Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 39. В преддверии Армагеддона

27 февраля 2015, 14:42
Малфой-Мэнор встретил Блейза ласковой волной магии. Поместье тосковало без своих людей, и появление друга семьи было воспринято домом как праздник. Парень грустно улыбнулся и, скользнув пальцами по древней каменной кладке, тихо прошептал:

- Потерпи. Скоро вернутся.

Времени было мало. Голова болела от недосыпа и нервного напряжения, а день еще только начинался. Тяжелый день и, возможно, последний в его жизни. Но размышлять об этом Блейзу было некогда. Утром он едва дождался, когда хмурый, неразговорчивый, готовый сорваться в любой момент Кингсли исчезнет в камине, и бросился в кабинет отца. Портрет пришлось отворачивать, чтобы говорящее изображение умершего родителя не проболталось о махинациях сына тому, кто место родителя занимал ныне. Легкие следы запаха министра сказали юноше, что его догадка верна. Открыв сейф, парень принюхался и через мгновение нырнул в самую глубину нижней полки, под ворох каких-то документов. Портключом оказался метровый кусок толстой веревки, концы которой были тщательно придавлены тяжелыми кипами бумаг на максимальном расстоянии друг от друга. Механизм активации был очевиден – нужно соединить концы. Блейз аккуратно вытащил портключ, копирующим заклинанием дублировал его и постарался максимально точно водрузить дубликат на место. Самым сложным было свернуть настоящую веревку так, чтобы концы случайно не соприкоснулись, но спустя несколько минут он справился, тщательно завернув портключ в несколько слоев бумаги и только потом аккуратно скрутив ее в кольцо.

Как только заветная веревка оказалась в сумке, Блейз тут же аппарировал в Малфой-Мэнор, и сейчас он стоял у стены, за которой скрывался тайный спуск в лабораторию профессора Снейпа, когда-то, еще до рождения Драко, оборудованную Люциусом для талантливого, но нищего друга. Стоял и отчего-то невероятно волновался. Вдруг дом его не пустит? Вдруг он не найдет того, что нужно? А если найдет… Что это за жуткий документ, ради которого магглы готовы убивать всех без разбора?

Дом пустил. Едва парень коснулся окровавленными пальцами холодных камней, стена начала таять, и через несколько секунд перед Блейзом зиял темный проем с уходящей куда-то вниз лестницей. Забини осторожно шагнул на первую ступеньку, и на стене вспыхнул зачарованный факел, освещая участок спуска. Еще несколько ступеней – и яркая вспышка нового источника света...

В лаборатории было прохладно, сильно пахло готовыми зельями и ингредиентами, и от этого обилия обонятельных раздражителей Блейза повело. Парень схватился за стену и несколько секунд пережидал головокружение. Как здесь что-то искать, юноша не имел ни малейшего понятия. Документ мог быть где угодно, а если учесть, что Забини не знал, что именно за документ он ищет, найти его было сложнее в сотни раз.

- Мантикора его задери, - тихо пробормотал Блейз и, опустившись на стул, сжал ладонями ноющие виски. – Я сдохну здесь от нехватки кислорода, но ни черта не найду!

Мысль о том, что нужно хотя бы очистить от навязчивых запахов воздух, видимо, возникшая в результате обострения инстинкта самосохранения, оказалась в прямом смысле слова спасительной. Вытащив палочку, Блейз торопливо пробормотал заклинание и с облегчением вздохнул – чистый воздух казался сейчас высшим благом.

Голова все еще болела, и пол под ногами обладал удивительной подвижностью, поэтому Забини решил посидеть еще пару минут, пока не пройдет хотя бы головокружение. Потеря сознания здесь и сейчас была равноценна провалу всей операции. Парень вновь опустил голову, сдавил ладонями виски и… принюхался. В чистом воздухе он теперь мог различать запахи конкретных предметов, и сейчас что-то было неправильным… В его мироощущении что-то не соответствовало норме.

- Кованые, - тихо пробормотал он, глядя себе под ноги. – Кованые, металлические ножки стула… Откуда запах бумаги?

Блейз вскочил на ноги и опрокинул тяжелый стул. Нужную заглушку он определил мгновенно и безошибочно, и через несколько секунд сжимал в дрожащей руке свернутые в узкую трубочку документы.

Пальцы не слушались. Бумага никак не хотела разворачиваться. Сердце норовило выломать ребра и выбраться на волю. Вот он – документ, вокруг которого закрутился этот жуткий смертельный ураган событий! Что же должно быть написано на бумаге, чтобы, в жажде обладания этими письменами, магглы с другого континента развернули столь беспощадную охоту на магов Британии?

Наконец, пожелтевшие от времени листы поддались настойчивости парня, и Блейз, едва шевеля губами, заскользил взглядом по немного выцветшим строкам:

«Соглашение о реформировании сосуществования земных цивилизаций…»

«Том Марволо Реддл, являющийся представителем магического мира Земли, именуемый в дальнейшем «Сторона 1», и Фрэнк Чарльз Карлуччи Третий, являющийся представителем человеческой цивилизации Земли, именуемый в дальнейшем «Сторона 2», заключили…»

«…обязуется произвести полный захват власти…», «…обеспечить проведение военной интервенции…», «…полномасштабные чистки…», «…снижение численности магического населения не менее чем…», «…полное уничтожение популяций магических существ не позднее…», «…допустимые жертвы среди гражданского немагического населения не более…».

«…обязуется сохранить жизнь и здоровье Регулусу Арктурусу Блэку, являющемуся гарантом…», «…обеспечить всестороннюю скрытую поддержку…», «…предоставить под резервации для магов, прошедших инициализацию…», «…сохранить за Томом Марволо Реддлом пожизненный статус единоправного регента…».

Осознание того, что ждало магический мир, если бы Поттер позволил Волдеморту прийти к власти хотя бы в Британии, заставило Блейза покрыться холодной испариной. Магглы собирались с помощью одного диктатора-мага устроить мировую магическую войну, руками самих же волшебников уничтожить магический мир, а жалкие остатки выживших чародеев согнать в резервации. Сейчас Забини готов был поцеловать Поттера в задницу и присягнуть ему на верность! Все страшилки о Волдеморте-тиране, озабоченном чистотой магической крови и являющимся ужасом всех грязнокровок Британии, сейчас казались детскими сказками, по сравнению с кошмаром, который им готовил в реальности взятый магглами «за яйца», умалишенный Электи.

Кроме самого контракта, здесь же было несколько писем, адресованных Темному Лорду неким Д. Смитом… с полнейшей ахинеей на садоводческую тематику – сплошные упоминания рекомендаций какого-то дядюшки Чарли по посадке различных трав, уходу за посевами, уничтожению сорняков, допустимых потерях во всходах. После всех этих рассуждений о хитростях «огородоведения», в каждом послании несколько строк уделялось довольно скучному рассказу о жизни некоего мистера Поуна, и заканчивалось все пожеланиями успехов и выражениями уверенности, что трудолюбие Тома и советы дядюшки Чарли обязательно принесут необходимые плоды, к обоюдной выгоде всех сторон... Здесь же было пять маггловских фотографий одного человека разного возраста. На одном снимке это был мальчишка, едва ли старше самого Блейза, лежащий в кровати и кажущийся нездоровым. На другом юноша сидел за столом и что-то писал или рисовал. А вот с оставшихся трех фотографий смотрел уже взрослый темноволосый мужчина с тонкими чертами и красивыми, но отчего-то очень печальными серыми глазами.

- Регулус Блэк, - пробормотал Блейз, рассматривая изображения молодого человека… и чувствуя, как от ужаса понимания, что это за фотоотчет, на голове шевелятся волосы.

Ему вдруг стало чертовски жаль Волдеморта. Десятилетиями любить человека и лишь на редко присылаемых фотографиях видеть, как меняется, взрослеет, стареет твой любимый вдали от тебя – это, верно, очень страшно. Немудрено, что Темный Лорд был таким злобным ублюдком. Блейз тоже, наверное, швырялся бы Круциатусами и Авадами во все, что движется…

Но философствовать было некогда. Забини торопливо снял копии с каждой бумаги, аккуратно свернул оригиналы привычной им трубочкой и собирался сунуть в полую ножку стула, когда заметил, в глубине «тайника» что-то еще. Попытавшись достать обнаруженный свиток, парень потерпел неудачу – слишком глубоко лежали эти бумаги, и вокруг не было ничего, чем можно было бы их поддеть. Лишь спустя несколько минут метаний по лаборатории Блейз, наконец, вспомнил про палочку и, раздраженно выругавшись, призвал свиток Акцио.

Здесь было совсем другое качество бумаги, другой почерк, причем Забини показалось, что эти красивые завитки он уже видел где-то…

«Прошу тебя, мой друг, будь осторожен. У Тома не должно возникнуть и тени подозрения. Ни один крестраж не должен пострадать от твоих рук!»

«Ты гениален! Конечно, при попадании дневника в стены Хога, его уничтожение стало лишь вопросом времени! Я так восхищен твоим острым умом и талантом стратега! И мне так жаль, что я до сих пор не знаю, как к тебе обращаться, кого благодарить…»

«Дорогой мой, следи за Хвостом. Это мерзкое создание предает ради предательства! Очень волнуюсь, что он сделает что-то не так…»

«Не расстраивайся, мой друг. Этого следовало ожидать. Том – максималист, и, конечно же, он создал последний возможный крестраж, как только смог. Оставь змею напоследок. Ее не нужно хотя бы искать…»

«Ты сам виноват! Нужно было найти все до того, как Том получит полноценное тело! Засунь свои страхи поглубже и делай дело! Поверь мне, наш Лорд – не самое страшное, что ждет нас всех! Магглы не позволят ему в этот раз действовать мягко…»

«Дорогой мой, прости меня за грубость прошлого письма. Конечно, я понимаю, что Том сейчас невыносим и опасен. Но ведь именно поэтому мы и делаем то, что делаем! Ты знаешь, я вспомнил! Он упоминал кольцо! Когда рассказывал об убийстве отца и бабки. Это было чудовищно давно, но, кажется, именно кольцо…»

Блейз перебирал короткие письма, бегая взглядом по строкам и чувствуя, как по спине пробегает холодок. Кому принадлежал почерк, юноша уже понял. Так же, как и то, кому эти послания были адресованы. Люциус Малфой под носом у Темного Лорда вел тайную переписку с его сателлитом, занимался скрытой помощью Фениксовцам в поиске и обнаружении крестражей. Убивал своего Повелителя руками Гарри и его друзей… Только вот зачем это было нужно Регулусу Блэку?

Чувствуя, что обнаруженная им информация может иметь значение в происходящем сейчас, парень быстро скопировал ворох писем и, сунув все копии скопом в сумку, аккуратно вернул оригиналы на место.


Забини шагнул из камина в доме на площади Гриммо ровно в полдень и тут же замер, чувствуя, как в спину уперся кончик палочки.

За мгновение в голове пронеслось бесчисленное множество разных мыслей. Как он мог довериться гриффиндорцам! Он сделал практически все, что им было нужно от него: принес и портключ, и документ… Но что они собираются делать? Ведь в плане Драко еще была оборотка, волос для которой действительно мог добыть только Блейз, и Уилан в качестве навигатора, да и вдвоем они при любом раскладе ничего не смогут сделать…

- Мать твою, Забини! – прохрипел позади него Рон, убирая палочку. – Надо же предупреждать!

Блейз облегченно выдохнул. Все в порядке, рыжий просто испугался.

- Как бы я тебя предупредил? Совой? – фыркнул Забини. – Вы дом наглухо закрыли, сюда Патронус не прорвется…

Он осекся, только сейчас заметив сидящего в кресле полупрозрачного мужчину. Призрак рассматривал его, не скрывая своей неприязни.

- Добрый день, мистер Забини, - процедил Сириус. – Не могу сказать, что рад встрече, но вынужден признать, что вы оказались довольно полезны.

- Мистер Блэк… – прищурившись, пробормотал темнокожий слизеринец и вновь обернулся к Рону. – Что происходит?

- Блейз! – появившаяся в дверях Гермиона, казалось, собиралась кинуться ему на шею. – Привет! Как дела? Ты все достал?

Каждый мускул на теле Забини был напряжен, парень готов был в любое мгновение выхватить палочку или рвануть в камин, унося с собой все, что добыл.

- Что происходит? – хрипло повторил он, переводя взгляд с Гермионы на Рона и обратно, не забывая держать в поле видимости привидение.

- У нас немного изменились планы, - прямо ответил не любящий долгих хождений вокруг да около Рон. – Сириус… Мистер Блэк считает, что отправлять Малфоя под обороткой рискованно…

- Так… И? – Блейз медленно сжал кулаки.

Его тоже трясло от мысли, что Драко отправится один прямо в лапы чертовым магглам и сумасшедшему магу, но изменение плана за спиной у Малфоя нравилось ему еще меньше.

- И вместо Малфоя пойдет тот, кого там ждут, - усмехнулся призрак и мгновенно оказался рядом с Блейзом. – Ты принес портключ и бумаги?

- Подождите, - перебила его Гермиона. – Давайте все нормально объясним. Блейз, мистер Блэк говорит, что мы должны отправить самого Сивого, как от нас и требуют. Прежде всего, потому что нельзя отпускать туда Драко… И еще… есть риск, что Регулус зачаровал портключ конкретно на Грейбека. Портал просто не откроется для кого-то другого, а если Сивый не появится…

- Они убьют Поттера, - понимающе закончил Забини, и девушка кивнула:

- А проверить мы можем только опытным путем, и нам это не подходит.

- Но мы же уже говорили, что, как только взойдет Луна, Грейбек съедет с катушек и порвет Поттера…

- Не порвет, - мурлыкнул Сириус. – Гарри, хоть и напоминает сейчас труп, все еще живой Электи. Бесхозный зверь, коим теперь является Сивый, не посмеет даже рыкнуть на него. Он вам, скорее, на руку – серьезно уменьшит численность вооруженных магглов.

- Только он и нашу численность может уменьшить, - пробормотал Блейз.

- Вы волшебники или маггловские тинэйджеры? – усмехнулся Блэк.

- Он прав, Блейз, - Гермиона подошла к Забини. – С Сивым мы справимся. С нами Уилан будет… У нас просто нет иного выхода.

- Нужно предупредить Драко, - пробормотал парень.

- Даже не думай! – рыкнул Сириус. – Нечего нервировать сателлита. Меньше знает – крепче спит!

- Согласна, - тихо произнесла Грейнджер. – Блейз, послушай… Он придет в назначенное время, и мы все ему объясним. А пока нужно передать портключ и копии документов Грейбеку. И без тебя с этой задачей нам не справиться. Бумаги у тебя?

- Да, - откликнулся Забини, глядя исподлобья на неожиданного призрачного «доброжелателя».

Блэк его напрягал. Изменение плана его напрягало, хотя от знания, что Драко будет рядом во время операции, под его защитой и под защитой Уилана, на душе становилось немного легче. Но ощущение, что все не совсем так, как кажется, слизеринца не покидало. А от мысли, что Драко вновь может обвинить его в предательстве, становилось откровенно страшно. Он боялся потерять его доверие, панически боялся, боялся больше, чем Сивого и сотен вооруженных магглов.

- Тогда нам пора, - выдернула его из тревожных мыслей Гермиона. – Блейз.

Он перевел на нее взгляд. Она была права. Выбора все равно не оставалось. Слишком мало было времени, слишком много еще нужно сделать. Мчаться в лагерь, объяснять Драко, что призрак Сириуса Блэка внес некоторые правки в его план, и ждать разрешения, было совершенно некогда.

- Давайте портключ, - вздохнув, произнес он и, поймав брошенный ему Роном небольшой металлический диск, сунул его в карман. – И мантию…


Как только Забини и Грейнджер исчезли, Сириус присел на подлокотник кресла и довольно хмыкнул:

- А теперь, мой мальчик, закрой камин для Драко Малфоя.


***




Утреннее построение подходило к концу. Перекличка, напоминание об изменениях в распорядке дня, назначение дежурных – все это прошло довольно быстро. Драко не особо прислушивался к тому, о чем говорил Уилан, его мысли были далеко отсюда. Стоящий рядом Нотт осторожно тронул его пальцы, привлекая внимание:

- Что-то не так… Муррей.

Драко вздрогнул и перевел взгляд в направлении кивка Теда. К плацу действительно приближался начальник лагеря. А несколько секунд спустя пальцы Нотта судорожно впились в рукав куртки друга – в руках Муррея был кнут.

- Он… он ч-что-то узнал… - едва слышно, заикаясь пробормотал Теодор.

- Нотт, отставить панику, - процедил Драко, вырвав из его хватки рукав, но тут же нашел и сжал его ладонь, переведя вопросительный взгляд на Уилана.

Альфа успокаивающе улыбнулся ему и повернулся к сквибу:

- Мистер Муррей.

- Доброе утро, мистер Уилан. Вы закончили?

Ранделл кивнул и приглашающе махнул рукой. Начальник лагеря расплылся в довольном хищном оскале:

- Благодарю, - и обвел взглядом строй. – Итак, господа заключенные, с прискорбием должен вам сообщить, что сегодня ночью у нас произошел неприятный инцидент. Заключенный совершил нападение на охранника.

Строй заволновался, мальчишки переглядывались, испуганно перешептывались.

- О чем он? – едва слышно выдохнул Тед.

Драко не ответил. Он пристально смотрел на совершенно невозмутимого Уилана, уже догадавшись, откуда дует ветер, но еще не понимая, что задумал Альфа. А Муррей тем временем продолжал:

- Причины нападения пока остаются неясны, но мне они не особо интересны. Факт остается фактом и требует наказания. Мистер Росс, выйти из строя!

В полной тишине все пораженно уставились на побледневшего Натана Росса, и лишь Малфой по-прежнему сверлил взглядом Альфу.

- Но… но это не я! – голос обвиненного парня сорвался на писк, и у Драко защемило в груди.

Уилан наконец обратил взор на сателлита, предостерегающе качнул головой и взмахом руки приказал одному из омег вывести медленно пятящегося назад Натана Росса.

- Это не я! Я же к вам пришел! Зачем мне? – кричал парень, безуспешно пытаясь вырваться из крепких рук вервольфа. – Он уже валялся на ступеньках, когда я вышел! Это… Это Канингтон!

Спазм ужаса сдавил горло Драко, и взгляд метнулся к стоящему чуть слева волчонку…

- Мистер Росс, ведите себя достойно, - откуда-то издалека донесся до него насмешливый голос сквиба. - Канингтона увел в медотсек мистер Уилан, оставив вместо себя омегу, которого вы и ударили сзади по голове…

- Они сами его ударили! – захлебываясь от ужаса воздухом, закричал мальчишка. – Они что-то задумали! Я же вам говорил!..

- Да-да, - хмыкнул Муррей. – А на суде вы говорили, что убили Темного Лорда. К столбу его! Сто ударов, мистер Росс.

- Нет! Пожалуйста! Господин Муррей! Умоляю!..

Вервольф-омега подхватил вырывающегося, умоляющего о пощаде, захлебывающегося слезами парня, перекинул его через плечо и направился к площадке для наказаний.

- Прошу, господа! – язвительно усмехнулся Муррей, приглашающе махнув рукой подросткам и первым направляясь к месту предстоящей казни.

Уилан кивком головы приказал одному из омег заняться строем и, развернувшись на каблуках, направился следом за Мурреем, так ни разу больше и не взглянув на сателлита.

- Я не хочу на это смотреть, - сквозь звон в ушах донесся до Драко хриплый голос Теда.

Сил отвечать не было. Как, впрочем, и смысла. Смотреть на это не хотел ни один из ребят в строю, во всяком случае, Драко на это очень надеялся. Но изменить что-то было не в их силах.

К тому моменту, как заключенные выстроились на площадке для наказаний, Натан Росс, уже по пояс голый, висел на столбе и тоненько скулил от ужаса. Уилан о чем-то тихо переговаривался с Мурреем, неспешно расстегивающим теплую мантию. В это мгновение Драко почти ненавидел Альфу. Как он мог, обрекая человека на столь мучительную смерть, оставаться таким спокойным?!

Непроницаемый взгляд Уилана мимолетно скользнул по строю, лишь на мгновение замер на Малфое, и вновь вернулся к Муррею.

- Не смей дергаться, - раздался едва слышный мужской шепот над ухом Драко. – Альфа держит слово.

Омега прошел дальше, а с губ Драко сорвался облегченный вздох.

- Что это значит? – тут же обернулся к нему Нотт, тоже слышавший оборотня.

- Не даст убить, - беззвучно ответил Малфой.

Он следил, как Муррей, передавший омеге мантию и пиджак, кивает Уилану, и тот направляется к столбу с висящим на нем приговоренным, а сам начальник лагеря, постукивая по ладони рукояткой кнута разворачивается к строю:

- Наш начальник охраны попросил оставить мистера Росса в живых, заявив право на месть за омегу. Мы с мистером Уиланом пришли к согласию. Он будет контролировать состояние заключенного во время сегодняшнего наказания… Хотя, на месте Росса, я бы не радовался, - Муррей недобро хмыкнул. – Ибо после выздоровления ему придется ответить еще и перед стаей. Что ж, начнем.

Размеренный, неторопливый свист кнута, громкие крики Росса и вздрагивание плеча Нотта при каждом ударе, едва слышное бормотание парней, отсчитывающих щелчки кожаного хвоста… Драко почти не замечал этого, не сводя взгляда с Альфы. Уилан стоял в нескольких шагах от столба, сцепив руки за спиной и закрыв глаза. Его ноздри напряженно подрагивали, втягивая воздух. Он не пошевелился, когда Росс первый раз потерял сознание, только поморщился от запаха нашатыря, которым парня привели в себя, и задержал следующий удар до порыва ветра, уносящего посторонний запах.

- Тридцать пять! – раздался где-то рядом полный ужаса шепот кого-то из мальчишек. – Он будет, как Дане…

- Нет, - откликнулся неподалеку Филлипс. – Не будет. Не видишь? Муррей бьет иначе, удовольствие растягивает. Просто жалит, без оттяжки. Больно адски, но повреждений гораздо меньше.

- А ты спец, - хихикнул Истмен.

- Да, у меня отчим таким же ублюдком был, - зло выплюнул Джонни. – Почти таким же…

Драко впервые оторвал взгляд от Альфы и перевел его на вихрастый затылок Филлипса.

- Этого ты терпишь уже в два раза дольше, чем отчима, - хмыкнул Истмен.

Джонни не ответил. А с другой стороны послышался тихий шепот Кэрроу:

- Он описался?..

Драко взглянул на висящего на столбе мальчишку. Мокрые штанины и расплывающаяся под ногами лужа недвусмысленно свидетельствовали о силе болевых ощущений. Малфой отвел глаза и сжал дрожащие пальцы Нотта, слегка коснувшиеся его руки.

Уилан остановил Муррея на сорок девятом ударе. Росс конвульсивно вздрагивал, хрипло дыша. Его спина была фиолетовой, а кое-где и вовсе казалась черной, но рассечения кожи виднелись всего в четырех местах. Выкрученные в запястных суставах кисти посинели, и по рукам вниз медленно ползли тонкие струйки замерзающей крови.

Темнокожий сквиб еще несколько минут любовался своей работой, потом, без активного движения, видимо, почувствовав холод, забрал у охранника мантию и, кивнув Уилану, быстро ушел в административный корпус. Омеги тут же сняли парня со столба, укутали почти бесчувственное тело в одеяло и унесли в медотсек.

- Что ж, господа заключенные, - спокойно произнес Альфа, пройдясь мимо строя и остановившись прямо напротив Драко. – Видимо, чужой горький опыт не является для вас достаточным уроком. Мистер Росс почти мгновенно забыл печальную судьбу мистера Мида. Надеюсь, я сейчас смотрю на людей без склероза и со здоровым инстинктом самосохранения, - он слегка прищурился и тихо, низко зарычал: - Еще есть идиоты, считающие, что доносами на своих солагерников можно получить покровительство Муррея?

- Нет, сэр… - забубнили парни.

- Отлично, - буркнул Уилан. – Что ж, зрелищ на сегодня достаточно, теперь время хлеба. Бегом на завтрак, господа!

Парни постарались ретироваться побыстрей. Гойл схватил за рукав Малфоя, застывшего на месте дольше остальных, и потянул за собой:

- Драко, пойдем. Муррей в окне торчит.

Сателлит вздрогнул, бросил быстрый взгляд на окна административного и, заметив высокую темную фигуру за стеклом одного из самых больших окон второго этажа, резко развернулся и поспешил затеряться в толпе бредущих в столовую ребят.

У входа его остановил охранник:

- Сателлит, после завтрака вместе с Филлипсом в медотсек.

Драко быстро кивнул и вошел внутрь.

Еду в себя он закидывал, не замечая ее вкуса. Мысли о Россе выветрились из головы почти мгновенно, вернув тревожное ожидание вечера. Как он выберется отсюда, Драко все еще не знал. Ведь Муррей настроен сегодня ночью получить его в полное и безраздельное пользование, а открытое противостояние было неприемлемым. Но даже это являлось сейчас не главным. Драко боялся не успеть. Боялся не суметь защитить Гарри, ведь он сам будет безоружен. Боялся, что что-то пойдет не так. В голове роились тысячи мыслей, вариантов развития событий, корректировок плана, и юноша безуспешно пытался их отогнать, понимая, что волнения и тревоги не приведут ни к чему кроме нервозности и усталости.

- Все будет хорошо, - шепнул Нотт, елозя ложкой в каше. – Вы справитесь.

Драко слегка кивнул.

- У нас нет выбора.


Филлипса он поймал на выходе и спустя пару минут вместе с ним вошел в медотсек.

- Это бесчеловечно, Уилан! – слышался рассерженный скрежет Барнза из кабинета.

- Перестань, - равнодушно откликнулся Ранделл. – Убили сразу толпу зайцев. И выблядка этого наказали, и Муррея дезактивируем без каких-либо подозрений, и дурня моего прикрыли.

- Если бы ты своему «дурню» голову не размозжил, его бы и прикрывать не пришлось! А Муррея я бы сам убаюкал…

- Барнз, - зарычал Альфа. – Этот мелкий уродец – убийца и социопат. Ему сам Один велел потерпеть ради благого дела, тем более, что он виновен!

Драко распахнул дверь кабинета и, пропустив вперед Филлипса, шагнул внутрь.

- Как Росс? – спросил он у колдомедика, не обращая внимания на Уилана.

- Лучше прочих, - вздохнул Барнз. – Через три дня сможет ходить. Филлипс… Джонни, нам нужна твоя помощь. Сегодня дежурных по административному нет. Ты должен пойти сейчас к начальнику за посудой после завтрака. Скорее всего, найдешь его спящим. Твоя задача - изобразить испуг и волнение. Начнешь голосить, звать на помощь. А когда он проснется, будешь всячески убеждать Муррея, что он плохо выглядит, и у него жар. Понял?

Джонни кивнул, а потом отрицательно замотал головой:

- Сэр…

- Не тупи, Филлипс, - рыкнул Уилан. – Мы должны убедить Муррея, что он заболел за полчаса на морозе без верхней одежды. Он сегодня ночью должен спать, а не выбирать себе в казарме симпатичную дырку.

Парень обернулся к Драко, окинул его взглядом и понимающе цокнул языком:

- Ясно. Могу идти?

- Бегом! – рявкнул оборотень, и Филлипс, слегка толкнув Малфоя плечом, вышел.

- Молодец, Уилан, - процедил Драко. – Он был почти другом…

- Почти друзей не бывает, - фыркнул Альфа. - Сиди в казарме. В два часа принесут поесть, жуй быстро. Дальше все, как в прошлый раз. Медперсонал должен быть уверен, что оставил всех в наркозе. Иди.


Драко не хотелось задумываться о том, как Барнз и Уилан собираются обеспечивать Муррею горячку на ночь. Он дошел до казармы, упал на кровать и, достав оставленную вчера Забини книжку, погрузился в чтение, стараясь отключиться от навязчивых мыслей о предстоящей операции, о неизвестном состоянии Гарри и о том, что он так много хочет сказать Поттеру, и, возможно, совсем ничего не успеет…

Книги всегда были для Малфоя лучшим способом отвлечься от ненужных горестных размышлений, вернуться в ресурсное состояние. И сейчас Драко жадно скользил взглядом по строкам, впитывая информацию. Информацию о нем и Гарри. О таких же, как они. И где-то глубоко в подсознании вновь пульсировало ощущение, что он все это знает… Очень тревожное ощущение.

***



Как ни странно, за ворота Азкабана Блейз попал довольно просто. Гермиона постучалась, охранник открыл воротину и довольно расплылся, увидев симпатичную девчонку. А девчонка, тут же сообразив, что это их шанс, обаятельно заулыбалась в ответ и, ненароком отступая немного назад и заставляя мужчину шагнуть следом и открыть проход для Забини, начала щебетать что-то о сидящем здесь дядюшке Нотте и письмеце для него от единственного сына.

Уловить запах единственного в тюрьме оборотня, найти ключ от нужного коридора и, умыкнув его, нырнуть в темноту сырых переходов, матерясь про себя на скрежещущие ржавые замки и благодаря Мерлина, что нигде нет охранных чар – все это было делом пятнадцати минут. И вот он наконец стоял перед решетчатой дверью небольшой камеры, куда даже днем почти не проникал солнечный свет из крохотного оконца под самым потолком.

- Кто ты и какого хрена тебе надо, малец? – Блейз вздрогнул от тихого, хриплого рычания из темного угла камеры – естественно, прятаться под мантией-невидимкой можно было от кого угодно, но уж точно не от оборотня!

Парень огляделся по сторонам. В соседних камерах было пусто, видимо, из-за приближающегося полнолуния заключенных перевели, а, возможно, рядом с вервольфом вообще никогда никого не запирали. Тем лучше.

Не снимая мантию, Блейз шагнул ближе, тихо прошептав:

- Я от Регулуса Блэка… - и тут же шарахнулся назад, едва не схваченный сквозь прутья огромной волосатой рукой метнувшегося к нему мужчины. – Тихо-тихо… Так не пойдет, мистер Грейбек. Я пришел вытащить вас отсюда. Успокойтесь.

- Покажись, - прорычал вервольф, прильнув к решетке и отчаянно принюхиваясь. – Покажись, щенок.

- Это ни к чему, - пробормотал парень. – При встрече вы меня узнаете теперь в полной темноте с завязанными глазами, не так ли? Отойдите от двери и дайте слово не нападать. Мне нужно передать вам документ и портключ.

Фенрир был пугающе огромным. По сравнению с ним Уилан казался утонченным хрупким юношей. Блейза вновь посетила мысль, что отправлять этого монстра туда, куда собираются они сами - идея, достойная самоубийц. Но отступать было поздно.

Оборотень шагнул вглубь камеры:

- Не трону, - рыкнул он. – Но если это какая-то шутка…

- Мистер Грейбек, - хмыкнул парень. – Тайное проникновение в Азкабан с целью организации побега опасного заключенного – такие шутки заканчиваются камерой, подобной вашей… В лучшем случае. Это не шутка. Это заказ Регулуса Блэка.

Блейз заметил, как при упоминании имени сателлита Волдеморта Сивый слегка вздрогнул и сжал кулаки, но, тем не менее, остался на месте, всем своим видом показывая, что «гонца» не тронет. Парень вновь подошел ближе и, вытащив из сумки документы, сунул их между прутьев решетки:

- Это то, с чем вас ждут. Возьмите и спрячьте.

Сивый медленно протянул руку и забрал появившиеся из ниоткуда бумаги.

- Что это за писульки? Регулус… Где он?

- Какой-то договор вашего бывшего хозяина, - откликнулся Блейз, рассматривая мужчину.

Неужели мальчик с голубыми глазенками, так трогательно жавшийся вчера к Драко – сын этого монстра?

- Регулус? – хмуро повторил вопрос мужчина.

- Он там же, где был, и вы нужны ему. Портключ сработает в 16.30. Дайте ладонь.

Огромная лапа выжидающе замерла у самых прутьев. Блейз осторожно вытащил из-под мантии руку с заветным металлическим кружком и выдохнул, размышляя, не лучше ли просто бросить его на пол камеры.

- Сказал же, что не трону, - проворчал вервольф и шагнул ближе, пропихивая ладонь через решетку. – Давай сюда.

Блейз уронил портключ в огромную пятерню, и та мгновенно исчезла.

- Еще что-то? – спросил Фенрир, разглядывая и обнюхивая диск, кажущийся в его пальцах совсем крохотным.

- Нет… - пробормотал юноша. – Это все.

- Тогда проваливай, пока не замели.

Блейз тихо хмыкнул. Его не нужно было упрашивать. Не прощаясь, он быстрым шагом направился к выходу. Гермиона должна была вновь постучать в ворота через двадцать минут и, прикинувшись дурочкой, сказать, что пришла за ответом.

Похотливый охранник не подвел, снова распахнув воротину перед «недалекой красоткой», явно решив, что это судьба.



- Как прошло? – кажется, только сейчас начав дышать полной грудью, прошептала девушка, даже не пытаясь отстраниться от Забини, все еще сжимающего ее в объятиях после аппарации.

- На удивление просто. Я думал, мне придется час объяснять ему, что к чему, и еще час уверять, что я не вру. А он, кажется, словно пароль воспринял имя этого Блэка. Ни одного лишнего вопроса…

- Имя человека, о котором никто не знал, кроме избранных, может оказаться паролем, - грустно улыбнулась Гермиона и огляделась.

Они стояли, все еще обнявшись, в какой-то подворотне. В крышах старых домов над их головами уныло завывал ветер. Клочок серого зимнего неба и ветви лысых деревьев прекрасно дополняли мрачную картинку и поддерживали соответствующее настроение.

- Возвращаемся на Гриммо? – тихо спросил парень.

- Подожди… - Гермиона отвела глаза. – Блейз… Я… Спасибо тебе.

Он слегка улыбнулся:

- Ты делаешь это ради Гарри, я - ради Драко. Нам не за что друг друга благодарить.

Девушка, вздохнув, кивнула и уткнулась лицом ему в грудь.

***



Все было как в прошлый раз. Барнз пришел в два часа дня и заставил съесть принесенный с собой обед. Вскоре после этого появилась бригада санитаров и медбратьев. Первые занялись подготовкой казармы, расстилая на койки клеенки и расставляя тазики, вторые – приготовлением всего необходимого для введения мальчишек в наркоз.

Вернувшиеся в казарму подростки нехотя вставали в очередь в туалет, Гойл заранее позеленел, младшие пацанята пугливо косились на колдомедиков. Нотт топтался рядом с Драко, мрачный как никогда, словно понимал, что нужно попрощаться, но мысль об этом перехватывала горло и вызывала желание вцепиться в друга и никуда не отпускать.

- Мы вернемся, - прошептал Драко.

- Мне никогда не было так страшно, - пробормотал Тед. – Никогда в жизни. Даже у столба под кнутом Муррея. Но я тебе верю, Малфой. ТЕБЕ верю.

Драко, наплевав на все запреты, обнял друга и, слегка усмехнувшись, шепнул ему на ухо:

- Ты же вчера поцеловал Забини на удачу?

Дрожащие от нервного напряжения мышцы Нотта вдруг расслабились:

- Лучше, - так же, шепотом, ответил Тед. - Я ему отсосал.

Драко замер, а несколько секунд спустя неожиданно рассмеялся:

- Ну, тогда… тогда мы с собой еще и строй пленных магглов приведем!

И Нотт расхохотался следом. Парни вокруг смотрели на них, как на ненормальных, а друзья выпускали напряжение последних часов, выбрав самый лучший для этого способ – смех.



Когда Драко вышел из туалета, Барнз уже ввел препарат Теодору и что-то тихо шептал, поглаживая по руке отключающегося парня. Малфой молча разделся, залез под одеяло и, лишь когда игла вошла в вену, вдруг подумал, что он действительно полностью доверился старому колдомедику. Ведь тому ничего не стоило сейчас ввести ему наркоз, как и всем остальным, и Уилан бы отправился за Гарри без него… От этой мысли перехватило дыхание и испугано сбился сердечный ритм.

- Спите, Малфой, - знакомо прошелестел Барнз, ласково погладив его по руке, и обернулся к стоящему за его спиной медбрату. – Можете идти. Я тут справлюсь.

Драко закрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Нет, он не засыпал. Джеймс не обманул.

Бригада медиков покинула казарму, Барнз, проводив их, вернулся и, откинув одеяло у Теда, взялся за введение катетера.

- Уилан придет за тобой, как только посторонние покинут лагерь. Полежи немного, - не глядя на Драко, произнес колдомедик.

- А Муррей?..

- Муррей крепко спит, добровольно напившись жаропонижающих и снотворных, - усмехнулся Барнз. – Пока он порол Росса, волки Уилана немного поколдовали над его завтраком, и он даже не догадывается, что здоров как боров. Убежден, что сильно простыл. Я ему за ночь еще и больное горло обеспечу…

Малфой слегка улыбнулся:

- Вы выпускник Слизерина, сэр?

- Нет, мой мальчик, - колдомедик закончил с катетером и, сняв перчатки, укрыл Теда одеялом. – Я заканчивал Дурмстранг. А придумавший эту аферу Уилан – вервольф от рождения и вообще нигде не учился.

- Малфой, готов? – раздался с порога голос только что упомянутого Альфы.

Драко вскочил с кровати и торопливо начал натягивать белье. Уилан стоял в дверях, молча дожидаясь своего сателлита. Схватив с тумбочки книжку Гарри, Малфой сунул ее в карман его же куртки, окинул взглядом койки своих парней и вновь взглянул на Барнза.

- Удачи, сынок, - прошептал колдомедик.

И парень обнял его, едва слышно повторив обещание, уже данное Нотту:

- Мы вернемся.

Мужчина мягко похлопал его по спине и отстранился, а Драко развернувшись, почти бегом бросился к Уилану.


Едва они шагнули за ворота, как на шее у Малфоя тут же повис Крис.

- Возьми меня… Драко, возьми меня с собой. Я пригожусь, Драко! Я помогу!

Юноша растерянно обернулся к Уилану, прижимая к себе мальчишку. Ранделл, тяжело вздохнув, оторвал от него волчонка и слегка встряхнул:

- Крис, а ну, успокоился! Что за истерика, Альфа?

- Возьмите меня… - прошептал мальчик. – Я там нужен… Я чувствую…

Уилан слегка качнул головой:

- Нет, малыш. Ты остаешься здесь. Коллинс! Забери щенка!

- Стоп! – рявкнул Драко, глядя на приближающегося омегу. – Стоп… Не надо так…

Он поднял за подбородок личико мальчишки и заглянул ему в глаза:

- Это не игры, волчонок. Ты маленький еще…

- Я вам нужен, - упрямо повторил Крис и, повернувшись ко взрослому Альфе, вдруг очень торжественно и серьезно произнес: – Ранделл Уилан, я прошу о совместной охоте!

- Блядь, - выдохнул Уилан. – Вот же сучонок…

Крис напряженно всматривался в его лицо, а Драко, ничего не понимая, удивленно следил за парой Альф, не отрывающих друг от друга взглядов.

- Я не могу ему отказать, сателлит, - наконец хрипло процедил старший вервольф, не глядя на Малфоя. – Он запросил подтверждения доверия. Если я откажусь…

- Ему придется убить меня, Драко, - завершил его объяснения Крис, глядя в бледно-голубые глаза Ранделла. – Он не может оставить рядом со своей стаей Альфу, которому не доверяет.

Малфой растерянно моргнул. Гнетущая, мертвая тишина вокруг заставила его оглянуться - омеги, замерев, напряженно ждали решения своего Альфы.

Драко тихо зарычал и взорвался:

- Да черт бы вас побрал, с вашими волчьими законами! Нашли время поиграть! – он схватил мальчишку за грудки: - Вернемся, я с тебя лично шкуру спущу, засранец!

Крис тут же обвил руками его шею и, уткнувшись носиком в ворот куртки, прошептал:

- Хорошо, мой сателлит.

- Дурачок маленький, - с тоской выдохнул Драко и, чуть крепче прижав его к себе, взглянул на Уилана. – Время…

Ранделл молча кивнул, обнял мальчишек и активировал портключ.


***

Шеклболт метался по кабинету, готовый разнести половину Министерства. Рон Уизли пропал! Утром спустился к завтраку, поцеловал мать и… вдруг нырнул в камин. Проверка следа последнего перемещения привела в «Дырявый котел», и, конечно же, оттуда парень совершенно бесследно исчез. Авроры весь день безрезультатно прочесывали Лондон, а министр чувствовал, как каждая минута прибавляет в его шевелюре сотню седых волос.

Узнав, что вместе с Рональдом испарилась и Гермиона Грейнджер, Кингсли бросил группу к дому Поттера, но прошло уже несколько часов, а прорваться внутрь авроры так и не смогли – казалось, чертово жилище изнутри держит не только сеть охранных чар, а и сама магия хозяина. Пару часов назад из Хогвартса вызвали Джинни Уизли - единственного оставшегося у них человека, для кого дом на Гриммо был открыт. Проведя с девушкой получасовую беседу в присутствии родителей и, кажется, убедив ее, что брат и подруга могут подвергнуть смертельной опасности и себя, и Гарри, невесту Поттера отправили в камин с заданием вернуть глупых подростков или открыть камин для авроров… и потеряли. Джинни не вернулась, а дом по-прежнему остался неприступен.

Чувствуя, как земля уходит прямо из-под ног, Кингсли решил, что тянуть больше нельзя и пора начинать операцию. Связавшись с авроратом Штатов и предупредив о времени и месте прорыва группы, министр аппарировал домой… И обнаружил пропажу портключа вместе с Блейзом. Это было последним ударом. На несколько минут Шеклболт просто впал в ступор, а когда пришел в себя, бросился в Министерство. На изготовление нового портключа уйдет часа три, но другого выхода все равно не было. И сейчас, раздав все указания, собрав готовую к операции группу, Кингсли не находил себе места от вынужденного бездействия и мучительного ожидания.

Через полчаса метаний по кабинету и ежеминутных требований отчета о готовности портключа, министр вдруг вспомнил о Люциусе Малфое. Этот человек был чертовски умен, возможно он сможет и сейчас что-то посоветовать…

По коридорам Азкабана министр бежал. А когда взглянул в серые глаза, вдруг понял, что чувствует себя провинившимся ребенком и даже рассказать все этому человеку просто боится.

- Что? – просипел Люциус.

- Я не знаю, как это вышло… - пробормотал министр. – Они забрали портключ и исчезли…

- Кто?..

- Дети… Рон, Гермиона, Джинни… Блейз…

- Вас обвели вокруг пальца дети? – тихо процедил Малфой. – И вы собирались воевать с АИДом? Выпустите меня отсюда! Вы убрали Грейбека?

- Н-нет… - прошептал Шеклболт. – Он же в Азкабане…

Малфой отшвырнул его от двери камеры и бросился в коридор. Останавливать заключенного министр даже не думал, он просто мчался следом. Люциус знал, в каком крыле сидел Сивый. Когда его конвоировали в душ, то проводили мимо темного отворота, из которого часто слышался басовитый мат оборотня, от скуки болтающего с самим собой.

- Открывай! – рявкнул Малфой, затормозив у решетки нужного им коридора.

Кингсли растеряно смотрел на него. Ключа он не брал.

- Идиот! – прошептал Люциус и выхватил палочку из прицепленного на ремне министра держателя. – Алохомора!

Замок не поддался, и Малфой, чертыхнувшись, тут же швырнул в дверь Бомбарду, снося с петель всю решетку и врываясь в темный коридор сквозь не осевшую еще пыль.

Они подлетели к камере Сивого почти одновременно. Фенрир стоял посередине небольшого темного помещения и скалился в подобии улыбки:

- Привет, Малфой, - низко проворковал оборотень. – Попрощаться заглянул?

- Авада Кедавра! – зеленая молния ударила в стену, прошив воздух в том месте, где только что стоял Грейбек.

Крик отчаяния, вырвавшийся из груди Люциуса Малфоя, прокатился по сырым, темным коридорам старой тюрьмы, отозвавшись дрожью ужаса в телах услышавших его Пожирателей.