Оборотная сторона бессмертия +775

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
Гарри/Драко Драко/Блейз Забини
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Макси, 715 страниц, 57 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Лучшая работа по фандому! » от Kurabie-san
«Потрясающе идеально» от прррр
«Непревзойденно» от мизантроп_
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«Спасибо! Удивительная история!» от A.M.E.
«Отличная работа!» от Berta15
«Отличная работа!» от natallia-92
«Выше всяких похвал» от DaraLapteva
«Отличная работа!» от Жестокий Ангел 2
«Просто нет слов! Замечательно!» от Erisu
... и еще 10 наград
Описание:
После победы над Волдемортом жизнь юного поколения победителей идет своим чередом. Никто из них не задумывается, что стало с проигравшей стороной... Пока однажды Рон не тащит Гарри в Министерство, где Артур Уизли в качестве наблюдателя принимает участие в последней подготовке детей бывших Пожирателей Смерти к отправке в лагеря для интернированных. Увиденное лишает юного Героя покоя и сна...

Посвящение:
Спасибо огромное за чудесные коллажи:

an iv http://www.pichome.ru/images/2014/12/04/IK6kr.jpg

МиртЭль http://www.pichome.ru/images/2015/05/02/eJa39i.jpg

Фырко Мурфой http://www.pichome.ru/images/2015/07/31/yPbDhMv.png

Ну и личное художество)) Регулус Блэк, сателлит Тома Реддла http://www.pichome.ru/images/2015/09/22/hcWvguJ.jpg

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Глава 49. Секреты и открытия

19 мая 2015, 12:06
Блейз вывалился из камина в гостиной дома Ноттов и минуты две просто сидел на полу, уставившись в одну точку перед собой. Тео рядом не было, но откуда-то из коридоров доносилось немного фальшивое насвистывание мотивчика одного из прошлогодних хитов Селестины, иногда прерываемое грохотом и совсем не аристократичными ругательствами. Теодор приводил дом в порядок.

Забини беззвучно матюкнулся на собственную несообразительность. О Малфой-Мэноре он подумал, а о доме Ноттов даже не вспомнил. А ведь здесь уже несколько лет даже охранные чары настроены на него как на члена семьи.

По-прежнему не поднимаясь с пола, Блейз связался по камину с матерью и попросил срочно прислать Тебби к Ноттам.

- Ты вернулся? - Тед, видимо, услышавший его голос, появился в дверях.

На нем были старенькие домашние штаны на завязках и свободная рубашка с закатанными до локтя рукавами, а еще пыль, паутина и каминная сажа, но глаза светились счастьем, а на губах играла радостная улыбка... И - подсознание Блейза это отметило - он был чертовски привлекателен!

Однако мгновение спустя улыбка сползла с лица Нотта, а во взгляде блеснула тревога.

– Блейз? Что с тобой? Вы дрались?

Забини отрицательно мотнул головой. Вымотавшую его окклюменцию, наверное, можно было бы назвать поединком с применившим легилименцию Драко, но Нотту об этом знать не стоило. Никто не должен был узнать об этом. Никто и никогда.

Чертова мантия-невидимка, оказывается, и запахи поглощала замечательно. Он почувствовал появление Драко, лишь когда тот оказался буквально в шаге от их столика. В горле Забини застряло готовое было сорваться: «Ты прав, Поттер, так будет лучше для него». Он осекся и вместо несказанных слов с невероятным трудом выдавил: «Ты просто хочешь подправить ему душу». И пока Герой выдавал свою тираду о желании сделать Малфоя счастливым, Забини сидел, словно пришибленный Петрификусом, судорожно соображая, что Драко мог слышать, и какова будет реакция. Его совершенно искренне затрясло, когда над ухом раздались ехидные нотки родного голоса, а мантия-невидимка, наконец, была сброшена. И как же он был сейчас рад тем нескольким урокам окклюменции, которые сам же Малфой дал ему прошлым летом!

Блейз до последнего не был уверен в том, что ему удалось обмануть Драко; что получилось заменить робкую радость от осознания собственноручного отказа Электи от своего сателлита на якобы вспыхнувшие в душе праведный гнев и негодование; что ему убедительно удалась подмена произнесенного в действительности: «Если я соглашусь, а у тебя не получится, и он узнает о моем участии? Я и без того сделал слишком много ошибок!» - на истеричное полное отрицание предложения Поттера.

И даже когда Драко в прощающем прикосновении стер с его щек слезы боли, напряжения и искреннего ужаса от перспективы быть раскрытым, Блейз все еще боялся. Боялся, что Малфой решит пролегилиментить и Поттера, и тогда Забини действительно не оправдал бы сам Мерлин. Но Драко забрал своего Электи и увел его прочь, удовлетворившись информацией, полученной от Забини, и Блейз едва не потерял сознание от схлынувших напряжения и страха.

Голова все еще разламывалась, ноги и руки дрожали, словно после тяжелой болезни, но он выдавил из себя улыбку, оперся на руку подоспевшего Нотта и поднялся:

- Пойдем, пообедаем где-нибудь? – нужно было срочно отключиться от пережитого кошмара, да и поесть действительно не мешало.

Нотт как-то завороженно смотрел на него, словно не веря в услышанное.

Блейз, слегка приподняв его подбородок, стер большим пальцем полоску пыли со скулы, и Тед, будто включившись, растерянно огляделся по сторонам:

- Я… Мерлин… Блейз, давай завтра? Я боюсь, не успею до возвращения отца. Сыро, холодно, грязно. Он так и разницы между домом и Азкабаном не почу…

Появившийся с легким хлопком домовик Забини заставил его замолчать на полуслове, а Блейз вновь слабо улыбнулся:

- Тебби займется уборкой. Просушит, протопит. А мы с тобой пообедаем и продукты на ужин купим. Соглашайся, Тео.

На губах Нотта опять заиграла улыбка:

- Поможешь мне смыть с себя эту гадость?

Конечно, он помог.

Оргазм Теда был скорым и бурным. Блейз, одной рукой обхватив все еще тяжело дышащего любовника поперек груди и прижимая к себе мокрой от воды и пота спиной, второй ласково поглаживал поджавшиеся яички и щекотал подрагивающий член.

- Прости, - Теодор откинул голову ему на плечо и улыбнулся. – Я сейчас… Только отдышусь…

Блейз поцеловал его в висок и отстранился, выскальзывая из пульсирующего, горячего нутра:

- Давай ртом и на кровати, - устало пробормотал он и под недоуменным взглядом Нотта, быстро обмыв член, вышел из душа.

Ноги не держали. Упав на холодную, непросушенную постель, Забини закрыл глаза. Тед плескался за дверью ванной, вновь что-то насвистывая, а Блейз думал, что если все обойдется, он никогда больше не предаст Драко… Никогда больше!

***



Рональд возвращался сюда каждый вечер. Он брал стакан огневиски или кружку пива, садился за столик в углу небольшого задымленного зала и ждал. Шлюхи собирались примерно в одно и то же время, но Рон нырял в свой уголок за час до этого, чтобы не вызывать лишних подозрений. Ему и так казалось, что хозяйка паба и завсегдатаи догадываются, зачем молодой одинокий маг повадился в «Хромой тестрал», и смотрят на него осуждающе.

Малфой сводил его с ума! Каждую ночь Рону снился практически один и тот же сон: голый Хорек громко стонал, широко раскинув ноги на том пугающем агрегате, что стоял в медкабинете лагеря; вокруг толпились колдомедики, авроры, еще какие-то люди; кто-то засовывал в приоткрытую, влажно поблескивающую меж тощих бледных ягодиц дырку то пальцы, то какие-то железки; кто-то мял и дергал налившийся розовый член… И Уизли просыпался в обконченных штанах, с чувством отвращения к себе, с ненавистью к Малфою… И с мучительной жаждой хотя бы частично воплотить этот сон в жизнь.

Он слышал, что проститутки соглашаются на исполнение самых разных фантазий клиента, если им хорошо доплатить. Какая, в принципе, разница хастлеру, трахнут его в задницу или будут запихивать в нее что-то другое? Трахать шлюху Рон брезговал, а вот проиграть наяву свой сон хотелось до ломоты в яйцах.

Он каждый вечер следил из угла прокуренного зала за светловолосым, вызывающе одетым мальчишкой. Был ли тот похож на Хорька? Нет. Малфой был старше, гораздо выше, шире в плечах… И да, Драко Малфой был до одури сексуален! Смазливый шестнадцатилетний хастлер в подметки не годился чистокровному мерзавцу и походил на того лишь белобрысостью и худобой, да и то - последним он напоминал исключительно Хорька из сновидений Рона. Но Уизли щурил глаза, сбивая фокус и размывая силуэт мальчишки, и задыхался от подступающего возбуждения – да, он мог представить вместо этого Гейба Драко Малфоя!

Сегодня утром Рон снова терзался чувством вины и отвращением к себе, торопливо очищая трусы от следов ночного греха и в который раз честно обещая отказаться от грязных, порочных желаний. После третьей пары, все еще стойко намереваясь вернуться на праведный путь, он остановил на выходе из аудитории Гермиону, решив пригласить ее на свидание и занять грядущий вечер «правильным» досугом.

- Здорово выглядишь, - одобрительно хмыкнул Рон, рассматривая подругу.

И без того словно светящаяся изнутри Гермиона сверкнула белозубой улыбкой и чмокнула парня в щеку:

- Спасибо, Рон, - и тут же доверительно зашептала на ухо. – Слушай, а если я тебе сумку оставлю, закинешь ее ко мне после занятий?

Уизли растерялся.

- Э-э… Ну… А ты чего?.. Ты куда?

Гермиона вновь расплылась в улыбке и смущенно закусила губу:

- У меня свидание, Рон. Не хочется с сумкой таскаться, а уменьшать нельзя. Я там очень древний фолиант из библиотеки почитать взяла, Редуцио может его убить… Закинешь, а?

Рональд только удивленно крякнул. Свидание? У Гермионы свидание?! Он смотрел на разрумянившуюся, счастливую девчонку и не мог вымолвить ни слова, пораженный открытием, что у бывшей девушки, оказывается, тоже есть личная жизнь.

- Грейнджер, - Гермиону окликнул один из курсантов. – Ты идешь на зачет по магическому праву?

Девушка отрицательно качнула головой, всколыхнув воздух тяжелыми каштановыми кудрями.

- У меня же автомат, Френс. Конспекты дать?

Парень радостно закивал, дождался, когда Грейнджер отыщет в сумке нужную тетрадь, шутливо раскланялся и, подмигнув, исчез из поля зрения.

- Ну, так что? – Гермиона вновь вернула внимание другу. – Возьмешь сумку?

Рон молча кивнул, безропотно забрал переданное имущество и так и остался стоять, потерянно хлопая рыжими ресницами, когда подруга, чмокнув его в щеку, выпорхнула из аудитории.

Только несколько секунд спустя Уизли пришел в себя, почесал затылок и вышел в коридор. Следующим занятием у курсантов-мракоборцев была боевая подготовка, и Рональд нехотя поплелся в зал, размышляя, с кем и когда успела закрутить интрижку ЕГО Гермиона.

- Рон, ты видел? – подскочил к нему Финниган у входа в раздевалку. – Видел, какой перец Грейнджер встречает?

- А?.. – способность членораздельно изъясняться не торопилась возвращаться к Уизли.

Но Шеймусу было не привыкать. Схватив товарища под локоть, он потащил его к окну:

- Смотри! Охренеть, да?

- Уилан?.. – ошарашенно выдавил Рон, глядя как вервольф-Альфа ласково улыбается радостно о чем-то щебечущей в его объятиях Гермионе.

- Ты его знаешь? – удивленно уставился на него Финниган.

Рон сжал кулаки и скрипнул зубами. Как же ему хотелось сейчас выплюнуть, что эта дуреха спуталась с грязным оборотнем! А столпившиеся у окна, восхищенно хихикающие и завистливо перешептывающиеся однокурсницы усиливали это желание в пару десятков раз…

- Знаю, - нехотя буркнул он. – Это знакомый Гарри.

Неслышно подошедший сзади Дин Томас удивленно присвистнул:

- Ух, ты! Вот это новости! Круто! – и по-дружески двинул Уизли кулаком в плечо: - Что, друг, профукал ты свое счастье?

- Это мы еще посмотрим, - сердито бросил Рональд и, оттолкнув однокурсника, быстро зашагал прочь.

Конечно, Ранделлу Уилану – взрослому, интересному, чертовски обаятельному и, несомненно, дьявольски сильному вервольфу-Альфе – Рон Уизли соперником не был, и лезть на рожон парень не собирался – не самоубийца. Однако время вносит свои коррективы в любые отношения, особенно если отношения строятся на внезапно вспыхнувшей страсти двух совершенно разных людей. Рональд просто будет рядом…

Несмотря на то, что новость об интрижке Грейнджер с оборотнем не стала для него глубокой личной трагедией, настроение она все же сильно испортила и, как следствие, напрочь растоптала все благие намерения парня бороться со своими порочными желаниями. Поэтому к шести вечера, после непродолжительных и безуспешных попыток занять себя чем-то «безгрешным», Рон вполне предсказуемо оказался рядом с «Хромым тестралом».

Он еще немного потоптался на другой стороне улицы, наблюдая за тем, как уже знакомая публика начинает стягиваться в питейное заведение, но вскоре, начав подмерзать и оправдав себя необходимостью согреться, решительно направился в паб.


Отзвуки дверного колокольчика еще не погасли в морозном воздухе, когда в соседнем темном проулке раздался хлопок аппарации.

- Рискни, Поттер, - тут же последовало за ним угрожающее шипение истинного слизеринца. – Будешь потом месяц пороги Мэнора обивать…

- Драко, перестань! Будто я свататься пойду, а не…

- А ты и собирался свататься! – взорвался ехидством голос Малфоя. – Ты же у нас гений тактического сватовства, Поттер! Меня пасынку министра, сам к Уизли в крольчатник...

- Драко!

- Что «Драко»?! Ты вспомнил, что, оказывается, читал о бесплодии в чертовой книжке, только когда сообразил, для чего врач тебя за яйца щупал! А про врача сообразил, только когда тот сказал, что за анализы нам нужно сдать… Застегнись, простынешь… Не пущу я тебя одного к Уизлям! Иначе ты вернешься женатым, с двумя готовыми детьми, и будет счастье, если сам не беременный!

Эту возмущенную тираду перекрыл искренний гриффиндорский смех.

- Чего ты ржешь, дурень? – обиделся голос Драко Малфоя.

- Воображение не вовремя включил, - сквозь смех ответил ему голос Гарри Поттера и, немного успокоившись, серьезно добавил: - Хорошо, мой телохранитель. Пойдем вместе. Только дай слово, что Джинни оскорблять не будешь.

- А аккуратно зааваженный старший брат у Уизлей считается оскорблением? – вновь съязвил бывший Пожиратель.

- Плохая шутка, Малфой, - помрачнел Герой магической Британии, и в проулке, наконец, наступила тишина.

- Извини… Я не подумал, - спустя несколько секунд виновато прошептал сателлит.

- Пойдем. Твои скоро будут дома…

***



Ворота Азкабана должны были открыться через час, а неугомонный Драко еще собирался успеть заглянуть к Малкин за «нормальной одеждой для волчонка». Поттер не спорил. Да он и не особо рассмотрел, в чем был мальчишка, сидящий с ногами в его любимом кресле, когда они с Малфоем спустились в гостиную. Все его внимание в тот момент приковал к себе восседающий на подлокотнике того же кресла Кричер, с довольным видом выразительно читающий пацаненку какую-то книгу, сильно потрепанную, но очень интересную, судя по открытому рту и широко распахнутым глазенкам Криса.

Убедившись, что маленький оборотень и старый домовик каким-то чудесным образом нашли общий язык, парни с чистой совестью оставили мальчишку на попечение Кричера… И за последующие четыре часа, проведенных ими в маггловском Лондоне, Гарри вынужден был раз семь-восемь повторить Драко, что пацан в полной безопасности.

Малфой забыл о своем волчонке, наверное, только когда им выдали по пластиковому стаканчику с крышечкой и провели к кабинкам, в которых эти стаканчики надлежало «осеменить». Гарри даже смутился немного - так бесцеремонно полная медсестра возраста тети Петуньи поясняла, какие журналы где лежат, и предупреждала, что «собрать нужно весь эякулят, от первой до последней порции». Но, взглянув на Малфоя, Поттер мгновенно забыл о собственном смущении, вежливо отодвинул медсестру и, схватив сателлита за руку, втянул того в кабинку:

- Спасибо, мэм, журналы нам не понадобятся. И мы очень постараемся не расплескать, - он захлопнул дверь перед носом покрывшейся красными пятнами и возмущенно хватающей ртом воздух женщины и вжал Драко в косяк. – Какой занятный анализ…

- О, Мерлин… - застонал Драко под горячими губами, покрывающими жадными поцелуями его шею. – По-о-оттер! Ты что творишь?..

- Анализы сдаю, - бормотал Гарри, обдавая жаром дыхания светлую кожу и быстро расстегивая на сателлите штаны.

- Она же стоит там и представляет, что мы тут… - едва слышно прошептал Малфой, впрочем, нисколько не сопротивляясь его напору.

Гарри поднял на него взгляд. Щеки Драко горели от смущения, но искусанные губы непроизвольно расплывались в улыбке. Такой Малфой нравился Поттеру гораздо больше, чем тот, что несколько секунд назад стоял за плечом толстой тетки - бледный, смотрящий в одну точку, с упрямо задранным подбородком и плотно сжатыми губами.

- А иначе она представляла бы, что мы дрочим в стаканчики, рассматривая картинки в журналах, - хмыкнул Электи и сунул горячую ладонь в трусы сателлиту. – Так мне гораздо приятнее ей представляться…

Малфой усмехнулся, непроизвольно подаваясь вперед.

Анализ был сдан довольно быстро, и последующие полтора часа вынужденного ожидания они потратили на обед в небольшом, но уютном маггловском кафе и прогулку по окрестностям клиники.

За результаты своих анализов Гарри как-то не волновался. Нет, он вовсе не хотел оказаться бесплодным… Но о детях он еще не задумывался, и новость о беременности Джинни, обрушенная на него Роном, на данном этапе существования казалась ему куда более трагичной, чем мысли о возможном бесплодии.

А вот Малфой, кажется, нервничал. Он не позволил Электи уйти далеко от клиники, постоянно смотрел на часы и периодически проваливался в какие-то свои размышления. Это напрягало.

- Ты собираешься жениться? – наконец не выдержал Гарри.

- Что? – Драко, вынырнув из очередного путешествия по чертогам разума, растерянно хлопнул ресницами. – С чего ты это?

- Ну… - Электи отвел взгляд и уставился в витрину на другой стороне дороги. – Тебя это так волнует…

- Поттер, я единственный наследник своего рода, естественно, меня это волнует!

Гарри молча кивнул. Глупый вопрос. Конечно, Драко собирается жениться. Малфой – трезвомыслящий, ответственный, взрослый чистокровный маг. Естественно, будущее рода для него гораздо важней романтично-сентиментальной чепухи, захватившей все существо недоумка Поттера.

Драко, прищурившись, несколько секунд рассматривал его и, наконец, дернул за плечо, заставляя взглянуть на себя.

– Поттер, давай решать проблемы по мере поступления. Сейчас мы выясняем, собираешься ли жениться ты.

Он резко развернулся и зашагал обратно к клинике, оставив растерянного Электи обмозговывать услышанное.

- Идиот, - наконец, поставил себе неизменный диагноз Гарри и бросился догонять Драко, уже застрявшего на светофоре и с независимым видом изображающего снисходительное ожидание своего тормознутого любовника, скрывая за этим страх перед самостоятельным переходом оживленного перекрестка.

Гарри жениться не собирался, как поведал им через двадцать минут доктор. Джинни физически не могла забеременеть от Поттера.

Врач – как оказалось, волшебник, когда-то работавший вместе с Барнзом, но в «темные времена» Первой магической вынужденный прятаться от Пожирателей вместе с женой-магглой и двумя новорожденными сыновьями-сквибами в маггловском мире, да так и осевший здесь – долго рассказывал парням о подвижности и неподвижности спермиев, о причинах нарушения этой самой подвижности, об их собственных анализах, оказавшихся идентичными, и о том, что шанс стать отцами у них есть, хотя о естественном оплодотворении речи, к сожалению, не шло.

- Удивительно, что вы в таком юном возрасте уже озаботились этим вопросом, - поражался доктор. – Вот, что значит, воспитанное с детства ответственное отношение к себе и своему будущему! Вы знаете, молодые люди, как часто мужчины-магглы тянут по нескольку лет, прежде чем осмелиться на обследование!.. Джеймс говорил мне о вас, Драко. Вы, кажется… Его пациент?

Малфой вспыхнул, но сдержанно кивнул:

- Да, сэр. Можно и так сказать.

Гарри тут же обнял его:

- Не думаю, что это имеет отношение к нашей проблеме.

- О, я бы не торопился с выводами, мистер Поттер, - невесело усмехнулся мужчина. – Влияние вакуума на волшебников до сих пор не изучено до конца. Давайте начнем с того, что повторим анализы через месяц. И постарайтесь на тот момент все же воздержаться дня три от секса и алкоголя. Может быть, и результаты будут хоть немного иными. Пока, с тем, что мы имеем, я могу предложить вам и вашим будущим супругам только одно - воспользоваться технологиями по искусственному оплодотворению. Сорок процентов ваших спермиев хоть и живые, но, увы, практически полностью малоподвижны. А те единицы шустрых живчиков, которые мы все же обнаружили, к сожалению, имеют совершенно ничтожные шансы добраться до яйцеклетки без помощи медицины.

Они разговаривали еще около получаса. Как оказалось, старый друг Барнза ради посетителей-магов на всякий случай отменил всех иных пациентов сразу после звонка Драко и сейчас самозабвенно и подробно разъяснял удивленно слушающим его мальчишкам-волшебникам основные моменты и принципы зачатия вообще и искусственного оплодотворения в частности. Вернее, слушал и даже задавал вопросы в основном Малфой. Поттер большую часть времени рассматривал любимые черты, следил за движением губ, наслаждался тембром голоса, не вникая в смысл заданных этим голосом вопросов. Гарри был рад вердикту врача: Джинни понести от него не могла, но в принципе, при большом желании состряпать ребенка возможность оставалась. Все «но», о которых так тщательно расспрашивал сателлит, Электи сейчас не волновали.

Когда Малфой наконец вспомнил о времени и, распрощавшись с доктором, вышел из кабинета следом за Поттером, между парнями практически сразу разгорелся скандал – Гарри имел неосторожность ляпнуть, что собирается отправиться в Нору и поговорить с Джинни. Поток яростного малфоевского шипения, перемежающегося с произносимыми совершенно спокойным тоном замечаниями: «Нам надо успеть заглянуть к Малкин» или «Застегнись, простынешь» - казалось, не прекращался даже во время аппарации. Гарри несколько раз пытался вставить слово, но нарывался на еще больший взрыв негодования своего сателлита. Однако сейчас, когда Драко, наконец, угомонился, приятней от его молчания не стало.

Малфой снова заговорил, когда они вышли от Малкин:

- Гарри, мне опуститься на колени?

Поттер удивленно обернулся. Драко стоял посреди улицы, сунув руки в карманы, и, насупившись, смотрел на своего Электи.

- Что? Зачем? – Гарри растерянно шагнул обратно.

- Чтобы ты простил меня за сказанную гадость, - тихо буркнул Малфой и отвел глаза. – Я, правда, не подумал…

Поттер смотрел на него, как на говорящего гриндилоу. Малфой, признавший грубость собственных слов и просящий прощения второй раз за пятнадцать минут – пугающее зрелище.

- Мне тебя подменили? – слегка улыбнулся Гарри.

Драко поднял на него непонимающий взгляд:

- Почему?

- Потому что мой Малфой продолжал бы плеваться ядом, - усмехнулся Поттер и тут же пожалел о сказанном:

- А! Вот, значит, кем ты меня считаешь, Поттер? Бесчувственной тварью, не способной понять чужую боль…

- Не подменили! – пробормотал Гарри и, дернув возмущающегося Драко к себе, аппарировал домой.

А оказавшись в родной гостиной, просто закрыл Малфою рот поцелуем.

- Это нечестно, Поттер, - пробормотал сателлит, когда Гарри оторвался от его губ, и тут же улыбнулся: - Но способ хороший.

- Совсем стыд потеряли… - раздалось рядом сердитое ворчание Кричера. - Вот, почему Гарри Поттер так долго не звал Кричера домой! Кричер мешал Гарри Поттеру предаваться разврату в гостиной благопристойного дома!

Парни, обернувшись, расхохотались - старый домовик, норовя испепелить их гневным взглядом, сразу обеими лапками прикрывал глаза Крису, отчаянно, но безуспешно пытающемуся избавиться от этих «шор».

- Отпусти его, Кричер, мы больше не будем предаваться разврату в гостиной, - пообещал Драко и, вновь обернувшись к Гарри, серьезно свел брови. – Ты дал мне слово, не забудь.

- Шагу не ступлю без тебя в направлении Норы, - улыбнулся Поттер и мгновение спустя отвел взгляд. – Ты… Тебе обязательно ночевать дома?

Драко усмехнулся и, стараясь, чтобы Кричер не заметил его «развратности», сжал горячие пальцы Электи.

– Протопи хорошенько. Я так устал от холода.

Глаза Гарри вспыхнули радостью.

- Будет жарко! Обещаю!

Драко хмыкнул и быстро коснулся губами его щеки:

- Я в тебе не сомневаюсь… - и обернулся к Крису. – Волчонок, пойдем, нам еще надо привести себя в подобающий вид.

Они уже направились к камину, когда Гарри вдруг спохватился:

- Стой! Подожди, Драко!

И сломя голову помчался в спальню, провожаемый удивленными взглядами трех пар глаз.

Открыв сейф, Поттер торопливо снял чары ненаходимости с лежащего в самом дальнем углу свертка и, осторожно вытащив до сих пор тщательно скрываемую от всего мира вещицу, бросился назад.

- Драко! – он остановился перед непонимающе глядящим на него сателлитом и неловко протянул: - Вот…

Пальцы Малфоя сильно дрожали, когда он разворачивал сверток, и Поттер, подстраховывая, держал раскрытую ладонь под его руками. А несколько секунд спустя Драко, крепко сжимая самую важную в жизни каждого волшебника вещь – свою первую палочку - впился горячим благодарным поцелуем в любимые губы.

***



Люциус вышел за ворота последним из реабилитированных Пожирателей. Промозглый холодный ветер продувал до костей, и Малфой зябко кутался в основательно потрепанную министерской тюрьмой и хранилищем Азкабана мантию. Небольшая кучка мужчин и женщин, в большинстве своем являющихся невиновными родственниками слуг Волдеморта, быстро таяла, активируя выданные аврорами портключи.

- Люциус! - махнул рукой Шеклболт, о чем-то разговаривающий со стариком Лестрейнджем, и, распрощавшись со своим собеседником, быстро направился к Малфою. – Добрый вечер, Люциус. Рад видеть…

- Где моя жена? – перебил его Малфой, озираясь по сторонам, и замер, вдруг столкнувшись взглядом с голубым взором Нарциссы.

- Возьмите портключ, - Шеклболт, поняв все без слов, вложил в его ладонь одноразовый индивидуальный портключ в виде бумажной цепи, которую следовало порвать.

- Да, спасибо, Кингсли, - не сводя глаз с жены, откликнулся Малфой. – Извините, я хотел бы, наконец, побыть с семьей.

- Конечно, - понимающе улыбнулся министр и шагнул в сторону. – Драко ждет вас дома.

Несколько секунд спустя Малфой уже сжимал в объятиях хрупкую фигурку любимой женщины, а Нарцисса, прижавшись щекой к его плечу, едва слышно шептала:

- Не здесь, Люциус. Не здесь. Пойдем домой. Я хочу его видеть. Пойдем к нашему мальчику.

И он разорвал бумажную цепь, переносясь вместе с женой к границе родного имения. По занесенным снегом дорожкам они почти бежали, как в юности не размыкая рук. Магия дома ласкалась к хозяевам, словно уставшая от одиночества кошка. В окнах гостиной горел свет, и Люциус понимал, что за этот свет, за идущую с ним рука об руку женщину, за ждущего их в доме мальчишку он готов отдать жизнь, свободу и даже душу… Снова готов отдать.

Сын изменился. Если он сам и Нарцисса сильно сдали в тюрьме, осунулись и даже постарели, то Драко, напротив, выглядел куда лучше, чем в страшные минуты их расставания. И дело вовсе не в новенькой мантии, и даже не в том, что больше не было той дистрофичной худобы и болезненной бледности. Что-то поменялось в лице юноши, в его глазах, и даже в его осанке…

Они замерли на пороге, жадными взглядами буквально ощупывая сына, а тот, едва заметно улыбаясь, смотрел на них со смесью искреннего, какого-то детского счастья и плохо скрываемой тревоги.

- Сынок, - наконец, выдохнула Нарциса, бросаясь к Драко, и Люциусу показалось, что с губ их мальчика сорвался облегченный вздох.

Присутствие рядом кого-то четвертого он заметил много позже, все еще прижимая к себе самых родных в мире людей, зарываясь лицом в светлые волосы жены и скользя пальцами по сильной, прямой спине сына. Драко, словно почувствовав, что отец начал расширять границы восприятия окружающего мира, слегка отстранился:

- Это Крис Канингтон, пап. Сын Фенрира. Он… Я прошу вашего позволения на его проживание в Мэноре. Мама…

Люциус и Нарцисса одновременно перевели взгляды на стоящего у камина мальчонку. Маленький оборотень смотрел на них исподлобья огромными голубыми глазищами и, кажется, изо всех сил старался придать себе независимый вид взрослого вервольфа.

В голове Малфоя-старшего замелькали десятки неприятных даже для полностью реабилитированной семьи бывших Пожирателей вариантов развития событий в связи с появлением в Мэноре этого звереныша.

- Он не подвластен Луне, отец, - Драко, внимательно следящий за выражением его лица, поспешил выложить свой козырь. – Гарри… Электи принял его.

- Вот как? - Люциус хмыкнул и устало качнул головой – намучается он еще с этим Электи!

- Пап, Крису некуда идти. И он не опасен совсем! И вообще, вовсе не обязательно кому-то знать, что он живет в Мэноре. Папа… Мама, волчонок спас мне жизнь. Всем нам! И в лагере… Если бы не Крис, я бы, наверное, и не выжил, - Драко, почуяв неладное, заговорил быстро, стараясь одновременно привести убедительные доводы и разжалобить.

Нарцисса отстранилась от обнимающего ее мужа и направилась к молча ждущему их решения мальчишке. Драко тут же замолчал, напряженно следя за матерью, а Люциус, уже поняв, что супруга приняла решение, только усмехнулся и прижался губами к виску сына. Спорить с женой он не станет, даже если она решит приютить в Мэноре целую стаю оборотней с прайдом вампиров за компанию – во-первых, бессмысленно, а во-вторых, он слишком соскучился, чтобы ссориться.

- Мистер Канингтон, насколько мне известно, вы воспитывались в доме мистера Яксли? – спросила Нарцисса, подойдя к мальчику и внимательно глядя ему в глаза.

- В его загородном доме, мэм, последние несколько лет по распоряжению хо… Темного Лорда, - настороженно кивнул мальчик.

- Значит, вам знакома жизнь вне стаи?

- Я умею себя вести, мэм, - обиженно насупился пацаненок, и Нарцисса потрепала его по мягким, аккуратно уложенным Драко волосам:

- Ты уже решил, какую комнату отдать мистеру Канингтону, Драко? – она обернулась к сыну.

- Я… - Люциус слышал, как у юноши от радости сбилось дыхание. – Да… Да! Конечно! Моя детская. Отличная комната, Крис! Пап, ты тоже не против?

Малфой-старший усмехнулся и чуть крепче стиснул его плечи:

- Хозяйка моего сердца и Мэнора взяла под покровительство ребенка. Как я могу быть против, сын?


Нюансы проживания Криса в Мэноре они обсуждали уже за ужином. Мальчонка все еще настороженно поглядывал на старших Малфоев и безотчетно жался к Драко, но оказалось, что происходило это из-за продолжающегося вращения разговоров вокруг его скромной персоны. Когда же Люциус, наконец, сменил тему, начав расспрашивать сына о времени, проведенном в лагере, о Поттере, о других подростках, Крис ожил и даже принялся беспардонно встревать в разговор, в тех местах, где тоже был в курсе.

Через час они перебрались к камину. Наевшегося волчонка тут же сморило, и он, забравшись в кресло с ногами, свернулся в комочек и задремал. Драко, истосковавшийся по родителям, передислоцировался на мягкий ковер и, устроившись у ног матери, положил голову ей на колени. Разговор уже давно крутился исключительно вокруг юного Электи. Отец и сын делились друг с другом историями о своих вылазках из заключения ради спасения Поттера, опуская особо неприятные моменты, щадя нервы Нарциссы. И совершенно неожиданно для Люциуса беседа свернула в самое болезненное для старшего Малфоя русло.

Рассказав, как они вернули Гарри домой, Драко вдруг переключился на Джинни Уизли и ее братца Рона, оказавшихся, по его словам, поразительно беспринципными личностями… Хотя насчет девушки он все же немного сомневался.

Рассказ о попытке рыжего семейства прибрать Героя к рукам с помощью фиктивной беременности не удивил Люциуса. Старший Малфой думал не об этом. Драко было известно о бесплодии Электи, но он ни словом не обмолвился о собственной аналогичной беде. Может быть, не знал? Или знал, но не желал говорить об этом?

Люциус так глубоко провалился в горестные размышления, что едва не упустил главное:

- …сказал, что с первого раза может не получиться. Плод не всегда приживается. Но шансы все равно есть, мам. Мы с Гарри можем стать первыми в истории Электи и сателлитом, которые оставят наследников!

Нарцисса ласково провела пальцем по щеке сына, всматриваясь в его лицо. На ее губах играла едва заметная улыбка, но и Люциус, и Драко видели в ней отражение настоящего всепоглощающего счастья.

- Обязательно станете, сынок, - прошептала она. – Когда придет время, обязательно станете.

Парень прижался губами к руке матери, словно котенок книззла потерся о нее щекой... И взглянул на отца.

- Только это очень дорого. И… Найдется ли чистокровная ведьма, готовая на подобное? Я понял, что для женщины это довольно неприятно…

Люциус, сообразив, что пропустил что-то невероятно важное, перевел растерянно-виноватый взгляд на жену.

- Кажется, твой отец был не с нами, Драко, - поняв все без слов, насмешливо произнесла Нарцисса.

Парень непонимающе взглянул на мать, перевел взгляд на отца и, вполголоса, чтобы не разбудить маленького вервольфа, но искренне возмутился:

- Отец! Прикажешь все заново рассказывать?

- И поподробней, - невозмутимо откликнулся Люциус и еле сдержал смех, глядя, как синхронно жена и сын закатили глаза.

Драко рассказывал, а Лорд Малфой внимательно слушал и, изредка перебивая, задавал уточняющие вопросы, иногда вгоняя сына в краску. Все же юноша очень тщательно подбирал слова для своего повествования о совместном с Поттером походе к маггловскому репродуктологу, постоянно помня о присутствии матери, а Люциус, увлеченный столь важной, переворачивающей весь его мир информацией, забывал о приличиях в познавательном азарте.

Теперь старший Малфой был абсолютно счастлив. И когда Драко очередной раз вспыхнул от его замечания о неприемлемости заморозки семени – «Слава Мерлину, предоставить свежую порцию труда для молодого чистокровного мага не составит!» - и спрятал лицо, уткнувшись носом матери в колени, а Нарцисса укоризненно качнула головой, Люциус только тихо рассмеялся.

- Перестань краснеть как девица, сын! Нам обязательно нужно вместе посетить этого твоего маггловского колдомедика. У меня очень много вопросов! Как думаешь, он сможет принять нас в понедельник?

Драко обернулся:

- В понедельник мы с Гарри идем к Уизли…

- Зачем? – удивленно спросил Люциус и уже было собирался вновь делать виноватый вид, решив, что пропустил все, чем делился сын, но Драко развеял его жажду самобичевания, недовольно пробурчав:

- Обрубать похотливые клешни и щупальца. Я не отдам им своего Поттера…

- Подожди, сын, - остановил его Люциус. – Прежде всего, я думаю, что «твой Поттер» должен сам поговорить со своей бывшей невестой...

- Поговорил уже! – Драко злился и, повысив голос, разбудил Криса. – Я давал ей шанс поговорить с ним, и как она им воспользовалась?

- Драко, но ведь Гарри сказал, что это не девушка сообщила ему о беременности, - ласково, но с нажимом заметила Нарцисса. – Ты не думал, что все может быть не так однозначно?

- Думал, - тут же сбавил обороты Драко. – Мне вообще казалось, что она действительно очень любит его, но… Мам, Уизел сам бы не допер…

- Драко!

- Извини… Рон Уизли до беременности сам бы не додумался.

- Сын, а тебе не кажется, что в свете последних новостей и твоего первого впечатления о Джинни Уизли коней гнать не нужно? – осторожно начал Люциус. - Гарри тоже очень тепло относится к девочке, если я не ошибаюсь. Да и вся семья Уизли – кстати, чистокровная семья – относится к нашему Электи как к родному.

Драко нахмурился:

- К чему ты ведешь, отец?

Нарцисса слегка качнула головой, предупреждая супруга, что продолжать сейчас не стоит, но Люциус решил, что сын должен успеть обдумать и взвесить его предложение до встречи с Уизли.

- Драко, ты пару минут назад спросил, где найти чистокровную ведьму, готовую на этот маггловский способ искусственного зачатия. Я уверен, что когда наступит время, мы найдем девушек, готовых на фиктивные браки и рождение наследников, но… - он на миг замолчал, глядя, как сын подозрительно прищурился, как сжались в тонкую линию его губы, а на скулах ходят желваки, но все же продолжил: - Кандидатура Джинни Уизли на эту роль для мистера Поттера мне видится наилучшим вариантом.

- Ты с ума сошел? – зашипел Драко, медленно поднимаясь на ноги.

- Нет, сын, я просто анализирую, не размениваясь на эмоции. От Уизли можно будет не скрывать истинную картину и ваши отношения, они не предадут Гарри. Мистер Поттер и мисс Уизли встречаются довольно давно, и их брак не вызовет вопросов, став наилучшим прикрытием для вас. Теплые, доверительные отношения с девочкой - опять же плюс, в том числе для будущего ребенка…

- Все, отец! Стой! Слышать не желаю весь это бред! – взорвался Драко. – Я думаю, тебе нужно отдохнуть! Ты не понимаешь, о чем говоришь!

- Просто подумай над моими словами, сын, - спокойно произнес Люциус. – Просто подумай.

- Это ты подумай! Хоть раз подумай обо мне и моих чувствах! Хватит вмешиваться в мои отношения с Гарри! Вы уже столько раз пытались! До сих пор считаешь, что все делали правильно?

- Драко, - Нарцисса поднялась с кресла и шагнула к сыну. – Мы хотели защитить тебя. Вас обоих. И сейчас отец думает, прежде всего, о вас, Драко. Давайте, просто успокоимся, мы все устали.

- Да, - парень снова, как по команде, заговорил сдержанней, хотя его глаза по-прежнему испепеляли отца стальными молниями. – Да, мама. Нам всем надо отдохнуть. Я оставляю вас. Переночую у Поттера. Крис, пойдем со мной, – он шагнул к матери, поцеловал ее в щеку и кивнул отцу: - Доброй ночи.


- Люциус, ну, зачем было заводить об этом разговор сейчас? – Нарцисса обернулась к мужу, когда мальчишки исчезли в камине, и устало вздохнула.

- Считаешь, я не прав? – он поднялся и подошел к ней.

- Ты всегда прав, - прижавшись щекой к его плечу, пробормотала она. – Но мальчик не готов был услышать это сегодня.

- В понедельник они бы оскорбили и опозорили девушку, Нарцисса, настроили бы против себя ее мать, и одному Мерлину известно, чем бы все это закончилось.

- Наш сын не передумает до понедельника, милый, - слегка улыбнулась она. – И сегодня же ночью настроит Гарри против всех рыжих мира.

- У меня есть еще пара дней, чтобы убедить его…

- Убеждать нужно не его, Люциус. Это бесполезно. Он Малфой. В данном случае подготовить проще и целесообразнее другую сторону.

Он на несколько секунд задумался, а потом кивнул:

- Ты как всегда права, любимая. Завтра свяжусь с Артуром Уизли…

Нарцисса улыбнулась ему:

- А я составлю предложение, от которого Молли Уизли не сможет отказаться.