парню.

Блейз мотнул головой:

- Вас жду. Кингсли… - он поднялся. – Я не хочу больше ему врать…

Министр замер, непонимающе глядя на парня, а когда сообразил, о чем тот говорит, устало вздохнул:

- Блейз, мы почти нашли Гарри. Подержи его в неведении еще немного, несколько дней, сынок…

- Вы не видели его глаза, - прошептал Забини. – Он был расстроен, словно что-то понял, и это «что-то» причинило ему боль. Я не хочу ему лгать…

- Блейз! Это в его же интересах!

- В его интересах теплая постель в Малфой-Мэноре, сэр, а не казарма с уголовниками и оборотнями вокруг! В его интересах знать правду о том, кого он любит! Я не хотел бы, чтобы от меня что-то скрывали, если бы… - он осекся, не сумев выговорить страшное «если бы». – А вдруг что-то сорвется, Кингсли?

- Не сорвется. Мы знаем, где Гарри, - мужчина вздохнул и понизил голос. – Портключ готов, малыш, он у меня.

- Но почему тогда…

Шеклболт слегка нахмурился.

- Потому что хочу дождаться оригинального портключа от похитителей, родной, и имени мага, на которого они якобы хотят обменять Гарри. Малфой-старший, конечно, предположил, но мне не хотелось бы ошибиться…

Блейз совершенным образом ничего не понимал, кроме одного…

- Сэр, я хочу иметь возможность сообщить Драко, что с Гарри все в порядке, и извиниться за свою ложь лично, как только Поттер будет в безопасности.

Мужчина, поглощенный собственными размышлениями, на мгновение замер.

- Да… - растерянно пробормотал он. – Конечно, ты можешь сообщить ему первым…

- Разрешение, Кингсли, - Блейз исподлобья смотрел на отчима. – Снимите ограничение по времени.

- Естественно, малыш… Как только Гарри…

- Сейчас, сэр, - твердо перебил его парень. – Когда вы вернете Поттера, вам будет не до меня. Сейчас.

- Да, - задумчиво согласился Шеклболт. – Возможно, ты прав, сынок. Давай свою бумагу.

Блейз не заставил себя долго ждать. Принесенное домовиком разрешение на посещение младшего Малфоя лежало перед министром через несколько секунд.

Кингсли коротким взмахом палочки изменил указанные временные рамки на статус «в любое время» и обновил печать. Портключ ответил на изменение в бумаге легким свечением, и Забини удовлетворенно сунул его в карман вместе с разрешением.

- Спасибо, сэр.




Утром Блейз проснулся в отвратительном настроении. Необходимость снова врать Драко давила на плечи тяжестью надгробной плиты. На прикроватной тумбочке лежал пергамент, предоставляющий ему возможность проводить с любимым неограниченное количество времени – мечта! Но Блейз не торопился хвататься за портключ. Он не знал, что сказать Малфою, не знал, как его утешить… Он чертовски не хотел снова ему врать. На мгновение парень даже малодушно решил, что дождется вызволения Поттера и придет к Драко уже с хорошими новостями, но потом понял, что не может так поступить с родным человечком.

Забини активировал портключ в привычное для Драко время посещений. Ворота ему открыл сам Альфа, и несколько секунд бледно-голубые глаза смотрели на него, казалось, проникая в душу.

- Если расстроишь, голову оторву, - наконец тихо рыкнул вервольф и, повернувшись к озадаченному парню спиной, быстро пошел к домику для свиданий, не удосужившись на этот раз приказать омегам забрать у посетителя сумки.

Малфоя Блейз не узнал. Казалось, в дверь вошел совершенно чужой человек. Безразличный взгляд серебристых глаз, вежливая отстраненная улыбка…

- Снежок, - тихо выдохнул Забини, чувствуя, как рвется в клочья и без того кровоточащее сердце.

Драко позволил себя обнять, задумчиво скользнул пальцами по спине друга.

- Что с тобой? – тихо прошептал Блейз, прижимаясь губами к едва заметно пульсирующей на виске Малфоя голубой венке. – Что случилось, родной?

Драко молча качнул головой и слегка улыбнулся:

- Я рад, что ты пришел…

- Я могу приходить чаще, Драко, хочешь? Я могу приходить каждый день!

Отстраненно блуждающий по комнате взгляд Малфоя вдруг метнулся к его лицу и застыл:

- Каждый день?

- Да. Драко, да! Хочешь? – Блейз сжал бледное лицо в ладонях, с тревогой и надеждой заглядывая в серебристые глаза. – Я буду с тобой, сколько скажешь. Снежок, я ничего не прошу, я понимаю… Все понимаю…

- Ты м-можешь каждый день?.. – снова пробормотал Малфой.

- Могу! Теперь могу, Драко!

Светлые ресницы опустились, и из-под них скользнули прозрачные капельки слез, а бледно-розовые губы, слегка дрогнув, изогнулись в легкой усмешке. Блейз на мгновение замер.

- Ну, что ты?.. – тихо прошептал он. – Не плачь, Драко. Нашел причину для слез!

Он быстро сцеловывал соленые дорожки с бледных щек, собирал губами влагу с дрожащих ресниц, осыпал невесомыми поцелуями любимое лицо… И когда случайно коснулся уголка рта, на мгновение замер. Драко не отстранялся, не отворачивался. Его ладони по-прежнему лежали на пояснице Забини, из закрытых глаз уже не бежали новые слезы, а дыхание не прерывалось, хотя и было немного неровным. Блейз снова несмело тронул поцелуем родные губы, и те в ответ приоткрылись.

- Драко… - выдохнул Забини.

- Оборотни, - не поднимая ресниц, произнес Малфой.

У Блейза перехватило дыхание. Неужели все было просто страшным сном? Все прошло? Драко соскучился? Хочет вернуться? Хочет его?!

- К черту оборотней, - прошептал Забини, срывая с шеи флакончик с ароматической смесью, который он сегодня даже не открывал. – Ты только скажи, и не будет оборотней. Только скажи…

Откупорив большим пальцем флакон, Блейз швырнул его на пол, не желая выпускать из объятий свое самое дорогое сокровище. По комнате тут же поплыл приятный, но совершенно чужой аромат, и Забини, прячась от него, уткнулся носом в шею Драко… И тут же удивленно отстранился:

- А ты… ты пахнешь иначе…

Драко приоткрыл глаза, пару секунд смотрел на него нечитаемым взглядом и, наконец, отвернулся:

- Извини…

- За что? – Блейз слегка улыбнулся. – Глупый мой. Это нормально, мы меняемся… И мне нравится! Что-то знакомое…

Он вновь уткнулся лицом под ворот робы и, обжигая дыханием, впился жадным поцелуем в тонкую светлую кожу, дурея от ее аромата, такого же родного и любимого, но ставшего более глубоким, более взрослым, более мужским.

Руки сами скользнули под тонкую лагерную куртку и тельник, оглаживая худые бока, гибкую спину, пытаясь проникнуть под пояс штанов… Драко молча дернул завязки на поясе, и жадные пальцы Блейза, тут же нырнув под одежду, сжали его ягодицы, обласкали бедра.

- О, Мерлин, как я скучал, как я тебя хочу! – простонал Забини, опускаясь на колени и стягивая с Драко штаны вместе с бельем.

Малфой слегка оттолкнул его и, развернувшись, вместо члена подставил под поцелуи белые, худые ягодицы. Блейз усмехнулся и принялся зацеловывать предоставленную для ласк часть любимого тела. Драко опершись руками на стену, уткнулся в них лицом и слегка прогнулся в пояснице.

- Драко… Ты… Ты уверен? – Забини на мгновение замер.

Малфой не ответил, но и с места не сдвинулся.

- Снежок, - прошептал Блейз. – Я сойду с ума…

Он развел ягодицы и приник губами к сжавшемуся колечку ануса, осторожно лизнул, пощекотал языком, мягко толкнулся внутрь. Дыхание наверху оборвалось и стало прерывистым. Блейз начал тщательно вылизывать нежную закрытую дырочку, ласково разминая пальцами тугое мышечное колечко, задыхаясь от желания. Драко слегка вздрагивал и едва слышно всхлипывал, но не двигался, полностью отдав себя во власть ласкающих рук и жадных губ друга. Забини, хорошо смочив слюной вход и облизав пальцы, осторожно начал вводить внутрь сразу два, успокаивающе поглаживая второй рукой бедро Малфоя, а языком рисуя незатейливые узоры у него на копчике, с трудом сдерживаясь, чтобы не застонать. Горячая плоть податливо расступалась под его осторожным напором, мягко облегая чувствительные подушечки нежнейшим шелком слизистой. Драко не зажимался, даже рефлекторно не противился внедрению… И почему-то именно это насторожило Блейза. Он прекрасно помнил, как каждый раз хныкал Тед, даже если после предыдущего секса его нежная, тщательно разработанная партнером дырочка все еще «дышала», свежи были и воспоминания о собственном не единичном опыте и неприятных ощущениях даже с двойным смазывающим заклинанием, а Малфой позволял вводить в себя пальцы практически насухую, совсем не сопротивляясь. Ладонь Забини скользнула по бедру к паху друга и замерла. Блейз не нашел и намека на возбуждение. Мягкий шелковистый член даже не дрогнул в ответ на прикосновение.

Осторожно вытащив пальцы из горячего желанного нутра, темнокожий парень медленно поднялся на ноги, развернул Драко и ошарашенно уставился на мокрое от слез лицо. Дрожь и всхлипы Малфоя не были проявлением возбуждения, парень просто тихо плакал.

- За что? – хрипло просипел Блейз. – За что ты так со мной?

Драко молчал, безжизненным взглядом уставившись куда-то за плечо друга. Пальцы Забини сами сжались в кулаки.

- За что ты так со мной, Малфой?! – ударить по любимому лицу он не смог, кровавые следы разбитых костяшек остались на потрескавшейся штукатурке рядом с головой Драко.

Блондин даже не вздрогнул, только перевел взгляд на друга, несколько секунд всматривался в полные ярости и отчаяния карие глаза и, наконец, осторожно провел прохладными подушечками пальцев по щеке Блейза. Забини прикрыл веки и, опустив голову, уткнулся лбом в плечо Малфоя.

- Крышу снесло, - прохрипел он. – Не почувствовал… Не почувствовал, что ты плачешь…

- Мне жаль… - дрогнули губы Драко, но в голосе не отразилось ни сожаления, ни каких-либо иных чувств. – Если бы ты… получил удовольствие, было бы… хорошо.

Блейз вновь поднял на него измученный, непонимающий взгляд. Драко каким-то совершенно детским движением вытер рукавом мокрые щеки.

- Если ты… не будешь… Я, наверное, пойду, - пробормотал Малфой, мягко отталкивая его от себя и натягивая обратно одежду. – Завтра… Если надумаешь… Я освобожусь к половине одиннадцатого… наверное.



Блейз не помнил, как он оказался в Косом Переулке. Кажется, вернувшись домой, он о чем-то поговорил с мамой, кажется, даже поругался, а потом аппарировал… Аппарировал? Удивительно, что ничего не потерял в пути.

Забини, отстраненно размышляя о провалах в памяти, добрел до «Дырявого котла», взял бутылку огневиски и, не особо прячась от любопытных взглядов, уселся за свободный столик. Хотелось напиться до зеленых пикси… А потом пойти и пару раз круциатнуть Кингсли. А потом найти гребанного Героя и заавадить к Волдемортовой бабушке… И, вернувшись в лагерь, быстро и безболезненно свернуть шею любимому парню… Вернее тому, что от него осталось…

Драко сломался. Существо, которое Блейз сегодня сжимал в объятиях, которое осыпал поцелуями, не было Драко Малфоем. Никогда его гордый, сильный мальчик не отдался бы, сам того не желая, и два года их отношений, в течение которых Забини так и не получил полный «доступ к телу», были тому ярким свидетельством. Именно это сегодня ввело в заблуждение Блейза, слишком привыкшего, что Драко позволяет ему лишь то, чего хочет сам. И никогда Малфой, казавшийся со стороны холодным, бессердечным стервецом, не был в действительности равнодушен и жесток, а уж с близкими ему людьми и вовсе становился трепещущим сгустком чистых, горячих эмоций.

Драко сломался… И вместе с ним сломался Блейз. Боль в груди, где еще упрямо трепыхались окровавленные ошметки его сердца, мешала дышать и трезво мыслить, вызывая глупые размышления о составлении очереди смертников. Наверное, пора было ухнуть с головой в собственную боль, раствориться в ней, спиться, сойти с ума, покончить с собой. Но что-то не пускало. Какая-то мысль, путаясь в клубке оголенных нервов, пульсировала слабым светом, пытаясь привлечь к себе внимание. Только вот, он никак не мог ее поймать…

- Не могу больше! – за соседний столик присели две молодые девушки, одна из которых громко жаловалась подруге. – Не могу! Он все плачет и плачет! Ночью, днем! Когда это уже закончится?!

- Конечно, плачет, - насмешливо проворковала вторая и накрыла ладонью трясущиеся пальчики истерящей красотки, потянувшиеся к кружке пива. – Он же живой! И сказать иначе не может… Ну, перестань, все наладится…

Блейза словно кто-то шарахнул «Петрификусом». Слезы! Слезы Драко – вот что было той соломинкой, за которую он подсознательно цеплялся. Его мальчик плакал. А значит, под маской равнодушия и безразличия еще прятался живой Драко Малфой. Драко, которому было больно и страшно. Настолько больно и страшно, что он спрятался даже от лучшего друга… Потому что и тот не смог бы сейчас помочь, ибо единственный, кому было это под силу, уже месяц, как исчез из жизни Малфоя. Сильного, но такого хрупкого и ранимого Малфоя. Нужно вернуть ему Поттера! И желательно живого, а не зааваженного…

Два стукнувших о столешницу чистых стакана заставили Блейза вздрогнуть и поднять взгляд:

- Мне не нужны собу… - начал парень, но осекся.

На стул перед ним опустился хмурый герой Второй магической Рональд Уизли, а рядом с ним стояла вечная заноза в заднице всего мирового зла – Гермиона Грейнджер.

- Зеленые пикси отменяются, - пробормотал сам себе Блейз. – Альтернативные галлюцинации оказались круче.