Оборотная сторона бессмертия +827

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Самому душевному автору!» от Forgotten..
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardri
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
... и еще 11 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 46. Вервольфовы сказки

30 апреля 2015, 23:33
И он еще ворчал на сателлита! Да Малфой оказался ангелом - белым, пушистым, спокойным и благоразумным - по сравнению с Электи!

Когда Уилан прочитал письмо от Поттера, он был уверен, что «сопровождение в мир магглов», как тот невинно выписал в своей короткой записке, необходимо парню исключительно как превентивная мера в свете совершенно недавнего его освобождения из плена и пока еще неважного физического состояния. Сейчас, сидя в кабинете Барнза и молча выслушивая ворчание старика об опасности пулевых ранений, он с ужасом думал, чем могло бы обернуться это приключение, отправь он вместо себя, например, Дерека. А ведь Электи просил именно об омеге!

Нет, конечно, Поттер среагировал мгновенно, и из трех пуль, выпущенных магглом, цели достигла только одна – первая. Но если бы не органы чувств и быстрота реакции Альфы, схлопотать эту «первую» мог именно Электи, и тогда…

Уилана тряхнуло от жуткой картинки, тут же нарисованной кровожадной фантазией вервольфа.

- Потерпи, - пробормотал Барнз, решив, что Ранделл вздрогнул от боли. – Почти достал. Два часа. Тебя не было два часа! Как? Скажи мне, как можно было…

Колдомедик продолжал сокрушаться, ковыряясь в его плече, а Альфа вновь и вновь прокручивал в памяти встречу с магглами.

Электи и в двух словах не объяснил ему, куда конкретно и с какой целью они направлялись. Просто сунул в руки нелепейшего вида мантию, приказал переодеться и, не успел Уилан бросить на спинку кресла свою куртку, как вместе с Поттером оказался на залитой лучами заходящего солнца пыльной равнине, простирающейся на много миль вокруг. Внутренний компас зверя тут же забил тревогу, сообщив, что дом и родная стая остались в тысячах километрах на восток. Рядом ощущалась прохлада близкого вакуума, что тоже радовало мало, а когда именно к источнику холода и направился Электи, прикрывая ладонью глаза и рассматривая полуразрушенные здания вдали, Уилан бросился ему наперерез:

- Подожди! – и тут же стушевался. – Извини, Электи. Просто… Там вакуум.

- Именно, - равнодушно кивнул Поттер. – У нас здесь переговоры с магглами. Которые, кстати, не должны до поры знать, кто мы. Для них и ты, и я – простые и не очень умные волшебники. Молчи, улыбайся и кивай.

Парень обошел растерянно замершего вервольфа и продолжил свой путь по поросшему редким колючим кустарником и пучками жухлой травы пустырю, тихо матерясь на теплую шерстяную мантию, совершенно не подходящую для местной жары.

Присутствие магглов Альфа почувствовал минуты через две после пересечения границы вакуума и вновь остановил Поттера:

- Электи, их человек пятнадцать. Они за теми развалинами. Ярдов триста-четыреста на запад. Вооружены и на взводе…

Гарри повел плечом, сбрасывая его ладонь:

- Отличный нюх, мистер Уилан. В «тех развалинах» нас должны ждать двое. Пока остальные далеко – все нормально.

Альфа принюхался вновь и кивнул:

- Понял.

Развалинами оказался старый, когда-то двухэтажный дом. Покосившаяся дверь, дырявая крыша, заколоченные досками окна…

- Есть кто? – не оборачиваясь, едва слышно спросил Гарри, остановившись перед строением и придирчиво окидывая его взглядом.

- Два мужика внутри, - так же тихо откликнулся вервольф. – Позволь мне войти первым…

Поттер слегка отрицательно качнул головой.

- Нам пока ничего не грозит. Не напрягайся.

Внутри было пыльно, валялись какие-то вещи, поломанная мебель, а в центре всего этого развала их ждали магглы: невысокий мужичок возраста Барнза в дорогом строгом костюме и здоровый амбал с короткой стрижкой, одетый в мешковатый полосатый кардиган и широченные брюки, почему-то воняющие и выглядящие так, словно достали их из одного из сундуков в этом доме.

Старикашка внимательно рассматривал Электи, а тот, изображая подростковую нерешительность, неловко топтался у порога.

- Мистер Поттер! – наконец хмыкнул престарелый маггл, и Гарри невольно вздрогнул. – Не ожидал! Удивлены, что я узнал вас?

Кажется, Электи действительно был удивлен и даже раздосадован этим фактом. Однако из образа неуверенного подростка не вышел, испуганно захлопав ресницами.

- Глава АИДа должен знать главного противника в лицо, мистер Поттер, - усмехнулся старик, удовлетворенный его реакцией, а Ранделл, наконец, поняв, кого сейчас провоцирует его безрассудный Электи, с трудом сдержал жалобный стон. – Значит, не успели вы спалить мою базу и убить множество моих людей, как занялись поиском столь нужной мне бумаги… И, как вижу, успешно. Можно взглянуть?

- Я никого не убивал, - хмуро и немного виновато пробормотал парень, пройдя, наконец, внутрь помещения. – Я вообще был без сознания и не знаю, как аврорам удалось меня вытащить. Только без рук!

Он отшатнулся от шагнувшего к нему маггла, вновь пряча за пазуху показавшийся было свиток.

- Нам нужно будет проверить подлинность, - заговорил старик, не сводя жадного взгляда с руки парня, скрытой теперь в складках мантии. – Вам придется позволить эксперту прикоснуться к бумаге.

- Нет, - насупился мальчишка. – Я сам сделаю все, что нужно, пусть ваш эксперт говорит, а я буду делать.

- Хорошо, - спешно пошел на попятную «глава АИДа», отступая назад. – Хорошо. Давайте для начала взглянем на документ. Вы можете нам его показать?

Гарри кивнул и, подозрительно стрельнув взглядом в такого же, как и Уилан, молчаливого «эксперта», достал свиток.

Старик, прищурившись, несколько секунд внимательно рассматривал развернутую парнем бумагу и, наконец, обернувшись к своему мордовороту, молча кивнул. В следующее мгновение в пальцах бритоголового амбала сверкнуло что-то металлическое, и Ранделл едва не выдал себя, дернувшись… Но тут же замер, парализованный невидимыми магическими путами. И чем отчетливей вервольф ощущал силу своего Электи, тем забавней ему было наблюдать, как тот искусно изображает перепуганного подростка.

- У него нож? – Поттер шарахнулся к двери.

- Это скальпель для взятия образца, мистер Поттер, – торопливо-успокаивающе заговорил старый маггл, взмахом руки останавливая своего человека. – Мы, знаете ли, наслышаны об умении магов снимать копии. Я должен быть уверен, что заберу оригинал.

- Как? Какой образец вам необходим? – Гарри незаметно снял парализующее заклятье с Ранделла, и тому, несмотря на непродолжительность паралича, чертовски захотелось размять суставы и мышцы.

- Настоящий договор подписан кровью. Ваши дублирующие заклинания точно копируют лишь внешний вид объекта. Нам нужен соскоб с места любой из подписей, мистер По… - он осекся, наблюдая как парень, не дослушав его, молча отрывает от документа уголок с завитушкой автографа Реддла.

- Вы же не собирались повесить его в рамочке на стену, мистер Карлуччи? – невинно улыбнулся Гарри и, смяв огрызок старой бумаги, швырнул маленький шарик амбалу. – Этого достаточно?

«Эксперт» поймал «образец», развернул и молча кивнул Карлуччи. Тот, хмыкнув, разрешающе махнул ему рукой и, когда амбал, развернувшись, вышел прочь через вторую дверь, вновь с интересом взглянул на мальчишку-мага.

- Что ж, - расплылся он в свойственной прожженным политиканам обворожительно-фальшивой улыбке. – Пока мой человек проверяет бумагу, давайте обсудим ваши условия, мистер Поттер.

- Вы не боитесь оставаться наедине с двумя волшебниками? – в свою очередь, выразил удивление Гарри, слегка вздернув бровь.

- А чего мне опасаться, мистер Поттер? – открыто рассмеялся Карлуччи. – Смерти от вашей руки? Какой вам резон меня убивать, милый мальчик? Вряд ли вы пригласили меня для этого, ведь убив директора, вы не уничтожите организацию. Стоило ли так рисковать собственной жизнью ради столь сомнительного мероприятия? Уверен, у вас сейчас куда более интересные планы на мой счет. Я буду очень разочарован, если Герой магической Британии не придумал ничего интересней моего убийства.

Гарри усмехнулся и кивнул:

- Вы правы, сэр. Геройствовать мне существенно опостылело, - он достал из-за пазухи еще один свиток. – Я отдам вам эту гадкую бумажку, если вы заключите со мной выгодный лично мне договор.

Он швырнул свиток на пыльный стол рядом со стариком. Карлуччи понимающе цокнул языком, окинув мальчишку насмешливым взглядом, развернул бумаги и погрузился в чтение.

- Хм… Другими словами, я гарантирую вам полную безопасность и поддержку, а вы гарантируете передачу мне подлинника договора с Томом Реддлом и уничтожение всех имеющихся дубликатов? – маггл задумчиво переводил взгляд с парня на исписанные листы и обратно.

- Совершенно верно, - серьезно кивнул Гарри. – Только не «другими словами», а в точности так, как там написано, сэр. И скрепим договор не только подписями, но и магической клятвой.

Карлуччи едва заметно ухмыльнулся, и Ранделлу это не понравилось, но старик тут же стал совершенно серьезен.

- Я не могу подписать такой договор, мистер Поттер. Слишком высокую должность в правительстве Соединенных Штатов я занимаю. Завтра вы потребуете от меня начать войну с Россией…

- Сэр, - перебил его парень. – Прочитайте внимательней. Я со своей стороны гарантирую вам, что в сферу моих интересов не входит и не будет входить массовое истребление магглов, пока те не угрожают истреблением магическому миру. Честно говоря, меня волнует исключительно безопасность близких мне людей… Ну и, конечно, их безбедное будущее.

Ранделл несколько минут наблюдал, как Карлуччи изображает неуверенность в выгоде для себя подобных договоренностей, как якобы нехотя поддается на уговоры Поттера… Он так увлекся актерской игрой старика, что не почувствовал опасности. Нет, он знал, что амбал возвращается, но понял, что запах пистолета в кобуре сменился запахом расчехленного оружия за мгновение до того, как бритоголовый распахнул дверь. Выстрел прозвучал одновременно с рыком Альфы, прыгнувшего наперерез пуле. Боли Уилан практически не почувствовал, лишь сильный толчок в плечо на миг затормозил его. Тут же сформированное Электи защитное поле заставило изменить траекторию двух следующих смертоносных кусочков свинца. А доли секунды спустя вервольф уже прижимал маггловскую тушу к пыльному полу, впиваясь в мощную шею острыми когтями.

- Это… - Карлуччи пораженно смотрел на тихо рычащего, частично трансформировавшегося вервольфа. – Вы взяли с собой оборотня? Но…

- А вы приказали своему человеку убить нас, как только он будет уверен, что я принес оригинал договора, - невинно улыбнулся Гарри. – И сейчас ваши люди окружают это здание, не так ли? Мистер Карлуччи, вы загнали меня в угол, и мне не остается ничего иного, как попросить моего друга порвать вам горло и аппарировать прочь вместе с документом. Но мы еще можем обойтись без жертв и оба получить желаемое.

Старик перевел взгляд на парня и сглотнул. Впервые за все время Ранделл понял, что видит настоящие эмоции на его лице. Однако Карлуччи взял себя в руки почти мгновенно. Он еще раз пробежался взглядом по строчкам договора и кивнул:

- Хорошо, мистер Поттер, ваша взяла. Согласен. Но я хочу, чтобы вы гарантировали, что не потребуете от меня ничего, что грозило бы безопасности Соединенных Штатов Америки.

- Пока Соединенные Штаты Америки не будут грозить безопасности магической Британии, - совершенно серьезно кивнул Электи и взглянул на Уилана. – Выруби, чтобы не мешался.

Ранделл легонько приложил хрипящего под ним амбала головой об угол двери и, поднявшись, поморщился, наконец, почувствовав жгучую боль в раненном плече.

Он хмуро следил за подписанием Карлуччи и Электи договора. Поттер, кажется, не заметил тень мимолетной хитрой ухмылки, мелькнувшей на устах маггла, когда тот ставил свою подпись, и Ранделл немного тревожился. И только когда парень протянул руку для закрепления договора Непреложным обетом, вервольф вдруг понял, в чем дело, и едва не расхохотался в голос. Карлуччи не знал, с кем имеет дело, видя перед собой лишь ребенка, которого до сих пор умные взрослые успешно использовали в своих играх! Старик был уверен, что подписанная им сейчас бумажка не имеет никакой силы, и смело сжал руку Электи, произнося слова клятвы…

- Мистер Уилан, - улыбнулся Гарри, произнеся свою часть обещаний. – Засвидетельствуйте, пожалуйста.

Альфа слегка растерялся. Палочки у него отродясь не водилось. Но растерянность мгновенно смыло чувством опасности: кольцо магглов вокруг дома замкнулось. Он оглянулся на дверь и непроизвольно шагнул к Гарри.

- Руку, Ранделл! – рявкнул Электи, уловив его реакцию и поняв все без слов. – Быстрее!

Уилан, не задавая вопросов, накрыл ладонью рукопожатие оппонентов и удивленно замер, глядя, как магия заструилась огненной нитью из его пальцев, скрепляя яркой золотистой петлей договоренность главы АИДа и мальчишки-волшебника.

- О Господи! – ошарашенно выдохнул Карлуччи, не веря собственным глазам. – Кто… Кто вы?

Ответить усмехнувшийся Поттер не успел. Двери одновременно слетели с петель, и помещение заполнилось вооруженными людьми.

- Никому не двигаться! Здание окружено! – возбужденно загромыхал чей-то басовитый голос.

- Не стрелять! – тут же взвизгнул довольно быстро сориентировавшийся в ситуации старик. – Не стрелять! Все нормально! Угрозы нет!..

- Спасибо, мистер Карлуччи, - слегка улыбнулся Электи. – Теперь мы с вами точно друг другу совершенно не опасны, не так ли?

Карлуччи хмуро смотрел на мальчишку, годившегося ему в правнуки.

- Что вы будете делать, когда меня не станет, мистер Поттер?

Улыбка парня стала еще шире:

- Ну, что вы, сэр! Вы будете жить долго! Мы успеем очень многое… На благо наших народов. Уверяю вас, – он склонился к уху старика и прошептал так, что услышать мог только сам Карлуччи и стоящий рядом вервольф, – на этот раз сделка с Электи будет для вас куда более выгодной.

Поттер отстранился и положил перед стариком, кажущимся сейчас совершенно подавленным, свиток с договором, на который тот так долго охотился.

- Я пришлю домовика, сэр, с дальнейшими инструкциями. Нам нужно будет встретиться и обсудить совместную работу АИДа и аврората. Ваши ресурсы будут очень полезны в нашей работе. А пока обеспечьте, пожалуйста, завершение всех операций против магов. Пусть ваши люди оставят в покое моих людей.

Карлуччи молчал, глядя неподвижным взглядом куда-то в стену. Гарри вздохнул, видимо, поняв, что магглу нужно время, чтобы осознать случившееся, и достал портключ.

Минуту спустя уже в гостиной дома на площади Гриммо Уилан поймал мелко дрожащего и бессильно оседающего на пол Электи.

- О, Мерлин! Гарри! Что случилось? – голос министра Шеклболта заставил вервольфа вздрогнуть и чуть сильнее стиснуть плечи парня, но, поняв, кто перед ним, Альфа ослабил хватку, а Поттер, отстранившись, заглянул ему в глаза:

- Ты как? В Мунго?

Уилан отрицательно мотнул головой:

- Нет, Электи. Я в лагерь. Барнз заштопает, мелочи это, - и, поняв, что последние слова были сказаны, кажется, уже потерявшему сознание парню, сердито взглянул на министра. – Вы знали, куда его отпускаете? Он держал защитный купол в течение двадцати минут! Раздвигал вакуум для Непреложного, а потом для портала… Вы знали, на что он идет? Ради чего было так торопиться?! Почему нельзя было позволить ему набраться сил?!

- Потому что Драко надо скорее вернуть домой, - приоткрыв глаза, прошептал Гарри и, опершись на его плечо, вновь попытался вернуть себе самостоятельную устойчивость. – Я в норме, Уилан. Просто повело немного…

- Драко… - хмуро повторил имя сателлита Ранделл. – Драко не по дому тоскует, а по тебе, Электи! Он чуть не погиб за месяц, что тебя не было! Ему не хватает ТЕБЯ, а ты…

- Это почти закончилось, - глухо перебил его Поттер и, оттолкнувшись, шагнул к креслу.

Министр поймал его под локоть и, усадив, обернулся к раненому оборотню, но тот проигнорировал предложение помощи, напряженно всматриваясь в бледное лицо Электи.

Гарри вновь перевел на него усталый взгляд:

- Возвращайся в лагерь, Уилан. Пусть парни готовятся к возвращению домой. Все готово, Кингсли?

Министр кивнул:

- У меня да, а у тебя?

Гарри молча вытащил подписанную Карлуччи бумагу и швырнул ее на столик.

Шеклболт только восхищенно качнул головой, видимо, прекрасно поняв, что это означает, и вновь взглянул на Альфу:

- Документы на детей пришлю завтра вечером, нужно утрясти некоторые вопросы с опекунами некоторых из них…

Его прервал появившийся из ниоткуда старый ворчливый домовик и, не позволив никому более и слова произнести, перенес Поттера в спальню, буркнув напоследок, что гостям пора бы и честь знать.

Министр вызвался проводить раненого вервольфа до лагерных ворот, но в итоге они расстались, выйдя из дверей «Хромого тестрала».

- Вместе с документами на освобождение пришлю пакет с бумагами для утверждения вас на должность начальника лагеря, мистер Уилан. Верните сразу, как заполните, - улыбнулся Шеклболт, крепко сжимая ладонь вервольфа.

Альфа удивленно вскинул бровь.

- На постоянку?

- Я думаю, вы отлично справитесь, - кивнул министр. – Выбирайте, кого из ваших парней повысите до начальника охраны.

- Благодарю, господин министр, - Уилан вновь поморщился от боли, но все же решил задать еще один интересующий его вопрос: – А что по поводу Муррея?

Шеклболт слегка хмыкнул:

- Мистер Муррей-старший попросил кремировать тело сына. Викариус Муррей был смертельно болен, что закономерно свело его в могилу, и его престарелый отец не желает позорить весь род обнародованием информации об этой болезни.

Уилан понимающе усмехнулся. Выбор у Муррея-старшего действительно был небольшой, и, скорее всего, он сейчас даже рад, что так легко избежал скандала, безусловно лишившего бы его всего, чем он дорожил куда больше, нежели своим непутевым бастардом: положения, репутации, множества источников дохода.

Они распрощались, и Шеклболт аппарировал, а Ранделл на мгновение замер, вертя в пальцах портключ. Очень хотелось вернуться и поговорить с Электи. Он сам не мог себе объяснить, что именно неприятно скребло внутри. То ли какие-то слова Поттера показались вервольфу неправильными, то ли тон, с которым тот их произнес, то ли едва заметно дрогнувшие губы напрягли начальника охраны лагеря, привыкшего на автомате вычислять признаки тех подростковых состояний, когда мальчишки становились опасны для себя или для окружающих.

Из задумчивости его вывел скрип двери за спиной. Из паба высыпали местные проститутки, как всегда, забегающие к Калипсо перед «сменой» за согревающей и бодрящей порцией огневиски – в «Хромом тестрале» они получали выпивку почти бесплатно. Ранделл никогда не понимал этой иррациональной доброты подруги к шлюхам, но не вмешивался, в конце концов, это ее паб, и ее дело, на ком зарабатывать, а кому оказывать благотворительную помощь.

Проводив взглядом разноцветную компанию, Уилан активировал портключ и, уже проваливаясь в портал, краем глаза заметил выскользнувшего из дверей паба рыжего паренька.

Сейчас он сидел на кушетке в кабинете Барнза и пытался разложить по полочкам все, что произошло за два часа, в течение которых он был вне лагеря: странную договоренность Электи с магглом; пугающее осознание реальной силы Поттера; реакцию парня на упоминание сателлита и свои неприятные ощущения; информацию о скором освобождении мальчишек, что, конечно, предполагало кучу работы для стаи; слова министра об утверждении его на должности начальника лагеря, что практически означало полную независимость для его стаи в пределах резервации; почему-то не дающий теперь покоя вопрос – показалось, или из паба действительно выскочил рыжий друг Электи?..

Колдомедик наконец закончил копаться с его ранением и, наложив повязку, отошел к раковине.

- Выпьешь или помчишься посты проверять? – спросил он, намыливая руки.

- Что? – слегка тряхнул головой Ранделл и удивленно взглянул на перевязанное плечо. – Уже все? Ты кудесник! Спасибо… Нет, чего их проверять? Наливай.

Барнз усмехнулся и, взяв полотенце, обернулся к нему:

- Даже Малфою одеяло подтыкать не побежишь?

Вервольф натянул свежую футболку и, задумчиво хмыкнув, кивнул:

- Побегу. Но сначала наливай. У меня хорошие новости.


***



Драко крутился в постели уже два часа и все никак не мог уснуть. На душе было тревожно, и как ни пытался парень убедить себя, что все самое страшное давно позади, и больше ничего не может случиться, гадкое ощущение опасности все равно монотонно скребло в груди.

Малфой понимал, что ждать сейчас Гарри было с его стороны чистейшим эгоизмом. Поттеру нужно было отлежаться, набраться сил, справиться с последствиями отравления ядовитыми маггловскими зельями. Но Драко так хотелось его увидеть, что дни казались годами, и от этого возникали очень нехорошие ассоциации.

Грейнджер через Уилана передала, что Гарри стало лучше, что колдомедики обещают ему очень скорое выздоровление, что имя Малфоя было первым словом, произнесенным им после пробуждения… Все это грело Драко, но куда больше он радовался бы сейчас коротенькой записке с корявым почерком Поттера!

Очередной раз тяжело вздохнув, сателлит отогнал назойливые гадкие мыслишки и сомнения в честности Грейнджер, а может, и Уилана, и перевернулся на другой бок.

- Малфой, ты достал, - тихо буркнул Нотт. – Два часа уже вздыхаешь.

- То есть, к храпу Гойла у тебя претензий нет, а мои вздохи спать мешают? – так же тихо откликнулся Драко.

- Храпит - значит, дрыхнет. Дрыхнет – значит, все хорошо, - Тед перевернулся на спину и уставился в потолок. - О Поттере думаешь?

- Да.

На несколько минут снова наступила тишина, нарушаемая лишь тихим похрапыванием Гойла.

- А я об отце, - наконец снова заговорит Теодор. – Вдруг больше не увидимся никогда…

Тихо скрипнувшая входная дверь заставила его замолчать. В казарму беззвучно скользнул Уилан и, быстро приблизившись, остановился между их койками.

- Первый час ночи, - делая сердитый вид, проворчал вервольф. – Почему не спим, господа?

Отчего-то с появлением Ранделла у Драко с души словно камень свалился. Будто оборотень принес с собой уверенность, что все хорошо, словно раздвинул пугающую тьму, прогнал прячущихся под кроватями чудовищ.

- Тебе же можно бухать на рабочем месте, почему бы нам в это время не нарушить режим? - тихо прошептал Малфой, учуяв запах крепкого алкоголя, и улыбнулся. – Расскажешь сказку?

Уилан усмехнулся и, присев на край его кровати, неожиданно легко согласился:

- Расскажу. Только дайте слово, не будить воплями казарму.

- Такая страшная? – Тед придвинулся ближе к краю койки и едва сдерживал смех, старательно изображая напуганного ребенка.

- Нотт, какая разница, главное, чтобы конец был хороший, - фыркнул Малфой и, когда Теодор все же беззвучно рассмеялся, добавил: - Пошляк!

Уилан тоже не сумел сдержать смех и взъерошил светлую челку Драко:

- Да… Не сказки на сон грядущий вам уже нужны…

- А вы можете предложить что-то еще? – хихикнул Тед, и Малфой закатил глаза:

- Барнза он тебе предложить может, идиот. Завязывай заигрывать с собственной смертью.

- Больно уж соблазнительная смерть, - разочарованно вздохнул Нотт.

- Годика через три загляни, - усмехнулся Ранделл. - Когда на тебя начнет член вставать, а не клыки расти.

На этот раз рассмеялся Драко, а Тед обижено насупился.

- Пока могу только сказку предложить, - продолжил Уилан, прижимая указательный палец к губам Малфоя. – Не шуми, сателлит, перебудишь всех.

- Рассказывай, - прошептал Драко и придвинулся ближе, прижимаясь животом к горячему бедру вервольфа.

Ранделл положил ладонь ему на плечо и, помолчав пару секунд, тихо заговорил:

- В одной волшебной стране однажды случилась война. Война длилась несколько лет, многих унесла, но все когда-нибудь заканчивается, и она закончилась. И как водится, побежденная сторона испытала на себе всю тяжесть поражения: горечь потерь, лишения, гнев победителей. Страдали не только поверженные солдаты, но и их семьи: родители, жены, дети – по сути невинные, но попавшие под послевоенные жернова…

- Это не сказка, - хрипло перебил его Драко.

- Поверь мне, сказочней этой истории сложно что-либо придумать, - улыбнулся Ранделл.

Малфой молчал. Настроение пропало на счет «раз». Видимо, Уилан слишком много выпил, раз не чувствовал теперь, сколь жестока его шутка. Сателлит уже собирался сказать, что передумал и хочет спать, когда голос подал Нотт:

- Не перебивай рассказчика, Малфой, - Теодор впился в лицо вервольфа изучающим прищуром. – Мне кажется, нам нужно дослушать до конца…

Альфа подмигнул ему и вновь взглянул на Драко:

- Рассказывать, сателлит?

- Да, - глухо откликнулся Малфой.

- Ну, так вот... – невозмутимо продолжил рассказ Ранделл. – Среди невинных жертв были мальчишки. Одиннадцать подростков, которых отправили в страшное заколдованное место, охраняемое жуткими опасными монстрами, и правил которым злой Черный Король…

Тед тихо прыснул со смеху:

- Это Муррей что ли? А жуткие монстры – вы?

- Мистер Нотт, если вы будете перебивать, я не буду рассказывать, - тоном заправского гувернера строго предупредил Альфа.

- Простите, сэр. Больше не повторится, сэр, - шепотом отчеканил Теодор, быстро сделав очень серьезное лицо.

Альфа еще несколько секунд смотрел на него, сердито сведя брови, но потом вновь расплылся в улыбке и щелкнул Теда по носу:

- Слушай, болтун... Место то было заколдовано, оттуда нельзя было сбежать. И разрушить чары, как любое темное заклятье, могла только настоящая любовь. Попавшие в заточение парни были совершенно разными: разного возраста, разного положения и воспитания, многие из них друг друга не знали… Но среди них оказался один необычный мальчишка. Юный Волшебник, - голос Ранделла вдруг дрогнул, - раскрывающий в людях то, чего они сами о себе не знали. Он сплотил вокруг себя испуганных детей и сделал их одной сильной командой. Он превратил самого главного монстра-охранника в преданного ласкового пса… Он изменил само жуткое место, в котором оказался, сделав его совсем не таким страшным и невыносимым… Но выбраться оттуда все равно не мог. Да только боги благоволят сильным. Однажды случилось так, что забрел в те места другой парень – молодой Победитель. Забрел и встретил бедного Волшебника… Который и в нем раскрыл то, о чем Победитель и не догадывался – способность любить…

Глаза Драко наполнились предательскими слезами, а губы невольно задрожали.

- Т-с-с, - шикнул Уилан, - не реви, сателлит, у нашей сказки счастливое будущее.

Он ласково тронул светлые волосы, и Малфой перевел на него взгляд:

- А потом Победитель исчез, - прошептал парень. – И бедный Волшебник целое столетие ждал его возвращения, и едва не отдался Черному Королю, решив, что…

Палец Ранделла вновь прижался к его губам, заставляя замолчать.

- Рассказчик сегодня я, сателлит. Но ты прав. Их ждало много испытаний. Победитель попал в плен, а Волшебник долго ждал его, не зная, что и думать. Он совсем потерял веру, он потерял даже надежду… Но он не мог потерять самого главного – он не мог потерять любовь. И любовь позволила ему найти выход, собрать друзей, обмануть Черного Короля… И даже ненадолго вырваться из заколдованного места и спасти своего Победителя. Он принес бесчувственного возлюбленного домой, но был вынужден вернуться в свою тюрьму – заклинание не разрушить в одиночку. И даже несмотря на то, что вернувшись, он сразился с Черным Королем и победил его, Волшебник все равно вместе с друзьями оставался узником… И надеяться им оставалось только на то, что Победитель своей любовью сумеет разрушить чары и освободит их, как только оправится от плена…

Драко тихо всхлипнул, вдруг очень четко осознав, что сказка заканчивается, и Ранделл на миг затаил дыхание, глядя, как расширяются зрачки сателлита.

- Разрушил? – едва слышно выдохнул Малфой.

- Да, - прошептал Уилан и, слегка поморщившись от боли, прижал к себе бросившегося ему на шею мальчишку.