Оборотная сторона бессмертия +827

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 40. Просто перестав дышать

8 марта 2015, 00:33
- Ну? – Рон подпрыгнул в кресле, как только Гермиона и Блейз ступили на паркет гостиной.

Забини мрачно взглянул на него и молча кивнул.

- Хорошо… - неуверенно пробормотал Уизли и нервно прошелся по комнате. – Хорошо…

Блейз нахмурился. Что-то в поведении рыжего напрягало. Волнуется? Нервничает? Это было бы вполне естественно… Но что-то еще он уловил в голосе и взгляде Рона. Что-то, чего быть не должно.

Вспыхнувший позади него камин не позволил додумать, заставив вздрогнуть и, выхватывая палочку, развернуться к потенциальной угрозе.

- Джинни?.. – растерянно пробормотала Гермиона, глядя на выскочившую из зеленого пламени, испуганно озирающуюся по сторонам девушку, и, надавив на руку Забини, заставила его опустить оружие. – Привет…

Юная мисс Уизли выглядела… болезненно. Бледная, немного растрепанная, воспаленные от бессонных ночей и пролитых слез веки, припухшие губы, лихорадочный блеск глаз – казалось, у девушки жар, и она только что сбежала прямо из Мунго.

- Слава Мерлину! Вы здесь! - облегченно выдохнула рыжеволосая девчонка, обнаруживая неожиданную трезвость рассудка. – Успела… Что… Что вы творите? Там весь Аврорат на ушах стоит! Шеклболт волосы на себе рвет! Рон! Родители… Папа за сердце хватается! Что вы задумали? И почему я ничего не знаю?..

- Мы задумали спасти Поттера, - поморщившись, пробормотал Блейз. – И мы все очень мало спали сегодня, не могла бы ты орать немного тише?

Он отвернулся от растерянно уставившейся на него девчонки, спрятал палочку и устало упал в кресло.

- Спасти? – тихо повторила она. – Вы знаете, как спасти Гарри? Но… Тогда надо рассказать министру…

- Джинни, - перебила ее Гермиона и взяла за руку. – Пойдем на кухню, приготовим чего-нибудь перекусить, и я тебе все объясню.

- Мне сказали, открыть камин… - пробормотала рыжеволосая девчонка.

- А вот этого делать не надо, - серьезно рыкнул из угла комнаты молчаливый до сих пор призрак, заставляя девушку испуганно вскрикнуть. – Авроры нам ни к чему.

- Мистер Блэк? – тихо выдохнула Джинни.

- Привет, Рыжик, - тут же расплылся Сириус в ласковой улыбке. – До чертиков рад тебя видеть. Как раз думал за тобой смотаться, а ты сама явилась! Молодец, красавица моя!

- Мистер Блэк… - голос Джинни дрогнул. – Вы здесь, потому что Гарри…

- Потому что нашему Гарри нужна помощь, Рыжик, - перебил ее Сириус. – И ты здесь для того же. Идите на кухню, Гермиона все тебе расскажет.

Грейнджер потянула ее за собой, и Джинни позволила себя увести, хотя до последнего оглядывалась на улыбающееся ей привидение.

Рон тут же будто отключился, как-то совершенно потеряно взявшись рассматривать пуговицу на собственной мантии, а Забини, слегка прищурившись, следил за Блэком. Прошло несколько минут, прежде чем Блейз все же решился спросить:

- Зачем она вам?

Сириус удивленно взглянул на него, словно не понимая, о чем или о ком шла речь, а потом хмыкнул:

- Малышка любит моего крестника, она сильная ведьма, и главное – очень важна для Гарри. Вы что-то имеете против девочки, мистер Забини?

- Мне кажется, я что-то имею против вас, - задумчиво пробормотал Блейз. – Вы мне не нравитесь.

- О-о-о! Мистер Забини! – насмешливо воскликнул Сириус и, мгновенно оказавшись у него за спиной, прошипел вздрогнувшему парню в ухо: – Спешу вам сообщить, что вы не нравитесь мне гора-а-аздо сильнее!

И тут же отлетел к окну, словно между прочим заметив:

- Ронни, поправь-ка антиаппарационный…

Уизли поднял на него удивленный взгляд, но мгновение спустя, кажется, поняв, наконец, о чем его просят, кивнул и послушно замахал палочкой, что-то беззвучно шепча, видимо, усиливая сеть блокирующих чар, а Блейз замер в кресле, будто пришибленный Петрификусом. Все его существо кричало об опасности, все инстинкты голосили о том, что нельзя доверять этому призраку. И попытки убедить себя, что это вызвано лишь нескрываемой Блэком неприязнью к нему, почему-то рассыпались в прах перед орущей благим матом интуицией.

- Что?! Да вы с ума сошли! – вывел его из ступора донесшийся с кухни крик Джинни, а несколько секунд спустя девушка ворвалась в гостиную. – Как вы могли?! Отправить Сивого к Гарри! В полнолуние! Мистер Блэк! Почему вы не сделали так, как придумал Малфой?! О, Мерлин!..

-Ч-ш-ш, - призрак мгновенно оказался рядом с бледной, встревоженной девчонкой. – Не шуми, Рыжик. Мы сделали так, как будет правильнее.

- Правильнее? Правильнее было так, как хотел Малфой! Да что же вы! Из всей толпы только этот белобрысый слизень и придумал хоть что-то стоящее! За день придумал! Мы все тут целый месяц сопли на кулаки наматывали, не зная, что делать! И сейчас вы вместо того, чтобы сделать все по единственному реальному плану, решили самодеятельностью заняться? – Джинни в ярости ударила кулачком по спинке кресла. – Рон! Дай сейчас же портключ в лагерь! Нужно рассказать все Малфою! У нас меньше часа до того, как Сивый окажется рядом с Гарри…

Рон растерянно захлопал ресницами, Гермиона замерла в дверях, Блейз медленно поднялся с кресла, а Сириус вдруг радостно присвистнул… Но мгновение спустя на полупрозрачном лице не осталось и тени ласковой улыбки:

- Я безумно рад твоему единодушию с Малфоем, - холодно произнес призрак. - Но сегодня вы будете делать так, как говорит вам старший. Ты права, наш сат… Драко придумал замечательный план. Но я внес в него необходимые правки. И теперь до полной и безоговорочной победы нам осталось совсем немного – дождаться вашего Уилана…

- Я пойду за Драко, подожду его у лагеря, - Забини медленно, стараясь не делать резких движений, полез во внутренний карман мантии за портключом, крепко сжимая в руке сумку.

- Это вряд ли, - усмехнулся Блэк. – Никуда вы отсюда сегодня не пойдете. Дом заблокирован. И на выход для вас, юноша, тоже… Буквально несколько минут назад. Прошу вас, отдайте Рону портключ авроров. Давайте не будем доставлять друг другу лишние неудобства, у нас совсем немного времени…

- Что это значит? – пришедшая в себя Гермиона шагнула наконец внутрь комнаты. – Рон, что происходит?

Призрак обернулся к ней и, улыбнувшись, ласково проворковал:

- Это значит, милая, что для спасения Гарри будет вполне достаточно троих самых близких ему гриффиндорцев и одного преданного оборотня. Слизеринцы подождут вас дома. Ни тому, ни другому там делать нечего.

Рон довольно хмыкнул.

- Но… Но так нельзя… - пробормотала Гермиона. – Они же помогают… Драко… Он же…

Блейз попытался активировать портключ… Безрезультатно. Портал завибрировал, но, поколыхав немного воздух, бессильно свернулся. Поняв, что действительно находится в ловушке, Забини выругался и отступил к стене, выхватывая палочку:

- Вам придется меня заавадить… - процедил парень. – И не ждите, что я послушно подставлюсь.

***



Портал выкинул их в Косом Переулке, и Уилан тут же шагнул в узкий темный проулок, увлекая мальчишек за собой, прижав палец к губам в немом приказе не издавать звуков. Несколько секунд спустя мимо быстро прошли четверо авроров.

- Как ты узнал? - прошептал Драко, и Уилан тихо фыркнул:

- Я полдетства провел в Аврорате, сателлит, и этих служак за милю чую… Черт!

Он резко рванул Криса вниз, заставляя сесть на корточки и максимально сжаться, толкнул Драко к стене и… приник к его губам. От неожиданности Малфой растерялся, но мгновение спустя запаниковал, уперся ладонями в грудь навалившегося на него мужчины, пытаясь оттолкнуть, и вдруг услышал слева от себя усмехающийся грубоватый голос:

- Голубки милуются… Показалось ему!..

- Ну, проверить-то надо было, - откликнулся чуть поодаль голос более молодой и, кажется, немного виноватый.

- Этак нам в каждую подворотню надо нырять, - удаляясь ворчал первый. – Да только какого бы гриндилоу им тут делать?..

Уилан оторвался от губ Драко и отпустил парня:

- Извини… Нам нельзя попадаться… Испугался?..

Малфой, не сводя с вервольфа широко распахнутых глаз, дышал так, словно только что соскочил с метлы после матча с Гриффиндором:

- Немного…

Уилан, не глядя, поднял на ноги Криса.

- Что ж… Буду иметь в виду, что сателлит мне не доверяет, - горько хмыкнул мужчина и быстро направился к выходу из проулка. – Нам на ту сторону улицы. Давайте, пока любопытные авроры не вернулись и не обнаружили-таки в полнолуние в Лондоне пару вервольфов и несовершеннолетнего заключенного.

- Прости, - прошептал юноша ему в спину. – Я просто…

Он не знал, что сказать. Уилан только что спас их от неминуемого задержания единственным возможным в создавшейся ситуации способом, ведь более безобидного объяснения для авроров, заметивших, что кто-то прячется в темном закутке, придумать было невозможно. И почему он так испугался? Ведь Ранделл просто вжался своими губами в его, это даже на поцелуй не было похоже!..

- Быстрее! – Уилан распахнул какую-то дверь и, затолкнув внутрь Криса, выжидающе замер, глядя на Драко.

Юноша поднял голову в поисках вывески. Вервольф привел их в небольшой, невзрачный паб под названием «Хромой тестрал».

- С Крисом же нельзя… - начал Драко и поморщился от боли, вдруг сдавившей тисками виски. – Черт…

- Хозяйка – моя хорошая знакомая, - буркнул Ранделл, отвечая на незаконченную фразу Малфоя и слегка подталкивая его в спину. – Заходи… Тебе нехорошо?

- Голова что-то… - пробормотал парень и шагнул за порог.

В его ладонь тут же скользнули горячие пальчики волчонка, и Драко мягко, но уверенно сжал их, без слов говоря мальчишке, что он рядом и все в порядке. Крис жался к Малфою, морщил нос и щурился от едкого сигаретного дыма, заполняющего небольшое, темное помещение, а Драко казалось, что здесь его голова и вовсе расколется на тысячу маленьких частиц. Хорошо, хоть музыка в этом заведении не рвала перепонки, а тихо струилась, словно заглушаемая густым сизым туманом.

- Где камин? – обернулся парень к вервольфу, но ответить тот не успел.

- Ранделл! – раздалось рядом грозное шипение, а мгновение спустя возник и его источник – высокая молодая женщина в маггловских обтягивающих джинсах и в завязанной под грудью клетчатой рубахе, соблазнительно, но совсем не пошло подчеркивающей эту самую грудь. – Какого лешего ты делаешь в моем пабе за полчаса до восхода полной луны?!

- Кали-и-иипсо! – расплылся в обаятельном оскале вервольф. – Не шипи, киса, я ненадолго. Мне нужен твой камин.

- Ты всегда появляешься, только когда тебе что-то нужно, - фыркнула женщина и окинула взглядом мальчишек. – Что за детсад? Хочешь, чтобы меня оштрафовали?

- Прикрой для них столик дезиллюминационными и присмотри пять минут, - игнорируя ее возмущенный возглас, выдал Уилан и обернулся к Малфою: - Я только скажу, чтобы для Криса открыли камин, и вернусь за вами… Драко?

Юноша слегка пошатнулся, жмурясь от нового приступа боли, и слегка кивнул:

- Да, давай… Я в норме. Иди.

- Уилан, какого гриндилоу ты несешь? – взвилась хозяйка паба, но вервольф мгновенно сгреб ее в объятия и ужалил в губы жестким поцелуем:

- На этой неделе возьму два выходных подряд, обещаю, - выдохнул он в ухо возмущенной женщины и, так же быстро отстранившись, схватил за руки мальчишек, утягивая к одинокому столику, стоящему у дальней стены рядом с большим камином: - Сидите здесь, я быстро!

Ранделл исчез, но Драко этого уже не видел. Упав на стул, он тихо застонал, сжимая виски. Боль нарастала с бешенной скоростью, и казалось, в голове вот-вот что-то лопнет. Словно через толщу воды он слышал встревоженный голосок Криса, кажется ощущал прикосновения его горячих пальчиков, чувствовал, как холодят кожу ползущие по щекам непроизвольные слезы… И, вскрикнув, едва не лишился чувств, когда мозг будто прошило раскаленной иглой. А в следующее мгновение его сознание заполнили десятки образов и звуков – рухнул поставленный отцом блок.

- Мерлин… - выдохнул юноша, распахнув глаза и невидящим взглядом уставившись куда-то в задымленный зал.

Драко вспомнил все! Как ребенком впервые услышал о каком-то неведомом чудовище – Электи. Мама тогда тревожилась, что возвращение монстра может привести к Апокалипсису, а отец убеждал ее в необходимости его возвращения, ибо только так, по его словам, это жуткое существо можно было полностью уничтожить. Много лет спустя Драко понял, о чем и о ком в ту ночь говорили взрослые. И одному Мерлину известно, как он злился на самонадеянность отца, решившего однажды, что ему под силу справиться с обезумевшим без сателлита Электи, и тем самым превратившего жизнь их семьи в ад.

В памяти всплыл и подслушанный летом 97-го разговор Люциуса, только что вышедшего из Азкабана, с профессором Снейпом:

«…- Он знал, дьявол его раздери! Знал, Люциус! И молчал! Он все это время молчал, что мальчик - крестраж…

- Ты дал ему непреложный?

- Нет… Но у нас нет иного выхода. Если для того, чтобы это остановить, Поттер должен погибнуть…

- Нет! Нет, Северус! Даже не думай об этом, мы что-нибудь придумаем! В любом случае, у нас еще два ненайденных крестража!..

- Однажды это все равно случится, Люциус. Черт возьми! Да сама Земля чувствовала в нем это, а мы - идиоты - не поняли! Это не для Поттера был избран Блэк! Один Дамблдор догадался!..

- Глупости! Блэки просто созданы для этого… Тем более, что нынешний выбор совсем не похож…

- Только он не реагирует на «нынешний выбор», в отличие от самого «выбора», да Люциус? Думай. Но когда мы найдем все крестражи, мне придется это сделать...».

В тот миг Драко не понял, при чем здесь Блэк, и даже не удивился той горячести, с которой отец защищал Гарри. Он был шокирован услышанным, и единственной мыслью, пульсирующей в голове юноши, стало осознание, что для уничтожения Волдеморта необходимо убить Поттера. Он сам не знал, почему так замирает в отчаянии сердце, сам не понимал еще, отчего воздух вокруг вдруг стал раскаленным, и легкие сжал мучительный спазм… Но каждое последующее прожитое им мгновение было наполнено поиском возможности спасения Гарри. И когда 2 мая 98-го он вдруг увидел Поттера, услышал про диадему, и понял, что Золотое Трио в шаге от уничтожения крестража, после чего Северус Снейп обязательно исполнит свое обещание... Он принял решение мгновенно - не дать Гарри найти артефакт!

А потом была паника, когда Крэбб вознамерился убить Поттера на месте, а он, потерявший палочку мамы, ничего, совсем ничего не мог сделать! А потом Адский огонь, тяжеленный бесчувственный Грегори… И мысли лишь о том, чтобы Поттер успел убраться… И крепкая, теплая ладонь вынырнувшего из черного дыма Героя… И самый лучший в его жизни полет на метле! Полет с Гарри, прижавшись к его спине, обнимая его… впервые в жизни! И первое отчетливое осознание, почему он так за него боялся. Первое осознание своей нереальной, сумасшедшей, беззаветной любви к этому вечно взъерошенному, зеленоглазому мальчишке… И ужас от понимания, что диадема уничтожена. И новая, созревшая в панике и отчаянии мысль – рассказать все Волдеморту! Рассказать, что Гарри нельзя убивать, ни за что нельзя! И попытка уговорить Пожирателей отвести его к Темному Лорду. И вновь вмешавшийся Поттер, видимо, решивший, что Драко угрожают. И злой крик Уизли: «Мы второй раз за ночь спасли тебе жизнь, подонок двуличный!»…

А потом миг, когда остановилось сердце… Миг, когда он услышал голос Волдеморта, возвещающий о смерти Поттера… Миг, когда он увидел безжизненное тело на руках Хагрида. Где-то далеко слышались вопли отчаяния друзей Героя, где-то далеко Невилл Лонгботтом толкал свою торжественную речь, а Драко Малфой, затерявшийся в толпе, оседал на каменные ступени, просто перестав дышать…

И родители, пытающиеся привести его в сознание, и его тихий шепот: «Он умер…», и шелест отца: «Нет, малыш, нет, он жив, жив, Драко! Сынок, тебе нужно уйти отсюда!»…

И Малфой-Мэнор, и, слава Мерлину, неудавшаяся, попытка родителей без палочек, призывая на помощь родовую магию, стереть из его сознания любовь к Гарри. И его притворство, в страхе, что они повторят обряд снова и на этот раз сумеют, лишат его самого дорогого, что у него осталось – его любви, памяти о прикосновении Поттера, о его ищущем взгляде после битвы и об облегчении, мелькнувшем в зеленых глазах, когда он нашел семью Малфоев…

А потом откровенный разговор с отцом уже в камере Министерской тюрьмы, когда Драко, не понимающий, какого лешего Люциус творит все это, зачем он самовольно засунул их в застенки, в истерике выдал, что «жестокий обряд» родителей не сработал. И шокирующее признание Люциуса: Гарри – Электи, а его следующий после гибели Сириуса Блэка сателлит – не кто иной как последний из рода Малфоев, и связь их опасна для обоих! И рассказ о вечной охоте людей на «Великих»; о договоре, выбитом двадцать лет назад маггловской организацией АИД из другого Электи – Волдеморта - угрозой жизни его сателлита; о чудовищных перспективах для магического мира в случае исполнения Темным Лордом условий этого контракта; о рискованном и долгом пути старших Малфоев и Северуса Снейпа к уничтожению Тома Реддла с привлечением знаний о крестражах обманутого ими сателлита – Регулуса Блэка, уверенного, что «верные слуги» его любовника тоже стремятся собрать душу Хозяина на том свете для последующего возрождения цельного Электи; о попытках магглов получить этот опасный для них договор пытками с последующими убийствами бывших Пожирателей, отчего Люциус и вынужден сейчас укрыть еще живых в тюрьме; о том, что документ у отца, но отдаст он его только одному человеку, только тому, кто способен использовать его правильно и противостоять АИДу, только Электи – Гарри Поттеру!

И долгие месяцы в тюрьме без желания жить. Он не может быть с Гарри! Он опасен для Гарри! Такие организации, как АИД, всегда будут пытаться найти рычаги управления Великим, способным перевернуть мир, и он – Драко Малфой – единственный рычаг управления этим Электи! Поэтому Снейп старался не подпускать его к Поттеру, поэтому родители пытались уничтожить в нем вспыхнувшее к Герою чувство… Поэтому он должен избегать Гарри… Ради самого Гарри, ради его неуязвимости. И Драко медленно таял на глазах у отца, не имея сил заставить себя жить без Поттера…

И осмотр в Министерстве. Впервые вырвавший его из скорлупы безразличия. Жгучий стыд, разбивший его блоки, сделавший его беззащитным, приведший к «состоянию измененного сознания», как с надеждой шепнул матери отец, когда сжимал его в объятиях после унизительной процедуры. И ее едва слышный всхлип: «Он маг, Люциус, на него может не подействовать маггловский гипноз…». И хриплый шепот отца: «Это единственный шанс… В вакууме спадет любой магический блок, даже если у нас получится… Он не выживет, если будет помнить! Посмотри на него! Он и без помощи АИДа загонит себя в гроб! Начинай!». И вот он уже слышал тихий голос матери, успокаивающий его так же, как делал это несколько минут назад, когда Драко судорожно впивался в пальцы мамы, сидя в чертовом кресле. И голос этот вызывал легкое головокружение, медленно отдалялся, пол под ногами слегка качался… А потом в его сознание спокойно и уверенно проник шепот отца: «Ты вспомнишь все только в случае наступления двух условий: между тобой и Поттером будет создана связь, и ты будешь свободен. Тогда ты найдешь документ, отдашь Гарри и все ему расскажешь. Если ты выйдешь за ворота лагеря, но связи с Электи не наступит, память вернет тебе только одно: тебе нужно найти документ и исчезнуть! Навеки покинуть магический мир! Забыть, что ты маг! Забыть Гарри Поттера! Спрятать эти бумаги так, чтобы никто никогда до них не добрался, иначе мир может погибнуть… Для тебя главное - выжить. Ты должен выжить, Драко! Любой ценой, любым путем. Пока ты жив, ты сможешь изменить исход любой битвы. Умрешь – проиграешь войну! Лаборатория Снейпа запечатана Родовым, свиток в левой передней ножке стула. Они пытались дергать за ниточки нас, но Малфоев еще никто не дергал за ниточки, и теперь нитки в наших руках. Выживи! Только ты можешь спасти магический мир! Считаю до десяти, на счет «десять» ты очнешься и не будешь помнить ничего об Электи и Сателлитах, о своей любви к Гарри Поттеру, о том, что я рассказал тебе в камере, до тех пор, пока не наступит оговоренный ряд условий. Один, два, три…».

- Драко! – в тихом голосе Криса слышалась паника. – Драко, очнись!

Юноша тряхнул головой, взглянул в полные слез, испуганные глазенки волчонка и хрипло прошептал:

- Все нормально, малыш… Я здесь… Теперь я полностью здесь!

- Авроры, Драко! – пролепетал мальчишка. – Там авроры! Смотри!

Малфой обернулся в указанном направлении. Блюстители магического правопорядка проверяли документы и сканировали палочки посетителей паба. Калипсо что-то втолковывала одному из авроров, видимо, старшему в группе, мило улыбаясь и периодически бросая тревожные взгляды в сторону камина. Их столик она все же прикрыла дезиллюминационными чарами – догадался Драко – а вот от камина и Уилана ждала подвоха.

Малфой бросил быстрый взгляд на часы. С момента исчезновения Ранделла прошло три минуты.

- Надо уходить, - прошептал юноша – Иди-ка ко мне, малыш. Прижмись покрепче.

Он подхватил пацаненка на руки, и тот тут же обвил руками его шею и обхватил ногами талию. Молясь Мирозданию, чтобы Уизли и Грейнджер уже открыли доступ для Криса, Драко метнулся к камину и, уже исчезая в зеленых всполохах, услышал брошенное вслед: «Ступефай!»…

***



Ранделл шагнул из камина на старый паркет и огляделся. Большая гостиная; когда-то, видимо, очень дорогая, но сейчас довольно ветхая мебель; Блейз Забини, вжавшийся в стену, пряча за спину сумку и крепко сжимая перед собой палочку; Рон Уизли, замерший с волшебным оружием, направленным в грудь темнокожего друга Малфоя; Гермиона Грейнджер и еще какая-то рыжая девчушка, испуганно и растерянно смотрящие на появившегося вервольфа; и призрак красивого мужчины лет тридцати пяти-сорока, с интересом рассматривающий нового визитера…

- Что здесь происходит? – процедил Уилан, медленно делая шаг к Забини и внимательно наблюдая за Уизли. – Повеселиться решили? До веселья пятнадцать минут, господа. Опустите палочки и откройте камин для Криса Канингтона… Пожалуйста.

- Хоро-ош… - восхищенно присвистнул призрак. – Все же, Альфа есть Альфа… Люпин, детка, слышишь? Ты рядом не стоял! Добрый день, мистер Уилан! Рад встрече! Сириус Блэк… Душа Сириуса Блэка, если быть точнее. Мы тут пытаемся убедить мистера Забини отдать нам портключ добровольно. Надеюсь, вы понимаете, что участие в нашей операции этого молодого человека ни к чему хорошему не приведет?.. Кстати, юный Малфой оставлен вами в достаточно безопасном месте?

Ранделл тем временем оказался рядом с Блейзом и, заслонив его собой, взглянул на Гермиону. Общаться с незнакомым привидением у Уилана не было никакого желания, Уизли не понравился ему еще при первой встрече, рыжую девчонку он видел впервые, Забини, скорее всего, выдаст информацию однобоко… Поэтому Гермиона казалась ему единственной адекватной кандидатурой для разговора.

- Мисс Грейнджер, объясните в двух словах, что все это значит. И откройте камин для Криса Канингтона, Драко со щенком в пабе моей знакомой. Мне было бы спокойней, если бы они были здесь.

- Сэр, - пробормотала Гермиона. – Как я понимаю, мистер Блэк считает, что рисковать сателлитом недопустимо, как и брать с собой человека, которого Гарри считает соперником…

- Что? – пораженно уставилась на подругу Джинни. – Ты о чем? Что значит – «рисковать сателлитом недопустимо»? Да я этого Регулуса…

- Рыжик, - Сириус словно специально обращался к девушке так же, как в минуты нежности это делал Гарри. – Мы тебе все объясним чуть позже. Доверься мне…

- Довериться? С вашей подачи они отправили к Гарри Сивого! Малфой – единственный, кому я сейчас готова довериться! – она вновь взглянула на Гермиону. – И весь этот бред про соперника пора прекратить! Гарри давно не считает Драко соперником! Он переживал за него! И, кажется, это взаимно! Хватит! Рон, опусти палочку!

Джинни шагнула к Уилану, тоже прикрывая собой Забини. Ранделл медленно повернулся к рыжеволосой девчонке:

- Отправили к Гарри Сивого?.. Вы шутите, мисс?

- Ну, еще не отправили, - усмехнулся призрак. – До активации портключа пятнадцать минут… Мистер Уилан, надеюсь, ваша знакомая присмотрит за нашим бесценным Малфоем, потому что наш камин закрыт для него на время операции.

- Что-о? – тихо зарычал Альфа и тут же замолчал, прерванный всполохом в камине.

Драко с волчонком на руках буквально вывалился из зеленого пламени, но только после быстрого осмотра помещения, он отпустил мальчика, тут же, однако, дернув того за плечо и заслонив собой:

- Уизел, опусти палочку, - угрожающе процедил блондин. – Что за хрень тут творится?

- Как… Как ты прошел? – пораженно выдохнул Рон, лично устанавливающий индивидуальный, усиленный запрет на допуск Малфоя.

- А не должен был? – прищурился сателлит.

- Вот же! Не подумал, - с досадой пробормотал Сириус, не спеша, подлетел к Драко, скользнул вокруг, оценивающе оглядывая его, и усмехнулся: – Хм… Ну, здравствуй, Ящик Пандоры и Святой Грааль современности в одном лице. Мой дом признал тебя хозяином, малыш… А вот моя куртка немного великовата, - он обернулся к Уилану и грозно свел брови. – Вы заключенных вообще не кормите?

Ранделл хмуро смотрел на сателлита, не обращая внимания на привидение. А Малфой, напротив, теперь не замечал никого, кроме Блэка. Два сателлита одного Электи – живой и мертвый, связанный и нет – рассматривали друг друга. Напряжение чувствовалось в воздухе, казалось, вот-вот пространство вокруг начнет искрить, и источником этого был Малфой.

- Вашего здесь больше ничего нет, - наконец, тихо процедил Драко. – Зачем вы явились?

Сириус беззлобно хмыкнул:

- Ядовитый, поганец…

- Драко, у нас проблема, - тихо произнес Ранделл. – Это не критично, но от твоего плана они отошли, хотя я и не могу понять, для чего…

Малфой мгновенно переключил внимание на него:

- Что значит «отошли от плана»?..

- Драко, мистер Блэк сказал, что портключ, скорее всего, зачарован лично на Сивого, - виновато пробормотала Гермиона.

- На папу? – тихо выдохнул за спиной Малфоя Крис, но сателлит взмахом руки заставил мальчика замолчать.

- И?.. – блондин медленно повернулся к девушке.

- Мы решили… Драко, я уверена, ты поймешь, что иного выхода у нас не было…

- Они передали портключ Сивому, Малфой, - перебила ее Джинни.

- Что?.. – хрипло прошептал сателлит, стремительно бледнея. – Нет… Мерлин… Нет!

В памяти вновь замелькали картинки и обрывки фраз из прошлого. Фенрир Сивый – единственный оставшийся в живых слуга Волдеморта, преданный этому монстру, несмотря ни на что… Слуга, необходимый для обряда возрождения, которым бредил Регулус Блэк – несчастный сателлит сумасшедшего, расколотого Электи.

Взгляд Малфоя заметался по комнате, скользя по хмурым, виноватым, встревоженным лицам, на мгновение замер на часах и устремился к призраку:

- Не выйдет, - тихо прорычал юноша. – Не отдам!

Сириус только усмехнулся:

- Что ж, мне пора. Судя по всему, ты забудешь о своей роли и все же рванешь в самое пекло. Не буду отговаривать. В конце концов, и я сделал бы так же… Но этого, - он кивнул на Блейза, - не смей брать с собой!

- Исчезни, - процедил Драко и взглянул на Забини. – Где портключ?

Блейз, не посмевший за все это время произнести ни слова, молча кивнул и достал из сумки свернутую веревку:

- Надо соединить концы…

- Ладно, до встречи, детки, - подмигнул Сириус и испарился.

Малфой не обратил на это внимания. Он быстро что-то просчитывал.

- Драко, Сивый отвлечет… - начала Гермиона, но была остановлена его ледяным взглядом и тихим шипением:

- Сивый нужен Регулусу для обряда возрождения Темного Лорда. Вы своими руками обрекли мир на ад, а Гарри на смерть. Закрой рот, Грейнджер! – он перевел взгляд на Джинни. – Убить маггла сможешь?

Девушка закусила губу и, кивнув, прошептала:

- Там не магглы, там вражеские войска.

Он пару секунд рассматривал ее и, наконец, хрипло шепнул:

- Подойди ко мне, - а потом обернулся, взял за руку Криса и вновь взглянул на Уилана: - Ранделл, разворачивай портключ.

Оборотень подошел к столику, у которого стоял сателлит, и осторожно, но быстро стал освобождать веревку от слоев бумаги. Рон бросился к нему, пряча палочку за пояс, однако его поймала за рукав и дернула обратно Гермиона.

- Ты что? Пусти! – рыкнул Уизли. – Надо срочно активировать…

- Рон… - перебила его девушка. – Драко не возьмет нас…

- Что? – не понимающе уставился на нее рыжий парень. – В смысле «не возьмет»? Это кто кого еще не возьмет!..

- Уизли, заглохни, - спокойно перебил его Малфой и взглянул на Гермиону. – Грейнджер, палочку на изготовку и к столу. Забини… Мне все еще нужен твой нос… К столу. Уизел… Ты остаешься здесь…

- Какого хуя?.. – заорал привычно покрывшийся красными пятнами Рон и вновь рванулся к столику, но ему в грудь тут же уперлись кончики палочек Блейза и Джинни. – Вы что?.. Охренели?!

- Уизли, - невозмутимо повторил Драко. – Ты остаешься здесь. Во-первых, нас уже шестеро, и на тебя не хватит места в портале. Во-вторых, кто-то должен удерживать дом от прорыва авроров. В-третьих… В-третьих, я тебе не доверяю. Этим двоим, - он кивнул на Гермиону и Блейза, - я тоже не доверяю, но у них есть то, что может пригодиться – обоняние и мозги. Ты остаешься здесь и выполняешь свою задачу…

- Ублюдочный хорек! – заорал Рон. – Гарри – мой друг, гнида белобрысая! Я не останусь…

- Петрификус! – выдохнула Джинни. – Силенцио! Рон, хватит, у нас нет времени!

- Спасибо, - кивнул ей Малфой и взялся за концы веревки. – Держитесь!

- Подожди! – остановила его Гермиона и достала из кармана мантии палочку. – Драко… Это Гарри… Я подумала, что… Она может признать тебя…

Он протянул руку… И палочка, вдруг выскользнув из пальцев девушки, перевернулась в воздухе и плавно опустилась ему в ладонь. По телу Драко прокатилась волна знакомого тепла. Волшебная вещица словно ласкалась, рассказывала, как скучала. Парень закусил губу, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы, а мгновение спустя столкнулся взглядом с понимающим прищуром Джинни.

- Сейчас главное – его спасение, - хрипло прошептал юноша.

Девушка еще пару секунд испепеляла его взглядом, потом метнула полный гнева взор на тут же виновато потупившуюся подругу, и вновь вернулась к Драко:

- Да, Малфой. Давай спасем его, - она взялась за разложенный на столе портключ. – Командуй!

Драко благодарно кивнул невесте своего Электи, спрятал палочку и вновь взялся за концы веревки:

- Держитесь! – повторил он. – Мисс Уизли, «Фините», пожалуйста!

Джинни направила свободной рукой палочку на брата, шепнула отменяющее заклинание, и в то же мгновение портал рванул ее с такой силой, что веревка едва не выскочила из тонких девичьих пальчиков.

***



- А если что-то пойдет не так, Блэк? – Смит обошел вокруг огромного котла с остывающим уже вторые сутки зельем.

Регулус, осторожно обтирающий влажной губкой бесчувственное обнаженное тело Поттера, поднял на него глаза:

- Смит, я отдам вам документ, как только мой человек окажется здесь. Вы отправитесь докладывать о своих успехах Карлуччи, и только после этого я займусь ритуалом. Какие еще гарантии вам нужны? АИД интересует договор, и вы получите его…

Маггл окинул его нечитаемым взглядом и отвернулся.

- АИД, может, и интересует только договор, - Регулус вздрогнул от ласкового мурлыканья брата у себя над ухом. – А вот его интересует нечто иное, Регси…

- Какого черта ты опять здесь делаешь? – тихо зашипел живой Блэк.

- Что? – не расслышал Смит, негромко дающий какие-то распоряжения одному из мужчин в черной форме у противоположной стены довольно большого помещения, в котором сателлит Волдеморта приготовил все для встречи Сивого и совершения обряда возвращения своего Электи.

- Ничего, - буркнул Регулус и окинул испепеляющим взглядом насмешливо наблюдающего за ним Сириуса.

Смит несколько секунд удивленно рассматривал волшебника, вновь начавшего вести себя странно, но собеседник в форме вскоре опять привлек его внимание к себе. Людей в черном здесь было чуть меньше десятка. Они стояли на равном расстоянии друг от друга по периметру комнаты, совершенно пустой, если не считать котла, кушетки, на которой лежал Гарри, и небольшого столика с необходимыми для ритуала инструментами, зельями и артефактами.

- Я здесь, чтобы в последний раз предложить тебе остановиться, братишка, - произнес призрак неожиданно серьезно и, скользнув к Гарри, не окруженному сейчас солью, едва слышно прошептал: – Мальчик мой…

На Героя страшно было смотреть. Смуглая еще месяц назад кожа сейчас была бледной, сухой и холодной; губы покрывала бесформенная кровавая корка; крылья носа и веки, кажется стали почти прозрачными, и просвечивающая сеточка капилляров на них прекрасно дорисовывала картину полного обезвоживания организма юноши.

- Не прикасайся к нему, - зашипел Регулус. – Он мой. Ты проиграл, Сири. Твой блеф со мной не работает, я слишком хорошо тебя знаю…

- Какого черта ты изуродовал тело, если собираешься подарить его своему ебарю? – перебив его, зарычал Сириус.

- А тебе-то что? – шипя, огрызнулся Регулус. – Твоему щенку оно все равно уже практически не принадлежит!

Ответить Сириусу не позволил портал, изрыгнувший в паре шагов от котла огромную тушу в тюремной робе. Секундное замешательство… Но повисшую на мгновение тишину тут же разорвали щелчки десятка передернутых затворов, и на Фенрира со всех сторон уставились черные дула маггловских пистолетов.

- Стоять! – рявкнул Регулус, вскакивая с края кушетки и делая шаг к оборотню. – Тихо, не нервничай. Они ничего не сделают…

- Сателлит, - незаметно втянув ноздрями воздух, выдохнул Сивый и тоже шагнул навстречу. – Жив…

Младший Блэк слегка улыбнулся и взмахом руки остановил оборотня:

- Стой на месте. Ты принес документ?

- Документ? А… Да, - пробасил Грейбек и полез за пазуху, но тут же удивленно замер, остановленный окриками:

- Стоять! Не шевелись! Руки!

- У него нет палочки, он безоружен, идиоты! – воскликнул Регулус. – Он был в Азкабане! Смит, скажи своим недоумкам, чтобы они дали ему возможность достать чертов документ и не смели стрелять!

Сателлит Волдеморта не заметил, как исчез призрак брата. Все его внимание было направленно на снятие опасного напряжения. Одно неверное движение, и он рисковал отправиться к Тому вместе с несколькими магглами, Сивым и Поттером вместо того, чтобы вытащить любимого в этот мир.

- Не стрелять! – звучно рыкнул Смит и взглянул на Регулуса. – Пусть достает, но без резких движений. Ты стой, где стоишь, не приближайся к нему.

Блэк раздраженно всплеснул руками, но послушно остался на месте, бросив нервный взгляд на часы.

- Делай, как он говорит, но не тяни, - пробормотал сателлит, старательно избегая обращения.

Смит не видел никого из Пожирателей, но имена, фамилии и прозвища знал прекрасно, и, пойми он сейчас, кто перед ним, замысел Регулуса стал бы для него очевиден мгновенно, а значит, и реализовать его маггл бы не позволил…

Фенрир медленно достал из-за пазухи свернутые в трубочку документы и протянул Блэку. Регулус вопросительно взглянул на Смита, получив молчаливое разрешение, шагнул к вервольфу и забрал бумаги. Быстро развернув заветный свиток, уже ощущая, что держит в руках копию, но зная, что магглам придется провести достаточно трудоемкую экспертизу для выяснения отсутствия магической печати Тома на документе, волшебник очень натурально изобразил трепет и волнение, прикасаясь к оттиску, якобы сделанному кровью Электи, и протянул договор внимательно наблюдающему за ним Смиту:

- Здесь всё, - он вновь мимолетно скользнул взглядом по часам. – Идите, радуйте своего Серого Кардинала. Мне нужно подготовиться к ритуалу, до полуночи не так много времени…

Сивый, осмотревшись тем временем, одарил Блэка удивленным, но молчаливым взглядом. Оборотень плохо разбирался в магических ритуалах, но, о чем говорит Регулус, он понял сразу. Во-первых - только это и могло волновать сателлита, потерявшего Электи, а, во-вторых, россказни об этом обряде были настолько излюбленной темой среди Пожирателей, что вервольфу они порядком натерли уши, и узнать необходимый для сего действа антураж труда не составило. Но вот только… О какой полуночи говорил Регулус?

Совершенно четко Фенрир знал одно: до восхода луны оставалось несколько минут, а значит, совсем скоро здесь станет жарко, и эти магглы не должны причинить вреда сателлиту беспорядочной предсмертной стрельбой…

- В наручники его, - рявкнул Смит, кивнув на вервольфа. – И прицепите к трубе.

Регулус отвернулся, пряча улыбку и возвращаясь к бесчувственному мальчишке. Но на удар стальной двери волшебник все же обернулся... И облегченно вздохнул.

- Радуешься, что он ушел? Надеешься, что выживет? – насмешливо проворковал рядом с Регулусом вернувшийся призрак. – Признайся себе, Регси, за двадцать лет вы с этим магглом стали друг другу дороги…

Младший Блэк на мгновение замер, но тут же, словно спохватившись, презрительно фыркнул и, окинув привидение взглядом, немного удивленно вздернул бровь:

- Где ты был? Ты стал прозрачней…

- О-о… - отмахнулся Сириус. – Устранял некоторые помехи в нашей игре, братишка. Не волнуйся за меня, я восстановлюсь.

Он переключил внимание на оборотня, уже пристегнутого наручниками к трубе радиатора и, присвистнув, помахал ему рукой:

- Привет, Сивый! Давненько не виделись! А на тебя даже Азкабан не повлиял, такая же гора! Или нынешние власти кормят лучше, чем предыдущие? Смешные эти магглы, правда?.. Даже не зная, с кем имеют дело, все же могли бы придумать для твоей туши что-то посерьезней этих игрушек для постельных утех…

Фенрир исподлобья хмуро рассматривал нарисовавшееся привидение. Вооруженные магглы вновь заняли исходные места. Регулус, в который раз взглянув на часы, достал палочку, наложил защитный купол на котел и аккуратно укрыл таким же себя и Гарри. Служаки не понимали его манипуляций, но, не видя изменений, тревогу не били. А Сириус одобрительно хмыкнул и, попробовав купол над крестником на прочность, слегка усилил его своей энергией, буквально на глазах у брата потеряв еще немного четкости собственных очертаний.

- Какого хрена здесь делает дохлая Поттеровская подстилка? – наблюдая все это, тихо просипел Фенрир, незаметно сжимая кулаки в стремлении спрятать появляющиеся когти.

- Фу, как грубо, - фыркнул Сириус. – И, что немаловажно, совершенно лживо. В противном случае, у вас бы сейчас не было тела моего мальчика… Упс… Кажется, время!

Тело оборотня менялось с невероятной скоростью. Не ожидавшие такого поворота вояки в первые мгновения растерялись, и этого времени вервольфу хватило, чтобы, легко разорвав наручники, одним махом вскрыть горло двум ближайшим к нему мужчинам. Трансформации все еще ломали тело оборотня, и было видно, что это хоть и привычно для Фенрира, но все же довольно болезненно, однако никакая боль сейчас не могла остановить оголодавшего монстра.

Первые выстрелы разорвали пространство оглушающим грохотом, но одновременно с ними в полутрансформировавшееся чудовище полетела голубая вспышка защитного заклинания, а мгновение спустя предсмертные крики, хрипы и булькающие стоны магглов заполнили помещение. Сивый рвал людей как тряпичных кукол, расшвыривая по стенам внутренности и заливая пол литрами крови. В открывшуюся дверь ворвались еще двое смертников, оставленных Смитом на посту в коридоре. Их жрали уже полноценные челюсти огромного волка. Еще не стих последний выдох выпотрошенного маггла, а вервольф уже прыгнул в дверной проем:

- Фенрир! Стой! – рявкнул Регулус и ласково улыбнулся, когда волк замер. – Мне нужна твоя плоть.

Огромный, лохматый и седой, залитый человеческой кровью зверь развернулся и медленно подошел к волшебнику. Живой Блэк осторожно протянул руку и коснулся пальцами длинной шерсти. Сириус с искренним восхищением наблюдал, как волк поддел носом локоть его брата, словно выпрашивающий ласки огромный пес, и тут же осторожно лизнул щеку сателлита.

- Ты позволишь? – тихо прошептал, кажется, тоже завороженный поведением зверя Регулус.

Волк лег и положил морду на мощные лапы, словно говоря, что готов на все, что пожелает его сателлит.

Регулус благодарно кивнул, шагнул к столику и, взяв ритуальный кинжал, завернутый в ветхую, исписанную древними заклинаниями материю, вернулся к Сивому.

- Я не буду тебя калечить, - прошептал он. – Мне хватит кончика уха. Готов?

Фенрир не шевелился, только нетерпеливо принюхивался к воздуху, струящемуся сквозь открытую дверь из коридоров базы. Жажда крови требовала мчаться вперед, а сателлит отвлекал его какими-то пустяковыми вопросами.

Взмах кинжала был быстрым и точным. Зверь слегка вздрогнул и вопросительно взглянул на Регулуса, завороженно рассматривающего на своей ладони кусочек уха, стремительно превращающийся в человеческую плоть. Не дождавшись разрешения, Сивый вновь ткнулся носом в руку волшебника, привлекая внимание, и тот, переведя на него взгляд, рассеянно пробормотал:

- А?.. Да… Иди. Очисти для нас эту базу…

- Какого хуя!.. – перебил его хриплый возглас появившегося в дверях Смита.

Следующие доли секунды, казалось, растянулись на вечность. Маггл выхватил пистолет, а зверь ринулся на добычу. На лице Регулуса растерянность сменилась ужасом, он направил палочку на Смита, выкрикнув защитное заклинание, но, как и всегда с магглами, оружие волшебника сейчас изобразило из себя обычную деревяшку.

- Нет! Стой, Фенрир! – в отчаянии закричал младший Блэк, глядя, как Смит падает от мощного удара когтистой лапы, оставившего на его груди огромные рваные раны, а над горлом задыхающегося от боли офицера раскрывается окровавленная пасть. – Нельзя! Не трогай его!

Волк замер и удивленно обернулся. Регулус бросился к ним, оттолкнул Сивого и склонился над Смитом.

- Дыши… Я верну Тома, и он вылечит тебя, дыши, сукин сын!

- Что… Что ты делаешь, Регулус? – тихо прохрипел маггловский офицер. – Что ты наделал?..

Волк тихо, опасно зарычал. Блэк поднял на него полные слез глаза:

- Иди! Этот маггл свой. Он защищал меня, когда Том считался мертвым… Не дал убить, понимаешь? Иди! Не рычи! Его нельзя! Он свой! Свой… Идиот чертов… Какого лешего ты вернулся?

Сивый презрительно фыркнул и, подтолкнув носом израненное когтями тело внутрь помещения, рванул в коридор, ведомый древней как сам мир жаждой почуявшего добычу хищника.

***



«Приземление» было довольно жестким. Портал вышвырнул их в небольшой жилой комнате, напоминающей смесь гостиничного номера и купе поезда. Две прикрученные к стенам койки, маленький столик, пара стульев и шкаф. Ничего лишнего. Строгая обстановка места для сна и отдыха маггловских военных.

- Судя по всему – жилой отсек, - произнес Уилан, оглядевшись. – Все целы?

Драко поднял с пола не удержавшегося на ногах волчонка, обвел взглядом остальных и кивнул:

- Целы. Палочки на изготовку. Ранделл, веди. Забини, предупреждать четко – направление и количество. Крис, держись в центре. Вперед!

- Ц-ц-ц… - раздалось позади Малфоя, и все палочки тут же нацелились на привидение, ставшее отчего-то прозрачней прежнего. – Все же притащил своего похотливого дружка, малыш…

Сириус сидел на столе, укоризненно качая головой.

- Он пытается нас отвлечь, - Драко переключил всеобщее внимание на себя. – Ранделл, открывай, нам пора. Ты чувствуешь его?

Уилан на мгновение замер, словно прислушиваясь к своим ощущениям, и тут же коротко кивнул:

- Да, ярдов пятьсот на северо-запад.

- И… папа там же… - прошептал Крис.

- Знать бы еще, где север, и где запад, - хмуро пробормотал Блейз, задетый эпитетом Блэка в свой адрес.

Уилан и Канингтон одновременно перевели на него удивленные взгляды, а Джинни первой шагнула к двери, мимоходом поясняя недогадливому слизеринцу:

- Звери всегда знают где север, где запад, Забини, - и нажала ручку. – Заперто…

- Естественно, - пробормотал Драко и направил на дверь палочку. – Отойди. Алохомора!.. Черт… Что это?

Заклинание словно поглотило обволакивающее дверь и стены невидимое желе, пошедшее волнами, как только магия ударила в него.

- Подожди, дай я, - пробормотала Джинни и тоже направила палочку на замок: - Алохомора!

Эффект был тем же. Несколько секунд спустя «желе» без какого-либо ущерба для двери проглотило все известные юным волшебникам отпирающие заклинания и даже Бомбарду, брошенную в отчаянии Гермионой. Уилан попытался вынести дверь силой, но его откинуло обратно в комнату, едва не приложив головой об угол стола, на котором все еще восседал Сириус.

- Не ушибся? – насмешливо поинтересовался призрак и, не дожидаясь ответа, взглянул на Драко. – Все перепробовали? Молодцы. Но вынужден вас расстроить, этот блок теперь даже я снять не в силах, я потратил на него большую часть чистой магической энергии нескольких Душ волшебников... Вы в безопасной ловушке, дорогие мои, и сидеть вам здесь минимум полчаса.

Драко тихо зарычал и шагнул к призраку, направляя на него палочку:

- С-сука… - процедил он. – Ревнивая, эгоистичная сука!

Сириус усмехнулся и, в одно мгновение оказавшись у Драко за спиной, тихо шепнул ему на ухо:

- Механизм запущен, малыш, и останавливать его нельзя. Блок спадет, когда наступит время, - и, подмигнув Джинни, испарился без следа.


***



Будить Поттера не было необходимости. Подправленный Регулусом ритуал требовал не крови врага, он требовал тела убийцы, и способ его получения был неважен. Поэтому, бросив в котел подготовленные ингредиенты и шепча необходимые заклинания, сателлит Волдеморта шагнул к юноше и, присев на кушетку, на мгновение замер.

- Регулус, - призрак брата стоял рядом и с тоской смотрел на него. – Остановись. Не делай этого. Ты потеряешь все, Регси.

Младший Блэк криво усмехнулся, но не ответил. Вокруг валялись выпотрошенные трупы магглов, пол был залит кровью, рядом хрипло дышал приваленный к стене Смит… А Регулус Блэк дрожал от предвкушения. Двадцать лет назад он потерял любимого человека, и сейчас до его возвращения оставался всего один шаг, одно убийство. Легкое убийство. Мальчик даже не почувствует, просто перестав дышать.

Регулус ласково скользнул пальцами по щеке бесчувственного парня и взглянул, наконец, на брата:

- На этот раз ты проиграл, Сири.

Призрак больше ничего не говорил, лишь с искренней скорбью во взгляде наблюдал за происходящим. Регулус зажал юноше рот и нос, перекрывая доступ кислорода, и замер, ожидая. Прошла пара десятков секунд, прежде чем изможденное зельями, голодом и жаждой тело дрогнуло. Мужчина непроизвольно усилил давление, а мгновение спустя едва не отпрыгнул от парня – изумрудные глаза распахнулись и, казалось, уставились прямо в душу мага-убийцы.

- Не сопротивляйся, Гарри, - тут же тихо произнес Сириус. – Позволь ему. Так надо.

Парень все еще находился под действием зелий, и вспышка мозговой активности была не чем иным как последней попыткой ослабленного организма включить в экстремальной ситуации сознание. Но то ли голос крестного повлиял, то ли само по себе «пробуждение», в силу влияния зелий, слабости и нехватки кислорода, не могло быть долгим - так или иначе, взгляд юноши потерял осознанность и остекленел. Мышцы еще несколько секунд скручивало в агонии, но вскоре закончилось и это. Молодое тело обмякло.

Регулус, сам забыв, как дышать, неподвижно смотрел на труп убитого им мальчишки и сильно вздрогнул, когда рядом вновь раздался голос брата:

- Видит Мерлин, я пытался тебя остановить, Регси… - призрак слегка улыбался, глядя в сторону двери, словно видел там кого-то, недоступного зрению живых, и, вдруг вернув внимание младшему брату, усмехнулся: – Извини, мне пора сматываться. Прощай, братишка.

Привидение исчезло, а Регулус Блэк еще несколько секунд безмолвно смотрел на то место, где только что стоял его мертвый брат, пытаясь понять, в чем был подвох. Но потом тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, поднял еще теплое тело на руки и, сделав несколько шагов к котлу, полностью погрузил труп в бурлящую и светящуюся оранжевым сиянием жидкость.