Оборотная сторона бессмертия +776

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 47. День "Х"

5 мая 2015, 21:38
Это был один из самых длинных дней в жизни Поттера!

Он потратил почти час на попытки уговорить Кричера заняться подготовкой Малфой-Мэнора к возвращению хозяев. Домовик ворчал и ругался, заявляя, что не собирается тратить время на чужой дом, когда свой собственный его бедовый хозяин практически превратил в развалины.

В итоге Гарри решил сменить тактику и, перестав обращать на несговорчивого эльфа внимание, связался с Макгонагалл и попросил у нее парочку Хогвартских домовиков. Естественно, Кричер тут же запел совершенно иначе, и, как только запрошенные «помощники» явились на инструктаж, старый ворчун оттеснил Поттера, заявив, что сам со всем разберется.

Не успел Гарри выпроводить в Малфой-Мэнор домовиков под руководством Кричера, как с ним по камину снова связалась Макгонагалл. Директор интересовалась, всем ли детям будет куда пойти после освобождения.

- Гарри, если возникнет необходимость, Хогвартс готов принять новых учеников, не говоря уж о тех, кто учился у нас ранее. Уверена, что попечительский совет не будет против.

Через полчаса Поттер уже был у Шеклболта. Оказалось, что практически половину ребят Министерство собиралось отправить в приюты из-за отсутствия опекунов. Снова с Хогвартсом связывался уже сам Кингсли, спровадив парня домой и умоляя хоть денек просто отдохнуть.

Отдохнуть не удалось и полчаса.

- Поттер! Угомони своего домовика! – появившегося в камине Забини, кажется, трясло от негодования. – Он со своей гоп-компанией поймал моего Тебби и объявил вражеским лазутчиком и вором. Уже час веду с ним переговоры…

- А что твой домовик делает в Малфой-Мэноре? – нахмурившись, перебил его Гарри.

- То же, что и твой, - буркнул Забини. - И между прочим, Тебби там был раньше твоего Кричера! Успокой свое чудовище, Поттер! Немедленно! Он запугал мне эльфа до нервного тика!

Гарри хмыкнул, оборвал связь и аппарировал в Малфой-Мэнор.

На урегулирование разборок домовиков ушло не больше двадцати минут, но вымотался Поттер так, словно сразился с пятью Волдемортами сразу. Старик Кричер порой до зубовного скрежета напоминал портрет своей покойной хозяйки, и сейчас Гарри становилось понятно, и почему из дома с двумя такими монстрами когда-то сбежал Сириус, и кто виноват в столь странных сексуальных предпочтениях Регулуса, и даже как домовик вернулся из Хрустальной пещеры… Удивительно было, что без доплаты от инферналов!

Заставив «свое чудовище» выпустить нервно дергающего ушами Тебби из магической ловушки и убедив домовиков в выгоде совместной работы, Гарри вернулся домой и был несказанно рад увидеть там хозяйничающую на кухне Гермиону. Если бы не подруга, он, наверное, остался бы голодным до вечера, но на то они и друзья, чтобы появляться вовремя и спасать от голодной смерти.

Пока Грейнджер колдовала над обедом, Поттер, сообщив Забини, что его Тебби влился в рабочую группу Кричера, отправился в спальню, чтобы принять зелья, и обнаружил за окном на карнизе небольшую, но очень сердитую сову.

- Что это означает? – спустившись на кухню, Гарри снова перечитал скупые строки, но так ничего и не поняв, поморщился и положил письмо на стол перед Гермионой. – Переведи мне своего волка.

Девушка, раскладывающая по тарелкам обед, удивленно обернулась, потом перевела взгляд на исписанный лист, поставила перед Гарри его стейк и взяла записку:

«Электи, вопрос по Крису Канингтону. Щенку нельзя в Хогвартс. Министр Шеклболт согласен оставить его на мое попечение. С оформлением официальной опеки обещал помочь. Но сателлит слышать не хочет о том, чтобы оставить пацана в резервации, и собирается забрать его с собой. Жду твоих распоряжений. Р. Уилан».

- Э-м, - Гермиона подняла глаза на режущего мясо парня. – Что именно тебе непонятно?

- Все, - откликнулся Гарри. – Почему нельзя в Хогвартс? Потому что оборотень? Люпин учился, и Канингтон будет. Сейчас поем и свяжусь с Макгонагалл…

- Гарри, - Гермиона присела рядом и положила письмо на стол. – Я думаю, Макгонагалл не против обучения мальчика. Дело не в этом. Ранделл… Мистер Уилан не о том… Он не хочет, чтобы ребенка травили аконитовым зельем.

Пять минут спустя, выслушав рассказ подруги о правилах обучения и работы для зарегистрированных в Министерстве оборотней и о влиянии аконитки на здоровье вервольфов, вынужденных принимать ее на постоянной основе, Гарри бросил вилку и отправился к камину.

- Он не подвластен Луне, сэр, - объяснял Поттер Шеклболту. – Где и что мне подписать? Какие анализы сдать мальчишке? Давайте проверим его…

- Гарри, нет! Мы обсуждали это с мистером Уиланом! Мы не можем объявить о принадлежности мальчика или лагерной стаи Электи. Наша задача - подольше удерживать в секрете твою сущность. Ради твоей безопасности, малыш! Твоей и Драко.

Поттер открыл было рот, чтобы возразить, но, услышав заветное имя, осекся и нахмурился:

- Он еще ребенок, Кингсли. Даже если забыть о том, что он не опасен вообще, лет до шестнадцати мальчишка представлял бы опасность и нуждался бы в аконитовом исключительно в полнолуния. Не вижу причин…

- Да, Гарри, ты прав, но когда речь идет о детях, рисковать сотнями ради возможности обучения одного никто не будет. Попечительский совет Хогвартса и Министерство не запрещают мальчику учиться, но с условием постоянного приема зелья… Гарри, послушай. Он оборотень, ему лучше будет со своими, тем более, что мистер Уилан искренне переживает за мальчика и…

- Драко не оставит его в лагере, сэр. Каковы условия для получения разрешения на проживание малолетнего Альфы в частном поместье?

- Хм… - на этот раз нахмурился Шеклболт. – Если все делать правильно, Мэнор придется оформлять, как резервацию. Не думаю, что Люциус Малфой согласится на подобное. Давай пока не будем торопиться. Пусть Драко забирает мальчика, но официально он будет числиться под опекой Ранделла Уилана и прикреплен к его резервации. А там посмотрим…

Через пятнадцать минут сова улетела в лагерь, унося коротенькую записку: «Обеспечь сопровождение для них до Мэнора и накажи мальчишке пока не покидать территорию поместья. Г. Дж. Поттер».

А следом упорхнула и Гермиона, ласково поцеловав друга в щеку, напомнив про вечерний осмотр в Мунго и пообещав сходить с ним, если понадобится. Гарри только рассеянно улыбнулся и изобразил ответный поцелуй. Мысли были не здесь… И точно не в Мунго.

Потом прискакал один из отправленных в Малфой-Мэнор домовиков и заверещал, что Кричер требует, чтобы господин Гарри предоставил список продуктов и деньги для их приобретения. Поттер растерянно почесал затылок, искренне жалея, что Гермиона уже ушла, и, выдав домовику мешочек с деньгами, вновь связался с Забини. Блейз, выслушав его, согласно кивнул:

- Шли домовика ко мне. Сделаю.

- Спасибо, - буркнул Гарри и, уже собираясь оборвать связь, на миг задержался, решаясь: - Забини. Нам надо поговорить.

Блейз мгновенно изменился в лице, напряженно всматриваясь в глаза Поттера.

- Заходи, - тихо пригласил он.

Но Гарри тут же отрицательно мотнул головой:

- Нет. Займись списком продуктов. Завтра… О месте и точном времени спишемся.

Блейз открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, видимо, передумал и только снова кивнул.

***



Большую часть дня Драко провел, донимая Уилана. Вопросы всплывали сами собой то у него, то у Нотта. Слава Мерлину, у них хватило выдержки не рассказывать пока о грядущем освобождении остальным парням.

Но, как оказалось, Ранделл и сам еще толком ничего не знал. Только ближе к обеду вервольф, выдернув Драко из цеха, сообщил, о присланном Шеклболтом уведомлении, согласно которому всех реабилитированных подростков школьного возраста прямо из лагеря переправят в Хогвартс. Малфоя, Нотта и Гойла предписывалось распустить по домам.

- Щенка я оставляю в резервации, - словно между прочим добавил Альфа, уже разворачиваясь, чтобы уйти.

Драко вздрогнул и поймал его за рукав:

- То есть? Уилан, а ну, стой! Что значит: «Оставишь в резервации»? Мальчишка едет в Хогвартс!

- Нет, - спокойно, но твердо отрезал вервольф. – Этот вопрос уже решен. Не лезь в волчьи дела, сателлит.

Однако сателлит давно понял, что «волчьи дела» без его участия больше решаться не будут. Вцепившись в Ранделла с упрямством клеща, парень заставил его объясниться и, выслушав, кивнул:

- Хорошо. Займемся пока домашним обучением, - задумчиво пробормотал он. – Я забираю его с собой. Здесь он не останется в любом случае.

Уилан обреченно застонал и попытался еще раз достучаться до благоразумия Малфоя, ведь только что освобожденным бывшим Пожирателям совершенно не к месту в доме откровенная провокация властей в лице маленького оборотня. Да и родители Драко своего согласия на такой сюрприз пока не давали… Однако все было бесполезно, сателлит заявил, что без Криса он из лагеря не уйдет. Спустя двадцать минут безрезультатных уговоров Уилан раздраженно рыкнул и, развернувшись на каблуках, зашагал прочь.

Вновь заговорил с Драко Альфа только через час после обеда. Заглянув в казарму, он мотнул головой, указывая Малфою на выход, и исчез за дверью. Парень, выскользнув за порог, тут же уперся в спину нового начальника лагеря.

- Полнолуния он будет проводить здесь, со своим кланом, - произнес Ранделл, не оборачиваясь.

Драко осторожно коснулся пальцами его плеча, заставляя вервольфа оторваться от созерцания лагерных просторов:

- Уилан, я не отбираю его у тебя.

- Ему нужно общество таких же как он, Малфой, - произнес оборотень. – Он Альфа. Он должен видеть, как живет стая, чтобы потом суметь создать собственную…

- Уилан, - перебил его Драко и, улыбнувшись, повторил, четко разделяя слова. – Я. Не. Отбираю. Его. У тебя. Слышишь?

Вервольф несколько секунд молчал, но потом коротко кивнул и вновь отвернулся.

- Вечером будь готов к осмотру, сателлит. Министерство пришлет своего колдомедика и представителя комитета… Того, что якобы ваши права защищает.

Драко побледнел:

- З-з-зачем?

- Чтобы зафиксировать ваше состояние при освобождении. Не паникуй. Это просто осмотр…

- Не надо, - Драко почувствовал, как подкатывает тошнота. – Ранделл, не надо… Пожалуйста…

Вервольф не уловил момента, когда у сателлита началась истерика, и даже немного растерялся.

- Малфой, успокойся! Это стандартная процедура…

- Нет! Не надо! – Драко бился в кольце стальных объятий Альфы. – Нет! Напиши Гарри! Дай, я напишу! Пусть он это остановит! Пожалуйста, Уилан! Не надо! Пожалуйста! Я не хочу снова…

Ранделл крепко стиснул его, вжимая лицом в собственную грудь, чтобы заглушить крики, и быстро зашептал на ухо:

- Драко, ч-ш-ш-ш… Я не позволю никому издеваться над вами или причинять боль. Никакого «снова» не будет, слышишь? Я буду рядом, хочешь? Запишут рост и вес, убедятся, что вас не били здесь, зададут пару вопросов и свалят. Сателлит, не будет ничего страшного! Ты чего?..

Драко тихо всхлипнул.

- Без кресла?

- Что? – не сразу понял Уилан. – Кресло? Кресло-то им зачем?

Малфой поднял на него бледное лицо:

- Убедиться, что нас здесь не насиловали, - прошептал он и впился пальцами в плечи Альфы. – Я не сяду в кресло! Только попробуйте заикнуться…

- Один Всемогущий, - пробормотал Уилан и вновь притянул его к себе. – Без кресла, Драко, клянусь, никакого кресла! Никаких прикосновений! Я буду рядом, хорошо? Ты мне веришь?

- Да, - тихо выдавил юноша, все еще немного дрожа. – Тебе верю…

Он, правда, пытался справиться с паникой и отвлечься на мысли о предстоящем освобождении, о встрече с родителями… О скором свидании с Гарри. У него даже получилось на какое-то время забыться. Но когда через час после ужина Коллинс вошел в казарму и, перечислив одиннадцать фамилий, мотнул головой на выход, Драко вновь похолодел.

Ни о чем не подозревающие парни удивленно переглядывались. Нотт, решивший, что им собираются зачитать приказ об освобождении в более торжественной обстановке, нежели казарма, с трудом сдерживал счастливую улыбку. А Драко чувствовал, что у него подкашиваются ноги.

В холле медотсека удивление мальчишек сменилось тревогой и волнением, а когда из кабинета вместе с Уиланом вышел Артур Уизли, подростки все как один безотчетно шарахнулись назад. Все, кроме Малфоя. Драко смотрел на мужчин исподлобья, молча моля Мерлина, чтобы они не тянули – ожидание и без того вымотало его довольно сильно.

Ранделл ободряюще улыбнулся сателлиту и обвел взглядом остальных ребят:

- Господа, вам сейчас предстоит небольшой медосмотр. Ничего страшного не будет, не паникуем. Мистера Уизли, насколько мне известно, вы все знаете. Он проведет перекличку. Отвечаем громко и четко. Все ясно? Пожалуйста, мистер Уизли.

Рыжий отец многодетного семейства развернул короткий список и, практически не глядя в него, перечислил всех стоящих перед ним подростков. Мальчишки испугано жались друг к другу и неуверенно, тихо откликались на свои имена.

- Верхнюю одежду оставляем здесь, в кабинет заходим по одному. Не задерживаемся, - вновь заговорил Уилан, когда Артур, наконец, закончил проверять наличие полного состава «почти освобожденных» детей. – Малфой, вперед.

Он протянул руку и, когда парень, слегка пошатнувшись, шагнул к нему, быстро обнял за его плечи.

- Все хорошо. Я рядом…

- Куртка… - спохватился Драко у самого порога и, остановившись, стал нервно теребить как по команде заевший замок.

Уилан мягко положил ладонь на дрожащие пальцы юноши и, заглянув в глаза, улыбнулся:

- Драко, успокойся. Мы же договорились… - он убрал руки парня с собачки молнии и сам легко расстегнул куртку. – Снимай. Крис, подержишь?

Мальчишка шагнул к ним, молча забрал стянутую Ранделлом с сателлита вещь, и Уилан подтолкнул Драко внутрь.

За столом сидел незнакомый мужчина лет сорока в костюме колдомедика и внимательно изучал какие-то бумаги. Артур Уизли и Барнз тихо беседовали, стоя у окна, речь, кажется, шла о необходимости пересмотра списка требующихся лагерю маггловских зелий.

- Драко Малфой, - ответил Уилан на немой вопрос поднявшего взгляд министерского колдомедика и подтолкнул парня к кушетке. – До белья.

Уизли переключил свое внимание на юношу.

- Здравствуй, Драко, - улыбнулся он, шагнув к мальчишке. – Ты как? Все нормально? Не волнуйся. Ничего плохого больше не произойдет…

- Сэр, - перебил его Уилан, загораживая парня собой. – Вы здесь в качестве наблюдателя. Присядьте и наблюдайте.

Уизли немного растерялся, но не стал спорить, отступив назад и опустившись на стул.

Руки сильно дрожали, и Драко никак не мог расстегнуть пуговицы. Ощущение «déjà vu» не отпускало. Парень кусал губы и пытался заставить себя дышать ровнее. Он сам не заметил, что по щекам давно катятся слезы, и только когда теплые пальцы Ранделла взяли его за подбородок и такая же теплая ладонь ласково стерла влажные дорожки, парень тихо всхлипнул и уткнулся лбом вервольфу в плечо.

- П-помоги, - пробормотал он едва слышно. – Р-руки н-не… н-не с-слушаются…

Уилан усадил его на кушетку и, опустившись перед ним на колено, быстро начал расстегивать пуговицы на робе.

- У вас со всеми заключенными столь доверительные отношения, мистер Уилан? – раздался за спиной вервольфа заинтересованный голос пришлого колдомедика.

Ранделл слегка хмыкнул, но даже не обернулся:

- Демонстрируете нам отсутствие профессионализма, мистер Робинсон? - он снял с Драко куртку робы и потянул завязки штанов.

- Интимные отношения между заключенными и охраной лагеря невозможны в силу возраста первых и сущности вторых, мистер Робинсон, - напомнил Уизли незадачливому министерскому колдомедику, уже открывшему было рот, чтобы возмутиться. – Мы говорим о мальчиках-подростках и оборотнях, в данном случае подозрительность неуместна. Уверен, что мистер Уилан просто очень много времени проводит с юношами, и это закономерно приводит к доверительным отношениям.

Робинсон нехотя пробурчал извинения, но Уилан не ответил. Сняв с Драко ботинки и стянув штаны, он обернулся:

- Делайте свое дело, господа, парень мерзнет.

Он, как и обещал, ни на шаг не отошел от Драко, стоя рядом, пока министерский колдомедик разбирался с маггловскими весами, дернувшись, когда тот слишком близко шагнул к парню, чтобы заглянуть ему в рот, и едва не схватив за запястье, когда Робинсон протянул руку, чтобы удостовериться в отсутствии вшей…

- Хорошо, - наконец пробормотал пришлый врач, очередной раз покосившись на вервольфа и опустившись на стул. – Подойдите ко мне, молодой человек.

Драко, уже немного успокоившийся, шагнул к мужчине. Он чувствовал себя немного неловко под пристальными взглядами четверых человек, двое из которых были ему чужими, но с ужасом министерского осмотра это не шло ни в какое сравнение.

- Повернитесь ко мне спиной, спустите трусы и нагнитесь, - скомандовал Робинсон… И Драко испуганно отшатнулся, тут же попав в теплые объятия Ранделла.

- Это лишнее, - опасно зарычал Уилан и подтолкнул сателлита к кушетке. – Одевайся, Малфой.

- Мистер Уилан! – не выдержал Робинсон. - Регламент проведения процедуры осмотра установлен не мной! И, прежде всего, именно в ваших интересах не препятствовать ходу сего мероприятия! Если мы сейчас не зафиксируем отсутствие следов насильственных действий сексуального характера, завтра родители мальчика заявят об изнасиловании их отпрыска и…

- С Малфоем, Ноттом и Гойлом я рискну, - перебил его Альфа. – Младших проверяйте, Хогвартсу я доверяю меньше, чем родителям парней.

- С Гойлом я бы не торопился, - подал голос молчавший до сих пор Барнз, и Уизли, взглянув на него, согласно кивнул:

- Мистер Уилан, у родителей Грегори Гойла сложные характеры…

Дальше Драко уже не слушал, выскользнув из кабинета, на ходу застегивая робу.

Мальчишек Малфой успокоил почти мгновенно, очередной раз поразившись силе собственного влияния на них. До того испуганные и притихшие подростки через минуту после его возвращения из кабинета уже хихикали и во всю обсуждали редеющую рыжую шевелюру Артура Уизли.

Через час одиннадцатым и последним кабинет покинул Канингтон, а вместе с ним в холл вышли и Уилан с Уизли.

- Что ж, господа, - улыбнувшись произнес вервольф. – Неприятная процедура позади, теперь о хорошем… - он осекся и остановил взгляд на Драко: - Знаешь, Малфой, мне кажется, эту новость своим парням должен сообщить ты.

Малфой улыбнулся и закусил губу.

- Держи, - произнес начальник лагеря, протягивая ему свиток с министерской печатью. – Я еще даже не распечатывал.

Драко несмело взял документ, немного дрожащими пальцами сломал печать и, развернув, пробежался глазами по строкам, едва заметно шевеля губами. Вновь притихшие мальчишки следили за ним, еще не понимая, что происходит, но уже ощущая важность момента…

Малфой перечитал официальный сухой текст несколько раз, все еще боясь какой-нибудь ошибки, и наконец поднял глаза, обвел взглядом друзей и слегка улыбнулся:

- Мы свободны…

Тишина звенела в ушах. Парни, кажется, перестали даже дышать, не веря, что расслышали Малфоя правильно.

- Ч-что? – наконец решился переспросить Гойл.

- Свободны, - еще тише шевельнулись губы Драко, а взгляд вновь скользнул по строкам: - Драко Малфой, Теодор Нотт, Грегори Гойл, Малькольм Беддок…

Он читал имена и, на миг отрывая от бумаги взгляд, находил названного пацана среди толпящихся перед ним подростков.

- Кристиан Канингтон… - наконец, закончил парень и тихо выдохнул: - Все. Мы обещали друг другу держаться вместе до конца. Мы справились!

- Ты справился, - откликнулся Нотт. – Ты, Малфой…

Он шагнул было вперед, кажется, намереваясь сказать еще что-то, когда за спиной Драко заговорил Артур Уизли:

- Молодые люди, списки ваших родителей и опекунов, также полностью реабилитированных, есть у мистера Уилана, можете ознакомиться с ними чуть позже. Однако сразу оговорюсь, домой из лагеря отпускаются только трое из вас: мистер Малфой, мистер Нотт и мистер Гойл. Юноши младшего возраста отправляются в Хогвартс до окончания учебного года…

- Даже те, кто не учился в Хогвартсе? - робко пискнул Джой Кэрроу.

Уизли мягко улыбнулся ему:

- Теперь вы - студент Хогвартса, мистер Кэрроу. Для тех, кто ранее не обучался, программа в этом году будет индивидуальной… Но об этом вам расскажут на месте. Что ж, господа. Поздравляю с полной реабилитацией!

Крики, смех, десятки и даже сотни вопросов… Водоворот общей радости закружил Драко, и только спустя пятнадцать минут он понял, что не видит среди парней Криса. Поозиравшись, Малфой занервничал. Куда мог деться мальчишка?

Он заглянул в кабинет. Барнз и Уилан что-то обсуждали с Уизли, а Робинсон собирал в чемоданчик документы. Криса здесь не было. Драко метнулся на улицу и в темноте даже немного растерялся.

- К рабочим баракам пошел, - произнес охранник, поняв без слов, кого ищет сателлит.

Драко благодарно кивнул и бросился в указанном направлении.

Крис сидел на крыльце рабочего барака, обняв колени и уткнувшись в них лицом.

- Волчонок… - Драко замер шагах в десяти. – Малыш… Ты… Плачешь?

Крис отрицательно мотнул головой, но лицо по-прежнему прятал. Драко, неуверенно подошел и молча присел рядом на ступеньку.

- Замерзнешь, - тут же проворчал мальчишка и шмыгнул носом.

- Скорее всего, - согласился Драко, но вставать не торопился.

Волчонок наконец поднял голову и хмуро взглянул на Малфоя.

- Сателлит, прекрати морозить задницу, - сердито буркнул он, идеально копируя манеру Уилана.

Драко невольно улыбнулся и впервые за несколько дней осторожно обнял пацаненка.

- Крис, я довольно долго не нарушал твое одиночество. Мне кажется, целую вечность… Хватит, малыш. Пожалуйста. Ты спас меня, и Ранделла, и Гарри… Ты выбрал нас. И я чувствую себя виноватым в том, что тебе пришлось это сделать, но…

- Ты идиот? – все так же хмуро перебил его маленький Альфа.

Драко растерялся. Реакция мальчишки на столь тщательно и осторожно подбираемые Малфоем слова оказалась, мягко говоря, неожиданной.

- П-почему? – спустя пару секунд все же решил уточнить парень.

- Потому что несешь чушь, - буркнул Канингтон. – В чем ты виноват? В том, что не погиб от клыков моего отца? А Электи тоже чувствует свою вину в том, что не дал себя убить в последней битве? Или все же только у тебя проблемы с головой?

Драко вдруг осознал, что сидящий рядом с ним волчонок в своей звериной логике оказался взрослее и разумней, чем он - восемнадцатилетний маг, за нелепой сентиментальностью не видящий истины.

- Крис, я…

- Ты заморозишь задницу, - снова перебил его мальчишка и поднялся. – Пошли, сателлит, тебя, наверное, уже ищут.

- Подожди, - Драко поймал его за руку и, дернув к себе, обнял за талию. – Волчонок… Насчет Хогвартса… Студент-вервольф должен постоянно принимать аконитовое, и только в этом случае…

- Драко, - кажется у Криса входило в привычку перебивать своего сателлита. – Я не первый оборотень, скрывающийся от Министерства. Я сбегу оттуда… И что-нибудь придумаю. Я уже взрослый, не пропаду.

Мальчик устало улыбался, а Драко чувствовал, как болезненный спазм сжимает сердце. Крис не ждал заботы со стороны взрослых. Может быть, в какое-то мгновение он надеялся, что Ранделл заговорит о другом варианте для него, но Уилан промолчал, и волчонок принял это как должное – Альфа должен сам уметь решать свои проблемы.

- Не пропадешь, - эхом откликнулся Малфой и уткнулся лицом мальчишке в живот. – Мерлин… Крис, ты правда думаешь, что нам все равно, что с тобой будет? Что мне все равно? Уилану? Твоему Электи? Волчонок… Маленький мой волчонок…

Он стискивал его в объятиях все сильнее, боясь, что мальчишка не почувствует, не поймет, как он дорог ему. Голос почему-то осип, и Малфой говорил почти не слышно, ощущая, как Крис затаил дыхание, чтобы не пропустить ни слова. А когда Драко выдавил, что, несмотря на оформление опеки Уиланом и официальную «прописку» волчонка в резервации опекуна, решено было, что жить Крис будет в Малфой-Мэноре, Канингтон тихо всхлипнул и, опустившись на колени, обвил руками шею сателлита.

- Правда? – тихо прошептал мальчик куда-то в воротник куртки Поттера.

Драко оторвал его от себя и, заглянув в голубые глазенки, прижался лбом ко лбу пацаненка.

- Запомни один раз и на всю жизнь, Кристиан Канингтон: у тебя есть семья, дом и друзья. И когда-нибудь обязательно будет стая, Альфа.

Обратно они шли не торопясь. Драко крепко сжимал теплую ладошку Криса и думал, что для начала надо купить мальчишке палочку и пройти с ним программу двух первых курсов Хогвартса. А потом он решит вопрос с дальнейшей учебой волчонка. Обязательно решит. Всему свое время!

***



Гарри вынырнул из бреда, служившего ему этой ночью сном, и уставился невидящим взглядом в серое окно. Светать только начало, но тяжелые снеговые тучи, затянувшие за ночь небо, украли всю прелесть рассвета, однако отлично отражали настроение Электи.

Поттер взглянул на часы. Стрелки показывали половину восьмого. Через час ворота лагеря для несовершеннолетних откроются, и Драко будет свободен.

Отмахнувшись от появившегося с завтраком Кричера, Гарри ушел в ванную и минут десять стоял под ледяными струями, пытаясь добиться равновесия внутреннего холода с холодом внешним. Решение он принял давно, но как же тяжело было от осознания, что время осуществить задуманное настало. Тяжело… Только жизнь Гарри Поттера никогда не была легкой. И в этот раз он тоже сумеет преодолеть себя… Ради Драко, ради его безопасности, ради его счастья… Гарри закрыл воду.

Через двадцать минут Поттер был собран. Затолкать в себя завтрак у него так и не получилось, чем Кричер был крайне раздосадован, но ворчания старого домовика на этот раз юноша даже не заметил.

«Свободен с 10.00. Место выбирай сам. Г.П.», - набросал Гарри, взмахом руки прервал Кричера, сокрушающегося по безвременно почившему, а может, никогда и не появляющемуся на свет благоразумию молодого хозяина, распорядился отправить записку Блейзу Забини, призвал Акцио мантию-невидимку и, закрыв глаза, напряженно выдохнул.

Аппарировать на прилегающую к лагерю территорию было плохой идеей. Антиаппарационные барьеры вряд ли безболезненно пропустят незваного гостя. Но увидеть, как Драко выходит за ворота лагеря, не просто хотелось, это сейчас было необходимо как воздух. А так как перекодировку портключа Гарри заказать не додумался, и до воскресенья кольцо было бесполезно, оставалось надеяться только на то, что способный справиться с антимагическим вакуумом Поттер преодолеет и антиаппарационные барьеры.

Это было неприятно. Гарри не рассчитал, что в вакууме действовали его способности Электи, а не волшебника, просто позволяя временно «оживить» лишенное магии пространство. Здесь же он боролся магией против магии, и, честно говоря, едва не проиграл, рискуя прибыть на место аккуратно нарезанным кубиками или соломкой. Спасло Поттера, как всегда, патологическое везение… Перед перемещением Гарри додумался сразу накинуть мантию-невидимку, и в какой-то момент аппарации мощная магия древнего артефакта окутала юного волшебника полностью, и, сделав невидимым даже для чар барьера, позволила незамеченным прорваться в пункт назначения.

Вывалившись в едва припорошенную белым снегом грязь у высокого лагерного забора, Поттер негромко обматерил Мерлина, еще тише поблагодарил предков за полезное наследство и замолчал, глядя как отъезжает огромная воротина.

Мальчишки высыпали за ворота и возбужденно галдели и смеялись, ожидая когда за ними прибудет сопровождение из Хогвартса. Несколько охранников молча следили за происходящим. Уилан что-то тихо говорил голубоглазому мальчишке лет тринадцати, и Гарри долгих несколько секунд вспоминал, где видел хорошенькое личико этого пацаненка. Только когда к ребенку подошел Драко и взял его за руку, Поттер понял, что рассматривает сына Фенрира… Но эта мысль тут же стала неважной.

Весь мир вокруг вдруг перестал существовать. Поттер видел только своего сателлита, хотя подсознание и отмечало все, что происходило вокруг. Вот Драко что-то серьезно и, кажется, даже немного сердито высказывает Уилану, вот улыбается вышедшему за ворота и зябко кутающемуся в старенькое пальтишко колдомедику, ищет кого-то в толпе подростков и взмахом руки подзывает Нотта… А в следующее мгновение его взгляд становится ледяным, и он резко отворачивается. Гарри не сразу понял, что произошло, а когда понял, непроизвольно сжал кулаки – в нескольких метрах от Драко стоял совершенно потерянный Забини, не сводя полного боли взгляда со светловолосого затылка Малфоя.

Блейза выдернул из прострации Нотт, что-то быстро говоря ему, а потом, махнув на прощание рукой всем присутствующим, обнял Забини и исчез вместе с ним.

Появившиеся сопровождающие на несколько минут отвлекли Уилана, а когда исчезли и они, забрав с собой практически всех ребят, Альфа быстро дал последние указания приставленным к Малфою с Канингтоном омегам и отдал команду активировать портключи.

Гарри, словно парализованный, смотрел невидящим взглядом в то место, где только что стоял Драко, и вздрогнул, услышав рядом тихий голос Ранделла:

- Он был бы рад узнать, что ты пришел.

Гарри стянул с себя мантию-невидимку.

- Почему ты не выдал меня?

- Если бы он был моим хозяином, выдал бы. Но я, прежде всего, служу твоим интересам, Электи… Даже если они не совсем мне ясны. А вот Крис едва не проболтался…

Пятнадцать минут спустя Гарри был дома. Бросив мантию-невидимку на кресло, парень пробежался взглядом по принесенному Кричером ответу Забини, залпом выпил чашку остывшего чая, чтобы заткнуть грозно шипящего домовика, и аппарировал в Косой переулок.


- Привет, Поттер, - Забини появился в назначенный час и, хмуро скользнув взглядом по початой бутылке огневиски, устало опустился за столик. – Есть повод для утренней пьянки в одиночестве?

- Уже не в одиночестве… - Гарри плеснул порцию алкоголя в специально для Блейза взятый второй стакан и магией толкнул его собеседнику. – За свободу.

Забини не стал изображать праведника и, хотя качество спитрного в выбранной им забегаловке оставляло желать лучшего, сделал глоток обжигающей жидкости.

Несколько секунд парни молча рассматривали друг друга, но ни тот, ни другой так и не смогли ничего прочитать на лице оппонента.

- Поттер, - наконец, заговорил Блейз. – Я в курсе того, что вас связывает, и не собираюсь вмешиваться…

- Из-за чего вы поссорились? – перебил его Гарри, внимательно всматриваясь в красивые черты.

Блейз на мгновение замер, а потом отвел взгляд и горько усмехнулся:

- Он считает, что я предал его…

- А ты его предал?

- Не знаю… У меня не было времени посоветоваться с ним, но все, что я делал, я делал, думая лишь о нем… Я не знаю… - Блейз вновь перевел взгляд на Гарри. – Поттер, я не буду лезть в ваши отношения, зачем ты выворачиваешь мне душу?

- Хочу быть уверен, что ты достоин его, - тихо ответил Электи и залпом опрокинул стакан.

Блейз удивленно моргнул, сомневаясь, что расслышал правильно.

- Ты о чем, Поттер?

Гарри вновь наполнил стакан и какое-то время молча рассматривал янтарную жидкость. Говорить было тяжело, но он должен был…

- Ты сказал, знаешь, что связывает нас с Драко… - тихо начал он, не поднимая на собеседника глаз. – Значит, понимаешь, и как опасна для него эта связь… Если не одни магглы, так другие, если не магглы, так маги – всегда кто-то будет пытаться взять меня за яйца, Забини. Я не хочу, чтобы с ним случилось то, что произошло с Регулусом Блэком. Я не хочу, чтобы на него охотились жаждущие власти ублюдки… Я… Я сделаю то, что пытались, но не сумели сделать его родители. Я освобожу его…

***



Последнюю ночь в лагере Драко почти не спал. Крис нырнул ему под бок через час после отбоя, и, не обращая внимания на доводы парня о возможной каре ремнем со стороны Уилана, прижался к сателлиту горячим телом и вскоре уже довольно посапывал.

Возможно, уснул бы и Малфой, уютно зарывшись лицом в мягкие волосы мальчишки, если бы не тяжелые вздохи Гойла. Аккуратно выбравшись из объятий Криса, Драко соскользнул с кровати и присел рядом с Грегом:

- Ты чего?

Друг хмуро взглянул на него и закрыл лицо руками.

- Они ненавидят меня, Драко - тихо прошептал Грегори. – Я… Я не знаю, как смотреть им в глаза… Я думал… Думал, что выйду отсюда очень нескоро… Думал, забудется…

- Грег, - Малфой осторожно убрал его ладони. – Ты о чем?

- Твоя мать… Миссис Малфой была… Она была на осмотре в Министерстве? – тихо выдавил Гойл, и дыхание Драко на миг оборвалось.

Грегори стыдился и боялся родителей. Малфой помнил чопорность и сухость матери друга, суровость его отца. Грег никогда не был ребенком, избалованным вниманием и любовью. Его родители скорее выполняли обязанности по отношению к наследнику, нежели любили сына. И сейчас, когда даже Драко, уверенный в чувствах мамы и папы, задохнулся от мысли, что каждый раз при взгляде на него они будут вспоминать тот позор в Министерстве, Грегори Гойл, верно, был в панике.

- Была, - тихо ответил Малфой. – Была, все видела, все слышала… О Мерлин… Держала меня за руку, когда я кончал… Черт, Грег… Они же родители! Они нам задницы подтирали и штаны меняли!

- У меня кормилица все это делала, Драко, - грустно улыбнулся Гойл, и его губы дрогнули. – Ее я бы, возможно, не стыдился… А к ним… Они даже не попрощались, Драко. Они презирают меня. Я… Я не хочу возвращаться домой.

- Не хочешь домой, пойдешь ко мне, - раздалось тихое ворчание с кровати Нотта. – Нашел проблему. Ложитесь спать, обалдуи.

Драко не сумел сдержать улыбки.

- Защита и поддержка, - прошептал он слова из данной ими друг другу когда-то, кажется, тысячу лет назад, клятвы. – Даже если они изгонят тебя из рода, Грег, у тебя есть мы.

- Угу, - вновь донесся шепот Теда. – Только за вещичками мотанись сначала, а то у меня твоего размера ничего нет.

Грегори хлюпнул носом и, зарывшись лицом в подушку, беззвучно разревелся.


Утро было совершенно сумасшедшим. На построение они не пошли, сдавая постели и освобождая тумбочки. На завтраке больше болтали и шутили, чем ели. За общим радостным возбуждением своих парней Драко не сразу понял, что остальные подростки смотрят на них хмуро, а некоторые и откровенно испугано. И лишь, когда вернувшись со столовой в казарму его ребята начали переодеваться в возвращенную им одежду, что была на них при поступлении, Малфой, сменивший только штаны и снявший лагерный тельник, окинул взглядом притихших малолетних уголовников.

- А вы чего загрустили, господа?

Подростки молчали, потупившись. Красноречия, чтобы рассказать, как Малфой изменил жизнь в лагере, и как они боятся, что эти перемены исчезнут вместе с ним, у местных парней не было. Но Драко понимал все без слов.

- Филлипс! – он, прищурившись, рассматривал сжавшегося на своей койке и, кажется, не обращающего внимания на происходящее вокруг Джонни.

Парень вздрогнул и поднял на него глаза. Драко слегка улыбнулся и быстро направился к кровати единственного своего парня, которого он пока оставлял здесь.

- Филлипс, я тут подумал… - Малфой подошел и присел на край его койки. – Когда мы с парнями будем приходить к тебе на свиданки, было бы здорово, если бы ты был в курсе нужд казармы. Ну, чтоб голову каждый раз не ломать, что вам в передачки собирать.

Джонни удивленно хлопал ресницами, привстав на локте.

- На свиданки?

Драко усмехнулся и слегка подмигнул ему:

- Мы своих парней не бросаем, Филлипс.

- Даже… Даже убивших родную мать? – хрипло прошептал Джонни.

- Я не знаю парня, убившего родную мать, Филлипс, - Драко теперь смотрел на него без тени улыбки. – Я знаю парня, защитившего маленькую сестренку от двух алкашей… И хорошего друга… И отличного колдомедика в будущем…

Малфой давно уже выпытал у Барнза все, что тот знал об этом парне, и сейчас говорил искренне. Он понятия не имел, как можно убить родную мать, но была ли мать у Джонни Филлипса?

Когда они выходили из казармы, их бывшие солагерники высыпали на улицу все до одного и провожали их радостным улюлюканьем и грубоватыми, но добрыми шутками.

За воротами пришлось какое-то время ждать сопровождение для младших ребят. Увидев, как Уилан что-то втирает Крису, Драко подошел и краем уха услышал:

- …и уже потом думать, что говорить сателлиту, а что нет…

- О чем это вы? – нахмурился Малфой, взяв мальчишку за руку. – Ты чему его учишь, Уилан?

- Тому, чтобы не трепал тебе нервы, - буркнул Ранделл. – Там вон Барнз скачет, забыл что-то, черт старый.

Драко перевел взгляд на ворота и невольно улыбнулся. Колдомедик выскочил за забор, кутаясь в свое нелепое старенькое пальтишко и оглядываясь по сторонам.

- Драко! Адрес клиники и телефон врача… Ты просил! – увидев, наконец, Малфоя, забормотал старик.

Сателлит вспомнил о разговоре про анализы на бесплодие и маггловские возможности в сфере репродукции. Кивнув, он обернулся, чтобы найти Нотта, в конце концов, его эта клиника тоже интересовала… И наткнулся на больной, полный мольбы взгляд Блейза.

Нет! Вот выслушивать оправдания Забини ему сейчас совсем не хотелось! Да и времени у него не было! Вечером должны выпустить из Азкабана родителей, а дома, наверное, пыль, холод и ни крошки еды! И вообще, он ни на грамм не перестал злиться на него… И доверие все равно не вернешь, как ни старайся…

Драко отвернулся, даже не кивнув Блейзу. Только настроение испортил! Просил же не появляться в зоне видимости!

- Малфой, ты совсем-то с ума не сходи, - зашипел рядом Тед. – Зачем так жестоко?

- Нотт, забирай его, и проваливайте домой, - рявкнул Драко и, не выпуская из пальцев ладошки Криса, направился к Барнзу.



Через десять минут Драко, наконец, ступил на родную землю Малфой-Мэнора. Магия вокруг зазвенела тонкой мелодией, радостно встречая хозяина. Погода не радовала. Низкие тяжелые тучи все никак не могли разродиться снежным конфетти, давя серостью на жаждущее праздника подсознание. Но здесь – дома – все казалось совсем не таким мрачным, как у ворот лагеря. Здесь хотелось кричать, смеяться и петь, а свинцовое небо отчего-то выглядело невероятно красивым…

А когда Драко вошел в дом, сердце и вовсе радостно затрепыхалось от понимания, что его здесь ждали. В Мэноре было тепло, чисто, а в столовой, укрытый чарами, стоял приготовленный обед.

- Гарри… - тихо выдохнул Драко, не в силах избавиться от идиотской счастливой улыбки.

Сателлит выпроводил омег, быстро показал Крису гостиную, столовую, библиотеку и свою игровую комнату, попросил мальчишку вести себя хорошо и дождаться его, ничего не натворив, и бросив в камин горсть летучего пороха без предупреждения шагнул в гостиную дома на площади Гриммо, 12.

Однако Поттера дома не оказалось. Вместо него Драко встретил сердитый Кричер, тут же начавший жаловаться юному Малфою, сколь безрассуден его молодой хозяин, пренебрегающий завтраком и с самого утра уже бегающий черт знает где, а ведь, ему нужно лежать в постели…

Драко был полностью согласен со старым домовиком! Найти Поттера в постели было бы гораздо приятнее, чем искать его по всему магическому – а может, и не только магическому – Лондону.

- Кричер, а домовик случайно не знает то, что знает черт? – улыбнулся Малфой.

- Домовик все знает, - пробурчал тот и сунул Драко небольшой свиток с гербовой печатью Забини.

«Хорошо, Поттер. В 10.30. Трактир «Веселая русалка». Там в это время пусто. Б.З.»

Драко нахмурился. Гарри договорился с Блейзом о встрече? Вместо того, чтобы встретить Малфоя из лагеря, он встречается с Забини?! Для чего?!

Чувствуя, как в сердце закрадывается холодок тревожного предчувствия, Драко швырнул чертово письмо на стол и, уже шагнув было к камину, заметил висящую на спинке кресла мантию-невидимку. Не долго думая, Драко схватил артефакт и, укутавшись, отправился в Косой переулок на поиски обозначенного трактира.


Он нашел их довольно быстро. Блейз оказался прав, в этот час заведение пустовало. Драко проскользнул внутрь и незамеченным шагнул к единственному занятому столику.

Бутылка на столе была полупустой, но язык у Поттера не заплетался. Гарри, говорил тихо, но четко.

- Я не прошу тебя делать ничего из того, что ты до этого делать не собирался. Просто будь с ним рядом… Так лучше для него. Не для тебя или меня, а для него, Забини. Да отворот даже к темномагическим ритуалам не относится, если делается в интересах любящего! Его родители ему память править пытались, а я просто… Просто…

- Ты просто хочешь подправить ему душу, - так же тихо отозвался Блейз.

- Я хочу, чтобы он был счастлив. Хочу, чтобы ему ничего не угрожало… Я… Я боюсь, что кто-то из-за меня сделает ему больно… Безумно боюсь… Лучше пусть смотрит на меня как на пустое место… Или, как раньше, с ненавистью… Только пусть будет счастлив…

Драко вдруг понял, что уже секунд двадцать не дышит. Поттер… Чертов идиот решил «облагодетельствовать» его отворотом! От страданий, мать его, избавить! Обезопасить, мантикора его задери!

Злость вернула Драко самообладание и способность дышать, мыслить и действовать.

- Браво, господа, браво! – он скинул мантию-невидимку и, небрежно швырнув ее на соседний с Блейзом стул, неторопливо зааплодировал. – Обсудили условия соглашения? Все пункты согласовали?

Незадачливые заговорщики смотрели на него ошарашенно и испуганно. У Блейза задрожали губы, и, казалось, парень был недалек от обморока. Но Драко интересовал не он. Малфой сверлил взглядом своего Электи. Растрепанный, растерянный, слегка побледневший Поттер вызывал одновременное желание впиться глубоким поцелуем в губы и хорошенько съездить по морде.

- Драко… - голос не слушался Блейза, а по щекам сами собой катились слезы. – Драко, пожалуйста… Я не…

- Заткнись, Забини, - рявкнул Малфой и протянул руку Гарри. – Палочку, Поттер.

- Драко, - пробормотал Электи. – Послушай…

- Палочку, Поттер! Ты обещал вложить мне в руку палочку, когда я выйду на волю. Я вышел. Палочку!

Гарри сглотнул, но послушно протянул ему требуемое. Магия приятно пробежалась по пальцам тысячей тонких иголочек, а Гарри, откинувшись на спинку дубового стула, обреченно закрыл глаза, видимо, решив, что сейчас его ждет обещанный когда-то, обширный Обливиэйт с последующим посылом в далекое эротическое.

Драко с трудом оторвал взгляд от любимого лица и повернулся к Забини. Он должен был знать. С Поттером он разберется не здесь, а вот, на что согласился Блейз, Драко хотел знать немедленно:

- Легилименс!

- Поттер, я в курсе того, что вас связывает, и не собираюсь вмешиваться…

- Из-за чего вы поссорились?

Боль. Боль, отчаяние и страх, что ничего уже не изменить…

- Он считает, что я предал его…

- А ты его предал?

- Не знаю… У меня не было времени посоветоваться с ним, но все что я делал, я делал, думая лишь о нем… Я не знаю… Поттер, я не буду лезть в ваши отношения, зачем ты выворачиваешь мне душу? – каждое слово из сердца, каждое слово словно насквозь пропитано слезами…

- Хочу быть уверен, что ты достоин его.

Удивление, неверие, растерянность…

- Ты о чем, Поттер?

- Ты сказал, знаешь, что связывает нас с Драко… Значит, понимаешь, и как опасна для него эта связь… Если не одни магглы, так другие, если не магглы, так маги – всегда кто-то будет пытаться взять меня за яйца, Забини. Я не хочу, чтобы с ним случилось то, что произошло с Регулусом Блэком. Я не хочу, чтобы на него охотились жаждущие власти ублюдки… Я… Я сделаю то, что пытались, но не сумели сделать его родители. Я освобожу его… А ты… Ты сделаешь его счастливым…

Ужас. Ужас и паника! Дикое желание вскочить и сбежать прочь, но останавливает понимание, что нельзя оставлять Поттера с подобными идеями и бутылкой огневиски одного.

- Нет. Нет, Поттер! Ты не сделаешь этого с ним. Ты не имеешь права лишать его выбора! Даже ради него самого! Нет, Поттер! Не смей! Я не буду в этом участвовать и тебе не дам!

- Я не прошу тебя делать ничего из того, что ты до этого делать не собирался. Просто будь с ним рядом… Так лучше для него. Не для тебя или меня, а для него, Забини. Да отворот даже к темномагическим ритуалам не относится, если делается в интересах любящего! Его родители ему память править пытались, а я просто… Просто…

Мысли мечутся как бешенные пикси. Как-то нужно заставить его передумать. Куда бежать? К Кингсли? К Грейнджер? Драко! Нужно предупредить Драко! Только будет ли он слушать…

- Ты просто хочешь подправить ему душу…

- Я хочу, чтобы он был счастлив. Хочу, чтобы ему ничего не угрожало…


Малфой выскользнул из сознания друга и несколько секунд смотрел в полные слез глаза.

- Драко… - тихо прошептал Блейз. – Я не… Я не хотел…

Сателлит протянул руку и осторожно коснулся пальцами его щеки:

- Последний раз, Забини… Самый последний раз. Мельчайшая ложь, и тебя сам Мерлин не оправдает!

Блейз поймал его запястье и прижался губами к раскрытой ладони. Драко отнял руку, мягко стер продолжающие катиться по щекам слезы и обернулся к молча наблюдающему за ними Поттеру.

- Подъем, мой Электи. Ты мне еще кое-что обещал. Между прочим, в двойном количестве. Вот сначала исполнишь обещание, а потом поговорим о планах на будущее.