Оборотная сторона бессмертия +775

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 41. Лучший игрок

15 марта 2015, 02:14
- О, Мерлин, как же… - бормотал Шеклболт. – Как же он… Люциус, я… Простите, я был уверен…

- Где собрались дети? - хрипло и очень тихо спросил Малфой.

- Я думаю, на Гриммо, в доме Блэков, - ответил министр. – Но попасть туда мы не можем, они держат дом изнутри...

- Мой сын уже там?

Шеклболт перевел на него удивленный взгляд:

- Драко в лагере, Люциус!

- Так же, как Сивый в Азкабане?

Они все еще стояли возле камеры сбежавшего оборотня. Малфой буравил взглядом место, откуда исчез Грейбек, а Шеклболт наблюдал за ним со смесью вины и надежды в глазах.

- Мы… Мы можем проверить... - тихо прошептал Кингсли.

Люциус невесело хмыкнул:

- Сколько до восхода луны, министр?

Кингсли растерянно взглянул на часы:

- Наверное, час...

- Шеклболт, лагерь, в который вы сунули Драко, охраняется стаей вервольфов. В полнолуние антиаппарационный барьер на вход там закрывается часов за шесть до восхода луны, как и в любой резервации оборотней. Никто туда не попадет до утра. Если, конечно, у вас нет именного портключа волка из стаи. Нет?

- Я могу заказать дубликат... Но...

- Но, - грустно усмехнулся Малфой, - дубликат сей будет готов часа через три, а сунуться туда через три часа было бы довольно изощренной формой самоубийства... И я скажу вам без посещений: Драко там нет. Или он не Малфой… - и резко перевел тему: - Вы делаете дубликат на базу АИДа?

Кингсли смотрел на Люциуса со священным трепетом. Он не понимал, как работает мозг этого мага. Откуда этот мужчина знал буквально все?!

- Да, делаем, - тихо произнес министр.

Малфой кивнул и, развернувшись, быстро направился по темному коридору к выходу, откуда наконец-то послышались крики охраны и топот нескольких пар тяжелых ботинок.

- Идемте. Нужно срочно сделать поправки в координатах и объеме перебрасываемой группы… И вооружить авроров маггловским оружием... Этот изолированный идиот убьет нежелающего жить Поттера, и ваши мракоборцы даже попасть туда не смогут, чтобы спасти моего ребенка. Быстрей!

Шеклболт одним рывком оказался рядом и, схватив Малфоя за плечо, резко развернул его к себе:

- О чем вы, черт возьми?

Люциус был бледен, а в стальном взгляде сверкала решимость вперемешку с яростью и болью.

- Как образовались антимагические вакуумы на этой чертовой планете, Шеклболт? – тихо процедил он, колючим прищуром впившись в карие глаза министра. – Не знаете? Искусственное усиление магической энергетики в одних зонах Земли привело к истощению магии в других. Баланс, чтоб его! Равновесие! Догадайтесь, что станет с местом проведения магического ритуала, при котором в жертву будет принесен Электи – создание, более других связанное с Душой планеты, любимый сын, если желаете. Обряд выжжет на месте убийства новый вакуум диаметром в милю – не меньше! Не знаю точно, какой план у этих сорванцов, но предположить могу: они хотят отвлечь внимание магглов на Грейбека, воспользоваться его услугой по уничтожению части противника, избежать встречи с ним самим с помощью обоняния Блейза, отвоевать Поттера у одинокого Блэка и рвануть назад. Но мой сын - сателлит, мать вашу! Он не продумал, что может не успеть, что мерзавец к их приходу… Проклятье! Драко не допускает мысли, что ему придется возвращаться без Гарри! Да и не знает он ничего про взаимосвязь Электи и магической силы земли! Кольцо закроется и «выгорит» внутри! Они не выберутся оттуда, их палочки станут бесполезными, и если их не пристрелят оставшиеся магглы, то порвет Сивый! Теперь ясно, о чем я?

Малфой одним движением вновь выхватил из рук пораженного Шеклболта палочку и, развернувшись, швырнул Ступефай в появившихся охранников:

- Выводите меня отсюда, господин министр, - обращение прозвучало язвительно. – И только посмейте мне сказать, что в Аврорате нет маггловского оружия!

***



Драко уже пару минут сидел на аккуратно застеленной койке, сжав ладонями виски и прикрыв глаза. Блейз и Гермиона, поглядывая на него, тихо обсуждали у двери, какие заклинания они еще не пробовали, и насколько опасно испытывать столь серьезные вещи в таком ограниченном пространстве. Волчонок топтался рядом с ними, встревоженно вслушиваясь в разговор. Уилан, привычно сунув руки в карманы и подперев стену, исподлобья следил за сателлитом, а Джинни, сидя на столе в том самом месте, где несколько минут назад восседал призрак Сириуса Блэка, крутила в пальцах палочку и что-то беззвучно бормотала, словно проговаривая нечто важное, чтобы не забыть.

- Он сказал, - вдруг заговорила вслух рыжеволосая девушка, - что блок спадет…

- Когда наступит время, - эхом откликнулся Драко, словно тоже только об этом и думал.

Блейз и Гермиона удивленно уставились на них.

- Вы решили поразмыслить над болтовней призрака-психопата? – пробормотал Забини, но Гермиона тронула его за руку и отрицательно качнула головой, заставляя замолчать.

- Он имел в виду, что спадет сам? – не обращая внимания на высказывание темнокожего слизеринца, Джинни перевела взгляд на Малфоя.

- Думаю, да, - кивнул ей парень. – Чары, зависящие от времени? Чары с каким-то условием?

Джинни вопросительно взглянула на Гермиону.

- Возможно… - пробормотала Грейнджер. – Но как узнать, что конкретно? И что нам это…

Тихий стон Криса оборвал ее рассуждения на полуслове. Мальчишка, зажмурившись и впившись зубами в нижнюю губу, крепко сжимал кулаки и, кажется, пытался не закричать.

- Волчонок! - Драко слетел с кровати и бросился к пацаненку. – Крис, что? Что-то болит?

Теплая ладонь Уилана легла на плечо сателлита:

- Отойди. Дай мне.

Драко обернулся и на мгновение замер, увидев в глубине бледно-голубых глаз сияние красных угольков.

- Луна? – тихо прошептал парень.

Уилан кивнул:

- Щенок мелкий еще, нестабилен, ему больно… Пусти.

Драко нехотя сделал шаг в сторону, а Ранделл тут же опустился перед Крисом на колено и, мягко сжав его плечики, спокойным, ровным голосом заговорил:

- Малыш, посмотри на меня, - мальчонка тут же распахнул испуганные, полные слез глаза, а взрослый Альфа ободряюще улыбнулся: - Разожми кулаки, ладони поранишь. Вот так, молодец. Смотри на меня и дыши ровно. Она не действует на тебя. У нее нет над тобой власти. Дай руку. А теперь убери когти. Давай, ты можешь.

Крис затравленно смотрел на собственные пальцы, уже начавшие менять форму, и отрицательно мотал головой:

- Не могу… Не могу, Ранделл! - говорить ему стало трудно, челюсть начала меняться, а боль от трансформации сильно мешала даже думать.

Но Уилан был спокоен. Мягко поглаживая изуродованные пальчики пацаненка, он уверенно шептал:

- Можешь, Крис, ты сдерживаешь трансформацию. Если бы не мог, уже был бы зверем, а ты сопротивляешься. Значит, можешь. Слушай меня. Наш Хозяин – единственный, кто способен заставить тебя перекинуться помимо воли. Убери когти.

По щекам Криса, покрывшимся мягким светлым пушком, побежали слезы. Мальчик опирался на руку мужчины, пытаясь не упасть от боли в изменяющих форму суставах, и быстро, громко дышал.

Драко рухнул на колени рядом с Уиланом и ласково провел ладонью по личику, уже не похожему на человеческое, стирая влажные дорожки слез. Крис перевел на него полный страха, боли и мольбы взгляд.

- Волчонок, убери когти, - повторил Малфой слова Ранделла, стараясь придать голосу уверенности.

Крис заскулил, впившись пальцами в предплечья Уилана. Тело мальчика дрожало от боли и напряжения, а в голубых глазенках плескалось отчаяние.

- Терпи! – рявкнул Ранделл. – Думай не о боли. Думай о том, как убрать когти! – и, тихо выругавшись, буркнул себе под нос. – Надо было потренировать с ним трансформации… Идиот, как не подумал?..

- Пусть перекинется, - раздался у него за спиной уверенный голос Джинни. – Он в сознании, нам не опасен. Пусть отпустит себя и перекинется, а потом вернется обратно.

- Он когти убрать не может, а ты про полную трансформацию говоришь! – зло рыкнул Драко.

- Нет, она права, - вдруг пробормотал Уилан и вскочил на ноги. – Боль мешает ему сконцентрироваться. Сейчас, Крис, сейчас. Малфой, помоги его раздеть, а то порвет одежду…

Драко удивленно моргнул, но, глядя, как Ранделл быстро стягивает с мальчишки куртку и тельник, спорить не стал, потянул вниз штаны с бельем вместе и с ужасом уставился на открывшееся взгляду искореженное незавершенной трансформацией тело. Крис издавал жуткие звуки, похожие то на детский плач, то на вой щенка, то на рычание, переходящее в человеческий крик. Уилан, не обращая внимания на судорожно впивающиеся в него когти Канингтона, подхватил волчонка на руки, стряхивая с сильно изменившихся ступней обувь да висящую на деформированных щиколотках одежду, и, кинув Криса на кровать, отступил, отодвигая от мальчишки Драко:

- Давай! Можно!

Нечеловеческий вопль разорвал пространство. Существо на койке, минуту назад бывшее хорошеньким голубоглазым мальчишкой, неестественно изогнулось, по обнаженному телу, покрытому еще короткой, мягкой шерстью, прокатилась волна крупной дрожи, сопровождающаяся воем, глухими щелчками выворачиваемых суставов и треском меняющихся костей…

- Малыш… - едва слышно прохрипел Драко, и Уилан, обернувшись к парню, притянул его к себе:

- Уже все… Почти закончилось…

- Так каждый раз? – тихо прошептал сателлит.

Ранделл грустно усмехнулся:

- С рождения. Поэтому Альф так мало. Щенки выживают редко, большинство умирает в младенчестве от болевого шока. Но теперь это его последняя бесконтрольная трансформация, Драко. Крис, отдышался?

На исполосованной в клочья постели лежал щенок-подросток, только вот размером со взрослого пса крупной породы. Волчонок тяжело дышал, но больше не скулил.

- Мерлин, какой же красивый! – восхищенно выдохнула Гермиона, рассматривая маленького Альфу. – Я не знала, что вервольфы такие…

Зверь действительно завораживал: длинная, мягкая, светло-серая шерсть с голубым отливом, почти синие, словно светящиеся изнутри глаза, аккуратные пушистые ушки, черная пуговка носа…

- Никто не знает, мисс, - откликнулся Ранделл, выпустив Драко из объятий, подойдя к кровати и ласково потрепав щенка по загривку. – Мы не оставляем в живых свидетелей. Счастливчики сбегают во время трансформации и запоминают урода-получеловека… Крис, у нас мало времени. Соберись и давай обратно.

Волчонок захныкал, совсем как человеческий ребенок, и ткнулся носом взрослому Альфе в живот. Уилан присел на край койки:

- Я рядом. Давай, малыш.

Крис закрыл глаза… А через мгновение его тело вновь начало меняться. Скулеж, щелчки суставов, крики, человеческие стоны… И все это сопровождал тихий, но уверенный голос Ранделла:

- Молодец. У тебя получается. Молодец, Альфа.

Прошло всего полминуты, и на кровати вновь лежал обнаженный тринадцатилетний мальчишка с заплаканными глазами, но счастливой улыбкой на немного дрожащих губах.

- Я смог… - прошептал он и нашел взглядом Малфоя. – Драко, я смог!

Сателлит мгновенно оказался рядом, сгреб мальчика в объятия и крепко прижал к себе.

- Ты у меня самый сильный, - шептал он в растрепанные мягкие волосы Криса, поглаживая ребенка ладонью по голой спине. – Самый красивый волчонок, самый сильный Альфа. Ты смог…

- Крис, надень штаны, здесь дамы, - буркнул Уилан, бросив на кровать одежду.

Канингтон нехотя отстранился от Малфоя и, натягивая белье, недовольно проворчал:

- Что они, мужика голого не видели?

- Действительно… - слегка улыбнулась Гермиона, отворачиваясь и вновь возвращаясь к двери. – Забини, с тобой-то что?

- Кровь, - прошептал Блейз.

Он стоял лицом к двери, впившись пальцами в косяки с двух сторон от полотна. Все мышцы его были напряжены, спина слегка вздрагивала в поверхностном, щупающем воздух дыхании.

Уилан бросился к нему и, втянув ноздрями запахи, сочащиеся сквозь щели из коридора, прислушался:

- Там крики и выстрелы… Крупный Альфа наслаждается охотой, - констатировал вервольф. – Он еще далеко, но приближается довольно быстро…

Крис, взявшийся было за тельник, сунул его в руки сидящего рядом Драко и ринулся к двери, на ходу принюхиваясь:

- Это папа, - прошептал он, уткнувшись носиком в щель между дверью и косяком. – Он… Он ранен…

- Почему стало холодно? – перебив мальчика, пробормотала сидящая на краю стола Джинни. – Чувствуете?

Драко, находившийся к ней ближе всех, ощутил знакомый холод через несколько секунд, а еще мгновение спустя Гермиона, шагнувшая было к подруге, замерла и едва слышно выдохнула:

- Вакуум…

Малфой бросился к двери, на короткое время опять погружаясь в блаженное тепло еще живой магии:

- Вот оно – условие! - крикнул он, не тратя времени на размышления о природе расширения полосы вакуума. – Готовьтесь! Он наползает… Мы должны его обогнать, иначе наше единственное оружие – Уилан!

Выхватив палочку, Драко вцепился в ручку, ожидая прикосновения холода, и зло дернулся, когда его плечи стиснули сильные пальцы Ранделла:

- Пусти!

- Ты. Идешь. За мной! – отчеканил вервольф, отшвыривая сателлита назад и мгновение спустя вышибая дверь вместе с петлями и кусками коробки. – Бегом!

Коридор радовал пустотой, но стрельба и крики были слышны уже не только чуткому уху оборотня.

- Налево! – крикнул Забини у первого же разветвления пути. – Обойдем его!

Пугающие звуки действительно доносились справа, но Уилан бросился именно туда, на ходу срывая куртку:

- Там тупик! У нас только один путь! Малфой, держись за спиной! – крикнул он, бросая вещь на пол и тут же разрывая на себе футболку.

Трансформация еще не тронула его тело, коснувшись только пальцев, выпустивших мощные, острые когти, но сомнений в его готовности мгновенно перекинуться не оставалось.

Выскочив из-за очередного поворота, они замерли в двадцати ярдах от вывернувших на них вооруженных магглов. За мгновение до первого выстрела Забини выбросил перед Уиланом защитный купол, и в солдат в черной форме тут же полетело одновременно три Авады. Но практически сразу палочка Гермионы отказала, за ней оборвалась зеленая молния Джинни…

- Дьявол, нет! – в ужасе крикнул Блейз, бросаясь вперед, пытаясь обогнать вакуум и хоть на миг продлить защиту, от которой с яркими вспышками еще отлетали сыплющееся градом маггловские пули… И вдруг замер плечом к плечу с Ранделлом.

- Три, два… - шевелились губы оборотня.

- Один, - выдохнул Забини.

Пятерых оставшихся магглов, словно беззвучное цунами, снес и за несколько секунд превратил в человеческий фарш огромный окровавленный монстр.

Ошметки внутренностей и мышц разлетались во все стороны, крики затихли почти мгновенно, сменившись последними хриплыми или свистящими вдохами людей и отвратительными чавкающими звуками, издаваемыми вгрызающимся в добычу зверем… Уилан, не делая резких движений, медленно отодвинул назад Забини и, не сводя с Сивого взгляда, размял плечи.

- Справишься? – пальцы Драко тронули его обнаженную спину, и вервольф вздрогнул:

- Отойди назад, Малфой, - процедил он, а Фенрир уже поднял голову, оскалил окровавленную пасть, демонстрируя клыки не меньше трех дюймов в длину, и тихо зарычал, когда его оборвало звонкое:

- Папа!

Драко не успел схватить мальчишку, а рвануться за ним не позволил Ранделл. Крис, выбежав вперед, остановился в нескольких шагах от зверя.

- Малыш, - крепко сжимая в объятиях обезумевшего от ужаса Драко, прошептал Уилан. – Перекидывайся…

Но мальчик не слушал. Он медленно поднял руку, выставив вперед растопыренную пятерню, и вновь шагнул к отцу:

- Пап, это я - Крис…

Зверь вновь тихо зарычал, но уже без оскала, и принюхался. Драко, не дыша, впившись пальцами в руки удерживающего его Уилана, следил, как ребенок шаг за шагом приближается к чудовищу, способному одним ударом лапы вывернуть мальчика наизнанку. Он ничем не мог ему помочь - вакуум давно накрыл их, и палочка Гарри, вжимаемая сейчас в предплечье Ранделла, была бесполезней школьной указки.

А Крис, перешагнув через труп маггла, уже стоял прямо перед Фенриром, и дыхание огромного волка трепало горячим потоком мягкие пряди отросших волос мальчика.

Сивый на мгновение замер, снова втянул носом воздух, опасно пройдясь им по обнаженной шее ребенка и оставив на ней алый след чужой крови, скользнул по плечу, вниз по руке с браслетом… И недовольно рыкнул, заставив Драко вздрогнуть всем телом… Однако клыков не показал, а лишь толкнул сына в плечо, приказывая отойти в сторону.

Мальчик невольно отшатнулся, непонимающе глядя на шагнувшего мимо него монстра, и, тут же сообразив, что пощадил отец только его, едва слышно прошептал:

- Папа, нет… Они – мои друзья…

Сивый лишь раздраженно фыркнул, слегка дернув обрезанным ухом, не сводя при этом взгляда с Уилана – Альфа мгновенно определил единственного стоящего противника…

За миг до его прыжка Ранделл отшвырнул Драко за спину и ринулся навстречу монстру, перекидываясь на лету. Грейбек был мощней раза в полтора и вложил в удар весь свой вес, сбивая Альфу-соперника с ног. Уилан упустил какие-то доли секунды. Челюсть не успела полностью измениться, клацнув в миллиметре от горла зверя, а когтей не хватило, чтобы сквозь длинный мех, набитый и слипшийся от крови магглов, нанести огромной туше необходимые повреждения и выиграть столь важные мгновения схватки. Придавив огромными лапами к полу еще похожие на человеческие, широкие, обнаженные плечи Ранделла, Фенрир замер на секунду, рассматривая светло-голубые глаза почти поверженного врага... И вдруг вздрогнул, а во взгляде его отразились недоумение и растерянность…

Горячая кровь хлынула на грудь Уилана пульсирующим потоком, и зверь начал заваливаться на бок. Поймав тонкое мальчишеское запястье, Ранделл сдернул Криса с захлебывающегося собственной кровью, хрипящего Грейбека, одновременно отпихивая от себя тяжелое, мохнатое, бьющееся в агонии туловище. Мальчик неподвижным взглядом смотрел на свои пальцы, медленно прячущие когти. Когти, только что вспоровшие горло его отца. Он ни на миг не задумался, он выбрал подсознательно. Перед ним сошлись в схватке не родитель и друг, он видел короткий бой двух взрослых самцов, и связан волчонок был только с одним из них – с Ранделлом Уиланом, осознанно предложившим ему кровное братство, а теперь и принявшим его просьбу о совместной охоте…

Хлесткая пощечина вернула мальчика в реальность.

- Живой? – в бледно-голубых глазах полностью возвратившего себе человеческий облик Ранделла не было и намека на сочувствие или благодарность. – Вперед, Альфа, у нас нет времени!

Крис вздрогнул, поднял глаза… и сорвался с места, кидаясь за сателлитом, мчащимся по кровавому следу Фенрира.

***



Алая вспышка над громко забурлившим зельем заставила дрожащего от волнения Регулуса отшатнуться и зажмуриться, но мгновение спустя мужчина вновь бросился к котлу.

Несколько секунд тело под магическим варевом, ставшим сейчас прозрачней воды, по-прежнему ничем не отличалось от трупа, до этого погруженного в густую оранжевую жидкость. Блэк всматривался в заострившиеся черты Поттера, выискивая хоть намек на жизнь, влившуюся в этот сосуд из молодых человеческих тканей… И все равно вздрогнул, когда под толщей зелья распахнулись темно-синие глаза – глаза Тома Реддла.

Блэк практически нырнул в котел, подхватывая на руки обнаженное тело и вытаскивая его на поверхность.

- Том… Том… Господи… Том!

Он упал на колени, осторожно прижимая к себе драгоценную ношу и с волнением вглядываясь в еще мутные, словно у новорожденного, глаза Реддла, явно плохо осознающего, что происходит. Дрожащие пальцы сателлита неловко касались чужой щеки, убирали с украшенного шрамом лба мокрые темные пряди…

- Регулус? – голос был тихим, но родные бархатные нотки Блэк узнал даже через двадцать лет разлуки. – Регулус… Любимый…

По щекам Блэка катились непослушные слезы. Мужчина всматривался в прояснившиеся, наконец, радужки цвета вечернего летнего неба и не верил, что вновь видит эту нереальную, волшебную, глубокую синеву.

- Я скучал… - дрогнули губы сателлита. – Я так скучал, Томми…

Реддл слегка улыбнулся, не обращая внимания на лопнувшую корку на месте губ, и, подняв руку, ласково стер с щеки любовника прозрачную соленую каплю, но тут же замер, переключив внимание на пальцы, которыми теперь управлял.

- Это… не мои руки… - пробормотал он, рассматривая молодые мужские ладони, немного дрожащие от слабости.

- Это подарок, - сквозь слезы улыбнулся Блэк. – Тебе понравится. Только восстановишь силы… Мне пришлось его немного ослабить голодом, жаждой и зельями… Но это пустяки…

- Ты изменил ритуал? – в темно-синих глазах мелькнула настороженность, и Реддл, опершись на плечо любовника и озираясь вокруг, медленно сел. – Что здесь было?

- Это Сивый, - Регулус поддерживал его, обнимая. – Плоть я взял у него…

- Чье… - Реддл перебил сателлита, с тревогой рассматривая приобретенное тело. – Чье оно? – и подняв руку, осторожно, будто боясь обжечься, тронул шрам на лбу. – Рег… Регси… Что ты сделал?

Он обернулся к Блэку, с ужасом глядя в непонимающие глаза. Улыбка медленно сползала с лица Регулуса.

Откуда в обезвоженном, измученном голодом теле появились силы, было неясно, но Том вдруг подскочил на ноги и, рванув к себе сателлита, попытался аппарировать. Магия вокруг завибрировала и бессильно замерла – закрывшееся кольцо вакуума не позволило прорваться даже такому сильному магическому созданию, как Темный Лорд.

Сателлит удивленно смотрел в полные отчаяния любимые глаза.

- Ты просто слаб еще, - успокаивающе прошептал он. – Том, я сейчас дам тебе зелье…

- Мне не поможет зелье, - прохрипел Реддл, медленно оседая на пол и утягивая за собой Регулуса.

- Поможет, Томми, - шептал Блэк, опускаясь на колени рядом с ним и обвивая руками непривычно молодую шею. – Наберешься сил, и аппарируем, куда захочешь, ты все можешь, ты - Электи…

- Нет… Нет, малыш… Я больше не Электи… - Том с тоской рассматривал красивые, хотя и сильно изменившиеся за двадцать лет черты любимого лица. – Прости меня… Прости меня, Регулус… Мой Регулус…

- Ч-что?

Том притянул его к себе и коснулся кровавой коркой, заменяющей ему губы, мягких губ сателлита.

- Мне жаль, мой мальчик… Мне очень жаль… Ты опоздал… Почти на семь месяцев. Твоего Электи больше нет. На сороковой день после смерти я потерял связь с Духом, и теперь я – это лишь Душа Тома Реддла, чистая магическая энергия… Магическое существо, для воссоздания которого ты принес в жертву живого Электи… А значит, вокруг сейчас выгорает антимагический вакуум…

- Нет… - Регулус, не сводя с него полного ужаса взгляда, отрицательно качал головой. – Нет… Не может быть…

- Поцелуй меня, - перебил его Реддл.

- Нет, Том! Не смей! Я не хочу! Я не отпущу тебя! Скажи, что мне сделать!

Сателлит почувствовал холод вакуума за миг до того, как дыхание Тома оборвалось. Смотрящие с последней мольбой синие глаза остекленели, и обнаженное тело Поттера второй раз за несколько минут обмякло в руках Регулуса Блэка.

- Нет… Том, нет! Том! – мужчина кричал, тряся теплый труп, прижимая его к себе, вновь встряхивая словно сломанную игрушку и пытаясь высмотреть в распахнутых глазах искорку жизни. – Нет… Том! Том…

И вдруг затих, глядя, как темно-синяя радужка медленно меняет цвет на родную этому телу, хотя и не менее мертвую теперь, зелень.

Когда его отшвырнули от пустого тела Поттера, он даже не взглянул на того, кто это был… Где-то далеко кричала девушка, кажется звала какого-то Гарри; где-то далеко молодой мужской голос что-то говорил о необходимости убираться и о вооруженных магглах… А Регулус Блэк медленно полз к единственному теперь на том и этом свете родному ему существу – к магглу, даже настоящего имени которого он до сих пор не знал, к «Джону Смиту», лежащему сейчас без сознания у стены рядом с кушеткой.

***



Драко ворвался в залитое кровью и заваленное трупами помещение, из которого доносился глухой, полный отчаяния и боли мужской голос, и лишь пару секунд спустя среди растерзанных тел магглов нашел взглядом его источник… А через мгновение увидел того, над кем склонялся единственный живой здесь человек.

Малфою казалось, что он движется очень медленно. Мужчину, безмолвно смотрящего в распахнутые глаза Гарри, Драко отшвырнул метра на два в сторону, даже не почувствовав его веса, и тут же забыл про него. Это - ночной кошмар. Снова ночной кошмар, в котором он видит мертвое тело Поттера, видит его остекленевший взгляд... Сейчас он проснется, и окажется, что сегодня воскресенье, и в полдень за ним зайдет Уилан, и в домике для свиданий его будет ждать смущенно улыбающийся Герой…

- Гарри! Мерлин… Гарри! – раздался у него за спиной крик Гермионы, и Драко, обернувшись, немного недоуменно уставился на девушку, рыдающую в объятиях полуголого Уилана… Бедняжка, она не понимает, что это - всего лишь страшный сон сателлита.

Рядом опустилась Джинни, и Малфой перевел взгляд на нее. Странно, он никогда раньше не замечал, насколько красива эта девчонка… А Гарри рассмотрел…

Джинни стиснула в ладошках еще теплые пальцы Поттера, прижала их к губам и, скользя взором по безжизненным чертам, едва слышно что-то шептала.

- Надо уходить, - раздался над ухом сателлита голос Забини. – Родной, давай я понесу те… его... Вставайте. Тут еще есть магглы, и они движутся сюда. Вставай, Драко.

Малфой непонимающе оглянулся на него, перевел взгляд на Грейнджер, плачущую в плечо Ранделла, на неподвижного, бледного Криса и, вновь скользнув взором к лежащему на полу телу Поттера, вдруг понял – это реальность.

- Гарри?.. – тихо прошептал он.

Рядом едва слышно всхлипнула Джинни… И Драко почувствовал, что больше не может выдохнуть – горло сдавил спазм.

***



Гарри стоял на высоком заснеженном холме, залитом светом огромной полной луны, и, слегка улыбаясь, наблюдал за идущим к нему Сириусом. Крестный казался моложе и отчего-то ниже, чем был раньше.

- Ты вытянулся за два года, - усмехнулся Блэк, то ли угадывая, то ли слыша его мысли, и, наконец, подойдя вплотную, стиснул парня в объятиях. – Привет, котенок.

Гарри осознавал собственную смерть и немного удивился, что на этот раз вокруг не было ничего похожего на вокзал. Но сейчас это было не особо важно, сейчас его волновал только один вопрос, и, отстранившись, Поттер заглянул мужчине в глаза:

- Он воскресит Реддла в моем теле...

Крестный грустно усмехнулся:

- Малыш... Я немного попользовал твое тело, но, клянусь, оно освободится буквально через несколько минут, навеки избавив мир от Тома Реддла. Регси покусился на принадлежащее мне, поставив на кон все, что у него оставалось... И проиграл. Как обычно, впрочем. Вечно он забывает, кто лучший игрок в нашей семье...

Гарри улыбнулся. Подробности, без сомнений, гениальной многоходовки крестного сейчас ему были неинтересны. Главное, что Волдеморта в мире живых не будет, а в этом он полностью полагался на правдивость слов Сириуса. Юноша вновь обнял Блэка, заставляя замолчать, и тихо прошептал ему в шею:

- Где ты был так долго, Бродяга? Я звал, ты не слышал? Мой сателлит… Я теперь все знаю… Почему ты не приходил?

- Нет, малыш, - Сириус, кажется, немного напрягся. – Я – твой крестный отец. Теперь уж точно ни больше, ни меньше. Сателлит у тебя, слава Мерлину, все еще в мире живых. Но, пока ты не был связан с ним, я не мог явиться к тебе, котенок… Риск образования нашей связи был равен возможности образования вашей с Малфоем. Прости, Гарри. Я видел, как ты тоскуешь, но действительно не мог. Прости...

- Перестань нести эту чушь, Сириус! – Гарри отпрянул. – Драко… Он не сателлит! Это... Это ошибка… Он… Он… Любит другого человека, Сириус…

Отчего-то вновь стало невыносимо больно там, где раньше было сердце, и юноша отвернулся, пряча полный горечи взгляд от того, кому открывал все свои секреты долгие два года.

Блэк обнял его со спины и ласково поцеловал в шею:

- Несусветная ересь... Но это все вы с ним сами выясните немного позже, малыш, - прошептал родной, никогда не унывающий голос. – А сейчас тебе пора возвращаться…

Парень резко развернулся и удивленно уставился на улыбающегося крестного.

- Я… Нет… Сириус… Я устал… Я не вернусь туда.

- Вернешься, - вдруг непривычно жестко отрезал Блэк. - У тебя нет выбора, Гарри. Дай руку.

Он схватил крестника за запястье и потянул вверх. Они взмыли в прозрачную ночную синь, усыпанную яркими звездами, и Гарри впервые за это время почувствовал, насколько он невесом сейчас.

- Смотри! – крикнул Блэк, указывая куда-то вперед, и юноша невольно взглянул в направлении его вытянутой руки.

Под ними, перед ними, за ними – везде был заснеженный густой лес, залитый ровным мягким светом полной луны. Десятки, сотни миль пушистого ковра покрытой инеем тайги, искрящейся в бледных лучах ночного светила. Это было похоже на сказку!.. Но, отчего-то, там, куда указывал крестный, на лес словно падала огромная тень, и это темное пространство составляло идеально ровный круг радиусом, наверное, в несколько сотен ярдов. Присмотревшись внимательнее, Гарри заметил, что и воздух над лесом в том месте был словно заполнен серой дымкой.

- Что это? – удивленно спросил юноша.

- Так выглядит вакуум, котенок. Антимагический вакуум.

- Неприятно, - пробормотал Гарри. - Будто пожарище…

- И в центре этого пожарища сейчас совершенно беспомощные Гермиона, Джинни… Драко. Они пришли за тобой, малыш. Ты не можешь их здесь бросить. Они не выберутся без тебя, Электи.

- Драко?.. – одними губами повторил юный Герой, и Сириус спрятал улыбку:

- Задыхается над твоим телом… А вооруженные до зубов магглы уже на подходе. Возвращайся, Гарри! Иначе его убьют…

Поттер молнией метнулся к лишенному магии кругу, но у самой границы вакуума обернулся:

- Сириус…

- Я всегда рядом… - мягко улыбнулся светящийся в темноте Блэк. - Не тяни, котенок, у тебя мало времени!

***

Драко вслепую нашел пальцы заплакавшей, наконец, Джинни и мягко сжал их.

- Он… Он теплый, - всхлипнула девушка. – Малфой… Драко… Ты… Я не умею… Магглы… Папа говорил… Надо вдыхать в рот воздух и… и нажимать на грудь… Драко!

- Искусственное дыхание… - Гермиона отстранилась от Уилана и, вытерев слезы, шагнула к ним. – Я видела… Я видела, как это делают. Драко… Драко, ты…

Малфой не мог выдохнуть уже с минуту. Спазм, сдавивший горло, не позволял воздуху прорваться, и бледные губы парня начали синеть, а пальцы безотчетно все сильнее впивались в руку Джинни.

В угасающем сознании мелькнула только одна мысль, одно желание. Драко накрыл поцелуем любимые губы… И вдруг почувствовал, как из него с усилием вытягивают воздух - Гарри сам сделал вдох, первый после возвращения из затянувшейся клинической смерти вдох, ставший принудительно-спасительным выдохом его сателлита.

Драко отшатнулся, прерывисто втягивая новую порцию воздуха, и уставился в распахнутые изумрудные глаза – в живые глаза!

- Привет… - беззвучно слетело с покрытых кровавой коркой губ Героя.

- Поттер, - прошептал Малфой. – Еще раз так сделаешь - я тебя убью…

По его щекам наконец поползли невесть откуда взявшиеся слезы.

- Ну, что ты? - просипел Гарри. – Не надо. Не плачь.

Жадный, ласковый взгляд изумрудных глаз заскользил по бледному лицу сателлита, пробежал по тонкому контуру уха, спустился к шее… На мгновение замер на выглядывающем из-под ворота Блэковской куртки кровоподтеке от лагерной мочалки, метнулся за плечо, прилип к красивому, встревоженному лицу Забини… И к любимым чертам вернулся наполненным глухой болью и нечеловеческой тоской.

- Я вытащу вас отсюда… Не бойся, Малфой, - прошептал Герой, а потом повернулся к Джинни, не сводящей с него немигающего взгляда, и грустно улыбнулся: - Привет, Рыжик… У нас ведь есть портключ? С аппарацией через океан я сейчас вряд ли справлюсь.


Портключ вернул их туда, откуда он зафиксировал первоначальную отправку – в гостиную дома № 12 на площади Гриммо. Гарри отключился, как только портал прорвался сквозь вакуум, и если бы не вцепившийся в него мертвой хваткой Малфой, Герой завис бы где-то между материками. Но межконтинентальное перемещение завершилось благополучно, и сейчас Драко медленно оседал на старый паркет, сжимая в объятиях любимого парня и напряженно вслушиваясь в его дыхание и сердцебиение.

- Мерлин Всемогущий! – вбежавший в гостиную Рон, видимо, ненадолго отвлекшийся от охраны дома на небольшой перекус, замер в дверях, утирая рукавом губы. – Гарри!.. Он… Он жив?..

- Да, - прошептал Драко и, глядя на Уилана, присевшего перед ним на корточки, отрицательно мотнул головой, еще крепче прижимая к себе бесчувственное тело: – Я сам.

Ранделл слегка улыбнулся и взъерошил светлую челку сателлита:

- Не глупи, ты без сил… Я не отбираю, я просто донесу до постели, – он мягко сжал пальцы Малфоя и, заставив его расцепить объятия, поднял Поттера на руки. – Где спальня?

- Пойдем, - позвала Джинни, кивнув ему на дверь и бросаясь вперед, чтобы показать дорогу.

Драко шагнул за вервольфом, но вдруг остановился, словно что-то вспомнив, и оглянулся:

- Крис…

Мальчик сидел на полу, обняв колени, и невидящим взглядом смотрел куда-то перед собой.

- Иди, я займусь им, - тронула Малфоя за плечо Гермиона.

Парень обернулся к ней, скользнул взором по лицам оставшихся в комнате парней и отрицательно мотнул головой:

- Пошли, Крис.

Схватив волчонка за руку и рывком подняв его с пола, Драко бросился к двери, утягивая ребенка за собой. Рона, собравшегося было тоже ломануться в спальню Поттера, Малфой без лишних церемоний оттолкнул с дороги и, не обращая внимания на взрыв негодования рыжего, быстро догнал поднимающегося по лестнице Уилана.

Как только Ранделл уложил Гарри в постель, Джинни укрыла юношу теплым шерстяным одеялом и шагнула к небольшому, скрытому в стене сейфу, где у Поттера хранились зелья.

- Он не болел… - пробормотала девушка, сняв сеть маскирующих и защитных чар. - У него ничего нет… Снотворное да антипохмельное… Мерлин… Его, наверное, нужно в Мунго! – она обернулась. – Драко?..

Малфой, усадив Криса на стул, сам сейчас стоял перед кроватью на коленях и, сжимая горячие пальцы Гарри в ладонях, с тревогой всматривался в любимые черты.

- Да, - согласился он, не смотря на девушку. – Нужно…

- И сообщить в Аврорат, и родители ваши волнуются, мисс, - спокойно добавил Уилан. – Драко, нам пора возвращаться.

- Да… минуту, - прошептал юноша. – Сейчас.

- Драко, чем быстрее мы исчезнем, тем быстрей им займутся колдомедики, - Уилан положил ладонь на плечо сателлита. – Пойдем. Он в надежных руках.

- Я сказал, минуту! – рявкнул Малфой, дернув плечом. - Бери Криса, спускайся в гостиную.

Ранделл развернулся, подхватил тихого, безропотного мальчонку на руки и вышел из спальни.

Джинни присела на край кровати с противоположной стороны.

- Не оставляй его одного, - прошептал Драко, проведя подушечками пальцев по едва заметно пульсирующей венке на виске Гарри.

- Кажется, нам надо поговорить, Малфой, да? - негромко откликнулась Джинни.

Он наконец поднял на нее глаза.

- Нам? Я думаю, говорить нужно прежде всего с ним. Только… Дай ему время прийти в себя.

- Я люблю его… - прошептала рыжая девчонка, и глаза ее наполнились слезами. – Больше всего на свете люблю, понимаешь? Мы собирались пожениться! Я хотела родить ему сына! А ты… Что ты можешь ему дать? Смешки за спиной? Презрение в глазах друзей?..

- Мисс Уизли, - холодно оборвал ее Драко. – Вы меня не услышали. Выбирать будет Гарри. Я даю слово, что, если он выберет вас, я исчезну из его жизни. Я никогда не буду мешать его счастью. Но если он решит, что ему нужен я - отказаться от этого меня не заставят ни ваши злые слова, ни смешки за спиной, ни сама Смерть. Но я в любом случае не собираюсь обсуждать с вами или с кем-то еще, что для него лучше, и, уж тем более, не буду принимать решения за него.

Юноша вновь скользнул взглядом по любимому лицу, достал из внутреннего кармана куртки палочку и, вложив ее в горячие пальцы Поттера, быстро поднялся и направился к двери.

- Малфой! – окликнула его Джинни, и он, не оборачиваясь, замер на пороге. – Драко… Прости… Ты прав.

Парень кивнул и молча вышел.

***



Операция по полной зачистке базы заняла сорок восемь минут. Немногочисленными магглами, выжившими во время нашествия Сивого, занялся подключившийся к операции местный Аврорат, предоставив британским мракоборцам возможность быстро продвинуться вглубь бункера в поиске мальчишки-заложника.

Однако аврорам не удалось найти ничего, кроме трупов магглов. В бункере не было не только Поттера, здесь вообще не оказалось ни одного живого или мертвого мага.

Через полчаса поисков Шеклболту доложили о найденном в одной из жилых комнат хладном тельце домовухи.

- Аникс, - пробормотал министр.

Люциус, оторвавшись от изучения содержимого огромного котла, взглянул на Кингсли и равнодушно дернул плечом:

- Вакуум их не щадит…

Шеклболт поднял на него глаза:

- Да… Здесь никого нет, Люциус…

Малфой не ответил, задумчиво рассматривая собственные пальцы, растирая в них прозрачное зелье из котла.

- Возможно, дети не активировали портключ… - не получив ответа, продолжил размышлять Кингсли.

- Активировали, - перебил его Люциус.

Шеклболт удивленно уставился на него:

- С чего вы взяли?

- Трупы… В коридоре рядом с кучей магглов, порванных Сивым, мы видели три тела, явно павших от Авады.

- Блэк…

- Магия Регулуса на магглах не срабатывает, министр.

- Откуда… Мерлин! Люциус, откуда вы все всегда знаете?

- Это сейчас неважно. Вы не о том думаете, Кингсли, - пробормотал Малфой и прошелся по комнате, аккуратно перешагивая через ошметки тел. – Что мы имеем… У нас есть полный бункер разорванных огромным зверем магглов – значит, Сивый был здесь. Есть три трупа со следами Авады – здесь были дети. Есть полный вакуум на месте недавнего разомкнутого кольца – принесенный в жертву в магическом ритуале Электи. Котел с зельем, консистенция которого говорит об успешном завершении этого самого ритуала, а значит, в теории о воскрешении Темного Лорда… И исчезновение всех действующих лиц! Ни ребят, ни Поттера или Волдеморта в его теле, ни Сивого, ни Блэка... Кстати, также не имеющего возможности выйти за периметр без сопровождения… И что все это значит?

Кингсли смотрел на него полными ужаса глазами:

- Гарри мертв… Волдеморт вернулся… И дети в его руках… Если еще живы… Мерлин!..

- Кингсли… - вдруг перебил его Малфой. – Когда нас выбросил портал, вы видели сову?

- Сову? – растерянно пробормотал Шеклболт, не понимая, какое отношение птица может иметь к происходящему кошмару.

- Да… Там была уставшая, потрепанная почтовая сова… Дьявол… Шеклболт, у нее было письмо и она… она его не сбросила! Быстрее! На выход!

Министр едва успевал за несущимся по коридорам Малфоем, постоянно поскальзываясь на не подсохшей еще крови и спотыкаясь о тела. От калейдоскопа вывороченных внутренностей и оторванных конечностей, от удушливого запаха смерти, от давящего внутренним холодом вакуума его уже сильно мутило, и когда он следом за Люциусом наконец выскочил на морозный, ночной, наполненный магией воздух, озираться в поисках какой-то совы он не мог физически… Чего нельзя было сказать о Малфое, по-прежнему собранном и четко знающем, что делать дальше.

- Улетает! Палочку! – рявкнул бывший Пожиратель, прищурившись, высматривая что-то вдалеке, где за довольно обширным пустырем, обозначающим вход в подземный бункер, белела кромка леса.

Шеклболт беспрекословно передал ему свою палочку, и Малфой тут же швырнул Пертификус в небольшую тень, неровно, как-то тяжело двигающуюся к залитым лунным светом деревьям, а мгновение спустя, утопая в глубоком снегу, Люциус уже прорывался к рухнувшей вниз птице.

Парализованная заклинанием сова лежала ярдах в ста от них. Шеклболт, одетый в теплую, подбитую мехом мантию, сильно отстал от Малфоя, на котором была лишь тонкая тюремная роба, и, проваливаясь в глубокие сугробы, с каждым шагом министр все больше удивлялся, как этот человек до сих пор не упал замертво, банально заледенев на пятидесятиградусном ветру. И каково было удивление Кингсли, когда, добравшись, наконец, до нашедшего сову мужчины, он увидел на бледных губах счастливую улыбку.

- Он-на… Он-на н-не сб-брос-сила п-письмо… Р-раз-звер-рнулась об-брат-тно… - от холода стоящий по пояс в снегу Люциус говорил с огромным трудом, и, чтобы не объяснять, сунул Шеклболту конверт.

«Г. Дж. Поттеру от Д. Л. Малфоя» - прочитал Кингсли и вновь поднял глаза на блондина:

- Гарри жив?..

- Ж-жив… - кивнув, прохрипел Люциус, а потом вдруг потянул вверх непослушными, закоченевшими пальцами рукав робы, обнажая предплечье… И застыл, неподвижным взглядом уставившись на совершенно чистую кожу.

Кингсли сорвал с себя мантию, накинул ее на плечи Малфоя и, сунув ему за пазуху несчастную птицу, аппарировал вместе с ним к кромке вакуума. Люциуса срочно нужно было согреть… Прежде всего, потому что Кингсли, в отличие от него, совершенно не понимал, что происходит, и что делать дальше…